Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Поиграешь со мной? Виктория Алекс Лондон содрогается от череды загадочных и весьма кровавых убийств, но у полиции нет никаких зацепок, чтобы поймать убийцу. За расследование берётся эксцентричный инспектор Дэн Паркер. В погоне за преступником он всё больше убеждается, что убийца не человек. К нему на помощь приходит Аннабель Бэйли, судмедэксперт, повидавшая многое, но теория Паркера об вероятном убийце её шокирует. Но самое страшное, что расследование доказывает – похоже, Паркер прав… Пролог Вы же знаете, как бывает в жизни? У тебя есть хорошая работа, куча друзей и даже встретила неплохого парня. Одним словом, у тебя есть всё, что нужно для долгого и счастливого будущего. Так что же могло пойти не так в самый обычный вечер пятницы, – спросите вы меня? Абсолютно всё. Начну с того, что декабрь в Лондоне выдался весьма дождливым и промозглым. Люди то и дело закрывались от неба чёрными зонтами. Ненавижу город в это время года. Он становится мёртвенно серым и безликим. К вечеру его жители стараются разбрестись по пабам или местным забегаловкам, где можно выпить что-нибудь согревающее и отвлекающее от насущных проблем. Но алкоголь не спасает – ближе к полуночи то там, то здесь завязываются пьяные драки. Поэтому я стараюсь держаться от них подальше. Ни к чему мне лишние неприятности. По жизни, я вообще пытаюсь делать всё правильно, ведь чем меньше наломаешь дров, тем меньше огонь в печи, которую они растопят в будущем. Итак, тот самый вечер пятницы. Всю неделю я предвкушала выходные за городом и томилась в серых, однообразных рабочих буднях. На улице как обычно шёл дождь, мелкий, неприятный. Но даже он не мог испортить настроение. Друзья решили собраться у Майка и отметить его тридцатипятилетние. Огромный особняк с бассейном, куча бесплатной еды и выпивки. Таковы привилегии богачей. Семья Майкла – «Майка» Эдварда Хекстриджа была весьма обеспеченной. Насколько я помню, его предки разбогатели на торговле табаком. Открыли компанию и за несколько столетий превратили её в финансового монстра на европейском рынке. Не знаю, что думаете об этом вы, а по мне так Майк вытащил счастливый билет, родившись в такой семье. И лично для меня, девчонки из «низов», оказалось настоящей удачей познакомиться с ним в колледже. Мы с ним учились на юридическом, общались, вместе гуляли на вечеринках. Близкая дружба сперва не задалась, пока не встретились в суде по делу о вооруженном ограблении. Мы хоть и были в нём по разные стороны, но не зря же говорят, что противоположности притягиваются. Искра вспыхнула неожиданно, ярко и длится вот уже пять лет. Снова я отвлеклась от главной темы. Я шла по ночным улицам города, где фонари, угрюмо сгорбившись над пешеходами, тускло грустили, провожая людей до дома. Ветер, холодный и настойчивый, всю дорогу пытался вырвать из рук раскрытый зонт. Мне оставалось пара сотен метров вверх по Гаррик-стрит до перекрестка с Кранборн, а за ним еще пятьсот до станции Лестер-сквер. Наверное, стоило бы вызвать такси, но я решила пройтись. Дойдя до светофора, я поравнялась с шумной группой студентов, явно начавшие отмечать выходные. Они веселились, хохотали, нарушая неестественную тишину улиц, и распивали алкоголь, спрятанный в бумажных пакетах. Когда загорелся зелёный свет, молодые люди поторопились перейти дорогу, а я вдруг ощутила, как кто-то взял меня за руку. Посмотрев вниз, я увидела маленького мальчика лет пяти. Его прикосновение оказалось лёгким, почти неощутимым. Честно, я растерялась. Я быстро оглянулась в поисках его родителей. На улице снова стало пусто: ни машин, ни людей. Может, он гулял со студентами, – подумала я, но в памяти сразу нашёлся ответ – нет, он не с ними. Когда я их увидела в первый раз, среди них мальчика не было. Ребёнок спокойно стоял рядом и с интересом наблюдал за моими метаниями, продолжая держать за руку. Синий плащ с капюшоном и резиновые сапожки надежно спасали его от дождя. Мальчик не походил на бродяжку, это точно. Снова загорелся красный светофор, а мы остались вдвоём на безлюдной Кранборн-стрит. – Привет, – поздоровалась я первая, надеясь, что его родители вот-вот появятся. – Привет, – ответил он. – Как тебя зовут? – Ясик, – ответил мальчик. – Приятно познакомиться, Ясик, я Рейчел. – Рейчел, – повторил он моё имя и неуверенно улыбнулся. Я отвела его чуть подальше от дороги и присела рядом с ним на корточки. Зонт великодушно пустил нас двоих под свою защиту. – Где твои родители, Ясик? – Поиграешь со мной? – спросил он, как бы между делом. – Может быть позже, но сначала мне нужно отвести тебя к твоим родителям. Ты знаешь, где они? – Я хочу играть. – Ясик, поиграем позже. – Сейчас. Я хочу играть сейчас. – Ладно, – сдалась я, глядя на часы. Стрелки приближались к девяти вечера. У меня было еще полчаса в запасе, чтобы разобраться с неожиданной проблемой. – Если я с тобой сейчас поиграю, потом ты скажешь, как мне отвести тебя к родителям? – Догоняй! Ясик ловко вырвался из моих рук и через мгновение уже заворачивал за угол дома. Я выпрямилась в полный рост и посмотрела на свои новые сапоги на каблуке. Они явно не годились для бега. – Ясик, подожди! – крикнула ему вдогонку, побежав за ним. – Чёрт. Свернув за угол, я увидела узкую улочку с мусорными баками и бездомными собаками, которые мирно спали на картонках, но Ясика нигде не было видно. Это выглядело весьма странно, мальчик, будто сквозь землю провалился и такая ситуация начала походить на один из дешёвых фильмов ужасов. Мне не хотелось оказаться его глупой героиней и попасть в ловушку к какому-нибудь маньяку с бензопилой, но и оставлять ребёнка одного на улице тоже неправильно. – Ясик! – снова позвала я его. Фонарь предательски моргнул, и я вздрогнула, выпучив глаза, и оглядываясь вокруг, чтобы из-за бака не вылез маньяк с мачете. Мальчик же не отзывался. Это казалось весьма подозрительно, и ввязываться в такую сомнительную авантюру мой скрученный от накатившего ужаса живот категорически отказывался, а ноги не хотели идти дальше по тёмному переулку. Я вернулась к светофору, попутно вынимая из кармана мобильный. Надо позвонить в полицию и рассказать о ребёнке. Пускай они с ним разбираются, я же, пожалуй, откажусь от статуса героя. После нескольких гудков раздался женский голос: – Один-один два, служба спасения, диспетчер, слушаю вас. Что у вас произошло? – Здравствуйте, меня зовут Рейчел Кёрк. Я хотела бы сообщить о потерявшемся мальчике, лет пяти. – Он ваш сын, мэм? – автоматически спросила диспетчер. – Нет. Я нашла его на улице, – как можно спокойнее ответила я. – Он был один. Я попыталась узнать, где его родители, но мальчик сбежал. – Мисс Кёрк, может быть, он просто вернулся домой? – Возможно, я не знаю. – Я сделала паузу, обдумывая, что видимо слишком перенервничала, раз решила тут же набрать службу спасения. Ясик действительно мог меня разыграть и сбежать домой. – Мэм? – Простите. Вы правы, я, наверное, просто поторопилась с выводами. Извините за звонок. – Ничего страшного, мисс Кёрк. Вы ведь поиграли с ним? – Что, простите? – я почувствовала, как вся моя кровь убежала вслед за сердцем в пятки. – Вы ведь поиграли с Ясиком? – Это что? Розыгрыш какой-то?! – я посмотрела на экран телефона с высвеченным абонентом один-один два, ощущая, как паника начинала сменяться гневом. – Вас Майк нанял? – Кто такой Майк, мисс Кёрк? – Ха-ха, очень смешно. Передайте ему, что шутка не удалась, – вскипела я. – Я не знаю, о ком вы говорите, мисс Кёрк, но вам лучше поиграть с Ясиком, если хотите жить. – Да пошли вы… – я не успела договорить, как услышала короткие гудки. – Ещё и трубку повесила! Сволочь! – взревела я. – Убью Майка! Если он думает, что может устраивать такие розыгрыши со мной, то сильно ошибается. Я открыла список контактов и набрала Хекстриджа, чтобы дать ему понять всё, что я о нём думала. Светофор снова загорелся зелёным, а в трубке послышались долгие гудки ожидания. Я быстрым шагом перешла дорогу, направляясь к метро. Раздался знакомый клик, значит, абонент поднял трубку. – Привет, малыш! – услышала я радостный голос Майка в телефоне. – Ты где потерялась? Уже поздно. – Иду к метро и зла как чёрт! – Что случилось, Рейчел? – Это ты устроил розыгрыш с ребёнком? Думаешь, что это весело – так пугать меня посреди ночи? – О чём ты? – я не знала, говорил Майк правду или нет, но его голос прозвучал довольно удивлённым. – Какой ещё розыгрыш? – Будто ты сам не знаешь, какой, Майк. – Милая, я хоть раз тебя разыгрывал? – Нет, – запнулась я, задумавшись. – Но вдруг решил попробовать сейчас. – Рейчел, – он тяжело вздохнул, – я ничего не делал. Если хочешь, я могу сейчас приехать за тобой и забрать домой. К тому же, я не занимаюсь глупыми розыгрышами, ты же знаешь. Я молчала. Мой гнев плавно улетучивался, спокойный голос Майка меня привел в чувства, за что я его и любила. В любой ситуации он держал себя в руках. – Рейчел? – Увидимся дома, – сказала я и повесила трубку. По мере приближения к освещённому метро, я всё больше успокаивалась, проклиная того, кто решил меня так разыграть. Маленький мальчик не был способен на такое в одиночку. Я спустилась в метро, безлюдное в этот час. Где-то вдалеке шумели поезда. Уселась на скамейку, радуясь, что спряталась от надоевшего дождя. Следующий поезд должен прийти через семь минут, судя по информации на табло. Я сложила зонт, откинулась на скамейке и закрыла глаза. – Поиграешь со мной? – раздался детский голос. Я моментально открыла глаза и увидела рядом с собой сидящего Ясика. – Так, ну всё! – я подскочила и отошла на пару шагов назад, осматриваясь по сторонам. – Чья бы это ни была шутка, с меня хватит! Если