Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Истрийские хроники. Иллюзия выбора

Истрийские хроники. Иллюзия выбора
Истрийские хроники. Иллюзия выбора Ирис Ленская Мир Истры стоит на пороге решающих событий. Уже приоткрылись двери преисподней, и порождения Хаоса вновь готовятся захватить королевство. И лишь неустрашимый охотник за демонами Мастер Арвикс ловко расставляет ловушки на демонических тварей, оборотней и Приспешников Зла. А Леория, волею судьбы загнанная в любовный треугольник, никак не может разобраться в своих чувствах: кого же она любит на самом деле? Своего мужа – герцога Вир Монта, которого ей выбрал умирающий отец, или Эргарда, с которым она связана «сакральными узами». Возможно, он принимает девушку за призрак прошлого? Или это любовь с первого взгляда, с первого поцелуя и первой совместной ночи? Пролог Тормандское королевство. Пятьдесят лет назад Молодой человек, глава монастырской школы при Нардосском соборе Великой Триады, стоял в одиночестве на широкой террасе юго-восточного крыла замка Агмаар. После недавнего философского разговора с кардиналом Аккартом его красивое волевое лицо вновь обрело выражение привычной задумчивости. – Кому много даётся – с того много спрашивается, – назидательно поведал Мелкору Его Высокопреосвященство. – У вас прекрасное будущее, Мелкор Аровьяр, не теряйте голову из-за женщины! Сиятельная Алоис Феррен совершенно не подходит вам. Да, карьера Мелкора развивалась так же стремительно, как и рос его авторитет в университете. Его лекции были необыкновенно популярны и привлекали к себе внимание всех, а не только подданных Тормандского королевства. «Весь смысл моей жизни лежит в познании…», – повторял Мелкор про себя неустанно, пока не встретил её – девушку из благородной, но разорившейся семьи. Прекрасную Алоис пригласил к себе глава дома Соррано в качестве компаньонки для своей дочери – юной Сионы. Молодой человек по имени Раф – брат Сионы – которого Мелкор считал своим лучшим другом, часто приглашал его в дом не только для чтения известных философских трактатов: приятели часто устраивали дружеские поединки и выезжали вместе на охоту. Тогда Мелкору казалось, что друг пытается связать его с Сионой, хотя всем было известно о далеко идущих планах молодого философа занять место в высших сферах церкви. Да и сам он считал, что его привязанность к юной особе была чисто дружеской… На одном из весенних праздников в родовом замке Соррано он встретил Алоис и, заглянув в её чудесные сияющие глаза, воспылал к девушке любовью. Это безумное, сжигающее Мелкора чувство стало его проклятием, превратив философа и наставника в глупого мальчишку, не думающего ни о каких преградах. Он забыл о своём желании заслужить прочное расположение вышестоящих покровителей, забросил свои лекции и учения, забросил всё. Потратив все сбережения на покупку небольшого поместья, молодой человек благоустраивал их будущий дом с безумным предвкушением счастья, словно подготавливая достойную оправу для своей драгоценной жемчужины, красавицы Алоис. Не в силах больше сдерживаться, Мелкор решил посвятить девушку в свои планы. Да, ещё на прошлой неделе влюблённый философ мечтал об их тайном венчании и был готов умолять Алоис на коленях, чтобы та не отказалась. Но судьбе было угодно распорядиться иначе… В памяти опять всплыл тот недавний вечер, когда Мелкор подслушал ненароком разговор Рафа с сестрой… Стоя за колонной в библиотеке замка Соррано, он услышал, как двое столь близких ему людей смеялись над его глупостью. Раф поведал Сионе, что уже давно спит с Алоис, которая исполняет все его прихоти в постели. По словам теперь уже бывшего друга, девушка сама предложила себя в качестве любовницы. Сиона вскричала: – Мелкор скоро обо всём узнает! Я помню, ты обещал воспользоваться родовой магией и превратить его на несколько дней в моего раба. Ты по-прежнему считаешь, что мне нужна подобная игрушка в постели? После того, как глупец положил глаз на твою любовницу, он стал мне противен, дорогой. Просто избавься от него… На что Раф ответил: – Неужели ты думаешь, что я всерьёз бы позволил какому-то «недосвященнику» дотронуться до собственной сестры? Мне и самому надоели его попытки переспать с Алоис… Нет, Мелкор не бросился на бывшего друга, не стал он и вымещать свою злость на его любовнице. На жёстком, как каменная маска, лице философа не дрогнул ни один мускул, хотя сердце его бешено билось, а в глазах горел дикий огонь… Дождавшись, пока библиотека опустеет, он вытянул вперёд руку и в одно растянувшееся вечностью мгновение крепко сжал кулак, выпуская внутреннего демона наружу. Ярость затопила душу обжигающей волной… Если бы кто-нибудь в этот момент увидел Мелкора, то ужаснулся бы странной метаморфозе. Его лицо стало бесформенным и расплывчатым с какими-то неопределёнными очертаниями. Тёмная сторона его души возликовала, и, в неистовом порыве изнывая от желания завладеть им полностью, бросила его сознание в кишащую демонами бездну. Оцепенев, вторая половинка души Мелкора наблюдала, как вокруг собираются угольно-чёрные твари, не в силах вернуться назад. И вдруг чернота, окружавшая его, растворилась, и он вновь обрёл контроль над своим телом и сознанием. «Никакой быстрой расплаты не будет, ибо им уготованы судьбы хуже смерти…», – мысленно вынес приговор будущий кардинал Тормандского королевства и, сделав пару осторожных шагов в сторону, бесшумно растворился в темноте коридора… Поздней ночью Мелкор пришёл в дом посещавшего его лекции молодого аристократа. Ходили слухи, что тот водил дружбу с Тёмными культистами. Словно дожидаясь, с дивана ему навстречу поднялся высокий человек в сером балахоне и белом капюшоне. Мелкор взглянул в его горевшие фанатичным огнём глаза и произнёс: – Я хочу, чтобы ты провёл ритуал призыва Высшего демона. Мне нужно увидеть моего настоящего отца… Глава 1 Вильтранское королевство. Пятьдесят лет назад Время приближалось к четырём утра, и небо на востоке уже начинало светлеть. Сумерки неприметно таяли, и где-то вдали заливался звонкими трелями первый утренний пересмешник, радостно приветствуя нарождающийся день… Впереди небольшого отряда по выложенной крупными каменными плитами дороге ехал высокий широкоплечий всадник на огромном вороном коне. Вершины далёких гор уже заалели, и перед ним открывался великолепный вид на замок, расположенный в живописной долине между мерцающими серебром озёрами. Гордо восседающий на боевом коне герцог Талейн Арлейский возвращался не с пустыми руками – целью его похода было очищение владений от внезапно появившихся Приспешников Зла… Пробравшись в логово Тёмного сестринства и разобравшись с одержимыми культистами, он оставил в живых единственную не отмеченную знаком бездны адептку. Она лежала на пропитанном кровью ковре перед алтарём бесстыдно нагая и равнодушно ожидала своей участи. Лицо её было так же спокойно и безмятежно, как и застывшее в неподвижности тело. Герцог приказал закутать её в долгополый плащ, связать и бросить в клетку. Он не стал терять времени на допрос лишившейся рассудка молодой женщины. Однако, если бы он присмотрелся чуть внимательнее, то наверняка бы заметил, что выражение её странных ярко-зелёных глаз было далеко не безмятежным. Что-то зловещее и повелительное таилось в их бездонной глубине. Но Талейн не желал задерживаться ни минуты, зная, что его прекрасная Амарелла изнывает от напряжения и тревоги. Она наверняка уже ждёт своего мужа у ворот замка, утренний ветерок треплет её золотые волосы, а прекрасные голубые глаза полны слёз… Они поженились всего неделю назад, и лишь стечение обстоятельств заставило его ненадолго покинуть стены родного замка. Отказавшись от короны в пользу младшего брата, герцог не пожалел о своём решении. С Амареллой, девушкой неблагородного происхождения, Талейн был по-настоящему счастлив. Страстно полюбив её, герцог Арлейский присягнул младшему брату и навсегда оставил королевские покои, перебравшись в небольшой замок Альтабис. И, если бы ни покушение на жизнь приглашённой на их свадьбу благородной четы Орманских, то он бы не покинул любимую жену. На супругов напали в горах, и лишь чудом герцогу Орманскому удалось отбиться от окруживших их людей в серых балахонах. Когда обезумевшая от ужаса сиятельная леди Орианна и её израненный муж вернулись в замок, Талейн – наскоро собрав отряд из тридцати рыцарей – выехал в Южные горы. Он должен был сделать всё, чтобы его семья и подданные чувствовали себя в безопасности – не допустить распространения Тёмного культа на своих землях. Провожая взглядом любимую звезду, которая всегда последней покидала небо на рассвете, герцог улыбнулся. Он уже мысленно представлял себе, как ласкает и обнимает свою заждавшуюся, словно спустившуюся с небосклона любимую златовласку. Стоило лишь пришпорить коня… – Милорд, прикажете дать пленнице воды? С герцогом поравнялся юноша, совсем ещё мальчишка, имя которого Талейн никак не мог вспомнить. – Не подходи к ней близко, мой тебе совет, – всадник нахмурился и бросил тяжёлый взгляд в сторону повозки с большой железной клеткой, в которой на полу виднелась небольшая фигурка. – Надо было заковать её в цепи! Эти одержимые на всё способны. – Она выглядит совсем безобидной… – не унимался мальчишка, но герцог железной рукой схватил оцепеневшего парня за руку и сбросил его с седла на землю. – Ты будешь слушаться и делать то, что прикажу я. Если ты окажешься рядом с пленницей, то я лично поставлю тебе клеймо предателя и брошу в подземелье. Ясно? Юноша тщетно пытался высвободиться из стальной хватки герцога, но, встретив холодный взгляд одного из старших рыцарей, опустил голову и прошептал: – Да, Ваша Светлость… Горизонт уже вспыхнул ярким пламенем, и алый диск солнца медленно поднимался из-за гор, окрашивая гладь подступающего к замку озера в нежно-розовые оттенки. Единственные ворота замка были распахнуты настежь, и небольшой отряд проехал мимо выстроившихся вдоль мощёной дороги снаряжённых в начищенные латы и кольчуги стражников с алебардами в руках. Статный и красивый герцог Арлейский, одетый в сверкающую серебряную броню с золотой отделкой, спешился и, распространяя вокруг себя сияние, подошёл к преклонившему колено начальнику стражи Галлу. – Приветствую, друг мой, встань, – воин повиновался, и Талейн, указав в сторону повозки с клеткой, приказал. – Лично проследи, чтобы пленницу доставили в подземелье и заковали в цепи. И… Чтобы никаких происшествий, Галл. – Слушаюсь, Ваша Светлость, – кивнул тот. Но герцог уже заворожённо смотрел на приближающуюся леди Амареллу в кружевном нежно-розовом платье, поверх которого развевалась фиолетовая накидка. Время словно остановилось для него, и пока она медленно шла ему навстречу, Талейн хотел только одного – прижать её к своему сердцу и больше никогда не отпускать. Как же неотразимо прекрасна она была! За всё последнее время не прошло ни часа, чтобы герцог не вспоминал о своём сокровище. Как мог он не влюбиться в эту невероятно чувственную ослепительную девушку, чарующий голос которой сейчас звучал не только в его ушах, но и в сердце. И герцог, глядя в прекрасные затуманившиеся голубые глаза своей жены, наклонился и прильнул к её алым губам. Сзади раздался ироничный хриплый смех, заставив Талейна вздрогнуть и оторваться от очаровательных уст своей возлюбленной. Его взгляд упал на лицо Тёмной адептки, которая, стоя на коленях, исцарапанными руками хваталась за прутья клетки. Неожиданно пришла в голову мысль, что она была бы красивой, если бы не странная безумная улыбка на бледном лице и опухшие красные веки. В этот раз что-то всё же показалось герцогу неестественным в её пустом бездумном взгляде. Он инстинктивно почувствовал исходящую от пленницы угрозу, и, внимая голосу разума, выступил вперёд, заслоняя Амареллу своей мощной фигурой. – Завяжите ей рот и глаза. Удвойте охрану! – хрипло, не узнавая собственный голос, приказал Талейн. Адептка подняла руки, и лицо её исказилось злорадной ухмылкой. – Кто это, мой герцог? – раздался дрожащий голос его