Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Гниль семьи Михайловых Роман Бабаян Станции атмосферной вакцинации установлены по всей земле. Людям больше не требуется ходить в больницы для получения очередной прививки от гриппа. Вместе с удобствами пришли и ужасы. Вирус выпущен наружу и распространён по всей земле за один день. Плотоядные каннибалы захватывают разум ничем не связанных между собой людей, устраивая настоящий зомби-апокалипсис. Пять историй, объединённых общим сюжетом в цикле «Гниль». Книга содержит нецензурную брань. Гниль семьи Михайловых Роман Бабаян © Роман Бабаян, 2021 ISBN 978-5-4498-1360-2 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Глава 1. Гниль Семьи Михайловых Чудеснейшее утро, луч солнца пробивается сквозь занавески предательски светя прямо в закрытые глаза. В надежде скрыться от назойливого солнечного зайчика Дима укрывается с головой. Начинает звенеть будильник напоминающий о подъеме. По старой привычке переводя его на следующий временной интервал, рука скрывается под одеялом. Уснуть на недолгие пятнадцать минут не получается. Со стороны кухни доносится аромат готовящегося завтрака и шум всеобщего подъёма. Потянувшись пару раз и лежа в позе звезды Дмитрий прогонял в мыслях распорядок сегодняшнего дня. – Папочка вставай! – На кровать прыгнул совсем юный член семьи. Перебирая маленькими ножками он встал и начал скакать уже на своем отце. – Ах ты маленький проказник. – Находясь под одеялом он пытался схватить сына так беспардонно прервавшего его утреннее валяние в постели. – Не поймаешь, не поймаешь! – Озорной смех и барахтанье на двуспальном матрасе продолжалось. – Вставайте мальчики, пора завтракать. – Родной голос зазывал за стол. Кристина прервала эту утренею катавасию. Дима выглянул из под одеяла, она была, как всегда прекрасна. Ее карие глаза идеально сочетались с каштановыми кудряшками. В фартуке поверх темно-синего платья и одной перчатке для печи в которой она держала деревянную лопатку смотря на своих мужчин. Взгляд которому она старалась придать нотку строгости делал ее только милее. – Пойдем к нам? – Дмитрий строил романтичные гримасы, который год любовь к половинке становилась только сильнее. – Точно пойдем к нам мамочка. – Задорный и звонкий говор Артема разносился по спальне. – Нет, нет, нет. Вам бы только веселиться. – Качая головой и улыбаясь она хотела сбежать, но картина ее магнетически завораживала. Дима приподнялся, одеяло сползало вниз с его пышущего жизнью тела. Регулярное занятием спорта в течении всей жизни не прошло даром. Зависнув взглядом на своей половинке он в который раз благодарил бога, что не испугался подойти к ней и заговорить. Если бы он упустил тот момент то проклинал бы себя всю оставшуюся жизнь, но судьба в тот день была к нему благосклонна. Он был красив, но стеснителен. Она желала познакомиться, но была слишком строго воспитана, чтобы сделать первый шаг. В этот день Кристина собиралась уехать навсегда. Дмитрий знал это и тогда был последний шанс. Запинаясь и краснея он подошел к ней. Стоя на городской набережной и наблюдая за проплывающими стаями уток она мысленно прощалась с домом. Уехать ей не удалось. Собрав волю в кулак он выложил все, что чувствовал к первой и последней своей любви. Выходило конечно плохо, но Крисс знала о его чувствах, просто боялась, что он так и не решиться. Всё так быстро закрутилось, что через две недели они поженились. Могли бы и раньше просто записи не было. – Вставайте давайте, сидите мечтаете. Сынок иди прогуляй Тора. – Артем, которого сокращенно все вокруг называли Тёма, побежал в их небольшой двор, чтобы взять на короткую прогулку годовалого кабеля Московской сторожевой. – Ну а ты чего развалился? – Милая у тебя что-то на губах, подойди. – Приподнимаясь и вглядываясь в нее он не давал ей момента для маневра. Кристина озабоченная