Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Жменя Сергей Владимирович Трачук Эта книга может быть интересна уже только тем, что в ней практически любой читатель сможет увидеть себя. Конечно, не в каждом, но хотя бы в одном стихотворении, после прочтения которого ему будет казаться, что это написал не автор, а он сам. Или как будто бы автор взял карандаш и просто обвел по контуру его мысли, взгляды, переживания, ощущения. Добавив тем самым к ним последний штрих. В этом, пожалуй, и есть миссия этой книги. Вызвать у читателей ощущение того, что они как будто бы вместе с автором ее написали. Но такой эффект не задумывался заранее, так получилось само по себе. В моих стихах нет ничего мудреного! Написаны они в разговорном стиле, с легким вкраплением метафор и интересных сравнений. Поэтому читаются они легко, приятно и понятно. Содержит нецензурную брань. Сергей Трачук Жменя Вместо предисловия В этом месте автор книги обычно пишет немного о себе. Ну, или кто-то о нем пишет. Я напишу о себе сам, поскольку меня как человека пишущего стихи, никто кроме родных, близких и друзей не знает. Я безмерно рад, и мне очень приятно, что ты сейчас держишь в своих руках мою самую первую и, надеюсь, что не последнюю книгу. Сейчас я себя чувствую как на собеседовании при устройстве на работу, где нужно рассказать немного о себе. Начну с того, что я – самый обычный российский парень. Ничего особо выдающегося в себе я не вижу. Может быть, отчасти из-за скромности, а может быть, так оно и есть. О себе рассказывать, как известно, не так уж и легко. Думаю, что полную биографию тут подробно писать не стоит. Разве что несколько строк, чтобы тебе, читатель, было примерно понятно, что представляет из себя автор как человек. Хотя, может это и не нужно вовсе. В самих стихах, кстати, меня как человека также будет видно. Люблю жизнь во всех ее проявлениях. В людях ценю естественность, искренность, честность, человечность, как бы наивно это не звучало в наше время. Ценю такую уникальную способность человека как умение понимать другого человека. Согласен с тем, что самый тяжкий грех – быть нечестным к самому себе, предавать самого себя. Как бы банально это не звучало. К художественной литературе отношусь как к отражению жизни. Каждый писатель видит и показывает ее под своим углом. Несмотря на то, что это дело добровольное, считаю, что читать художественную литературу очень полезно и, вообще, читать полезно. Все, что остается и усваивается в моей голове – это в большинстве своем то, что я когда-то прочитал. Очень люблю читать, особенно классику. К поэзии, конечно же, у меня особое отношение. Она мне не просто нравится, я не просто черпаю в ней что-то новое для себя, она еще постоянно интригует меня чем-то непонятным. Есть в ней какая-то тайна, какая-то сила. Прагматично говоря, поэзия есть содержание и форма. Если говорить, скажем так, о технической стороне стихосложения, о его форме, то на мой взгляд, все стихи основаны на повторах. Говоря о ритмике – повторяется расположение ударений относительно друг друга в строчке. Касаемо рифмы, то она является повтором звуков и форм. Относительно рифмовки та же самая история – первая строчка рифмуется с третьей, вторая – с четвертой, либо первая – со второй, третья – с четвертой! Вариантов множество. Но, так или иначе, все базируется на повторах. Если говорить о содержании, то оно, конечно, играет в стихах важную роль, но ведь в прозе то же самое содержание не оказывает такого эффекта. Вопрос: почему наша психика воспринимает, таким образом организованную речь, основанную на повторах, по-особому? Может быть, дело не только в повторах? Может за этим есть что-то еще, что невозможно понять разумом и как-то по-научному объяснить? Я верю, что есть. Что-то таинственное, завораживающее, непонятное. Как для тех, кто пишет стихи, так и для тех, кто их читает. У меня есть еще одно определение поэзии: поэзия есть концентрат из мыслей, музыки, чувств, информации, красоты. И все это с примесью, все той же, какой-то тайны, не имеющей постоянной величины. Что такое поэзия в наше время, какое сегодня отношение к ней? Вот ты, читатель, как относишься к стихам? Думаю что, как минимум, не равнодушно, если держишь сейчас в руках эту книгу. Нередко приходится слышать, что стихи сейчас никому не нужны, что поэзия это скукота, ну и тому подобное. Сегодняшнее отношение