вы не прекратите, то поверьте мне, в суде я от вас мокрого места не оставлю! Ясик, глядя на меня с интересом, наклонил голову набок. – Что?! – С кем ты говоришь, Рейчел? – С теми, кто устроил этот розыгрыш. – Розыгрыш? – удивился Ясик. – Да. Кто тебя сюда послал? – Никто. – Разве? Тогда что ты тут делаешь? – Хочу, чтобы ты поиграла со мной. – А вот я с тобой не хочу играть, Ясик. И с теми, кто всё это устроил! Слышите меня?! Идите к чёрту со своими розыгрышами! Я чувствовала, как мои щёки горят, то ли от злости, то ли от страха. Ситуация настолько странная – маленький мальчик, ночь, он не напуган, что потерялся и как-то нашёл меня в метро, ещё и в службе спасения о нём знают. Что происходит?! – Поиграй со мной, Рейчел. – Пусть с тобой играют твои друзья. – А разве ты не мой друг? – Нет, Ясик, я не твой друг. – Тогда ты умрёшь, Рейчел. – Знаешь, а вот то уже перебор, – возмутилась я в ответ. – Даже для тебя. Мальчик никак не отреагировал на мои слова. Он спрыгнул со скамейки и пошёл на меня. С его лица исчезла улыбка, и он пристально уставился на меня, злобно нахмурив брови. И чем ближе Ясик приближался ко мне, тем сильнее начинало биться сердце. Я не заметила, как попятилась назад, пока не наткнулась спиной на холодную стену. Дальше отступать некуда. Ужас сковал каждое моё движение, подчинил каждую клеточку тела. Я хотела кричать, но голос мой был нем. Мальчик приближался ко мне, и вместе с ним я ощущала, как на меня надвигалась тьма. Лампы жалобно заморгали, заскрежетали, извещая об опасности, но я не могла убежать. Ясик подошёл ко мне, и наши глаза встретились. – Зря ты со мной не поиграла, – прошипел он. Ясик замерцал, будто чёрно-белый кадр в сломанном проекторе. За секунду он обернулся из мальчика в жуткого чёрного монстра, больше двух метров ростом, с идеально круглой головой и с такими же идеально круглыми жёлтыми глазами, с огромным ртом с десятками острых зубов внутри, способного проглотить человека целиком. Вместе с моим вырвавшимся криком, на станции Лестер-сквер погас свет. Я проснулась. Вы ведь знаете, что испытываете каждый раз, просыпаясь от кошмара? Вот-вот и я о чём. Я чувствовала, как по моему лбу скатывались капельки пота. Я сидела у себя дома, в мягкой кровати, а не в метро с мальчиком-монстром. Какое облегчение. Я посмотрела в окно – на улице воцарилась непроглядная ночь, и слышалось уханье совы. Я снова закрыла глаза, пытаясь избавиться от неприятного чувства. Сердце бешено билось. Ничто в реальности ни разу не пугало меня так, как этот кошмар. Я провела рукой по месту, где спал Майк, желая очутиться в его тёплых объятиях, но оно оказалось пустым. Я повернула голову и увидела, что он сидел спиной ко мне на краю кровати. – Майк? – позвала его я. – Майк? Он молчал, но на следующий мой призыв слегка повернул голову. – Поиграешь со мной? – спросил он знакомым детским голосом, раскрывая большую пасть, с острыми, как колья зубами, словно собираясь проглотить меня. В последнюю минуту я посмотрела в глаза своему страху и сделала очередной выбор… Глава 1 Первые пять минут я старательно пытался игнорировать разрывающийся от звонков телефон, зарылся головой под подушку, не желая слушать раздражающую мелодию. Стоило бы поставить его на беззвучный режим, но тогда меня бы уволили. Моему терпению пришёл конец и я, нащупав телефон на тумбочке, нажал кнопку ответить: – Паркер, – сонно прокряхтел я из-под подушки. – Где тебя черти носят, Дэн?! – разразился гневом в трубку напарник. – У нас тут очередное убийство, а до тебя не дозвониться! Ты что, опять пил весь вечер? – Ты мой перегар по телефону учуял? – спросил я, зачем-то при этом понюхав сотовый. – Нет, понял это по тому, как ты долго брал трубку. – А-а-а, – протянул я. – Так, где ты? – Дома, – ответил я, – кажется, – неуверенно добавил в конце и высунул голову из-под подушки, осматриваясь по сторонам. За окном по-прежнему моргала знакомая неоновая вывеска, освещая спальню фиолетовым светом. Надо бы шторы, повесить, которые я по пьяни случайно оборвал, да так обратно и не сделал, всё некогда да лень. Вокруг царил прежний бардак: куча пустых коробок из китайского ресторана, разбросанная по полу одежда и пустые бутылки. Я определенно находился дома. – Мне прислать за тобой машину или сам доберёшься? – Морган вывел меня из размышлений. – Сам. – Тогда поторопись, – подозрительно тихо попросил напарник. – Отправлю тебе адрес в СМС, – добавил он. – Расслабься, Том. К чему такая спешка? Труп ведь никуда не убежит. – Здесь Уиллис рвёт и мечет, – пояснил Морган. – Уиллис? – удивился я, вскочив с кровати. В ту же секунду в голове зазвучал колокольный звон похмелья, и я завалился обратно. – Что ведьме понадобилось на месте преступления? – Он снова убил. – Чтоб его. И поэтому Уиллис захотела явиться собственной персоной. – Да. Так что тащи сюда свою пьяную задницу, пока она тебя не уволила. – Ладно, скоро буду, – ответил я, осматривая взглядом бутылки, в поисках спасительной жидкости от головной боли. – Где Паркер? – я услышал Уиллис на заднем фоне. Видимо ведьма нашла Моргана. Я усмехнулся, представляя, какую очередную байку придумает Том, чтобы отмазать меня на этот раз. – В пути, – ответил он и повесил трубку. Я почесал бороду и покосился в сторону. На будильнике ярко зеленым высвечивалось три часа. Почему все маньяки убивают ночью? Никакой оригинальности. Хоть бы кто-нибудь сделал это днём. – О, вот ты где приятель, – сказал я бутылке скотча, валявшейся возле тумбочки. Только он в последние полгода помогал мне вырубиться и на время перестать чувствовать вину за то, что убийца до сих пор находится на свободе и продолжает убивать. Я допил остатки одним глотком и хотел одеться, но понял, что уснул в одежде. Неплохой способ сэкономить время на сборы. Взглянув в зеркало, кроме моего помятого жизнью лица, всё остальное выглядело нормально. Вызвав такси, я поехал по присланному в СМС адресу. На соседнем сиденье валялась забытая газета «The Times». Титульная страница пестрила заглавными буквами: «УБИЙСТВА В ЛОНДОНЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ. ЖНЕЦ НАНЕС НОВЫЙ УДАР. ПОЧЕМУ ПОЛИЦИЯ БЕЗДЕЙСТВУЕТ?». Я закатил глаза и отбросил её в сторону, не желая читать дальше сумасшедший бред журналистов. Чёртов Жнец. Не могли они ему другое имя придумать, не такое дурацкое? Куда катится мир? Уютный чёрный кэб выгрузил меня возле элитного многоквартирного дома в районе Сент-Джонс-Вуд на Циркус роад. Подъезд к нему перегородили полицейские машины, освещая ночую улицу полицейскими проблесковыми маячками. Как обычно? периметр вокруг парадного входа в многоэтажку оцепили жёлтой лентой. Зеваки из соседних домов столпились возле неё, пытаясь узнать подробности случившегося. Накрапывал мелкий дождь. По привычке я закурил, подходя к заградительной ленте. – Инспектор Паркер, – процедил я, с зажатой в зубах сигаретой, показав констеблю своё удостоверение. Он молча приподнял ленту над моей головой, пропуская внутрь периметра. Серый П-образный дом встречал меня холодной мрачностью. За ограждением я увидел машину скорой помощи. Медики приводили пожилую старушку в ночнушке в чувства. Я сотню раз видел таких свидетелей, нашедших жертв. Стоило им увидеть кровь или труп, тут же падали без чувств. Судя по её виду, она видимо нашла место преступления. Пока я рассматривал эту седую невинность, то не заметил крутившегося возле неё инспектора. “Ох, ну только его здесь не хватало”, – подумал я, глядя на Грэга Джексона. Он терпеливо ждал, когда медики разрешат взять показания у свидетеля. – Смотрю, Его Величество, решило всё-таки явиться! – крикнул Джексон, заметив меня и оторвавшись от своих записей в блокноте. – А ты, какого хрена тут делаешь? – возмутился я, не сбавляя шага. – Уиллис сказала, чтобы я с Рэмзи подключились к делу, раз ты и Морган не справляетесь, – Джексон подошёл ко мне, убрав блокнот во внутренний карман пальто. – Тогда принеси мне кофе и не мешайся под ногами. – А не пошёл бы ты, Паркер… – Что? Разве не этим занимаются помощники? – продолжил язвить я. – Я твой напарник, а не помощник! Так что засунь свой поганый язык себе в задницу! Джексон тряс передо мной указательным пальцем, жужжа мне над ухом. Его лицо побагровело от злости, что очень меня забавляло. Он так легко поддавался на провокацию. – К моему счастью, Джексон, эта должность уже занята. Но ты всё ещё можешь быть моим помощником, – я дошёл до лифта и нажал кнопку вызова, с трудом сдерживая улыбку глядя на закипающего Джексона. Окурок незаметно исчез в щелке урны. – Да я тебя по стене размажу, Паркер, – зашипел он, схватив меня за грудки, прижимая к дверям лифта. При этом он воровато оглянулся по сторонам, будто опасался, что нас заметят. – Боишься испортить свою репутацию идеального копа, врезав прилюдно мне по морде? – усмехнулся я, не сопротивляясь натиску Джексона. – Послушай, Дэн, – прорычал он, вплотную приблизив ко мне своё отвратительное лицо с кривым носом и мерзким мятным дыханием, – все знают, что ты полный неудачник и держишься в участке лишь потому, что ещё нужен Уиллис. Но ведь и у неё терпение не бесконечное. Поэтому я сделаю всё, чтобы забрать у тебя дело Жнеца. А когда я это сделаю, суперинтендант[1 - Суперинтендант – звание в британской полиции и в большинстве англоязычных стран Содружества. Во многих странах Содружества полная версия является начальником полиции. Ранг также используется в большинстве британских заморских территорий и во многих бывших британских колониях], наконец, поймет, что ты ей больше не нужен. Тишину пустого холла нарушил мой смех. Смерив Джексона взглядом, я рассмеялся ещё сильнее. – Угрожать, стоя на цыпочках, теперь