Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Особый взгляд на информационную безопасность

Особый взгляд на информационную безопасность
Особый взгляд на информационную безопасность Сергей Лысенко Книга интересна тем, что впервые на основе применения герменевтики как методологии исследования, теории гипперсистем права, теории создания моделей, компаративистики, системного, ресурсно-функционального, конкурентного, кибернетического, защитного и атрибутивного подходов, научных и специальных методов исследованы главные алгоритмы по организации информационной безопасности. Все то, что крутится вокруг самого понятия информационной безопасности и до которых автору есть дело сейчас или было раньше, отражено на страницах этой книги, потому что он хочет понять все сам и позволить понять другим. Кроме того, книга содержит определенное количество расчетов для диагностики моделей информационной безопасности. Это, безусловно, вызовет ряд критических замечаниях и может уменьшить интерес читателей. Но хочется верить, что это останется чисто психологическим аспектом. Вместо пролога Пролог или вступление книги, обычно, пишется в самом начале. Автор же приступил в нему только после того, как составил план книги и выписал главы. До этого автору казалось, что он публикует разрозненные статьи не с конкретной целью, а чтобы сформулировать свои исследования об информационной безопасности. Только спустя некоторое время созрело и окрепло чувство, подтолкнувшее его к написанию цельного произведения под общим названием. А вышедшие статьи в научных журналах получились не потраченным впустую временем, а легли в основу настоящей теории. Ведь худшим вариантом растраченных возможностей является наблюдение за миром на манер животного, даже не попытавшись в нем разобраться. Одни из самых лучших книг, которые стоит прочесть, обладают общим свойством, они пишутся авторами для самих себя. Если даже они адресованы некоторому кругу ученых или специалистов, эти книги всегда выделяются отсутствием претензии. Можно сказать, по простоте душевной. В данном случае автор не боялся выглядеть наивным, не пытался показаться умнее или образованнее, чем он есть. Кроме этого, он не изображал, будто его волнует то, к чему он, на самом деле, равнодушен и не предпринимал усилий кому-либо понравиться. Автору не было до этого дела, ведь ему нужно было записать всю ту информацию, которую он не мог получить в каком-то одном универсальном источнике, проанализировав и систематизировав собранные знания. Он был занят некими вопросами, поиск ответа на которые стали его смыслом существования на это время. Чтобы решить проблему, найти ответы на волнующие вопросы, нельзя тратить силы на несущественное. Книга, над которой трудился автор уже несколько последних лет, безусловно настоящая. Приступая к ней, он твердо понимал, что мало кому следует показывать написанное. Благодаря этому, подверглись бы опасности не только он сам, но и читатели. Безусловно, иногда автор пытался вообразить, как книгу будут читать люди из будущих, более продвинутых времен. Более того, в своих размышлениях он заходил иногда так далеко, что ему приходилось одергивать самого себя, останавливая бесконечный поток мыслей, дабы не вызвать у читателя волнений и путаницы. Ведь целью написания, кроме уже известного, является создание удобного для понимания произведения с четкой и лаконичной структурой под общей тематикой. Смущал автора тот факт, что жителю не самой развитой страны, которая в начале ХХІ века оказалась ввергнутой в тоскливый ужас средневековых междоусобиц, сложно что-то объяснять людям будущего. Развитые современники и будущие поколения, несомненно, будут умнее, богаче историческим опытом, а технологии станут затрагивать вопросы, более высокого порядка информационных отношений. В данном случае речь идет только о самом авторе. Написана эта книга на основании его личных научных рассуждений и, исключительно, с универсальной точки зрения, которая призвана быть актуальной не только сейчас, но и в не очень ближайшем будущем. С недавнего времени стали возникать ощущения и даже потребности понять, зачем существует информационная эволюция, куда движется мир, благодаря накоплению информации, и есть ли в этом мучительном существовании цель и смысл. Интересно понять, возможно ли было пойти человечеству по иному пути развития, когда на дворе наступила бы не информационная, как сейчас, эра, после предыдущей индустриальной, а, скажем, какая-нибудь, творческая. Кроме этого, развитие и накопление информации невозможно без обеспечения ее безопасности, поэтому главный смысл книги состоит в анализе и вычленении законов и правил, ее определяющих. В представленной точке зрения, приверженцем которой со временем стал автор, ничего новаторского нет. Умы, гораздо более просвещенные, чем его, в течение последних десятилетий пытались найти стержень, с помощью которого можно было бы понять, что такое информация, как она накапливается, сохраняется и передается. В различных научных течениях главенствовала то одна мысль, то другая. Некоторые иногда считали нитью Ариадны технический прогресс, другие – экономическое процветание или достижение научного знания. Но все эти теории представляются неверными, по крайней мере, так видит автор, человеку, живущему в начале ХХІ века. В нашу эпоху, хронологические рамки которой совпали с жизнью нескольких неприкаянных поколений, все вышеназванные теории не оправдались. Мощь информации, проповедующей всеобщее просвещение, не сможет уберечь человечество от массового истребления. Информационная эра возвела цифры потерь до многомиллионных величин и ныне, додумавшись до ядерного оружия с искусственным интеллектом, угрожает вообще уничтожить жизнь на планете. Уверенность людей во всемогущество материального богатства привела к засилию пошлости и поголовного низменного образа жизни, превращающего людей в жвачных животных. С другой стороны, стремление к массовой информированности, обернулось жестокой манипуляцией, массовым зомбированиям и приходом к власти популистов. Для нас, людей, остается два варианта ответов, и мы должны быть рады их наличию. Либо ответ на главный вопрос о цели человеческого существования искали не там, где следовало. Либо Кант ошибался, когда написал: «Первоначальное назначение человеческой природы заключается в движении вперед». Автор исходит из того, что Кант, все-таки, был прав и «движение вперед» существует. И происходит оно благодаря постоянному накоплению информации, ее качественному отбору, дальнейшей, из поколения к поколению, передаче, но главное, ее сохранению и безопасности. Естественно, в этой книге внимание будет уделено рассказу, как следует охранять накопленную информацию. Наравне с этим, можно будет узнать, как защищаться от воздействия негативной или вредной информации. На страницах книги автор попробует найти ответ на «главный вопрос»: на что человечеству можно надеяться в будущей информационной эре. Помня о том, что автор все-таки юрист, то и разговор пойдет о правовых вопросах в сфере обеспечения информационной безопасности. С другой стороны, это очень хорошо, потому что книг о кибер-безопасности, компьютерной защите или искусственном интеллекте уже достаточно много, все они изобилуют техническими терминами и программными советами. Автор же попытался исследовать и создать совершенные принципы управления информационной безопасностью, законы по ее внедрению и организации, отвечающие потребностям текущего дня, не зависимо от достижений науки. Потому как техническая наука развивается слишком быстро, и согласно закону Мура, информационные технологии усложняются вдвое каждые два года. Тогда как законы и процедуры не поспевают за такими темпами. Большое внимание уделено практическому применению результатов исследований без нудного перечисления компьютерных программ и технологий, требующихся для борьбы с тем или иным вирусом или кибер-атакой. Именно применение авторских разработок различными организациями стало той движущей силой, которая толкала вперед его теорию. Исследование основ информационной безопасности обусловлено необходимостью обеспечения управления процессами формирования и использования информационных ресурсов, а также созданием и применением информационных систем. В значительной степени информационная безопасность обусловлена потребностью административного регулирования информационных отношений и представляет собой систему регулирования отношений между руководством, владельцами и участниками информационной безопасности. Кроме этого, автора смущает бесконечная череда реформ, происходящих в законодательстве информационной сферы, в результате которых не наступает гармонии отношений и порядка в обществе. Основные идеи книги были подсказаны автору Георгием Щокиным, личное общение с которым вдохновляло на плодотворную научную работу. Хотя он не юрист по специальности, но целый ряд мыслей по поводу управления и эффективного регулирования человеческими ресурсами, были подсказаны автору в его научных работах. Именно Г. Щекин определил, что развитие является процессом жизнедеятельности человечества и его составляющих во внешней среде, обусловленный свободой воли и объективными закономерностями. Эти закономерности, то есть знания и информация, воспроизводят определенный ход событий и состояние современности. Именно он сформулировал основные законы развития общества, для того чтобы автор смог создать свою теорию. Другой не юрист, подсказавший автору пути для понимания таких понятий, как эффективность и юридическая целеустремленность, британский физик-теоретик Стивен Хокинг. В своих научно-популярных книгах он писал, что прежде, чем создать теорию или выдвинуть гипотезу, физики создают модель того, что они хотят изобрести или видеть в конечном результате, а потом ищут пути достижения своей цели. Именно такому принципу следовал и автор в формировании своего произведения и создании теории. Для разнообразного подхода в понимании представленной теории автор коснулся точек зрения многих ученых из различных научных сфер. Были также использованы и учтены знания не только ученых теоретиков, внимание уделено и известным практикам, таким как Девид Канн и Эдвард Сноуден. По мнению автора, такая книга нужна. Создавая ее, прежде всего, для себя, он теплил амбициозную надежду поставить ее в одни ряд с произведениями ученых, успешно популяризировавших свои науки. В качестве примера были взяты книги Юваля Харари и Бориса Жукова по эволюции и биологии Стивена Хокинга и Митио Каку по физике и астрономии, Ричарда Докинза и Мета Ридли по генетике, Элиаса Кенети и Адама Смитта по экономике и социологии, Сергея Кернбаха и Девида Канна по кибернетике и искусственному интеллекту и многие другие. Аналогичной же книги по информационной безопасности в природе не существовало, и автор хотел заполнить эту пустоту. Как уже упоминалось, информационные технологии стремительно развиваются, и мы видим, что тенденции обеспечения информационной безопасности требуют соответствующего совершенства или, если хотите, универсальности. Информационные технологии ускоряют возможности ведения бизнеса и, действительно, оцифровывают всю окружающую нас жизнь. В некотором смысле, это становится достаточно распространенным явлением и помогает людям быстро развиваться. В то же время, это создает невероятно серьезные угрозы и опасности, связанные с риском обеспечения информационных отношений, и ставит под сомнение то, как мы должны управлять информационными процессами. Читателю предлагается присоединиться к обществу, обсуждающему то, как различные организации справляются с рисками информационной безопасности и как они могут влиять на других. Автор начинает с того, с чего и следует начинать, то есть, с освещения основополагающих вопросов, которые, так или иначе, решает для себя всякий исследователь. Речь, разумеется, идет об истории, эволюции развития и смысле информационных процессов под защитой информационной безопасности. Использовано слово «вопросы» потому, что их, вообще-то, два: есть ли во всем существовании окружающего информационного пространства некий смысл, выходящий за рамки животного выживания; и если этот смысл есть, то в чем он заключается? Может показаться странным, но ответы на эти вопросы автор узнал, вернее, ощутил прежде, чем понял их смысл, достаточно давно. Для полного ощущения всей картины несколько позже нужно было выработать точку зрения на то, что представляет из себя «человек» и чем он отличается от прочих животных. Как известно, есть несколько определений главного отличительного признака человека розумного. Автору нравится одно из самых распространенных, человек – это существо, обладающее свободой выбора. Значит, человек всегда может измениться по отношению к себе прежнему – как в лучшую, так и в худшую сторону. Естественно, сразу же возникает новый вопрос: а что такое лучшая и худшая «сторона», применительно к человеку? Вопрос этот не так прост, как кажется. При ответе на него очень трудно отойти от общественных стереотипов, впитанных каждым индивидом еще в детстве. Стереотипы эти разнятся в зависимости от среды, культуры, религии и многого другого. Кроме того, на протяжении наблюдаемого века эти представления делали невообразимые зигзаги, когда прежнее плохое объявлялось прекрасным и наоборот. Учитывая эту мысль, автор считает значительным обратить внимание именно на административно-правовые проблемы обеспечения информационной безопасности, как на универсальную тему, способную учесть все возможные скачки информационных технологий. Правовые реформы, например, украинского законодательства только запутывают или приводят к бессмысленным шагам, когда законы принимаются ради определенных временных целей, не всегда полезных обществу. Можно сказать, что реформы в Украине происходят ради реформ и популизма. Напротив, предложенная теория, призванная изменить принципы подхода к пониманию необходимости реформ, изменений и оптимизации законодательства, как общегосударственного, так и на уровне организаций. Предложенный подход раскрывает методики построения определенных моделей отношений, законодательства и регулирования, призванные отражать лучшие потребности общества для идеальных систем отношений, к которым необходимо стремиться в конечном итоге. В этой работе распространяется мысль об оптимизации всего законодательства в отношении информационной безопасности. Вырезая все лишнее, которое только усложняет процедуры, и, оставляя полезное в административных отношениях, можно скорее достичь лучшей и конечной цели, то есть идеальной модели. Автор не предлагает принимать новые законы, так как существующие уже имеют полезные и прогрессивные нормы. Его мнение нацелено на использование лучших наработок, благодаря которым, приняв определенные изменения в существующих законах, можно достичь большего эффекта в регулировании информационной безопасности. Введение в оборот понятия моделей информационной безопасности приведет к рациональному использованию законодательной и человеко-ресурсной базы. Для современного этапа организации охраны и защиты информации характерна экстраполяция от государственного уровня общей информационной безопасности в масштабе всей страны на обеспечение информационной безопасности по секторальному подходу, в частности на уровне отдельных организаций, функционирующих в правовом режиме предпринимательства и конкуренции между собой. В развитых странах мира, где генерируются передовые, инновационные технологии, модели осуществления комплексной информационной безопасности находят отражение в парадигме организации охраны и защиты информации. Для современного украинского общества меры по комплексности отдельных секторов информационной безопасности требуют качественной, новой и собственной теории. Новые модели информационной безопасности в условиях развития общества будут призваны противостоять разнообразным угрозам, опасностям и вызовам, как внешним, так и внутренним, которые постоянно сопровождают научные открытия в соответствующих областях знаний. С целью преодоления проблем в информационной безопасности недавно учеными было инициировано к разработке ряд нормативных актов, направленных на предотвращение, правовыми средствами, вмешательства в личные права граждан и социальных сообществ. Законодательное регулирование информационных отношений призвано минимизировать основные их угрозы. В частности, регулирование информационных отношений обещает укрепить национальную безопасность, наладить правомерность информационных отношений в целях обеспечения прав и свобод граждан, здоровья и общественной нравственности, наладит информационные отношения в сфере добросовестного предпринимательства и защиты коммерческой тайны. Ключевой проблемой информационной безопасности является своевременное пополнение информационного пространства более эффективными новейшими технологиями для ускорения экономического развития и дальнейшего становления самостоятельности. Развитие технической и гуманитарной сферы науки и производства выделяет и усиливает многоплановость и комплексность понятия «информационная безопасность», что должно найти отражение в законодательстве. Поскольку автор является выходцем из юридической научной сферы, то и книга посвящена, в большей мере, тому самому административно-правовому регулированию информационной безопасности. Сама по себе, правовая наука скучна и наделена специфическим профессиональным языком, поэтому в книге будут присутствовать и некоторые участки с сухим нормативным текстом для научности и достоверности умозаключений. Хотя многочисленные примеры и практические выкладки позволяют сохранять надежду на то, что книга не будет скучной для широкого читателя. Необходимо обратить внимание, что в постсоветских странах развитие правовых исследований информационной безопасности человека и общества берет начало только в последнее десятилетие ХХ века. Сегодняшнее состояние правовой науки относительно информационной безопасности обусловлено становлением государственной независимости. Законодательство, вообще, должно стать эффективной базой для формирования правил создания эффективных моделей информационной безопасности в условиях воздействия информационной эры. Вместе с тем следует отметить, что появление новых угроз в ходе бурного развития информационных технологий и трансформации общественных отношений требует проведения историографических и теоретико-методологических исследований проблемы информационной безопасности в контексте, так называемых, герменевтического и системного подходов. На страницах этой книги будут рассмотрены публично-правовые основы и предпосылки формирования адаптивных моделей информационной безопасности. Автор разработал и представит примеры правового совершенствования информационной безопасности и усиления эффективности ее моделей. Книга интересна тем, что впервые на основе применения герменевтики как методологии исследования, теории гипперсистем права, теории создания моделей, компаративистики, системного, ресурсно-функционального, конкурентного, кибернетического, защитного и атрибутивного подходов, научных и специальных методов исследованы главные алгоритмы по организации информационной безопасности. Кроме того, книга содержит определенное количество расчетов для диагностики моделей информационной безопасности. Это, безусловно, вызовет ряд критических замечаний и может уменьшить интерес читателей. Но автор хочет верить, что это останется чисто психологическим вопросом. Как писал уже упоминаемый Стивен Хокинг: каждая, опубликованная в книге формула, снижает вдвое количество ее читателей. Несмотря на это, автор рассчитывает на понимание собственного взгляда на организацию и правовое администрирование информационной безопасности. Обычно писатель пишет, чтобы узнать, что он на самом деле думает о том или ином предмете своих исследований, а вовсе не потому, что ему уже это известно. Это произведение будет для него попыткой припереть к стенке современные и старые мифы об информации и о ее безопасности. И все это будет происходить на громадном пространстве, которое представляет собой наше общество. А еще эта книга о мыслях и знаниях, которые люди сохраняли и передавали друг другу в давние времена, когда переезжали из одних далеких земель в иные. И о совсем новой информации, нетрадиционных подходах в организации ее защиты, равно как и в защите от воздействия опасной информации. Она – о забытых знаниях, которые были здесь еще до людей, но, благодаря которым, человек стал тем венцом природы, который теперь может ее уничтожить. Все то, что крутится вокруг самого понятия информационной безопасности и до которых автору есть дело сейчас или было раньше, отражено на страницах этой книги, потому что он хочет понять все сам и позволить понять другим. Речь идет о знаниях, из которых создана информационная безопасность и с помощью которых она познается. Информация на войне Чем сильнее объединяют людей общие информационные интересы, чем более замкнута форма их общества, которое держит их вместе, и тем более бурно происходит его распад. Впрочем, может быть и так, что само по себе общество еще не создает настоящей информации. Часто информация вовсе не захватывает людей, которые не распадаются просто потому, что уже собрались. Но то, чего не удалось вызвать негативной информации, быстрее совершает опасность. Она не менее вредна для общества, чем звери, самый сильный и самый древний символ опасности. Весть об опасности внезапно обостряет, всегда присутствовавшее в людях, чувство совместной и объединяющей информированности. Сильная, несомненная опасность порождает общий для всех страх. На какое-то время людей поглощает тревожная информация. Существуя не в слишком тесном обществе, людям можно было бы просто бежать, как бежит стадо зверей от опасности, черпая дополнительную энергию в единой направленности движения. Такого рода бывает активный информационный страх, коллективное переживание всех людей, которые живут сообща, вместе работают и вместе спасаются. В тесном и плотном обществе, напротив, распад носит насильственный характер. Выход из него может быть доступен одновременно лишь для нескольких человек. Информация распада сама собой становится энергией, отбрасывающей