Сетевая библиотекаСетевая библиотека

По туннелю к Близнецу

По туннелю к Близнецу
По туннелю к Близнецу Акулина Давние друзья появились в нужное время в нужном месте: самыми первыми обнаружили приземлившееся НЛО! Но то, что поначалу они посчитали удачей, на деле оказалось совсем другим… Их забрали с собой, и как теперь спастись? Когда вокруг – неизвестный мир, а под ногами – земля чужой планеты, остаётся хотя бы не потерять самих себя! Акулина По туннелю к Близнецу Глава 1 Вокруг была тихая ночь, и все давно уже спали. Только Макс пробирался сквозь непослушные ветви деревьев и заросли высокого кустарника. Конечно, он мог бы остановиться и насладиться свежестью и тишиной, спокойно глядя вверх на усыпанное мелкими звёздами покрывало ночи и размышляя над загадками Вселенной… Но он торопился. Да так сильно, что, выбравшись из леса, почти выбежал на дорогу, к спящей у обочины машине. Выжав педаль газа, он вылетел из лесной глубинки на главную трассу и помчался по пустой дороге так, будто пытался нагнать само время. Вскоре вдалеке показались дома, а потом и такси у обочины, и он затормозил. От такси отделился силуэт и перебрался в его автомобиль, и Макс тут же, развернувшись, поехал обратно. – Ну, что скажешь? – Кейт сразу принялась допрашивать, будто отсутствие информации казнило её журналистскую душу. – Сама как думаешь?.. Такая сенсация! И, главное, мы первые! – там пока только Алекс… – А она очень красивая? – Ну ты и сказала! – усмехнулся Макс. – Мы сообщаем, что обнаружили корабль пришельцев, а она спрашивает, красива тарелочка или нет!.. – И вы уверены, что это не современные разработки? – спросила она, но выражение его лица на миг стало таким, что Кейт почти прикусила язык. – Не разработки. Это не земная работа, там даже не земной металл. Макс был отличным учёным, хоть и молодым, и, прекрасно зная этот серьёзный взгляд, она не стала спорить. – А почему Алекс не приехал? – Ты же знаешь: вашу семейку за уши не оттащишь от сенсаций… Фотограф действительно уговорил друга съездить за Кейт, чтобы самому в это время сделать побольше снимков – слишком уж он знал местных: стоило отвернуться или заснуть, как толпа любителей ночных прогулок обнаружила бы их местечко с невероятной находкой, и у сенсации были бы совсем другие авторы!.. Кейт кивнула и больше ничего не спрашивала: она размышляла над статьей. Нужны были яркие слова, выверенные фразы, чтобы потрясти всех, всех читателей этой новостью!.. Макс тоже молчал и почти улыбался – любимая девушка была рядом, хоть и не знала об этом, впереди ожидал друг у прекрасного объекта для изучения, который, с большой долей вероятности, принесёт им всем славу, и мечтать больше было не о чем! Он резко затормозил на том же месте, где останавливался раньше, и они исчезли в тёмном лесу, начинающемуся прямо у старой дороги. Продравшись сквозь запущенные заросли, они, наконец, обнаружили большую поляну, со всех сторон окружённую деревьями. Поискав Алекса взглядом, Макс позвал Кейт пройти дальше. Но она его уже не слышала: склонившись и чуть ли не уткнувшись лицом в высокий колючий кустарник, она всматривалась в металлическое существо, одним своим присутствием яро преобразившее пейзаж! Она открыла рот, но не нашла, что сказать, чтобы вслух описать то, чему во время пути всё пыталась подобрать слова, – никакие фразы сейчас не могли этого выразить!.. Даже забыв про взятую с собой видеокамеру, она просто вглядывалась туда, где сгустившаяся ночная мгла внезапно разбивалась о мягко светящийся контур. Корабль сидел ровно по центру поляны. Отблеск корпуса под лунным светом казался нереальным! Похоже было, что это лишь какой-то мираж, видение, созданное причудливым туманом ночного леса! Но это было не так – судно на самом деле было настоящим, как деревья вокруг, как камни под трапом, опущенным вниз, к земле, словно гостеприимно приглашающим войти и познакомиться… – Обалдеть! – очнувшись, Кейт беспечно хлопнула в ладоши, не боясь нарушить этот покой. Стылое молчание глухого места не ответило ей взаимностью, не отдав в ответ даже эха, будто поглотив сам её голос. И Макс ощутил вдруг какую-то неестественность этой странной тишины. Прислушавшись, он с тревогой понял, что не слышит здесь ни шелеста листвы, ни звуков насекомых или ночных птиц, ни шороха… – время словно застыло тут в одном миге, будто вокруг космического судна было какое-то особое поле, действующее на всё окружение!.. Внезапно его беспокойное размышление было прервано движением Кейт – она явно собралась подобраться поближе к кораблю. – С ума сошла?! – схватил он её за руку. – Что такое? – удивилась она на миг и, снова уставившись на судно горящим взглядом, сразу забыла свой же вопрос – всё новые и новые строки, пытаясь облечься в лучшую форму, метались в её голове: «Смелая девушка во время ночной прогулки нашла космический корабль!»… «Человек, впервые наладивший контакт землян с инопланетным разумом, – женщина!»… «В корабле, найденном Кейт…»… – Не смей даже надеяться подойти ближе! Видя, что она не реагирует, Макс снова резко дёрнул её, возвращая на землю из согревающих душу грёз. – Надо найти Алекса. И гляди: трап теперь опущен… – Ну и отлично! А и впрямь – где Алекс-то? Надо же фотографировать и фотографировать! Я позвоню ему… – Нет здесь связи! Я и тебя набрать смог, только когда у дороги был! На лице её мелькнуло сожаление – приходилось искать брата по старинке! Ещё раз бросив завороженный взгляд в сторону металлического существа, она неохотно пошла вслед за Максом, направившимся в гущу леса. Они отдалились от корабля, и пространство вокруг вновь ожило – заухали ночные птицы, раздался шорох и стрекот насекомых… И Макс на миг даже почувствовал какое-то облегчение, вновь слыша звуки ночной природы. Они терпеливо всматривались в окружающую тьму, чуть разбавленную светом их сотовых, среди листвы и веток пытались разглядеть мелькнувшее лицо или кепку… Но ничего похожего нигде не было. И только когда нашли чехол от фотоаппарата и большую сумку, лежащие в горьком одиночестве на земле, они ощутили, что ночь приобретает непредвиденно опасный оттенок… Кейт ещё раз растерянно огляделась. А Макс вдруг негромко выругался. – Что ты?.. – Уверен, он тут! – только внутри Она почти усмехнулась, но лицо её застыло, когда она увидела его взгляд – Макс, кажется, не сомневался в своих словах, убеждённый, что Алекс, и так не отличавшийся особой дисциплинированностью, ради нескольких потрясных снимков мог просто забыть об осторожности! Кейт не ответила – она даже думать об этом не хотела! Они должны были лишь зафиксировать информацию на цифровые носители, никто из них не собирался приближаться к кораблю, это ведь безумие; и она знала Алекса – он не был безумным!.. Она снова растерянно оглянулась в надежде тут же увидеть его где-нибудь неподалёку, но того нигде не было. А она вдруг, поёжившись, ощутила, как тело её начал медленно заполнять окружающий холод… И как назло, в голову стала лезть странная мысль, что вокруг слишком тихо, необычно тихо… – Когда я уходил, вход точно был закрыт! – очень негромко, многозначительно произнёс Макс, кивнув в сторону холодного стального цвета, без движения сидящего на поляне. – Почему ты поехал за мной, оставив его здесь одного? – охрипшим на миг голосом спросила она, сразу растеряв прошлую беспечность. – Он не захотел пойти со мной! – с досадой ответил Макс. – Обещал, что будет осторожен, не высунется из-за деревьев и только немного поснимает! Кейт молча кивнула – да, она знала, что Алекс бывает невыносимо упрям! «С другой стороны, может, внутри никого и нет?.. – подумала она вдруг с надеждой, более приятной, чем этот мерзкий, постепенно заполняющий страх. – Что, если это он сам сумел открыть вход? Вошёл, фотографирует… забыл, что мы должны подойти… А, может, это и не инопланетный корабль вовсе?.. Какая-нибудь разработка наших земных военных…». Она резко очнулась от мыслей и опустила голову, чтобы уставиться на свои ладони, – Макс сунул ей в руки холодную связку ключей. – Жди в машине! – твёрдо указал он в сторону тропки, по которой они сюда шли. – Увидишь что-нибудь странное, сразу уезжай! – А если в корабле безопасно, – не согласилась она, – если можно и мне… – Иди! – перебил он её. – Иначе я сам тебя унесу и закрою в машине! Он был отличного телосложения, и ему ничего не стоило выполнить свою угрозу, так что Кейт недовольно развернулась и ушла. Нетерпеливо оглядываясь, она видела, что Макс не двигается с места, продолжая следить за ней. Лишь когда она скрылась за густыми зарослями, он, наконец, переключил внимание на поляну. Корабль, молчаливый, холодный, спокойно сидел на чужой для себя земле как неведомое в этих местах огромное существо, и, ещё раз проведя медленным взглядом по его металлической сущности, Макс понял, что ему совсем не хочется туда идти! Но, мысленно выругавшись, он осторожно двинулся вперёд, надеясь, что вскоре найдёт Алекса и сам при этом останется невредим… Кейт же, обернувшись в очередной раз и поняв, что за ней больше не следят, поспешила обратно и спряталась за деревом, как раз когда Макс вступил на трап. В замершем лесу поскрипывание его ботинок о металлические ступени было единственным звуком, и ей это показалось жутким предисловием к триллеру. Или она только придумала этот звук?.. Нетерпеливо выждав несколько минут, она бросилась туда же – сначала на поляну под открытым небом, потом – на трап… С трепетом ожидая, что неземная дверь резко закроется и придавит именно её, как гильотина, очень медленно она переступила порог, разделяющий её мир – мир родной Земли, – с неизведанным чуждым… Это были лишь ощущения… – открытый проход никуда не делся, и она всё ещё могла развернуться и выйти; и бежать, бежать в лес, спасаясь от нахлынувших эмоций, тревоги, страха, напряжения!.. Но мысли её были очень далеки от чувств и были сейчас главнее! – ум убеждал, что это только увлекательное приключение; что это