Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Идеальный выпускной Ирина Мазаева Лара всегда мечтала об идеале. Всю жизнь она надеялась встретить совершенного парня, настоящего принца. И когда самый красивый мальчик класса написал ей «вКонтакте», девушка, конечно же, безумно обрадовалась – мечты сбываются! Наконец-то она будет ходить на свидания, гулять взявшись за руки, а на выпускной отправится настоящей парой. Вот только Лариса забыла, что идеальных людей, как и отношений, не бывает… Ирина Мазаева Идеальный выпускной Глава 1 Чудес не бывает? – Смотри, какие у меня варежки! – С этими словами на Ларку откуда-то сзади, буквально из-за угла, обрушилась Анька Залогина в съехавшей набекрень шапке. Ни тебе «привет» или «с наступившим», а сразу похвастаться, неожиданно, но бурно и весело. Ларка едва от толчка не грохнулась, удержалась, уцепившись за шедшую рядом Маринку Клязьмину. – Чтоб тебя! Че пугаешь? Какие варежки?! – Вот! – Анька вытянула обе руки вперед, пристраиваясь идти рядом, в ногу. – Бабушка подарила! – Ты бы лучше меня спросила, что мне подарили… – Тебе подарили котенка?! Как ты и мечтала?! Наконец-то! – В том-то и дело, что не подарили, – вздохнула Ларка. – Вообще не подарили? – изумилась Анька. – Нет, подарили по частям, – улыбнулась Маринка. – Вообще не подарили, – подтвердила Ларка. – Телефон новый подарили. Это тоже, конечно, хорошо… – и горестно вздохнула. Ларка, она же Лариса Филимонова, в детстве мечтала о собаке. О своей собственной верной и умной, знающей кучу команд и готовой всех порвать за свою хозяйку, собаке. Настоящей, живой и теплой. Мечтала, как Малыш из мультика о Малыше и Карлсоне. Потому что у мамы был папа, у папы – мама, старших братьев и сестер у Ларки не было, а одиночество в своей отдельной комнате – было. Мечтала с детства. Пока года три назад родители внятно и доходчиво не разъяснили ей, что ни о какой собаке и речи быть не может, потому что «жрать она будет как лошадь, а выгуливать ее придется с утра до вечера». И тогда Ларка стала мечтать о кошке. Или коте. Она, что называется, спала и видела его, уютного, пушистого, мурлыкающего, который бы засыпал у нее в ногах, отзывался на «кис-кис» и играл с фантиком, привязанным к веревочке. Однако и тут родители были непреклонны. Кот или кошка пугали их вроде бы меньше, но ведь и от него или от нее тоже была бы «шерсть по всему дому» и еще что-нибудь страшное. Поэтому каждый Новый год Ларка ждала чуда, и каждый Новый год чудо не происходило. Под елкой обнаруживались новые джинсы, наборы косметики и телефоны, и никаких – НИКАКИХ – котят. Пережив еще один «праздник обломов», как называла Новый год Марина, Ларка решила завязать с мечтой навсегда, забыть и расслабиться, чтобы не страдать из года в год, не впадать в предновогоднюю депрессию, не ждать и не надеяться. Начать новую жизнь с 1 января. А поскольку 1 января было именно сегодня, то начать новую жизнь с сегодняшнего дня. Перестать верить в чудеса. Снять наконец розовые очки и повзрослеть. Ведь она уже оканчивала одиннадцатый класс и, стало быть, была совсем уже взрослая. – Как это не подарили? – между тем все не могла прийти в себя Анька. – И что ты чувствуешь? Что-то вид у тебя нерадостный… – Ай, нормальный у меня вид, – отмахнулась Ларка и рассказала подружке про новую жизнь. – Правильное решение, – одобрила Маринка. – Чего зря страдать? – И обратилась к Аньке: – А ты лучше скажи, где ты была, мы тебя с утра ждали. 1 января, как известно, – традиционный «Праздник доедания новогодних салатов», который и отмечали старательно часов с двенадцати дня Ларка с Маринкой у последней дома. Анька же, пообещав прийти «ни минутой позже», объявилась только ближе к пяти, когда подружки, с трудом вытащив себя из-за стола, решили вылезти на улицу и пройтись, дабы немного растрясти в животах съеденное. – У меня тоже никаких чудес не было, – мгновенно погрустнела она, – все как всегда. А не пришла я, потому что меня все задолбало. Я проспала до трех. Пока потом собралась, пока то да се… Ларка под лозунгом «Новый год – семейный праздник» ежегодно встречала его с родителями у бабушки с дедушкой с маминой стороны, Маринка под тем же лозунгом – с родителями и младшей сестрой дома, и Анька тоже – дома с родителями, старшим братом Геной и его женой Люсей, которую она стойко, но тихо ненавидела с первого момента ее появления. – У тебя, Маринка, как я понимаю, тоже все как всегда? – Ага. Все, окончим школу – и никаких Новых годов с родителями! Ну их семейные праздники! НАДОЕЛО. Оливье, шампанское, «Ирония судьбы» – меня лично уже тошнит от этого набора. – Меня тоже, – охотно поддержала Ларка. – Я вот не сомневаюсь, что больше никто у нас в классе не праздновал Новый год с родителями. Особенно Светка Юсель. Она-то точно отжигала где-нибудь всю ночь с парнями. Светка Юсель была первой красавицей их 11-го «Б». В свои семнадцать она выглядела на все двадцать, фигура у нее была – хоть завтра на обложку глянцевого журнала, в школу она ходила всегда при полном макияже и на одиннадцатисантиметровой шпильке. – Вот уж на что мне однозначно наплевать в этом мире – так это на то, где встречала Новый год Светка Юсель, – фыркнула Маринка. – А меня, скорее, волнует, где встречал Новый год Андрей Забелоцкий… – томно выдохнула Анька. Андрей Забелоцкий был второй знаковой фигурой 11-го «Б». Он был высоким статным парнем с копной вьющихся светлых волос и серо-голубыми прозрачными глазами, в которых периодически тонули не только одноклассницы, но и многие другие девчонки. Забелоцкий охотно флиртовал со всеми, не просто принимал всеобщее обожание, но и пользовался им по полной программе, позволяя писать за себя рефераты, делать домашние задания и одалживать какие-нибудь