жены. Отвернувшись от проехавшей повозки, он обернулся к златовласой красавице. – Одна из Тёмных сестёр. Пусть она тебя не волнует, любимая. Она под надёжной охраной. Побледневшая от ужаса Амарелла прошептала едва слышно: – У меня плохое предчувствие… Осторожно спускаясь в темноте по влажным ступеням, Талейн следовал за Галлом молча. Он должен был убедиться, что пленница мертва, как утверждал его верный слуга. Как же ей удалось покончить с собой, несмотря на связанные руки? Всё это было очень странным, и герцог никак не мог отделаться от какого-то зловещего ощущения беды. Видя его напряжение, Галл тихо произнёс: – Успокойтесь, милорд. Ведьма действительно мертва. – Это – не ведьма, мой друг. И она что-то несёт в себе. Я чувствую… Странный шум, доносившийся снизу, прервал его размышления… До Талейна долетел странный хриплый клёкот и растаял в воздухе, неприятно царапнув по нервам. Перехватив фонарь у Галла, герцог в несколько прыжков достиг подножия лестницы и бросился в проход налево. Там он увидел тело рыцаря, распростёртое в луже крови. Погибший лежал лицом вниз возле двери. Ярко-рыжие волосы разметались по грязному полу. Тот самый мальчишка! Талейн схватился за рукоять меча, вытащил его из ножен и сделал шаг вперёд. Зарешеченная дверь в тёмную комнату была приоткрыта, и ему предстала страшная картина: весь пол был залит кровью, скорченные бездыханные тела жертв лежали в самых разных позах. Герцога замутило от обрушившегося на него тяжёлого запаха крови и выпотрошенных внутренностей. На секунду окружающий мир померк, а когда он очнулся, то почувствовал, как в шею впиваются раскалённые иглы. Сзади раздался ужасающий крик Галла, но Талейн не мог сдвинуться с места. Острая боль молнией пронзила позвоночник и, зарычав от боли, он упал на колени. Ледяные пальцы разжались сами собой, и меч выпал из онемевшей руки, звонко ударившись о каменные плиты. Низкий хриплый голос послышался из глубины комнаты: – Можешь называть меня Госпожой. Твоё тело и душа теперь принадлежат мне. – Никогда! Если ты тронешь Ама… – прохрипел герцог Арлейский и тут же задохнулся от сжавшей горло холодной удавки. – Ты сам заберёшь её жизнь, после того, как я дам тебе имя… В глазах померкло, а в голове словно взорвалась вселенная, рассыпаясь на мириады светящихся точек. А потом, когда погасли последние яркие вспышки, герцога окружила темнота, заполняя собой всё пространство, и вместе с ней пришла невыносимая боль. Он бился и метался во мраке, пытаясь найти выход, но вскоре понял безысходность своего положения. Здесь нечего было ждать, разве что неизбежной смерти. Но вот тьма рассеялась, и Талейн увидел свою жену… Она лежала в неестественной позе, словно сломанная кукла, и он услышал собственный крик. Это был крик ужаса, в котором смешались бессилие, безумие, страдание и боль. Глава 2 Тормандское королевство. Настоящее время Стояла глубокая ночь, Леория лежала на мягкой перине и сквозь слёзы смотрела на хоровод снежинок за окном. Лунный свет, причудливо преломляясь через витражное окно, падал на постель. Её сердце было разбито… Вспомнилось лицо Вира и его серые глаза, руки, дарившее наслаждение, терпкость его запаха и собственное смятение в их первую ночь. Тогда она не хотела этой близости, избегала её как могла. Девушке всё время казалось, что она принадлежит другому мужчине, и волнующие желания, которые пробудил муж, повергли её в полное замешательство. Теперь же он ей нужен как воздух, как волна, убаюкивающая и возносящая к солнцу. А его нет рядом, он ушёл навсегда. Горькие мысли сводили с ума и не давали покоя ни днём, ни ночью. Желание и боль заставляли её кричать в пустоту: «Вир, я так хочу быть с тобой. Ты – моя жизнь!». Отец Леории, граф Астан был потомком старинного рода Товир. Таких родов в Великом Тормандском королевстве можно было по пальцам перечесть, они угасали. Из шестерых детей в семье Астана пятеро умерло в младенческом возрасте. Это подкосило здоровье матери Леории. Малышка осталась одна с отцом на попечении нянек. Несколько лет назад Астан слёг и больше не встал. Тщетной была помощь докторов, напрасен неутомимый уход обожавшей его дочери. Леория никогда не забудет его заострившиеся черты и полный решимости голос, когда он сообщил, что её руки попросил герцог Вир Монт, и его последняя воля – дать согласие на брак. Девушка согласилась без особого желания. Граф настоял на том, чтобы помолвка длилась, по крайней мере, год, поскольку ей только что исполнилось лишь семнадцать. У Леории уже было небольшое романтическое увлечение, и поэтому она не стремилась выходить замуж. Всё началось с того момента, когда она встретила красивого молодого человека, хозяина небольшой торговой лавки в Терене. И с той минуты она не могла его забыть и только мечтала о том, чтобы чаще видеться с ним. Эти тайные встречи, его страстные, почти грубые поцелуи и бесстыдные ласки, которые грозили перейти в нечто большее… Но рано или поздно это должно было прекратиться. Девушка не хотела и не могла идти против воли отца. Она вспомнила, как зашла попрощаться к Лексу перед свадьбой. А он, улыбаясь, прижал её к стене и прикоснулся к груди. Леория нашла в себе силы оттолкнуть его и уйти. Но он продолжал преследовать её, передавал ей письма, которые девушка сжигала. После того, как она стала женой Вира Монта, постепенно в её сердце проснулось новое чувство. Близость с мужем дарила настоящее наслаждение, и вскоре Леория поняла, что любви как таковой к Лексу никогда и не было, а было только наивное увлечение молоденькой девушки первым в жизни мужчиной, подарившим ей ласку. Сдавленные рыдания вырвались из её груди: «Почему же он мне не верит? Почему не хочет даже выслушать?». Леория воскресила в памяти образ Амадеи Тюренн – вдовы виконта Артура Тюренна – её нежное лицо и блестящие чёрные волосы, падающие игривыми локонами на мраморную грудь, тонкие чувственные губы, искрящиеся зелёные глаза, спокойный внимательный взгляд и насмешливую улыбку. Эта красотка смеялась тогда над ней, когда Вир пригласил её танцевать на свадьбе графа Терия Гирра. После той памятной ночи он не ночевал дома, а вчера просто не пришёл домой. Было ли это наказание, или жена перестала существовать для него? Амадея словно околдовала герцога, или это просто его желание причинить ей, Леории, боль. «Он больше никогда не захочет меня видеть… Никогда!», – мелькнула мысль. Неожиданная боль пронзила желудок, сознание помутилось, всю её накрыло холодной волной. Ей показалось, что это конец. Неужели её кто-то отравил? Леория медленно сползла на пол и извергла содержимое желудка в ночной горшок. Конвульсии сотрясали всё тело. Мысли путались. Но тошнота прекратилась так же внезапно, как и началась. Девушка медленно подняла голову. Волосы золотым покрывалом струились по плечам. Сердце пропустило удар и ещё один. Возможно ли, что судьба сделала ей такой подарок? Ведь, кажется, она пропустила свои женские дни… Сколько же прошло, неужели больше месяца? Волна счастья затопила мозг, притупила сознание. Время словно остановилось… «О, Боги, возможно ли, что у неё будет ребёнок от любимого мужчины, красивый малыш с такими же серыми глазами? Она подарит ему море любви! Ох, если бы Вир знал… А вдруг он не поверит, что это его ребёнок? Как же быть сейчас?», – снова внезапно возникли тревожные мысли… Молодая герцогиня вскочила, лихорадочно метнулась к изящному резному бюро и, роняя свечу, судорожно сжала небольшую чёрную шкатулку, не решаясь открыть. Внутри лежал кулон – подарок матери мужа на их свадьбу. Странный дымчатый, похожий на горный хрусталь, он притягивал к себе, но Леория боялась его носить. Мудрая герцогиня Аурелия Монт была приветлива с ней. Как же она сказала тогда, протягивая Леории подарок? «Он свяжет тебя с моим сыном магическими потоками, защитит от верной смерти, подарит надежду там, где её нет, будет твоей маленькой путеводной звездой. Ты избрана сыну судьбой, и теперь ты – моя дочь. Только ты можешь его надеть…», – вспомнила Леория, а сердце шептало. – «Да! Вир тоже носит фамильное кольцо из этого камня, я должна попытаться. Он меня услышит. Он поверит мне…». Её пальцы, ведомые внутренним чутьём, повернули ключ и скользнули внутрь. Сжимая лёгкую, почти невесомую цепочку с кулоном, Леория схватила колокольчик и, приоткрыв дверь, позвала Клоренцию. Невысокая полная женщина, её личная прислуга, была верна своей госпоже до мозга костей. Взяв её с собой в новый дом, Леория знала, что Клора позаботится обо всём: секретах своей госпожи, остальной прислуге и её безопасности. Властный голос, стальная выдержка и необыкновенная проницательность делали её непохожей на остальных слуг. Клоренция была привязана к девушке, как к родному ребёнку, которого у неё никогда не было. – Да, госпожа? Опять не можете уснуть, всю себя извели, – почувствовав тяжёлый запах, Клоренция протиснулась в спальню. – Лекаря вам надо, совсем ведь не слушаете меня. Себе во всём отказываете, только завтрак и то… – Клора, мне нужна ванна, потом я хочу одеться и… Помоги мне выбраться незаметно, я должна увидеть герцога сегодня… Как можно скорее! Женщина округлила глаза и всплеснула руками, выражая этим непомерное изумление. – Куда же вы на ночь глядя, душа моя? Не вздумайте ехать в поместье в такой час, да и непогода нынче. Я не позволю вам в таком состоянии… – Успокойся и делай, что я сказала. Он уезжает в королевский замок из Терена уже утром, ты же сама это слышала от слуг. Этот кулон – моя связь с Виром. Он услышит зов и откроется мне! Мне больше не на что надеяться. – Господи, вы его всегда брать-то побаивались. Неужели наденете? Аурелия Монт, царство ей небесное, говорят, была потомственной колдуньей. Герцогини не стало несколько месяцев назад. Говорят, она ушла во сне, улыбаясь. Жила она в своём родном замке, где Леория побывала лишь один раз, провожая свою свекровь в последний путь. – Да, надену. Мне лучше знать. Я знаю, как ты обо мне беспокоишься. Всё будет хорошо, – ободряюще прошептала Леория, хотя у неё не было такой уверенности. Горячая вода заставила бежать кровь быстрее, мысли понеслись вскачь… Да, она доберётся туда за несколько часов, плевать ей на слуг и приличия. Муж должен её выслушать, даже если ей придётся для этого встать на колени! Он должен поверить. Небольшое охотничье поместье, где теперь проводил время герцог Вир Монт, находилось совсем недалеко от Терена. Роскошная усадьба, в которой осталась Леория, была ей свадебным подарком. Муж приобрёл её после объявления помолвки, позволив невесте самой сделать выбор. Тогда стояла тёплая весна. Распустившиеся розы, ухоженные дорожки, обилие беседок, увитых плющом, и райское пение птиц завораживали, притупляя тогда боль от предстоящей разлуки с Лексом. Опять Лекс… Почувствовав мерзкий привкус во рту, ей захотелось плюнуть, выплеснуть ночной горшок ему в лицо. Однажды он передал ей со служанкой пылкое письмо, в котором описывал свои чувства к ней и умолял о встрече. Девушке порядком надоело это назойливое внимание. Ей совершенно не хотелось встречаться с ним тайком от мужа, но ещё больше она боялась, что однажды муж перехватит любовное письмо от другого мужчины и всё поймёт превратно. Лекса нужно было поставить на место. Яркая вспышка воспоминаний подхлестнула сознание… В тот роковой час она, подняв юбку и накидку, переступая через обледеневшие лужи, быстро прошла чёрным ходом в лавку Лекса и, запыхавшись, поднялась на второй этаж. Чьи-то доносившиеся всхлипы привлекли внимание девушки. Дёрнув ручку двери в подсобное помещение и шагнув вперёд, она остолбенела. Ей предстала развратная картина в виде Лекса, который стоял в одном нижнем белье возле совершенно нагой, раздвинувшей ноги и страстно всхлипывавшей ярко-рыжей накрашенной девицы. Одной рукой он мял её пышную грудь, а другая пристроилась между ног, лаская влажное лоно. Почувствовав чужое присутствие, Лекс медленно повернулся и, увидев маску отвращения на лице Леории, пошло улыбнулся. Омерзение накатило удушливой волной… Она как бы услышала свой хриплый голос