темнота накладывает свой необычайный отпечаток на окружающий мир; что Макс просто не заметил – трап и раньше был спущен на землю, а Алекс всего лишь увлёкся любимым делом и теперь носится по всему кораблю, стремясь сделать побольше снимков, пока не понаехали конкуренты!.. Так говорил ум, гордо и громко. Но даже его громкий и уверенный голос не мог заглушить то, что всё сильнее сгущалось в душе – она боялась Страх начался ещё там, на земле, у поляны, – с пустоты и тишины окружающего мира. Они медленно заполонили сердце, но Кейт не обращала внимания, не желая позволить какой-то нелепой тревоге изменить её судьбу, и, веря в свою будущую славу, кинулась к кораблю, чтобы смело шагнуть внутрь, сдерживая биение отчаянного сердца, так боящегося приближающейся неизбежности новизны… «Новизны будущего мира… Я создам новый мир, покажу всем, что мы не одни во Вселенной! – подумала она, с трепетом тронув пальцами чужой проём из неизвестного металла. – Сколько споров и вопросов было наслоено, сколько версий придумано!.. И все они сейчас разрешатся! Корабль кем-то прислан, он создан не на Земле. А значит, я смогу договориться… Мы будем проводить встречи, устраивать мероприятия… Я буду говорить с ними, буду брать интервью … А знаю ли я их язык?..», – вдруг испугалась она, но тут же отбросила эту мысль, решив, что разумные космические создания наверняка знают все земные языки!.. Заворожённая, она прошла внутрь. Прямо перед ней и по бокам оказались коридоры. Не особо выбирая, она осторожно двинулась влево, рассматривая стены – блестящие, они отражали её саму почти также хорошо, как зеркала, и заставляли забыть обо всех страхах и опасностях, мнимых и возможных!.. Нет, она и не верила на самом деле, что в корабле может быть кто-то чужой. Просто хотела, чтобы сначала Макс нашёл Алекса, а потом уже и она выскочила бы из-за какого-нибудь угла и удивила бы их своей бесшабашной смелостью и отвагой!.. Тут она заметила сбоку дверь. Схватившись за ручку, она успела остановиться и даже попыталась уговорить себя не делать ничего лишнего. Но рука в это время всё равно поступала по-своему, будто ей не принадлежала, – и дверь бесшумно отворилась. Внутри было просторно и очень светло. Световые волны мягко спускались прямо из точек на потолке, таких маленьких, будто нарисованных… Комната казалась полностью свободной от предметов, но лишь на первый взгляд: привыкнув к необычному освещению, Кейт вдруг поняла, что глядит прямо на мебель – пара одинаковых сидений, напоминающих диваны, была не очень приятного холодного оттенка, который сливался с таким же цветом стен и пола. Медленно, осторожно провела она рукой по дивану, казавшемуся весьма мягким, и ощутила, будто погладила высохшую шкуру морского чудища, таким он оказался шершавым. Ещё раз тронув его, она опять огляделась, стремясь запомнить мельчайшие детали того великого, что встретила этой ночью. Но в комнате не было больше ничего, и где-то в глубине её сознания снова оживилась тревожная мысль, что всё-таки лучше было бы вернуться в коридор и найти Макса с Алексом… А то и вовсе выбраться к лесу, как и было велено! И всё же… – сквозь ненасытное любопытство этой мысли пробиться не удалось. Забыв возвратиться в первый коридор через ту же дверь, в которую сюда вошла, она прошла в другую, которая была ещё в этой комнате. А потом ещё в новую, и ещё… В помещениях стояли столы, где-то – с кнопками, с приборами неизвестного назначения, с проводами, с металлическими манекенами, похожими на людей… Блестящие, они ей так понравились, что, не удержавшись, она даже щёлкнула одного по носу и с удовольствием отметила, как по комнате разлетелось металлическое эхо… Попав в следующий коридор, она прошлась по нему и заметила, что вверху на стенах мигают красные огоньки. И, конечно, это насторожило бы её, если бы в этот момент она уже не ощутила самый настоящий ужас, но по другому поводу – всё потому, что внезапно, резко поняла: в этом безлюдном тихом пространстве к ней неумолимо приближается какой-то шум. Ещё не полностью очнувшись от сладких грёз, на каком-то автомате отворив ближайшую дверь, она вметнулась внутрь! Осторожно прислонившись, она прислушалась, пытаясь понять: пройдёт ли опасность мимо или она как раз вляпалась, спрятавшись именно там, куда источник шума и направлялся? Голоса – а теперь было несомненно, что это осознанная речь, – приблизились настолько, что стали слышны слова, и Кейт задрожала от ужаса, что люди действительно зайдут в это помещение. – … и пора включить поле невидимости… – промолвил кто-то негромко, но весьма строго. В ответ послышались тихие уверения в том, что приказ будет выполнен сразу же. Голоса и шаги отдалились, а едва живая от страха Кейт присела на пол и закрыла лицо руками. Немного успокоившись, она подняла голову, чтобы оглядеть спасительную комнату, и тут же подскочила, потому что её ждало не то, чтобы разочарование… а просто гораздо больший ужас, чем ещё пару минут назад: ведь то, чего она так боялась, здесь тоже было, и спрятаться от него она уже не могла! – в комнате находился человек, девушка. И глядела она на Кейт с таким изумлением, что та решила тут же очень быстро выметнуться обратно в коридор – вдруг блондинка решит, что это был всего лишь мираж, а сама она успеет добежать до выхода и спрятаться в лесу?.. Она схватилась за ручку, но дверь уже не открылась, и она растерянно дёрнула её ещё раз. А заинтригованная незнакомка подошла ближе. – Не кричи! – строго, с убеждением сказала Кейт в надежде своей уверенностью привести её в замешательство и выиграть немного времени. – Я и не собиралась… – ответила блондинка, осматривая её с явным любопытством. – А что ты тут делаешь? И кто ты, чтобы сюда заходить? – А чем это место лучше остальных?! – буркнула Кейт, глядя ей прямо в глаза, чтобы та случайно не отвлеклась от своих глупых расспросов и не заметила, что она всё ещё пытается открыть дверь. – Послушай, ты зря её дёргаешь! – пожав плечами, кинула незнакомка, отходя немного лениво, будто внезапно потеряв всякий интерес. – Она уже не откроется. Конечно, если я не захочу… – Как это? – А вот так… Подойдёшь сюда – покажу! Кейт помедлила, но, убедившись, что с дверью справиться не получается, недоверчиво прошла в центр комнаты и, видя, что блондинка смотрит в сторону выхода, уставилась туда же. Внезапно резко щёлкнул замок, а дверь ещё и приоткрылась! От самой себя не ожидая такой прыти, Кейт тут же метнулась к ней, но та моментально захлопнулась! – Что это такое?! – возмутилась она. – У всех двери как двери, а у вас тут бардак! – Неужели? – усмехнулась блондинка, провалившись в белесом диване, сразу приобретшем игривый сиреневый оттенок. – А зачем ты сюда зашла, если не нравится? – Я просто услышала голоса в коридоре и не хотела мешаться на дороге… – Зачем ты вошла в корабль Кейт закусила губу. – Ошиблась… Темно было, я хотела пройти по тропинке, а попала на трап… – соврала она и почувствовала, как лицо заливается краской стыда. – А теперь тебе здесь не нравится? Что ж, придётся привыкнуть… Я тебе помогу. «К чему это она?», – насторожилась та. – На самом деле двери тут ни при чём – это я их двигаю! Кейт сразу перестала краснеть, поняв, что тут есть обманщики похлеще. Она недоверчиво хмыкнула. – А вот, пожалуйста, смотри! – блондинка кивнула на дверь, которая внезапно опять открылась, и теперь не чуть-чуть, а почти нараспашку! Но не успела Кейт подойти, как она снова захлопнулась. – Зачем ты так делаешь?! Я хочу выйти! – зло буркнула она, безуспешно подёргав за ручку. – Ты не сказала, кто ты и зачем ты здесь. Почему я должна объяснять, как я развлекаюсь и что умею? – пожала та плечами. Казалось, она так шутит. Но взгляд её был очень напряжён, и кожа дивана, на котором она сидела, очень медленно приобретала другой цвет – не такой яркий и весёлый, жизнерадостный, каким только что был, а грязный серо-коричневый оттенок, как будто мысли её опустились в неприятную застарелую трясину. Кейт смутилась. – Я ведь сказала, что случайно сюда вошла. Хотела посмотреть… как у вас красиво, как развита ваша цивилизация… А сейчас мне нужно идти… – И тебе нравится твоя планета? – Очень. Я только на ней и готова жить! – осторожно ответила она, видя, что блондинка явно что-то решает. «А не обдумывает ли, как меня прикончить?», – опасливо подумала она и мельком оглянулась в поисках какого-нибудь предмета, способного её защитить. Но в комнате кроме дивана из мебели и вещей не было больше ничего. Та почему-то вздохнула. – А меня зовут Линнуэ. И мне тоже нравится твоя планета… И мне очень жаль, поверь… Но так близко ты больше никогда её не увидишь! – Ты хочешь меня убить?.. – медленно, еле внятно, произнесла Кейт. Она даже хотела сразу добавить: «Я ведь никому не скажу…», и тут же со всей резкостью поняла, что это будет явная ложь, – она, если выберется отсюда, тут же во всех подробностях всё опишет! Линнуэ невесело усмехнулась. – Может, это и было бы гуманнее… Но всё уже кончено – ты просто летишь с нами. – Зачем?!.. Ты можешь меня выпустить, и никто не заметит! Даже если я расскажу кому-то из знакомых, мне никто не поверит! У меня нет ни доказательств, ни снимков… Она осеклась, вспомнив, что была не одна. «Что делать? – лихорадочно подумала она. – Спросить, где Алекс с Максом, и подставить их, если они до сих пор не замечены, или попросить, чтобы всех отпустили?..». Линнуэ резко перебила её мысли: – Ты не понимаешь, о чём говоришь и чего просишь! Ты уже летишь с нами. – Ты не можешь этого решать, должен быть ещё кто-то… – воскликнула Кейт, но та дёрнула её за руку: – Пойдём, я покажу! Она открыла дверь и добавила: – Даже не пытайся искать выход – он всё равно закрыт. Кейт не видела, каким путём они так быстро шли – она всё время оглядывалась, пытаясь представить, куда же нужно бежать, если сейчас вырваться из цепкой руки. Но коридор позади как две капли воды был похож на тот, по которому она ходила