приятные мелочи. Но душу свою раскрывать ни перед кем не спешил, и место дамы его сердца год за годом оставалось вакантным. – Может, у него все-таки есть какая-нибудь тайная пассия? – предположила Ларка. – Спорим, хороший приличный мальчик Андрей Забелоцкий тоже справлял Новый год с родителями? – хитро улыбнулась Маринка. – С какими родителями?! Почему хороший?! – тут же кинулись на его защиту Анька и Ларка. – Конечно, какой он хороший? Несомненно, плохой. – А-а, опять ты нас подначиваешь, – улыбнулась Анька. – Ну да, он нам нравится. И мне, и Ларке. И что с того? – Мне он не нравится, – вяло попыталась отмахнуться Ларка. – Я просто вообще не понимаю ваши страдания о парнях. Ах, мне семнадцать, а у меня нет парня! Ах, где же найти парня? Ах, не получается найти парня, так хоть пострадать о ком-нибудь, кто на нас и внимания не обращает! Это ведь какой-то непонятный мне стадный инстинкт просто, иначе и не назвать. Причем вы даже себе свой собственный объект для страданий найти не можете: если все страдают по Забелоцкому – значит, будем страдать по Забелоцкому. – Это не стадный инстинкт! – возмутилась Анька. – И это мне самой хочется отношений с парнем, а не потому, что все этого хотят. А Забелоцкий… Это вообще просто так. Пока я не встретила своего принца. Мне нравится страдать. Это приятно. – И между прочим… – вступила Ларка. – Что может быть приятного в страданиях? – удивилась Марина. – Не перебивай меня! Я, между прочим, вообще не уверена, что Забелоцкий мне нравится. Это Аньке он нравится. А я… – А ты за компанию. И никакого стадного инстинкта. – Ты меня опять перебила! С тобой невозможно разговаривать. – Это с вами невозможно разговаривать: с чего бы ни начали – всегда переходим на Забелоцкого. Я уже про него больше слышать не могу. – А мне нравится о нем разговаривать, – воинственно сообщила Анька. – А ты опять на нас наезжаешь. На пустом месте. Ведь мы… – Не на нас, а на тебя. Я о Забелоцком не говорила. Это ты все начала, – встряла Ларка. – Когда я перебиваю – это ужас-ужас, а когда сама – это нормально? – снова вступила Марина. – Да вы обе хороши, всегда меня перебиваете. И как я вообще вас терплю?! – улыбнулась Анька. – Потому что ты нас любишь, – улыбнулась в ответ Ларка. – И будешь любить долго и счастливо, – с серьезным видом заметила Марина. И все трое рассмеялись. Подружки сделали круг по району и подходили к Ларкиному дому. Изначальный план был доесть все салаты у Марины, а потом у Ларки. – Ну что, ко мне? – следуя ему, предложила Лариса. – Что-то я не уверена, что растрясти съеденное получилось. Наверное, в меня больше ничего не влезет… – протянула Марина. – А я как увидела эту Люську, так и сожрала нервно тазик оливье. Теперь в меня еще неделю ничего не влезет. И мне сегодня еще домой надо появиться – продолжать имитировать счастливую семью, – сообщила Анька, усаживаясь на скамейку у подъезда. – Давайте просто на улице посидим. На удивление хорошая погода. Подружки уселись на скамейку. Погода и правда была хорошая и даже сказочная. Безветренный вечер, легкий приятный морозец, хлопья снега, кружащиеся в свете фонарей. Хлопанье фейерверков где-то за домами. Новый год наступил. Как ему было и положено. – А жаль все равно, что чудес не бывает… – вздохнула Анька. – Так хочется, чтобы они были… Ненавижу за это Новый год. – А какого чуда бы ты хотела? – спросила Маринка. – Ты сейчас, конечно, скривишься вся и выскажешь что-нибудь едкое, но я тебе все равно скажу. Все банально. Хочу, чтобы с боем курантов дверь открылась, а там – принц на белом коне. И… – На пятом этаже вместе с конем? – Не перебивай! И говорит: «Поехали со мной. Я увезу тебя далеко-далеко». – И ты бы уехала с парнем, которого видишь первый раз в жизни, неизвестно куда? Послушай криминальные новости. – А мне кажется, что это романтично… – заступилась за подружку Ларка. – В сказках всегда хороший конец. А это была бы сказка. А ты, дорогой друг, лучше меньше смотри криминальных новостей. – Тогда бы уж о Забелоцком мечтала бы, что ли. Открывается дверь, а там – Забелоцкий. И БЕЗ КОНЯ! Просто Забелоцкий. И говорит: «Хватит праздновать Новый год с родителями. Давай отпразднуем его вместе!» Это, по крайней мере, реалистичнее. Анька задумалась. – Наверное, ты права… С одной стороны, что это я, правда, не мечтаю о Забелоцком? С другой… В общем, я об этом подумаю. Ларка слушала подруг вполуха, погруженная в свои мысли. И не заметила, как рядом нарисовался неизвестный черно-белый кот (Ларка почему-то сразу определила, что это именно кот, а не кошка). Она на всякий случай пошарила в карманах и в рюкзачке, но единственное, что удалось обнаружить, – пакетик из-под сухариков с жалкими остатками на дне. Кот мгновенно запрыгнул ей на колени и сунулся в руки с пакетиком. – Ты же не будешь? – спросила у кота Ларка и предложила сухарик. Кот, как ни странно, активно принялся его грызть. – Может, тебе не ждать милостей от природы, точнее, от родителей? Хочешь котэ – бери котэ, неси домой, – предложила Маринка. – Понимаете, девочки, – вздохнула Ларка, – вот как я его могу взять? А вдруг он окажется не таким, как я хочу? – А какого кота ты хочешь? – тут же поинтересовалась Анька. – Сформулируй четко свои желания. – Да легко. Я хочу, чтобы он был красивый. Пушистый. Не люблю короткошерстных котов! Но это еще полбеды, это сразу видно. Главное, чтобы он мурлыкал и на ручки шел. Но не так, как у Анжелки. Помните, мы к ней заходили? У нее кот просто маньяк какой-то – ломится на руки и не слезает с них ни за что. Она сама жаловалась, что за компом спокойно не посидеть – лезет и лезет, а если скидываешь – орет. Но и такой кот, как у моей двоюродной сестры – помните, я рассказывала? – супер-пупер-породистый, но на руки