в моде? Двери лифта открылись весьма вовремя. Джексон замахнулся для удара, но я успел вырваться из его рук и нырнуть в кабину. – Эй, угомонись! Или я вместо хирурга тебе нос подправлю! – на самом деле, я хотел его успокоить, но язык мой – враг мой. От безысходности достойно ответить он зарычал и бросился на меня. Конечно, мне пришлось вежливо увернуться от очередного замаха Джексона, позволяя его кулаку поздороваться с дальней стеной лифта. Он скорчился от боли, схватившись за ударенную руку. – Больно, да? – спросил я, глядя на него сверху вниз. Джексон что-то прорычал себе под нос, поправляя свои идеально прилизанные гелем волосы. – Мы ещё не закончили. Я пожал плечами в ответ. Дурное дело не хитрое. Помахать кулаками я всегда готов, но Джексон никогда не изменяет репертуару. Он себя сам скорее покалечит, чем попадёт по противнику. Иногда, мне кажется, Джексон способен и по столбу промахнуться. – Какой этаж? – Четвёртый, – уронил он, выходя из лифта. – Не забудь, я пью чёрный, без сахара, – добавил я перед тем, как двери закрылись перед носом Джексона. – Паркер, ты козёл! – судя по звуку, Джексон снова ударил лифт. Я слушал его возмущения сквозь приятную музыку в лифте, поднимаясь на четвёртый этаж. Я остался доволен собой. Мне нравилось быть для всех занозой. Зато никто не лез в душу. Джексон бесил меня своей педантичностью в работе. Каждое действие, каждый протокол он делал с соблюдением всех формальностей, словно если нарушит хоть одно из правил, его тут же уволят. При этом всячески пытался угодить начальству и получить продвижение по службе. Вот только дела Джексон раскрывал со скоростью ленивца. А Коул Рэмзи настолько туп, что я до сих пор удивляюсь, как он получил должность инспектора. Он ведь даже собственные носки дома не может найти, не то что убийцу. И с этими идиотами мне предстоит работать над делом Жнеца. Я прислонился к стене лифта и пару разу стукнулся затылком об его стену, желая избавиться от мысли о совместном расследовании с ними. – Паркер, – сказала суперинтендант Уиллис, как только двери лифта открылись на нужном этаже. – Решил последние мозги выбить об стену? – Что? – ответил я, покосившись на неё. Уиллис точно успела подумать, что я в конец умом тронулся. – Нет, просто не нашёл другого способа выбить из себя всю дурь. – Ладно, как закончишь страдать ерундой, комната 4F направо. Не надо быть сверхпроницательным, чтобы разглядеть всё недовольство и презрение к моей персоне на её лице. Уиллис продолжала стоять в дверях, явно не желая находиться рядом со мной. – 4F, понял. – И побрейся ты уже, наконец, а то выглядишь как бродяга с улицы, – заходя ко мне в лифт, её лицо непроизвольно искривилось. – И помойся. Пахнешь хуже старой собаки. – Что-нибудь ещё, суперинтендант Уиллис? – Паркер! – рявкнула она с широко раскрытыми глазами, от чего её очки съехали на кончик носа. Я поспешил выскочить из лифта, пока она не учуяла мой перегар. Жаль, что ведьму нельзя поставить на беззвучный режим, когда она возьмется отчитывать меня за ненадлежащий вид у себя в кабинете. Я шёл по коридору, спрятав руки в карманах куртки, принюхиваясь к свитеру. Пах он действительно скверно. Когда последний раз я вообще переодевался? Туда-сюда слонялись судмедэксперты и констебли. Я ухватил первого попавшегося в коридоре за руку. – Констебль… – мой взгляд метнулся к его табличке с именем на груди, – Доусон. Какой сегодня день? – Утро субботы, инспектор. – Спасибо. Я хлопнул его по плечу и пошел дальше. Четыре дня не переодеваться – перебор. Мне даже стало немного стыдно за себя. Докатился, совсем себя запустил. Я опустил голову, чтобы не встречаться со взглядами коллег, укоряющих за вид и поднял её лишь когда дошел до нужной квартиры. Казалось, что там собрался весь участок, в том числе Морган и Рэмзи. – Всё, как обычно, – сказала Бэйли, выходя из квартиры во всём своём обмундировании: белый защитный костюм, бахилы и перчатки. – Море крови и никаких тел. – Смотри, Бель, твое чудовище приперлось, – остроумничал Рэмзи, довольно расплываясь в щербатой улыбке. – Вот поцелует меня, и вмиг принцем обернусь. Ещё завидовать будешь, Коул, – парировал я. – Ты себя в зеркало-то видел, Паркер? – усмехнулся он в ответ. – Как раз перед выходом посмотрелся. – И ты думаешь впечатлить Бель своим сарказмом? – Нет, но вижу, кто-то открыл словарь и выучил новое слово. – Заканчиваете с этим балаганом, – гаркнула Бэйли. В такие моменты, мне нравился её серьезный взгляд гетерохромных глаз. На такого придурка, как я, Аннабель вряд ли когда-нибудь обратит внимание, но надежду покорить её сердце я не терял. Может быть, в свои почти сорок я был для неё немного стар, но как говорят, любви все возрасты покорны. – Держи, – она протянула мне новый запечатанный в полиэтиленовый пакет комплект защитной одежды. – Переодевайся и заходи внутрь. Пока тебя не было, я закончила работать. Моя команда нашла только пару отпечатков, скорее всего, они принадлежали жертвам, точно скажу утром. Взяли пару образцов крови и сделали кучу фотографий места преступления, на всякий случай, если ты снова что-то сломаешь или испортишь. Теперь эта комната полностью в твоём распоряжении. – Хорошо, спасибо, Бель. – Том, присмотри за Дэном, чтобы он не натворил делов, а то потом замучаемся объяснять комиссии, что на месте преступления делал пьяный инспектор. – Да, я трезв! – заступился я за себя. – Твой перегар говорит об обратном, – разочарованно ответила она и, взяв свои чемоданчики судмедэксперта, пошла к лифту. За ней, фыркнув на меня, последовал Рэмзи. Видимо для него здесь больше не было ничего интересного. – Расскажешь, что произошло в квартире? – спросил я Моргана, пока переодевался в костюм. – Итак, – Морган открыл свой блокнот, – имена жертв Патрик Кройк и Хелен Дойс. Оба работали юристами в «Джулс и партнеры». Получали неплохо, раз смогли позволить такую дорогую квартиру в этом районе. Всё произошло в спальне. Соседка этажом ниже ложилась спать, когда свет в спальне стал розовым. Присмотревшись, она увидела запёкшиеся капли крови на лампочке. Поднялась к соседям и… в общем дальше и так понятно, что произошло. – На двоих это что, получается около десяти литров? – размышлял я вслух. – Примерно так, – задумавшись, ответил Морган. – Ладно, говоришь, значит, спальня. Я зашёл в квартиру, обставленную с показной роскошью. Дорогая мебель из кожи, мраморные пол на кухне, картины, кричащие со стен: «Я стою больше твоей годовой зарплаты!». Даже камин! Но больше всего меня впечатлила плазма во всю стену. И столько много свободного места. Да если б я напился в таком месте, то наверняка бы обделался где-нибудь посреди зала, не добравшись до туалета, он же чёрт знает, где у них! Эта квартира стоит явно космических денег. Я медленно брел к спальне, изучая с любопытством попутно жизнь жертв. На фотографиях они влюблены и счастливы. Осмотрев внушительных размеров ванну, я свернул в левую дверь и оказался в их рабочем кабинете. Моё внимание привлекла стена, на которой гордо висели дипломы и награды. Судя по всему, жертвы были успешными и уважаемыми людьми. Я прошёлся по мягкому ковру, изучая библиотеку, наполненную книгами по уголовному и гражданскому праву. На столах ничего лишнего, только всё для работы: компьютеры, папки с делами и канцелярские принадлежности. Ещё раз осмотревшись, я пошёл к спальне. В конце узкого коридора меня ждала белоснежная дверь. Прежде чем зайти, я почувствовал знакомый железный запах крови. Достаточно было одного взгляда на тёмно-красное море, чтобы узнать почерк Жнеца. Помню, какой я испытал ужас в первый раз, увидев залитую комнату кровью с потолка до пола, но на пятнадцатый уже привык. Это двойное убийство ничем не отличались от предыдущих. Хотел бы я понять их принцип, или как Жнец выбирает своих жертв. Кем был и почему таким стал? Но ни на один вопрос у меня не находилось ответа. Жертвы никак не связаны между собой: ни работой, ни общими интересами, ни религией, ни цветом кожи, ни возрастом и ни социальным положением. Убивал Жнец в разных районах города. Никто в полиции не мог составить его чёткого психологического профиля. Убийца оказался настоящим чудовищем. Только как поймать призрака без отпечатков и улик? Думаю, как раз это и оставалось вопросом на миллион. Глава 2 Сколько же крови. Я прошёлся по комнате, в поисках улик и подсказок. Белоснежная спальня контрастно перекрасилась в красный цвет. В этот раз что-то было не так. Я ходил по комнате, пытаясь понять разницу. Кровь повсюду, от потолка до пола – это не изменилось. Но что? Что, чёрт возьми, тут не так? Я крутился по комнате, как сумасшедший, ухватившись за голову, всматриваясь в каждую деталь. К счастью, костюм, щедро выданный Бэйли, не позволил испачкать одежду во время метаний по комнате. – Всё в порядке? Я обернулся к двери и увидел Моргана, опёршегося на дверной косяк плечом и сложив руки на груди. Его взгляд, наполненный сомнением в моём психическом здоровье, меня насторожил. – Тебе не показалось, что здесь что-то не так? – спросил я, ставя руки на пояс и нервно покусывая нижнюю губу. – Да нет, – ответил он, пожав плечами. – Всё как обычно. – Он немного помедлил, показательно обводя комнату взглядом. – Или ты думаешь, Жнец в этот раз не так обильно залил кровью потолок и стены? – Нет, с этим-то как раз всё в порядке. – Я ещё раз осмотрелся. – Ладно, идём отсюда. Возможно, просто разыгралось воображение. Интуиция, как заноза в заднице, не давала мне покоя. Я выдохнул, и пошёл к двери, как вдруг остановился. Шкаф! Вот что было с этим местом не так. Он стоял слишком близко ко входу, не давая двери открываться, как положено, с размахом, а ведь