издалека: – Между нами всё кончено навсегда. Я сожгла все твои письма, больше никогда не пиши мне и не ищи со мной встреч! Рыжей тенью распутная девица соскочила со стола и, набросив меховую накидку, выскользнула за дверь. – Да? – Лекс выразительно приподнял одну бровь и посмотрел куда-то поверх её плеча. С дико бьющимся сердцем Леория обернулась и столкнулась с бешеным взглядом мужа. Леденящий голос бил набатом: – Я не убью твоего любовника сегодня. Вам есть, о чём поговорить… Слёзы струились по щекам, ногти глубоко вонзились в ладони, в висок стучала одна только мысль: «Вир Монт, я люблю только тебя! Почему ты мне не веришь?». Глава 3 Часом позже Леория уже направлялась в сторону Теренского леса, граничившего с поместьем… Чего только стоило убедить Клоренцию остаться в усадьбе. Только после того, как молодая хозяйка отдала распоряжение взять Грега – личного охранника, приставленного Виром – и привести конюха Морти, запрягшего лучших лошадей, она всхлипнула и, призвав всех богов в помощь, обняла Леорию, сунув ей тёплый свёрток с едой и сменным платьем. Всё так же кружились хороводом снежинки, поскрипывал снег под копытами запряжённых коней, и светила луна. Бледный луч коснулся её лица, скользнул по золотым волосам и осветил тяжёлые черты её молчаливого спутника: массивный волевой подбородок, хищный нос с горбинкой, большой шрам на правой щеке и чёрные глаза. Грег напоминал ей охотника на демонов из древних рукописей. Она знала, что надёжнее охраны ей вряд ли можно подыскать. И он не внушал ей страха. Можно было бы спокойно закрыть глаза, но кровь бурлила, и адреналин искал выхода. Чтобы хоть как-то успокоиться, Леория подала голос: – Грег, неужели Теренский лес так опасен? Ведь мы вычистили всю Скверну столетие назад. Её телохранитель ответил не сразу, медленно подбирая слова: – Миледи, очаг вторжения демонов удалось погасить, портал запечатать, но не уничтожить. В лесу осталось древнее Зло, которое когда-нибудь проснётся. Демоновы отродья могут скрываться в обличье людей годами… Он не хотел пугать молодую госпожу ужасным рассказом о том, как несколько лет назад крестьяне, собиравшие в лесу ветки, наткнулись на следы человеческих жертвоприношений и демонических ритуалов. Незачем ей было знать, что охотники за демонами снова начали появляться в королевстве, и одного он уже видел в Терене. А вот уже и сам знаменитый Теренский лес… Ели-исполины раскинули свои лапы, принимая их в свою обитель. Девушке показалось, что в льдистой мгле сверкнули чьи-то глаза, и луна очертила расплывчатый силуэт, подёрнутый багровой дымкой. Леория вздрогнула и отшатнулась от окошка кареты, смутное предчувствие опасности сдавило грудь. «Наверное, просто нервы…», – старалась успокоить себя молодая женщина, но тревога всё нарастала, не давая ей ни секунды покоя. – Ведь мы уже совсем недалеко, да, Грег? – спросила она дрожащим от волнения голосом, чувствуя, как кулон на груди начал нагреваться. Вдруг повозку тряхнуло, и кони неистово заржали. Раздался звук падающего тела… Всё произошло настолько быстро, что она даже не вскрикнула. Грега уже не было внутри, раздался металлический звон, какой-то свист. Всё затихло. Сердце гулко билось, кулон опалял кожу. Леория, сорвав цепочку, зажала её крепко в левой руке. У неё зуб на зуб не попадал от страха. Она судорожно попыталась спрятать кулон в складках платья. Резко открылась дверца экипажа, и её бесцеремонно вытащили на снег. Всюду алели следы крови. Она не хотела и не могла смотреть. Неужели Грег и Морти мертвы? Закованная в латную перчатку рука перехватила скулы, вторая сжала горло. Ярко-синие неестественно блестевшие глаза, красиво очерченный рот, морозное дыхание на коже… Сознание покинуло её… Очнулась Леория в небольшой тёплой комнате, лёжа на низком топчане. Ярко полыхал камин, свечей не было. Спиной к ней в отдалении стояла стройная женщина, густые чёрные волосы струились до самых бёдер, скрывая одежду. Ей показалось, или она узнала Амадею, ту самую вдову из соседнего замка Тюренн? Её низкий чувственный голос, разбудил память, подсказал знакомые черты. Долетавшие отрывками слова были непонятны. – Будет в сознании… Медленно… Моралис… Возьмёшь… Долго мучай… Тебе понравится… Страдать… Найдут у алтаря… Леория хотела приподняться, закричать, но собственное тело предало её. Руки и ноги слушались плохо, раздался лишь негромкий стон. – Да, моя госпожа, – мужской хрипловатый мягкий голос. – Иди ко мне. К женщине шагнул высокий черноволосый человек в броне с вычеканенным василиском. Черноволосая дотянулась руками ему до плеч, откинула голову и приникла к его губам в долгом поцелуе. – Время не ждёт… Пора… – хлопнула дверь, и она исчезла. Остался лишь он, тот самый с безумным полыхающим пламенем в глазах. Он раздевался и уже снял тяжёлую кольчугу, оставшись в тунике из мягкой кожи. На шее его мерцала странная тёмная металлическая цепь, переплетённая, казалось, с кожей. Её охватил дикий, животный страх. Хотелось потерять нить реальности, забыть этот страшный сон. Закрыв глаза, она затаила дыхание. Сильные руки подхватили её легко как младенца, чтобы опустить на шкуры, небрежно брошенные перед пожирающим сухие поленья очагом тепла. Звук рвущейся ткани, холодные отрезвляющие прикосновения. О, Боги, он собирается взять её прямо сейчас! Лоб покрылся испариной, глаза жгли невыплаканные слёзы: «Почему судьба ко мне так жестока? Будь проклят и ты, и твоя госпожа навеки!». Девушка открыла глаза, чтобы утонуть в синеве холодного обжигающего взгляда. Изо всех оставшихся сил она замахнулась рукой, но вместо пощёчины её пальцы скользнули по блестящим иссиня-чёрным волосам мужчины, прошлись по шее и упали на горячую спину. Мощная рука сжала подбородок, мужчина резко подался вперёд и яростно накрыл её уста своим. Чужой язык проник к ней в рот через приоткрытые губы, сминая и подчиняя её волю. Леорию бросило в жар, когда она почувствовала, как он захватил её грудь рукой и прикоснулся твёрдой плотью к лону. Посасывая её язык, он резко вошёл в неё. Девушка не сдержала крик – больше похожий на сдавленный писк – вырвавшийся из груди, из глаз брызнули жгучие слёзы. Леория чувствовала, как он, приподняв её, вколачивался всё глубже и глубже, но сопротивляться не было сил. Из горла рвались глухие, прерывистые всхлипы и стоны. Наигравшись с языком, он начал кусать её губы, наращивая темп внутри. Каждый толчок заставлял её вздрагивать и всхлипывать от отчаяния. «Хоть бы я умерла прямо сейчас, пронзённая этим чудовищем…», – где-то в уголке сознания билась мысль. Но она не умерла… Против воли жуткая боль сменилась волной болезненного наслаждения, которая расплавила мозг. Собственное тело действовало наперекор желаниям разума. Задыхаясь, Леория пыталась сдержать рвущиеся из её горла стоны наслаждения, презирая себя за это. «Нет! Ненавижу!», – звенело в голове. – «Я в плену демона, он отправит меня в преисподнюю!». Тёплый мускусный запах его тела, раскалённого желанием, смешался с пряным ароматом собственного тела, растворяя последние остатки разума. Двигаясь мощными толчками – то почти полностью покидая её, то входя в неё до самого конца! – он привёл её к новой жаркой волне постыдного наслаждения. Леория потеряла контроль над разумом и словно взлетела над разверзшейся бездной на внезапно обретённых крыльях… Он продолжал двигаться внутри неё, медленнее и мягче… Он ослаблял своё вторжение до тех пор, пока она не перестала содрогаться… И тут его язык с неутомимой страстью ворвался внутрь и начал вновь терзать её рот изнутри. Нет, он не знал пощады… Задыхаясь, Леория растворялась под натиском этого безжалостного рта и языка, высасывающего все силы. Наконец, он отстранился от губ девушки, но лишь для того, чтобы захватить в плен её грудь горячим и влажным ртом. Его бёдра бились об неё снова и снова, пока она не поняла, каким безумным было его желание. Она висела над краем бездны, чувствуя, что совсем немного, и сознание покинет её. Внезапно он хрипло застонал, и его горячее семя затопило всё внутри. Сильный толчок содрогнул в конвульсиях тело девушки, и милосердная тьма приняла её в свои прохладные объятия. Глава 4 Эргард глубоко вздохнул и вышел из чужого тела. Он не мог ослушаться свою госпожу. Его воля была давно сломлена. Магический ошейник обжигал и клеймил не только его тело, но и душу. Он видел, как было больно прекрасной златовласке, чувствовал её насквозь прожигающий взгляд и застывшие на губах невысказанные проклятия. Но он будет брать её прекрасное тело снова и снова… В голове неожиданно зашевелились воспоминания… Суккуба… Страдание… Яд… Истерзанная душа искала выход… Древний яд суккуб – моралис – не имел противоядия, но ведь он мог облегчить предстоящие муки девушке и лишить её жизни прямо сейчас… А смог бы он? Его внимание привлекло странное мерцание. Рядом с разорванной сорочкой лежало украшение, небольшой кулон с дымчатым кристаллом. Он протянул руку и дотронулся до серебристого камня. В висках застучала внезапно хлынувшая в голову кровь, пальцы налились свинцом. Вспышка острой боли пронзила сознание. Прибоем шумел в голове голос Амадеи, мысли путались. Шею сдавил колдовской ошейник. Нагреваясь, он душил Эргарда, забирая его боль. Из носа закапала кровь. Внезапно удавка распалась на чёрные обугленные куски. Реальность померкла, он увидел мерцание звёзд, их чистое сияние. Всё вокруг приобрело новые грани, неведомую ранее красоту. Его охватило величие и радость пустоты, в которой так ясно и полно рождалась неведомая прежде свобода. Перед ним раскинулась Вселенная. Он слышал пульс светил, чувствовал их ритм. Ему хотелось раствориться в их далёкой красоте и бесконечной таинственности. Неведомая лёгкость разлилась по всему телу. Где-то внутри бурлила мощная энергия. Неужели он наконец-то свободен от своей рабской оболочки тела? Посмотрев внутрь себя, он ужаснулся – собственная сущность не хотела его отпускать. «Ты ещё не готов…», – шепнули звёзды, и он снова оказался в привычном мире. Эргард сидел, прислонившись к стене. Кровавое пятно расползлось по всей груди. Ему было неизвестно, сколько прошло времени: может, час, а может, больше или меньше. Время растянулось бесконечной резиновой нитью, пока его взгляд не стал более осмысленным. От очага остались лишь тлеющие красноватые угли, заметно похолодало, и забрезжил блуждающий свет. Наконец он увидел златовласую красавицу на полу. Её голова была повёрнута набок, глаза закрыты. Мгновение спустя мужчина уже ловил её сладкое дыхание. Стерев следы недавнего соития остатками сорочки, он бережно уложил девушку на топчан и прикрыл тёплой накидкой. – Время не ждёт… – одними губами прошептал он. Утро захлебнулось в сером тумане. Он окутывал холодным сырым одеялом, пробираясь под одежду. Копыта лошади то проваливались в рыхлый снег, то оступались и скользили. Эргард безжалостно подгонял животное. Его иссиня-чёрный исполинский скакун, чистокровный лагр – подарок Хаоса – почувствовал ярость хозяина и гневно заржал. Казалось, что само пламя вырывается из его ноздрей. «Убью эту демоническую тварь, как только доберёмся до целителя…», – мрачно подумал Эргард. Они уже целый час блуждали по лесу, как вдруг конь под ними оступился куда-то вниз и резко остановился. Мужчина изрыгнул проклятье, чудом удержав равновесие и крепко прижимая к себе закутанное в покрывало тело девушки. Исполинский конь, возмущённо фыркая, начал выбираться из полной снега низины. Неожиданно просвистела стрела, необычная серебряная она воткнулась в ствол рядом с ними. Эргард выхватил тёмный клинок с поразительной скоростью, и вспыхнувшие на нём бирюзовые руны рассеяли тяжёлый туман. Из обрывков сизого тумана и ледяной взвеси проступил силуэт высокого худого мужчины с длинными тёмными волосами. Он был одет в доспехи из странного зеленоватого металла, поверхность которого была покрыта рунической вязью. Скулы проступали сквозь кожу лица так, что делали его похожим на череп скелета. – Твоё имя? – раздался сухой бесцветный голос, проникающий в душу. «Один из