вообще не взять: царапается и кусается сразу – мне не нужен. На фига он будет как мебель в углу сидеть? Кот нужен, чтобы его тискать. Чтобы он спал в ногах. И еще чтобы ни в коем случае не метил ничего и не гадил в тапки. И вообще, хорошо бы, чтобы он на улице свои дела делал, ведь иначе это же лоток надо и вонять будет… – Ничего себе у тебя требования к коту! – удивилась Анька. – И ты надеялась, что родители подарят тебе идеального кота? – Судя по последнему требованию, идеальный котэ – это собака… – заметила Марина. – Вот этого я и боялась – что подарят неидеального… И что бы я потом с ним делала? В приют отнесла? – То есть, по сути, ты и не хотела, чтобы тебе кого-то подарили, потому что вероятность того, что животное окажется для тебя идеальным, близка к нулю? – уточнила Анька. – Э-э… – озадачилась Ларка. – Нет, подожди… Я хочу кота… Может, на самом деле, я все еще хочу собаку? – Не хочешь ты никого на самом деле, только голову всем морочишь каждый год, – вынесла свой вердикт Маринка. – Ой, да вообще все это фигня. Обойдусь я и без кота. Кот между тем слопал все предложенные Ларкой сухарики и с интересом отправился на соседние, Анькины, коленочки в надежде поживиться чем-нибудь у нее. – И что ты ко мне пришел? – грозно спросила та, но сама тут же начала чесать кота за ухом. Кот замурлыкал. – Это он жрать хочет, поэтому такой добрый, – прокомментировала Ларка. – С таким подходом к домашним животным, по-моему, их лучше вообще не заводить, – как бы никому, в воздух, сообщила Маринка. – Кот такой теплый… Но я поняла, что я – замерзла. Что дальше будем делать? Есть предложения? – поинтересовалась Анька. – Я тоже что-то замерзла, – согласилась Маринка. – И, наверное, хочу я домой. – По домам? – предложила Ларка. На том и разошлись. Озадаченная разговором про идеального кота, Ларка решила подумать на эту тему, пораскладывав пасьянс на компьютере. Но вместо этого оказалась «ВКонтакте». И… «Ларка, привет! Что делаешь? Как встретила Новый год?» – черным по белому ярко и однозначно было написано в сообщении. И отправитель был указан: Андрей Забелоцкий. Глава 2 Чудеса случаются! Ларка с Анькой Залогиной дружили с первого класса и были, как говорится, подруги не разлей вода. У Аньки была совершенно сумасшедшая мама, настроение у которой менялось едва ли не каждую минуту, она постоянно устраивала истерики и скандалы. Папа у Аньки тоже как бы был, но ключевое слово здесь «как бы». Он постоянно пропадал на работе, ездил в командировки или торчал в гараже. Старший брат Генка пил, курил, водился со странными компаниями. Дома Аньке было откровенно плохо, а потому большую часть свободного времени она торчала у Ларки, благо ее родители были не против. А когда Генка худо-бедно окончил девять классов, поступил в ПТУ и привел в дом Люську, известив семейство, что: а) это его жена, б) будет жить с ними – Анька и вовсе, считай, переехала к подруге. Ларка, которая с раннего детства мечтала о сестричке, была только «за». Они и называли друг друга иногда сестрами. И были похожи между собой. Обе блондинки, обе примерно одного роста, обе общительные, эмоциональные и веселые. В их паре лидером была Ларка, но Аньку это полностью устраивало. Иногда они и ругались, как все близкие люди, но в основном умели находить компромиссы. А Анька в их паре была ответственная за увлечения и развлечения. Плетение фенечек, выращивание кактусов, коллекционирование монет разных стран, коньки и лыжи, вязание, секция карате, студия современного танца, создание веб-сайтов, игра на гитаре, поиск кладов в старых домах на окраине города – все ее безумные идеи и не перечислить. Ларка всегда охотно ввязывалась в авантюры и так же охотно, едва подруге надоедало новое увлечение, выходила из них. И только в последнее время у Аньки определилась одна, но пламенная страсть: психология. Год назад она вдруг решила, что пора взрослеть, выбрать профессию и вообще самоопределиться. И самоопределилась как психолог. Стала читателем сразу трех библиотек, постоянно искала статьи по психологии в Интернете, тестировала себя бесконечными тестами, анализировала поведение всех, кто попадал в поле ее зрения, и усиленно готовилась к поступлению в вуз на психфак. Лару это удивляло. Но не потому, что она не верила, что из подруги выйдет психолог, скорее, потому что не ожидала от ветреной и непостоянной в своих пристрастиях Аньки такого волевого решения. Неделя проходила за неделей, месяц за месяцем, а Анька не бросала свою психологию. Напротив, говорила о ней все больше и больше. Ларке же потихоньку становилось завидно: чем ближе время шло к выпускному, чем активнее подруга мечтала о психфаке, тем ей самой становилось неуютнее от того, что она не знала, чем хочет заниматься в этой жизни, кем стать, куда пойти учиться. Ларка ровно успевала по всем предметам. Все ей давалось легко, но все и одинаково было неинтересно. Школа ее раздражала, и ходила она туда не за знаниями, а чтобы поболтать с подругой. А в последний год – с подругами. Марина появилась в ее жизни с началом последнего школьного года. Ее семья переехала в их район, в соседний с Ларкой и Анькой дом, и родители настояли, чтобы дети – Марина и ее младшая сестра Ксюха – сменили школу. 1 сентября Марина появилась на пороге класса, где занимался 11-й «Б». 