этим замечание хотела броситься к зеркалу, но невольно сделала пару шагов к нему. Медленно наклоняясь и очень подозрительно на него смотря она попалась в давно известную ловушку. Повалив ее на кровать он страстно ее поцеловал в который раз напоминая, что любил ее всей душой и телом. – Михайлов! – Смеясь она лежала в его объятиях с любовью смотря в его глаза. – Сколько он с ним гуляет обычно? – Задумавшись он рассуждал вслух. – Минут пятнадцать. – Машинально отвечая она встряхивала волосы падающие на лицо. – На один раз хватит. – Подмигнув он прильнул к своей половинке. Тема прогуливался со своей собакой: высокий и мощный рыжий пёс с белой полоской разделяющей черную кляксу на морде. Уговаривать родителей пришлось долго, заводить животное с которым нужно гулять, ухаживать, дрессировать и кормить несколько раз в день, они не хотели. Но раз Артем уже подрос и желал лишь одного, то выбор был сделан. На его четвертый день рождения, в небольшой вязанной корзине сидел щенок вышеуказанной породы с большим красивым бантом и ошейником который был взят на вырост. Мальчик был счастлив, каждый день они гуляли и играли, часто спали вместе и смотрели телевизор. Ребенок и собака росли вместе, а дух юности в них не иссякал. Дима предупреждал сына об ответственности за взятые на себя обязанности и заботе о новом члене семьи. – Мама, Папа, мы дома! – Озабоченный голос вместе с лаем шел с кухни. – Похоже у вас что-то горит! Кристина выходила из спальни в помятом платье и со взъерошенной прической. Оладьи превратились в уголки, а кухню немного задымило, поэтому пришлось открывать окна и доставать другую сковородку. Утренние шалости лишили мужскую половину фирменных сырников с вареньем, значит Артем будет кушать кашу, а Дима жаренные яйца с колбасой. Приготовив второй завтрак и оставив ребят кушать, Кристина пошла второй раз за утро приводить себя в порядок. Вскоре все были готовы. Тёму следовало отвезти в детский сад, Крисс на работу в которой она числилась главным инженером и под ее руководством сейчас было три объекта. Дмитрий же после развозки семьи в нескольких кварталах работал в оружейном магазине. После работы все в обратном порядке. Тор-пес названный в честь скандинавского бога грома, а именно одного из участников супер-геройской франшизы, остался дома. – Все в машину, мы опаздываем. – Поторапливая супругу и сыну Дима уже ждал их в машине. Кристина сменила платье на деловой костюм с юбкой, подколов волосы дизайнерским «крабиком». Артем был одет, как обычно в это время года, футболка, шорты и бейсболка с рюкзаком полным игрушек. Дмитрию в его деятельности униформа была не нужна, поэтому он был в джинсах и джинсовой куртке поверх любимой футболки с кубинским полководцем. – Готовы, поехали. – Отдав старт они тронулись провожаемые заботливым взглядом Тора из окна гостиной. Семья опаздывала, хотя это было обычным явлением. На работе их прекрасно понимали и важность их навыков для предприятия с лихвой перекрывала эти мелкие неурядицы. Детский сад был прямо по курсу. На парковке было многолюдно, что сказывалось на времени поиска свободного места. Толпы детей и родителей курсировали то туда, то обратно. Найдя пустое место он отводил сына. Кристина осталась в машине, так как была на высоких каблуках и завершала наведение, с таким удовольствием испорченного, макияжа. Михайловы были у дверей детского сада. Охрана и средства защиты тут были похлеще чем в тюрьме: рамки металлоискателей, видеонаблюдения во всех точках и охранник Эдуард. Пройдя процедуру идентификации следовало подняться на второй этаж, чтобы там уже передать ребенка воспитателю. Алевтина Петровна была требовательной и строгой женщиной, поэтому сейчас отчитывала очередного родителя в нарушениях дисциплины и пунктуации. Ждать пока закончиться эта публичная пытка было некогда. Дима вместе с Артемом