до этого, в нём были точно такие же двери, и как пройти к выходу, она не знала… Линнуэ привела её в большое помещение. Здесь были люди и металлические манекены, которые Кейт уже встречала, но теперь никто и ничто не привлекло её внимания, потому что она уставилась в одну сторону – туда, где стена оказалась огромным окном. А за ним… – Не верю! – открыв рот, она глядела, как в тёмном пространстве удаляется шар, облечённый в голубое сияние. Сияние её родной планеты… Она лихорадочно оглянулась. Никто не смотрел на неё, экипаж продолжал следить за приборами, и только на каком-то лице она увидела на миг мелькнувшую жалость. Но не могла поверить, что это – жалость о её судьбе!.. Голова вдруг закружилась, будто от невыносимости вглядываться, как быстро мимо мелькает то, что раньше там, на Земле, она называла «звёздами». Перед глазами резко потемнело, и она побледнела, ощутив вдруг слабость… Линнуэ, следившая за ней, тут же ткнула пальцем стоящий рядом металлический манекен. Тот оказался обычным роботом серии R и, внезапно ожив, усадил Кейт на сиденье. – Слабая! Долго не протянет… – услышала она немного приглушённый мужской голос, понемногу приходя в себя. – Я ведь сказала, что мы уже летим… Она подняла голову: Линнуэ смотрела на неё с какой-то странной жалостью и болью. Кейт снова кинула быстрый взгляд в окно и поняла, что за эти несколько минут Земля вообще пропала из поля видимости. В голове её что-то пульсировало, и она вдруг подскочила, отпихнув услужливую металлическую руку. – Не верю! А где Алекс? Где Макс? Что вы с ними сделали?!.. – она кинулась на ближайшего человека. Её удары были невероятно слабы, но она не замечала… Линнуэ переглянулась с помощником пилота. Не теряя времени, тот нажал кнопку на роботе и, вытянув из открывшегося на его торсе тайника ампулу, дотронулся до шеи Кейт. Через секунду она обмякла и вяло свалилась на металлические руки. – В сектор C её отнеси и приставь к ней RF-7. Нет, RN-2 – он меньше разговаривает. Она хоть и спит, но когда-нибудь проснётся, а ей сейчас лучше многого не знать… – безнадежно махнула Линнуэ рукой и, заметив строгий укоряющий взгляд капитана Кейла, тихо добавила. – Ты просто не знаешь, что это такое – потерять родную планету! – Вряд ли такое твоё восприятие ситуации поможет ей быстрее прийти в себя, – ответил он нравоучительно. – Да она слишком слабая, чтобы выжить!.. – начал коренастый Джим, но капитан строго добавил: – Мы должны помогать даже таким! – Лучше бы на месте оставили… Облучили бы, память стёрли… Вот времена настали – с собой забирать!.. – буркнул тот напоследок, возвращаясь к приборам. – Эй ты! Проверь, чтобы другие бед не натворили… А то мы тут благотворительностью занимаемся… – ткнул он недвижный манекен, который сразу включился в работу и покинул помещение. – Я тоже пойду – подумаю, куда их определить, – Линнуэ, уходя, с неприязнью скользнула взглядом по Кейлу. Помощник удивлённо посмотрел на бесстрастного капитана. Заметив немой вопрос, тот усмехнулся: – Надо быть терпимым! Да и не забывай – она с планеты Эллида. А там все были эмоциональными. – Это их и сгубило! – грубо хохотнул Джим, услышав слова Кейла. Тот жёстко посмотрел на забывшегося работника, и он, тут же вспомнив дисциплину, замолчал. – А это правда? – нерешительно добавил молодой Стим, будто стесняясь своего незнания или опасаясь продолжать разговор на столь скользкую тему. – Правда, – немного понизив голос, ответил своему помощнику Кейл, повернувшись к экрану со звёздной картой и проложенным на ней маршрутом, мигающим мелкими жёлтыми точками. – Ллидианцы, жители Эллиды, от природы были настолько эмоциональны, что забывали об обычных рациональных вещах. Они не предусмотрели, что атмосфера их планеты совсем изменилась, и в конце концов она не смогла их защитить: Солнце прожгло их, когда они этого не ждали. Выжили только те, кто находился в это время в других Солнечных системах. – И Линнуэ – тоже? – недоверчиво уточнил тот, пытаясь понять, как она может оставаться такой молодой – со времени катастрофы, которую лишь мельком упоминают в исторических учебниках, прошло уж более нескольких десятков лет. – Нет, конечно, чудак! Но она из тех немногих, кто ещё хранит чистую кровь ллидианцев – её родители были рождены коренными жителями Эллиды. – Об этом нельзя говорить! – вдруг услышали они резкий голос – высокий черноволосый Тукки оказался рядом так внезапно, будто только и ждал такого разговора. – Вы не имеете права решать, кому и что тут говорить! – огрызнулся молодой человек. – Остынь, Стим! – кинул Кейл, пронзительно всматриваясь в Тукки. – Вообще-то парень хоть горяч, но прав… – капитан здесь я. Так что, пусть я и позволил вам лететь с нами, но свои советы оставьте при себе! А то недолго и прогулку устроить по космосу. В одиночестве… Его тон ещё можно было с натяжкой назвать ехидным или шутливым, но взгляд не оставлял сомнений в серьёзности слов. Правда, высокого брюнета это нисколько не смутило, и он лишь усмехнулся. – Что ж, раз дело дошло до этого… Прочтите приказ генерала Низула, – он бесстрастно вытянул из внутреннего кармана электронную пластинку. – Вы обязаны не только сопроводить меня… – Сопроводить!.. – прошипел Кейл, всматриваясь в слова, означающие, что в этот раз он выполнял не свою обычную работу, отправляясь на другую планету за природными образцами, а сопровождал этого человека, как транспорт, что никак не могло считаться повышением по службе. – … сопроводить меня на Землю и обратно, но и выполнять все мои требования. А сейчас, имея на то особые причины и приказ руководства, я требую от вас молчания по поводу упомянутой женщины. – Какие глупости! Это не я придумал, что она чистокровная ллидианка. Все и без меня знают, кто она, и ей самой никто не запретит говорить о её родственных связях! – Это так. Но искусственно эту тему для разговора поднимать запрещено до получения особого разрешения от начальства. В данный момент этот вопрос курирует генерал Низул, – сухо ответил тот и, развернувшись, ушёл. – Глупо, бессмысленно! – недоуменно повторил слова капитана Стим, возмущённо разведя руками. – Похоже, она под особым контролем, – задумался тот, со злостью глядя в чёрную уходящую спину. – Это их дела, но лучше бы играли в свои игры на другой территории! Для чего нужно было отправлять их с нами в эту поездку – и этого типа с его подручными, и девчонку?.. Как будто нам своих забот мало! И так отчитываться придётся, что землянам на глаза попались, как мальчишки! – Не ваша вина, что поле вышло из строя и корабль стало видно… – попробовал утешить его помощник, но Кейл махнул рукой: – Моя! Я лично проверил перед отлётом всё, что можно было, как делаю это всегда. И всё было исправно, как и приборы невидимости. Очевидно, кто-то приложил свою дрянную руку! И я узнаю, зачем, когда вычислю его. Или её… – К сожалению, чужаков с нами гораздо больше, чем всегда, – тихо подметил Стим. Капитан поймал многозначительный взгляд молодого, но весьма смышлёного помощника. Да, тот был прав – людей, не состоящих в его команде, в этот раз с ними было много больше, чем обычно, и за всеми было сложно уследить… Одной из тех, кого в этом разговоре назвали чужаком, была и Линнуэ. Но она во время этого обсуждения не занималась ничем подозрительным и просто сидела в одной из пустых кают корабля, в кресле цвета серых мокрых туч. Как ни странно, она любила эту мебель – как и диваны той же марки, они приобретали определённый цвет в зависимости от настроения сидящего. Простые внешне, они состояли из весьма сложной конструкции, считывающей эмоциональные импульсы с того, кто был с ней в контакте. На Авалей – планете, куда они сейчас направлялись, – такой мебели давно дали шутливое название: «Твоя радуга». И не каждому она была по вкусу – не всем нравилось, что окружающие могли увидеть, что творится у них в душе. Но в таких экспедициях, как эта, она была незаменима – её использовали, чтобы следить за членами экипажа и контролировать их настрой, ведь структура мебели помогала вовремя заметить любое отклонение от позитивного настроя, способное привести работника к каким-либо досадным ошибкам в работе. Некоторым членам группы это совсем не нравилось, но только не Линнуэ – эмоциональную девушку это не смущало. Наоборот, когда она радовалась, мебель приобретала яркие тона – и ей было очень приятно на них смотреть, а когда грустила, то серый цвет, что начинал её окружать, будто говорил, что сам понимает её. И ей становилось даже чуть-чуть спокойнее – от того, что у неё будто бы есть поддержка. Сейчас ей тоже было грустно. После встречи с земной девушкой она снова вспомнила, как это тяжело – потерять родную планету. Нет, самой ей никогда не приходилось этого чувствовать – это ей рассказали и показали родители. И даже им не пришлось этого испытать – это знание они получили в наследство от своих родственников, которым и досталась та страшная боль от гибели Эллиды. Эллида была небольшой планетой на краю Солнечной системы SF-3: третьей системы из ряда SunFlame. Она находилась недалеко от первых Солнечных систем в значении SN, SunNormal – с более привычной для человека интенсивностью солнечных лучей в отличие от систем SF, которые имели по целых три Солнца. Этот солнечный огонь и сыграл главную роль в развитии жизни разумных существ на поверхности планет этих систем – она была только на Эллиде в системе SF-3. Поверхность остальных же была сухой, выжженной, непригодной для привычной жизни, а атмосфера была раскалена до такой степени, что даже подлететь к ним было проблематично – не выдерживали приборы. С Эллидой же дело обстояло по-иному. «Откуда пришли первые ллидианцы?», – этот вопрос был актуальным ещё сотни лет назад, но современной исторической науке это до сих пор неизвестно – много нужной информации кануло в небытие за всё то время, что Эллида была населена – слишком часто менялись настроение, мода, мысли… Настолько часто, что