назад. Таким образом, внезапная информация о необходимости спасения, которая вызвана опасностью, вступает в противоречие с невозможностью совместного движения всех людей сразу. Так что опасная информация подвергает насильственному распаду такое общество, как раз на вершине самоощущения. Чем сильнее человек борется за свою жизнь, тем яснее становится, что борется он против других, которые мешают ему со всех сторон. Они выступают здесь в той же роли, что и стены, заборы и закрытые двери, с той только разницей, что эти другие еще движутся против тебя. Эта картина характерна для информационного общества, где все равны. И хотя каждый уже не ощущает себя частицей общества, он все еще окружен совместной опасной информацией. Довериться ей полностью означало бы для человека гибель, поскольку гибель грозит и самой информации. В такой момент человек ударами навлекает на себя ответные удары. Чем больше он их наносит, чем больше получает в ответ, тем яснее он ощущает себя в опасности, и тем отчетливей начинает вновь осознавать значение информации. Интересно наблюдать, как много общего оказывается между информацией и опасностью для вовлеченных в борьбу за спасение. Информация возникает благодаря неожиданному виду опасности или возгласу: "Спасайся". Подобно пламени она играет с тем, кто пытается от нее освободиться. Общее чувство враждебности, напоминающее об опасности, захватывает каждого, кто попадается на пути. То, как опасность постепенно подступает к каждому отдельно и, наконец, полностью его охватывает, весьма напоминает действие информации, поглощающей человека со всех сторон. Опасность как влияние негативной информации можно предотвратить лишь в том случае, если продлить первоначальное состояние общего информационного страха, сменив его на совместное чувство необходимости сопротивляться или воевать. Это, например, наблюдается в церкви, когда в совместном страхе начинают молиться общему Богу в надежде, что ему одному дано совершить чудо победить опасность. На протяжении всей книги автор позволит себе такие лирические рассуждения об информации, примеры действия информации, как будто живого организма. Таково отношение автора к ней. С одной стороны, оно ласково, с другой – отвратительно, но главное – не однозначно. И это вызывает сильное желание узнать ее поближе, толкает к познанию ее сущности. В истории все самые значительные перемены сопровождалось войнами и страданиями. А ценная информация создавалась и накапливалась, как раз во время этих эпохальных событий. Не все великие полководцы оставили о себе литературные свидетельства и не о всех военачальниках писали их соратники. Поэтому автор взял для изучения только те источники информации, которые написаны самими полководцами или их соратниками, то есть наиболее заслуживающие доверия. «Война есть продолжение политики иными, насильственными средствами». Эти слова на все времена прославили Карла фон Клаузевица и его бессмертное произведение «О войне». В нем он определил войну, как некое более примитивное противоборство. Клаузевиц писал, что война – это акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить свою волю. Насилие использует различные изобретения науки для принуждения и для борьбы с противоположным насилием. Однако полководец не уточнял, о каком именно насилие идет речь. Данной теме за всю документированную историю мира было посвящено немало работ научного, литературного и публицистического уровня. Автор же планирует провести свой анализ роли информации в таком феномене, как война, исследовать, как менялось влияние информационных ресурсов и информационной безопасности в течение всей военной истории, и как это повлияло на победы великих полководцев. Опыт стратегов прошлого, конечно же, не может давать прямых указаний к действию в современных войнах и конфликтах. Например, стратегии Ганнибала во 2-й Пунической войне не могут быть буквальным примером для нынешних кибер-атак и столкновений. Однако нам важен сам принцип образования и генезис информационной безопасности, ее основы и законы, на которые следует опираться и в наше время. В то же время, системного анализа работ классиков военной мысли в контексте информационной безопасности до сих пор не проводилось. Поэтому в условиях современного информационного противоборства как составляющей гибридной войны, особую остроту приобретает изучение опыта талантливых полководцев и стратегов. Все это обусловливает необходимость тщательного исследования процесса формирования принципов информационной безопасности. Старейшие из известных письменных литературных наследий, посвященных теории войны, оставили нам древние китайцы. Историки считают, что в VI-V веках до нашей эры стратег Сунь-Цзы написал «Трактаты по военному искусству». А в IV веке до нашей эры другой китайский стратег У-Цзы, дополнил военную философию своим «Военным искусством Сунь-У». Эти трактаты имеют ряд общих положений, которые всегда можно было легко переносить с военной области в политику и дипломатию. Поэтому трактаты Сунь-Цзы и У-Цзы имеют большие значения для понимания поступков военных и политиков Дальнего Востока, не только в древние исторические времена, но и в нашем настоящем времени. Сунь-Цзы начинает свое произведение с указания важности предварительных расчетов, согласно существующей информации о своих силах и силах противника. Информационной безопасности, как мы увидим из дальнейшего анализа трактата, стратег уделял крайне большое внимание. В первую очередь, он определил семь критериев, по которым следует оценивать силы и возможности противника. К таким показателям он относил ответы на следующие вопросы: Кто из монархов обладает доверием и любовью своего народа? У кого из полководцев есть таланты? Кто использует природные особенности и исторический опыт? У кого эффективно выполняются правила и приказы? Чьи войска сильнее? У кого офицеры и солдаты лучше обучены? У кого справедливо награждают и наказывают? В зависимости от ответов на эти вопросы, стратег с высокой вероятностью мог определить будущего победителя. Определяя указанные критерии, Сунь-Цзы замечал, что следует, соответственно, защищать информацию об аналогичных показателях в собственной армии, как правило, это делалось путем обмана врага. Таким образом, определяя основную задачу собственной информационной безопасности, стратег писал, что война – это путь обмана. Дезинформация врага представляла собой главное средство обеспечения информационной безопасности армии. А защита собственной информации по указанным показателям определялась, как главная задача по обеспечению информационной безопасности всей армии. В шестой главе своего трактата Сунь-Цзы акцентирует внимание на важности высокого уровня мобильности, своевременном появлении в местах боевых действий и одновременного обмена информацией. Причем, под обменом информацией он определял не только информационный обмен между своими подразделениями, но также опережение планов противника. Полководец писал: «Противник не должен знать, где он будет воевать со мной. Поэтому его силы будут рассеяны. А я ударю там, где он слабее всего». Мудрые полководцы двигались, побеждали и совершали подвиги, опережая всех остальных, прежде всего потому, что все сами знали заранее. Сунь-Цзы подчеркивал, что «знание будущего» нельзя получить от богов и демонов, нельзя получить от собственных абстрактных логических выкладок, даже нельзя получить путем математических расчетов. Знание о противнике и другие обстоятельства можно получить от людей. Поэтому целая глава его трактата посвящена работе со шпионами, то есть лицами, способными добывать и сообщать ценную информацию, а также способам их отбора, вербовки и управлению ими. В указанном произведении шпионы разделяются на пять видов: шпионы местные, шпионы внутренние, шпионы обратные, шпионы смерти и шпионы жизни. Местных шпионов стратег предлагал вербовать из числа жителей страны противника, внутренних шпионов – из чиновников, а обратных шпионов вербовать из шпионов противника. Когда нужно дезинформировать противника, то используются шпионы смерти, которые передают ложную информацию. Шпионы жизни выполняют задачи и всегда возвращаются с докладом. Вообще, автор подчеркивает, что не существует такой сферы на войне, где нельзя было бы пользоваться шпионами. Сунь-Цзы в своем трактате очень удачно все классифицирует. Он даже изложил тринадцать приемов обмана противника. Излагая эти приемы, стратег пытался охватить все стороны борьбы с противником. Все приемы ним разделены на пять групп. Первыми являются приемы тактической маскировки. Используя их, следует притворяться слабым или производить ложные действия. В другом случае, очень удачно следует маскироваться расстоянием или создавать видимость ошибочной обороны. Следующие приемы направлены на предосторожность и уклонение от схватки с сильным противником. Смысл его заключается в ожидании упадка сил сильного противника или в специальном изматывании его сил. Третья группа приемов использует недостатки или ошибки противника. Имеется в виду использование общей неподготовленности, использование ослабленного внимания или использования неосторожности противника. С помощью четвертой группы приемов стратег советовал влиять на противника со середины. Одновременно с предыдущими приемами рекомендуется вносить разлад в ряды противника, в отдельные его отряды или вносить разлад в его лагере или в тылу. Пятая группа приемов оказывала влияние на психологию противника. При помощи различных сбросов дезинформации проводилось подталкивание на ложные и разрушительные для него поступки или усыпления его бдительности. Другой древнекитайский полководец У-Цзи написал свой трактат в виде диалога о войне. Особый интерес представляет его утверждение о том, что нельзя сосредоточиваться исключительно на войне, равно как и пренебрегать ею. Стратег отмечает, что для всего необходимы соответствующие специалисты, поэтому военные и гражданские отрасли государственной деятельности должны развиваться автономно и гармонично, переплетаясь между собой. Также он постоянно подчеркивает необходимость в привлечении к административному управлению разумных людей. Аналогично со своим предшественником и земляком У-Цзы обращает внимание на важность сбора информации о противнике перед проведением активных действий. Он говорит о необходимости знания о нравах и предпочтениях противника, о сильных и слабых сторонах местности и хозяйства противной страны, о ее жителях и правителях. Общий принцип стратегии У-Цзы заключался в многообразии подходов к борьбе с различными противниками. По его убеждению, невозможно воевать одинаково с различными врагами. Знание особенностей предлагаемых стратегий следовало из имеющейся информации о противнике, которая должна быть собрана по указанным им правилам и должным образом оценена. То есть, речь шла о создании древней службы информационной разведки и безопасности со своими правилами и законами. В третьей части своего произведения У-Цзы продолжает рассматривать вопросы организации армии. Он развивает мысль о необходимости обмена информацией, о скорости получения и выполнения приказов. Затем он переходит к необходимости обучения солдат и офицеров, их надлежащей профессиональной подготовке. Стратег указывает о крайней необходимости использования военных в зависимости от их физических и умственных возможностей. Отдельно У-Цзы определяет способы сохранения и защиты информации. Он рекомендует не предоставлять полную информацию о своих планах никому. По его мнению, каждый из исполнителей должен знать только свою сферу деятельности и свою часть информации. Вот, примерно, такой была информационная безопасность древнекитайской армии. Учитывая то, что указанные положения остаются актуальным для современной действительности, не может не поражать глубина и мудрость старых восточных полководцев. Следующие, взятые для примера, свидетельства о военной науке принадлежат европейским полководцам античности и посвящены военным действиям на европейском континенте. Конечно же, расцвет Давней Греции, а затем Римской Империи и Византии, возбудили развитие многих наук. А постоянная борьба за расширение территорий и контроль за их сохранностью привели к бурному развитию военной науки. Изучая труды античных стратегов, начинаешь наблюдать за тем, как сама по себе война входит в тандем с внутренней и внешней политикой тех государств. Более того, она становится неотъемлемой частью политических и дипломатических мер противостояния между странами. Из числа древнегреческих военных мыслителей, до нас дошли труды Апполодора, Энея Тактика и Афинея Механика. Все они посвящены завоеванию городов, поскольку в те времена именно города были средоточием культуры и власти. Считалось, что с захватом города добывалась победа в войне. Именно поэтому на данном этапе истории особенно ценились специалисты, которые могли быстро и успешно захватить город. Кроме этого, в тот период военная наука переживала обновление, связанное с техническим прогрессом. Греки изобрели удобную форму шлема и круглого щита с двумя держателями для рук. Это позволило эффективно действовать в строю и строить фаланги. Именно введение фаланги произвело настоящую революцию в военной науке и дало много побед древнегреческой армии. Далее технический прогресс коснулся и такой военной отрасли, как морской флот. Если Спарта была лидером в сухопутных войнах, то Афины побеждали на море, строя мощные военные корабли. Благодаря стремительным успехам определенных армий Греции, начала развиваться тема военных наемников. Именно греки первыми стали экспортировать своих военных за границу персидским и египетским властителям. Вместе с ними экспортировалась и их военная наука. Для того, чтобы быть лидерами в военной области, греческим стратегам нужно было сохранять в секрете информацию о своих приемах ведения войны и хитростях. Поэтому в те времена и возникают первые зачатки принципов информационной безопасности по охране военной тайны. Они касались, в первую очередь, защиты лиц, владевших ценными знаниями. Другими по важности охранялись инженерные изобретения и приспособления для осады городов и пересечения рек. Сохранение тайны обеспечивалось тем, что ни одно инженерное сооружение не перевозилась в собранном виде. Это было обусловлено двумя причинами. Во-первых, перевозить сложные и громоздкие конструкции было неудобно, а во-вторых, информацию о цельной конструкции могли получить шпионы противника. Поэтому все приспособления собирались непосредственно перед битвой или перед форсированием рек и препятствий. Следующим значимым периодом становления военной информационной науки стал древнеримский. Римская Империя подарила нам свидетельство военной мысли в виде произведений Секста Юлия Фронтина «Стратегемы (военные хитрости)», Флавия Вегеция Рената «Краткое изложение военного дела», Марка Витрувия Поллиона «Десять книг об архитектуре», Гая Юлия Цезаря «Записки о Галльской войне» и Полибия «Всеобщая история». Военная организация Древнего Рима стала одним из самых ярких проявлений римского гения. Римляне произвели центуриальную военную реформу и перевели армию на профессиональную основу. Верховное командование у римлян часто было коллегиальным. Военным командующим запрещалось занимать руководящие политические должности. Однако талантливый военный с плебейских слоев общества мог достичь самых верхов на лестнице военной иерархии. И это тоже было великим достижения римской военной реформы. Вооружение военного определялось не происхождением, а его возрастом и опытом. Самые молодые и неопытные зачислялись в легковооружённые войска, а взрослые и опытные могли уже служить ротариями, гастатами или принципами. Во времена средней и поздней Республик начали уделять внимание сбору информации и ее защите. Стимулом для этого послужили две Пунические войны. Особенно поход Ганнибала на Рим, который создал прецедент, при котором римляне начали уделять особое внимание своей информационной безопасности. Именно получение информации о намерениях Ганнибала покинуть полуостров на кораблях, а не продолжать захват Рима, позволили им верно построить стратегию своих дальнейших действий. В эти времена начала развиваться служба агентов влияния, которые действовали в пользу Рима в лагерях противника. Они добывали информацию для Империи, но главное – они занимались распространением ложной информации в пользу Рима. Их основной задачей было предоставлять противнику такую информацию, благодаря которой враг мог совершать ошибочные действия. Кроме этого агенты распространяли негативную информацию среди простых бойцов в лагере противника, что приводило к изменению психологических настроений вражеских солдат. Все это давало преимущество римлянам в бою. Юлий Цезарь в своей «Галльской войне» применил указанную стратегию во время усмирения восстания покоренных народов. Например, германское племя свевов с армией в 120 000 человек решило переселиться в Галлию. В это время римляне были там, но были отвлечены тем, что усмиряли местные бунтующие племена. Однако свевы, заняв определенные преимущественные позиции, и, несмотря на численное их превосходство, долгое время не вступали с римлянами в прямую схватку. Юлий Цезарь через своих лазутчиков установил, что свевы не воюют по своим религиозным убеждениям, потому что ждут начала нового месяца. Полководец решил дать бой раньше этого срока, когда боевой дух врага оказался самым низким. Конечно же, римляне победили. Они гнали врагов до Рейна, тем самым предотвратив преждевременное вторжение германцев в Римскую Империю. В Галльской войне будущий император изобрел новый тактический прием одновременной осады и изоляции города, и защиты от внешнего врага. Окружив крепость Алезию, где скрывался вождь восставших арвернов Верцингеториг, Цезарь не начал сразу штурмовать ее. Римляне осадили крепость и построили два вала. Один был внутренним со стороны крепости и защищал римлян от жителей крепости. Второй, внешний, за которым прятались сами римляне от галльского подкрепления. Таким образом Цезарь создал некую информационную изоляцию арвернам, которые быстро сдались, не зная, что подкрепление пришло и поражение войск римлян было делом нескольких дней. Цезарь ворвался в крепость и вырезал всех воинов, а потом победил внешнего нападающего врага, который отступил, узнав о захвате крепости. Крайне ценным в истории Юлия Цезаря является то, что он первым ввел использование войны на уровне политических и дипломатических средств. Тем самым показал яркий пример применения принципа «кнута и пряника», лаская сдавшихся на его милость и жестоко карая всех непокорных. Византийская военная мысль представлена Анонимом Византийским, его «Инструкцией по полиоркетике», Константином Багрянородным «Об управлении империей» и Прокопием Кесарийским «Войной с готами». Особенно она развилась после падения Западной Римской Империи, когда началось возвышение Византии. В те времена стали развиваться фортификация и судоходство. Византия вела непрерывные войны, потому что находилась на границе с враждебными восточными кочевыми, а позже и мусульманскими народами. Первенство в военных операциях Византии обеспечивали технические достижения ученых, как в области инженерного мастерства, так и в военно-морских силах. Особым тайным и мощным оружием стал, так называемый, «греческий огонь», информация о рецепте которого охранялась так тщательно, что он до сих пор остается неизвестным. В связи с тем, что основной военной силой византийцев были наемники, то есть посторонние грекам лица, информационной безопасности империи уделялось очень большое внимание. Уже тогда были положены зачатки системы допуска к конфиденциальной информации определенных лиц. Были выделены определенные люди, которые отвечали за тот или иной вид военной деятельности, которые также тщательно охранялись отдельно. Эти принципы ранжирования информации по важности используются до сих пор во всем мире. В пятнадцатом столетии во Флорентийской республике, тогдашним канцлером Николой Макиавелли было написано небольшое сочинение «О военном искусстве». Сам автор отмечает, что не является профессиональным военным, но имея возможность общаться со специалистами, смог записать все разговоры и ответы полководца на важные вопросы. Произведение так и записано в виде диалога между известным военачальником Фабрицио Колонна и его собеседниками. Фабрицио начал свой разговор с важного заявления о том, что ни одно приличное государство не позволит своим гражданам заниматься войной, как ремеслом. Никогда человек не должен получать выгоду от убийств, грабежа и насилия. Люди, которые сделали войну источником своего основного дохода, могут быть только негативными. В мирное время война их не прокормит, поэтому они будут пытаться нарушить мир и разжечь войну. Он рекомендовал каждому военному иметь альтернативный вид деятельности в мирное время. Далее Фабрицио сообщает, что монархии и диктатуры подавляют личность, а это со временем приводит к нехватке талантливых людей. Поэтому такие государства будут страдать от внутренних и внешних угроз, пока вообще не окажутся разрушенными. В контексте изучения информационной стороны нашего исследования, Фабрицио предлагает вводить сигнальные флаги для передачи сигналов и команд подразделений на большие расстояния. Это оказывается прогрессивным нововведением, так как все предыдущие стратеги говорили о проблеме медлительности передачи информации, как о главной проблеме во время стремительного боя. В связи с этим, военачальник предлагал обучать своих командиров и офицеров системе команд флагами, сигналы которых должны быть известны только своим военным. Информация об их значении и сама система сигналов, должна была очень тщательно охраняться от вражеских шпионов. Следующую составляющую средневековой информационной безопасности Фабрицио отмечает, как необходимость постоянно поставлять врага ложной информацией. Это он рекомендует делать это с целью запугивания врага, или для введения в заблуждение относительно количества собственных войск. Стратег приводит много примеров из прошлых лет и его собственного опыта. Одновременно Фабрицио предлагает проводить психологическую поддержку собственного войска, путем предоставления вымышленной информации, тем