подошли к воспитательнице. – Алевтина Петровна, вот Тёма, а я опаздываю на работу. – Бесцеремонно и стремительно передав руку сына воспитательнице он улепетывал по крутым лестницам. – Дмитрий Константинович! – Немного ошеломленная женщина пыталась оставить последнее слово за собой, ее так нагло уже давно не обводили вокруг пальца. – Я слышал вашу вступительную речь несколько раз и сегодня начало тоже застал, поэтому извините я опаздываю. Сын до вечера! – Спускаясь все ниже он повышал голос, чтобы сообщение дошло до адресата. – Иди пап. – Артем немного застеснялся озираясь вокруг. Мальчики реже проявляют чувства и в этом нет ничего удивительного. Мужчина должен действовать и поступками пробивать себе дорогу, разговоры, пускай они останутся тем, кто их любит. Дима понимал сына и это была его черта характера, лишь с возрастом он открыл в себе способность говорить вслух слова утешения и любви, когда это было нужно или необходимо. В остальном он не видел смысла в бесконечной болтологии. Покинув здание детского садика направляясь к машине он лавировал между десятками машин брошенных в суете рабочего утра. Кристина характерным жестом показывала, что они опаздывают, пришлось переходить на бег. Машина была запущена и тронулась в путь. Город жил своей жизнью круглосуточно, сотни тысяч человек шли на работу и с нее же. Ничего удивительного в городах бывшими «миллиониками». Дорога к счастью была более менее свободна. Навыки вождения у водителей в больших городах развиваются намного лучше, чем у тех кто привык ездить по полупустым улицам и выбирать из десятков вариантов парковочных мест. Продвигаясь все дальше, офис Крисс показался из-за поворота. Пол квартала и можно будет оставить любимую, чтобы мчать дальше. Начальник опять будет причитать, но это его стиль общения. Потом они выпьют кофе, разрядят пару магазинов во внутреннем стрельбище и все пойдет, как обычно. В машине играл один из дисков, который он записывал для себя комбинируя различные жанры и композиции. Никакой логике они не подавались, тут во главе был лишь его личный вкус и предпочтения. Подъезжая к крыльцу офиса машина остановилась. – Ладно маленькая, я на работу, заеду за тобой как обычно. – Поглядывая в зеркала заднего вида он перевел взгляд на супругу. – Хорошо милый, мне пора. – Выходя на тротуар она развернулась, чтобы посмотреть на себя в боковое стекло. – А поцелуй на прощание… с языком. – Кристина уже поддалась, но эта приставка вызвала на ее лице лишь улыбку. Моментально касаясь губами она сбегала будто боясь, что ее заметят. – Извращенец, езжай уже. – Развернувшись она выпрямилась примеряя на себя образ строгого руководителя развернулась и пошла. Легкий поцелуй и заряд отличного настроения был передан. Кристина отходя от машины бросила взгляд на середину улицы, там творилось что-то странное. Машины ехали по какой-то собственной траектории врезаясь в остальных. Люди падали на землю словно их ударило током или чем-то тяжелым. Их трясло, а из ушей текла кровь, крики и вопли боли разносились по всему проспекту. Чертовщина творилась везде и сейчас. Дима вышел из машины сопровождая взгляд жены. – Вернитесь в машину и оставайтесь там! – Полицейский заметивший этот хаос, бежал к людям на середину проезжей части призывая оставаться на месте. Кристина послушалась и вернулась в машину, как и Дима. Повадки копа и его настрой внушал серьезность, да и творящееся вокруг вызывало массу вопросов и опасений. Посмотрев друг на друга они читали в глазах, что никто ничего не понимает. Взгляд Кристины расширился, Дмитрий знал, что он значит, ничего хорошего точно. Повернув голову он обомлел. Мужчина напал на полицейского сбив его с ног по середине проезжей части, в других машинах творилось нечто ужасное. Разглядеть было сложно, но брызги крови застилавшие окна красноречивее многих вещей. Водители в