оказалось утеряно много исторических данных, забыто много историй, и только остатки древних легенд ещё иногда всплывают в тех или иных устах. Точно известно лишь, что предки современных ллидианцев придумали, как обойти огненное пламя солнечной триады. Они сумели не только наладить защиту от солнечных лучей, но и мастерски соорудить мощные приборы – напоминающие пушки, в постоянном режиме выпускающие энергию, те создавали отдельные, защищённые от энергии Солнца пространства–коридоры. Через них корабли с Эллиды благополучно миновали разрушающее огненное пространство, отправлялись в другие Солнечные системы и возвращались обратно. Планета была надёжно укрыта плазменным куполом, созданным на уровне стратосферы. Его контролировала целая флотилия космических кораблей и пункты командования на самой поверхности. Ничто не могло предвещать Эллиде трагичного конца, и всё же что-то пошло не так: купол дал сбой, и планета буквально сгорела за считанные минуты – никто не успел даже подумать, что такое вообще возможно. Эта страшная история до сих пор будоражит головы, а беспокойные учёные продолжают придумывать всё новые версии случившегося – но только те, кто уж слишком хочет напомнить о самом себе всему миру, ведь о трагедии Эллиды, по крайней мере на Авалей, почему-то стало принято умалчивать, будто высшее командование отдало приказ жить дальше, не помня о прошлом, пусть и прошлом другой планеты. И всё-таки это не очень удалось – никто не мог предвидеть, что ллидианцы, которые в это время были в иных Солнечных системах, в момент гибели своего дома, своего народа почувствуют это так, как если бы там находились они сами. Сначала над отдельными ллидианцами, осмелившимися объяснить, что они ощущали, смеялись. Но когда оказалось, что их на самом деле гораздо больше, чем сотня безумцев, это приняли во внимание. Рассказы таких людей, с разных концов света, незнакомых друг с другом, разных возрастов и с единственной схожестью – все они были коренными ллидианцами, оказались практически идентичными. Так они сумели доказать свою чувствительность, и их слова, наконец, приняли во внимание, – как и то, что эти люди могут ощущать так много, что за ними стоит присматривать. Времена в мире такие, что лучше иметь в виду всякую полезную – или потенциально опасную – силу… Коренных, кровных – теперь их осталось так мало! Выжившие ллидианцы рассеялись по миру, в их семьи проникла чужая кровь. И только в редких случаях можно ещё с уверенностью сказать: «Это – истинный ллидианец!». И вот Линнуэ. Даже её имя – это дань её истинной Родине, которой она была лишена; это название редкого растения, цветущего раз в двадцать лет под светом тех трёх Солнц, что сожгли Эллиду… И она, как камера хранения, навеки задержала в своей памяти и в своих чувствах то, что было когда-то давно и не с ней. Она сидела в кресле цвета своей печали и грустила – о днях ушедших, о том, что видела своими ощущениями и до чего не могла дотронуться. О том, чему не могла помочь, хотя чувствовала при каждом воспоминании ту боль, что донесла ей её собственная кровь, когда-то также тёкшая в жилах тех, кто на самом деле это испытал. И теперь она боялась, что такую же боль будут терпеть земляне, которых им пришлось забрать с собой в этой поездке… Сами же земляне ни о чём таком и не думали! Они просто спали – да так спокойно… Но если к Кейт приставили робота для повторного введения снотворного во время полёта, то с молодыми мужчинами поступили достаточно просто – на них совсем не стали тратить ампул и поместили в две смежные дрим-камеры. И если бы теперь они не спали, то с большим интересом рассмотрели бы это место, а точнее, свои койко-места, напоминающие ящики шкафа. Особенно, если бы знали, что именно в такой комплектации подобные камеры найти крайне сложно даже на Авалей, где те и были разработаны. Редкость такой конструкции заключалась в особой интеллектуальной системе, способной самостоятельно рассчитывать количество снотворного, которое требуется конкретному организму на заданное время. Кроме того при заявленной необходимости система могла добавить и препараты, организующие некие бонусы: временную дезориентацию и небольшую слабость. Дрим-камеры именно с подобными функциями невозможно найти в бытовом применении; выпущены они в ограниченном количестве и допустимы для использования только в среде военных. Наличие же подобных камер на корабле облегчало процесс как доставки, так и высадки на новой для них планете бедолаг, которых угораздило не вовремя увидеть космический корабль авалейцев. Конечно, поначалу, когда дрим-камер не существовало, обходились вполне обычными способами – как и упоминал болтливый Джим, просто стирали память. Теперь же было иное время… – несколько лет назад некоторым добропорядочным капитанам, уже доказавшим свою верность правительству, поступил новый приказ: забирать любопытных землян с собой. Любопытных – означало, тех, кто по какой-то причине заметил корабль. Это было делом сложным, ведь, как ни крути, космическое судно было сделано не на коленке и вполне хорошо защищалось полем невидимости, созданным специально для временной посадки на поверхность Земли и работающим именно в её условиях. Тем не менее иногда случались и казусы, например, как в этот раз. И так как капитан Кейл считался вполне надёжным и в числе некоторых других также получил упомянутый приказ, то он должен был в подобном случае забрать землян с собой, что он и сделал. Впрочем, говоря Стиму, что за них придётся отчитываться, он немного лукавил – он прекрасно помнил, что за их доставку ему будут лишь благодарны… Деталей, для чего на Авалей нужны были земляне, он не знал, но никогда и не задавал лишних вопросов, будучи отлично вымуштрованным и без каких-либо сомнений в своём начальстве. Так что, как и было приказано, все трое землян, попавшихся в этой экспедиции на его пути, теперь спокойно спали, а двое из них ещё и проходили проверку на переносимость их организмами необычного состава препарата в дрим-камере. До того же, как их так отключили, единственное, что удалось сделать Максу, отправившемуся искать друга, – так это найти его. К сожалению, ни одному, ни второму, это уже ничем не могло помочь. Когда брыкающегося физика запихивали в камеру, в соседнем окошке он увидел Алекса. Тот как раз засыпал, но успел объяснить, что, пока ждал их с Кейт в лесу, сам и не заходил в корабль, а просто фотографировал на вполне приличном расстоянии… – … а от корабля протянулось странное щупальце… не металлическое, нет. Плазменное, – зевнув, но ещё борясь со сном, продолжил он. – И утянуло меня внутрь. Там меня засыпали вопросами – чего это я слежу… Что я вижу… И вообще – почему я вижу корабль… – он опять зевнул. – Почему я вижу их корабль?! Поставили его перед нашим носом и удивляются! Чудаки… Хорошо хоть, ты Кейт не привёз… – Привёз, – хрипло ответил Макс, содрогнувшись при мысли, что и её могли заметить. – Жаль… а я… бы им… Больше фотограф не произнёс ни слова, и физик вскоре тоже заснул обычным человеческим сном. Проспали они много часов и не проснулись, даже когда судно вошло в атмосферу планеты Авалей. Плавно опустившись на военном космодроме, корабль замер. На землю откинулся металлический трап. – Грузите! – равнодушно махнул рукой Кейл, скучным взглядом скользнув по выползающим наружу крытым носилкам – внутри, упакованная полосами тёмного материала, лежала спящая Кейт. За ними двигались следующие. – С сопровождающими отправить? – уточнил Стим, делая пометки на электронном табло в своей руке. – Не надо! Роботы справятся, – отвернулся тот. – Генералу не понравится… – Не имеет значения. Скажем, что при посадке с кораблём возникли незапланированные неполадки и весь экипаж нужен был на месте. – Но… – Ступай! – раздражённо махнул рукой Кейл. – Мне и так ещё самому всё это объяснять придётся, так что отправь их с роботами. Выговором больше, выговором меньше – какая разница! – Будет сделано! – помощник восторженно посмотрел на капитана. Из корабля вышла Линнуэ. Её ожидал особый транспорт с личным водителем – она собиралась сама доставить земную женщину в пункт назначения. Носилки влетели внутрь, и спустя мгновение транспорт набрал скорость, чтобы ринуться по воздуху вперёд, всего в метре от поверхности земли. Глава 2 «Добро пожаловать на Авалей… Добро пожаловать на Авалей! Добро пожаловать…». Кейт резко подняла голову с подушки, а внутри всё продолжал звучать металлический голос RF-7 – весьма дружественного робота серии RobotFriend, которого приставили наблюдать за ней вместо запрошенного Линнуэ робота-медсестры RN-2. Покрутив головой по сторонам и поняв, что не знает этого места, она подскочила к окну, не веря, что последние воспоминания, кажущиеся ночным бредом, могут оказаться реальностью. И обнаружила всё же, что прошедший день был не сном… Конечно, она не видела, как, прорвавшись через белые облака, корабль опустился на поверхность Авалей – главной обитаемой планеты Солнечной системы SN-1, SunNormal-1, – но теперь, глядя в окно, сразу поняла, что это действительно уже не её планета… На улице не было ни деревца, ни даже намёка на траву. То, что были сами улицы, она не сомневалась: напротив она видела здание с необычной облицовкой, казавшееся полностью прозрачным и изящным своей чистотой и тихим мерцанием. Это была лишь иллюзия – на самом деле через него нельзя было рассмотреть, что же внутри, и выглядело оно так только из-за отражающихся на необычном материале солнечных лучей. Дальше за ним и сбоку высились такие же здания, и Кейт прекрасно поняла, что и сама находится в подобном. Наверху каждого были многоярусные стоянки, и она быстро догадалась, почему к ним не ведут дороги – это были стоянки для летающего транспорта: поминутно что-то поднималось в воздух и улетало или, наоборот, прилетая, замирало на блестящей плоскости одного из ярусов. Отойдя от окна, она быстрым взглядом окинула комнату и, не найдя