самым увеличивая боевой дух солдат. В качестве примера он рассказал, как во время отступления, для того чтобы солдаты не побежали все сразу, Луций Корнелий Сулла сообщил, что отступление проводится по его команде. Тогда солдаты ободрившись остановились и победили противника в контратаке. В качестве рекомендации Фабрицио сообщил, что военачальник должен быть хорошим оратором, умеющим говорить перед всем войском сразу, а не перед отдельными командирами. Своими речами он должен уметь вести войско за собой. Далее стратег рекомендует военачальникам овладеть короткими и понятными сигналами, которые будут удобно передаваться во время боя, используя звуковые сигналы в виде определенной музыки, ударов барабана или гудения труб. В заключении своего произведения, Фабрицио советует строго, но справедливо обходиться с захваченным населением. Он рекомендовал, чтобы политика победителя среди местного населения осуществлялась при помощи информационной пропаганды, побуждающей их к послушанию и помощи завербованным шпионам. Ведь дальнейшая работа по контролю захваченных территорий должна проходить в мирное время и без лишнего насилия. Важным вспомогательным рычагом в этом случае является учет информации о местных обычаях и нравах. Примерно через двести пятьдесят лет после вышеуказанных событий, где-то в восточно-европейских землях, украинский гетман Пилип Орлик, сформулировал общественный договор Гетмана Войска Запорожского со старшиной и казачеством Войска, который определял права и обязанности всех членов Войска. Сейчас этот Договор называется его первой в мире Конституцией Филиппа Орлика, 1710 года. Как и обычная Конституция, Договор определял основные условия сосуществования, взаимные права и обязанности членов Войска. Не обошел гетман своим вниманием и принципы информационной безопасности Войска. В первую очередь были прописаны принципы обмена информацией и доступом к ней членов Войска, которые ограничивали Гетмана и старшину в сокрытии общественной информации от рядовых казаков. «Ради Родины, ее благополучия обо всех делах публичных докладывать, и ничего без их воли своей властью не начинать, не устанавливать и решений не принимать». Так выглядела эта норма Договора. Этой Конституцией власть в казацком государстве была распределена между тремя ветвями, что в то время не имело аналогов в мире. А важные для государства решения должны были приниматься следующим образом: «Если от Светлейшего гетмана в общий совет поступит какое-либо предложение, то все добропорядочно, без своей или чужой пользы, без кровной зависти и вражды обязаны будут советовать так, чтобы эти советы не повлекли вреда для чести гетманской, общих тяжестей Отечества, разорения и, не дай Бог, гибели». Немало внимания в своей Конституции Орлик уделил предотвращению коррупции со стороны Гетмана и старшины. Однако самым ценным для нас является, по мнению автора, первое документальное определение ранжирования конфиденциальной информации среди государственных служащих и всех органов. Определение уровня секретности информации происходило вместе с распределением полномочий среди старшины по доступу к ней. Одновременно объявлялась персональная ответственность лиц, имевших доступ к такой информации путем подписки, как первого в истории обязательства о неразглашения конфиденциальной информации. Проследим на языке оригинала. «Также, если к Светлейшему Гетману будут направлены письма от зарубежных государств, то Его превосходительство должен объявить о них Генеральной старшине и ответить, не скрывая от них никакой корреспонденции, прежде всего зарубежной и такой, что может вредить целостности Отечества и общества. А чтобы на тайных и публичных советах между Ясновельможным гетманом и Генеральной старшиной, полковниками и генеральными советниками было действительно обоюдное доверие, каждый из них должен будет составить формальную присягу путем публично проведенной клятвы на верность Отчизне, на преданность своему региментарию, на соблюдение своих полномочий в соответствии к должности, которую они когда-либо занимали». Из всего видно, что принципы информационной безопасности начали выделяться очень давно, еще в трудах военных стратегов древнего Китая Сунь-Цзы и У-Цзы, позже нашли свое органическое развитие во времена Возрождения, в частности в произведениях Николо Макиавелли и других, указанных автором. В качестве научного наследия, эти принципы представляют собой высокую ценность, ими и сейчас пользуются службы безопасности по всему Миру. Особой же остроты исследования информационной безопасности военных действий приобретают сегодня, в период развертывания гибридной войны, в целом, и информационной войны, в частности. История войн идет бок о бок с историей общества. Несмотря на эволюцию вооружения, совершенствования стратегических и тактических приемов, неизменными остаются цели войны – победа над противником и заключения мира на условиях победителя, лучших для него, чем это было до начала войны. Автор осуществил свой анализ роли информации в таком феномене, как война, пытаясь исследовать, как менялся генезис информационных ресурсов и информационной безопасности в течение истории, и как это повлияло на победы великих полководцев. Следующий полководец, мысли которого заслуживают внимания, не оставил единого литературного произведения. Тем не менее, своими победами он заслужил первенство среди величайших стратегов мира, поэтому автор изучил все возможные документы, оставленные им по себе. Генералиссимус Александр Васильевич Суворов много переписывался со своими друзьями. Именно письма А. И. Набокову, И. И. Веймарну, И. П. Салтыкову, Г. А. Потемкину, П. И. Турчанинову, С. М. Кузнецову, И. М. Рибасу, своим родным и многим знакомым, позволили автору выяснить мнение полководца об организации военного дела и информационной безопасности тех времен. А. В. Суворов в письмах достаточно активно делится своими мыслями о стратегии и тактике военных действий. Прежде всего, он много внимания уделял обучению солдат и офицеров. До сих пор известна его поговорка: «Тяжело в учении – легко в бою». Отработка передачи информации от командира к подчиненным, обмен информацией между подразделениями, с одновременным выполнением команд всеми составляющими армии доводилось до автоматизма. Такая организация позволяла эффективно управлять большой и сложной армией, что и приводило А. В. Суворова к многочисленным победам. По его разумению, каждый воин должен понимать свой маневр. Кроме тактических навыков, офицеры и солдаты А. В. Суворова проходили суровую психологическую подготовку. Военачальник утверждал, что «преграду не нужно считать большой, и ни одно сопротивление важным» или «ничего не должно пугать нас в военном деле». Одновременно полководец, наставлял своих подчиненных, чтобы они не пренебрегали своим противником. Сбор информации о противнике признавался А. В. Суворовым настоящим мастерством. Он заставлял подчиненных хорошо изучать вооружение своего противника, его манеру двигаться и драться. Кроме этого, полководец вывел определенные критерии оценки сил своих и сил противника путем сравнения по выбранным показателям. Оценив свои возможности, А. В. Суворов учил больше не медлить. «Штыковая, скорость, внезапность! Враг думает, что ты за сто миль, а ты ускорил свой шаг, нагрянул быстро и внезапно. Враг не ждет, поет и веселится, а ты из-за гор высоких, из-за лесов густых, через болота упади на него, как снег на голову. У страха глаза велики. Вот враг наполовину уже и побежден. Не дай ему прийти в себя, бей, руби, гони и добивай! Победа будет наша!». По мнению автора, эти слова передают саму сущность суворовской стратегии. Все компании Суворова залогом успеха имели скорость и внезапность. Его армия умела мгновенно переходить от марша к развертыванию в боевой порядок. Эти умения достигались колоссальными тренировками и идеально настроенным информационным обменом, а главное – ее сохранением и точностью выполнения. В то время такая организация была самой передовой в Европе, поэтому А. В. Суворов и был непобедим. По мнению автора, гений полководца, в первую очередь, заключается в мастерстве администратора и психолога, а уже потом – стратега, что тоже было передовым в те времена. Следующий военный гений создал себя сам и оставил потомкам много собственных литературных произведений, которые дают возможность широко изучить его мысли. Наполеон Бонапарт не успел скрестить штыки с Александром Суворовым лишь на несколько лет. Когда Наполеон только возвращался со своего египетского похода, Суворов уже лежал на смертном одре. И автор не может с уверенностью сказать, кто из них победил бы, ведь манера и тактика Наполеона напоминала тактику Суворова. В первую очередь Наполеон также уделял много внимания обучению и тренировке своих воинов. Это ему принадлежат слова, что каждый солдат носит в своем рюкзаке маршальский жезл. Обучение проводилось отдельно солдатами и в строю подразделений. Каждый военный знал и понимал введенную полководцем систему информативных сигналов, которые подавались флагами и музыкальными звуками. При этом, пехота и кавалерия, артиллерия и квартирмейстеры отрабатывали свои ходы и методы отдельно. Каждому была отведена своя роль, и каждый должен был ее знать отлично. Император организовал совершенную фельдъегерскую службу, которая занималась передачей и хранением информации, как в мирное время, так и в боевой обстановке. Вообще, информационная безопасность во Франции была поставлена на новый, по тем временам, уровень. Шпионы императора находились в каждой стране Европы. Скорость и конфиденциальность передачи, добытой ими информации, превосходила все представления о человеческих возможностях. Иногда враг только собирался совершить определенные шаги, а Наполеон уже ждал его в конце пути. Кроме этого, Наполеон широко использовал пропаганду. После разгрома союзных австрийско-русских войск под Аустерлицем в 1805 году, император ввел систему насаждения своих наместников в завоеванных странах. Его ближайшие соратники и родственники стали монархами итальянских малых государств. В других, таких как Швеция, он менял монархические династии на свои, что давало ему возможность гармонично, не оскорбляя населения, управлять странами, рекламируя свободу, добытую французской революцией. Наполеон, также как и Суворов, был сторонником мгновенных действий на войне. Его полки могли прямо с марша атаковать противника. Император быстро менял дислокацию своих подразделений, перебрасывая их с одного фланга на другой [9]. Его командиры по команде, как музыканты за дирижером, делали обманный маневр и оказывались у противника за спинами, одерживая победу. К большому сожалению автора, только раз Наполеон пренебрег законами информационной безопасности, что и привело его к окончательному поражению. Во время битвы при Ватерлоо в 1815 году, император столкнулся с коалицией шести государств. Несмотря на численное преимущество, участники были разрозненными военными подразделениями, и во время битвы получили колоссальные потери. Поэтому никто из них не смог долго преследовать наполеоновскую армию после ее поражения. Пруссаки три дня преследовали французскую армию, но не слишком активно. Император смог собрать армию в 3000 солдат для защиты столицы, поэтому преследователи так и не вошли в Париж. Вот здесь бы ему можно было включить свое мастерство по манипулированию информацией. Если бы пропаганда сработала в совершенстве, никто бы не узнал о поражении при Ватерлоо, и Наполеон смог бы контролировать Париж, а затем прийти и сохранить свое государство. Автор уверен, что через некоторое время он смог бы восстановить свои силы. К сожалению, расстройство в стране после реставрации Бурбонов и большое количество врагов не позволили Наполеону воспользоваться отдыхом, и он был побежден. Карл фон Клаузевиц в своем произведении «О войне» писал, что ни одно физическое насилие неприемлемо с точки зрения государства и права, но оно является последним средством с целью навязать противнику свою волю. Этот полководец был современником суворовских и наполеоновских войн, когда был молодым офицером. Поэтому в зрелом возрасте он имел возможность осмыслить опыт Суворова и Наполеона, а позже систематизировать в своем трактате. Ради достижения своей цели, насилие необходимо для устранения возможности врага сопротивляться принуждению и требованиям нападающего. То есть, понятие цели военных действий сводилось им к последнему, но скрывало главную цель, ради которой проводится война. Великий полководец идеализирует войну, но не исключает саму первоочередность политических средств ведения противоборства. Клаузевиц утверждает, что борьба между сторонами возникает из двух различных элементов: из вражеского ощущение и враждебного умысла. Он считал ошибочным сводить войну к элементарному мыслительному акту глав государств и задумываться о ней, как свободной от эмоций. Иначе война заканчивалась бы сразу после простых математических подсчетов возможностей противных сторон. Клаузевиц вводит "умственную" переменную, которая зависит от информационной и психологической составляющей полководца, всей армии и отдельного солдата. Каждое действие на войне требует определенного времени на выбор решения, команду и ее выполнение. Поэтому от скорости передачи командной информации и ее обработки зависит продолжительность военных актов. Полководец понимал, что в его время указанная скорость обмена информации была медленной, поэтому предлагал пренебрегать таким показателем, как продолжительность военных действий. Их он считал не первоочередной значимости, сводя внимание к желанию каждого из полководцев дождаться более благоприятного момента. В продолжение вышеуказанной мысли отметим, что в своем произведении Клаузевиц, учитывая недостатки информационного обмена и самой информационной безопасности тактических операций, определяет возможность прекращения военных действий. В качестве причин таких приостановок он указывает на недостаточную осведомленность о существующих обстоятельствах, отсутствие сведений о состоянии противника и ошибочность своих выводов о собственных силах. Эту точку зрения довольно странно слышать в наше время, учитывая все нынешние технические возможности получения и обмена информацией. Но во времена Клаузевица они были достаточно подходящими. Отдельной главой в книге Клаузевиц описывает важность сведений, имеющих значение для полководца на войне. Он заявлял, что эти сведения – «основа наших собственных идей и действий". Одновременно он заметил: "Стоит только задуматься о природе этой основы, о ее недостоверности и слабости, чтобы почувствовать, какая хрупкая на ней надстройка войны, как легко она может разрушиться и похоронить нас под своими обломками». Как видим, полководец не совсем доверял полученной на войне информации. Он даже указывал, что такая информация бывает противоположной и ошибочной, особенно во время активных военных действий. Утверждал, что большинство сведений являются обманными. Поэтому подчеркивал, что нужно доверять только проверенной информации и такой, которая имеет большую вероятность. Единственными условиями обеспечения информационной независимости и безопасности при оценке и пользования полученной информацией Клаузевиц называл хладнокровие полководца, уверенность в себе и здравый смысл. Все то, что скрыто за завесой неизвестного, должен угадать талант военачальника или положиться на волю счастливого случая. Согласитесь, что при таких обстоятельствах, полководец, вряд ли продержался бы долго в современных военных действиях. Все полезное, что потомкам дошло от Клаузевица, можно назвать важным принципом ухода от убеждений, что война нужна и производится ради войны. Это был первый шаг в переосмыслении задач и целей военных конфликтов. Все то, что мы рассмотрели в произведениях предыдущих стратегов, по мнению автора, систематизировано и усовершенствовано английским военным теоретиком Лидделом Гартом в его книге «Стратегия непрямых действий». Удивительно, что уже в сороковых годах ХХ века Лиддел Гарт предсказал смену стратегий в боевых действиях. Это было обусловлено стремительным совершенствованием технологических возможностей военных коммуникаций. В первую очередь, увеличением скорости передачи информации, как разведывательной, так и командно-административной. Вообще, можно с уверенностью говорить, что основной причиной такой эволюции стало изменение и совершенствование всей информационной безопасности нового времени. Исследователь рассмотрел дальнейший отход от прямых военных столкновений большими армиями к локальным конфликтам, которые проводятся малыми группами, не привлекая внимания, с помощью, так называемых, «непрямых действий». Непрямыми действиями Гарт называет тактические поступки, которые не указывают непосредственно на их главную и конечную цель. Более того, косвенные действия должны отвлекать внимание противника от главной цели нападающего. Автор убежден, что именно Гарта можно считать «отцом» современных гибридных войн. Это он определил, что целью современных военных конфликтов должно стать не физическое уничтожение противника, а нарушение его уверенности и устойчивости. Подробнее Гарт отмечал: «В физическом и материальном отношениях, непрямые действия должны привести: к нарушению диспозиции противника, организации его войск и изменении его организации; к расколу его сил; к созданию опасности его системы снабжения; к возникновению угроз его коммуникациям на передовой и в тылу». Дальнейшие установки Гарт определял с учетом того, что информация и команды передаются и получаются по вертикали и горизонтали, мгновенно. То есть, средства передачи информации должны быть современными, а разведывательная информация о противнике поступать постоянно. Учитывая, что стратег большую роль стал оказывать авиации, то информационная поддержка в воздухе, вообще, не поддается обсуждению. Среди направлений деятельности информационной безопасности военных подразделений Гарт определял следующие: «выбирать цели для удара, в зависимости от своих возможностей; никогда не забывать об основных целях, даже если тактика меняется; выбирать такие направления для действий, где противник меньше всего ожидает удара; находить направления для удара по пути наименьшего сопротивления; находить такие направления для своих действий, где будет нанесен максимальный вред (желательно сразу нескольким объектам); обеспечить такую защиту и обмен информации, чтобы возможным было применение гибкого плана диспозиции». Однако Гарт предостерегал, чтобы военачальники не увлекались сугубо военными действиями, а всегда рассуждали о последствиях и о том, что война – это временное явление. После войн приходит мир, в котором потом нужно будет жить всем, и победителям и побежденным. Такой виделась Гарту новейшая война, и такой видим ее мы. Подтверждение постулатам предыдущего стратега автор находит в произведении бывшего, 2006–2011 годы, министра обороны США Роберта Гейтса «Обязанность, мемуары министра войны». В нем он рассказывает об американских военных операциях в Ираке и Афганистане, об уничтожении «Аль-Каиды» и Усамы бен Ладена. На страницах этой книги автор находит немало подтверждений того, что в современных войнах большую значимость играет время. Гейтс рассказывает о больших возможностях, которые предоставляет американским войскам мобильность и оперативность их подразделений во время операций, и которые обусловлены современными информационными технологиями и высоким уровнем информационной безопасности. Бывший министр обороны заявляет о безосновательности увеличения военного контингента в местах конфликта, настаивая на использовании технологий непрямых действий. Параллельно Гейтс показывает значительную роль современных средств массовой коммуникации, каким образом «четвертая ветвь власти» может влиять на общественное мнение жителей страны нападающего и на психологическое состояние жителей страны противника. Показаны средства влияния утечек информации на мнения политиков и президентов, при принятии важных решений. Роберт Гейтс привел пример, как публичные выступления генералов Малена и Фэллона заставили президента США Обаму провести слушания в Конгрессе на предмет целесообразности операций в Иране. Иногда офицеры, пользуясь таким случаем, могли критиковать президента, однако им за это ничего не было, благодаря публичности процесса. Гейтс уверяет, что открытость генералов и адмиралов пойдет только на пользу стране и укрепит ее демократию. Одновременно с открытостью тщательно отслеживается сущность информации, чтобы не допустить утечки секретной информации, о чем следит Конгресс и специальная комиссия. Бывший министр отмечал, что основная задача современного политика – поддерживать баланс между воинственностью и защитой основных прав человека. Наличия таких качеств он требовал от своих офицеров. По таким принципам он выбирал своих подчиненных для службы в Пентагоне, поэтому считал, что кадровый вопрос – один из важных в военном деле. Вообще, кадровая политика является одной из составляющих информационной безопасности любой организации, не говоря уже о военной. Причиной этого является его легендарная мысль, что «любая война становится неуправляемой, когда начинают звучать выстрелы и падают первые бомбы, политический лидер теряет контроль над ситуацией, а события управляют военными планами». Действительно, в таких условиях вопрос о победе зависит, исключительно, от исполнителей военных действий. Изменения в стратегии современных войн привели к необходимости создания специальных военных подразделений, обеспечивающих информационную безопасность. Их деятельность Роберт Гейтс почти не осветил по причинам секретности и специфичности задач. Однако отмечал, что война для многих экспертов, политиков и чиновников превратилась в пример видеоигры, без крови, без боли и без запаха. Но война всегда непредсказуема, неэффективна и трагична, поэтому не стоит обращать внимание на любые краткосрочные прогнозы относительно будущих войн. В процессе рассмотрения проанализированного автором материала, растет уверенность, что когда-нибудь войны закончатся. Как было изучено, в давние времена, большинство исследователей считали войну чем-то неизбежным. Для них, напротив, мир виделся временным