соседних автомобилях тряслись и истекали кровью. Их глаза и лица выражали плотоядную ненависть. С улицы доносились звуки битого стекла и столкновений. Прохожие нападали друг на друга, все кричали и пытались сбежать от сошедших с ума пешеходов. В зданиях и магазинчиках творилось тоже самое. Всюду были боль и смерть. – Что делаем? – Переглянувшись она ждала пробуждения от слов супруга. – Валим отсюда, сегодня я на работу не иду. – Только ключ в зажигании повернулся, как на капот упал человек. Удар был такой силы, что лобовое стекло треснуло, а шины лопнули. Сработавшие подушки безопасности спасли им жизнь. Поняли они это, когда увидели следующее: мужчина упавший с высоты, сейчас пытался залезть в салон, его лицо было страшным, глаза залило кровью, а зубы клацали словно у собаки. Изрезанная стёклами и падением тварь старалась залезть внутрь, но путалась в ткани от хлопнувших подушек. Отодвинув оба кресла полностью назад они были в безопасности. Мужчина махал руками и цепляясь за искореженный лобовой проем вползал в салон. – Вот херня то! – Дмитрий был ошарашен, человек ни только не умер, но и всеми силами старался поранить Михайловых. – Вам нужна помощь? – Прохожий который вышел через переулок между домов и наткнулся на машину пытался быть дружелюбным. Тварь на капоте лишь услышав его голос резко повернулась и словно кошка оттолкнувшаяся всеми конечностями бросилась на прохожего разгрызая ему шею. Переходя от места к месту бедолага покрывался кровью и укусами. Машина на которой они были никуда не поедет, из под капота валил густой черный дым, а из под панели раздавался звук короткого замыкания. Озираясь вокруг Дима пытался отыскать безопасный путь отхода. Позади стояла полицейская машина павшего служителя правопорядка, замеченная в зеркало заднего вида. Решение было принято, только вот со стороны двери Кристины пожирали того несчастного. Михайлов покинул машину начал обходить двигаясь вдоль нее. Сумасшедший который расправился со своей жертвой заметил его и двумя движениями: оттолкнувшись от асфальта и от машины бросился на него. Молниеносная реакция помогла перевести его полет и воткнуть головой в твердое дорожное покрытие. Резкий хруст оповестил, что нападавший более небоеспособен. – Скорее милая, в полицейскую машину! – Подавая жене руку Дима открывал дверь пропуская любимую вперед, сам же озирался, чтобы предубедить внезапное нападение. Ужас на улице продолжался, агрессивных тварей становилось больше, люди уже так просто не кричали во все горло думая, что им это поможет. За свои жизни приходилось бороться насмерть. Некоторые объединялись в группы расправляясь с одиночками, с другой стороны улицы твари тоже действовали стайно и это было намного летальнее. Люди умирали пачками, но что самое страшное тут же поднимались присоединяясь к общему сумасшествию. Крисс покидала машину направляясь к пассажирской двери милицейской машины. Подойдя в упор она опешила. За рулем сидел полицейский превратившийся в нечто. Пристегнутый ремнем безопасности он дергался и тянул руки к живым. Выпучив глаза он ломал обшивку двери и разбил стекло, но его это ничуть не смутило. Он все также продолжал крушить салон не осознавая, что его сдерживает. Открыв дверь Дмитрий опешил, он не видел с улицы, что за рулем кто-то есть. Хаос и неразбериха заставляли его оглядываться вокруг, нежели на предмет их спасения. Сбрендивший коп пытался схватить уже его, но привязанный сделать ничего не мог. Ударив прямой ногой в лицо тот откинул голову и завалился на пассажирское сидение. Дима оглядывался посчитав, что вырубил служивого. Улица погрязла в убийствах, народ бросался друг на друга пожирая себе подобных. Другие убегали и за ним тянулись несколько кровожадных каннибалов. Кристина подходила ближе заглядывая внутрь машины и видела, что полицейский жив и лежа на сидении с плотоядной