2 сентября они уже считали ее своей подругой. Ларка до сих пор удивлялась, как это могло случиться. Ведь, на ее взгляд, Марина Клязьмина была совсем другой, совсем не похожей на них с Анькой. Она была брюнеткой, выше их ростом, малообщительной, серьезной и часто безэмоциональной. Она не интересовалась мальчиками, из всех увлечений предпочитала хорошие книги, а романтику называла «розовыми соплями». Друг с другом Лара и Анька по-прежнему виделись чаще, но без Марины они как-то скучали и всегда стремились заполучить ее в гости. Но в этот раз Ларка решила поговорить с Анькой без Марины. Андрей Ларка привет! Что делаешь? Как встретила Новый год? Лара Привет. Только что пришла домой. НГ – как обычно: предки, оливье, телевизор. А что? Андрей Как скучно, детский сад. То ли дело у меня… это была незабываемая ночь, я бы сказал даже… хотя не скажу =) Лара Скажи! мимими Андрей ТЫ еще маленькая Лара Не младше тебя! Андрей на пять месяцев Лара Это неважно!! Андрей Малявка вот так! =))) Лара Сам малявка! – Прикинь, да? – не выдержала Ларка, едва Анька пробежалась по первым строкам переписки. – Это я вначале растерялась. А потом – жгу. Ты дальше читай. Вот, смотри, в самом конце. Лара Ладно, пошла я спать! Спокойной ночи, дорогой друг! Андрей сладких, неспокойных снов! =)) Лара Ну так приснись же мне… э-э-э… без лишнего!:) … Андрей это намек? =) Лара Это прямо высказанное желание увидеть тебя во сне. Андрей я не умею контролировать твои сны свои-то только через раз получается =) Лара Не надо их контролировать… Просто расслабься… Андрей дак я их контролирую так, что аж сам кайфую =))) Лара Я озадачилась… Ладно, а то мы ща договоримся…. Спокойной ночи! Андрей до чего? =))) Лара Это неправильный ответ. Правильный ответ: спокойной ночи, Лара!:))))) Андрей Спокойной ночи, Лара! А до чего мы договоримся? =)) Лара У нас еще до фига времени, чтобы до чего-нибудь договориться:) Андрей в плане? совсем не понял Лара Фу, зануда, пошел я спать. Андрей ладно, сладких снов – Круто! – только и смогла выдохнуть Анька, дочитав переписку до конца. – Анька! Мне написал Забелоцкий. МНЕ НАПИСАЛ ЗАБЕЛОЦКИЙ! Сам! И мы флиртовали! Что ты мне можешь сказать как психолог? – Ты – гений флирта. А вот это: «Это неправильный ответ. Правильный ответ: спокойной ночи, Лара!» Ты его сделала! – А то, – довольно улыбнулась Ларка, – а вот смотри, как здесь я ему остроумно ответила… А вот тут он вот так написал… Интересно, что он этим хотел сказать? – И она пустилась в долгий анализ своей переписки с Забелоцким. Аньке оставалось только поддакивать вовремя, смеяться, где нужно, и пожимать плечами. Наконец диалог был разобран со всех сторон. – Круто, – еще раз повторила Анька. – Я… Но Ларка ее перебила: – Только мне интересно – с чего это он вдруг болтал со мной «ВКонтакте» до двух ночи? Он в меня влюбился? Скажи мне всю правду как психолог! – Ну… Влюбился – это, наверное, слишком сильно сказано, но определенный интерес присутствует… – А с него это и начинается! Едва Ларка прочитала сообщение от Забелоцкого, как поняла: это началось. Как будто все десять с половиной лет она только и ждала, что Андрей обратит на нее внимание. Что, как бы ни крутились вокруг него другие девчонки, он ОБРАТИТ НА НЕЁ ВНИМАНИЕ. Он напишет/позвонит/придет. Поймет, что она – самая замечательная девчонка в классе. Нет, в школе. Нет, в городе, в мире! Чем дальше переписывалась Лара с Забелоцким, тем меньше помнила о том, что в четвертом классе ей нравился Федя Якушев, в шестом – Гера Самойленко, а прошлом году – высокий красивый шатен в секции по карате. Только Андрей Забелоцкий. Всю жизнь. И навсегда. И вот все началось. Первые слова, общение. Не о школе, не по делу, а просто так. Просто потому, что он понял, что не может жить без нее. А дальше – все будет только еще лучше. – И что теперь? Он пригласит меня на свидание? Да? Пригласит? – в нетерпении потеребила за рукав подругу Ларка. – По идее, должен, – согласилась Анька. – Скорей бы! И Ларка тут же представила себе, как самый прекрасный парень в школе ждет ее у подъезда, дарит ей розы и ведет в кафе… Ведь именно так ей все и представлялось в мечтах. А значит, так оно и должно было произойти в жизни. – Чудеса случаются! ЧУДЕСА СЛУЧАЮТСЯ! – И тут же спохватилась: – Ой, я забыла, он ведь тебе тоже нравится… Ты расстроилась? – Не-а. Завидно, конечно, немного, но я тут подумала, что Маринка права: все мои вздыхания по Забелоцкому – сплошной стадный инстинкт. Мне нравятся кареглазые брюнеты. – С каких это пор? – Со вчерашнего дня. И никаких кудрявых блондинов. Я тут прочитала, что мы сами ответственны за свои чувства. Я ведь как раньше считала? Любовь – это как будто идешь-идешь, а потом бух в яму – и влюбилась. Неожиданно. Как англичане говорят: to fall in love. Или Амур стрелу послал в сердце. Как будто любовь приходит откуда-то извне. А она, оказывается, внутри. И это мы сами решаем, в кого влюбляться, а в кого нет. А потому не буду я влюбляться в Забелоцкого. Влюблюсь, например, в… В Яна Недоконь. Ларка представила себе их одноклассника Яна Недоконя по прозвищу Конь. Конь, конечно, был кареглазым брюнетом, но… Но какой-то он был совсем «повернутый» на музыке. Учился в музыкальной школе, говорят, играл на гитаре в какой-то рок-группе. Ни с кем в классе, кроме Славки Лебедева, не общался. – Зайчик, ты собралась влюбиться в Коня?! Но почему?! – Потому что он мне весь декабрь глазки строил. И я подумала, что логичнее влюбиться в того, кто ко мне неравнодушен. Лара озадачилась: – Да, наверное, логично… – Так что не переживай, я на твоего Забелоцкого больше даже смотреть не буду. Еще не хватало из-за парней поругаться! – улыбнулась Аня. – Этого никогда не случится. Ты для меня важнее, – заверила ее Ларка. – Ты для меня тоже! – Подружки рассмеялись и обнялись. – Только вот я не знаю, говорить Маринке или нет. Она ведь опять начнет мораль читать: любовь – это от нечего делать, в жизни полно других радостей и так далее… – Начнет, только, думаю, ей все равно надо сказать будет, не будем же мы что-то скрывать от нее… вечно. – Да, нехорошо будет… – согласилась Ларка. – Маринка – наша подружка. Просто… Может, пока ей не говорить? Потом, когда