и хрупким. Во второй половине 20-го века количество войн значительно уменьшилось, конфликты стали возникать реже. Античные и средневековые аграрные общества теряли около 15% своих жителей погибшими в военных конфликтах. В ХХ веке в войнах погибло всего 5% умершего населения, а в начале ХХI века, вообще, эти потери составили 1% населения. Например, в 2012 году на всей планете погибло около 56000000 человек. Из них, 620 000 стали жертвами насилия, но война убила всего 120 000, другие же стали жертвами преступлений. Для сравнения, из погибших, 800 000 совершили самоубийство, а 1,5 миллиона умерли от диабета. Сейчас люди уже не воспринимают войну, как нечто вероятное. Открытие ядерного оружия превратило военные действия на акт самоубийства, поэтому передовые государства вынуждены искать пути преодоления кризиса другими методами. Кроме того, экономика мира все больше перемещается из материального производства в трансформацию знаний и информации. Если раньше главной целью конфликтов была борьба за материальные активы, золото, землю или нефтяные скважины, теперь основным богатством становятся знания, технологии и информация, которые не завоюешь пушками и танками. Зато сокрушительный ущерб может нанести малый специализированный отряд, члены которого могут одновременно находиться в разных частях мира, а управляться из кабинета где-то в спальном районе мегаполиса. Поэтому сфера информационной безопасности меняет мировоззрение и приобретает важнейшее значение во всем мире. Конечно же, военные конфликты происходят и в наше время. Но они, в основном, имеют локальный характер и проходят среди неразвитых стран, которым еще важны захват ресурсных ценностей других государств. Такая ситуация характерна для стран Центральной Африки и Ближнего Востока, поскольку местные правители продолжают зарабатывать на продаже полезных ископаемых. Исключением можно считать конфликт на востоке Украины и захват Крыма Россией. Здесь причина явно в другом. Ни для кого не секрет, что содержание Крыма и поддержка военного конфликта на Донбассе очень дорого обходится российской экономике. Однако правительство Путина идет на такие расходы, поскольку благодаря наличию напряжения оно решает свои внутренние политические вопросы. Чем дольше оно у власти, тем больше может продать нефти и газа, и лично обогатиться. В данном случае снова видна борьба за полезные ископаемые и недра, но в другой замаскированной форме. В этом контексте Российская Федерация больше напоминает вышеуказанные страны третьего мира. Кроме этого, отвлечение внимания населения России войной, с одновременным изменение структуры территории, а значит и Конституции, позволяет Путину избираться в президенты еще на несколько новых сроков. Хотя не стоит сильно недооценивать способности российских военных. Их практики сейчас, действительно, работают по книгам и публикациям американских коллег. Они оказались способными учениками, а в некоторых вопросах даже превзошли учителей. В 2011 году Министерство обороны Российской Федерации представило на рассмотрение документ с полным интриги заголовком «Концептуальные взгляды на деятельность вооруженных сил Российской Федерации в информационном пространстве». Понять значение использования этого документа можно, только познав опыт войны с Россией. Например, дальнейшая цитата представляет буквальный перечень того, что Российская Федерация делает в Украине. «Информационная война – противоборство между двумя или более государствами в информационном пространстве с целью нанесения ущерба информационным системам, процессам и ресурсам, критически важных для других структур, подрыва политической, экономической и социальной систем, массированной психологической обработки населения для дестабилизации общества и государства, а также принуждения государства к принятию решений в интересах противоборствующей стороны». В цитируемых «Концептуальных взглядах…» прозвучала мысль о необходимости заключения международной конвенции под эгидой ООН об обеспечении международной информационной безопасности. Проект такого документа сразу же появился в Министерстве иностранных дел России. Там прозвучала мысль о приравнивании информационной агрессии к вооруженной военной. Эта же статья декларирует право государства на самооборону при «достоверном выявлении источника агрессии». Это чистое лукавство, потому что установить такой источник и является самой большой проблемой. Хочется вспомнить еще одну очень известную и важную норму. Она содержится в статье 5 Договора о создании НАТО и предусматривает, что атака на одно государство-члена означает атаку на все государства – члены Северо-атлантического альянса. В 2017 году Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сообщил о новой договоренности участников самого мощного в мире военного союза: «Мы решили, что кибератака может привести в действие статью 5… И мы также решили, что мы в процессе определения киберпространства, как военного пространства. Это означает, что у нас будут существовать наземный, воздушный, водный и кибервоенное пространства». Заявленная идея войны в пяти измерениях – на суше, в море, в воздухе, в космосе и киберпространстве хорошо известна военным. Для НАТО – это прогрессивное изменение. Наконец-то Альянс на практике, а не на бумаге, согласился воспринимать атаку в информационном пространстве, как агрессию. Внимание НАТО к кибератакам вполне разумно. Ведь они способны разрушить критическую инфраструктуру больше, чем бомбардировка с воздуха. Несмотря на сделанные шаги, остаются неразрешенными вопросы, связанные с нормами международного права о квалификации разрушительных информационных воздействий одного государства на население другого. Не вполне понятно, каким образом защищаться от таких агрессивных действий и как должны за них отвечать виновные? Видимо, ответы – еще впереди. Хотя самая естественная реакция может заключаться в приравнивании информационной атаки на население страны к физической. И поэтому заявление Солтенберга можно воспринимать, как важный прорыв в направлении этого признания. Подытоживая написанное, автор констатирует, что слово «мир» приобретает новый смысл. Конечно же, нет гарантий, что новые технологии не приведут к войнам нового типа, как в свое время это произошло, благодаря созданию ядерной бомбы. В частности, кибернетические войны могут нарушить хрупкий мир, если даже малые, но развитые государства или частные корпорации, будут иметь способность эффективно нападать на супердержавы. Существует вероятность, что сети, которые управляют важными сферами жизнедеятельности стран, регулярно насыщаются всевозможными логическими бомбами и ждут свою команду активации. Учитывая все изложенное, можно заявить, что в настоящее время очень важно уделять большое внимание совершенствованию информационной безопасности, предоставлять развитие государственной информационной безопасности одновременно с негосударственной для их гармоничного развития и поддержки друг друга. Это возможно только в надлежащем правовом поле, при условии принятия соответствующих правовых норм. Внесение изменений в Законы для расширения субъектов информационной безопасности государственной и негосударственной составляющих деятельности позволит сформулировать их разнообразные права и обязанности. Эти изменения дадут определенную гибкость самой системе национальной информационной безопасности для оперативного реагирования на технический прогресс и новые риски. Конечной целью всех изменений должны стать совершенствования, которые позволят эффективно конкурировать всем участникам процесса и давать достойный отпор внешним агрессорам. Наука на службе у информации Наиболее яркая черта информации может характеризоваться неким чувством враждебности или преследования. Имеется в виду особая возбудимость или раздражительность человека по отношению к той, которая признается враждебной. Люди могут вести себя с ней грубо или предупредительно, участливо или холодно, но в любом случае, как проявление дурных намерений с заведомым стремлением откровенно или исподтишка ее разрушить. Чтобы объяснить чувство враждебности и преследования, нужно исходить из того основного факта, что информация, однажды возникнув, желает, как можно скорее разрастись. Трудно переоценить силу и настойчивость, с какой она стремится распространяться. Таким образом она растет, например, в революционных процессах, которые зарождаются в маленьких, однако полных напряжения человеческих обществах. Информация воспринимает, как помеху, всякое противодействие своему распространению. Ее можно рассеять с помощью административных усилий. Однако такие меры оказывают воздействие чисто временное, как будто рукой согнали рой мух. В ином случае информация может быть повреждена изнутри, если условия, которые привели к ее возникновению, оказались удовлетворены. Тогда слабые приверженцы от нее отпадают, а другие, собравшиеся с ней согласиться, поворачивают на полпути. Попытки повлиять на информацию снаружи могут лишь ее укрепить. Внешние физические меры только сильнее сплачивает людей. Информация воспринимает и изображает это обществу, как нечто аморальное, поскольку оно подрывает чистоту и ясность первоначальных настроений. Каждый член такого общества хочет есть, пить, любить и желает покоя, поэтому он болезненно воспринимает любые внешние агрессии на общепринятую информацию. Информация всегда представляет собой нечто вроде осажденной крепости, которая штурмуется с двух сторон. Присутствует враг, стоящий под ее стенами, и есть враг в собственном подвале. В ходе применения защитных средств, она привлекает все больше приверженцев. Общество все сильнее наполняется приверженцами, но каждый из них приносит с собой и маленького невидимого предателя, который способен скрыться в подвале. Информация стимулирует своих защитников постоянно укреплять защиту и делать ее надежней. Чувство враждебности, которому подвержена информация, есть не что иное, как чувство двойной угрозы. Кольцо внешних влияний сжимается все сильнее и сильнее, а подвал внутри становится все больше. События, происходящие снаружи, информация хорошо понимает, но внутри все совершается тайно. Впрочем, образы такого плана обычно раскрывают лишь часть истины. Прибывающие извне приверженцы информации, желающие примкнуть к ней – это не только новые члены общества, но и подкрепление, опора и ее питание. Информация, переставшая распространяться и увеличиваться, пребывает, как бы в состоянии голода. Человечество придумало много средств, позволяющих информации выдержать такой пост. Религии достигли по этой части большого мастерства, но наука, наоборот, превратилась в ту движущую силу, которая защищает информацию и снабжает ее энергией для дальнейшего роста и развития. Каким образом это происходило на протяжении известной нам истории человечества, автор попытается проследить на следующих страницах. Любые научные исследования, особенно исследования нового научного течения, требуют изучения предыдущего опыта в этой сфере знаний и смежных с ней. Рассматривая историю науки, никогда нельзя точно спрогнозировать результат. Для того, чтобы тщательно исследовать генезис осуществления информационной безопасности, автор погрузился в глубину веков и попытался выявить зачатки, а в дальнейшем – проследить всю эволюцию информационной безопасности как науки. Основы информационной безопасности формировались учеными, которые, в основном, были далеки от исследования исключительно этой темы. Большинство из них посвящали свою жизнь философии, математике, физике, психологии или кибернетике. Однако главное внимание в исследовании акцентировано именно на тех составляющих в их деятельности, которые непосредственно связанны и с созданием информации и с ее защитой. В то же время, настоящее исследование требует комплексного анализа эволюции информационной безопасности, в том числе – через призму рассмотрения достижений тех выдающихся ученых, чьи разработки стали целыми историческими этапами науки. Тем более, что согласно мнения современных ученых информационное право и информационная безопасность являются комплексными и межотраслевыми научными течениями. Автор вполне согласен с этим подходом, поэтому рассматривает опыт ученых различных сфер знаний именно через призму становления информационной безопасности. Тем более, что всем достоверно известно, что все современные науки происходят от одной, которая возникла раньше всех – это философия. Именно из философии зародились математика, физика, логика, филология и все остальные. Поэтому вполне логично, что данный материал твердо опирается на научные корни и предков современных научных знаний. Одним из первых известных автору философов, который может быть отнесен к специалистам по вопросам обращения информации или информационной безопасности, может считаться Архимед. Он учился в Александрии, а затем вернулся в Сиракузы в имение своих родителей. Сферы интересов Архимеда касались различных практических сторон математики, физики, гидростатики и механики. За свою жизнь Архимед написал много научных произведений, но автора среди них больше всего привлекает «Параболы квадратуры», где он обосновал метод расчета площади параболических фигур, сделав это за две тысячи лет до открытия интегрального исчисления. Это открытие оказалось полезным для дальнейшего развития средств связи в современном мире. А в своей работе «Об измерении круга» Архимед вычислил число "Пи" – отношение длины окружности к диаметру. Он доказал, что оно одинаково для любой окружности. После чего произошел колоссальный скачек в развитии механики, где число «Пи» стало участвовать в формулах передачи энергии, а в дальнейшем – еще и информации. Математические подходы Архимеда позволили даже его современникам познать материальные и информационные пространства. Дальнейшие познания теории форм предметов позволили наблюдать это пространство. К ним, более или менее, приближаются и законы, которые необходимо знать, чтобы можно было влиять на информационные отношения. Архимед исследовал силы, которые передают информацию и создают равновесие энергии предметов, изобретая новые отрасли знания. В его выкладках материальные тела были приведены к их геометрической форме, но сохранили, в то же время, свои основные информативные свойства. Такая гармония энергии и стала рациональной механикой, законами которой ученые пользуются и до сих пор, в частности, в ходе исследования явлений обращения информации. Автор же использовал их ниже для анализа воздействия опасностей на информационную составляющую безопасности. В своих последующих работах Архимед представляет мир большим, но конечным, это позволяло ему доказать свой расчет до логического конца. Сделав различные открытия, он на века предопределил возможности человечества по передаче информации на дальние расстояния. В Сиракузах он конструировал боевые машины для защиты города от римлян во время 2-й Пунической войны. Благодаря изобретению Архимеда сложной системы координации команд и огня, в 212 году до нашей эры Сиракузы длительное время успешно выдерживали осаду города. В общем, Сиракузы отражали атаки превосходящих сил римлян в течение почти трех лет. Кроме этого, пригодилась изобретенная великим ученым система зеркал, с помощью которой передавалась тепловая энергия и был сожжен римский флот. К сожалению, Архимед погиб во время последней фатальной осады Сиракуз. Его римский убийца нашел Архимеда в тот момент, когда ученый был поглощен решением очередной научной проблемы. Долгое время после Архимеда мировая наука почти топталась на месте, не имея возможности передавать накопленное значительное количество информации своим потомкам. Ученым приходилось записывать все собственноручно, а последователи переписывали и размножали с готовых текстов. Лишь в 15-м веке произошел переворот в деле накопления и передачи информации, его совершил Иоганн Гутенберг. Этому немецкому инженеру удалось создать печатный станок для массового печатания текстов на бумаге. Структура первого станка представляла собой пресс и имела медленную скорость печати. Но со временем отрасль быстро развилась и предоставила возможность собирать и передавать знания от одних людей другим через книжные тексты. К тому времени, когда Гутенберг изобрел печатный станок, церковь утратила контроль над образованием европейского населения, а с ним – и власть над умами людей. Во всей Европе после «Великого раскола» и эпидемии чумы богатые и образованные люди начали бороться с влиянием церкви на повседневную жизнь. Замена латыни национальным языком (английским, французским, итальянским, немецким или чешским) подорвала монополию духовенства на грамотность и стала фундаментом образованности светского общества в Европе. С одиннадцатого по пятнадцатый века новые технологии, такие как введение пробелов между словами, производство дешевой бумаги или создание университетов, добавили инакомыслящим сил для борьбы с церковью. Полезная информация, равно как и сама Библия, оказались доступны для простого народа. Параллельно с этим, новые церковные течения, вальденсы, лолларды и гуситы лишили церковь монополии на толкование Священного Писания. Леонардо да Винчи не имел фамилии в обычном его понимании. Выражение «Да Винчи» означает, что он человек родом «из Винчи». Несомненно, он был гением своего века. Леонардо много путешествовал по Италии, занимался математикой и инженерными делами. Чтобы не перечислять все изобретения Леонардо, стоит упомянуть то, что касается авторской темы. Сам да Винчи считал себя, в первую очередь, инженером или ученым, а потом художником. Основой его изобретений и научного опыта было наблюдение. Он занимался изобразительным искусством довольно мало времени и творил в зависимости от настроения. Поэтому живописное наследие Леонардо довольно скромно, а, кроме того, ряд его работ утерян. Однако его вклад в развитие информационной безопасности, по мнению автора, как раз касается скрытых в его картинных сюжетах смысла и информации. В частности, можно вспомнить «улыбку Джоконды» и элементы других картин Леонардо, содержащие загадки, раскрытие которых, вероятно, должны донести до будущих поколений ученых намерения и знания, которыми он обладал. В его картинах почти всегда скрывался некий смысл, будто художник хотел передать более внимательным и догадливым исследователям какую-то секретную информацию, которую, по его мнению, не стоило было знать современникам. Леонардо был амбидекстром – одинаково хорошо мог писать и работать правой и левой рукой. Современники отмечали, что он даже мог одновременно писать разные тексты разными руками. Большинство работ он написал левой рукой «справа налево». Как раз такой стиль принято считать, так называемым, «зеркальным шифром» или попыткой эффективного кодирования. В конце своей жизни Леонардо переехал во Францию, где жил в городе Амбуазе в качестве придворного художника, инженера, архитектора и механика. Здесь он создал ряд рисунков по мотивам всемирного потопа. Однако на третий год жизни во Франции у мастера онемела правая рука, и он стал плохо передвигаться без посторонней помощи. 