места для этого полно. Выглядело так, будто его специально передвинули. Но зачем? – Дэн, чем тебе шкаф-то не угодил? – Морган осудительно покачал головой. – Криминалисты осматривали его? – спросил я, открывая створки шкафа, не обращая внимания на недовольное сопение напарника. – Да. В нём лишь куча одежды и ничего больше. – И никто, конечно, не обратил внимания, что его передвинули. – Нет, – ответ Моргана на этот раз прозвучал более спокойно. – А ну-ка, помоги мне его сдвинуть. Я ухватился за одну сторону шкафа и принялся толкать его вдоль стены. Морган нехотя, но помог передвинуть эту громадину, причитая и вытирая пот со лба. Шкаф оказался невероятно тяжелым, а ноги в бахилах то и дело скользили по остаткам крови. Но усилия того стоили. Мы отошли на пару шагов назад от стены в полном замешательстве. Она оказалась не тронутой. Чистый участок, без крови, которая, по какой-то невероятной траектории, обошла его стороной. И лишь маленькая красная точка в центре всё больше казалась мне странной. Я подошёл и ощупал стену, даже постучал по ней несколько раз. Она не была полой и не скрывала в себе тайных проходов или дверей. Но эта кровавая точка, будто шла насквозь и из неё продолжала сочиться кровь. – Что за этой стеной? – Квартира соседей, – Морган достал телефон и сделал несколько фото. – Схожу за Бэйли. Пусть она осмотрит это со своими ребятами ещё раз. – Давай. Мы вышли из квартиры вместе. Я проследил за Морганом, пока он не скрылся за поворотом. Он бы не одобрил мою инициативу, поэтому я решил всё сделать сам. Не хотелось, чтобы напарнику влетело из-за меня в очередной раз. Я подошёл к квартире 4G и громко постучал несколько раз. – Полиция Лондона, откройте, – в ответ тишина. Что ж, я мог быть настойчивым. Я снова сильно постучал кулаком в дверь. – Полиция Лондона, открывайте! – Что вам нужно? – раздался мужской голос с другой стороны. – Нам необходимо с вами поговорить. Откройте дверь. – Сперва покажите удостоверение. Я быстро достал своё удостоверение и поднёс его к камере над дверью. – Теперь откроете? – Не сильно-то ты похож на инспектора Паркера. – Но это я и есть, просто борода немного портит впечатление, – я старался быть милым, сохраняя терпение. – Не буду я тебе дверь открывать. Если хочешь поговорить, приходи с ордером. Хозяин замолк, а моё терпение подходило к концу. – Эй! – я с силой ударил по двери. – Послушай, ты, элитный кусок д…– я сжал челюсть, чтобы не разойтись окончательно, упёршись руками по обе стороны дверного косяка, – … кусок общества, или ты открываешь дверь, или я её вышибаю и арестовываю тебя за препятствование расследованию. – Процедил я сквозь зубы, с трудом сдерживая гнев. – Считаю до трёх. Раз… Дверь открылась и передо мной предстал мужик в женском халате и с бигудями на голове. Я привык ко многому за столько лет работы в полиции, но увиденное повергло меня в шок. Нет, я не против всего, что творится в мире. Пусть люди любят кого угодно и как угодно. Но сейчас этот мужик застал меня врасплох. – Я буду разговаривать с тобой только в присутствии адвоката, – заголосил хозяин квартиры, срываясь на петушиный крик. – Да как пожелаешь, – я зашел в квартиру, бегло её осматривая. – Можешь обратиться к своим соседям. Хотя вот незадача, их же убили. Я заметил, как мужик начал хватать ртом воздух, вот только слов видимо найти не мог подходящих. Пользуясь моментом, я нырнул в розовый коридор квартиры с нелепыми белыми плинтусами, в поисках нужной стены. Интересно, он живёт один или с кем-то? Неужели нашёлся ещё один идиот, согласившийся жить в квартире окрашенную в розовый цвет? Я обернулся к хозяину и увидел, как к нему подбежала маленькая белоснежная собачка. Вот её-то и не хватало для полного образа. Я закатил глаза, мысленно представляя, сколько потребуется скотча, чтобы забыть такое. – Между прочим, Патрик и Хелен были отличными соседями! – заговорил он. Интересно, а как зовут моих соседей? Я попытался вспомнить хоть кого-нибудь, но в голову так ничего и не пришло. Живу с ними больше десяти лет, а даже лиц не помню. – Тебе нельзя входить в эту комнату! Без ордера не имеешь право осматривать мою квартиру! – пищал хозяин, семеня за мной в своих пушистых тапочках с помпонами. – Твою ж мать, – оказавшись в спальне, я услышал, как моя челюсть разбилась об пол. – Да ты издеваешься… Я даже на мгновение забыл, зачем вообще вломился к соседу убитых. Вся эта плюшевая обстановка квартиры не шла ни в одно сравнение со спальней. Выглядело так, словно все средства на планете для БДСМ собрали в одном месте, в котором случайно оказался я. У парня явно было что-то не так с головой. Теперь я открывал рот, только вот сказать ничего не мог, переводя взгляд с хозяина на спальню и обратно. Закрыв глаза, я попытался сосредоточиться на деле. Красная точка. Мне нужно её найти. Я окинул взглядом комнату и заметил, что спальня выглядела немного короче, чем у убитых юристов. Между полок с различной непристойной атрибутикой и неподходящей обстановке картиной «Адам и Ева», я рассмотрел скрытую дверь. – Как она открывается? – спросил я, ища на стене рычаг. – Кнопка на картине, – ответил хозяин, поглаживая собачку. Я присмотрелся к картине с Библейскими персонажами, пытаясь увидеть кнопку. – Фиговый листок Адама, – фыркнул хозяин квартиры так, будто это являлось весьма очевидным фактом. – Опустите его. Я сделал, как он велел, оголяя всё достоинство Адама, и внутри стены что-то тут же щёлкнуло. Скрытая дверь слегка подалась назад и отъехала в сторону. Лампы, моргнув при включении, осветили целую коллекцию различных костюмов, предназначенных явно не для Хэллоуина. Прежде чем войти в комнату, я снова обернулся на хозяина. Он с невероятным интересом рассматривал свои накрашенные ногти, не обращая на меня никакого внимания. Его квартира всё больше начинала походить на самый страшный мой кошмар. Пробираясь сквозь десятки костюмов, я надеялся, что смогу найти след Жнеца. К концу гардеробная резко сузилась. Я раздвинул костюмы и, взвизгнув, отпрыгнул назад, врезавшись спиной в противоположную стену. Выбравшись из-под завала костюмов, свалившихся на меня после прыжка, я внимательно рассмотрел мумию. Сперва, я подумал, что это одна из причуд хозяина – человеческие останки как секс-игрушка. А что? Так много извращенцев вокруг, но золотая цепочка на шее человека привлекла моё внимание. Где-то я её уже видел. Немного порывшись в воспоминаниях, я вспомнил украшение. Патрик? Такую же цепочку я видел на фотографии в квартире жертв! Сейчас несчастный походил на двухсотлетнюю мумию, с застывшим ужасом на лице. Его тело каким-то образом наполовину застряло в стене и теперь нелепо висело над полом. Я прикоснулся к нему, пытаясь понять, не шутка ли это. Но тело оказалось настоящим. – Как он это сделал с тобой? – рассматривая вблизи лицо Патрика, задался я вопросом. – Прости, я забыл спросить твое имя, – обратился я к хозяину, продолжая рассматривать труп в стене. Патрик выглядел так, словно пытался убежать. – Ясик, – ответил он. Да уж, ты точно чем-то не угодил своим родителям, раз они так тебя назвали, покачав головой, подумал я. – Поиграешь со мной? – Поиграешь со мной? – повторил я его вопрос, сталкивая свои брови на переносице. – Парень, мой тебе совет, обратись к доктору, пока не поздно – говорил я, выбираясь из гардероба извращенца. Нужно было сообщить остальным о находке. В этот момент, лампы над головой подозрительно загудели и погасли. – Блеск, – выдохнул я. Костюмы в темноте стали невероятно цепкими. И чем ближе я подходил к выходу, тем сильнее они меня опутывали. С трудом избавившись от них, я, наконец, выбрался и оказался в совершенно пустой спальне. Мало того, складывалось впечатление, что в этой квартире никто не жил уже несколько лет. Дождь барабанил в окна, которые раньше скрывали красные шторы. Сверкнувшая молния осветила серые стены с отошедшими местами обоями. Когда успел начаться ливень? Я обернулся к гардеробной. Вместо скрытой двери появилась обычная кладовка. Ни костюмов, ни ламп. Только кромешная тьма. Нащупав в кармане маленький фонарик, я осветил небольшую комнату. Тело Патрика продолжало торчать из стены. – Какого чёрта тут происходит? – я потёр глаза, пытаясь понять, был ли я в здравом уме или окончательно свихнулся. Детский смех в соседней комнате заставил вздрогнуть. Я вытер холодный пот с висков и шёпотом спросил: – Ясик? Топот маленьких ножек убегал к выходу. Я посветил перед собой и пошёл за ним, пробираясь сквозь картонные коробки и поломанные стулья. Я заметил слабый свет из парадной, проникающий в квартиру через щель приоткрытой входной двери. Мне безумно захотелось выбраться из этого дурдома. Добравшись до выхода, дверь резко захлопнулась прямо перед моим носом. Я посветил фонариком вокруг себя, кожа покрылась мурашками, а слух обострился, улавливая любой шорох, сердце бешено колотилось внутри. Не сводя взгляд с темноты, я лихорадочно подёргал за ручку, но она даже не собиралась открывать дверь. В мыслях пронеслось: “Вот дерьмо, ну и влип же я, лишь бы выбраться из этого ада. Боже…”. – Морган! – я забарабанил в дверь кулаками. – Том, открой дверь! – истерично заорал я, но ответа не было. – Проклятье! – Поиграешь со мной? – раздался детский голос в другом конце коридора. Дрожа от страха, я посветил в сторону голоса фонариком. Свет рассеивался и не добивал до дверей спальни. Я опустил его немного вниз, вглядываясь в темноту, как заметил жёлтые глаза, которые пялились на меня с другого конца коридора. – Что за ерунда? – я сделал шаг вперед к мальчику, пытаясь понять, что он такое. Снова раздался детский смех. – Кто здесь? – Ясик. – Вот как, – я тихонько достал