ничего, что бы её сейчас заинтересовало, двинулась к выходу. Осторожно повернув ручку, она толкнула дверь. И тут же наткнулась на Линнуэ. – Как себя чувствуешь? Та прямо сияла доброжелательностью, и Кейт чуть не передёрнуло от возмущения. Она так посмотрела в ответ, что Линнуэ даже не стала ждать слов и сразу добавила: – Пора покушать, а потом покажу, что захочешь! Схватив Кейт за руку, она потянула её на кухню и, плюхнув на стул, всучила пару пакетов с рисунком какого-то болота на размытом из-за тумана фоне. – Если думаешь, что после еды я подобрею, то очень ошибаешься! – сквозь зубы процедила та, но внутрь заглянула. Увиденное не порадовало: зелёные и на вид скользкие лепешки с неровными краями, будто уже кем-то покусанные, особого аппетита не вызывали. – Нет, но я думаю, что тебе нужны силы. – А что ты такая заботливая?! В плен забрали, ещё и учат… – Ты сама виновата. Это ты вошла в корабль, хотя тебя не приглашали! – заметила Линнуэ, сдержав появившееся раздражение – всё-таки она искренне пыталась помочь, но, похоже, ценить это никто не собирался! – Прошла бы мимо или переждала за деревьями – тебя бы никто и не заметил, и сидела бы до сих пор на своей планете! Кейт закусила губу, но тут же нашлась: – А кто позволил вам посещать чужую планету и устанавливать на ней свои правила?! На своей планете мы заходим туда, куда хотим, ведь это наша земля, а на ней – наши предметы! – Что ж, это правда… Но у нас нет другого выхода, – Линнуэ вдруг нерешительно потёрла руку, не зная, что ещё можно сказать, не нарушая важных тайн. – Мы просто пытаемся выжить. Наша планета на грани, на грани… Если мы сейчас ей не поможем, то всё живое, что есть на ней, погибнет, исчезнет навсегда… – Да ведь у вас и так ничего нет! – не удержалась Кейт, вспомнив слишком техногенный пейзаж за окном. – Так кажется – так только в городе. А в остальных местах, везде, где только можно, мы высаживаем и сады, и леса… – Земля-то тут при чём?! – Ну, я бы не хотела рассказывать… Со временем ты сама бы всё узнала, почитав историю, послушав умных людей; поняла бы лучше… Кейт посмотрела так презрительно, будто видела перед собой обманщицу, и Линнуэ продолжила, сама того не ожидая и мысленно удивляясь своей внезапной откровенности. – Много лет назад на нашей планете погиб весь растительный мир. А вскоре такая же страшная участь стала накрывать и водные просторы – не в таком большом объёме, к счастью, но наш мир всё равно резко изменился. Семена, которые мы вновь высаживали, не выживали – почва перестала принимать посевы; животные, не найдя пропитание, гибли. Само собой, мы пытались им помочь, привозили пропитание с других планет… Мы – это наше правительство, конечно, – добавила она. – Наша жизнь была на грани – вслед за животными должны были бы погибнуть и мы… Но мы боролись и боремся до сих пор! Наши экспедиции отправлялись на разные планеты для сбора семян и саженцев, чтобы восполнить утраты. Целые рейды делались в разные Солнечные системы для поиска образцов, но никакие не подходили! Ничто не выживало, и мы до сих пор не знаем, почему наша земля так изменилась… А потом мы привезли семена оттуда, откуда вовсе не ждали результата! Кейт слушала внимательно. Её так захватил этот рассказ, что она даже стала придумывать название для статьи, совсем забыв, что уже не пришлёт текст в редакцию… – И что помогло? – Подходящие образцы оказались на Земле, на твоей планете, – помедлив, ответила Линнуэ. – Но почему тогда вы не обратились к нам?! Неужели решили, что люди бы не поняли?! Мы бы всё поняли, помогли бы… – К сожалению, по приказу Совета Галактики мы не можем так поступать. Все отправленные экспедиции на Землю, – и в настоящем, и в прошлом, – приносят только одни отчёты: вы ещё не достигли такого интеллектуального и технического развития, которое позволило бы вам сообщаться с другими формами разума на равных. – Да как вы вообще можете такое решать?! – вспыхнула от возмущения Кейт. – У вас ведь даже кораблей нет, чтоб преодолевать космические пространства с нужной скоростью, – удивилась Линнуэ. – Зато мы можем понимать чужую боль, а это, очевидно, умеют не все, раз вы так легко забираете людей с их планет! – зло ввернула та. – Зачем меня притащили сюда? Если ваши экспедиции приносят хоть немного верной информации, то вы наверняка должны знать: что бы я ни стала говорить на Земле о вашем корабле, о том, что я якобы видела или слышала, – у нас этому никто не поверит! Даже если бы у меня были фотоснимки – сказали бы, обычный монтаж. Да даже если бы у меня было интервью с кем-то из вашего экипажа, заснятое на камеру, – всё равно решили бы, что это обман! – И впрямь… – недоуменно ответила Линнуэ, задумавшись. – Наверное, я просто не знаю всех фактов. В правительстве, – а у меня там знакомые… – в правительстве говорят, что так надо. А они не могут ошибаться. Кейт открыла рот, чтобы возмутиться, но внезапно осеклась, заметив её глаза – в них была такая искренность… – И часто вы привозите людей с Земли? – проглотив возмущение, осторожно уточнила она, решив, что лучше попытаться хоть что-то выяснить, чем явно конфликтовать. – Бывали случаи, но это дело прошлое… Ты не думай, что это от злости – это ведь и нам не особо на руку. Это просто защита – гарантия, что никто не узнает про наши беды. Расходы те же… – вас ведь обеспечат, как надо, чтобы не пришлось ни работать, ни бедствовать. – Кого это – вас – Тебя и тех двоих, кто увидел корабль чуть раньше. – Алекс, Макс?! Они рядом, здесь же? Кейт выскочила в коридор, чтобы распахнуть двери в остальные комнаты. Но там никого не было. – Нет, эту квартира одной тебе отвели… А ты с ними знакома? – Это мои брат и друг! Где они? – Не знаю, – смутилась та. – Как это? – Их распределением занимался капитан Кейл. Ты его уже видела. – И что теперь делать, как их найти? – Я попробую это выяснить, если тебе нужно. – Если нужно?! – возмутилась Кейт. – Да ты, видно, совсем не понимаешь, как важно быть рядом с любимыми людьми! – Ладно-ладно, успокойся! – Линнуэ, будто ободряя, задержала руку на её плече. И Кейт сразу вспомнила действие ампулы – ей мгновенно полегчало, будто весь груз мыслей и душевных мук внезапно притупился. – Присядь, вот тут! – ллидианка подтолкнула её обратно к кухне. – Давай поедим! Ты, наверное, нервничаешь уже от голода… А если тебе встретятся джанрайцы? Ты не сможешь вести приличную беседу! Она явно шутила, но было непонятно, о чём. – И кто это – джанрайцы? – недовольно спросила Кейт. – Это такие существа. Известны тем, что очень много знают. Даже про секрет воздушных нитей, которые используются далеко не на каждой планете. – Что за воздушные нити? – В окно посмотри. Видишь, какие там балконы? Кейт выглянула в окно. В отличие от зданий, которые она видела из спальни, здесь у дома напротив на некотором расстоянии от стены можно было разглядеть дополнительные площадки. Похожи они были на отдельные крытые кабинки, кое-где покрытые матовым материалом, но в основном окружённые огромными прозрачными стёклами. – Они что, висят в воздухе?! – Нет, что ты! – использовать технологию нагнетания антигравитационного поля для бытового строительства слишком затратно! Да тут и ясно – туда ведь ещё и пройти нужно. Если б пол висел в воздухе, добраться можно было бы только летающим транспортом, но площадка для него мала, поэтому там протянуты коридоры – сделаны из особого прозрачного материала и держатся как раз на воздушных нитях. Они очень эластичные. Не знаю точно, что там в составе, – это проходят на курсе строительной инженерии, – но разогретую смесь, кажется, разливают в специальные формы, потом остужают и замораживают. Нити сжимаются – так их легче вынимать из форм; и заодно проходят проверку на прочность и возможность использования в строительстве. Ты слушаешь?.. – заметила она, что Кейт слишком задумалась. – Я не поняла… – О, не бери в голову! Потом сама всё увидишь, и станет ясно. Только, конечно, про джанрайцев я пошутила – на самом деле встретиться с ними невозможно. – Почему? – Они очень далеко живут. Мы говорим, что они находятся между миром Света и Гранью… – усмехнулась ллидианка, будто этой заученной из учебников или справочников фразе не верила сама. – Планета Джанрай… Никому нельзя увидеть её, закрытую потоком солнечного света; и это единственный случай, когда Солнце не жжёт… Говорят, у них сияющие волосы… Но не это даёт им Солнце, а другое – они богаты информацией. Такое множество идей, какое приходит к ним, нам и присниться не может! Они как будто сами – просто мысль… Говорят, они никогда не улыбаются – ведь идея существует, но не имеет эмоций… Стоит им задать вопрос – и они уже знают ответ. Знают ответ, даже если ты спросишь о будущем… Я бы хотела с ними встретиться… чтобы узнать о прошлом, – тихо добавила она и замолчала. Кейт не торопилась нарушить затянувшуюся паузу. Ей было о чём подумать – к примеру, не принимает ли собеседница её за наивную дурочку?!.. Или, может, той с детства полюбилась детская сказка, и она до сих пор в неё верит? Ведь, судя по этим мягким светлым глазам, затуманенным вспоминанием рассказов о джанрайцах, сама Линнуэ считает свои слова более-менее правдивыми… – Если они настолько далеко, что их невозможно найти, то как вы с ними пересекаетесь? – в конце концов, уточнила Кейт. – Ты, кажется, не поняла: нам и не нужно с ними пересекаться, то есть встречаться, если ты это имеешь в виду. Они – обычные жители своей планеты, и её, как я уже сказала, не достигнуть, даже если перед глазами лежит самая полная Звёздная карта. Их никто бы и не трогал – живут себе и живут… Но из-за того, что нам известно то, что они как будто бы проводники всех идей, которые есть во Вселенной, мы изредка нарушаем их покой, обращаемся за помощью – когда у нас возникает вопрос, для которого мы сами не можем найти решение, мы направляем его к ним через своё Солнце. А потом получаем ответ. – Объясни ещё раз?.. – Кейт