67-летний Леонардо перед смертью провел в постели почти год, оставил завещание и вскоре умер в окружении учеников и своих шедевров в Клолюсе. Автор изучил материалы об учениях Леонардо, которые тот оставил в наследство на страницах своих рассказов в виде сказок и легенд. Кроме этого сохранилось несколько мемуаров изобретателя. Из имеющихся жизнеописаний Лютера и Тиндейла можно сделать вывод, что способность печатного станка расширить масштабы информатизации, доказывает значение потенциала информационного влияния. Это же можно сказать и об информационной безопасности, описанной в данной книге. Написанная от руки брошюра или рукопись вряд ли могут повлиять на широкие массы, но по сравнению со словом, произнесенным вслух, у них все равно большие перспективы. Один листок папируса способны прочесть тысячи людей за несколько столетий, а усердно выбитую на камне надпись за тысячу лет прочтут миллионы. Если копнуть глубже, то простые доступные множительные технологии, такие как аудиозапись или копировальная бумага, даже если они позволяют сделать за раз лишь несколько копий, способны распространить послание экспоненциально. Почему французские и английские монархи смогли организовать свою информационную безопасность и контролировать свои типографии, а Папа и император Священной Римской империи с этим не справлялись? Дело в том, что за пределами Франции и Англии Европейский континент представлял собой лоскутное одеяло, скрепленное из сотен мелких государств, разделенных условными границами. Поэтому, если какой-либо властелин и держал своих издателей в узде, он все равно не мог помешать потоку книг и информации, вливавшейся из соседних государств и городов. Напротив, Англия и Франция были крупными странами, где транспортное сообщение стоило дорого, поэтому информационная безопасность в них была на большей высоте. Жесткая цензура и информационный контроль были только вначале формирования этих стран. После смещения с английского трона Якова II информационная политика быстро изменилась. На трон взошел Вильгельм Оранский, голландец по происхождению. После этого переворота, вошедшего в историю как Славная революция 1688 года, конституционное правительство урезало права монархии. В итоге, в 1693 году парламент прекратил действие закона о цензуре. Вступив на тропу расширения гражданских свобод, Англия позволила предпринимателям открывать типографии. Как и в Англии, уже по всей Европе расцвела свобода прессы, на свет появились по-настоящему независимые периодические издания. Среди известных издателей тех лет автор отмечает Даниеля Дефо, издававшего «Еженедельное обозрение дел Франции», Ричарда Стила, издававшего «Болтуна», и Джозефа Аддисона, издававшего вместе со Стилом «Наблюдателя». Вопреки популярной истории, инквизиция не сжигала Николая Коперника на костре, он умер в возрасте 70 лет от вполне естественных причин. Все документы, которые дошли до нас под его авторством, написаны на немецком или латинском языками, несмотря на то, что тот жил в Польше. Именно Коперник первым разработал теорию гелиоцентрической системы мироздания, хотя своего произведения на эту тему в печатном виде он при жизни так и не увидел. Книга Коперника «Об обращении небесных сфер», действительно, была запрещена церковью. Папа Римский разрешил ее открытую публикацию только через несколько веков после его смерти, когда всем уже стало очевидно, что он был прав. Кроме астрономии, Николай увлекался и прикладной наукой. Так, в частности, он сконструировал машину, способную качать воду и обеспечивать ею дома. Николай Коперник стал первым известным человеком, который занимался распространением исторических произведений. Он переводил летописи с древнегреческого языка на польский, доводя информацию древнейших авторов до своих современников. Место захоронения Коперника было найдено только в 2008 году благодаря анализам ДНК. Он оказался похороненным в одном из польских соборов. Украинский гений Григорий Сковорода по обычаю своего времени закончил четырехлетнюю дьяковскую школу, а затем поступил на учебу в Киево-Могилянскую Академию. В Академии, как и во всех учебных заведениях того времени, преподавали, в первую очередь, философию. Вероятно, поэтому Сковорода стал самым известным украинским философом, мистиком и поэтом. Он пропагандировал гелиоцентрическое учение Коперника в виде лекций. Этические проповеди Сковороды имели религиозную форму, но связанные с поисками информации о вечном. Всю свою жизнь Григорий Сковорода посвятил поиску света мудрости и поискам информационной истины. Родившись в бедной украинской семье, он превратился в одного из самых мудрых людей своего общества, мыслителем, писателем, педагогом и знатоком античности и средневековья. Вместо карьеры преподавателя Сковорода выбрал путешествие. Он пожелал чувствовать себя в этом мире путешественником и смотреть на все, как смотрит случайный прохожий, собирать и анализировать информацию обо всем вокруг. Это значило для него оставаться равнодушным ко всему, что попадается на пути. Полученную информацию Сковорода анализировал и понимал, что все это как появилось на мгновение, так через мгновение и исчезнет. Он был убежден, что нужно накапливать информацию и передавать ее следующим поколениям потому, что нет в мире ничего вечного и постоянного, что все течет и исчезает. Григорий Сковорода посвятил себя исследованию человека, его внутреннего мира и задался целью создать такую философию, которая научила бы человека быть счастливым. В своих научных работах Григорий Сковорода учил, что существуют три мира: один большой и два малых. Большой мир – Макрокосмос, состоящий из множества миров, он передает информацию двум малым мирам. Второй – Микрокосмос или человек. И третий – это мир символов, он его сопоставлял с Библией. Кажется, что он действительно имел определенную связь с супер-источником информации, так как незадолго до своей смерти сам выкопал себе могилу возле рощи под липой и завещал сделать на могиле надпись: "Мир ловил меня, но не поймал", что и было выполнено. Приблизительно в то время, когда Мергенталер трудился над первым паровым печатным станком, в мире начались эксперименты с электронной передачей информации. Человечество с древности знало об электричестве, наблюдая за некоторыми породами рыб или об искусственном электричестве, возникающем при натирании янтаря шерстью. В 1746 году французский аббат Жан-Антуан Нолле впервые совершил своего рода электронную передачу информации – на расстоянии свыше километра он расставил двести монахов и соединил их железными проводами. Он пропустил ток через первого монаха и был удивлен, увидев, что последний монах ощутил электрический разряд одновременно с первым. Эксперимент продемонстрировал мгновенную природу феномена. Не важно, использовал ли экспериментатор медный провод или монахов, последующая электронная передача данных требовала более надежного источника электричества, нежели натертый янтарь или электрические угри. Эту проблему не могли решить, пока в 1800 году Алессандро Вольт не изобрел первые батареи, изготовленные из цинка и меди или из цинка и серебра. Лишь через еще несколько десятилетий американец Сэмюэл Морзе и англичане Уильям Кук и Чарльз Уитстон создали действующий телеграф. С его помощью в 1844 году Морзе передал из Балтимора в Вашингтон результаты съезда партии вигов. Его телеграмма опередила более чем на час курьера, ехавшего в столицу верхом на лошади. К 1848 году в США были проложены телеграфные провода на две тысячи миль, а еще через два года протяженность линий насчитывала уже двенадцать тысяч. Как результат, через двадцать лет в США прекратила существование курьерская почта. В 1858 году англо-американский правительственный консорциум проложил первый трансатлантический кабель и изумил планету мгновенной передачей информации между Новым и Старым светом. В 1870 году азиатская кабельная магистраль дошла до Индии, а в 1871-м – до Австралии. Наземные и подводные телеграфные линии сократили время передачи информации, то что раньше занимало большую часть года, теперь удавалось совершить за минуты или самое долгое – за часы. Рациональные наблюдатели, пораженные внезапными достижениями информационных технологий, полагали, что эти события способны установить мир между странами и народами. Через несколько месяцев после прокладки первого трансатлантического кабеля Чарльз Бриггс и Огастес Маверик напечатали «Историю телеграфа и великого атлантического кабеля». К сожалению, спокойствия миру новая технология не принесла, их ожидания оказались ошибкой. На протяжении полутора столетий она будет повторяться с каждым новым информационным прорывом. В 1842 году американец Джозеф Генри, впоследствии первый секретарь Смитсоновского института, создал прибор, принимавший радиоволны от искрового передатчика на расстоянии тридцати футов. К сожалению, ученые еще не имели всеобщей теории, которая объяснила бы это явление и, реализованная на практике, обеспечила бы беспроводную электропередачу и прием информации, то есть радио. Приблизительно в то же время англичанин Майкл Фарадей проводил эксперименты с магнитными полями, которые порождаются электрическим током. А уже в 1864 году его соотечественник Джеймс Кларк Максвелл разработал теорию, согласно которой радиоволны и свет являются, по сути, одними и теми же электромагнитными волнами, но различающимися частотой и длиной. Максвелл придумал красивое математическое обоснование, уравнение, описывающее взаимоотношения света, магнетизма и электрического тока. Изобретение уравнения Максвелла предсказало три важных научных факта. Во-первых, изменяющееся во времени электрическое поле порождает в окружающем пространстве электромагнитные волны. Во-вторых, эти волны проходят через пространство. И в-третьих, самое поразительное, делают это со скоростью света. В последующие два столетия ученые измеряли скорость света все точнее, поскольку свет и радиоволны представляют один и тот же электромагнитный феномен, уравнения Максвелла предсказали, что радиоволны движутся с той же скоростью, что и свет. Еще одним славянином в авторском списке мыслителей оказался Никола Тесла, который при жизни имел большую мистическую историю. После его смерти в отеле Нью-Йорка был проведен обыск, и сотрудники ФБР США конфисковали все документы, которые хранились в личном сейфе Теслы, и вывезли их под грифом «секретно». Поэтому большинство официальной информации о Тесле граничит с фантастикой и предположениями. Наиболее продуктивным считается американский период жизни Теслы. В США он начинает активно работать и реализовывать свой потенциал. Не опускаясь в подробности, автор может утверждать, что Никола получил более 40 патентов на свои изобретения. Уже в 1896 году Николе удается, как казалось в то время невозможным, передать информационный радиосигнал на расстояние 48 километров. Он описал и показал принципы радиосвязи, а в 1893 году создал антенну для беспроводной радиосвязи. Катушки Теслы до сих пор используются для получения искусственных молний. Через три года Никола создает в Колорадо-Спрингс специальную лабораторию, где изучает электрический потенциал Земли. Исследования подтолкнули ученого к мысли о возможности беспроводной передачи информации и энергии на значительные расстояния. Фантастическим изобретением Теслы стало устройство для фотографирования мыслей. Тесла в 1933 году, когда ему уже было 78 лет, сказал, что хочет фотографировать мысли. В ходе некоторых исследований он получил уверенность в том, что наглядная картина, сформированная в мыслях, может отражать действие и создавать некий образ на сетчатке глаза. Именно это он смог фиксировать соответствующим аппаратом. Это привело Теслу к идее телевидения, о которой он тогда объявил. Идея заключалась в том, что нужно создать искусственную сетчатку, на которой бы отображался образ увиденного объекта, похожую на шахматную доску и человеческий оптический нерв. Вскоре Тесла перестал раскрывать все детали этого изобретения общественности. Интересным, по мнению автора, можно считать изобретение Теслы под названием «Луч смерти». Он представляет собой разновидность радио-скалярного волнового оружия, или ультразвуковой пушки. Это стало значительным шагом по направлению к другим, еще более важным изобретениям Теслы, вроде телепортации и машины времени. Если Тесла, действительно, гений, а многие, действительно, считают его гением, то он мог построить свою собственную машину времени и путешествовать в будущее или, возможно, телепортироваться на Марс. Тесла был похож на чудаковатого героя, фактически он опередил свое время, тем более, что он предсказывал свои изобретения, еще будучи подростком. Примерно за год до первого показа кинофильмов братьями Люмьер на бульваре Капуцинов в Париже, украинский изобретатель Иосиф Тимченко уже устраивал подобные киносеансы в Одессе. В 1893 году в гостинице, на углу улицы Дерибасовской и Колодезного переулка, состоялась публичная демонстрация двух фильмов, снятых устройством нашего инженера, «Всадник» и «Метатель копья». Тимченко жил и работал в Одессе. За свои многочисленные изобретения он получил четыре золотых и три серебряные медали различных международных выставок. Тимченко, совместно с физиком Николаем Любимовым и изобретателем Михаилом Фрейденбергом, изобрел скачковый механизм, который стал основой для аппарата под названием кинетоскоп. Этот аппарат использовал во время сеанса не кинопленку, а дисковую фотопластинку. Это было революционным изобретением для передачи информации, которое трое изобретателей так и не запатентовали в дальнейшем. Тимченко пользовался большим уважением и авторитетом также среди специалистов самых разных областей науки. Изобретенные им уникальные приборы и механизмы для исследовательских работ славились далеко за пределами Украины. Известными стали макет первой в мире телефонной станции ступенчатой системы и точные измерительные приборы. Тимченко дал миру сейсмограф, барограф, фотографический телескоп и многое другое. Обнаруженные чертежи его работ и описание приборов свидетельствуют о том, что они были первым воплощением основной технической идеи передачи информации через изображение. Аппарат, разработанный Тимченко, был оценен современниками, как гениально простой. Исследуя жизнь и деятельность выдающегося украинского изобретателя, мы видим, как трагически сложилась судьба талантливого человека. В 1914 году начинается Первая мировая война и услуги специалиста по передаче информации снова оказываются нужны государству даже сильнее, чем раньше. Позже Тимченко сконструировал станок для изготовления патронов, который позволял изготавливать их в три раза быстрее. С помощью военных чиновников, которым такое производство было очень необходимо, ученый получает свою лабораторию. После переворота 1917 года большевики расформировали Одесский университет, но Тимченко продолжал работу в своей мастерской почти до самой смерти в 1924 году. С детских лет Альберт Эйнштейн не проявлял никаких признаков своей гениальности. Наоборот, он выделялся слабой развитостью, не умел разговаривать до трех лет, в семилетнем возрасте не мог произнести заученные на память фразы, а его тело и голова были не пропорциональны. Так начиналась судьба едва ли не самого выдающегося ученого 20-го века. Сам Эйнштейн утверждал, что свою теорию относительности он создал, практически, случайно. Когда он заметил, что автомобиль, который двигался относительно другого автомобиля с одинаковой скоростью и в том же направлении, остается для второго неподвижным. Поэтому, двигаясь по Земле и в отношении других предметов на ней, эти автомобили остаются в состоянии покоя относительно друг друга. Теория Эйнштейна предсказала существование гравитационных волн, которые могли бы быть средством передачи информации во Вселенной на любое расстояние. Но только в 2015 году современные физики зафиксировали эти волны в обсерватории в США, за что получили Нобелевскую премию. Подобно тому, как сейчас люди используют электро-магнитные волны для связи, в будущем неограниченный обмен информацией будет основан на гравитационных волнах. Как всем становится понятно, это следующий прорыв в сфере обмена информацией, который создает новые горизонты для исследования информационной безопасности будущего. Эйнштейн писал, что механическая система может передавать энергию и информацию гравитационным волнам. Считается, что эти волны имеют вид совмещения пространства и времени и проявляются в качестве изменений гравитационного поля, подобно волнам на воде. Волны излучаются движущимися массами и большими событиями, но существуют независимо. Эйнштейн предполагал, что гравитационные волны распространяются со скоростью света. Такая гравитационная связь имеет преимущество перед электро-магнитной, поскольку не уменьшает своей мощности в пространстве и времени, тогда как последняя ослабевает в зависимости от расстояния источника сигнала и наличия препятствий. Современные ученые пытаются доказать факт того, что существует возможность зашифровать определенную информацию в гравитационной волне и передать ее на неограниченное расстояние. Единственное, что сейчас не известно, то какими должны быть приборы, передающие и получающие информацию из этих волн. В далеком будущем гравитационно-волновая связь может оказаться главным средством для обмена информацией во Вселенной. Имя Карла Густава Юнга известно людям, которые даже очень далеки от психиатрии. Его называют великим ученные из разных сфер современной научной деятельности. Юнг известен, как последователь Зигмунда Фрейда, но на самом деле он не придерживался фрейдовских традиций, а работал по личному направлению. Концепция существования коллективного бессознательного была основной причиной расхождений во взглядах между ними. По Юнгу, структура личности или души состоит из Эго, Личного бессознательного и Коллективного бессознательного. Причем, Эго – это то, что мы обычно понимаем под сознанием, или все то, что мы имеем в виду, когда говорим «Я». Личное бессознательное представляет собой личный опыт человека, по каким-то причинам забытый или вытесненный им из обихода. Личное бессознательное, в основном, состоит из комплексов, которые являются эмоционально заряженными мыслями, чувствами или воспоминаниями. Например, распространенный в наше время комплекс власти развился благодаря тому, что люди очень много своей психической энергии посвящают мыслям и чувствам о контроле, доминировании или подчинении других. Коллективное бессознательное состоит из мыслей и чувств, которые являются общими для всех людей, то есть оно является результатом совместного эмоционального прошлого человечества. Как писал сам Юнг: «В коллективном бессознательном содержится все духовное наследие человеческой эволюции, возрожденное в структуре мозга каждого индивидуума». Понятно, что коллективная бессознательная информация передается из поколения в поколение, она общая для всего населения Земли. Примерами служат мифы, народные эпосы или понимание добра и зла. Именно за эту точку зрения о существовании накопленной коллективной информации автор и включил Карла Юнга в число ученых, внесших неоценимый вклад в науку об информационной безопасности. И действительно, непонятно иногда, каким образом именно в том месте и в то время пришла к Ньютону идея существования всемирного тяготения, если представить, что он каждый день наблюдал явления падения на землю различных предметов. Еще большее удивление вызывают изобретения Теслы или Эйнштейна, которые в своем большинстве были теоретическими, то есть не доказанными на практике по причине своей сложности и невозможности реализация в то время. Только недавно некоторое современное оборудование дало возможность воспроизвести их предположения и доказать правоту гениев. Автор видит свое предназначение и дальнейшее развитие информационной науки в исследовании законов и качеств этого коллективного информационного пространства для его эффективного использования и безопасности.Вся научная деятельность англичанина Алана Тьюринга была посвящена исследованию информационных процессов и безопасности. Именно он стоял у источника зарождения информатики и кибернетики. В 1936 году он предложил свою «Машину Тьюринга», которая стала первым в мире компьютером. Именно Тьюринг создал основы современного криптоанализа и теорию искусственного интеллекта. В годы Второй мировой войны группа под руководством Тьюринга взломала немецкий шифратор «Enigma», что позволило читать переписку и сообщения немецких вооруженных сил. Теоретическая база для методов и взломов была разработана самим Тьюрингом. Позже, в 1946 году, Тьюринг предложил первое детальное описание компьютера с хранимой памятью и программой. В то же время он продолжал работу над более теоретическими вопросами. В частности, ученый очертил проблему искусственного интеллекта и предложил эксперимент, который позже назвали в его честь «тестом Тьюринга». Позже возник сексуальный скандал, в ходе которого Тьюринга судили за гомосексуализм и обрекли на введение инъекции женского гормона. После этого судьба очень строго повела себя с великим ученым. Он потерял работу и общественное уважение. В 1954 году Алан Тьюринг был найден мертвым в своем доме, отравленный цианидом. Надкушенное яблоко, с этим ядом, лежало рядом с кроватью, на столе. Стив Джобс, боготворивший Тьюринга, поэтому для своей торговой марки «Apple», в качестве эмблемы и названия выбрал надкушенное яблоко, в память о причине смерти своего кумира. После 1960 года многочисленные факторы смягчили тоталитарные возможности радио. Этому способствовали снижение цен и нарастающая доступность телефонов, факсов, персональных пишущих машинок и множительных устройств. Кроме того, миниатюрными стали дешевые длинноволновые радиоприемники, способные принимать иностранные станции. Возросло значение телевидения. Вконце XIX века семья Норберта Виннера эмигрировала из России в Соединенные Штаты Америки. Его отец стал профессором Гарвардского университета, поэтому маленькому Норберту было предречено стать большим ученым. Виннер не подвел ожиданий своих близких, его книга «Кибернетика или управление и связь в животном и машине» фактически открыла новую науку кибернетику. По определению ученого, кибернетика исследует закономерности получения, хранения и передачи информации в сложных управляемых системах. Эта книга перевернула весь научный мир и стала началом научно-технической революции. Благодаря Виннеру, мир получил современные методы обработки и использования информации, люди получили любимые компьютерные технологии и различные гаджеты. Ярким был его опыт с крысами, когда одну запускали в незнакомое место с различными ходами. Там животное натыкалось на препятствия пока не находило выход. Во второй раз эта самая крыса уже без ошибок находила выход из известного ей лабиринта. Это и стало главным примером системы в действии. Таким Виннер представлял искусственный интеллект, что стало платформой для новой науки кибернетики, которая призвана была анализировать и синтезировать знания, накопленные предыдущими науками – философией, математикой, биологией, социологией и экономикой. Виннер считал, что «Высшее предназначение математики представляет собой поиск скрытого порядка, который нас окружает». Поэтому он изложил положения и выводы новой теории, которая охватывала вопросы обмена информацией и управления в различных динамических системах, таких как человек, живые организмы и технические приборы. Только тогда, когда сложная система имеет случайное образное поведение, между ее составными частями возникают связи, которые описывают разницу между прошлым и будущим. А это, в понимании автора, позволяет сформировать направленность действий систем с целью создания более сложных структур, которые будут иметь устойчивую жизнеспособность. Эта технология передачи информации позволяет расширить человеческие возможности восприятия и влияния до масштабов всего земного шара. Незадолго перед смертью Виннер был награжден Президентом Линдоном Джонсом высшей научной наградой – Национальной научной медалью США. В торжественной речи ученый оставил завещание: «Мы не являемся материальными существами, мы вечно повторяющиеся схемы. Схема же является посланием и может быть передана, как послание». Над его словами стоит задуматься, особенно сейчас. На примитивном уровне Интернет функционирует, как множительный аппарат, позволяющий каждому пользователю с легкостью копировать документы, изображения и звуковые файлы. Возросшая личная власть людей стала частью большой истории передачи информации и развития информационных технологий. Фотокопировальные устройства, история которых началась почти сто лет назад, представляют отличную перспективу революции в Интернете. Хотя фотоаппарат автоматизировал сложный процесс съемки и проявления, ему остались необходимы проточная вода и электричество. На заре двадцатого века обеспечить эти условия было непросто, машине требовалась целая отдельная комната. Устройство поглощало огромное количество дорогой фотобумаги и реактивов, кроме этого выдавало дурно пахнувшие копии на толстой бумаге с закручивающимися углами, что создавало трудности для хранения. Патентовед Честер Карлсон изобрел технологию, которая позволила использовать простую бумагу. Изобретение Карлсона, известное нам под названием Ксерокс, произвело революцию в деловом мире, а через