что-то уже будет понятно… Когда он меня на свидание пригласит… И тогда я ей точно все расскажу. Хотя, по большому счету, мне на этого Забелоцкого наплевать. Мало ли что он там написал? Надо просто выкинуть его из головы. – Выкинуть его из головы?! – изумилась Анька. Глава 3 В которой Ларке наносят визит в форточку – Я от жизни ожидала любого подвоха, но только не того, что Забелоцкий тебе напишет «ВКонтакте», – горестно вздохнула Маринка, услышав новость. В последний день школьных каникул Лара все-таки решила сознаться ей во всем. – Почему подвоха?! – изумилась Ларка. – Потому что если до сегодняшнего дня у меня еще была надежда, что придет тот день, когда вы наконец перестанете говорить со мной о Забелоцком, то сегодня она умерла. – Фу, я ждала, что ты порадуешься вместе со мной, а ты!.. – обиделась Ларка. – Чему радоваться? Ну, стал тебе чувак писать от нечего делать, и что? – Не от нечего делать! Я ему интересна! Симпатична. Он хочет узнать меня поближе. – Ага, хочет. Ты меня заставила прочитать всю вашу переписку. Я прочитала. Вы уже больше недели «ВКонтакте» общаетесь. И? И что? Где хоть один вопрос про тебя? Ларка с Анькой тут же уставились в открытую переписку «ВКонтакте». Спустя пару минут Ларка победоносно ткнула пальцем в монитор: – Вот! Он спрашивает: «Как дела?» – Ага, спрашивает. После тыщи твоих вопросов: «Какую музыку ты слушаешь?», «Ты кого больше любишь, собак или кошек?», «Куда собираешься поступать после школы?» и так далее. Анька, скажи ей как психолог! – Что? – Когда человек говорит только про себя – это он искренне хочет узнать другого поближе? Ларка разочарованно-обиженно отошла от компьютера, залезла с ногами на кровать и обняла себя за колени. А подружки, не обращая на нее внимания, продолжили рассуждать. – Мне кажется, Забелоцкий все-таки интересуется Ларкой… – после некоторых раздумий не согласилась с Мариной Аня. Марина уселась в компьютерное кресло, в котором до этого сидела Лара, и, с интересом глядя то на одну, то на другую, медленно крутилась вправо-влево. – Может быть, дело в том, что Забелоцкий такой человек… Я читала об этом… Есть такие люди, которым трудно заметить другого… – продолжила рассуждать Аня. – Эгоист он – что тут непонятного? – тут же вставила Марина. – Не… Есть более хитрое название. Надо-ка быстро типировать нашего Забелоцкого. – ??? – Определить его психотип. Кто он у нас по знаку зодиака? – Скорпион, – буркнула Лара с кровати. Марина послушно обернулась на крутящемся кресле к компьютеру и стала гуглить информацию. Хотя и не преминула хихикнуть себе под нос: «Веселите вы меня со своей верой в гороскопы…» Когда она нашла нужную информацию, Аня вслух зачитала: – «Скорпион – это знак, который традиционно держит первенство по стервозности. Его глаза гипнотизируют, взгляд проникает глубоко в вас. Он прекрасно знает себе цену, и ничто не изменит его собственного мнения о себе. Оскорбления от него отскакивают, а на комплименты он внешне не реагирует. Он все знает о себе сам…» Так, это пропустим… Это неважно… «Скорпион – самый скрытный знак, он не доверяет никому. Однако отличается тем, что ему до всего есть дело. Везде у него есть какие-то свои интересы, все ему нужно контролировать и держать на крючке. Соответственно, стоит кому-нибудь эти его интересы задеть, как Скорпион тут же наливается ядом и жалит…» Так, это неважно… О! «Главной его целью является нанесение противнику как можно более глубоких моральных или физических травм, с которыми бы он мучился до конца своих тяжких дней». Так, это снова пропустим… Вот: «Скорпион никогда не забудет пролить немного бальзамчика на свеженанесенные раны, чтобы жертва не сорвалась с крючка и не убежала…» – Анька оторвалась от монитора и посмотрела на подружек: – Какой негодяй, вам не кажется? – Забелоцкий – не негодяй! – тут же встряла Лара. – Он, он… хороший! – С чего ты сделала такой вывод? – поинтересовалась Марина. – Мы с ним с первого класса вместе учимся! – Это я знаю, а что ты узнала о Забелоцком за эти годы? Какой он? – «Ему почти все удается без особых усилий. Это скорее напоминает везение, чем проявление его собственной воли…» – зачитала с монитора Аня. – По-моему, это как раз про Забелоцкого. И это: «Внешне он производит впечатление человека ровного и спокойного». – Скорпион – это страстная натура. Любовь для него – это все… И он способен открыться другому! – снова вставила Ларка с кровати. Но Аня не обратила на нее внимания и продолжила, обращаясь к Марине: – И не надо мне говорить, что гороскопы – это ерунда. Во-первых, мы сами уже неоднократно говорили о своих знаках зодиака и пришли к выводу, что ты, Марина, – типичный Козерог, Ларка – типичный Овен, а я – типичные Близнецы. Все про нас совпало. Поэтому почему же нам информация о знаке зодиака Забелоцкого не даст никакой информации? А во-вторых, конечно, достовернее было бы протестировать его психологическими тестами, но… Но! Как ты себе это представляешь? Шлю я ему ни с того ни с сего ссылки на тесты онлайн, прошу срочно их пройти и прислать мне результаты? Ты искренне веришь, что он это сделает? – Конечно, не сделает. Я думаю, что достаточно просто понаблюдать за ним, чтобы понять, кто он и что он. Благо у нас есть возможность – каникулы кончаются, и мы будем иметь счастье видеть его каждый божий день, исключая выходные. Только мне уже давно все с ним понятно. Выпендрежник он и зазнайка. Все время пытается быть круче всех, а на остальных смотрит свысока. Мне такие парни неинтересны. – Тебе вообще парни неинтересны, не забывай об этом, – мрачно напомнила Ларка. – А у тебя – просто стадный инстинкт! – не осталась в долгу Маринка. – А мне он просто написал. А тебе никто не пишет! – Написать-то написал, но на