улыбкой ждал пока человек приблизиться к нему. – Осторожнее дорогой, это ловушка. – Срываясь на крик уже было поздно. Дима действовал быстрее и услышал слова жены только тогда, когда ремень безопасности освободил пленника. Резко разворачиваясь и бросаясь на ничего непонимающую жертву он схватил его за джинсовую куртку. Имея силу в руках он одним порывом вытащил копа на улицу и выкинул на проезжую часть. Салон автомобиля был свободен, Крисс садилась внутрь закрывая за собой дверь и ставя ту на блокировку. Дмитрий садился внутрь, ключа в зажигании не было. – Черт! – Ударяя ладонями по рулю он тяжело выдыхал. Приходилось выходить, чтобы уехать придётся отобрать ключ у этого психа. Коп-каннибал поднявшийся с асфальта заметил возвращающегося человека и улыбнулся. Было это страшно. Резкий звук тормозов закончил так и не начавшуюся дуэль. Огромный многотонный грузовик снес больного разметав его останки по улице. – Сиди в машине, я найду ключи. – Повернувшись к жене он приказывал ей усиливая эффект угрожающим указательным пальцем. Михайлов побежал по кровавому следу тянувшемуся на несколько десятков метров. В зоне видимости лежало разорванное тело на котором был застегнут поясной ремень с брелоком и ключами от машины. Оцепляя ключи и пистолет он возвращался к машине. Позади слышалось какое-то движение и чувствовалось опасность. В движении он успевает обернуться и обомлеть. Дюжина каннибалов бежит за ним на полной скорости. Имея профессиональную подготовку и ежедневную практику он заряжает пистолет, взводя курок на ходу разворачивается продолжая движение спиной вперед. Пара попаданий даже не замедлило этих тварей. Только ноги смогут его спасти, Дмитрий спешил к машине. Кристина уже открыла дверь, чтобы тот не терял заветные секунды, но всё это выглядело пугающе. Армия зараженных была рядом и Михайловым, они не смогут уйти. Крисс достает автомат хранящийся в машине, взводит его и выходит на улицу. – Любимый! – Кидая ему более мощное оружие оно перелетает мужа и приземляясь за его спиной. Раздался выстрел удачно попавший в голову ведущего этих тварей, так что при попадании вся эта группа споткнулась об резко обмякшего. Завалившись на землю часть из них старалась подняться, тогда как остальные просто продолжали движения ползком. Дима был уже внутри, двигатель оповестил, что готов везти семью подальше от этого ужаса и машина тронулась. Твари стояли на месте не сводя глаз с начавшей движения машины и двух людей в ней. Открыв свою дверь и сделав тонкую смену траектории он сумел подобрать автомат и выровняв автомобиль развернуться на сто-восемьдесят градусов. Спасать нужно было Артема и как можно скорее. Одна такая тварь в детском учреждении может устроить необратимый хаос. – Любимый, Тёма, дети, они все в опасности! – Градус напряженности поднимался из-за матери вспомнившей о своем чаде. – Знаю маленькая, я спасу нашего сына обещаю. – Звонил телефон, дисплей отображал входящий от брата находящегося на другом конце страны. – Сеня! – Брат я так рад что ты жив! – Голос с того конца провода находился в тишине, а значит в безопасности. – Я тоже счастлив слышать твой голос братишка, значит у вас тоже это случилось? —Вопрос и взволнованность говорили о точно таком же положении. – Еще как случилось брат, чертов коп превратился в эту тварь и бросился на прохожих. Сумасшедший дом в прямом эфире, ты в безопасности? – Брат Димы был смелым парнем и чемпионом страны по тхэквондо. Он мог защитить себя и своих друзей. – Дима, их два вида! По крайней мере тех, что мы видели, одни как в старых фильмах- медленные и тупые. Вторые очень быстрые и свирепые. Реагируют на шум, ты слышишь? – Сеня беспокоился и старался вложить максимум в ограниченный временем звонок. – Да брат слышу, понял. – Кристина передавала привет Арсению, счастливо улыбаясь и одновременно понимая, что