десять лет оказалось в самом центре титанического противостояния правительств и разведслужб. Если бы Маркони не придумал беспроводной аппарат, передающий сигналы на большие расстояния, это, наверняка, сделал бы кто-нибудь другой. Так же можно сказать о производстве бумаги, печатном станке и почти обо всех последующих открытиях в области передачи информации. Почти все эти изобретения, сколь бы чудесными они ни выглядели, основаны на законах физики и являются усовершенствованием вновь открытых технологий. Карлсон же радикально порвал с прежними методами копирования. Если бы большую часть своей взрослой жизни он не провел в ожидании фотокопий, его изобретение, возможно, и вовсе бы не состоялось. Однажды он наткнулся на статью венгерского физика Пала Селеньи, в которой рассказывалось о применении ионного луча для перенесения структуры электростатических разрядов на вращающийся барабан. Использование дорогой и массивной ионной пушки в офисе не представлялось возможным, но образование Карлсона позволяло смотреть глубже. Он вспомнил о фотоэлектрическом эффекте Альберта Эйнштейна, при котором в определенных субстанциях лучи света порождают электрический разряд. Селеньи не догадался использовать свет, а вот Карлсон сообразил, что может применить фотоэффект Эйнштейна и добиться того же результата при помощи фотографических линз, а затем преобразовать электростатическую картину на барабане в чернильное изображение на простой бумаге. Начинал он работу в примитивной домашней лаборатории, а потом получал все лучше оборудованные помещения, все более квалифицированных помощников, все более надежное и масштабное финансирование, и это принесло результат. Постепенно Карлсон создал работоспособное устройство для компании «Галоид», основным бизнесом которой был выпуск фотобумаги. В 1958 году фирма стала называться «Галоид ксерокс», а в 1961-м – просто «Ксерокс». В 1959 году компания выпустила первую действующую модель – модель 914, которая, буквально, покорила информационный мир. Восхищениям не было предела, аппарат превратил прежде трудоемкий, изматывающий процесс фотокопирования в приятную работу, выполняемую простым нажатием кнопки. Еще с детства Клод Шеннон показал склонность к освоению механических вещей. Больше всего ему удавалась математика. Дома он собирал модели самолетов, которые управлялись по радио, или систему телеграфа от своего дома к другу на расстояние в почти километр. Шеннон стал известен тем, что предложил теорию информации в научной статье, опубликованной еще в 1948 году. Студентом Массачусетского технологического института он написал диссертацию, в которой заявил, что с помощью электрического применения Булевой алгебры можно сконструировать и решить любые логические и числовые связи. Почти все, чем мы с удовольствием пользуемся в наш цифровой век, базируется на этой идее, хотя мало кто знает о том, кто ее автор или что лежит в основе простой и элегантной теории информации. Многим ли известно, что информационная эпоха – это творение не Билла Гейтса или Стива Джобса, а Клода Шеннона? Скромный человек, разносторонний мыслитель сторонился публичных выступлений и интервью. Блестящий математик, генетик и крипто-аналитик, сформулировал основы концепции, которой суждено было вырасти в информационную теорию. Он сделал это вскоре после окончания Второй мировой войны, когда стало очевидно, что ее сражения уже не сводятся к пулям и бомбам. Если Первая мировая оказалась первой механизированной войной, то Вторую мировую можно считать первым силовым конфликтом, завязанным на информационные технологии. Быстрая координация между удаленными друг от друга подразделениями перенесла войну на все континенты. Стала активно развиваться криптография, поскольку требовалось сохранять передаваемые депеши в тайне от противника. Шеннон разработал систему прицельного уничтожения самолетов и систему контроля огня, которые могли напрямую взаимодействовать с радаром. После войны это позволило Шеннону и многим другим специалистам задуматься о природе фильтрации и распространения информации, будь то радарные сигналы, голос из телефона или видеоматериалы из телевизора. Шум оказался врагом связи, так что любые способы хранения и передачи информации, снижавшие уровень шума, весьма интересовали работодателей Шеннона. Шеннон особенно хорошо понимал основы теории о том, как следует обращаться с информацией, используя знания из самых разных дисциплин. К 1948 году он сформулировал свой главный тезис, простой и сильный: «Информация – преодоление неопределенности». Если человек может передать что-нибудь, то это «что-нибудь» уже снижает неопределенность. Такова, по мнению Шеннона, фундаментальная природа информации. Звучит очевидно, однако это важнейшее умозаключение, если вспомнить, что люди говорят на огромном разнообразии языков и определенное сочетание звуков может оказаться полным смысла для одного человека и совершенно непонятным для другого. Шеннон пришел к выводу, что информацию любого типа можно закодировать, как серию ответов «да» и «нет». В наши дни такие ответы мы называем битами цифровой информации, то есть единицами и нулями. Ими представлено все – от текста электронного письма до цифровых фотографий, музыки на CD и видео высокого разрешения. То, что совершенно любую информацию можно представить и закодировать отдельными битами не приблизительно, а идеально точно, без шумов и ошибок, явилось поистине революционной идеей. Она поразила даже его коллег и других ученых, отчаянно пытавшихся создать простую и универсальную теорию информации. Шеннон стал профессором Массачусетского технологического института и в течение многих лет его студенты сделали большое количество революционных открытий, во многом определивших лицо информационной эпохи. К ним можно отнести модемы, компьютерную графику, сжатие данных, искусственный интеллект и беспроводную цифровую связь. Информационная теория преобразила почти все стороны нашей повседневной жизни, от работы до отдыха, насытив их «цифрой». Красиво, изящно и невероятно эффективно. Теорией информации, которую изобрел Шеннон, стал раздел математики, изучающий процессы хранения, преобразования и передачи информации. Это и напрямую тесно связано со многими другими дисциплинами, такими как коммуникационные системы, теория вероятности и криптография. Специальный термин «избыточность», в качестве своего рода обратной стороны информации пустил в обращение Шеннон. Когда избыточность присутствует в сообщении, то оно может быть записано более экономно без потери информации, хотя и с некоторым снижением возможности исправления ошибок. Указанная теория держится на нескольких законах, которые изобрел и сформулировал Шеннон. Его работа «Теория связи в секретных системах» вышла с грифом «секретно», но ее рассекретили и опубликовали уже в 1949 году, и это стало началом широких исследований в теории кодирования и передачи информации. Указанная книга, по мнению специалистов информационной безопасности, предоставила криптографии статус науки. Именно Шеннон первым начал изучать криптографию, используя системный подход. Главной заслугой Клода Шеннона является исследование абсолютно тайных систем и доказательство их существования. Вместе с этим, он вывел существование крипто-стойких шифров и необходимые для них требования. Ученый очертил основные требования, необходимые для определения надежности шифров. Шеннон ввел термины рассеивания и смешивания, которые сейчас привычны для нашего слуха, и создал методы построения систем шифрования на основе простых операций. Кодирование, по мнению ученого, представляет собой процесс преобразования сообщения на входе канала связи к коду сообщения на выходе, при этом информационная ценность сообщения должна оставаться неизменной. Великий ученый работал до конца 20-го века, а умер в 2001 году от болезни Альцгеймера. Крупный украинский ученый Вячеслав Петров родился в 1940 году в Воронежской области. Позже окончил Харьковский политехнический институт по специальности инженер-электромеханик. Всемирную известность Петрову принесли его научные исследования, посвященные созданию физических основ, принципов, методов и систем оптической регистрации информации и созданию материалов для оптической регистрации информации и управления оптическим излучением. Гораздо позже, развивая свою научную школу, академик Петров создал технологии долгосрочного хранения цифровой информации, разработал методы создания баз данных информации с раритетных носителей и баз данных научной реферативной информации. Направления исследований ученого вызывают неизменный интерес научной общественности. Он входит в число 5-ти ученых Украины, которые произвели наибольшее количество научных докладов на заседаниях Президиума НАН Украины. Уважение общества к Петрову вылилось в многочисленные награды от Национальной Академии Наук Украины, государства и международного сообщества. Среди главных его достижений привлекает внимание разработанная и внедренная система массового распространения компьютерной информации через широкополосные телевизионные каналы, которая работает в Украине уже почти 10 лет. Петров изобрел и практически внедрил метод изготовления оптических носителей информации на сапфире с большим сроком хранения. Общественная жизнь Петрова посвящена разработке Программы информатизации города Киева. Под его руководством создана Концепция информатизации Киева и в HAH Украины разработана корпоративная компьютерная сеть Киевской городской государственной администрации. Вячеслав Петров создал научную школу, которая изучает проблемы регистрации, долгосрочного хранения и надежной передачи информационных данных. Сейчас в его Институте проблем регистрации информации НАН Украины собраны наиболее значимые научные направления, имеющие большое значение для создания информационно-аналитических систем и систем регистрации информации безопасными методами. Именно эта работа важна для создания технологий, необходимых для дальнейшей информатизации Украины и укрепления ее безопасности. Известный британский физик-теоретик Стивен Хокинг, известный своими популярными книгами об астрофизике и черных дырах, привлек внимание автора тем, что несмотря на свою болезнь, которая привела к его смерти в 2018 году, не сосредотачивался исключительно в пределах своей науки. Круг его интересов колебался от теоретической и квантовой физики до современной философии, социологии и политики. Кроме этого, Хокинг выступал за колонизацию других планет и совершенствование космических перелетов через обеспокоенность тем, что жизни на Земле угрожает много опасностей. Его беспокоили возможная ядерная война, генетически модифицированные вирусы, глобальное потепление, перенаселение планеты и другие опасности. Последняя работа ученого, имеющая ценность для исследований автора в области информационной безопасности, получила название «Энтропия черной дыры и мягкие волосы». Эта работа заключает долгосрочный проект Хокинга о больших диффеоморфизмах, «мягких волосах» и квантовую структуру черных дыр. В ней говорится, что определенная информация может пережить засасывания в черную дыру. Всем известно, что из-за колоссальной гравитации даже свет не может уйти от таких космических тел, как черные дыры. Любое материальное тело или просто материя, которые достигли горизонта событий черной дыры, то есть места невозможности повернуть назад, будут затянуты внутрь нее без всякого шанса вырваться. Но Хокинг отклонил эту идею. Он отметил, что только информация может сохраниться в, так называемом, «мягком волосе», который теоретически существует на краю черной дыры. В 2015 году на конференции Хокинг сказал: «Я предполагаю, что информация хранится не внутри черной дыры, как кто-то мог ожидать, а на ее границах, скорее всего на горизонте. Идея заключается в том, что супер-трансляции – это голограммы входящих частиц. А значит, они содержат всю информацию, которая иначе была бы потеряна. Информация о поступлении новых частиц воспроизводится, но только в хаотичной и бесплодной форме. Это решает информационный парадокс. Для всех других практических целей информация потеряна». Для авторского исследования ценным является не сам факт возможного сохранения или порчи информации черной дырой, а указание на ее уникальную природу. Все более убедительным становится факт, что информация не подчиняется общественным законам, которые регулируют нашу жизнь. Это понятно, благодаря наличию особой природы явлений, связанных с информацией и процессам, сопровождающим ее возникновение, передачу и хранение. Поэтому автор отмечает, что и административно-правовая база, призванная регламентировать информационные отношения, должна базироваться не на общественных обычаях или нормах, а на междисциплинарных или межотраслевых законах природы, гармонично выделенных из соответствующих научных мыслей. Гордость Украины, Марина Вязовская, работает сейчас в Швейцарском федеральном технологическом университете. В 2016 году ученая получила одну из самых престижных математических наград мира – «Премию Салема». До этого она окончила Естественно-научный лицей № 145 и механико-математический факультет Киевского Национального Университета имени Тараса Шевченко. В 2016 году Вязовская сделала огромное открытие и решила уравнение о том, как плотно разместить точки в 8-ми и 24-ти мерных пространствах. Марине удалось эффективно укомплектовать точки так, чтобы свободного места между ними осталось меньше всего. На уровнях не остается достаточно места, чтобы новые сферы размещались в свободных промежутках. Эта задача, о плотной упаковке шаров, тесно связана с теорией кодирования и передачи информации. Открытие Вязовской имеет практическое значение. По ее словам, упаковка сфер в многомерных пространствах будет все больше использоваться для улучшения передачи информационного сигнала. Хочется отдельно отметить, что многие математики не могли решить эту загадку размещения сфер в трехмерном пространстве с 1611 года. Специалисты, комментируя открытие Марины, отмечают, что решенная загадка поможет развитию улучшения передачи сигналов с космических аппаратов на самые дальние расстояния. Сейчас информационный сигнал, передаваемый с космического аппарата, обычно искажается, так как во время трансляции разбивается на части. Открытие украинской ученой позволит точно вычислять искаженную часть и быстро исправлять ее в истинной форме. Юридическая сфера в лице Владимира Липкана завершает обзор автора о различных научных подходах к познанию информационной науки и ее безопасности. Не случайно именно украинский правовед, доктор юридических наук, профессор, один из основателей теории национальной безопасности, теории стратегических коммуникаций и правового регулирования искусственного интеллекта заключает основную тему этого исследования. Именно Липкану принадлежит авторство определения синергетического подхода к изучению информационного права и информационной безопасности. Он утверждает, что для формирования научного течения информационных отношений следует использовать достижения различных, связанных с ними, сфер знаний. Автор целиком с этим соглашается и в дальнейшем намерен использовать именно такое определение синергии. Следующий значительный вклад Липкана в национальную юридическую научную мысль заключается в его определении понятия гибридной войны и особенностей проведения гибридных или информационных конфликтов. По его словам, сущность гибридной войны состоит в том, чтобы одна доминантная группа покорила или создала необходимые и достаточные условия для покорения иной социальной группы. При этом первая, не устанавливая полного и тотального контроля над суверенитетом и территорией, другими важными, но не жизненно необходимыми атрибутами, добилась капитуляции силовых органов второй группы. Кроме указанных изобретений, Липкан определил, что информационная глобализация, которая совмещена с новыми механизмами развития информационного общества, образует и новые определенные феномены. Один из них – это сетевое общество. Ученый указал, что в данных обществах человек может быть использован, как средство распространения недостоверной информации или, фактически, стать активным субъектом ее распространения. Тем самым Липкан предсказал возможную смену субьектно-объектных отношений, применяемых к человеку в информационной безопасности, представляя его здесь, как неживое существо, а только как средство внедрения чужих интересов и целей. Проанализировав эволюцию в научной мысли относительно информационных отношений в обществе, можно, прежде всего, констатировать, что информация остается малопонятной материей, с непредсказуемыми качествами и свойствами. Поэтому она не может подчиняться обычным юридическим нормам, более того, она развивается по законам, характерным для других отраслей знаний. Распространение информации, законы обмена и ее тяжесть во время воздействия на определенное социальное общество невозможно загнать в рамки человеческих законов. Так же, как нельзя путем введения определенных правовых норм регулировать возникновение молнии или скорость и направление распространения лесного пожара. Хотя в приведенных примерах, как и в информационных отношениях, остается единственный элемент, который способен реагировать на нормативное администрирование, это – человек. Автор хочет подчеркнуть, что административно-правовое регулирование информационных отношений и информационной безопасности должно учитывать указанный синергетический подход и основные законы природы. Следует помнить, что главная цель создания и принятия тех или иных законов – это упрощение процедур и отношений между членами общества, которое ими пользуется. И наоборот, непонимание природы информационных явлений, неприменение природных законов, по которым распространяется и сохраняется информация, приведет к принятию ошибочных норм права. А это всегда лишь усложнит, и без того сложные, информационные отношения и запутает процесс. Современная эволюция Ничего так не боится человек так, как непонятной для него информации. Когда случайно узнает что-то, хочет узнать или, по крайней мере, догадаться об этом. Человек всегда старается избегать чуждой ему информации. Внезапная новость ночью или, вообще, в темноте может сделать его страх паническим. Даже комфортная защищенность помещений не обеспечивает достаточного чувства безопасности, ее легко разорвать и вогнать человека в панику. Эта боязнь пугающей информации побуждает людей всячески отгораживаться от окружающих. Они запираются в своих домах, куда не пускают никого постороннего, и лишь в тишине или вне источников поступления информации чувствуют себя в относительной безопасности. Например, взломщика боятся не только потому, что он может ограбить, страшно, когда кто-то внезапно, неожиданно схватит тебя из темноты. Необъяснимая, пугающая информация – обычный символ такого страха. Она может означать и безобидное осознание, и опасное влияние, причем в первом значении всегда присутствует оттенок второго. Основное же значение непонятной информации уже исключительно отрицательное – нападение или вред. Нежелание соприкасаться с необъяснимой информацией сказывается и на человеческом поведении в обществе. Характер поведения на улице, в общественном месте и в транспорте во многом определяется этим страхом. Даже когда мы оказываемся совсем рядом с другими людьми, ясно их видим и прекрасно осознаем об отсутствии вреда, мы по возможности избегаем вникать в их личную информацию, которая может навредить или создать дискомфорт. Когда же, напротив, мы симпатизируем и рады узнать что-то новое, значит, этот человек оказался нам просто приятен, и сближение с ним будет происходить по нашей инициативе. Быстрота, с какой мы забываем неприятную информацию, нечаянно узнав ее, или напряженность, с какой обычно ждешь разрешения страшной загадки, вызывает резкую и подчас не только словесную защитную реакцию. Если не придет забвение или не наступит развязка, последует неприязнь и враждебность, которую испытываешь к преступнику, даже когда не думаешь, что у него и впрямь были дурные намерения. Весь этот сложный клубок чувств вокруг враждебной информации, вся эта крайняя раздражительность и возбудимость свидетельствуют о том, что оказывается задетым что-то затаенное в самой глубине души, что-то вечно недремлющее и коварное, что-то никогда не покидающее человека, однажды установившего границы своего информативного восприятия. Аналогичного рода страх может лишить даже сна, во время которого человек бывает еще беззащитней. Освободить человека от такого страха перед необъяснимой или вредной информацией способно лишь время. Только по истечении его страх переходит в свою противоположность. Для этого необходимо доступное толкование, когда человек получает ответы на большинство тревожных вопросов. То есть, когда само собой или в результате научных открытий происходит эволюционное преобразование информации в доступную для понимания. Стоит однажды понять отдаленный смысл информации, как начинает исчезать боязнь ее появления. Теряют значение все неясности и недомолвки, в том числе и различия источников информации. Получая объяснение одному, объясняешь другое, чувствуя одно, чувствуешь другое. Как будто все вдруг начинает происходить внутри одного тела. Видимо, это одна из причин, почему информации присуще стремление становиться плотней. В основе этого явления находится принцип расширения степени свободы каждого в отдельности от страха информации. Чем плотнее информация, тем она понятней и тем сильней в людях чувство, что они не боятся ее. Этот шоковый переход в другое качество является свойством информации. Облегчение, которое при этом начинает испытывать человек, становится наиболее ощутимо при большой плотности информации после эволюционных преобразований. В научных исследованиях, посвященных информационной безопасности, отмечается, что данная проблема является одной из составных частей глобальной безопасности. Под информационной безопасностью следует понимать защиту интересов субъектов информационных отношений. Она характеризуется состоянием защищенности жизненно важных интересов человека, общества и государства, при котором предотвращается нанесения вреда по различным причинам. К таким можно