прищурилась, внимательно всматриваясь в Линнуэ, которая, – это казалось всё-таки более вероятным, – была немного не в себе. – Ну, у нас есть центр для таких случаев: когда нам что-то нужно, какая-то идея, – например, учёные долго не могут разобраться со сложной задачей, – мы пишем свой вопрос на электронный носитель, на бумажный… И отправляем эти записи с кораблём, поставленным на автопилот, к нашему Солнцу, – пожала та плечами, будто теперь всё совсем должно было стать ясно. – И что? – Что ж тут непонятного? – донельзя удивилась она. – Наше Солнце связано со всеми подобными звёздами Вселенной. Это что-то вроде портала… – Какого ещё портала? Вы что, можете с одного Солнца попасть сразу на другое?! – В общем, это зафиксировано в официальных документах, которые описывают, что такое Солнце. – А доказательства?! – вспылила Кейт. – Какие доказательства? – Кто проверял, что это возможно? Кто, побывав на одном Солнце, не сгорел, а попал в район другого Солнца, а?! – Честно сказать, исторически таких фактов не зафиксировано… – смутилась та. – Ну вот! Ваши учёные просто лгут! – Но ведь в случае с джанрайцами работает? – когда мы отправляем на своё Солнце корабль с записями вопроса, он доставляет… – она закашлялась и поправилась, – предположительно, доставляет их на Солнце той системы, где Джанрай. И они получают наши вопросы, а в ответ дают свои идеи. – Как? От Солнца возвращается ваш корабль? – Нет, – не уловив иронии, серьёзно ответила Линнуэ, – наши учёные в какой-то момент, наконец, просто обретают это знание, будто оно всегда было с ними; находят решение… – Так, может, они и сами, без корабля, со всем бы разобрались? Нужно только дать время. – Не думаю, это ведь джанрайцам Солнце даёт полное знание. Их сны говорят им то, что они хотят знать; их глаза впитывают солнечный свет, который наполняет их информацией. Они просто научились через время и пространство передавать свои знания, идеи другим – тем, кто готов их принять… Ты слушаешь? Кейт не ответила – одно слово резко окунуло её в прошлое: «Сны»… Задумавшись, она позволила воспоминанию утянуть себя туда, далеко, и снова оказалась там, где красный песок в горле мешает дышать и кроваво-багряное солнце позволяет только закипеть, закипеть, как смола в чане над не прогорающим костром. В прошлом, которого не было, – в каньоне… … она стояла, не пытаясь оторваться от созерцания красного неба над головой. Оно говорило с ней, кровавое солнце. Закатные лучи заполняли её глаза, пропитывая до глубины души. Она не знала, как попала сюда, и даже не думала об этом; мыслей вообще не было в этот момент, в этом мире. Казалось, их вообще никогда не было и не могло быть ничего, кроме этой нескончаемой энергии, заполняющей душу. Сама душа в этот миг ощущалась, как сосуд, в который внезапно начали наливать живительную влагу. И Кейт даже представить не могла, что когда-нибудь почувствует её такой пустой, как амфора с давно выпитым содержанием… Сияющий солнечный поток с каждой секундой наполнял её все больше. Глаза стали проводником – от солнца в глубины души. И вскоре тело обрело свежую силу, и она почувствовала лёгкость, словно больше ничто не утяжеляло её земного бытия. И навсегда запомнила это ощущение и это невероятное красное солнце над каньоном. Высохшим, но, казалось, более живым, чем она сама в тот момент… С трудом отпустив воспоминание, Кейт заметила, что Линнуэ смотрит на неё напряженно и даже подозрительно, и поторопилась опустить взгляд в тарелку. Там красиво, как это было возможно, были выложены лепёшки. – Это маска для лица? – уточнила она, надеясь, что едой будет всё же что-то иное. – О, это «Жнакс нимф». Очень вкусная вещь! – оживилась ллидианка, будто это было её любимым кушаньем. – В болотах планеты Крендал встречаются жнаксовые листья, и эти милые существа, нимфы, делятся с нами своими запасами жнаксов. Их даже почти не надо готовить – так, пропекают немного со специями. Можно полить соусом. И, знаешь, они такие полезные! У нас не растут… А там, представляешь, вся планета – один большой лес и болота. И сами они такие красавицы, эти нимфы! Длинные волосы, зеленовато-жёлтые; бело-зеленые тоже встречаются, но редко. Они поют очень красиво. Правда, от их песен можно заснуть и не проснуться, если не разбудят… – И что, они живут в болотах? – Нет, на деревьях. Но ты попробуй, это очень вкусно! – А сама не будешь? – Я пока сыта. – А у меня не вырастет ничего… зелёного? – не торопясь есть, продолжала та рассматривать лепёшку, подозрительно кажущуюся надкусанной. Линнуэ, видя, что за жнаксы браться она не спешит, попыталась уверить её в высоких вкусовых качествах продукта и извинилась, что иной еды у неё с собой нет. Так что голодной Кейт всё равно пришлось взять, что дают. Осторожно надкусив лепёшку и тщательно протерев на языке, она поняла, что незнакомое кушанье всё-таки что-то ей напоминает. Впрочем, она сразу поняла, что именно: как и говорила ллидианка, это была трава. Ароматная, хорошо поджаренная и пропитанная специфическим пряным соусом, и даже немного похожая на хлебные лепёшки, но – трава, с ярко выраженным травяным вкусом и лёгким запахом, весьма напоминающим болото. Хотя, возможно, этот знакомый запах Кейт всё же придумала сама… – Вот поешь и пойдём по городу гулять. Покажу тебе тут всё! – воскликнула Линнуэ, со странным воодушевлением наблюдая за тем, как она ест. – Только если пойдём туда, куда я захочу, – ответила та, пытаясь справиться с очередной лепёшкой – после первых двух голод почему-то разъярился ещё больше. – И куда это? – Космодром, – произнесла она коротко, на секунду оторвавшись от тарелки, чтобы взглянуть на удивлённое лицо. Ллидианка действительно изумилась. – Зачем? – осторожно уточнила она, надеясь на более-менее адекватный ответ: к примеру, на такой, что земная девушка просто немного не подумала об обстоятельствах, в которых оказалась, о том, что её, забрав с Земли и не совсем добровольно поселив на Авалей, вряд ли легко пропустят на космодром, откуда можно улететь с этой планеты… На такой ответ она нашла бы, что сказать и как утешить. Но всё стало бы гораздо сложнее, если б то спокойствие, с которым Кейт, будучи ещё недавно совсем не в духе, теперь произнесла это слово, было следствием действия чего-то специфичного на её сознание, – например, особого препарата, который по поручению руководства был в лабораторных условиях добавлен в эти самые жнаксы… Кейт равнодушно пожала плечами, словно не замечая её беспокойства. – На Земле таких объектов нет, хочется посмотреть. Наверняка, там интересно! А городов и улиц и в моём мире много – насмотрелась уже. «Неужели слишком большая доза?! – испугалась Линнуэ, весьма желая теперь, чтобы землянка снова, как ещё недавно, посмотрела бы на неё ехидно или возмущённо, как и следовало бы недовольному пленному. – Действие на подсознание должно оказываться медленно, чтобы со временем постепенно перейти на сознание. Но что, если препарат на неё так действует?! Надо срочно сообщить!». – Не думаю, что туда пустят, – вслух произнесла она, надеясь, что голос не выдаст внезапного волнения. – А почему? Ты же говорила, я буду тут обеспечена, чем надо, чтобы жить, как обычный местный житель. Так почему ж я не могу пойти и посмотреть на свой родной космодром? – Кейт продолжала откусывать лепёшку, иногда посматривая на встревоженную Линнуэ. И она действительно была гораздо спокойнее, чем в начале разговора – всё потому, что она поняла одно: просто так ей никакую информацию тут не дадут, а значит, надо казаться спокойной и дружелюбной, чтобы, расслабив собеседника, суметь выяснить что-нибудь полезное. Демонстративно медленно, пряча всякий намёк на бурю возмущения и страха, которые на самом деле толпились в ней, Кейт подлила густую белесую питу в свой бокал и, с видимым удовольствием осмотрев его, даже прищёлкнула языком, показывая, как он ей понравился. Он действительно был красив: изящный узор, прорезанный в гранях, сиял голубым – мягкое свечение создавало защитные стенки, не позволяющие напитку пролиться через прорези. – Так и есть, – подбирая слова, настороженно следила за ней Линнуэ. – Всё, что хочешь! Можешь в любой момент приказать своим роботам купить какой-нибудь товар, или заказать услугу, или… – А у меня есть сейф? – мягко улыбнувшись, с удовольствием отпила из бокала Кейт, всё больше входя в роль благодушной, дружелюбной особы, за приятной беседой с которой можно выдать всякую полезную информацию… Увидев вопрос на лице ллидианки, она пояснила. – Откуда я возьму денег на покупки? – Они уже лежат на твоём счёте в банке. – И мне нужно постоянно держать при себе лист с номером счёта? – Что ты! Такая устаревшая схема… Пойдём покажу, как это сейчас делается! Линнуэ поднялась и, ожидая, когда Кейт сделает последний глоток питы, окинула стол быстрым взглядом, высчитывая, сколько препарата та приняла в себя во время еды. Сдержав вздох и немного беспокойно улыбнувшись, она вышла из кухни и пошла по коридору. Остановившись у одной двери, Линнуэ указала Кейт на кнопку рядом и нажала. Перед ними оказалось весьма просторное помещение, но невероятно пустое. Дополнительную иллюзию пространства добавлял экран во всю ширь одной стены. Линнуэ уверенно провела по воздуху рукой; экран включился, по центру выдвинулась незаметная до этого панель со множеством прозрачных кнопок с подсветкой. – Ну вот, – подойдя, нажала она одну. – Появляется меню и выбираешь, что хочешь. Нужен магазин? – вот здесь список всех магазинов. Открываешь, смотришь товары: продукты, одежду, мебель… Хоть космический корабль! – пошутила она и быстро поправилась, мельком скосив взгляд на Кейт, – если денег хватит. Можно даже роботов купить – только потом подождать придётся, когда проведут технические работы: подтвердят твою личность и привяжут к новому роботу твою информацию. – Это значит, все мои роботы знают всю информацию обо мне? – осторожно уточнила та, вспомнив несколько