Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Писательские сказочки. Фантазии-размышления о сочинительстве Виктор Гаврилович Кротов Здесь собраны сказки-крошки (в каждой не больше ста слов), размышляющие о ремесле сказочника. Размышляющие, разумеется, в метафорическом, образном, сказочном виде. Написаны они в период увлечённости новой волной этого жанра, среди многих-многих других сказочек на самые разные темы. Писательские сказочки Фантазии-размышления о сочинительстве Виктор Гаврилович Кротов Фотография Мария Сергеевна Романушко © Виктор Гаврилович Кротов, 2020 ISBN 978-5-4498-7718-5 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Фото на обложке: Мария Романушко Предисловие Всякое писательское дело имеет свои особенности. Мысли о таких особенностях нередко приходят в голову, иногда отвлекая от самого дела. Скажем, если сочиняешь венок сонетов, не станешь ведь переключаться на размышления о том, как же надо писать венок сонетов. Так ничего и не сплетёшь… Если же ты, к примеру, сказочник, то мысли об особенностях сказочного дела могут оказаться весьма необычными. Думаешь какую-нибудь мысль, думаешь – глядь! – а это уже тоже какая-то сказочка получается. Ну, и присоединяешь её к урожаю, до кучи. Вот такие мысли в фантазийно-сказочном оперении здесь и собраны. Небольшая толика от обильного урожая сказок-крошек за последние месяцы. Что касается сказок-крошек, это такие, в каждой из которых не больше ста слов. А лучше скажет сама сказочка – она как раз об этом жанре, да и сама к нему относится: Сказка-крошка Родилась на свет Сказка-крошка. Хотела вырасти, а автор уговаривает: – Зачем? Оставайся маленькой, малышей у нас любят. Подумала Сказка-крошка – и согласилась. Вот её и полюбили.     Автор Сапоги-тихоходы Из кого получаются писатели? Да из обычных людей, вовсе не обязательно из каких-нибудь вундеркиндов, словно одетых в сапоги-скороходы. Иногда кажется, что им даже нужна какая-нибудь замедляющая обувка – чтобы не пропустить важные вещи, которые со временем очень даже им пригодятся… Старинная стена Мальчиками Дун и Нуд жили в соседних квартирах. Перед их окнами высилась старинная кирпичная стена. Никто не знал, что за ней. Дун придумывал про неё всякие фантазии, а Нуд говорил, что ничего необычного за ней нет. Потом они расстались – и встретились уже в старости. – А за стеной-то ничего и не было, – сказал Нуд. – Ну да! – воскликнул Дун. – А это что? И показал на шкаф с книгами, в которых он описал свои детские фантазии, которые прославили его на весь мир. Писательский листопад Появился на свет Гриша – и родители посадили у дома Дубок. Так и росли ровесники наперегонки: сначала Гриша, встав на ноги, оказался повыше. Потом Дубок его обогнал. – Наверное, я у тебя научился листы прожилками украшать и по-разному расцвечивать, – признавался Григорий своему ровеснику, когда стал писателем. – Давай-давай, – подбадривал его Дуб. – В нашем деле главное не уставать. Каждый год они по-дружески соревновались, чей листопад обильнее… А когда писателя не стало, его читатели отовсюду приезжали к Дубу, о котором было написано столько историй. И непременно увозили с собой жёлудь, чтобы прорастить его у своего дома. В душепарке Однажды Юша увидела вывеску: «Душепарк». Зашла, а во всём парке, кроме аллеек и лужаек, только одно здание. А в нём за стеклянными стенами – диковинные заросли, странные существа. Необычные, но почему-то очень знакомые. Вдруг догадалась Юша: ведь всё это похоже на то, что у неё в душе творится! Только она глазами этого никогда не видала. Стала присматриваться, какие у кого повадки, кто чем здесь занимается. «Ой, не забыть бы», – подумала Юша и давай торопливо в тетрадку всё записывать… Когда она стала знаменитой писательницей, вспоминала: всё с душепарка началось. Но найти его больше не получалось. Дефект зрения У Гимуэлезия был какой-то неизлечимый дефект зрения. На что ни посмотрит, всё ему представляется каким-то необычным. Поэтому, когда он рассказывал друзьям всякие случаи из жизни, те пожимали плечами и говорили: – Так не бывает! Пришлось Гимуэлезию стать сказочником. «Верно, – думали читатели, – так и в жизни бывает, только не всегда это заметно». Но когда Гимуэлезия хвалили за это, он только усмехался: – Значит, не такой уж дефективный у меня дефект зрения. Повезло мне с ним. Сапоги-тихоходы Очень любил Тишка свои сапоги-тихоходы, которые Дед Мороз на Новый год подарил. Куда бы Тишка ни пошёл, сапоги-тихоходы останавливались, как только рядом было что-то интересное. Пока Тишка не наглядится, сапоги стояли… А ещё они взрослели вместе с ним. Теперь они уже дальше не шли, пока Тишка не запишет всё, что он интересного увидел. Так волшебные сапоги превратили Тишку в писателя… Если же ему хотелось повидать совсем другие края, он клал сапоги в рюкзак и ехал или летел куда надо, чтобы там снова надеть их. Всё-таки от скороездов и скоролётов тоже есть польза. Ребёнок, которого читали Писатель П. напечатал всё своё лучшее в особой книге. Её можно было надевать как ранец на спину, чтобы люди могли полистать её, почитать. Сам П. был высоким, поэтому он надевал книгу на кого-нибудь из своих детей и водил его на прогулку. Желающих почитать необычную книгу было достаточно, и