отнести неполноту, несвоевременность или недостоверность используемой информации; негативное информационное влияние; негативные последствия применения информационных технологий; несанкционированное распространение, использование и нарушение целостности, конфиденциальности и доступности информации. В современных условиях, когда информационные технологии приобретают глобальный характер, информационная безопасность является неотъемлемой составляющей системы безопасности социальной организации в целом. Вместе с тем, информационная сфера вышла на первый план в разрезе национальной безопасности, так как роль и значение информации быстро увеличились в современном мире. При этом необходимо отметить, что акцент в проблеме информационной безопасности, кроме принятия отдельных законов, все больше перемещается в сторону того, насколько они будут соответствовать поставленным задачам и насколько эти решения будут адекватными быстро меняющимся экономическим и политическим ситуациям. Современные информационные отношения возникают, осуществляются и прекращаются во взаимодействии участников через оборачиваемость информации. Их целью или главным компонентом является функция обеспечения, в частности, соблюдения желаемых в обществе правил поведения и недопущения отклонений от нормы. Как свидетельствуют исследователи, наблюдаются методологические различия в понимании информационной безопасности на разных уровнях общественных отношений. Национальный, государственный, региональный, отдельных организаций и другие уровни имеют свои особенности. Например, отдельный подход был применен к правовой организации безопасности Единого государственного реестра исполнительных производств Украины. Этот подход не принципиально отличается от подхода к организации безопасности локальной сети в отдельной организации. Хотя, при внимательном рассмотрении, он требует выделения подобных, унифицировано-нормативных методов, то есть моделей защиты информации. В нашем мире, фактически, происходит довольно сложный переход от индустриального к информационному обществу. Проведенный исторический анализ, а также применение логики исследований Э. Тоффлера позволили выделить три основных исторических периода развития общественных отношений. Сначала, как известно, возникло аграрное общество и начало формироваться около 7500 лет назад. Существовало оно со времен развитой аграрной цивилизации, так называемой, «трипольской культуры», и, фактически, до первой половины ХIХ века. Далее наблюдалось развитие индустриального общества, которое зародилось в ХVIII веке, и было сформировано во второй половине ХХ века. Последнее информационное общество начало формироваться в конце ХХ века, а его совершенное становление наблюдается до сих пор. С 1990-х годов начался и продолжается пост кибернетический период. В конце ХХ – начале ХХI веков в мире произошла информационная революция, одной из ключевых особенностей которой является стремительное развитие информационных технологий и рост значимости информации, что привело к формированию информационного общества. Информационное общество рассматривается известным японским ученым И. Масудой, автором созданной в начале 70-х годов Концепции информатизации Японии, как постиндустриальное общество. Он считает, что основу такого общества составят несколько главных отличительных признаков, которые не могли быть присущи предыдущим историческим периодам. Масуда говорил, что, во-первых, будут развиваться компьютерные технологии, которые заменят или усилят умственный труд, с чем невозможно поспорить. Во-вторых, информационная революция преобразуется в новую производственную силу. В-третьих, интеллектуальная сфера станет ведущей отраслью экономики. В-четвертых, сформируются общества, где будет функционировать «демократия участия» и другие формы коллективного управления. Формирование информационного общества является процессом достаточно длительным и сложным. Он связан с новым осмыслением и использованием информации как социального конструкта и инструмента функционирования общества. Некоторые исследователи в области информационной безопасности прогнозируют, что новое информационное общество будет обществом с идеальными формами человеческих отношений и будет существовать на основе синергетической рациональности, которая заменит принцип свободной конкуренции. Каждое человеческое сообщество имеет свою систему ценностей в контексте информационной безопасности. Она обусловлена историей и менталитетом народа, в составе которого существует это общество. Упомянутая система ценностей создана на опыте предыдущих поколений, отдельных социальных групп или организаций. Разрушение ценностей общества неизбежно ведет к негативным общественных последствиям. Например, до недавнего времени считалось, что только путем введения правового режима секретности и декларирование ограничений в сфере сохранения, передачи и распространения информации можно решить проблемы обеспечения охраны информации. Несмотря на то, что информационная безопасность, как отдельная проблема, была сформулирована только в период интенсивной информатизации, она имеет несколько общих характеристик. Она существует столько, сколько существует само человечество. Но раньше ее иначе называли, и, на самом деле, проявлялась она во всех сферах деятельности людей и обществ. В новую эпоху возникает опасность, на которую указывал уже известный профессор Масуда. Он опасался, что люди и машины, стремящиеся к построению демократического государства, реализующие идеи открытого общества, могут создать полицейское государство. Другая проблема может быть очерчена, например, через анализ кризиса тридцатых годов 20-го столетия, проведенного одним из самых авторитетных социологов мира Питиримом Сорокиным. Он пытался найти ответ на вопрос: что привело к появлению таких людей, как Гитлер, Муссолини, Сталин? По мнению Сорокина, виной тому есть три причины, каждая из которых сугубо информационного происхождения. Первая – кризис в системе права; вторая – кризис в системе истин; третья – кризис в системе культуры и искусств. Общим признаком этих причин выступает часто незаметный вопрос обмена информацией. Исследование мирового опыта в этом направлении остается особенно полезным для ученых. Особое внимание автор обращает на страны, где генерируются передовые технологии и модели организации информационной безопасности. Поэтому необходимость изучения проблем информационной безопасности возникает под влиянием угроз массового распространения новых информационных технологий. Изучая процесс эволюции информационной безопасности, следует брать во внимание опыт лидеров этой отрасли тех стран, которые задают сейчас пример всему миру. Автор переработал массу материалов, но для внимания читателей предлагает лишь самых ярких представителей этой деятельности. Для сравнения, в США сферы информационных технологий и движения информации регламентируется более, чем 300-ми законами и подзаконными актами. Считается, что США чуть ли не первыми осознали проблемы информационной безопасности и сделали уверенный шаг к их решению еще в конце далеких 60-х годов ХХ века. В те времена все компьютеры стоили больших денег, а Интернет зарождался из немногочисленных, исключительно военных и научных информационных сетей. В 1967 году под патронажем Национального Комитета Стандартов США была основана Инициативная группа исследователей по вопросам компьютерной безопасности. В нее вошли представители университетов, компаний по производству компьютеров, научно-исследовательских центров и других организаций. Результатом такого объединения усилий было создание, так называемой, «радужной серии» – ряда национальных стандартов и требований к оборудованию, программному обеспечению и персоналу различных систем автоматической обработки данных. Ею стали пользоваться такие государственные структуры США, как: NASA, Министерство обороны, Национальный комитет стандартов, Министерство труда, Офис по охране окружающей среды, Министерство по контролю за вооружением, Национальное научное общество, Федеральная резервная система и, наконец, Центр Объединенного командования Вооруженных Сил. По аналогичной модели позже был создан Национальный центр компьютерной безопасности, который занимается этими вопросами уже в прикладном аспекте, целенаправленно и комплексно, координируя исследователей из государственных и частных структур. В 1981 году был создан, подобный по сути, специальный центр при Министерстве обороны США, который разработал и внедрил специализированную «радужную серию». Крупнейшими стандартами для оценки качества электронно-цифровых изделий, которые обрабатывают и хранят конфиденциальную информацию, стали «Критерии оценки доверенных компьютерных систем», названные «Оранжевой книгой» по цвету обложки. Они сейчас рассматриваются, как модельный мировой стандарт. Уже по традиции, усовершенствованные стандарты компьютерной безопасности в различных странах также стали называть «Оранжевыми книгами». Главным признаком таких стандартов является максимальная гибкость и универсальность оценки информационной безопасности различных членов отношений в информационном обществе. В качестве пути к формированию универсальных моделей организации информационной безопасности на трансграничном уровне можно рассматривать международные нормативно-правовые акты. В частности, в Меморандуме о взаимопонимании по сотрудничеству в сфере телекоммуникаций и развития Всемирной информационной инфраструктуры, между правительствами Украины и США, стороны договорились руководствоваться принципами, принятыми Всемирной информационной инфраструктурой. Для этого внедряются частные инвестиции, конкурентный рынок, гибкая регулирующая система, доступ без дискриминации и универсальное обслуживание. Такие подходы были зафиксированы в решениях Первой Всемирной конференции по развитию телекоммуникаций Международного союза электросвязи в Буэнос-Айресе в 1994 году. Огромное количество примеров оригинальных средств информационной безопасности США можно обнаружить в деятельности таких организаций, как NASA, Агентство национальной безопасности, ФБР, ЦРУ и другие. Особенностью этих подразделений является то, что они выполняют каждый свою неповторимую функцию, а для этого использует индивидуальный набор средств и моделей. В этой главе обязательно следует вспомнить и о неудачах безопасности, связанных с бывшим сотрудником американского Агентства национальной безопасности Эдвардом Сноуденом. После побега из США он поселился в Российской Федерации, где сообщил большую часть секретов своей предыдущей деятельности. В своей книге «Негде спрятаться» он подробно рассказывает о возможностях использования интернет поисковых систем и социальных сетей для слежки за жителями планеты. Одним из его открытий стало освещение деятельности специальной системы PRISM. Сноуден передал массу материалов о программе различным средствам массовой информации для их опубликования. Это, несомненно, факт нарушения информационной безопасности. Но он показывает нам принципиально новый уровень эволюции информационных технологий и безопасности, который еще нужно изучать. PRISM – это государственная программа США или комплекс мероприятий, осуществляемых с целью массового негласного сбора информации, которая передается по сетям связи. Программа состоит на вооружении американского Агентства национальной безопасности и формально классифицировалась, как совершенно секретная. Широкой общественности о существовании программы стало известно в 2013 году, когда отрывки из секретной презентации PRISM были опубликованы в газетах «Вашингтон пост» и «Гардиан». По оценкам «Вашингтон пост», ежедневно системы сбора информации АНБ, в том числе PRISM, перехватывали и записывали около 1,7 миллиардов телефонных разговоров и электронных сообщений и около 5 миллиардов записей о местонахождении и передвижение владельцев мобильных телефонов по всему миру. На этом примере видно, как важно уделять гармоничное внимание не только наступательной тактике информационной безопасности, но и защитным ее функциям. Информационная безопасность Великобритании имеет собственную историю и особые черты. Великобритания не имеет собственного текста конституции. Но в 1998 году британский парламент утвердил Акт "О правах человека", которым придал «Европейской конвенции по правам человека» силу закона. Также в июле 1998 года британский парламент принял закон "О защите информации", чем привел информационную безопасность в соответствие требованиям Директивы "О защите информации", принятой Европейским Союзом. Этот закон распространяется на учетные записи, которые ведутся государственными учреждениями и частными компаниями. Он накладывает ряд ограничений на использование персональных данных и на доступ к учетным записям. Кроме этого, закон обязывает юридические лица, ведущие такие записи, регистрироваться в Комиссариате по защите информации. Положение о неприкосновенности частной жизни и информации содержатся и в других законодательных актах Великобритании, например, в нормах, регламентирующих ведение медицинских записей и хранения информации о потребительских кредитах. В аналогичную группу входят закон "О реабилитации правонарушителей " 1974 года, закон "О телекоммуникации " 1984 года, закон "О полиции" 1997 года, закон "О вещах" 1996 года и закон "О защите от преследований" 1997 года. Положения указанных актов постоянно дополняются или частично изменяются в связи с использованием закона "О защите информации». Закон "О показаниях свидетелей для полиции и органов следствия по уголовным делам" 1984 года дает полиции право входить в частные дома и проводить там обыски без ордера, если владелец арестован за совершение преступления. И хотя до ареста полиция не имеет права требовать от человека документов, ей разрешено останавливать и обыскивать на улице любого, кто вызывает подозрение. Каждый задержанный сдает пробу ДНК для включения в национальную базу данных. Закон "О перехвате коммуникационных сообщений", принятый в 1985 году, устанавливает ряд ограничений, которые имеют отношение к контролю над информационными средствами. В июне 1999 года Министерство внутренних дел издало рекомендации по установке подслушивающих устройств, предусматривающие внесение многочисленных поправок в действующее законодательство. Этими нормами обязали обеспечить плотное содействия установлению подслушивающих устройств со стороны провайдеров интернет-услуг и продление срока действия таких устройств до трех месяцев. Кроме этого, разрешено использование подслушивающих устройств с возможностями роуминга. Однако такие проблемы, как контроль со стороны судебных органов и государственный надзор за перехватами информации в рекомендациях совсем не затрагиваются. На протяжении более чем двадцати лет старой Великобританией неоднократно предпринимались шаги к принятию закона "О свободе информации". К радости простых пользователей, "Кодекс практики доступа к правительственной информации», принятый в 1994 году, открывает доступ к государственным архивам, но предусматривает 15 серьезных исключений. Лица, чьи заявки на получение информации были отклонены, могут обратиться с жалобой через парламентского министра к парламентскому омбудсмену. В мае 1999 года правительство Великобритании вынесло на обсуждение проект закона, разрешающего доступ к правительственным архивам и предусматривающего введение поста комиссара по вопросам информации, призванного обеспечивать исполнение профильных законов. Этот проект, содержащий ряд существенных исключений, считается даже более слабым документом, чем действующий кодекс. Он был жестко раскритикован многими политиками, которые придерживаются различных политических взглядов, а также неправительственными организациями. Так, например, "Компания в защиту свободы информации", "Хартия-88" и 23 других организации в июне 1999 года развернули акцию протеста с требованием пересмотра проекта закона. В ответ на критику министр внутренних дел Джек Строу заявил о своем намерении переписать ряд положений, но исправленный вариант проекта до сих пор так и не создан. Парламент Шотландии, по примеру всей страны, также пообещал в качестве одного из первоочередных мероприятий принять закон "О свободе информации". Пока ничем другим шотландцы не располагали, имевший силу закон "О соблюдении государственных секретов" лег в основу обвинений, выдвигаемых в настоящее время против Тори Герагти, автора книги "Ирландская война", в которой он подробно описывает технику слежения, используемую в Северной Ирландии и Великобритании полицией и спецслужбами. Каждый из других британских протекторатов – остров Мэн, остров Гернси и остров Джерси имеют собственные законы и собственные комиссии по защите персональных данных. В конце 2014 года правительство Великобритании обнародовало некоторые данные о "Национальной программе информационной безопасности" (National Cyber Security Programme), направленной на борьбу с кибер-преступниками и защиту государственных интересов. В 2015 году большая часть денежных средств правительством была выделена на укрепление способности вести борьбу с информационными угрозами. Эта статья расходов предусматривала финансирование британской спецслужбы GCHQ, аналога американского ЦРУ, которая стоит на страже информационных сетей национального значения. В 2015-м году GCHQ делилась большим количеством информации об информационных угрозах с коммуникационными компаниями, чтобы те смогли усилить защиту своих сетей. Примерно, 30 миллионов фунтов стерлингов из Национальной программы информационной безопасности были потрачены на привлечение оборонного ведомства для борьбы с хакерами. При этом, в вооруженных силах Великобритании имеются собственные программы в области информационной безопасности, бюджет которых составляет около 500 миллионов фунтов стерлингов. Отчитываясь о проделанной работе в 2014 году, правительство Великобритании сообщило о том, что хакеры, спонсируемые властями некоторых постсоветских стран, сумели сломать защищенную локальную сеть национального уровня. В отчете также сообщается, что 81% крупных организаций и 60% компаний небольшого размера столкнулись с незаконным проникновением в их компьютерные системы. Размеры ущерба от таких взломов составили от 65 до 115 тысяч фунтов стерлингов для маленьких предприятий и от 600 до 1150 тысяч фунтов стерлингов для крупного бизнеса. Политика защиты правительственной секретной информации в Великобритании определяется инструкцией Security Policy Framework (SPF), которая заменила ранее существовавший документ Manual of Protective Security (MPS). SPF содержит основные принципы политики безопасности и алгоритмы по управлению безопасностью для государственных учреждений Великобритании и связанных с ним органов. Данная инструкция включает в себя около 70 рекомендаций в сфере политики информационной безопасности, сгруппированных в 7 разделов. Среди стран, чей опыт в области информационной безопасности может быть полезным для изучения и заимствования, и отдельное место здесь занимает Израиль. Путь становления его информационной безопасности имеет свои уникальные черты. Сталкиваясь с множеством уникальных геополитических проблем, основатели Израиля понимали, что успешное становление нации будет зависеть от их знаний, изобретательности и воображения. Негативное окружение, в котором расположен Израиль, заставило его быстро формировать вооруженные силы и разведывательные подразделения, которые способны вести непрерывную войну. Необходимость постоянного обеспечения безопасности стала движущей силой изобретательности, которая в будущем станет распространяться с этой крошечной страны по всему миру. Израильтяне, твердо усвоив тот факт, что инновации являются гарантией национальной безопасности, направили свои усилия и умения на разработку высоких технологий в самых разных сферах. Разведывательные службы постоянно были заняты разработкой и внедрением новых и неординарных способов перехвата вражеских передач, их расшифровки и анализа, каким бы образом они не передавались и из каких бы источников они не выходили. С момента своего появления закрытый мир электронной разведки существовал в обстановке, практически, полной секретности. По этой причине разведывательные службы и подразделения не могли заказывать внешним поставщикам специальное оборудование и информационные технологии. Вместо этого им приходилось полагаться на собственные разработки и методы. Как следствие, эти усилия привели к появлению и развитию инноваций, давшее начало самым передовым технологиям. В отличие от многих своих соседей, израильтяне не могли просто бурить скважины и добывать нефть. Главным их ресурсом были собственные мозги. С самых первых дней с помощью граждан нового государства они превратили науку в орудие становления нации. Иммиграция стала тем рычагом, который привел в движение колесо израильского общества, превращая его в, своего рода, упорядоченный хаос. Постоянный поток иммигрантов формировал культуру, которая находилась в непрерывном развитии. С этой комбинации различных биографий, навыков и умений вышла яркая мозаика взаимных завязок и взаимных влияний. Благодаря этим условиям, создавалось правовое информационное поле и административные основы информационной безопасности. В дни становления Израиля Давид Бен-Гурион сделал правильный вывод, что информационная безопасность страны должна основываться на развитии науки. Внутреннее развитие всегда было критически важным для страны, тем более, что потребности армии в оружии уже не могли быть удовлетворены поставками извне. Не удивительно, что каждое новое правительство Израиля выделяло значительную часть внутреннего валового дохода страны на оборону, ассигнуя и значительные средства на научно-технические исследования. Согласно опубликованным данным, в 2002 году Израиль выделил на нужды вооруженных сил 8,97 миллиарда долларов, что составляет 8,75% внутреннего валового дохода. Для сравнения, Египет с населением почти в 10 раз превышающим население Израиля, выделил на те же цели примерно вдвое меньше, чем его восточный сосед. На обеспечение национальной безопасности Израиль тратит больше, чем на любые другие нужды. Во время выборов 2003 года, когда экономика страны