пистолет. Положив руку с пистолетом поверх вытянутой левой, в которой держал фонарик, я пошел по коридору к жёлтым глазам. Шаг за шагом, медленно и размеренно, прислушиваясь к каждому звуку и глубоко дыша, пытаясь смирить панику. – Поиграй со мной, – прозвучал детский голос. – Я уже давно вырос из детских игр. Почему бы тебе не выйти на свет? Не люблю, когда от меня прячутся. Фонарик осветил дверь, но мальчика не было видно, лучи проходили сквозь желтоглазую тень. Ясик не шевелился, словно чего-то ждал. – А я и не прячусь, – он оскалился в улыбке. Фонарик заморгал и через мгновение погас. Я оказался в полной темноте. Я судорожно затряс фонарик, нажимая на кнопку, но он не включался. Дыхание остановилось, казалось, вместе с сердцем. Я услышал детские шаги, которые бежали ко мне. Они слышались повсюду, заставляя крутиться по сторонам. Мальчик будто акулой кружил вокруг меня. Я машинально попятился назад, выставив руки вперед. Сильный удар в грудь откинул меня в стену в начале коридора. Авиакомпания «Сверхъестественное» желает приятного вам полёта. Сползая со стены, я со свистом втянул в себя воздух, ощущая, как все внутри отозвалось болью. Лишь бы рёбра были целыми. – Паркер, ты тут? – позвал Морган, дергая за ручку двери с другой стороны. Ну, почти вовремя пришёл, – подумал я. – Том! Вытащи меня отсюда! – прокряхтел я, пытаясь подняться. – Дверь заперта! – отозвался он. – Это я и без тебя знаю! Меня жёсткой хваткой что-то схватило за ногу и потащило по деревянному полу в сторону спальни. Я заорал и панически замахал руками, пытаясь найти, за что уцепиться и, прежде чем меня затащили в спальню, я в последний момент успел ухватиться за дверной косяк. Фонарик ожил прямо около меня, я схватил его одной рукой и посветил на ногу. В неё вцепились руки с длинными пальцами, а черный силуэт напоминал маленького мальчика. Вот только этот мальчик сверкал жёлтыми глазами и скалился острыми длинными зубами, собираясь, судя по всему, мной позавтракать. – Морган, быстрее! Иначе эта тварь сожрёт меня! Я услышал, как Морган кого-то зовёт на помощь. Мои пальцы тем временем соскальзывали с дверного косяка. Пытаясь освободиться от цепких лап чудовища, я пнул его несколько раз, рискуя угодить ему в рот, а он тем временем клацал зубами, пытаясь поймать мою ногу. Мальчик тянул меня всё сильнее и сильнее, скалясь и шипя. – Да отцепись ты от меня! Мои пальцы соскользнули в тот момент, когда Морган с другими ребятами из участка выломали дверь. Свет из коридора осветил квартиру и тень, что тащила меня в спальню, исчезла. – Боже, Паркер. Как ты тут оказался? – Морган склонился надо мной, осматривая мою разбитую голову. – Если скажу, всё равно не поверишь, – с трудом дыша, ответил я. – Позову Бель. У тебя голова разбита. – Да, такое бывает от неожиданной встречи со стеной. – Ладно, лежи не шевелись, – приказал он и тут же исчез в коридоре. В комнате эхом снова раздался детский смех и растворился в темноте кладовки. – Что это было? – удивился один из констеблей. – Ты слышал это? – обратился он к своему напарнику. – Да. – Они вдвоем посмотрели на меня сверху вниз. – Здесь есть дети? – Нет, – ответил я, пытаясь сесть. – Иди, проверь, – приказал один другому. – На вашем месте, я бы этого не делал, по крайне мере, пока в квартире не появится свет. – Неужто призраков боитесь, инспектор? – ухмыльнулся один из них. – Я предупредил. Констебль, тот, что носил усы-щётку, направился вглубь квартиры, вооружившись фонариком, второй остался со мной. – Паркер, – Бэйли упала передо мной на колени и принялась тут же осматривать голову. – Во что ты снова вляпался? – причитала она, раскрывая свой чемоданчик. – Просто не придумал другого способа для твоего эффектного падения передо мной на колени, – ответил я, искренне радуясь её появлению. Аромат духов Бэйли действовал лучше любого анестетика. – Ты совсем умом тронулся? – нахмурилась она, обрабатывая рану. – Я ведь могу оставить тебя здесь истекать кровью. – Не оставишь, совесть не позволит, – парировал я. – Жить будет? – спросил Морган с недовольным видом глядя на меня. – Да, но советую обратиться к медикам и проверить, нет ли сотрясения, – ответила Бэйли. – Если конечно там вообще есть чему сотрясаться. – Моя голова пуста не настолько, – ответил я с улыбкой. – Инспектор! – закричал констебль-щётка из спальни. – Вам необходимо срочно это увидеть. – Вот и Патрик нашёлся. – Патрик? – повторила Бэйли с застывшей рукой над моей головой. – Да. Поздравляю, Бель, у нас впервые есть труп, – я упёрся ногами в пол и медленно поднялся по стене. Глава 3 С утра полицейский участок напоминает пчелиный улей – все бегают, суетятся. Из конференц-зала мне навстречу вывалилась утренняя смена патрульных с измученными лицами. Видимо, сержант неплохо с ними поработал, раздавая указания на день. Я прислонился к стене, уступая им дорогу. Голова невыносимо раскалывалась. Ночное сотрясение усугубилось утренним похмельем. Еще чуть-чуть и могло начаться извержение мозга. Не сходя с места, я покосился на рабочее место. Морган уже возвышался над своим столом и с видом умника в очках печатал отчёт. С трудом отклеившись от стены, я поплёлся на ватных ногах к нему. Мне дико хотелось выпить кофе. Возможно, целую пинту, чтобы хоть как-то прийти в себя. Я рухнул на стул рядом с Морганом, уткнувшись лбом в прохладную поверхность стола. – Ты что тут делаешь? – спросил Морган, не отрываясь от отчета. – Не смог уснуть. Монитор скрывал меня от зоркого взгляда главного инспектора Харди. У меня не было ни сил, ни настроения с ним общаться сейчас. – Ты так себя в могилу загонишь, – сказал Морган, пытаясь не выдать меня. – Врач же в больнице официально разрешила взять тебе выходной из-за сотрясения. – И дать возможность Джексону увести дело? – я выглянул из укрытия и увидел Харди, снующего по кабинету и эмоционально разговаривающего по телефону. – Он с Уиллис болтает? – предположил я. – Да. – Как ты думаешь, по шкале от одного до десяти, насколько будет зол Харди после разговора с ней? Морган на секунду поднял глаза над монитором и посмотрел на кабинет шефа, после чего с прежним безразличием вернулся к работе. – Примерно на двадцать, – ответил он. Я поджал губы. Походу, сегодня достанется по самые орехи. Дверь кабинета открылась и Харди заорал: – Паркер! Живо ко мне! – Откуда он узнал, что я здесь? – прошептал я Моргану, не высовываясь из укрытия. – Хватит прятаться за монитором, пока я не разбил его о твою тупую башку! – продолжал свирепеть Харди. – О-о-о, – протянул я, – он сегодня такой душка. – Постарайся, чтобы он тебя не уволил, Дэн, – посоветовал мне Морган. – Даже злому Санте нужны его эльфы. Я встал из-за стола. Харди походил на разъярённого быка. Окажись у меня в руках красная тряпка, его бы точно разорвало от злости. Хотя, кажется, я и был для него этой тряпкой. – Torеador, en garde![2 - Torеador, en garde! – Тореадор, берегись!] – буркнув себе под нос, я побрёл к нему. Проём становился узковат для Харди. За последний год он растолстел ещё на несколько килограмм, благодаря сытным блюдам жены. Но я бы тоже с трудом отказался от её еды, ведь готовила милая и скромная миссис Харди лучше любого повара из ресторана. Правда, при невысоком росте её муж всё больше становился похож на мясной шарик. – Закрой за собой дверь, – рявкнул Харди. Я сделал, как он велел. – Паркер, ты не представляешь, как ты меня достал, – Харди звонко стукнул папкой по столу, усаживаясь в кресло. – Ты хоть знаешь, что мне пришлось выслушивать из-за тебя от Уиллис? Его лицо заметно наливалось кровью, а второй подбородок трясся от злости. – Пожалуйста, инспектор, могли бы вы сегодня не орать на меня. Моя голова вот-вот взорвётся, – я сел в кресло напротив, массируя виски. По всем ощущениям походило на то, словно кто-то вбивал в голову гвозди. – Объясни мне, какого дьявола, ты припёрся на место преступления пьяным?– Харди, видимо сменил гнев на милость, глядя на меня, потому что он перестал орать. – Послушай, Дэн, – начал Харди спокойно, – мне до пенсии осталось два года. И я хотел бы доработать до неё, как полагается. Ты ведь знаешь, что я никогда начальству не дам в обиду никого из своего отдела. Но я не могу вечно защищать тебя перед Уиллис. В конечном счёте, у неё закончится терпение, и она меня заставит уволить тебя, а может и меня уволит заодно. Поэтому, если не ради себя, то хотя бы ради меня и Моргана, возьми себя в руки. Поезжай домой, отдохни, прими душ и переоденься. Поверь мне, как другу, а не как начальнику, что в таком состоянии ты делу сильно не поможешь. – И упустить шанс поймать Жнеца по горячим следам? Он ведь впервые оступился, оставив труп! – я резко вскочил с кресла, но тут же об этом пожалел. Комната превратилась в расплывчатое пятно перед глазами. Неповоротливый Харди каким-то образом успел спасти меня от падения и усадить обратно в кресло. – О чём я и говорил, – причитал он, протягивая мне пластиковый стакан с водой. – Тебе сильно досталось этой ночью. Того, кто на тебя напал – мы поймаем. «Это уж вряд ли», – подумал я, жадно глотая воду. В больнице, куда меня доставили для обследования, после встречи не понятно с чем в квартире соседа жертв, я дал констеблям описание хлыща, который открыл мне дверь. С тем, кто запустил меня в стену, стоило разобраться мне самому. Ведь рассказы об этом могли уничтожить остатки моей вменяемости. – Хорошо, – согласился я, сопротивляться не осталось сил. – Только не отдавайте это дело Джексону и Рэмзи. – Джексону и Рэмзи? – усмехнулся Харди. – Не знаю, что там снова задумал Грэг за моей спиной общаясь с Уиллис, но я ему и выгул своей собаки не доверю. Поэтому, можешь за это не