них, охотник за демонами… Полукровка, получеловек…», – промелькнуло в сознании, и он ответил: – Эргард. – Следуй за мной, если хочешь её спасти. Оставь лагра здесь, – силуэт незнакомца уже растворился между елей. – Поспеши, человек. Эргард запрокинул девушку на плечо и осторожно ступил на твёрдый наст. Охотник уверенно вёл их запутанной тропой. Деревья тянули над головой гнущиеся под липким снегом ветви, сучья кустов превратились в ледяные клинки. Налетевший ветер поднял снежную метель. Идти было трудно, вся одежда стала тяжёлой от влаги и тянула к земле. Споткнувшись, он упал со своей ношей на одно колено. Наклонившись, Эргард всмотрелся в бледное измученное лицо златовласки. Действие яда уже было заметно по темнеющим губам девушки. Собрав волю в кулак, он снова запрокинул её тело на плечо и поднялся с колен. Неведомая сила подтолкнула вперёд. – Я чувствую запах смерти и разложения. Приход святого отца Антея уже близко. Там у нас будет шанс, – охотник за демонами вдруг оказался совсем близко, всматриваясь в его лицо большими зелёными глазами. Его лицо искривила усмешка, и он отстранился. – На тебе следы распада демоновской магии. Где твой ошейник? – Распался, – буркнул бывший раб. – Как интересно… Ты был близок с ней, не так ли? – незнакомец сделал движение, и в его руке оказался старинный фиал. Его стеклянные грани переливались и сверкали. – Дашь ей три капли. Это сохранит её энергию ещё на пару часов. Каждая лишняя капля действует сильнее самого яда, – и, отвернувшись, стал чертить что-то в воздухе. «Запретная магия Скверны, он очень силён, демон его побери…», – мрачно про себя рассуждал Эргард, снимая латную перчатку и запрокидывая голову девушки. – «Но… Как будто у меня есть выбор…». – Ты ведь не помнишь своего настоящего имени, так? – Так, – не стал отрицать Эргард. – Когда суккуба клеймит свою жертву, у той пропадает память о себе, почти всегда – безвозвратно. Эрро-гартто. На древне-истрийском означает «низко павший». Хочешь выбрать себе новое имя? Эти слова прозвучали приговором. – Мне всё равно. Жуткая усмешка вновь искривила бледные губы проводника. – Скоро у тебя будет выбор. Глава 5 Герцог Вир Монт сидел перед камином с бокалом огненного истрийского вина, вытянув длинные мускулистые ноги, обутые в высокие сапоги с железными вставками. Его сильное стройное тело сейчас было полностью расслаблено, в то время как его поистине красивое волевое лицо с идеально очерченными скулами носило печать строгой сдержанности. Свет в комнате был потушен, на лице герцога играли огненные блики. В задумчивости он прошёлся рукой по светло-пепельным волосам и уставился в окно. Безумная метель и впрямь разыгралась не на шутку… Он встретил графа Терия Гирра на охоте и принял приглашение присоединиться к ужину в его особняке. Отобедав с графом и его молодой женой Грацель, он остался на отдых в тёмной гостиной замка, чтобы переждать метель. «Придётся вернуться в поместье завтра, как и предлагал граф, и отложить запланированную поездку в королевский замок…», – подумал Вир и горько усмехнулся, вспомнив какими влюблёнными глазами смотрела на своего мужа юная Грацель. Леория сначала была такой же искренней и полной чувств, а оказалась насквозь фальшивой, изменяя ему с тем лавочником. Глубокая складка прорезала его лоб, и резким жестом он выплеснул вино в камин, наблюдая, как ненасытные язычки пламени взметнулись и поглотили содержимое. Частичка его самого сгорела навсегда, когда он прочёл записку любовника жены, анонимно переданную ему и разоблачающую их секретную связь. Он тогда нашёл в себе силы, чтобы не поддаться ярости ещё более сильной, чем страсть, начав тихо следить за каждым её шагом. Удивительно, как такая лживая душонка могла скрываться в теле обольстительной феи! Как быстро Леория покорила его сердце на королевском балу, подарив ему тогда всего лишь танец. Огромные фиолетовые глаза заглянули в душу, украли сердце. Нет, ему никогда не забыть исполненные совершенства черты её лица, податливое неискушённое тело, шелковистые округлости грудей с набухшими нежно-розовыми сосками, которые он самозабвенно ласкал ночами, её тугое лоно, манящее и полное влаги. Не сможет он забыть и тот день, когда он последовал за женой к лавочнику и застал её лицом к лицу с развратным любовником. Выражение ужаса на её совершенно бледном лице, когда их взгляды встретились, тоже забыть невозможно… Усилием воли вытеснив образ Леории, он подумал об Амадее Тюренн, вдове виконта из соседнего замка, попавшей в его объятия на балу в честь свадьбы графа Гирра. Она почти соблазнила его тогда. Он до сих пор не понимал, как ей это удалось с помощью одного лишь блеска в зелёных глазах, который то исчезал, то появлялся снова. Опасно-притягательная, с облаком чёрных струящихся волос, Амадея возбудила его плоть и заставила ненадолго забыть о присутствии Леории. Наверное, ему банально хотелось отомстить своей порочной жене. – Хватит с меня любовных историй, – раздражённо произнёс мрачный герцог и до хруста сжал пальцы в кулак. – Ваша Светлость, Его Сиятельство просил передать, что ваши покои уже готовы, – раздался робкий голос служанки. – A если вам будет угодно, то он будет ждать вас в библиотеке. «Да, я же сам хотел посмотреть его коллекцию древне-истрийских манускриптов…», – вспомнил герцог, а вслух сказал: – Хорошо, передай Его Сиятельству, что я скоро буду. Не нужно меня провожать. Спустя несколько часов герцог лежал на высокой кровати с шёлковыми простынями и бархатным балдахином. Уже давно перевалило за полночь, но сон всё не шёл. Зато ощущалось какое-то смутное беспокойство и неясный страх. Внезапно фамильное кольцо, доставшееся от матери, в темноте засветилось багрово-красным светом и стало нагреваться. Вязкая тонкая паутина связей между реальным и возможным погрузила сознание в зыбкий полусон. Он чувствовал опасность, но не ему она угрожала. Слабый ветерок прошелестел по комнате, и застывшее под маской ужаса лицо Леории предстало перед ним, разрывая тонкую паутину магических нитей. Высокий воин в чеканной броне склонился над ней на снегу, сжимая её горло огромной закованной в железо рукой. Видение растворилось, и он вернулся в реальность. Сердце колотилось как бешеное, а грудь сдавило от напряжения. Отбросив все сомнения, Вир тряхнул головой, вскочил и начал судорожно одеваться, понимая, что не может терять ни секунды… В глубине души он продолжал любить эту изменницу, но не знал, сможет ли когда-нибудь простить её грех. Он должен был спасти её. Если не он, то кто? * * * Часом позже небольшой отряд во главе с герцогом и графом нёсся по Теренскому дорожному тракту… Вьюга разбушевалась, ветер гнал перед собой белую позёмку, хлестал в спину. Видимость была очень низкая. Герцог подгонял своего жеребца, словно не чувствуя буйства разыгравшейся стихии. Они скакали молча. Мучительно долго текло время. Невидимая миру магическая связь между ним и Леорией натянулась как струна. Он чувствовал нарастающий жар, исходящий от кольца, и понимал, что может не успеть… Внезапно каким-то внутренним зрением за поворотом он заметил экипаж, но не почувствовал в нём признаков жизни. Узнав блестящие лакированные стенки кареты и знакомые стёкла с гравировкой, он пришпорил коня, подлетел к припорошенному снегом экипажу и, резко спешившись, кинулся к приоткрытой дверце. Обнаружив снаружи следы крови, он похолодел и ринулся внутрь. Тёплая золотистая шаль Леории лежала на полу… С гулко бьющимся сердцем он прижал её к лицу и вдохнул знакомый фиалковый аромат любимых духов жены. – Милорд, – раздался над ухом голос графа. – На снегу ещё видны следы свежей крови. Они ведут в лес, но мы не нашли никаких тел, лишь остатки конской сбруи. – Мы пойдём в лес, они не могли уйти далеко, – голос Вира звучал как натянутая струна. – Хорошо, милорд… Герцог, ведомый внутренним чутьём, упорно вёл маленький отряд по белому безмолвному лесу. Они пробирались сквозь кусты, проваливаясь по колено в глубокий снег. Метель уже поутихла, хотя снег и продолжал идти. Огромная озябшая луна освещала лес голубовато-серебряным светом. Вековые ели грозили обрушить своё снежное покрывало на измученных путников. Заблудившись и попав в овраг, им пришлось устроить вынужденный привал. – Милорд, люди устали, им нужен отдых, – извиняющимся тоном произнёс Терий. Вир молча прислонился спиной к замёрзшему стволу, мрачно воскрешая в памяти прекрасное лицо жены на снегу и мощную руку воина, сжавшую её горло… Волна дикой ярости захлестнула сознание, а из груди вырвался нечеловеческий стон: «Я собственными руками вырву твоё сердце, выродок!». Лишь забрезжил бледный рассвет, и по низинам пополз серый туман, их отряд вышел на небольшую тропу. Молчавший всю дорогу герцог плотно сжимал в кулаке кольцо, которое постепенно остывало. Он не чувствовал больше связи с женой. Душу леденило страшное предчувствие грядущей беды… Уловив запах дыма, Вир Монт безошибочно угадал направление. Сердце бешено билось, грозя выскочить из груди. Он выбежал на поляну, где дымились, а кое-где горели остатки бревенчатой постройки, к ним примешивался ещё один запах – горелой плоти. – Магия Скверны, – сплюнул граф за спиной. – Этот пожар – совсем недавний. Но Вир уже ничего не слышал. Ноги вели его прямо в центр пожарища. Слёзы застилали глаза, обрывок изящной сорочки жены с белой розой сиротливо проступил на обожжённых разбросанных камнях кладки очага. – Нет! – зарычал герцог, и как разъярённый зверь принялся раскидывать брёвна и камни. Глава 6 Святой отец Антей давно водил дружбу с преследователями демонов… Самым загадочным из них был Мастер Арвикс. Он был неуловим, как ветер, гуляющий на морских просторах, который мог то вмиг исчезнуть, то появиться снова. Антей знал, что он лишь получеловек, что в его жилах могла течь и демоническая кровь. A может сами боги наградили его потусторонней магией Скверны, чтобы он мог противостоять кровожадным демонам. Ведь по легендам тысячу лет назад в мире Истры царил Хаос. Полчища демонов уничтожали людское племя, выпивая их души дотла. Тогда появился первый охотник на демонов, призрачный Мастер Кассиль, которого боги наградили древней магической силой, способной распылять тела Приспешников Зла и заточать их души в энергетическую ловушку – ирказу. Кассиль боролся с демонами, не зная покоя, но сил оставалось всё меньше, и тогда он взял из людей достойных учеников и передал им тайные знания. Он наделал множество призрачных стрел и ловушек, научив людей ими пользоваться. Когда истощились силы Кассиля, последователи унесли его тело в Сумеречные горы, которые сотворили сами боги, населив их странными расами. Тем расам был закрыт проход в мир людей, а те люди, которые осмеливались проникнуть в тайны великих гор, исчезали навсегда. Предание гласит, что тело Кассиля превратилось в источник энергии невиданной силы, а последователи его, став намного сильнее, нашли путь обратно к людским землям и основали Первую Истрийскую империю. А ещё предание повествует, что когда вернётся новое Зло, и силы Хаоса вновь окрепнут, то появится могучий маг, достойный наследник потусторонней магии, который наведёт порядок на землях Истры. Отец Антей был мудрым человеком… Он не всё принимал на веру, но прислушивался к древним пророчествам и вносил свой посильный вклад в борьбу со злом. Он пытался постичь таинства мира, используя магические обряды. Антей проводил только чистые ритуалы и противился природе дурной магии, хотя не отрицал её пользы в их борьбе с древним Злом. Разбираясь в ядах и проклятиях, он постоянно совершенствовал свои познания, общаясь с охотниками на демонов. Мастер Арвикс часто снабжал его редкими компонентами и противоядиями… Недавно к нему привезли молодую девушку Лету – сбежавшую служанку из замка Тюренн. Она хрипела и, задыхаясь, умоляла отца исповедать её. Он уже видел по её огромным зрачкам, пылающему телу и синеве кожи, что действие яда зашло очень далеко. Священник попробовал применить огненную воду и кристаллический компонент, но времени оставалось всё