их город стал не единственный подверженный этому сумасшествию. – Береги себя брат, мы едем в садик за Тёмой, если связь рухнет то можем встретиться у дедушки. Думаю если доберёмся то там будет достаточно места и вполне безопасно. – Согласен, неплохой вариант. Вы сразу туда? – Теперь разговор перешёл в более спокойное русло, все главное было уже сказано. – Нет, сначала я навещу своего друга, он из армейских. Надеюсь услышать ответы или выбить их силой. Давай брат, тут их гребаная толпа. У бабушки, мы осядем там и увидимся. – Приходилось лавировать по загроможденным дорогам, десятки брошенных и разбитых машин, и еще больше тварей охотящихся на нормальных людей. – Береги себя брат! – Сеня выдавал драматическую ноту, но у Дмитрия был готов ответ на этот случай. – Сам не пукай! – Заливаясь хохотом он положил трубку и вдавливал гашетку в пол. Кристина за них с Димой не переживала, она была сильной женщиной и смогла выжить в мужском коллективе акул строительного бизнеса международного масштаба, а тут какие-то чертовы зомби. Полицейская машина на которой они ехали была полностью заправлена и исправна. Это радовало и можно было почти не беспокоиться. Дорога до детского сада заняла около трех минут, ни чета тому утреннему бедламу устраиваемыми горожанами. Кровавые разводы, брошенные вещи и разбитые витрины были через каждые десять метров. Парковка у сада была почти пуста, лишь пара машин воспитателей, директора и может быть еще парочка родителей которые быстрее наших смогли добраться сюда. Людей возле учреждения не было, видимо все сбежали или умерли. Следы жестокой расправы виднелись повсюду. Машина на которой ехали Дима и Кристина продвигалась все глубже, чтобы подобраться к самому крыльцу. – Спасите прошу вас, я больше не выдержу! – Голос шел из здания. – Это Эдик, милая, пересаживайся на водительское и разверни машину! Закрой все двери и жди нас! Я люблю тебя! – Оставляя любимую, он целовал ее в щеку. Моментально выпрыгивая Дмитрий бежал к центральным дверям взводя автомат и снимая с предохранителя. Охранник Эдуард был самым настоящим лоботрясом и просиживал свои лучшие года ничего не делая и лишь разгадывая десятки кроссвордов. Сейчас он же в самой нестандартной и экстремальной ситуации удерживал двойные двери от проникновения армии каннибалов в учреждение забитое под завязку маленькими детьми. Изнутри детского сада, упираясь сотней килограммов он держа руками рамы двойных дверей. Стеклянные панели были разбиты, верхняя и нижняя часть сводила их лицом к лицу. Твари грызли открытые части Эдика: руки, ноги, живот, шею и лицо. Стойко он держался показывая истинное свое лицо и силу духа. Их было больше шести, напирая они пытались продавить его, чтобы оказаться внутри. Он же в свою очередь словно удав захватив в смертельный захват обе дверные карты сдерживал их ценою собственной жизни. – Держись Эдя, я рядом. Эй твари, кто на меня?! – Вскидывая автомат к плечу он кричал, чтобы привлечь их внимание и успокоить героя. Услышав еще один голос часть зараженных развернулась. Эти были медленные и неуклюжие, словно пьяные они шатаясь двинулись к Диме. Убирая автомат за спину, он достал пистолет и пошел в ближний бой. Их группа разделилась надвое, Эдик почувствовавший спасение сдался и моментально обмяк. Зомби провалились внутрь наваливалась на него и начиная пировать. Михайлов ударами прямой ноги и пистолетом сбивал идущую на него тройку. С этими можно не боясь сталкиваться, главное не быть загнанным в угол. Все трое лежали на земле пытаясь подняться. Он же подошел к пожираемому телу Эдуарда и выпустив по пули в голову каждому из них, прекратив их ничтожное существование, задумавшись на секунду он сделал контрольный охраннику. Тысяча историй про зомби заставляют думать наперед. Позади тяжело дышали первые трое, пришлось потратить еще три патрона. Стрелял