переживать. Пока я здесь, Джексон и Рэмзи не получат дело Жнеца. Только через мой труп. Я благодарно кивнул Харди и молча вышел из кабинета. Мой нос моментально уловил приятный запах кофе. Кружка со спасительным напитком находилась на территории врага. Кто-то из коллег видимо отвлек Джексона, и ему пришлось оставить кофе на столе. Я вернулся на своё место с добытым трофеем. Кофе в участке на вкус отвратительный, но всё же лучше, чем ничего. Теплая жидкость приятно плюхнулась на дно желудка, согревая его изнутри. – Где мой кофе?! – Возмутился вернувшийся Джексон, осматриваясь в поисках кружки, в которой я скрывал свою улыбку. Наши взгляды встретились. – Паркер, это моя кружка! – С чего ты взял? – ответил я. – На ней же не написано твоё имя. – Вообще-то написано, – Морган указал взглядом на кружку. Я повернул её к себе и увидел надпись: «Джексон». – Ох, и правда, твоя, – немного оживившись, я подошёл к Джексону и поставил пустую кружку к нему на стол. – Но тебе повезло, что я избавил тебя от такого невкусного кофе. – Ну, ты и сволочь, Паркер, – прошипел Джексон. – Знаю, – я вернулся к Моргану, оставив Джексона молча проклинать меня. – Том, я домой. Если появятся новости, сообщи, хорошо? – Постой, один из констеблей сообщил, что к тебе пришли. – Что? Кто? – удивился я. – Какой-то священник. Говорит, что разговаривать будет только с тобой, – пояснил Морган. – За мной что, уже святая инквизиция пожаловала? Да я популярен! – Излечит любые амбиции священный костер инквизиции, – опустил меня на землю Морган. – Паркер, ты еще здесь? – Харди вырос из ниоткуда, пряча руки в карманах. – Уиллис будет здесь с минуты на минуту. – Где он? – быстро спросил я напарника. – В приёмной. – Спасибо, – я шмыгнул к выходу. – Передавайте привет ведьме! Чао! Люблю вас! – я подарил пустоте воздушный поцелуй и скрылся в коридоре. В приёмной на маленьком двухместном диванчике меня ожидал священник. Седой старик перебирал в руках чётки с деревянным крестиком, не обращая ни на кого внимания. К людям, одетым в чёрные костюмы с белыми язычками у горла, я с детства относился скептически. В это утро не хватало только визита святого отца. День явно не собирался становиться лучше. – Добрый утро, я детектив-инспектор Дэн Паркер. – Доброе утро, инспектор, – оживился священник, протягивая мне руку. – Я отец Брэдчёрч. – И что же вас привело ко мне, святой отец? – Мы можем где-нибудь поговорить без свидетелей? – Да, конечно. Идёмте со мной. Через пару минут мы уединились в одной из допросных. Брэдчёрч с заметным интересом осматривал небольшую комнату, остановив свой взгляд на камере видеонаблюдения. Видимо, в таком месте он оказался впервые. – Сейчас она не работает, – опередил я его с вопросом. – Хорошо, – ответил он и уселся на металлический стул напротив меня. – Итак, святой отец, мы одни. Теперь вы расскажете, зачем я вам понадобился? – Я хотел бы поговорить о недавнем убийстве в Ричмонде. Про молодую девушку, которая убила своего парня в спальне. – Боюсь, вы ошиблись, я не работаю над этим делом. И в любом случае, не могу разглашать никакую информацию в ходе расследования. – Она этого не делала, – твердо ответил Брэдчёрч. – Не мне это решать. – Да. Но я знаю, кто это сделал. – Послушайте, – я понимал, что зря терял время со священником. Зачем я вообще с ним разговаривал? – Говорю же вам, что я не работаю над этим делом. Если у вас есть информация, давайте я приведу инспектора, который ответственен за убийство в Ричмонде. – Вы не слушаете, меня Дэн! – повысив голос, выпалил священник и по выражению лица, словно тут же об этом пожалел. – Я говорю, что знаю кто убил того парня, – тихо добавил он. – Похоже, это вы меня не слушаете, – сделав паузу, я оперся локтями на стол и провёл руками по лицу. Головная боль вернулась с новыми силами. – Ладно, говорите уже. Кто, по-вашему, убил парня? – Жнец. – Что? – усмехнулся я, не веря своим ушам. – Так, ладно, спасибо вам за визит, но я, правда, очень занят. – Вы ведь не поверили мне, – не отступал Брэдчёрч. – В деле Ричмонда девушка жестоко разделалась с парнем, разрубив его на множество частей, насколько мне известно. Но об этом знает весь город, благодаря назойливым журналистам. – Я встал из-за стола и пошёл к двери. – Жнец не успел завершить начатое, так как девушка смогла сбежать. – Откуда вам это знать? – Потому что Рейчел сама мне рассказала это. – Вы знаете, где прячется подозреваемая? – дело начало приобретать новые обороты. Может со Жнецом я ещё не разобрался, так хотя бы помогу поймать убийцу. – Отец Брэдчёрч, укрывать преступницу наказуемо законом. – Она не преступница. – Тогда скажите, где Рейчел и пускай она сама нам все объяснит. – Нет, пока вы мне не поверите. – Что убийца Жнец?! – Да! – Вы ведь читали газеты, отец Брэдчёрч?! – моё терпение подходило к концу. – Если нет, поясняю. Когда убивает Жнец, то оставляет после себя огромную лужу крови. Ни тел, ни улик. А ваша Рейчел умудрилась наследить так, что только глупец не поймет, что это её рук дело. – Я же говорю, Жнец не успел закончить начатое. Рейчел сбежала, и он не завершил слияние! – Боже, – выдохнул я, – какое ещё слияние?! О чём вы говорите?! – О том, что Жнец не человек, – уверенно отчеканил мне в ответ священник. Глядя на него, я пытался понять, всё ли было в порядке с его головой. С виду он походил на нормального, адекватного человека, а вот его слова говорили об обратном. – Знаете, отец Брэдчёрч, меня ведь и так считают в участке слегка того, не от мира сего. И если я заявлю о том, что убийца не человек, как думаете, что со мной сделают? Правильно, уволят или упекут в психушку. Так что придумайте в следующий раз более правдивую историю, прежде чем её кому-то рассказывать. Я резко дернул за ручку двери и даже успел сделать шаг за порог, как Брэдчёрч спросил: – Поиграешь со мной? – Что вы сказали? – я моментально развернулся и уставился на священника. – Поиграешь со мной? Вот что спрашивает Жнец перед тем, как убить. Но вы это уже знаете. Не так ли? – Брэдчёрч сидел ко мне вполоборота, положив руку на стол, продолжая сжимать деревянный крестик. Я сглотнул неприятный комок правды, подступивший к горлу. Прикрыв дверь, мы снова оказались наедине. – Что ж, теперь я готов выслушать всё, что вы скажете, отец Брэдчёрч. Глава 4 Я осторожно выглянул из-за угла. Уиллис разговаривала с Харди в его кабинете. Главное – не попасться ведьме на глаза. Морган слева у выхода, задумчиво дожидался, пока принтер закончит печатать отчёт. – Том, – позвал я его шёпотом, но он меня не услышал. – Том! Отыскав в кармане куртки ручку, я метнул её в Моргана, угодившую ему в плечо. Он посмотрел сперва на свою руку, а после на ручку, упавшую на пол. – Я думал, ты ушёл домой, – сказал он, не поднимая головы, глядя на меня исподлобья. – Да, но тот священник, что ждал меня, внёс коррективы в мои планы. Ведьма тут надолго? – Они только начали, так что думаю, да. – Ты видел Голдшира? – Нет, а что? – Морган достал напечатанную стопку бумаг и постучал ею об стол. – Отец Брэдчёрч поделился важной информацией о том, что возможно у нас есть свидетель, который смог сбежать от Жнеца. Но это дело ведёт Голдшир, поэтому ввиду некоторых обстоятельств, оно не похоже на то, с чем мы имели дело. – Я ещё раз выглянул из-за угла. Ведьма с видом коршуна кружила по кабинету Харди. – Ты не мог бы достать его дело? Я бы сам, но боюсь, если Уиллис увидит меня… – Можешь не продолжать. Ладно, встретимся в туалете. Не хватало, чтобы Уиллис наткнулась на тебя в коридоре. Морган подошел к своему рабочему месту и кинул стопку бумаг в ящик стола. По дороге в туалет, я вымученно натянул на своем лице улыбку, здороваясь с констеблями в коридоре. Быстро заглянув во все кабинки, я убедился, что он был пуст. Укрывшись в самой дальней от входа, оставалось только дождаться Моргана. В телефоне не появилось новых сообщений. Я откинулся на бачок, запрокинул голову назад и закрыл глаза. Воспоминания, словно яркие вспышки, тут же начали мелькать одно за другим. Сперва раздраженный сосед, потом труп, торчащий из стены, пустая комната. И этот детский голос: «Поиграешь со мной?». Ночной монстр снова бросился на меня, раскрывая смертельную пасть. Я резко подскочил с места и врезался в дверь. Видимо, мне приснился кошмар, слишком явный. Я потёр лицо руками, пытаясь избавиться от страшного сна, вышел из кабинки и подошел к умывальнику. Приятный шум воды успокаивал. Набрав полные ладони, я погрузил в них лицо. Раздался хлопок, заставивший вынырнуть из спокойствия. Морган плюхнул толстенную папку рядом с умывальником и оперся на него бедром, скрестив руки на груди. – Надеюсь, ты расскажешь мне, зачем я спёр дело Голдшира? – Не спёр, а одолжил, – поправил его я, вытирая руки бумажным полотенцем. Я открыл папку с делом и стал внимательно изучать её содержимое. Куча различных отчётов с места преступления, данные о жертве. Фотографии больше всего привлекли моё внимание. Убийство произошло в спальне. Я видел нечто подобное, когда служил в Ираке, что оставалось от людей после взрыва противопехотной мины. Похожие ошмётки мяса сейчас я разглядывал на фотографиях. Только теперь складывалось впечатление, что мину запихали внутрь этого бедолаги. Пробежавшись из отчёта, я нашёл имя жертвы Майкл Эдвард Хэкстридж. – Хэкстридж, – повторил вслух я его фамилию. – Звучит знакомо. – Наследник финансовой империи. Мы расследовали пару лет назад убийство в компании его родителей. – А, это те, что внесли меня в черный список, после того, как я арестовал убийцу одного из членов правления директоров? – Да. – Плохо дело. – Сам виноват. Никто ж не просил тебя срывать юбилей Хэкстриджа старшего, который