меньше, а Лета молила её выслушать. Она успела лишь поведать о том, что замок Артура Тюренна превратился в рассадник порока, что там устраивались жуткие оргии, и проводились непонятные ритуалы, возможно, с человеческими жертвоприношениями. Лета умерла с именем Амадеи, жены недавно почившего виконта Артура, на устах, так и не успев рассказать, какую роль та сыграла в совершении всех этих чудовищных преступлений. Антей отправил Кардиналу спешное письмо, скреплённое магической печатью, но ответа так и не получил. Возможно, Кардинал Тирон, один из четырёх верховных служителей Церкви Великой Триады, уже начал своё расследование. Антею не хотелось навлечь на себя гнев Его Высокопреосвященства своим излишним любопытством, и больше он не писал. * * * В это хмурое утро святой отец, стоя на коленях в люстриновой коричневой рясе, проводил ритуал избавления от страсти пьянства… Жертва пагубного недуга, извозчик Мирк, лежал распростёртым ниц перед постаментом с «неупиваемой чашей». Не успев прикоснуться к живой воде, Антей почувствовал, как леденящий холод коснулся его чуть посеребрённых сединой волос, заставив вздрогнуть. Массивные двери церкви распахнулись, и внутрь ворвался холодный ветер, который вихрем пронёсся над ровными рядами скамей и затушил свечи. В дверях прихода возник подёрнутый зеленоватой дымкой высокий силуэт, в котором он моментально узнал Арвикса, а за ним следовал ещё один более высокий, могучего телосложения воин, который прижимал к себе какую-то странную ношу. – Antra vera nulluym, – произнёс Мастер Арвикс ритуальную фразу, и, казалось, само пространство усилило его голос. Зеленоватый свет, исходящий от охотника, стал ярче. – Нам нужно попасть в святилище как можно скорее. Будем проводить verriu norre derrta – особый ритуал призыва. – Vera nulluym, – пробормотал Антей и осенил себя святым знаком, после чего поднялся с колен, похлопав Мирка по плечу. Священник провёл охотника и его молчаливого спутника в круглый каменный зал, освещённый многочисленными настенными светильниками, чей свет, преломляясь в углублениях и нишах, отбрасывал причудливые тени. Воин в чеканной броне опустился на одно колено со своей ношей, бережно откидывая покрывало и капюшон меховой накидки. «Великие Боги!», – подумал Антей, разглядев заострившиеся черты юного лица девушки, только подчёркивающие его редкую удивительную красоту. Ему почудилось или он уловил странный сладковатый запах яда? – Да, это моралис, – усилием воли прервав созерцание, он столкнулся с горящим синим пламенем взглядом воина, внушающим трепет. Бесцветный голос охотника на демонов вторгся в сознание, прервав их зрительный контакт: – Сейчас я призову низшего демона. Он не сможет переступить внешнюю границу моей пентаграммы с защитными заклинаниями. Никто кроме меня не может вступить с ним в контакт. Указав на уже очерченный полыхнувший синим пламенем магический круг, он приказал: – Опусти её здесь. Не бойся, демон низкого ранга не сможет войти в неё. – Ты хочешь исцелить её, наполнив демонической энергией? – в бархатном голосе удивительного незнакомца прозвучали угрожающие стальные нотки. – Нет, Эргард, – покачал головой Мастер Арвикс. – Демон сам исцелит её, потому что у него не будет выбора. Другого пути нет. Его воля словно окутала сознание собравшихся, накладывая свой отпечаток. Внутренний голос подсказывал Антею, что это будет опасно, но какая-то полусонная апатия окутала сознание, спеленав волю. Тот, которого называли Эргард, сжал челюсти, шагнул вперёд и, сняв покрывало, опустил златовласую девушку в центр очерченного магией круга. – Отойди от неё, – прозвучал набатом голос Арвикса. Мастер уже снял доспехи и остался в длинной чёрной рубашке. На указательном пальце правой руки блеснуло кольцо из истинного серебра. Он шептал что-то на древне-истрийском. В его глазах вспыхнули зелёные молнии, а в руках появился призрачный куб, покрытый руническими символами, из которого в нижнюю точку пентаграммы ударил зеленоватый тонкий луч. Арвикс поднял руку, и призрачный поток усилился… Казалось, что само пространство завибрировало от напряжения. Свет в зале начал стремительно тускнеть, пока не исчез совсем. Внезапно заметно похолодало, воздух стал затхлым. Отчётливо ощущался запах плесени и разложения. Холодный липкий пот прошиб Антея с ног до головы, а сердце заколотилось, как сумасшедшее. Огромная пентаграмма полыхнула багровым пламенем, и очертания фигуры призванного отчётливо проступили сквозь разогнанный огненным танцем мрак. Ни в одном кошмаре Антей не мог себе представить то, что увидел перед собой: уродливый прозрачный голый череп, пустые бездонные глазницы, огромный рот и такая же зияющая дыра вместо носа; прозрачное тело с тонкими недоразвитыми отростками вместо рук, сквозь кожу которого отчётливо просвечивали его внутренности. Под ним виднелась одна огромная ступня с десятками пальцев, расходившихся веером. Мастер Арвикс, теперь стоявший рядом с ним, начертил подобие треугольника в воздухе, и тусклый желтоватый свет окутал зал. Отвратительный монстр поднял свои пустые глазницы, зелёная вонючая жидкость закапала с длинного свисающего языка. Антея передёрнуло от жуткого зрелища, и оцепенение начало сходить. Он облизал пересохшие губы и гулко сглотнул. – Я призвал тебя, Ardat Lilhit, чтобы освободить, – раздался в вязкой тишине гулкий голос Арвикса. На его устах заиграла зловещая улыбка. – На моих условиях. Странный шёпот наполнил зал: – Хаос ждёт тебя, Арвикс. Ты переродишься в одного из нас. Охотник показал на тело девушки и произнёс: – Bellum niutrul, мои условия: исцели её, и я не заберу тебя обратно. – Накорми меня сначала, – прошипела сущность и излила на пол маслянистую, густую и зловонную субстанцию. – Мне нужна человеческая энергия. Напряжение нарастало, Арвикс молча поигрывал призрачным кубиком. – Я готов покормить эту тварь, если ты дашь мне клятву на крови, что спасёшь её, – хриплый голос Эргарда нарушил молчание. – Ты готов пожертвовать собой ради неё? Боль может уничтожить тебя. Эргард молча кивнул и шагнул вперёд. Святой отец отвернулся и отошёл к стене, где в тёмной нише стояла живая вода. Прижав к себе один пузырёк, он оглянулся. У края пентаграммы, опираясь на каменный стол, сидел синеглазый воин, сжимая в руке тёмный клинок. Демон, почуяв его энергию, протянул отросток руки, и к мужчине потянулось тёмное щупальце. Когда лицо Эргарда исказила жуткая гримаса, отражавшая страшные мучения, и его тело обмякло, Антей бросился вперёд. Но Арвикс опередил его, разрубив щупальце выскользнувшей из его ладони призрачной нитью. – Хватит с тебя, принимайся за работу! – Но этого так мало, – упирался демон. – Я слишком быстро ослабну. – Ну так отправляйся сюда, здесь будешь отдыхать вечно, – охотник любовно погладил призрачный куб. – Я позову ещё одну тварь, которая будет посговорчивее. Демон подвинулся вперёд и наклонил свой уродливый череп над девушкой, обдав присутствующих очередной волной зловония. Его внутренности вдруг запульсировали, их фиолетовый цвет стал более ярким. Антей попробовал оттащить Эргарда, но тот был слишком тяжёлым. Когда священник обернулся, внутренности демона почернели. Охотник махнул рукой, и призрачный луч ударил в тело твари, а границы пентаграммы разошлись в стороны, очертив сферу, которая сузилась до размеров демона. Искусно заключив порождение Хаоса внутрь сферы, Арвикс отбросил его на каменный пол перед гробом, где покоились мощи одного из первых Императоров. – Приглядите за ним, святой отец, окропите ваше святилище живой водичкой. Думаю, что он не продержится до ночи и растечётся лужей, – Арвикс поманил пальцем испуганно выглядывавшего из-за каменной колонны Мирка. – Нам понадобятся твои услуги. Глава 7 На зыбкой грани сна и яви Леория ловила чьи-то голоса, пытаясь вслушаться, разобрать отдалённые звуки речи, но каждый раз суть ускользала от её понимания. Это тревожило её, девушка пыталась противостоять этой странной пелене, что сковывала сознание, и нащупать нить реальности. Наконец, она открыла глаза… Мягкий желтоватый свет лился откуда-то сбоку. Казалось, будто светились сами стены. Она была накрыта тёплым пушистым одеялом, по бокам лежали мягкие подушки. Девушка попыталась сфокусировать взгляд, и от этого у неё закружилась голова. – Дитя моё, вы пришли в себя… Не бойтесь, пригубите немного, вам станет полегче, – чья-то заботливая рука осторожно поднесла к её пересохшим губам кубок с вкусно пахнущей жидкостью. Леория жадно приникла к краю сосуда и медленными глотками начала утолять свою жажду. Напившись, она откинулась назад. «Удивительный вкус, просто нектар жизни какой-то…», – подумала девушка и отчётливо увидела лицо стоящего рядом с изголовьем пожилого человека. Примечательное своей одухотворённостью, оно хранило следы душевных переживаний, трудностей, возможно трагедий. Голубые глаза светились каким-то добрым светом. «Люди с такими глазами не могут лгать…», – вспомнились чьи-то слова. – Меня зовут отец Антей, – проговорил мужчина. – Вы отдохните немного, а я скоро вернусь. Напиток подействовал удивительным образом: мысли начали проясняться, а с ними появилось и желание активных действий. Леория увидела свои руки, поднесла их к лицу: «Выглядят молодо и ухоженно, почти не дрожат. А кстати, кто же я?». Вопрос взволновал, потому что ответа не было. Она совершенно ничего не помнила о себе. Опустив руки, она осознала, что в голове пусто до звона. Девушка попыталась сесть, но тело почти не слушалось. Вошёл отец Антей, а за ним – странный худой и очень бледный мужчина, который слегка поклонился ей и уселся на неизвестно откуда возникший небольшой зелёный стул. – Дитя моё, – обратился к ней отец. – Как ваше имя? – Я.... Я не знаю, – Леория облизала вновь пересохшие губы и перевела взгляд с участливого благородного лица священника на худое бесстрастное лицо незнакомца и его огромные зелёные глаза… Внезапно комната поплыла перед ней туманным золотом. Глаза утонули в бездонной синеве другого взгляда. Эта синева засасывала её, лишала способности сопротивляться, подавляла волю. Она словно уносила в бесконечные небеса, где зарождалась ярость стихии. Леория снова чувствовала его жаркое дыхание, слышала, как бьётся его сердце… И вот… Наконец он яростно впился в её рот, а она сама превратилась в жидкий огонь… – Выпейте, – как в тумане девушка услышала голос священника. Живительный напиток мгновенно отрезвил её, вернув к реальности. Её щёки залились краской. Она боялась встретиться взглядом с бледным незнакомцем. – Скорее всего, у вас потеря памяти из-за сильного отравления. Вам столько пришлось пережить! Мастер Арвикс уверен, что вы всё вспомните, и – довольно скоро. – Вы здесь в безопасности, юная госпожа, – она перевела глаза в сторону незнакомца. Его голос проникал в душу. – Да, я уверен, что вы всё вспомните… Но не торопитесь, заглядывая вперёд, и не опаздывайте, оборачиваясь назад. Леория прикрыла глаза, пытаясь справиться с волнением, а когда подняла веки, Мастера Арвикса уже не было в комнате. – Кто он, святой отец? Расскажите мне, как я сюда попала? – обратилась девушка к отцу Антею немного хрипловатым голосом. Она выслушала рассказ Антея молча, не перебивая. У неё возникло множество вопросов, но лишь один сверлил ей мозг: – А где мой спутник – господин Эргард? С ним всё в порядке? Священник тяжело вздохнул и опустил свою руку ей на плечо. – До сих пор он так и не пришёл в себя. Мы испробовали многое, но на всё воля Богов. – Я хочу увидеть его. Прошу вас, святой отец! – Хорошо, хорошо, дитя моё. Я к вам Марфу пришлю, она поможет. Да и бульончику вам надо поесть, силы восстановить. Сейчас, сейчас… – заторопился куда-то священник. Когда он вышел, Леория скинула пушистое одеяло. Слава Богам, под ним оказалась длинная рубашка неопределённого покроя. «Сколько же я здесь лежу? Мне надо хотя бы обтереться…», – не успела она закончить свою мысль, как в дверь постучали. Вошла пожилая женщина с доброй улыбкой на морщинистом лице и слегка поклонилась. – Марфа я. Меня отец