свидание приглашать не торопится. – А куда ему торопиться? Может, он хочет это лично сделать? – тут же взвилась Ларка, в буквальном смысле слова подпрыгнув на кровати. Она, конечно, пыталась себя убедить в том, что «по большому счету ей на этого Забелоцкого наплевать – мало ли, что он там написал – и надо просто выкинуть его из головы», но с каждым днем это получалось у нее все хуже. А тут еще и Марина, вольно или невольно попавшая ей в самое больное место… Ларке было не наплевать. Переписка с Забелоцким стала важна для нее. Она была уверена, что все это не просто так, что это – начало их отношений, их любви. А новогодние каникулы – самый что ни на есть повод встречаться, гулять по городу, ходить в кафе и кино. Каждый день она с трепетом заглядывала в сообщения, ожидая, что вот-вот, вот именно сегодня это случится – Забелоцкий пригласит ее на свидание. На настоящее, первое свидание в ее жизни… Но дни шли, он исправно писал ей на страницу «ВКонтакте», но приглашать никуда не спешил. С каждым днем, с каждым сообщением Лара все меньше радовалась его неожиданному интересу к ней, их переписке и все больше задумывалась, что же она делает не так. Может быть, нужно было как-то не так переписываться? Говорить что-то другое? Более умное? Или более… игривое? Как-то его обнадежить? Намекнуть на необходимость встречи в реале? Или с ней самой было что-то не так? Или ему просто, как сказала Марина, было нечего делать?.. – Он непременно пригласит меня на свидание! – почти крикнула Ларка. – И не надо так на меня смотреть! – Девочки! Спокойно! Я – психолог! Еще не хватало поругаться! Поругаться из-за какого-то Забелоцкого. Надо подумать, понять, что происходит, – не дав Марине ничего ответить, встряла Аня. – Давайте правда понаблюдаем за Забелоцким и попытаемся понять, кто он и что он. И потом, Лара, ведь мы никуда не спешим, нам еще почти полгода с ним в одном классе учиться. Так что никуда он от нас не денется. – От меня! – поправила ее Ларка. – От тебя, от тебя, – тут же согласилась Аня. – Слушай, а, может, как говорит Маринка, не ждать милостей, а самой ему все про себя рассказать? Чтобы он узнал тебя получше… – Что рассказать? – озадачилась Ларка. – Я даже не знаю… – О! Ты сама не знаешь себя. В этом вся проблема. – А ты себя знаешь? – поинтересовалась Марина. – Конечно. Я себя давно уже протестировала всеми тестами. – И что ты предлагаешь? Мне себя протестировать всеми тестами и отправить Забелоцкому результаты? – ухмыльнулась Ларка. – Нет, ну не так, конечно… – А что у тебя по тестам получилось? – спросила Марина. – Я – экстраверт, общительный человек, у меня высокий эмоциональный интеллект, EQ, латиницей пишется, по тесту акцентуаций – я истероидная личность, то есть люблю быть в центре внимания, люблю экстравагантно одеваться, не могу жить без сильных эмоций, я… – Что-то я ничего особо из этого не поняла, кроме того, что ты – истеричка… – Я не истеричка! Ты же у компьютера сидишь – погугли, что такое акцентуации. – И погуглю! – Марина с интересом повернулась к компьютеру и застучала по клавишам. – Может, правда, мне протестироваться? – задумалась Ларка. – Может, я – истеричка и мне проще сразу удавиться? – Ты тоже не истеричка. Это он – придурок. Мог бы уже десять раз пригласить тебя на свидание… Я поняла! Он боится отношений. И девушек боится. У него точно есть какая-то фобия. Надо будет разобраться в Забелоцком. – «Акцентуация – находящаяся в пределах клинической нормы особенность характера, в скобках – личности. Термин «акцентуация» в 1968 году ввел немецкий психиатр Карл Леонгард, который употреблял его в словосочетаниях «акцентуированная личность» и «акцентуированная черта личности». Он описывает акцентуации как чрезмерно усиленные индивидуальные черты личности», – прочитала Марина. – А вот тут про истероидную акцентуацию… Сейчас прочитаю… «Главная черта – беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда постоянного внимания к своей особе, восхищения, удивления, почитания, сочувствия. Лживость и фантазирование целиком направлены на приукрашивание своей персоны. Кажущаяся эмоциональность в действительности оборачивается отсутствием глубоких искренних чувств при большой экспрессии эмоций, театральности, склонности к рисовке и позерству…» – Ты не с того сайта читаешь! – перебила ее Анька. – В инете много всего неправильного про акцентуации. На самом деле я яркая творческая личность. Да, я люблю, чтобы мной восхищались, – и что? – Да, это на тебя похоже, – заметила Ларка. – Интересно, а у меня какая акцентуация? – озадачилась Марина. – Я тебе пришлю ссылку на тест, – пообещала Анька и перевела разговор на другую тему: – Ладно, фиг с ней, с психологией. Смотрите, какая погода чудесная! Почему мы дома сидим? Может, пойдем, прогуляемся?.. – Она выглянула в окно: – Ой, кого я вижу! Ларка тут же подскочила как ужаленная: – Забелоцкого?! – Кота! – Какого кота? – Черно-белого. Помнишь, к тебе на коленки залезал, когда мы первого января на скамеечке у подъезда сидели? Все трое собрались у окна. Аня жила на втором этаже, окна ее комнаты выходили во двор, а во дворе на той же самой скамеечке у подъезда хорошо был заметен сиротливый черно-белый комочек. Как будто почувствовав три пары глаз, направленных на него, кот встал, потянулся и уставился на подружек. Анька моментально залезла на подоконник и высунулась в форточку: – Кис-кис-кис! – А потом довольная обернулась к подружкам: – Он нас видит! И слышит! – И снова в форточку: – Кис-кис-кис! Кот действительно их увидел и услышал. И понял кисканье по-своему. Прямо со скамейки он прыгнул на тополь, росший под окнами, и методично полез вверх. – Какой энергичный котэ… – с интересом прокомментировала происходящее Марина. А кот между