транслировали на всю страну. К тому же ты оставил его без штанов прямо перед объективами всех камер. Скажи спасибо, что тебя за это не уволили. – Это вышло случайно, – ответил я, стараясь не вспоминать детали того вечера. – Посмотри на эти фотографии, – я протянул несколько штук Моргану. – Что ты видишь? – Парня разорвало на куски, – ответил Морган, рассматривая снимки. – По словам Голдшира из отчета, это сделала девушка Хэкстриджа, Рейчел Кёрк. – Как? Заставила проглотить его гранату? – бровь Моргана вопросительно изогнулась. – Вот и я о том же. Но меня смутило вовсе не это. – А что? – удивился он. – Во-первых. Рейчел и Майкл работали адвокатами. Погоди-ка, – протянул я, перелистнув страницу обратно, ища глазами то, на что не обратил сперва внимания. Они работали в «Джулс и партнеры», там же, где и наши убитые Патрик с Хелен. – Похоже на связь, – задумчиво закивал Морган. – Возможно. Во-вторых, посмотри внимательнее на фотографии. Чего на них не хватает? Морган поднес фотографии поближе и принялся внимательно их рассматривать. – Где кровь? – выдал он через пару секунд. – Именно! – я захлопнул папку и положил её на стол возле раковины. – Парня разорвало на куски, но при этом вокруг нет и капли крови. – Ты думаешь, это Жнец? – Не знаю, – я зашагал к выходу. – Но собираюсь это выяснить. – Погоди, а что тебе сказал священник? – остановил меня Морган почти в дверях. – Что Рейчел этого не делала. – И куда ты собрался? – К Бэйли. Судя по отчёту, тело Майка всё еще у нас в морге. Хочу, чтобы она взглянула на него. – А что мне прикажешь делать? – Морган развел руками, явно недовольный, что я бросал его одного. – Попробуй найти связь между нашим последним убийством и делом Кёрк. По дороге в морг, я заскочил домой. Нужно было приготовиться ко встрече с Бэйли и избавиться от всех раздражающих её факторов. От себя, я, конечно, избавиться не мог, но с бородой, грязной одеждой и неприятным запахом после двухчасового марафета получилось расстаться. Нацепив на себя последнюю чистую рубашку и джинсы, я отправился в морг. Его здание даже снаружи нагоняло страх и неприязнь. Мне всегда казалось, что восстание мертвецов начнется именно с этого места. На улице царил ясный день, но, несмотря на любую погоду за окном, здесь постоянно царил холод. Стелющиеся по потолку трубы, словно змеи, исчезали в своих норах. Изредка в коридорах встречались приставленные к голубым стенам каталки для трупов. И тишина. В морге насчитывалось нескончаемое количество коридоров и комнат, если бы я не знал, где работала Бэйли, то блуждал бы по этим лабиринтам ни один день. Я слегка толкнул крылатые двери нужного кабинета и увидел её. Бэйли по привычке сидела за столом в белом халате, и, не обращая ни на кого внимания, что-то изучала под микроскопом. Свои длинные черные волосы она аккуратно спрятала под защитный чепчик. Бэйли сменила на стёклышке один образец на другой. Мне нравилось наблюдать за ней, как она работает, не спеша, исследуя улику за уликой. Но сейчас на это не было времени. – Кхм! – кашлянул я в кулак рядом с ней и облокотился на стол. – Паркер! – Бэйли вздрогнула, заметно испугавшись моего появления. – Не подкрадывайся так ко мне! – Прости, – сгримасничал я. – Что ты делаешь? – Работаю. А ты, я смотрю, снова пришёл не один. Я оглянулся по сторонам и никого не увидел. – Я вроде один, – неуверенно ответил я. – Ты забыл про свое раздутое самомнение. – Ах, ты об этом, – улыбнулся я. – Паркер, что тебе нужно? – Бэйли выдохнула и повернулась на стуле ко мне. – Мне нужна твоя услуга. – Нет. – Бэйли, ну пожалуйста. На этот раз это действительно очень важно. – Как и предыдущие, не знаю, раз сто, я уже сбилась со счёта, – негодовала она. – Дэн, я не могу бросать свою работу каждый раз, когда тебе что-то взбрело в голову. У меня куча улик с места убийства. И мне нужно по всем ним написать отчет. К тому же, я только что закончила работать с телом из стены. Попроси Флэтчера. – Именно потому, что Флэтчер работал над делом, мне и нужна ты. Этот «я знаю всё», упустил кое-что важное. – Что ещё за дело? – нахмурилась Бэйли. – Ты слышала об убийстве в Ричмонде? Где тело парня разорвало на куски и главная подозреваемая его девушка? – Да, – протянула Бэйли. Её задумчивое лицо говорило о том, что она пыталась вспомнить детали. – И что? – А то, что это убийство связано со Жнецом. – Ты совсем головой ударился, Паркер? Оно ведь не имеет вообще ничего общего с его делом! – Не могу понять по твоим глазам, сейчас со мной говорит добрая или злая Бэйли? – Ты не выносим, – она повернулась к своему микроскопу и снова приклеилась взглядом к улике на стеклышке. – Нет, правда. Когда ты злая, то твой голубой глаз становится темнее, а когда добрая, то зеленый светлее. Я не успел рассмотреть при таком свете. – Паркер, иди домой и дай мне поработать. Я поднёс фотографию из досье к увеличительному стеклу микроскопа, закрывая ею улику от Бэйли. – Дэн… – Просто взгляни на неё. И если снимок тебя не заинтересует, клянусь, я исчезну так же незаметно, как и появился. Я не дал разойтись Бэйли тирадой, закрываясь от неё фотографией. Она поднесла её к лампе и рассмотрела. – Не понимаю, если тело нашли на месте преступления, то где кровь? – Бэйли подняла на меня глаза, полные недоумения. – Флэтчер написал в своём сказочном отчёте, что тело взорвалось вследствие воздействия неизвестного вещества. Только вот раны и края кусков тел не показали наличия хоть чего-либо, что могло стать причиной взрыва. И ни слова о том, куда делась кровь. – Ладно, – Бэйли протянула фотографию обратно мне, – и что же ты хочешь, чтобы я сделала? – По данным, тело убитого еще здесь. Не против взглянуть на него? Бэйли с прищуром изучала меня, раздумывая над моей авантюрой. После чего оттолкнулась руками от стола и доехала на стуле до ближайшего компьютера. Бегло пробежавшись пальцами по клавиатуре, она подошла к выходу и обернулась: – Идем, его тело в другом крыле. – Ладно, – не веря в свою удачу, я поспешил за ней. Через пару минут Бэйли открыла отсек холодильника с остатками тела убитого Хэкстриджа. От запаха я тут же спрятал нос в воротнике куртки. Бэйли окинула фрагменты внимательным взглядом, словно над чем-то раздумывая. Она нахмурилась и, ухватив часть торса Хэкстриджа, положила его на стол с инструментами. Подкатив поближе передвижную лампу и лупу, Бэйли внимательно всмотрелась в останки. Я молча следил за ней, временами поглядывая на круглые часы, висевшие над дверью. – Странно, – протянула она сквозь защитную маску. – Что? – воодушевился я, глядя на тело через её плечо. Бэйли сделала шаг назад и, сняв маску, сказала: – Судя по ранам и состоянию тканей убитого, он был мёртв к тому моменту, когда его разорвало на куски. – Хм, – задумался я, почёсывая зудящую после бритья щеку, – тогда это не сходится с показаниями свидетелей. Соседи сказали, что видели, как Рейчел и Майкл заходили вместе в квартиру. А через час услышали крики. – Погоди, они видели, как они вдвоём заходили в квартиру? – Да. – Но этого не может быть! – Почему? – удивился я. – Потому что если я права, то этот Майкл был мёртв задолго до того, как его разорвало на куски. Взгляни, – Бэйли повернула ко мне остатки торса Хэкстриджа и указала на то, от чего тошнота подступила к горлу. – После взрыва от органов почти ничего не осталось, но видишь стенку грудной клетки? – Да, – закивал я, слегка склонившись над телом и глядя на кремообразную консистенцию. – Это говорит о том, что Хэкстридж был мёртв не менее пяти дней. Но вот что меня смущает. Такие следы не везде. Словно он разлагался частично. Неудивительно, что Флэтчер это упустил. – Как насчёт восстания мертвецов? – спросил я, пытаясь изобразить зомби. Бэйли ответила скептическим взглядом. – Что вы тут делаете? – в дверях вырос Флэтчер с недовольной миной. – Крис, – оживилась Бэйли. – Ты же занимался отчетом по делу Кёрк? – Да, – ответил он, заходя в комнату. – А что? – Почему ты не указал в отчёте, что парень был мёртв к тому моменту, как его тело взорвалось? – С чего ты взяла, что он был мёртв? – С того, что некоторые внутренние ткани указывают на разложение. Но судя по всему, ты поленился заглянуть так глубоко, изучив лишь поверхность остатков, не так ли? – Бель, не лезь не в своё дело. У тебя есть Жнец, вот и занимайся им. А в моё дело из Ричмонда не суй нос! – Флэтчер не скрывал раздражения. – Послушай, Крис, – наступала на него Бэйли, – если бы ты должным образом выполнял свою работу… – Бель, стой, – я остановил её за руку. – Что? – Бэйли обернулась ко мне с недовольным видом. – Оставь его. Не это сейчас важно, – почти полушёпотом сказал я. – Не это? – удивилась она вновь. – Да. Идём. Я потащил её за собой. Флэтчер провожал нас со злобной и ничего не понимающей гримасой. Бэйли вырвалась из моей хватки в коридоре. – Паркер, ты объяснишь мне, что происходит? Сперва ты заявляешься ко мне и просишь разобраться с делом из Ричмонда. Теперь, когда мы нашли зацепки и не состыковки, ты снова тащишь меня куда-то, вместо того, чтобы разобраться во всём до конца! – Бель, – выдохнул я, понимая, что ситуация требовала объяснения, особенно, если я хотел добиться её доверия. – Что, если у меня есть свидетель, который умудрился сбежать от Жнеца? – Свидетель? – Живой свидетель, – довольно добавил я. – Но ведь я, – начала растерянно Бэйли. – Чем я могу помочь? – Как насчёт оказания медицинской помощи? – Я же не врач, Паркер. – По словам священника, Жнец ранил Рейчел. Насколько всё серьезно, я не знаю. Но и везти Рейчел в больницу не вариант, так как её тут же арестуют. Ты моя единственная надежда. – Ладно, – сдалась Бэйли, но в её голосе я услышал