он в голову, так как понял, что остальные повреждения лишь замедляют их. Патрон в пистолете остался один, значит стоит использовать автомат. Выходя в коридор тут было пусто, дети и воспитатели наверное спрятались. Это было единственное объяснение которое успокаивало. Глава 2. Гниль семьи Михайловых Подойдя к стойке охранника Дима мог посмотреть в камеры и оценить обстановку. Артем с группой были в одной комнате вместе с Алевтиной Петровной. В нескольких других находились дети различного возраста с воспитателем. Дмитрий благодарил бога, что ни одна тварь не оказалась с ними рядом и они не видели этого ужаса. Коридоры и весь детский садик был пуст, ни людей ни зомби. Просмотрев еще раз все камеры и убедившись в безопасности и полной изолированности помещения, он взял микрофон громкой связи и нажав кнопку начал говорить, чтобы его услышали во всех помещениях. – Алевтина Петровна, это Дмитрий Михайлов, отец Артема. Выводите детей к главному входу, путь свободен, а я наблюдаю в камеры. – Радуясь всей душой, что успел и никто не пострадал он повторял сообщение. Пока женщины которые присматривали за детьми собирались с силами, чтобы вывести совсем юных ребят на свободу, Дима растаскивал тела инфицированных уберегая детей от психологических травм. Закончив с мертвыми он вернулся к камерам, все были на своих местах. Взрослые не могли найти в себе силы, чтобы подняться и пройти сотню метров. Дети же были воодушевлены новым приключением и полным отсутствием понимания о происходящем. Переведя взгляд на улицу и проверяя Кристину, Дима заметил в конце парковки автобус, внутренний транспорт предназначенный для перевозки детей до мест организованных мероприятий. – Ключи, где чертовы ключи!? – Дмитрий открывал десятки различных шкафчиков и просматривал ярлыки, чтобы найти тот самый. Вскоре искомое было найдено, зажав кнопку внутренней связи он сказал следующее. – Алевтина Петровна и остальные воспитатели, я подгоню автобус к центральному входу. Зайду внутрь и если все в порядке скажу вам выходить. Вы поняли меня? – Дождавшись пока хоть одна женщина найдет силы, чтобы кивнуть в камеру, он сорвался с места. Не теряя времени он выбегал из учреждения. Пробегая мимо полицейской машины Кристина провожала его озабоченным взглядом. Как и любую мать её беспокоила судьба и жизнь собственного ребенка, в это же время она осознавала сколько еще внутри детей, и что могло случиться с их родителями. Преодолев сотню метров до конца парковки Дима приближался к разукрашенному транспорту. Ярко-голубой с зеленным пейзаж с трехглавым змеем на одном борту и тремя богатырями былинных сказок на другой в окружении цветов, лесных жителей и прочих героев, волшебный автобус. Открыв капот он в первую очередь проверил наличие всех жидкостей, уровень масла, аккумулятор и клеймы, потом, колеса и сухость асфальта под днищем. Убедившись, что все в порядке и бак полон, еще раз воздав хвалу создателю и механику, ответственно выполнявшему свою работу, он запустил двигатель. Машина звучала и работала ровно, медленно трогаясь он привыкал к габаритам и самому управлению. Крисс видела все со стороны и просматривала периметр. Каннибалов нигде не было видно, Сеня сказал, что они реагируют на шум, а издаваемый такой махиной звук слышался довольно далеко. Подъехав к центральному входу и заняв место полицейской машины, Дима бежал внутрь. Еще раз просмотрев все камеры и убедившись, что ни одной твари внутри нету он дал команду на спасение. Сам же на обычном листке писал объявление для родителей которые придут позже. «Ваши дети в безопасности, живы и здоровы. В столь экстремальной ситуации я эвакуирую их на военную базу за городом, это десятый километр в сторону Тагила». – Папочка ты пришел за нами? – Голос Артема разлетался по коридору, за ним бежали не менее счастливые дети и крайне озабоченные