тем добрался до уровня второго этажа, оценил диспозиции, выбрал наиболее подходящую горизонтальную ветку и через пару секунд оказался на отливе окна. – Прикольно! Он идет к нам! – И Анька тут же повторила в форточку свой страстный призыв: – Кис-кис-кис! Еще секунда, и кот очутился по другую сторону стекол – на Анькином подоконнике. – Ну и зачем ты его сюда позвала? – озадачилась Ларка и тут же неуверенно предложила коту: – Брысь, брысь отсюда! – Люблю смелых и активных! – Анька моментально схватила кота в охапку. – Мне кажется, своим смелым поступком он заслужил чего-нибудь поесть. – А по-моему, это не очень хорошая идея – притащить в дом уличного кота, – заметила Марина, но Анька была решительна как никогда: – Лара, неси что-нибудь из холодильника! В холодильнике нашлась заветрившаяся колбаса, забытая пара шпротин в банке и остатки молока. – Только у меня скоро родители придут. Надо как-то его быстро накормить – и в форточку. – Ты же мечтала о котэ? Вот тебе и котэ, – заметила Марина. – Это – не идеальный кот. Не кот ее мечты, – усмехнулась Анька, глядя, как хвостатый с аппетитом уписывает угощение. – Если у тебя к коту столько требований, сколько же их у тебя к парню твоей мечты? – пробормотала Марина себе под нос. Глава 4 Что делать??? Лара У нас в доме сегодня три раза свет вырубали, мы с Анькой фильм хотели посмотреть – не удалось:( Андрей У меня комп глючил – так в танчики и не сыграл толком=(((( Лара О ужас, это мировой заговор против нас! Надо что-то делать! Андрей собираться днем (чтоб без подозрений) и строить заговоры против них=) Лара Какой интересный план:) Ладно, дадим им последний шанс, а уж если они не образумятся… Андрей Что тогда сделаем? Лара Как соберемся, как заговорим… Андрей Ладно, пошел я спать, а то вставать-то в 7:( Спокойной ночи! Лара Да. Противная школа! Андрей Что б тебе во сне-то пожелать? Чего хочешь? Лара Счастья Андрей Счастья тебе! Никогда еще Лара не летела в школу, как на крыльях. Особенно если это был первый учебный день после каникул. После каникул, когда можно было спать до сколько хочешь, делать что хочешь и радоваться жизни. – Ты что такая… активная? – не могла не заметить состояние подруги Марина, едва они встретились во дворе, чтобы вместе идти в школу. – Догадайся, – хитро ответила за нее Анька. – Девочки, не догадаетесь. Мы так вчера поговорили здорово… – И она вкратце пересказала свою переписку с Забелоцким. – Эх, везет тебе, – вздохнула Анька. – Надо мне тоже срочно с кем-нибудь начать переписываться. Чтобы было так же романтично… – Сказала бы я, что я думаю, но вы же обе на меня накинетесь… – буркнула Марина. – Да и, в общем-то, мы уже пришли. Первым уроком стояла алгебра. Одноклассники рассаживались по местам, собирались в группки, обсуждая, как провели новогодние каникулы. Ларка, едва переступив порог, замерла… Сердце ее екнуло… Но впустую: Забелоцкого в классе еще не было. Вслед за подругами в класс вошла Светка Юсель. Черная, почти как негр. Девчонки мгновенно обступили ее. – Как вам мой загар? Круто? Мы с родителями на праздники в Таиланд летали. Я там с таким парнем познакомилась… – Вау, в Таиланд! – С кем познакомилась? – Как там было? Анька тут же с интересом присоединилась к восторженному хору. Ларка же сделала вид, что ей совершенно все равно, как провела каникулы первая красавица класса, и спокойно уселась на свою предпоследнюю в третьем ряду парту, которую делила с Анькой. На последнюю парту уселась Марина. Соседнее с ней место обычно занимал Славка Лебедев – невзрачный, небольшого роста парень, над которым в их классе принято было потешаться. Жертва, как обычно его называла Анька. Хлопнула дверь… Ларка вздрогнула, но в класс вошел Славка Лебедев. – Что ты так нервничаешь? – тут же донеслось сзади. – Придет твой принц, никуда не денется. – Я не из-за него… Я… Но Жертва уже сел на свое место, а потому разговор пришлось отложить. – Лебедев, ты как-то за каникулы поистоптался… – моментально, едва тот появился, попытался поддеть Славку Петька Горохов, сидевший на задней парте в соседнем ряду. – У тебя такой вид, будто ты что-то умное сказал… – смерив Горохова презрительным взглядом, моментально выдала Марина, которая обычно заступалась за своего соседа по парте. Горохов тут же стушевался. Дверь в класс снова хлопнула. Ларка вздрогнула… но и на сей раз это был не Забелоцкий, а их алгебраичка Светлана Никифоровна. – Что галдим? Звонка не слышали? По местам! И когда всегда расселись, в классе появился Забелоцкий. Ларка чуть из-за парты не вывалилась. Она и сама не ожидала такой своей бурной реакции. Сердце вдруг разогналось, как поезд, нет, как реактивный самолет, адреналин, который они изучали на биологии, забурлил в артериях и венах, а в глазах помутнело. Забелоцкий же одарил улыбкой Светлану Никифоровну, поздоровался со всеми разом и громко плюхнулся на свою парту. ДАЖЕ НЕ ВЗГЛЯНУВ НА ЛАРУ. Ларка и сама толком не знала, ЧТО такое должно было произойти, ЧЕГО она ждала. Но уж никак не того, что Забелоцкий будет вести себя в школе так, как будто все новогодние каникулы никакой переписки между ними не было. Как будто не было между ними флирта, милых шуточек, добрых пожеланий на ночь. Как будто они по-прежнему просто одноклассники, точно такие же, какие и были до этого Нового года. Весь школьный день Ларка чувствовала себя ребенком, которому пообещали конфетку, даже дали в руках подержать, а потом отобрали, обманули. ОБМАНУЛИ. Ей было больно и обидно и очень хотелось что-нибудь срочно сделать, чтобы изменить ситуацию. А к последнему уроку окрепла решимость просто выйти к доске, повернуться к Забелоцкому и закричать: «Я здесь! Посмотри на меня! Мы же так замечательно с тобой переписывались! Почему ты делаешь