Антей послал, помочь вам переодеться да обмыться. А он попозже зайдёт, когда мы закончим. Щёки девушки слегка заалели, ей совершенно не хотелось раздеваться при незнакомой женщине, но сама она всё равно ничего не смогла бы сделать. К счастью Марфа оказалась очень проворной. Она быстро помогла ей справиться с рубашкой, облегчиться, горячей тряпкой обтёрла её худое тело, помогла переодеться в новую тонкую рубашку и шерстяное длинное платье, причесала длинные спутавшиеся волосы и уложила обратно на подушки. Тепло поблагодарив проворную Марфу, девушка закрыла глаза. Вскоре она погрузилась в сон. В этот раз ей привиделись серые глаза, белые розы и райская благоухающая усадьба… Её разбудил приятный пряный запах… Открыв глаза и сонно потянувшись, Леория увидела источник этого аромата: на небольшом столике стояла тарелка с супом и лежали поджаренные хлебцы. А чуть поодаль в старинном кресле, вытянув ноги, сидел Мастер Арвикс собственной персоной. – Добрый вечер. Весь сон тут же с неё как ветром сдуло, она моментально подобралась. – Мастер Арвикс, – она нашла в себе силы встретиться с ним взглядом. – Мой спутник… Я хочу увидеть его как можно скорее. Ей это показалось или столик подвинулся ближе? – Прошу, ваш завтрак… – его голос обволакивал разум. – А я пока вам расскажу о том, о чём, возможно, умолчал отец Антей. Девушка не стала заставлять его ждать и, приподнявшись на постели, принялась за суп. – Сразу предупреждаю: вы попали в жуткую историю. Вам нужно быть сильной. Я не стану предлагать вам пройти через ритуал «чтения памяти». В вашем состоянии это может быть смертельно. Леория кивнула и приготовилась к худшему… Леория сидела молча с бокалом янтарной жидкости. Всё то, что рассказал ей Арвикс, охотник на демонов, казалось нереальным… Он рассказал ей, как, почувствовав всплеск сильной магии, набрёл на труп человека в сером балахоне. Это был один из культистов – Приспешников Зла с выжженной чёрной розой на стебле с шипами за ухом. Неподалёку стояла небольшая постройка, где он обнаружил разорванную женскую сорочку со следами недавнего соития. Охотник поджёг хижину, отмеченную демонической печатью, и пошёл по следам, ведущим к Теренскому болоту, где встретил их в то утро. Её спутник почти ничего не рассказал о себе или о ней, не говоря уже об их отношениях, но Арвикс догадался, что они были близки. Скорее всего, её похитили Приспешники Зла, и Эргард явился, чтобы разобраться с ними и спасти её… Щёки опалило огнём… Великие Боги, как могло всё это произойти с ней? Кто она – жертва обстоятельств или падшая женщина? Кто её загадочный спутник – её любовник? Вряд ли муж… Зачем тогда ему скрывать их отношения? А вдруг он вообще не знал о её существовании до той самой ночи… – Допейте же! – охотник произнёс это таким тоном, что ослушаться его было невозможно. – Идёмте – он там, в соседней комнате. По телу разливалась пьянящая лёгкость. На негнущихся ногах Леория встала и опёрлась на протянутую руку. Глава 8 Вир Монт продолжал крушить всё вокруг. Безумие, казалось, овладело его разумом. Граф Терий не хотел приказывать своим людям остановить ополоумевшего герцога, но не мог допустить, чтобы тот обгорел или причинил себе тяжёлое увечье. Внезапно странный протяжный хриплый вой раздался из уплотнившегося тумана. – Ваше Сиятельство, это не просто волки. Нам нужно приготовиться к бою, – сказал Верк, начальник его стражи. – Да, ты прав, – Терий крепко выругался. – Создать периметр, всем быть наготове. Он решительно шагнул в густой едкий дым навстречу повернувшемуся к нему герцогу, раскидывая ногами тлевшие головешки. – Милорд, волкодлаки. Его Светлость, почерневший от копоти, обгоревшей рукой выхватил длинный меч, дремавший до этого в ножнах, и отбросил ногой горящее полено. Вновь раздался одинокий хриплый леденящий душу вой, где-то неподалёку яростно завыло ещё несколько оборотней, потом – ещё и ещё. Голос смерти множился с каждым мгновением, нарастая как снежный ком. – Проклятые твари! – зарычал герцог, вытаскивая здоровой рукой висевший у него на поясе кинжал. Из плотного тумана выпрыгнуло несколько оборотней. Обнажив клыки, они молча взвились в воздух. Один из воинов упал, когда мощные челюсти, пробивая наруч, сомкнулись на его руке. Бросившийся вперёд Верк разрезал серебристый мех, брызнула тёмная кровь – оборотень взвыл и отпрянул, оставляя багровые следы на снегу. Другой твари повезло меньше – её тело рассёк надвое меч Гнесса, личного оруженосца графа. Ещё два огромных волкодлака выскочили из тумана и, схватив одного из молодых воинов, в мгновение ока утащили его в серый мрак. Вдруг где-то на границе тумана возникло призрачное сияние. Словно раздвигая туман, на опушку вышла собака громадных размеров с длинной пылающей пламенем шерстью. Оцепенев от страха, люди попятились к пожарищу, а создание Хаоса завыло страшным воем и затрясло головой, отчего искры полетели в разные стороны. Герцог шагнул вперёд и сплюнул. – Иди же, сразись со мной, тварь. Из тумана раздался хриплый каркающий смех. Оттуда навстречу Виру вышла древняя старуха в красной накидке с тёмным, как перезревшая слива, сморщенным лицом, длинным крючковатым носом и белой гривой нечёсаных волос. Её зелёные мутноватые глаза горели зловещим огнём. – Погоди, милок… – прокаркала она. – Позади меня – двадцать волкодлаков, они только и ждут момента полакомиться вашей плотью. А у меня к тебе дело: отдай мне своё колечко, и я всех вас отпущу. Вир в бешенстве метнул клинок прямо в сердце старухе, но тот отскочил, ударившись о прозрачную преграду. – Проворный какой… – поцокала ведьма языком и мерзко захохотала. – А ведь я могу ещё попросить о поцелуе, и чтобы ты взял меня прямо здесь на снегу перед своими воинами. Герцог поднял руку с мечом и посмотрел на кольцо, которое горело багровым пламенем. – Ты его не получишь, демон. Старуха щёлкнула пальцами, и к её ногам из тумана упало тело молодого воина. Подняв его окровавленную голову, она показала на толстый чёрный ошейник, обвивавший его шею. – Смотри, это – моя новая игрушка. Он будет насиловать, приносить в жертву, защищать свою госпожу своим никчёмным телом. Он теперь – мой навеки, как и все твои спутники. Не помня себя от ярости, Вир прыгнул вперёд и снёс голову молодому парню. Неведомой силы удар отбросил его на снег. – Следующим будет граф Терий, – раздался бездушный каркающий голос. Словно в трансе он сжал кольцо, в голове шумело, и нарастал звон. Он как бы издалека услышал свой собственный голос: – Поклянись на крови, тварь, что отпустишь… Улетая в небытие, он что-то шептал, пока сознание не покинуло его… * * * Очнулся Вир Монт в родовом поместье на широкой кровати в своей опочивальне… Первое, что он увидел, открыв глаза, был родной брат его матери дядя Тарн, сидящий в кресле. Герцог Тарн Валентис состоял на службе у короля Вильтрании Аргольда Благородного. Он основал рыцарский орден Божественной Триады, получивший официальное признание Его Высокопреосвященства Вильтрании. Острая боль сверлила всю правую сторону головы герцога. Он поднёс забинтованную руку к лицу и машинально отдёрнул. – Больше нет родовой защиты, Вир. Но я рад, что ты выбрал жизнь. – Терий и остальные… – выдавил герцог. – Почти все живы… Терий и Верк тащили тебя полумёртвого, когда у других уже не осталось сил. Они рассказали, что ты заключил сделку с демоном и отдал родовой артефакт в обмен на их жизни. Он опустил голову, его сознание не могло смириться с потерей жены. Словно прочитав его мысли, Тарн Валентис добавил: – Сначала я остановился в замке с небольшим отрядом, собирал сведения… Мой король обеспокоен слухами о появлении демонических тварей на границе с Вильтранией. По пути в поместье мне уже доложили о пропаже твоей жены. Я просто не мог поверить, прости, Вир. Мне очень жаль… Молодой герцог крепко сжал челюсти, едва сдерживая дрожь от переполняющей его ярости. Они забрали самое ценное, что было лично у него. Но им никогда не получить главную реликвию его рода – легендарный Агниев меч, который по преданию был выкован из упавшего с неба металла самим Агниём, учеником Кассиля. – Рад, что ты приехал. Я дам тебе людей. Ты должен увезти наш артефакт из замка в Вильтранию и надёжно спрятать. Я нужен им живым, полагаю, чтобы смог привести их к нему рано или поздно. У нас мало времени, – сказал герцог. – Ты прав, Вир. Силы Хаоса крепнут слишком быстро в нашем мире. Возможно, они уже завладели одним из утерянных артефактов. Нельзя допустить, чтобы Агниев меч оказался под угрозой. Тарн смотрел с грустью на племянника. Ему хотелось забрать его с собой, подальше от Теренского леса и пробуждающегося древнего Зла. В его глазах тот по-прежнему оставался мальчишкой, которого ещё многому надо научить. Глава 9 В комнате было темно, свет исходил лишь от мерцающего пламени двух необычных светильников, которые, казалось, плавали в воздухе… Огонь подсвечивал лицо лежавшего на низком ложе мужчины красноватыми бликами, придавая ему почти демонический облик. Леория не знала, сколько прошло времени, но ей показалось, что она смотрит на него целую вечность. Смотрит на его красиво очерченный рот мужественного лица, смотрит на мощное тело… Она вспомнила вкус его терзающих поцелуев, в которых не было нежности, белизну его зубов. Его мучительные, но странно желанные ласки, дарившие жаркие волны удовольствия… Мысли путались: «Почему я ничего не помню кроме его неистовых ласк? Что за порочную власть имеет надо мной этот мужчина?»… Внезапно Арвикс, стоявший рядом, одной рукой приподнял её подбородок, заставив посмотреть прямо в свои огромные глаза, в которых плясали отражённые языки пламени. – Он скоро уйдёт в другой мир, готова ли ты потерять его? – каким-то чужим низким голосом спросил он, переходя на «ты». Внезапный приступ леденящего страха пронзил всю её сущность… Никогда больше не увидеть синевы его глаз, не почувствовать себя в его плену снова, вернуться к жизни, которую Леория не помнила? Зачем он пожертвовал собой ради неё? Неужели он настолько её любит? Заворожённая взглядом Мастера, Леория обмякла в его руках… А когда пришла в себя, то сидела в низком кресле-качалке с пледом на коленях в другом конце комнаты. Она не видела Арвикса, но чувствовала его присутствие, а ещё – какой-то необычный запах лесных трав. – Мастер Арвикс, мне очень страшно… Он… Он – словно моё спасение или проклятие… Я не знаю… Но я не могу его потерять! Прошу, помогите! Голос Леории срывался, и она пару раз откашлялась. – Какова природа нашей реальности? Задумывалась ли ты, откуда пришли к нам демоны? Реальность – она подобна зеркалу, у неё есть физическая сторона, которую можно потрогать руками, а есть другая – призрачная, лежащая за пределами восприятия. Та сторона имеет бесконечное количество отражений. Где находятся все эти отражения? Везде, и в тоже время – нигде. Может быть, в пламени свечи или на дне кувшина с водой, а возможно за пределами самой Вселенной. Есть сущности, которые могут пребывать одновременно в двух реальностях, например, демоны. Их чрезвычайно сложно уничтожить… – охотник на демонов внезапно появился из уютного полумрака и, задумчиво глядя перед собой, продолжил. – Да, Эргард тоже находится за гранью зеркала, в чёрной бесконечности и одном из таких призрачных миров. Я не могу ему помочь. Но та, что была с ним – другое дело. Ваша физическая близость – сакральная сила, которая творит чудеса. Есть один очень древний и опасный ритуал, через который иногда проходили избранные в незапамятные времена. Он называется «сакральные узы», он сплетает оболочки прошедших через него навсегда. Образуется сильная телесная и духовная связь, которая черпает силу у обоих источников и иногда заимствует её из призрачных миров. Маг смолк и некоторое время не произносил ни слова… Леорию била мелкая дрожь, кожа словно заледенела. Она хотела задать вопрос, но губы не слушались, а язык не шевелился. Внезапно Арвикс оказался у неё за спиной. Его ладони лёгким движением опустились на её плечи, и девушке показалось, что волна тепла окутала её