металлических корпусов, стоящих в одной из комнат этой квартиры. – Да, но каждый – в своей степени, то, что он должен знать. К примеру, Robot-Householder, серия RH, ведёт записи предметов, которыми ты владеешь, которые есть в твоём доме, то есть это хозяйственник… Но в некоторых случаях он же может иметь и информацию о твоём счёте в банке – это если у тебя нет специализированного для этого робота серии RB или хотя бы предназначенного для покупок Rob-Customer RC. Конечно, есть модели, которые сочетают в себе одновременно несколько совершенно различных профилей, но достать их можно только по запросу в военном ведомстве… – Линнуэ осеклась, решив, что об этом лучше не упоминать, – или на других планетах. Впрочем, покупка роботов, произведенных в других системах, у нас не приветствуется, и за их ввозом строго следят, так что тебе вряд ли удастся их так просто заполучить. Ещё, говорят, у нас на чёрном рынке можно приобрести военные образцы, но, думаю, это просто смешные слухи! – на нашей планете не может быть никаких чёрных рынков, по крайней мере, я о таком никогда не слышала. У нас очень добропорядочные граждане… Кстати, тут где-то есть список всех типов роботов, нужно только поискать… Она потыкала кнопочки на панели, но следующий вопрос Кейт так удивил Линнуэ, что она даже оторвалась от экрана, чтобы взглянуть на неё. – Я ведь могу и сама в магазин? – А зачем? Это так старо! – А если я хочу увидеть товар перед тем, как выбрать? – Так тут всё есть! Вот, к примеру, 3D-проекция. Ллидианка щёлкнула по нескольким кнопкам, и выбранное для просмотра кресло, внезапно выскочив из экрана, спроецировалось прямо по центру комнаты. – Здорово как! – Кейт действительно была впечатлена: кресло казалось почти настоящим. Но она ещё раз повторила: «А если я всё равно хочу пойти в магазин? Где найти адреса, карту города?», и Линнуэ на миг подозрительно прищурилась. Впрочем, она тут же подумала, что и не заставит землянку вечно сидеть в этих комнатах, тем более что и полученные ею распоряжения этого не требовали… – Можешь, – пожала она плечами почти равнодушно, будто этот вопрос её не задел, – только это ещё старее, чем даже отправлять за покупками робота-помощника; так уже никто не делает, всё ведь привозится на дом. Да и как таковых магазинов-то уж нет, это скорее виртуальная система, в которой отслеживается потребность в каком-нибудь товаре. А готовые товары лежат на складах, откуда доставляются сразу покупателю. – А куда ходят жители? – По-разному: на представления, выставки; путешествуют по красивым местам других планет… – Так у вас тут все богатые, что ли? – Ну, для таких прогулок особого богатства не надо – достаточно иметь подходящую аппаратуру. А вот чтобы купить настоящий корабль! – это да: надо или быть богатым, или работать в соответствующей структуре. – Как же вы путешествуете? – не поняла Кейт. – Это голографические прогулки. Кстати, это очень удобно: вот хочешь ты попасть на представление, например, театрализованное, – подключаешься к нему и практически вживую находишься среди толпы людей; только тронуть их не можешь… Но тебе ведь это и не надо, верно?.. Можешь общаться с ними, рассматривать, кто в чём пришёл, а на деле вовсе не тратишь никаких усилий на поездку, да и в других вещах экономия и комфорт получаются! – опять с некоторой гордостью, которую она не смогла скрыть, объяснила Линнуэ: ей всё больше нравилось рассказывать, как великолепно у них налажена жизнь. – Невероятно! – выдохнула Кейт, едва вспомнив свою роль положительного человека. – Это вы… интересно придумали! – Хотя ты права: некоторые экстравагантные товарищи, несмотря на отличную технику, всё равно иногда сами выбираются в центры представлений, и даже отправляются на другие планеты. Правда, это опасно и гораздо дороже. – Почему опасно? – Как объяснить… – задумалась та, подбирая слова, чтобы не дать лишней информации. – Жители некоторых планет… как бы сказать… не любят чужаков. А другие жизненные формы могут просто не обладать техническими знаниями, равноценными тем, что есть у нас, и к ним запрещено соваться. Поэтому, чтобы самому путешествовать по другим планетам, нужно знать не только звёздную карту нашей Солнечной системы, но и хорошенько изучить различные информационные источники, к примеру, энциклопедическую серию: «Формы жизни планет Солнечной системы SN-1: от А до Я». Кстати, она в своё время была очень популярной… – А на планетах в иных Солнечных системах вы не бываете? – взгляд Кейт был спокоен, будто её вовсе не трогала эта тема – тема того, как отправиться в другую Солнечную систему, обратно на Землю, куда с Авалей, очевидно, отправлялись только исследовательские суда. – Нет, отчего же… Но не все космические корабли одинаково оборудованы – лишь на некоторых моделях встроены звёздные карты других миров. Да и количество топливных баков у них побольше. – А откуда ты всё это знаешь? Ты очень умная или где-то специально училась? – простодушно посмотрела на неё Кейт. – Я когда-то обучалась на космическое пилотирование, но пришлось бросить… – Это дико интересно! Я тоже хочу летать! – перебив, восторженно всплеснула та руками. – Так мы идём смотреть мой родной космодром? Линнуэ взглянула, уже не скрывая недоверия и тревоги – она всё никак не могла поверить, что препарат, добавленный в жнаксы, подействовал столь быстро и сильно! Но взгляд землянки был по-детски чист и добродушен, и ей пришлось усомниться – только уже в своём сомнении. – Я постараюсь что-нибудь придумать, – сдалась она. – А ты ещё осмотрись тут, и пойдём гулять! Оставив Кейт в комнате с экраном, ллидианка кинулась на кухню, к последнему пакету со жнаксами. Попробовав кусочек, она тут же выплюнула его, поняв, что доза действительно была выбрана учёными слишком необдуманно! Не теряя времени, она собрала и выбросила остатки еды. Сомнений у неё больше не было – новоиспечённая авалейка находится под действием препарата и потому столь спокойно теперь относится к потере родной планеты, к тому, что на самом деле её принудительно увезли… Вытащив из кармана электронное устройство в виде небольшого прямоугольника-пластинки, Линнуэ быстро пролистнула страницы на сенсорном дисплее и нажала на одно из имён. Через пару секунд линия связи была подтверждена, и ллидианка облегчённо вздохнула – она боялась, что не успеет сразу связаться с учёным Майсом. – Как обстоят дела? – на экране появился серьёзный мужчина в очках, лет пятидесяти. Его глаза были тёмными, почти чёрными, и очень внимательными, очень глубокими, как будто в них таилось множество слишком потаённых мыслей. – Задание выполнено! – еда, полученная из лаборатории, активно влияет на сознание земной женщины, – негромко, торопливо произнесла Линнуэ, – но произошло нечто странное – действие препарата оказалось сильнее, чем предполагалось даже на всё время эксперимента. Поэтому, мне кажется, продолжать не только бессмысленно, но и опасно для её здоровья. – Спасибо за информацию! Но когда нужно будет завершить процесс, решат в совете, – сказал он, как ей показалось, немного сухо. – А пока лучше делать то, что было приказано! – Конечно! – ответила Линнуэ, но экран в её руках уже погас. Она зашла в другую комнату и устало присела на белесый диван известной марки. Тот сразу приобрёл весьма неприятный тёмный оттенок. Ей было мерзко – так, как это может быть, когда хочется сделать что-то светлое, хорошее, а приказывают делать что-то другое, то, что на самом деле кажется неправильным. Правда, если бы она знала, что во время её разговора за дверью кухни тихонько стояла Кейт, цвет дивана был бы намного темней… Майс же, отключив связь, поторопился вернуться в зал для совещаний – здесь его ждали члены совета планеты. Только что доклад о прошедшей экспедиции завершил капитан Кейл, и с приходом Майса началось обсуждение услышанного. – Значит, свежие природные образцы с Земли доставлены, как полагается, – довольно потёр руки Ламфери, один из нескольких новых членов, недавно принятых в совет. – Работа продолжается! – И, как обычно, вас никто не видел? Невероятная удача, дорогой капитан! Только вы так часто радуете нас столь успешными поездками! – многозначительно отметил Майс, переглянувшись с генералом Низулом. – У вас ведь всегда включено поле невидимости, верно? – услышав, что мельком затронута тема снаряжения корабля, сразу оживился Узиан, специалист по космической обороне. – Конечно! – не моргнув и глазом, подтвердил Кейл, не собираясь упоминать об отключении поля в самый неподходящий момент, непосредственно на поверхности чужой планеты. Генерал Низул скрыл усмешку: он прекрасно знал, что капитан – человек, уже проверенный временем, – не сболтнёт лишнего перед этими чванливыми членами совета, мнящими себя очень умными! Знал он и то, что сам Кейл даже не представлял, что поле невидимости по прямому приказу генерала отключил как раз тот самый Тукки – тот неприятный пассажир, некстати для него сопровождавший прошлую экспедицию. – Хорошо, что у нас есть такие профессионалы! Это очень важно, это нужно отметить в протоколе, выразить им благодарность и поощрение, – продолжая потирать руки, подвёл итог Ламфери. – Поддерживаю!.. – раздалось со всех сторон. На лице генерала мелькнула довольная ухмылка и тут же пропала. Для него снова всё складывалось как нельзя лучше – его успехи как руководителя будут зафиксированы в документах, и в дальнейшем это поможет ему, наконец, добиться желаемого – полной власти… – Обязательно отметим! – довольным взглядом он проводил до выхода капитана Кейла, выполнившего на этом совете свою роль. За закрывшейся дверью ещё какое-то время слышались затихающие чеканные шаги, и пауза в зале совета несколько затянулась: обозначенные для обсуждения вопросы были все озвучены, и почти каждый подумал, что можно было бы уже разойтись по своим кабинетам, а то и вовсе по домам. – Как же всё-таки замечательно, что нам опять так повезло! – не пришлось иметь