находилась в крайне запущенном состоянии, а уровень безработицы составил почти 10%, проблемы безопасности, которые считались приоритетом номер один, помогли Ариэлю Шарону занять пост премьер-министра. Примерно в это же время, был создан центр "Мамрам", которому предстояло сыграть важную роль в информационно-технологическом развитии Израиля. Именно он помог превратить эту страну кибуц и огранщиков алмазов в одну из самых ярких высокотехнологичных систем мира. Все подразделения вооруженных сил владеют компьютерными и научно-исследовательскими центрами, которые укомплектованы персоналом, прошедшим обучение в "Мамрам". Кроме военной разведки "Мамрам" отвечает за инфраструктуру систем передачи данных и внедрение новых технологий. Сначала «Мамрам» использовал Philco, в основном, для обработки данных и исследований логистики. Однако для эксплуатации, управления и обслуживания системы требовались специалисты, способные обеспечить бесперебойную работу оборудования в условиях жаркого и влажного климата. Особое беспокойство доставляли насекомые, которые проникали внутрь аппаратуры, отсюда и возникло словосочетание «компьютерные жуки». Поскольку компьютерный центр был сформирован за несколько лет до того, как информатика стала академической дисциплиной, «Мамрам» создал свою собственную школу обучения компьютерной науке. Выпускники этой школы сформировали значительное сообщество специалистов по информационным технологиям. Многие стремятся попасть в это подразделение, поскольку все, кто отслужили в нем, становятся наиболее востребованными кадрами в гражданских организациях. Произведенная в этом подразделении особая подготовка в стиле коммандос позволяет приступать к решению задач любой сложности, а также умение его специалистов находить изобретательные решения быстрыми и неординарными методами, высоко востребованы израильским обществом в области информационной безопасности. Некий возможный дефицит собственных ресурсов и бюджета «Мамрам» всегда компенсировал изобретательностью своих сотрудников. С момента основания Израиль, фактически, не знал, что такое мирная жизнь, при этом каждая из войн была не чем иным, как войной за выживание. Возможно, сами того не желая, израильские службы безопасности и вооруженные силы стали чем-то вроде национального наследия и целой индустрией. С первых дней существования государства его лидеры четко осознавали, что Израилю нужна одна из лучших систем информационной безопасности в мире. Окруженный сильными врагами, Израиль должен был компенсировать дефицит военной мощи своим единственным ресурсом – людьми. Другое израильское подразделение под названием «8200» можно считать самой мощной информационной разведывательной службой Израиля. До тех пор, пока его бывшие солдаты не стали пополнять ряды предпринимателей, это подразделение было, пожалуй, самым засекреченным. В течение десятилетий о нем не знали, вообще, ничего. Израильтяне настолько тщательно охраняли эту тайну, что только очень ограниченный круг мог точно оценить роль, которую оно играло в информационных войнах. Однако, если проследить за деятельностью подразделения в прошлые годы, можно понять, какое огромное влияние оно оказывало на развитие высоких технологий в Израиле. Это влияние стало ярким примером особого бренда израильских инноваций, сформированного в условиях постоянной угрозы национальной безопасности. Кроме того, этот бренд формировался, во многом, под влиянием высокого творческого потенциала, установления приоритетности науки, технологии и образования. Все те средства, которые компенсировали недостаток территории, ресурсов и персонала Израиля. В иностранных источниках подразделение "8200" часто сравнивали с Агентством национальной безопасности Соединенных Штатов Америки. Задача этого подразделения – обеспечение информационной безопасности Израиля, а также сбор, расшифровка и анализ миллионов, если не миллиардов, бит данных. Эти данные служба собирает и захватывает с помощью своей сложной электронной сети. Известно, что коммуникации на территории Палестинской автономии и связи с другими арабскими странами тщательно контролируются Израилем. Подразделение "8200" непосредственно отслеживает обмен электронными сообщениями, потоки голосовых и электронных данных, проходящих через коммуникационные сети. Йоши Мельман, корреспондент ежедневной газеты Ha'aretz и соавтор книги Every Spy a Prince, который давно ведет летопись разведывательных служб Израиля, называет это подразделение "главной службой в сфере сбора данных". Она выше рангом от военной разведки. Во всех поставленных целях и выполняемых задачах подразделение "8200" действует, как гигантское электронное агентство по сбору информации. Ежедневно и ежеминутно системы подразделения накапливают бесчисленное количество электронных сигналов, которые перехватываются базовыми станциями и различными постами перехвата информации. Подразделение состоит из команды инженеров, математиков, ученых и криптографов-аналитиков. Все они решают различные задачи радиотехнической разведки, в основном, перехвата выходных сигналов различного рода. То есть, сотрудники подразделения ведут мониторинг и запись телефонных переговоров, перехватывают факсимильные сообщения и сообщения электронной почты, следят за радиообменом и дешифруют кодированные сообщения. Информация передается в центр разведки, где компьютеры и сложное программное обеспечение ее сортируют, затем проверяют по ключевым словам и взламывают коды зашифрованных сообщений. Затем специальные аналитики и лингвисты оценивают собранную информацию. Подразделение "8200" выполняет те же задачи, которые входят в ежедневные обязанности Генерального штаба коммуникаций в Великобритании или Агентства национальной безопасности в Соединенных Штатах. Однако, в отличие от своих иностранных коллег, которые являются гражданскими правительственными агентствами, подраздел "8200" является частью военной инфраструктуры Израиля. Второе основное отличие заключается в том, что оно не может быть сопоставимо с глобальными по своим возможностям службами других стран, ведущими проекты по типу спутниковой программы Echelon. Вокруг этой программы существует много предположений в отношении, практически, неограниченных возможностей Управления национальной безопасности по перехвату и анализу миллиардов электронных сообщений между Соединенными Штатами и другими странами. Кроме того, за последние годы американцы и израильтяне наладили тесное взаимодействие в вопросах информационной безопасности, политики и разведки. Исходя из указанного, можно отметить, что административное регулирование информационной безопасностью Израиля имеет жесткое правовое регулирование, как части военной системы страны. Но это регулирование имеет только общую модель. Основным отличием является то, что на фоне жесткого регулирования, участникам информационной безопасности предоставляется определенная свобода избрания путей преодоления угроз и рисков. Большое место предоставляется уникальному человеческому фактору и возможностям действовать свободно по своему усмотрению, что регулируется ведомственными нормами. В сфере образования израильские школы и университеты уделяют большое внимание развитию STEM-образования, кроме того, активно внедряется практика сотрудничества между венчурными предпринимателями и университетскими профессорами. Например, Ади Шамир, занимающейся разработкой криптосистем, также преподает прикладную математику в Институте Вейцмана. Шамир был одним из основателей компании NDS, специализирующейся на разработке программного обеспечения для телевизионной индустрии. А в 2012 году она была продана компании Cisco за $ 5 млрд. В Израиле военная и коммерческая сферы тесно взаимосвязаны, а информационная безопасность считается одним из приоритетных направлений инвестирования. В Израиле, в отличие от многих развитых стран, военная служба является обязательной. После ее прохождения солдаты могут реализовать себя в коммерческой сфере, как высококвалифицированные специалисты. Для предпринимателей такие кадры представляют особую ценность, так как обладают не только теоретическими знаниями, но и практическими навыками. Многие компании, такие как Cisco, EMC, Google, Microsoft и IBM, открыли в Израиле центры кибер разработок. Преимущества очевидны, помимо использования израильских технологий эти фирмы имеют возможность сотрудничать с высоко квалифицированными специалистами. С течением времени появляются все новые и новые угрозы для информационной безопасности, поэтому, наряду с практической сферой, поспевает законодательная. В 2016 году в Израиле вступил в силу закон, запрещающий любой электронный спам, включая рассылку рекламных объявлений с помощью SMS и записанных на магнитофон голосовых сообщений. В том же году Кнессет принял закон "О создании биометрического архива". Его цель – предотвращения изготовления поддельных удостоверений личности с помощью сопоставлений отпечатков пальцев и фотографий с теми, которыми будет располагать биометрический архив полиции. Всем гражданам Израиля старше 16 лет придется пройти процедуру снятия отпечатков пальцев в одном из отделений Министерства внутренних дел. Но это только внешняя правовая сторона обеспечения информационной безопасности Израиля. Многие механизмы регулирования корректируются ведомственными актами, что предоставляет сильную гибкость процедуре обеспечения информационной безопасности. Среди других новаций из-за границы стоит отметить, что 15 июля 2016 германское правительство утвердило план «Белая книга» по вопросам оборонной политики и безопасности, в том числе информационной. В нем четко указано, что Российская Федерация стала реальной угрозой, которая вредит существующему международному порядку и европейской безопасности. В первую очередь, это связано с агрессией против Украины. Германия объявила об изменениях в информационной политике по отношению к РФ на ближайшее время. Там указаны приоритетные интересы, которые следует защищать правительству и силовым структурам страны. В первую очередь, речь идет о повышении размера выделения средств на оборону. Задекларирована необходимость повышения общей информационной защищенности всего блока НАТО, для чего выполняется ряд мероприятий по перепрограммированию систем информационной безопасности и обновления организации ее технического оснащения. Отмечена особая важность создания Европейской ПРО и обновление механизмов реализации информационной безопасности. Таким образом, Берлин вместе со странами НАТО заявил о своей позиции относительно политики РФ в Украине и мире, начав создавать принципиально новую систему информационной безопасности континента. Как показывают новейшие исследования, вопросы информационной безопасности играют сегодня огромную роль в сфере высоких технологий, так как именно там информация, особенно в цифровой форме, становится одновременно и продуктом, и сырьем. Современное сообщество в сфере информационных технологий и компьютерной телекоммуникации построено на потоках, так называемых, электронных данных с различных точек планеты. Ее производят, обрабатывают, продают и, конечно же, воруют. Если рассмотреть защищенность информации, хранящейся на традиционных материальных носителях, таких как бумага, то она достигается, как и всегда, соблюдением мер физической защиты. Вторая проблемная сторона защиты такой информации связана со стихийными бедствиями и техногенными катастрофами, которые не спрашивают разрешения, чтобы уничтожить материальные носители. В то же время, компьютерная информационная безопасность, в целом, является более широким понятием по сравнению с информационной безопасностью в отношении традиционных носителей. Это требует формирования моделей безопасности, основанных на методиках комплексного подхода. Отдельными исследователями обращается внимание на то, что зачастую в компьютерных сетях агрессивный взлом длится доли секунды. Иногда прощупывание уязвимых мест ведется медленно, растягивается на часы, что делает подозрительную активность злоумышленников, практически, незаметной. Основной целью злоумышленников всегда бывает нарушение составляющих информационной безопасности, ее доступности, целостности или конфиденциальности. Из сравнительного анализа отдельных международно-правовых актов о правах человека можно наблюдать яркие факты, когда допускаются вмешательства соответствующих государственных органов в сферу частной информации и установления соответствующих нормативных ограничений правила поведения в обществе. Такая политика закономерно вызывает общественное сопротивление и конфликты интересов граждан с органами власти. В аналитическом докладе украинских ученых Национального института стратегических исследований в 2017 году проблема информационной безопасности рассматривалась немного под другим углом зрения. Ими на первый план выносились вопросы адекватного развития информационного пространства и информационных процессов, но выделялась, прежде всего, их экономическая составляющая. Подчеркивалось, что ключевой проблемой информационной безопасности является оценка соответствия существующего в государстве информационного пространства потребностям ее граждан, спроса и предложения информационных услуг, и временное удобство для приоритетных целей. Исторический опыт свидетельствует, что страны, которые не смогли своевременно пополнить информационное пространство более эффективными технологиями, замедляли свое экономическое развитие. И, наоборот, страны, нарастившие мощный информационный потенциал, быстро восстанавливали свою роль в мировом разделении сфер влияния даже после крупных военных поражений. Ярким примером является Япония после Второй мировой войны. Поэтому наполнение информационного пространства новейшими технологиями способно существенно повысить, как адекватность отображения реальности, так и производительность информационной деятельности в обществе, что, в свою очередь, повышает возможности защиты их интересов. Значительным недостатком многих научных определений национальной, и в ее составе информационной, безопасности является их ориентация только на защищенность интересов, а не создание мер и условий существования субъектов этой безопасности. Такой однобокий подход сужает содержание общественного понимания этой сферы, подменяет традиционные функции государства и значительно ограничивает демократические права и свободы людей. В то же время, понятие информационной безопасности человека и общества, условия существования которых определяются, прежде всего, их естественными правами и обязанностями, становится актуальным лишь в контексте развития и внедрения идей естественного права, в частности, прав человека и гражданина. Все остальные взаимоотношения являются производными от технологических проявлений информационных правоотношений. Поэтому для создания сферы информационной безопасности крайне важно учитывать международный опыт развитых стран. Автор уверен, что собственная информационная безопасность должна быть неповторимой, построенной на принципах гармоничного соотношения и взаимодействия государственного влияния и негосударственных организаций. При этом, она должна регулироваться четкими нормативными актами, но с определенным кругом возможностей для импровизации ее участников. Наиболее актуальными вопросами обеспечения безопасности в информационной сфере всегда будут являться следующие три. Во-первых, соотношение открытости и ограничения доступа к информации. Имеется в виду, что защита информации с ограниченным доступом в условиях открытого информационного общества является нетривиальной задачей, требующей сбалансированной государственной политики. Во-вторых, противодействие компьютерной преступности и компьютерному терроризму. Защита информационной инфраструктуры является необходимым условием функционирования всех отраслей общественного производства, но особенно или критически важной для банковских учреждений, транспортных организаций и объектов повышенной опасности. В-третьих, обеспечение информационно-психологической безопасности через защиту общественного и индивидуального сознания от скрытых информационных воздействий. Угроза безопасности личности и общества является новой задачей, актуальность которой обусловлена эффективностью современных коммуникативных технологий. Упомянутое информационное противостояние, обычно, базируется на использовании различных средств и технологий воздействия, направленных на ущемление прав человека. Оно является новейшей угрозой общественной безопасности и способно влиять на разрешение конфликтов без применения оружия. В настоящее время наблюдается наличие и применение специфического информационного оружия. Информационное оружие представляет собой совокупность специальной информации и информационных технологий, которые позволяют целенаправленно изменять, уничтожать, искажать, копировать и блокировать ценную информацию. При помощи технологий это оружие преодолевает системы защиты, ограничивает допуск законных пользователей, осуществляет дезинформацию, преследует носителей информации, дезорганизует работу технических средств компьютерных систем и информационно-вычислительных сетей. Оно, обычно, применяется в ходе информационной войны для достижения поставленных целей агрессора. Как определяют многие ученые, информационная безопасность – это одна из сторон информационных отношений с позиции защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства. Следует акцентировать внимание на угрозах этим интересам и на механизмах их устранения или предотвращения. Объектами посягательства информационной безопасности, на которые в первую очередь оказывается вредоносное воздействие, являются сознание и психика людей. В материальном плане, вред наносится информационным системам, сетям различного масштаба и различного назначения. К социальным объектам информационной безопасности, обычно, относят отдельных людей, коллектив, общество, государство или мировое общество. Если говорить о национальном уровне, то автор убежден, что политика информационной безопасности имеет многовекторный характер. Главными тремя составляющими или векторами являются направления ее регулирования. Первыми должны регулироваться информационные отношения с целью обеспечения национальной безопасности, территориальной целостности, общественного порядка и поддержания глобальной законности. Далее регулирует информационные отношения в целях обеспечения прав и свобод граждан, а также здоровья и нравственности. В заключении следует регулировать информационные отношения в сфере коммерческой информации. Особенно хочется отметить, что в разнообразии современных подходов к проблеме определения информационной безопасности следует обращать внимание на деятельность правительства, через него – на государственные органы. Соответствующие государственные органы в своем правовом нигилизме часто выступают главным источником угроз национальной безопасности. Ведь всем известно, что санкционировать такие угрозы могут только компетентные лица, уполномоченные государством на соответствующую деятельность. На самом деле, в результате суженного кругозора или недостатка образования, угрозы могут использоваться, как проявление и удовлетворение комплекса неполноценности этих лиц. Развитие современного понимания многогранности, многоаспектности и многофункциональности информационной безопасности как социального феномена в большей части мира приходится на конец 40-х годов XX века. Именно в это время были приняты основные международные правовые акты по правам человека, признанные на международном уровне защищать права наций и народов. В постсоветских странах развитие правовых исследований информационной безопасности начинается только в последнее десятилетие XX века и связано с началом демократических реформ, связанных со становлением государственной независимости и самостоятельности. Развитие технической и гуманитарной сферы науки и производства существенно изменило акценты и усилило многоплановость понятия «информационная безопасность». XX столетие открыло совершенно новые перспективы современного понимания информационной безопасности, сделав задачу защиты информации преобладающим направлением человеческой деятельности. Для полноценного развития и совершенствования информационной безопасности человека и общества в научных исследованиях основными направлениями автор видит в постепенном накоплении нормативного материала. Итогом всему этому представляется дальнейшее его распределение по структурным составляющим, институтам и отраслям информационного права, что повысит значение и качество правового регулирования. В идеале, такой порядок позволит построить такую систему информационного права, структурные элементы которой будут находиться в состоянии относительной автономности, позволяя организациям создавать свои уникальные модели информационной безопасности. Все познается в сравнении Истинная цель всегда незыблема, люди настойчиво движутся к ней и во все время пути, что бы ни случилось, сохраняют общую информацию. Их путь далек, препятствия неведомы, а опасности грозят с разных сторон. Напряжение людей, объединенных информацией, не прекращается, пока не будет достигнута цель, при условии сохранения объединяющей их информации. Движение к цели под влиянием информации напоминает форму процессии. Поначалу оно может включать в себя всех, кто ее разделяет, как при исходе сынов израилевых из Египта. Их целью была земля обетованная, и они составляли общество, покуда верили в информацию о конечной цели. История их странствий представляет собой историю этой веры. На этом пути трудности часто столь велики, что людей начинают терзать сомнения. Они страдают или томятся жаждой, и если информация утрачивается, то обществу грозит распад. Человек, который ими командует, каждый раз старается возродить в них утраченную информацию. С самого начала известно, кто распоряжается информацией и кто имеет право на достижение цели. Поскольку эта информация не может изменяться и увеличиваться скачкообразно, кардинальным во все время движения остается один вопрос: что сделать, чтобы общество не распалось. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=57152401&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 299.00 руб.