с головы до ног. По позвоночнику прокатилась лёгкая дрожь, отдаваясь приятным покалыванием в кончиках пальцев. Арвикс убрал руки и продолжил: – Души, связанные такими узами, чувствуют друг друга на расстоянии. Чем меньше расстояние между ними – тем плотнее «сакральные узы» и сильнее их магическое влияние. Если вы пройдёте этот ритуал, это навсегда изменит ваши сущности. Эмоциональное, физическое состояние тела – всё это станет открытой книгой между вами. Но это не самое страшное: смерть одного, скорее всего, повлечёт уход в другой мир и второй половинки. Маг замолчал. Постепенно до Леории окончательно дошёл смысл сказанного им. – Боги! – громко выдохнула она, и слёзы закапали частыми каплями на её колени. Арвикс легко дотронулся до её щеки, стирая влагу. – Возможно, Эргард – твой случайный попутчик, а может – и нечто большее. Он окажется связан с тобой узами похожими на те, что возникают между мужчиной и его женой. А вдруг один из вас уже связан узами брака?.. Это может быть настоящим мучением для обоих. Есть защитные заклинания и зелья, которые могут помочь ослабить эти узы, но они не исчезнут, пока вы живы. Сейчас тебе придётся решить за вас обоих. Прохладный ветерок коснулся её щеки, и Леория вздрогнула. – Когда-то я был влюблён и не смог спасти её, потому что побоялся потерять всё остальное в своей жизни… Демон забрал её душу… – отрешённо проговорил Арвикс. Неожиданно повеяло ледяным холодом, и слёзы Леории превратились в прозрачные льдинки. Арвикс отдёрнул руку, и лёд растаял. Перед девушкой возник открытый пузырёк с зеленоватой жидкостью, от которого резко пахло какими-то травами. – Зелье очищения сознания. Если решишься – выпей полностью. Я приду за тобой. Мастер словно растворился в полумраке. «Странно это…», – подумала неожиданно Леория. – «Я совсем не знаю этого охотника, а верю ему, будто старшему брату. Где-то меня, наверное, ждёт семья, возможно – даже супруг. А я здесь, всего лишь игрушка в руках судьбы…». Кровь прилила к её лицу, запульсировала в висках короткими точечными уколами. Ледяные пальцы сжались в кулак. «Я сама решаю свою участь, это мой выбор! Незнакомец спас меня от страшной участи, и я пойду на всё, чтобы вернуть его обратно, даже если цена слишком высока… Даже если мы грешили в тайне ото всех, то…», – решила про себя девушка и молниеносным движением опрокинула содержимое пузырька себе в рот. Полумрак вокруг неё как-то резко сгустился… Какая-то неведомая сила подняла её и опустила на мягкое ложе рядом с Эргардом. Перед глазами появилась тёмная фигура Арвикса, он молча взял её руку и полоснул по запястью блеснувшим во тьме острым изогнутым лезвием. Проделав то же самое с запястьем Эргарда, он соединил их руки. Вдруг комната осветилась огненной вспышкой, и всех окутало коричнево-малиновое облако из крохотных мерцающих частиц. – Setre villhem verrat nerre – просто позови его, – раздался спокойный голос Мастера. Леория почувствовала, что голову сдавило, как будто гигантская рука сжала виски, и мир разлетелся тысячами звёздных вспышек… Странная ночь царила вокруг… Ночь, похожая на туман, скользивший над водой чёрного моря. Леория услышала чей-то шёпот: «Посмотри же вокруг!», – разве может проникнуть голос в это ужасное безмолвие? Слова возникали где-то внутри её сознания. – «Не бойся… Посмотри на звёзды…». Что-то подхватило её и бросило в полёт через безмолвное небытие. Она неслась словно на крыльях ночи навстречу полыхающим в первозданной черноте звёздам. «Где же ты, Эргард?», – позвала она, не думая, как это делает. Девушка не осознавала насколько необычен был этот полёт, она воспринимала это как само собой разумеющееся. Всем существом Леория чувствовала ритм звёзд, их первозданная песня манила за собой, пока огромный яркий диск солнца не затмил всё вокруг оранжевой вспышкой. Она потерялась в блеске незнакомого светила, его жар опалил её разум. Ей захотелось раствориться в нём, впустить огонь в себя. Какая-то частичка её души жаждала этого слияния, но основная сущность противилась этому, и Леория устремилась дальше. Она кричала в бездну: «Я пришла за тобой, Эргард!»… Серебристая точка заискрилась где-то далеко впереди, и она ринулась к ней, подхваченная мощным потоком, лавируя между потухших светил. Леории показалось, что она услышала в ответ бархатный голос: «Златовласка? Нам нужно вернуться. Время не ждёт…», – и открыла глаза. Глава 10 Эргард очнулся в странной полукруглой комнате без окон на низком ложе… Мягкий тёплый свет, казалось, струился прямо с потолка и стен. В глазах ощущалась непривычная резь. Он облизал потрескавшиеся губы и приподнялся на одном локте, мельком взглянув в сторону. Сердце дрогнуло, когда он увидел золотые волосы, разметавшиеся по подушке, и уже знакомые утончённые черты лица: её припухшие розовые губы, словно покрытые лёгким перламутром, округлые нежные скулы, аккуратный носик, брови, будто проведённые изящной тонкой кистью, и высокий чистый лоб. От созерцания совершенства его отвлекло движение слева, и он перехватил руку Арвикса, который протягивал ему бокал с янтарной жидкостью. – Что она здесь делает? Заметив глубокий и уже наполовину затянувшийся порез на запястье, он вскочил, перед глазами заплясали чёрные точки. Охотник на демонов уже сидел в кресле напротив, его нечеловечески зелёные глаза ярко светились, прожигая насквозь. – Выпей, Эргард. У нас есть, о чём поговорить. Часом позже он лежал в небольшой ванне, выдолбленной из камня… Было действительно приятно чувствовать, как крепнут мышцы, наливаясь силой. Он осушил кувшин с освежающим медовым напитком. Ощутив дикий голод, он набросился на мясо, которое приготовила Марфа, помогавшая Антею и Арвиксу по хозяйству. Старый дом неподалёку от церковного прихода отца Антея, в котором они приходили в себя, принадлежал охотнику, изредка появляющемуся в этих краях. Всё в этом жилище, казалось, было пропитано магией и заклинаниями. Арвикс остался ждать пробуждения златовласой красавицы, показав Эргарду устройство нижнего этажа. Было в нём и в этом месте что-то такое, что заставляло выздоравливающего расслабиться и довериться охотнику… Вновь и вновь прокручивая в голове свой разговор с преследователем демонов, Эргард понимал, что златовласку и его теперь связывают прочные узы, которые, возможно, станут мучительными для обоих, особенно после того, как он объяснится с ней. Но больше всего в своих мыслях он желал ужасной смерти Амадее. О да, он помнил её имя и отголоски боли при звуке её голоса в отуманенной и измученной душе. Сколько месяцев – а может, лет? – он был рабом этой суккубы? Какие ужасные преступления он совершал, сам того не ведая? Его память состояла из жалких отрывков воспоминаний: какие-то всплывающие образы, обрывки странных разговоров, в которых он не принимал участия. Единственное, что он хорошо помнил до жаркого соития, был последний поцелуй суккубы, когда она поглощала его волю, наслаждаясь игрой. Мужчину передёрнуло от омерзения, когда он вспомнил гибкий язычок Амадеи, прошедший по его губам. Но то, что заставила его сделать она – никогда не искупит его вины. То, что он сделал с телом этой юной девушки, как грубо брал её силой, причиняя боль. Возможно, осознание того, что даже в таком состоянии её прекрасное тело ответило на его страсть, свело его тогда с ума от желания. Он вздрогнул всем телом, вновь вспоминая сладкий вкус златовласки… Резко вскочив и расплескав воду, Эргард стал одеваться. Он слишком возбуждён, чтобы и дальше продолжать отлёживаться. Поднимаясь по старой скрипучей лестнице, он чувствовал, как нарастает его смятение, каким-то шестым чувством отмечая, что девушка уже очнулась, и её волнение передалось ему. Её желание его увидеть! Сначала возникло ощущение, которое, дойдя до определённого предела, преобразовалось в мысль. Как ни странно, но теперь он почти мог её видеть сидящую в пол-оборота и разговаривающую с Антеем. Её аура переливалась лилово-золотым светом, манящим прикоснуться к его источнику. В коридоре он столкнулся с самим Арвиксом. Что-то в его полыхнувшем зелёным огнём взгляде заставило Эргарда замереть. – Пробита магическая защита по периметру прихода. Нас пока не обнаружили, но это – дело времени. Вот твоё оружие, – он протянул Эргарду посеребрённый клинок, изукрашенный бирюзовыми рунами. – Это же… Глядя в посветлевшее лицо мужчины, Арвикс хмыкнул. – Я смог убрать «проклятие обречённого», наложенного на твой меч. Наложенные руны теперь снимают невидимость с монстров Хаоса, а также – высасывают энергию. Эргард схватил меч и шагнул в сторону комнаты с девушкой. – Подожди… – увидев, как потемнел взгляд мужчины, охотник чуть улыбнулся одними уголками губ. – Она получает благословение от святого отца, хочет усмирить своё… Смятение. Мы подождём. И да, Эргард, девушка не знает про то, что ты был рабом суккубы. Когда придёт время – расскажешь ей об этом сам. Эргард промолчал, горько усмехнувшись. Нет, он не будет тянуть с признанием! Но сейчас главное – дать ей время прийти в себя. Его взгляд упал на тяжёлую кольчугу возле ног Арвикса. – Вот и твоя броня, – охотник словно читал его мысли. – У нас есть лошади? Каков твой план, Мастер? – Эргард заставил себя успокоиться, и, надев кольчугу, с интересом ждал ответа. Маг не спешил с ответом, молча обдумывая что-то. – Я открою проход через пространство – особый портал. Мы попадём в пещеры Танталии. Танталия… Эргард мог поклясться всеми Богами, что слышал про эти пещеры от своей бывшей госпожи. Это название словно намертво въелось в его память. – Там может быть ещё опаснее. Я уже слышал о Танталии от демонов. Знакомая усмешка искривила бледные тонкие губы охотника. – Возможно, ты слышал о Танталийском материке, населённом лишь варварскими племенами. Демонам не составило бы труда подчинить себе этих жестоких дикарей и получить дармовую силу для завоевания остального цивилизованного мира. Но они проникают в наш мир из портала, открытого где-то на нашем континенте, и их сила стремительно растёт. Скоро она опустошит весь наш мир. Эргард скрестил руки на широкой груди и холодно бросил: – Если ты намекаешь на мои пробелы в памяти, то я прекрасно о них осведомлён, но кое-что я всё же помню. Речь, кажется, шла о древних захоронениях под землёй. Арвикс смерил его задумчивым взглядом и произнёс: – Один из утерянных артефактов, возможно, демонического происхождения – харамит – был найден и захоронен в обсидиановой гробнице глубоко под землёй. Ходит много легенд о том, как удалось скрывать харамит все эти сотни лет, но мои источники сообщают, что артефакт под угрозой. Харамит поглощает и накапливает магическую энергию из окружающей среды. Если Хаос завладеет им, то они смогут открыть новый портал в наш мир. Эргард чувствовал, что охотник что-то не договаривает, его взгляд сверкнул синим хрусталём, а в голосе прозвучала сталь: – Сначала отправь девушку в безопасное место. Неожиданно сзади послышался её голос: – Нет! Я пойду с вами! Эргард стремительно обернулся, и у него перехватило дыхание – огромные фиолетовые глаза на бледном, словно фарфоровом лице смотрели на него с вызовом. Золотые волосы струились по плечам, заманчиво дразня желанием к ним прикоснуться. Время словно остановилось для него. Учащённый пульс оглушающе стучал в ушах, слюна во рту вдруг стала вязкой. С трудом сглотнув, мужчина почувствовал, как напряглась его плоть при виде этой золотоволосой красавицы. «Я хочу пойти с тобой!», – уловил он отголоски её мыслей, отразившимися на ауре девушки пульсирующими требовательными всполохами. Одетая в закрытое чёрное шёлковое платье, оставлявшее обнажённой лишь прекрасную стройную шею, она была подобна Арунаки – Богине Судьбы с античных мозаик. Прекрасная вершительница судеб, такая хрупкая и желанная, решительная и непреклонная… Почему именно этот образ возник в его памяти? Где он мог видеть античное искусство? «Да какая разница! Я жив, потому что нужен ей!», – как только Эргард это осознал, то понял, что нашёл новый смысл существования. Внезапно он почувствовал лёгкий