никакого контакта с землянами! В конце концов, хоть я и верю, что все они – милые и чуткие люди, но им до нас и наших проблем ещё далеко. Да и, что ни говори, ни на ком из них не хотелось бы проверять действие дрим-камеры! – снова воодушевлённо произнёс Ламфери, нисколько, похоже, не смущаясь воцарившейся тишиной. Низул, чуть дёрнув бровью, мельком взглянул на остальных. Конечно, в команде Кейла он не сомневался – никто из давно испытанного экипажа не проговорился бы о том, что на самом деле происходило в экспедициях. Но вот его собственные соратники, некоторые члены совета, с которыми у него были общие интересы… «Что, если кто-то из них скажет лишнее не в том месте и не в те уши?.. – подумал он, досадуя мысленно, что не может в одиночку воплотить свой замысел в жизнь. – Тогда опасность будет грозить всем нам…». – Генерал сегодня поделился с нами отличными новостями! Думаю, можно поблагодарить его за огромный вклад в наше дело! – Майс многозначительно оглядел совет, предлагая закончить собрание. Когда все вышли, он ненадолго задержался – как казалось остальным, чтобы ещё раз поблагодарить Низула. На самом же деле он снова присел в кресло для другого разговора. Лицо генерала сразу потемнело – от скрываемой ранее ярости, которой он мог, наконец, поделиться с верным соратником. – Этот Ламфери витает в облаках! – грубо сказал он, ударив по столу. – Как он вообще оказался в совете? Есть он узнает хотя бы малость из того, что мы делаем, он всех нас выдаст! – Думаю, он так не поступит. Даже если он что-то узнает, то сути всё равно не поймёт. И Ламфери не дурак, чтобы соваться выше, – отметил Майс, но Низул нахмурился ещё больше, не соглашаясь: – Если в совете Галактики услышат хоть намёк на то, что именно мы изучаем, нас сотрут в порошок! – Кстати… Насчёт стереть – в этот раз были проблемы? Взгляд Майса был слишком пристальным, и на миг Низул даже подумал, что тот может что-то знать. «Но откуда? Мои люди, – подумал он про команду Кейла: выученных, опытных людей, уже доказавших свою верность, – не издали бы ни звука, даже если бы члены совета захотели лично их допросить!», – вспомнив это, он сразу успокоился: учёный просто перестраховывается, задавая этот вопрос, а, значит, не обязательно рассказывать ему, что захваченным землянам-мужчинам частично затмили память – ту её часть, которая была связана с появлением на космическом судне. В конце концов, Низул не собирался выслушивать нравоучения о том, что дрим-камера была создана для организмов авалейцев и что её настоящее влияние на земные организмы пока неизвестно! Достаточно было того, что земляне выжили, а значит, первый эксперимент прошёл вполне удачно, в отличие от некоторых предыдущих случаев, когда организм землян, которых забирали на космическое судно, не выдерживал действия воздушных волн, заполненных непривычным им лекарственным препаратом. – Нет, – твёрдо ответил он. – Даже девчонка в этот раз была вполне спокойна. – Линнуэ? Невероятно! Вот это успех, это уже что-то, с чем можно работать! – расцвёл учёный, услышав нежданные новости. – Недавно она докладывала мне о землянке, и я чувствовал её беспокойство – это и понятно, она насторожена… Но что всё так хорошо, даже представить не мог! – чтобы ллидианка спокойно восприняла, когда кого-то берут в плен, да ещё в такой ситуации… когда – с другой планеты, когда так, казалось бы, бессмысленно… Наши дела движутся к успеху! Низул согласно усмехнулся. Но грубые, жёсткие черты его лица эта улыбка не красила. Глава 3 Уже не один день Линнуэ проводила для Кейт экскурсии по городу и сама была очень рада этим прогулкам. Сейчас они тоже были на улице, и землянка, почти привыкшая ко всем этим видам, без особого интереса осматривалась по сторонам, а ллидианка пыталась придумать, чем бы ещё её занять и что рассказать. Заметив очередной магазинчик, она забежала внутрь и, вытащив из холодильной витрины две трубочки мороженого, провела электронной карточкой по ладони манекена, сидящего у входа. – А почему он недвижен? – тут же облизав трубочку и не торопясь отсюда отходить, спросила Кейт, которая раньше ещё не видела такой модели продавца. – Это не робот, а просто кассовый аппарат, – объяснила Линнуэ. – Таких уже мало осталось – старая версия. Сейчас у прилавков всё больше роботы стоят; они и подсказать могут, что лучше купить… А здесь только деньги платишь: вот тут проводишь, по этой линии, – указала она на прорезь в руке манекена, окружённую мигающими точками, – и с твоего счёта списывается сумма. – А если я возьму товар и уйду, не расплатившись? Линнуэ посмотрела на неё непонимающе. – Зачем? Это же репутация твоя… Если не заплатишь, это всё равно станет известно: когда количество товара уменьшается, а оплаты не прибавляется, в автоматическом режиме вносится информация, что товар украден, – она брезгливо произнесла это слово, будто сама мысль о таком была ей неприятна. – Тут постоянная видеосъёмка, так что сразу происходит считывание графического изображения и по нему становится ясно, кто в этот момент подходил и покупал. – Необычно так… Но я не удивлюсь, что и здесь есть кражи, – вдруг задумчиво ответила Кейт, и Линнуэ усмехнулась. – Может, у вас на Земле это и принято, но не тут… – Ты слишком честна, правда? – внезапно улыбнулась Кейт, глядя ей в глаза и ожидая правдивого ответа. Сама она в этот момент вспомнила подслушанный несколько дней назад на кухне разговор ллидианки с кем-то по видеосвязи. Но она поняла, что не дождётся ответа, сразу, как только та, услышав вопрос, уронила холодную трубочку на тротуар. Линнуэ действительно смутилась: да, она была честна, и даже более – она была искренна: всё потому, что это было заложено в ней природой – ллидианцам не по нраву ложь, ни своя, ни чужая; этим они и славились из века в век. Теперь же она была вынуждена молчать о том, что творилось внутри неё. Она ведь хотела своими делами принести благо своей планете! – от всей души желала помогать высшим чинам этого мира делать Авалей лучше и лучше… Спасти эту планету – так, как она никогда не смогла бы спасти свою дальнюю родину Эллиду. А для этого ей приказывали следить за ходом эксперимента… Но если на него она, хоть и без особой охоты, согласилась, решив, что просто ещё не поняла его важности, то требование молчать на эту тему и скрывать от землянки всё, что она знает, её угнетало. Не найдя, что сказать, Линнуэ ткнула в сторону, переводя внимание Кейт, – от стены ближайшего здания отделилась странная фигура. Она отдаленно походила на человека, но только из-за своей большой головы с ярко нарисованным, как у куклы, лицом. Направилась она прямо к ним, и на миг Кейт даже подумала, что та хочет поживиться упавшим мороженым. Она не ошиблась: подъехавшего на ножках-шарнирах старого робота действительно интересовало именно это – мусор был собран большими руками, сделанными в виде щётки с совком, и сброшен в контейнер-карман, в котором был тут же измельчён. Струи горячего пара и движения щётки очистили тротуар, и уборщик вернулся на своё место у стены. Долго стоять без дела ему не пришлось: пробегавший мимо смышлёный малец, заметив его с удовольствием, как старого знакомого, остановился и, пошарив в карманах, кинул несколько цветных бумажек и палочку от мороженого. Дождавшись, когда от стены отделится фигура, он отбежал подальше, чтобы намусорить ещё в другом месте, забавляясь тем, что мусорщик непрестанно переезжает с места на место. – Здорово, да? У нас всё сделано для жителей! – довольно произнесла Линнуэ, видя, как внимательно Кейт следит за роботом. – А мне казалось, у вас чисто, потому что никто не сорит… – ответила та и подумала вдруг о другом: «А не губит ли излишний комфорт нечто большее? Какие-то решения или мысли, которые человек мог бы осознать сам, если бы появилась необходимость… Стоит ли развивать самого себя, если всё и так хорошо? Существовал бы мир, если бы действительно был во всём идеален – О чём ты думаешь? – спросила внезапно Линнуэ, с интересом всматриваясь в неё. – Твоё лицо как будто потемнело… – Ничего подобного! – Кейт быстро достала из сумки маленькое зеркальце, но та поправилась: – Я не имела в виду цвет… Точнее, не тот цвет, который ты ищешь в отражении. – А что тогда? – подозрительно уточнила она, но Линнуэ как будто смутилась. – Наверное, я зря сказала… У вас на Земле, кажется, такого нет. – Чего? – Просто я немного умею… как это сказать, ну – настроение читать. – То есть имеешь в виду, что лицо потемнело – это от каких-то мыслей? – Ну да, потому что будто какой-то мрак спускается на человека, и когда темнеет – я так это вижу, – значит, его гнетёт какая-то печаль… – И что, все авалейцы так… читают? – Кейт хотела усмехнуться, но сдержалась: она заметила, что глаза Линнуэ кристально чисты, словно та действительно верит в то, что говорит. – Нет, это особенность ллидианцев. Я ведь с другой планеты, не с этой, я говорила тебе. И ещё… – вдруг смущённо добавила она, – я буду рада, если ты забудешь о том, что я сказала сейчас про цвет. Заметив недоумение Кейт, она пояснила: – Сама не знаю, почему тебе это рассказала. На самом деле, у нас, у ллидианцев, есть некоторые способности – но о их существовании знают не все. Почти никто не знает… Поэтому мне было бы спокойнее, если бы ты тоже никому никогда этого не говорила… Она продолжала произносить что-то ещё, но сама уже давным-давно хотела бы остановиться и не могла – как будто какая-то сила тянула её за язык! «Что происходит?! Я столько наговорила! Остаётся надеяться, что она или действительно никому не расскажет о том, что я умею, или что её вскоре отправят обратно на Землю. Только тогда я и буду спокойна…», – нервно подумала Линнуэ, но Кейт задала новый вопрос: «А что ты ещё умеешь, кроме чтения лиц?», и она снова кинулась в объяснения: Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/akulina/po-tunnelu-k-bliznecu/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.