неуверенность. – Посмотрим, что можно сделать. Где твой свидетель? – Прячется в церкви от демона, – я замолчал, глядя на непроницаемое лицо Бэйли. – Кажется, с этой информацией я поспешил. Бэйли обошла меня и молча направилась к лифту. – Постой, я всё могу объяснить! – крикнул я ей вслед, но ноги так и остались прикованы к полу. – Ты идешь? – спросила она, заходя в лифт. Глава 5 Мы мчались по улицам Лондона, пытаясь опередить вечерние пробки. Бэйли молча смотрела в окно. За ним на улице разразился настоящий ливень. Погода решила воспрепятствовать расследованию, погрузив солнечный день в неистовую депрессию. Салон осветил экран телефона с надписью «Морган». Я нажал кнопку на руле и автоматически вывел звонок на громкую связь. – Том, – начал я, – что ты нашёл? – Оказывается, Рейчел была знакома с убитой парой. Голдшир с Фергюсоном не работали в этом направлении, так как не видели связи, – ответил Морган. – Ясно. Что ещё? – Голдшир и я отправляемся к дому Фергюсона. Сегодня он не вышел на работу, – голос Моргана прозвучал взволнованным. – И на телефон не отвечает, – сделала вывод Бэйли. – Кто это? Аннабель? – раздался из динамика хриплый голос Голдшира. Видимо, Морган тоже держал нас на громкой связи. – Привет, Стив, – поздоровалась она. – Привет, – ответил он. – Удивлён, что ты едешь в одной машине с Паркером, – усмехнулся Голдшир. Мы с Бэйли переглянулись. – Где он живёт? – спросил я, остановившись на красном светофоре. Интуиция подсказывала, что тут мог быть замешан Жнец. – На Брайд Стрит, – ответил Голдшир. – Мы едем в церковь Юнион Чепл. Она как раз недалеко от этого места. И судя по пробкам, мы будем у него быстрее вас, – сказала Бэйли, исследуя карту на экране своего телефона. – Хорошо, встретимся там, – согласился Морган. – Фергюсон не просто так решил прогулять работу, поэтому будьте осторожны. – Как всегда, Том, – ответил я. Экран моего телефона погас, и в салоне повисла минутная тишина. – Значит, мы едем к Фергюсону, а не к свидетелю? – Бэйли похлопала ладонью по колену, продолжая смотреть в окно. – Да. Нутро подсказывает, что он в беде. А раз Рейчел продержалась неделю без врача, значит, продержится ещё пару часов. – Думаешь это Жнец? – она словно прочитала мои мысли. – Надеюсь, что нет, – мои пальцы покрепче сжали руль, и я надавил на педаль газа. Через десять минут мы были на месте. Коричневый, двухэтажный дом во время дождя выглядел чёрным. Стоило выйти из машины, как я насквозь промок. Бэйли настигла та же учесть. Я осмотрелся и увидел припаркованную машину Фергюсона. Опасения подтвердились. Молния располосовала тёмно-серое небо и исчезла за домами. На улицах дождь распугал всех людей. Прикрываясь курткой Бэйли, мы добежали до крыльца и позвонили несколько раз в дверь. Ответа не последовало, хотя я слышал, как играла мелодия звонка за дверью. – Фергюсон! – я постучал кулаком по двери. – Фергюсон, открывай! Это Паркер! – Что будем делать? – спросила Бэйли, заглядывая в окно дома. – Нужно как-то попасть внутрь. Видишь что-нибудь? – поинтересовался я. – Нет, слишком темно. – Ладно, давай попробуем зайти со двора. Калитка, ведущая во двор, оказалась не запертой. Мы обошли дом и оказались у запасного выхода. – Ну-ка, – я дёрнул за ручку, и дверь поддалась. Наружу вырвались клубы дыма, но огня не последовало, видимо пожар прекратился. Я пытался разглядеть, где включается свет, но из-за непроглядной тьмы ничего не увидел. Пошарив рукой по стене, я нащупал выключатель и пощелкал его вверх-вниз, свет не включился. Тогда я выудил из кармана дежурный фонарик и пошёл по коридору. – Держись за мной, – приказал я Бэйли, попутно доставая пистолет. В доме пахло паленой проводкой. Дышать приходилось через раз. Бэйли нырнула на кухню и открыла окно напротив двери для сквозняка. Через минуту дом наполнился свежим воздухом с запахом дождя. Мы прошли в гостиную через кухню, шаря лучом света по пути в поисках Фергюсона, но его нигде не было видно. Я собрался к узкой лестнице, ведущей наверх к спальням, но Бэйли остановила меня, ухватив за плечо. – Смотри, – она указала на пол перед первой ступенькой. С неё медленно стекала кровь. – Ной! – позвал я Фергюсона. – Вызывай криминалистов, я поднимаюсь наверх. Я видел, как Бэйли достала телефон, нажала несколько раз на экран и посмотрела на меня. Мне приходилось выверять каждый свой шаг, чтобы не вляпаться в кровь. Из гостиной раздался скрип половиц. Бэйли с прижатым к уху телефоном в ожидании ответа подозрительно посмотрела в его сторону. – Что там? – спросил я, замерев на лестнице. – Не знаю, – пожала она плечами. – Проверь второй этаж, а я посмотрю, что там, – Бэйли медленно пошла в сторону зала. – Диспетчер, говорит Аннабель Бэйли… Она скрылась в гостиной, продолжая разговаривать по телефону. Я подождал ещё пару секунд на месте, чтобы убедиться, в безопасности ли Бэйли, после чего пошёл дальше. – Ной! – Поднимаясь по лестнице, я заметил висящие на стене семейные фотографии. На них улыбчивый Фергюсон в окружении жены и детей запечатлел несколько моментов из своей жизни. Неприятный ком подступил к горлу. Они тоже могли стать жертвами Жнеца. От этой мысли сердце с замиранием ожидало развязки трагедии. Я поднялся на второй этаж и увидел, как из-под двери детской спальни сочилась кровь. Слева от лестницы со скрипом приоткрылась дверь, я заглянул в неё. Ванная оказалась пустой, и я тихонько закрыл дверь. Открыв детскую комнату, перед глазами предстала знакомая картина убийства. «Ной», – отозвался мой внутренний голос, будто зная, чья эта кровь. Гнев заставил крепче сжать рукоять пистолета. Оставалось проверить лишь спальню родителей. Подойдя к ней, я заметил, что щель под дверью заложили тряпками изнутри, торчащими из-под неё. Я прислонился к ней ухом и стал прислушиваться. Ни звука. Я тихонько дернул за ручку, открыл дверь и зашёл в комнату с вытянутым в руках пистолетом и фонариком. С первого взгляда она выглядела пустой. Постель убрана, вещи все на своих местах, окно закрыто. – Эй, – выдал я, осматриваясь. – Я инспектор Паркер, полиция Лондона. Есть тут кто? – Помогите, – тихо обессилено раздалось из-под кровати. Я моментально упал на четвереньки и посветил фонариком. Под кроватью пряталась жена Фергюсона и двое маленьких детей. – Все в порядке, я из полиции, – успокоил я, убирая пистолет обратно в кобуру, и протянул им руку. – Вылезайте, в доме больше никого нет. – Нет, он здесь, – простонала женщина с заплаканным лицом, отчего вся тушь растеклась по щекам. Она крепко обнимала детей, побелевших от страха. – Я и мой напарник осмотрели дом, тут никого. Полиция и скорая помощь уже едут сюда. – Вы не понимаете, он здесь, – настаивала она на своём. – Поиграешь со мной? – раздался знакомый детский голос из-за спины. Я обернулся, но лишь успел заметить, как черная фигурка мальчика скользнула в коридор. – О нет, Бель! Оставайтесь здесь, я сейчас! – приказал я жене Фергюсона, подскакивая на ноги. Я подбежал к перилам второго этажа, уперся руками и, полусвисая вниз, увидел её: – Бель! – Паркер? – она удивлённо уставилась на меня, застыв с телефоном в руке. Тень сдернула её с места и потащила в гостиную. – Бель! Она закричала. Я понёсся по лестнице вниз, уже не обращая внимания на кровь. Через секунду я оказался там, где только что стояла Бэйли. Я видел, как тень тащила её через гостиную в кухню. – Дэн! – закричала она, увидев меня, тщетно пытаясь вырваться из цепкой хватки. – Куртка, расстегни её! – приказал я на бегу. Бэйли не теряя времени, быстро нашла молнию и расстегнула куртку как раз в тот момент, когда Жнец исчез в стене. Одежда застряла в ней наполовину. Бэйли по инерции врезалась в стену и лишилась остатков воздуха в лёгких. – Вставай! – не дав ей опомниться, я рывком поднял её с пола и спрятал у себя за спиной, наставляя на стену пистолет. – Что это было?! – тяжело дыша, выкрикнула Бэйли. Я ощутил, как она вцепилась в моё плечо. – Жнец. – Но как? Как он исчез в стене? – Не знаю. Рядом раздался детский смех, и я услышал, как мимо пробежал ребенок. Я ошарашенно водил фонариком по сторонам, пытаясь успеть за манёврами Жнеца. – Какого чёрта тут происходит?! – испуганно прошипела Бэйли, осматриваясь по сторонам не меньше меня. – Кажется, отец Брэдчёрч был прав, когда сказал мне, что мы имеем дело с демоном. – С демоном? – удивилась она. – Я думала в морге ты пошутил про него. – Если бы. И знаешь, я начинаю верить священнику. В доме стало тихо. Жнец перестал кружить вокруг нас. Я лишь успел услышать скрип, как Бэйли сбила меня с ног. Она свалилась на меня сверху. На месте, где мы только что стояли, с потолка упал паук размером с большой собаки. Когда он повернулся к нам, я вжался в пол. Вместо морды у него оказалась голова младенца с сотнями зубов во рту, острыми как иголки. Паук зашипел и бросился на нас. Я закричал и выстрелил несколько, но пули проходили сквозь него. Бэйли посветила на него фонариком, и Жнец зашипел, тенью пролетев мимо нас и растворяясь в воздухе. – Боже правый! Я видел, как Бэйли крутила головой по сторонам, с широко открытыми от страха глазами. В её руках заметно трясся фонарик. Да и мне стоило бы уже сменить штаны. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/viktoriya-aleks/poigraesh-so-mnoy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Суперинтендант – звание в британской полиции и в большинстве англоязычных стран Содружества. Во многих странах Содружества полная версия является начальником полиции. Ранг также используется в большинстве британских заморских территорий и во многих бывших британских колониях 2 Torеador, en garde! – Тореадор, берегись!
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.