толчок под ногами и услышал хлопок за спиной. – Быстрее, в портал! Они уже здесь, – приказал Мастер Арвикс. Неизвестно откуда пришедший поток воздуха принёс с собой запах тлена. Эргард схватил за руку златовласку и ступил в красное марево портала, успев заметить, что отец Антей с ворохом каких-то одежд тоже следует за ними. Глава 11 Шёл снег с дождём, копыта лошадей утопали в жидкой ледяной каше, короткий зимний день быстро подходил к концу… Герцог Тарн Валентис и его племянник были на полпути к замку, когда его личный оруженосец Вайс подал знак о возможной опасности впереди. Тарн, закованный в золочёные латы, подозвал к себе молчаливого спутника, который резко контрастировал со всей окружающей герцога свитой. Одетый в простую тёмную накидку с капюшоном, из-под которого развивались белые волосы, он двигался с какой-то удивительной грацией. Туго натянутая на выступающих скулах золотистая кожа и удлинённое лицо, намекали на его южное иглозарское происхождение. Герцога Вира пробрал холодок от его резкого пронизывающего взгляда. Огромные чёрные глаза казались такими бездонными и глубокими, что казались способными заглянуть в чужую душу. – Верникс, что там? Не отвечая, тот выпустил из рук какой-то чёрный шар, из которого потекла странная прозрачная субстанция. Леденящий кровь вой всколыхнул тишину. – Милорд, соберите людей. Впереди – гончие смерти и волкодлаки, – ответил Верникс, который, видимо, был охотником. «Запретная магия Скверны, где Тарн нашёл этого человека? Почему я не заметил его раньше?», – молнией пронеслось в голове молодого герцога, и он вытащил блестящий тонкий меч. Вир был бледен и собран, капли дождя, смешанные со снегом, стекали по его лицу. Он взмахнул второй рукой, призывая своих людей, но его взгляд быстро вернулся к магическому шару. Субстанция теперь стала похожа на комья рассеянной влаги, которые, скручиваясь в ленты, отрывались пластами и рассеивались в сгущавшихся сумерках. Герцог Монт поднял голову и увидел, что их теперь накрывал защитный магический купол из тонкой полупрозрачной плёнки. – Уходите порталом, я их ненадолго удержу, – раздался спокойный голос Верникса. Вдруг у него над головой со свистом пронеслось какое-то жуткое существо с прозрачными узкими крыльями. Вир тут же слетел с лошади и перекатился на бок. Резкое шипение – и призрачная стрела пронзила воздух в том месте, где только что была его голова. Но и жуткое порождение Хаоса лежало на снегу, пронзённое магической стрелой. Голубая вспышка очертила дрожащее марево портала. – Я вас прикрою, уходите! – прозвучал требовательный голос охотника. Молодой герцог вскочил и, найдя глазами дядю, в два прыжка оказался рядом с ним, схватив под уздцы его заартачившуюся лошадь. Тарн тоже спешился и потащил племянника к мареву портала. В последний момент Вир обернулся и увидел белёсый силуэт и острые чёрные когти какой-то твари, которая могла обезглавить человека одним взмахом своих чудовищных лап. И тут портал захлопнулся… * * * Вир и Тарн стояли у крепостных стен родового замка Монтег… Впереди были большие въездные ворота, которые защищали прямоугольные башни справа и слева. Вир, пронзённый бессильной яростью, до боли сжал кулак. В нём разгорался гнев, но Тарн Валентис положил тяжёлую руку ему на плечо и тихо произнёс: – Вир, нам нужен меч. Только ты можешь пройти в хранилище. Никто не виноват… Не успел племянник ответить дяде, как позади раздался хлопок. Резко обернувшись, молодой герцог увидел, как в колеблющихся дрожащих струях марева проявились фигуры Верникса и шестерых воинов. – Милорд, резерв истощён. Я смогу открыть новый портал только завтра, не раньше, – раздался гулкий голос Верникса. – А ты хорош, демон тебя раздери! Я не пожалел ни разу, взяв тебя на службу, охотник, – Тарн улыбнулся и взглянул на племянника. – Извини, Вир, я вас не представил. Мастер Верникс добровольно служит моему ордену уже больше месяца. Вир не успел ответить, как сзади к нему подбежал запыхавшийся начальник стражи замка – Эоган. Судя по его взволнованному виду, случилось нечто из ряда вон выходящее. – Ваша Светлость, – обратился он к герцогу Монту. – Ваша жена жива, её привёз охранник из замка Тюренн. Её нашли в лесу и оказали помощь. – Что ты сказал? Где она? Герцог Вир Монт ворвался в спальню ураганом, раскидав перепуганных слуг… Его личный пожилой слуга Кено помог ему спешно снять тяжёлую кольчугу, наручни, наколенники и сапоги из закалённой стали. В комнате царил лёгкий полумрак, бледное лицо жены было повёрнуто к нему. Она лежала в лёгкой полупрозрачной сорочке с расшитыми золотой тесьмой широкими рукавами, под которой угадывалось всё юное совершенство её сложения. Девушка распахнула свои огромные фиолетовые глаза, заблестевшие от непролитых слёз, её розовые изысканной формы губы приоткрылись вздохом. – О, Вир, Боги!.. – и она протянула ему свою тонкую, словно выточенную из древней леофатровой кости изящную руку. В мгновение ока он оказался у её кровати, сжимая и целуя нежные розовые пальчики. – Ты жива, Леория, моя радость, – шептал он исступлённо. – Что они с тобой сделали? Он вскинул голову и устремил на неё лихорадочно горящий взгляд. Её прекрасные глаза затуманились, а хрупкие плечи неожиданно затряслись от рыданий. – Мне удалось… Сбежать, эти страшные культисты… – она не договорила, её длинные пальчики зарылись в его волосы. – Я постоянно думала о тебе! Мне так хотелось… Нежное лицо жены исказилось болью, в какой-то момент выражение её глаз показалось хищным и поглощающим: зрачки стали огромными и чёрными, они будто засасывали его целиком… Её взгляд опалил кожу герцога как будто огнём. Сердце отзывалось тяжёлыми ударами, кровь закипела. И вдруг его накрыло какой-то мутной волной, голова закружилась, мысли смешались. Вир полностью потерял над собой контроль. Безумным поцелуем он накрыл её рот, скользя языком между зубами. Её жаркие ладони обхватили широкие плечи мужчины, пальцы пробежали по его спине. Вир прижал её к себе, сжимая талию с такой силой, как будто хотел больше никогда не выпускать из своих сильных рук. Всё его тело словно залило жидким пламенем, когда девушка сама начала легонько посасывать его язык. Проворными пальцами она распустила шнурок на бёдрах, стянула шоссы, лаская его напряжённую плоть. В её глазах сверкал неукротимый огонь страстного желания. Герцог прорычал что-то в её губы и, разорвав тонкую сорочку одним быстрым движением, подмял её под себя. Повинуясь исключительно животному инстинкту, он резко раздвинул шелковистые бёдра и одним рывком ворвался внутрь неё, заполняя собой. Её невероятно горячее тугое тело обхватило его, острые ногти вонзились в спину. А Вир, сжимая бёдра своей жены, врезался в неё, с каждым разом погружаясь всё глубже и жёстче. Она выгибалась всем телом навстречу его толчкам, хрипло стонала и раздирала спину герцога ногтями. Вир продолжал жёстко вколачиваться в неё раз за разом, но не мог ею насытиться. Каждый мускул его тела напрягался, чтобы заполнить её целиком, а её податливое тело извивалось и встречало встречный напор. Наконец он замер, его плоть бешено пульсировала в ней, и он мощно извергся в свою жену. Спустя какое-то время два переплетённых тела лежали на кровати… Утомлённый герцог уснул, плотно обхватив женское нагое тело под собой. – Ilaa ghaase, мой герцог, illa haan, – раздался хриплый шёпот. Холодный ветерок всколыхнул шёлковую простынь, неведомая сила перевернула обнажённое мужское тело на спину. Хрупкая красавица легко приподнялась, золотые волосы густыми прядями упали на широкую грудь мужчины. Безвольное тело содрогнулось, Вир застонал, но её чувственные губы заставили его рот раскрыться, пропуская внутрь длинный язык. Дыхание герцога сбилось, но девушка удовлетворённо выдохнула и, соскочив с кровати, подошла к большому зеркалу в резной золочёной раме. Её черты слегка изменились: выразительно очерченные брови потемнели, лицо стало более вытянутым, чуть-чуть обозначились скулы, подбородок заострился. Она провела пальчиком по губам и начала чертить какие-то символы на слегка затуманившейся зеркальной поверхности. В дверь постучали, и она мгновенно вернулась к прежнему облику Леории. Удовлетворённая созданным образом демонесса щёлкнула пальцами, и лёгкий розовый пеньюар прикрыл её наготу. Отворилась дверь и та, что теперь называла себя герцогиней Монт, начала отдавать приказания слугам. Глава 12 Первое, что увидела настоящая герцогиня Монт, пройдя сквозь красное марево, была просто ужасающе огромная пещера. Серебряные и тускло-голубые блики гуляли по стенам, сплетая завораживающие узоры… Потрясённая невероятной игрой света и тени, она застыла, оцепенев, и не чувствовала обжигающего её холода. На плечи легла пушистая меховая накидка, тёплая рука бережно откинула на плечи волосы и накинула капюшон. От лёгкого прикосновения к шее по телу побежали мурашки, и Леория подняла голову. Эргард смотрел наверх, его взор терялся где-то под грозными сводами загадочной пещеры. В серебристых отблесках вырисовывался его чёткий профиль – красивый и жёсткий. Ей неожиданно захотелось прижаться к нему, увидеть безумный огонь желания в его глазах – как в её воспоминаниях. – Здесь – магические гробницы древних захоронений. Следуйте за мной, ничего не трогайте и не разговаривайте, – раздался голос Арвикса. Она растерянно обернулась и увидела охотника в древних доспехах, покрытых рунической вязью. Символы вспыхнули ровным зелёным светом, освещая пространство вокруг них не хуже факелов. Мастер указал на широкие ступени, уходящие в мрачные глубины далеко вниз, и шагнул вперёд. У Леории ухнуло сердце, она схватилась за сильную руку Эргарда, и вдвоём они начали спуск. Сзади осторожно следовал отец Антей, который держал в руке небольшой голубоватый кристалл, испускающий ровный магический свет. Причудливые светлые наросты удивительно неправильной формы тонкими нитями свисали по сторонам. Они будто под дуновением ветра резко изгибались и уходили под углом наверх. Их щупальца словно манили к себе, пытаясь ухватиться за неосторожных путников. Охотник уверенно вёл их вниз по начавшей закручиваться спирали, и вскоре у Леории начала кружиться голова. Неясные бесформенные фигуры, подсвечиваемые охотником, вырисовались по сторонам прохода. Удары собственного сердца гулко вибрировали и отдавались дрожью в ногах. Само пространство подхватывало эту вибрацию и разносило под своды грота. Лишь твёрдая рука Эргарда удерживала её от рвущегося наружу крика. Казалось, что прошла целая вечность, когда внезапно Арвикс остановился, его рука очертила в воздухе вспыхнувший алым полукруг, и тонкая вспышка света ударила между фигур в каменную поверхность грота. Осыпалась серебристая крошка, и они увидели тёмный зев прохода в новое подземелье. – Мы идём к лунному озеру. Там есть несколько безопасных для нас пещер, где и остановимся на ночлег, – прозвучал бесстрастный голос Мастера, снимая повисшее в воздухе напряжение. Едва они свернули в проход, как стало легче дышать. Хотя свод по-прежнему терялся где-то высоко в темноте, Леории показалось, что вибрация под ногами исчезла. Девушка вздрогнула и сжала горячую ладонь Эргарда, когда впереди послышались странные звуки, словно кто-то наигрывал мелодию на старинной флюте. Она почувствовала, как мужчина коснулся большим пальцем её ладони, и это простое движение вызвало трепет во всём её теле. Мелодичная музыка оказалась звуками капель воды, падающей с высоты. Эти звуки отражались от голубоватых светящихся звёздчатых выступов, создавая причудливую нежную мелодию. Внезапно охотник, мягко ступавший впереди, остановился и поднял руку в серебристой перчатке. Его доспехи слегка потускнели. – Я чувствую лёгкий всплеск магии, – тихий шёпот ветерком пронёсся под сводами. – Скорее всего – это крохотная колония эктофагов. Не дотрагивайтесь до стен, их атаки нередко промораживают жертву до костей могильным холодом. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=55305310&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 119.00 руб.