к поэзии я сравниваю с некой коробочкой, про которую все знают, что она есть, но далеко не все заглядывают в нее, и совершенно не знают, что там внутри, и что размеры ее внутри бесконечно больше, чем снаружи. Первый стишок я написал в детстве, в шестом классе, и рассказал его на уроке литературы, на котором домашним заданием было – выучить какой-нибудь стишок на заданную тему. Не найдя подходящего, решил сочинить его сам, но в классе постеснялся признаться в этом и назвал первую, что пришла в голову, фамилию автора, которую тогда знал. Учительница, конечно, все поняла. Уж какую она мне тогда оценку влепила за мои художества, я не помню. Но вот был такой забавный эпизод. Всю жизнь я, конечно, стихов не писал. Так, иногда нахлынет что-то. А последние года два-три прямо наваждение какое-то. В общем, нашкрябал на небольшой сборничек. Стереть бы себе память, и дать прочитать собственные стихи. Вот интересно, понравились бы они мне как читателю? Как автору они мне очень нравятся, наверное, так же, как дети, какими бы они не были, нравятся своим родителям. Любое творчество, как известно, интересно тогда, когда оно максимально приближено к жизни. Когда я пишу то или иное стихотворение, я всегда параллельно думаю о том, как оно будет выглядеть в твоих глазах читатель. Понравится оно тебе или нет, согласишься ты со мной или нет. Но как бы то ни было, я сам верю в то, о чем пишу. Уверен, что для любого автора это очень важно! Вот, кстати, тоже интересный вопрос: когда человек может называться поэтом? Сколько книг, или что именно нужно написать, чтобы по праву называться поэтом с большой буквы? Но ведь можно, не написав ни строчки, всю жизнь оставаться поэтом в душе. Ладно, это все очень высокие мысли. Для меня же главное, что бы моя писанина понравилась тебе читатель, чтобы ты, прочитав эту книжонку, не пожалел о том, что потратил на нее деньги. Возвращаясь к разговорам о значимости и живучести поэзии сегодня, я думаю так: пока существует речь, будет существовать и поэзия, какую бы форму и содержание она не приобрела. Ну что, не сильно я тебя утомил своей болтовней? Ну, тогда желаю тебе, читатель, приятной прогулки по страницам моего рифмоплетства. Читателю Приветствую тебя, мой друг! Спасибо, что зашел. Среди хороших, разных книг Мой скромный труд нашел. Жму руку мысленно тебе. Читай, ругай, хвали. Ведь в этом деле обо мне Нет преданней судьи. Быть может, что-то для себя, Читая, почерпнешь. И вновь, порадовав меня, Еще разок зайдешь. На полках, средь лихих умов, Я с краюшку стою. Не претендую, но готов Стоять восьмым в строю. Оптимист Нам жить помогает улыбка, Нас жизнь бьет порою с издевкой. И я, чтоб болело не шибко, Смеяться люблю с пробуксовкой. Облом Парнишка долго сомневался, Но все же начал побыстрей, Он смелости сказать набрался, Что был бы рад знакомству с ней. В ответ услышал он три буквы Короткое сухое «нет». Он развернулся и как будто Покинул чей-то кабинет. Протест интеллигента Зайду с утра в ветклинику на Пражской И вежливо хирурга попрошу: «Купируйте, пожалуйста, мне уши, Чтоб мне на них не вешали лапшу». Антидепрессант Обломов нам в жизни хватает, Но руки нельзя опускать. Вот мне, например, помогает Способность красиво мечтать. Ответ Говорят, что утро вечера мудрее. Может быть, а может быть, и нет. Лягу спать пойду я поскорее, Может быть, скорей найду ответ. Кредит Сидел я как-то на нуле, Залез в кредит – повеселел. Теперь, как воробей в смоле, По самый клюв разбогател. Дело Сделал дело, пьянствуй смело! Опосля опохмеляйся. Отдохнув душой и телом, Вновь за дело принимайся. Лекарство Водки лупануть стакан Да щепоть квашеной капусты — И на коня, как атаман, На битву с надоевшей грустью. С размаху голову скосить Унылой молчаливой твари, Еще стакашку пропустить, Вконец зеленую добить. Бутылку, что допил, разбить, Чтоб грусть с тоской Ко мне поменьше приставали. Лучше Лучше бедным быть поэтом, Славным рифмоплетом, Чем богатым, но при этом Скучным хуеплетом. Серегина диета Бороться с лишним весом? Да это просто глупо! Пельмени, тортик, кексы И две тарелки супа. Котлеты без гарнира, Холодные галушки, В салат побольше сыра, А с чаем три ватрушки. Чтоб сохранялась форма И не брала тревога, Моя дневная норма — Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sergey-vladimirovich-trachuk/zhmenya/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 176.00 руб.