вид, что этого не было?!» Но ее вовремя за обе руки поймали Аня с Мариной: – Куда?! Ты что, с ума сошла?! – и немедленно транспортировали домой. Дома налили чаю и усадили за стол. – Я не понимаю, что случилось? Что происходит? Почему он делает вид, что меня не знает?! – Он тебя знает, – успокоила Ларку Марина. А Аня спросила: – Слушай, а чего ты ожидала? Ну вот конкретно если? Чтобы он к тебе подошел? Подошел и что сказал? Сел с тобой за одну парту? Подсел к нам за столик в столовой? – Я не знаю, девочки, я не знаю… Я такой дурой себя чувствую, такой дурой… Что я сделала не так? Что я не так написала? – Почему ты сразу думаешь, что дело в тебе? – А в ком?! – В нем. Может, он не готов пока никак проявить свою симпатию в классе? – То есть? – Одно дело «ВКонтакте» переписываться, другое – лично общаться, причем общаться прилюдно, в классе, – пояснила за Аню Марина. – Я не понимаю, как он может не хотеть общаться лично, если он радостно переписывается со мной «ВКонтакте»? Ведь это все не я первая начала, это он! И каждый раз ОН мне писал первый, а не я ему. Значит, он хочет со мной отношений. Только почему он так и не пригласил меня на свидание и в классе делает вид, будто я – это не я? – Вообще-то, конечно, странно… Я тоже сегодня все уроки об этом думала. Только вот пока понять не могу, в чем дело. Но я еще подумаю. Я же будущий психолог! – заверила Ларку Аня. – А я хочу сейчас знать, вот прямо сейчас! – Кто там из нас истеричка?.. – задумчиво произнесла себе под нос Марина. – Я! – бодро откликнулась Аня и тут же спохватилась: – Тьфу ты, не истеричка, а истероид. – Да, я истеричка, – грустно вздохнула Лара. – Но вот что мне делать? ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ? – Не знаешь, что делать, – ничего не делай. Что за странная идея, что обязательно надо что-то делать? – пожала плечами Марина. – Ты такая спокойная, что аж противно. – Спасибо тебе, дорогой друг, я тоже тебя люблю! – Может, правда не надо ничего делать? – поддержала Марину Аня. – Может, просто посмотреть, что ОН будет делать дальше? Может, Забелоцкий вообще не будет больше Ларке писать? – Как это не будет?! – Ларка чуть с кухонной табуретки не грохнулась. – Кто его знает… Он такой странный… – Он не странный. Он нормальный. Прикольный. Просто… он еще не определился. Он стесняется проявить свои чувства! – тут же сама все объяснила про Забелоцкого Ларка. – Посмотрим, что он мне сегодня напишет. И станет понятно. – Замечательно. Давайте на этой прекрасной ноте что-нибудь, например, съедим? – предложила Аня, которая из них троих всегда была самая голодная. Поужинав, Ларка позвала подруг в свою комнату: – Пойдем ко мне, а то родители скоро с работы придут. И все трое отправились к ней. – Ух ты, что это? – первая увидела листок на столе Аня и тут же вцепилась в него. – Отдай! – попробовала отобрать Ларка, но отобрать что-нибудь у Аньки было нереально. – «Идеальный парень, – вслух прочитала она. – Первое – красивый…» – Не смей читать вслух! – крикнула Ларка, уже, впрочем, не предпринимая попыток отобрать листок. – Читай-читай. – Марина поудобнее устроилась на кровати. – «Второе – высокий, третье – блондин с серыми глазами, четвертое – умный, пятое – крутой, шестое – обаятельный и общительный, седьмое – чтобы умел себя вести в компании, восьмое – умел пошутить, девятое – правдивый и открытый, чтобы не врал, десятое – чтобы у него были деньги, одиннадцатое – чтобы мог защитить, двенадцатое – энергичный, тринадцатое – смелый, решительный, четырнадцатое – независимый, пятнадцатое – чтобы слушал ту же музыку, что и я, шестнадцатое – чтобы с ним было о чем поговорить, семнадцатое – нежадный, чтобы дарил цветы и водил в кафе, восемнадцатое – чтобы не пил и не курил, девятнадцатое – чтобы умел играть на гитаре, двадцатое – чтобы мечтал жить в собственном доме, а не в квартире, как я, двадцать первое – чтобы любил животных, двадцать второе…» – Аня перевела дух. – И это еще только половина списка! – А что? – тут же пошла в атаку Ларка. – Вы же сами меня спросили, как должен выглядеть парень моей мечты. Вот я и задумалась. Мне интересно стало. – Интересно… – Аня быстро пробежала глазами список до конца. – Интересно, а как я вижу парня своей мечты? – Напиши, – предложила Марина. – Тогда и ты напиши свой! – Я?! Мне вообще мальчики не нужны. – А я свой дома напишу. Мне подумать надо. – Аня хотела было положить Ларкин список на стол, но, вскочив с кровати, его перехватила Марина. – Первые три пункта – это про Забелоцкого. Насчет четвертого – я бы поспорила… – Он умный! Ему все предметы легко даются! – тут же вступилась Лара. – И он в университет собирается поступать! – …Пятое… А что ты подразумеваешь под крутостью? – Я? Не знаю… Но вот Славка Лебедев – точно не крутой. Над ним все стебутся. Это ужасно. А Забелоцкого никто никогда не трогает. Он сам кого хочешь высмеет. – Шестое, седьмое, восьмое – согласна… А вот девятое… Что-то мне не кажется, что Забелоцкий очень правдивый и открытый. Мне кажется, он только с виду такой рубаха-парень: все расскажет, все покажет… А сам больше наблюдает, слушает других и думает там себе что-то про всех… нехорошее. – Почему нехорошее-то? – удивилась Ларка. – Откуда ты знаешь? – Из гороскопа про Скорпионов, – пояснила Аня. – А вот и нет! Я просто за ним давно уже это заметила. – Просто он тебе не нравится! – Да мне он ПАРАЛЛЕЛЕН. Я же все это читаю, чтобы лучше понять: первое – что ты хочешь, второе – чем тебе так Забелоцкий понравился. – Дай сюда, – Ларка забрала листок, – я, между прочим, не говорила, что Забелоцкий – это идеальный парень. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/irina-mazaeva/idealnyy-vypusknoy/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.