П. стал постепенно знаменитым. А каждый из его детей, вырастая, то и дело слышал от кого-нибудь: – Я вас читал, когда вы были ребёнком. Можно ли, слыша это, самому не стать писателем?.. Озорные глазки Жили-были совершенно самостоятельные глазки, ужасно озорные. Затеяли они однажды людей пугать. Заглянет кто-нибудь в дверной глазок – а тот вдруг ресницами захлопает! Расколет человек полено – а оно на него глазищи таращит, как раз там, где расколото. Или вот собрались глазки гурьбой, окружили одного неприметного сказочника и перемигиваются, ждут, пока тот в обморок упадёт. Но писатель тоже не промах был: заменил пару букв – и хлоп, вокруг уже не глазки, а сказки. Озорные, весёлые!.. Собрал их в книгу, издал, и все были довольны. Даже глазки. На полях словесных сражений Эти поля, белоснежные поначалу, покрыты в конце очередного сражения не очень разборчивыми каракулями. Потом текст попадёт в компьютер, но и там до победы будет ещё далеко… В любом случае сказочные фантазии о радостных писательских битвах, всегда окажутся точнее сухих реляций о реализации тактических и стратегических сочинительских усилий. Трогательная рыбка Купался Вэк в реке. Стоит у берега, а к нему рыбка подплывает и носиком трогает. – Ты что? – удивился Вэк. – Я за дружбу воды и земли, – говорит рыбка. – Придёшь домой, вспомнишь меня, подумаешь: какая трогательная рыбка! Может, даже рассказ про меня напишешь… Так Вэк и сделал. Детство темы Появилась как-то на свет тема сказки-крошки. Сказки-крошки вообще невелики, а тема была просто малюткой. Но автор её нянчил, баюкал, мыслями всякими подкармливал, так что она постепенно вес набирала и говорить училась. Капризная оказалась тема, своенравная. Чуть что не по ней – сразу в сторону отбрасывает. Если что приглянулось – схватит и не отдаёт, силой отбирать приходится… Когда говорить стала, нелегко было её унять: обо всём сразу высказаться хочет. Только самому автору известно, что он с ней перетерпел… Потом выросла тема в сказку, отправилась с другими людьми отношения выяснять. Осталось автору гадать: как там её жизнь складывается?.. Слинд и След Однажды Слинд увидел на снегу необычный След. Разговорились они. След рассказал о том, кто его оставил и об удивительном приключении, связанном с этим. – Ну и ну, – сказал Слинд. – Лучше любого романа. Хорошо, что я тебя заметил. А что же теперь с тобой будет? – Не со мной, а с нами, – поправил След. – Я ведь теперь в тебе отпечатался. Поживём – увидим, к чему это приведёт. – Ну да, – кивнул Слинд. – Какой След после нас останется… Собрание тем – Вот моё собрание сочинений, – похвастался Ремог приятелю Лиозу, показывая ему полку, уставленную двумя десятками солидных томов. – Постой, но ведь здесь… – удивлённо произнёс Лиоз, полистав один из томов, а потом ещё и ещё. – Ну да, только темы романов, повестей и трактатов, – гордо подтвердил Ремог. – По любой из этих тем могу отдельный том написать. Но ведь ни времени не хватит, ни денег. Это собрание всего в одном экземпляре удалось издать… Да и то не все тома! – добавил он. И бросился приводить в чувство Лиоза, близкого к обмороку. Гамак для раскачивания Был у Снича карманный гамак. Как у него свободное время, тут же привяжет гамак, ляжет в него и качается без устали. А потом вскакивает и начинает что-то записывать. Он вообще был писателем. – Если бы ты поменьше в гамаке качался, – сказала ему однажды жена, – больше книг написал бы! – Ни одной не написал бы, – вздохнул Снич. – Это у меня не простое качание, а творческое. И снова плюхнулся в гамак. Единственная Уродилась у писателя сказочка. Такая вся складненькая – залюбуешься! Сидит писатель за столом, радуется, приговаривает: – Ах, ты моя чудесная, ах ты моя единственная!.. А сказка огляделась, видит: на столе целая стопка сказок лежит. На верхней – имя писателя. Так что остальные, видимо, тоже его. – Почему же ты меня единственной называешь? – спрашивает. – Потому что сказки чудом появляются, – улыбнулся писатель. – А чудо всегда одно-единственное, сколько бы их до этого ни случалось. И в ту же стопку сказочку положил. На полях словесных сражений На исписанном листке, где слова перечёркивали друг друга и призывали на помощь своих союзников, писатель вдруг обнаружил свободное местечко на полях. «Пусть это будет не поле битвы, а поле гармонии», – подумал он и погрузился в блаженные размышления. Обо всём, чем одарила его жизнь. О счастье любви, дружбы и творчества. О том, что удалось высказать в книгах, и той радости быть, которая в книгах не поместилась… А потом умиротворённо взглянул на оставшееся пустым местечко – и взял новый листок для нового сражения за то, что необходимо высказать. Темы с бантиком Один писатель (даже стыдно его называть) повадился брать взятки. Деньги писателям ни к чему (это вам любой издатель скажет), так ему все приносили темы. Завяжут бантик покрасивше – и приносят. – Да что вы, – отнекивается писатель, – у меня и своих тем полно. Всё равно оставляют, и даже не скажут, за что взятка-то! Вздохнёт писатель, бантик развяжет – и за работу. Жалко ведь, чтобы тема зря пропала. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=55051664&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 120.00 руб.