воспитатели. Увидев сына Дима непроизвольно пролил слезу. Так сильно он не был счастлив видеть сына никогда в жизни. Даже в момент рождения это было иначе, тут же, когда творится весь этот кошмар это было по другому. Быстрой смахнув солёную каплю с щеки он встал на колени крепко обнял его прижимая к себе. – Я так тебя люблю сын. – Говоря очень редкие для ушей любимых слова, его сердце билось в бешенном темпе. – Папочка я знаю и тоже тебя люблю, а это были зомби? – Очарованное лицо ребенка и сотни глаз позади жаждали ответа. – Чертов интернет! – Тихо выругавшись он дал утвердительный ответ. Реакция была неоднозначная, если старшее поколение хваталось за голову и причитала о нелегкой судьбе, то детей это веселило не на шутку. Для них подобного рода объявление звучало, как выход долгожданного блокбастера на экраны. – Так тихо! Собираем всех кто есть в здании, грузимся в автобус и уезжаем на военную базу, родителям я записку написал. Дети и воспитатели тянулись со всех комнат. Четыре сегодняшние группы по одному воспитателю в каждой. Общая численность доходила до пятидесяти человек. Их было очень много и шумели они, как оголтелая толпа фанатов почувствовавшая, что их команда ведет. – Тихо! На улице зомби, так что всем быть, как мышки! Все в автобус, шагом марш! – Дима выходил вперед, хоть в камерах было все чисто и спокойно, но лишняя предосторожность не повредит. Следы крови перед центральными дверьми были словно антураж из комнаты страха. Дети шушукались и смеялись, для них это была просто игра, пускай так оно и остается. Лишь они сделали несколько шагов им навстречу вышел один из зараженных. В порванной одежде и с крайне нелицеприятным видом он надвигался на пир о котором даже мечтать не мог. Дима расставив руки остановил позади идущих. Действовать нужно быстро и эффективно, неизвестно, какого вида эта тварь. – Дети, смотрите единорог! – Указывая в обратном направлению плотный ряд ребятишек с энтузиазмом обернулся. Дима в это время подскочил и ударил зомби прикладом в голову, потом еще пару раз на земле, чтобы он точно ни чего такого не натворил. – Видимо убежал, в автобус! Дети обходили, только что уничтоженного зомби с огромным восхищением, фотографируя и снимая видео они находились в приподнятом настроении, хотя подходить боялись. Внутренняя тревога отгораживала приближаться к страшному мужику. Покинув здание под строгий гомон воспитательниц они поднимались внутрь автобуса рассаживаясь под чутким руководством Алевтины Петровны. Детишки усаживались на места по три, четыре, человека. Кристина видевшая со стороны, что любимый выводил всех не удержалась и бросилась к сыну. Целуя его сотни раз и говоря все, что говорят матери она не могла на него наглядеться. – Мамочка ребята смотрят. – Краснея и обводя взглядом Артем стеснялся такого бурного проявления чувств. – Идите внутрь дорогая. – Диме эта сцена тоже не сильно нравилась, во-первых он сам чувствовал неловкость, во-вторых у каждого в этом автобусе есть родители и дети, которых они уже вряд ли смогут так обнять. Усадив всех на места они закрыли двери. Женщины-воспитательницы понимали весь происходящих хаос, видели, как эти твари пытались пройти сквозь Эдика. Нервозность и страх сменялись ответственностью за десятки маленьких жизней мгновенно отрезвляя. В автобусе они проверили и закрыли все окна, люки и двери. Безопасность обязана была быть на высоте. Дмитрий на месте водителя осматривая обстановку по зеркалам, Кристина и Артем были рядом. – Мама, а где Тор? – Пришлось переглянуться, собака была дома. Дима понимал, что придется его забрать, он ведь и сам к нему уже привык. – Крисс, садись за руль автобуса. Горючки хватит поэтому езжайте на базу к Антону. Я заберу пса, документы и догоню вас. – Вставая со своего места он забирал автомат с панели. – Михайлов! – Кристина выпучив глаза застыла не двигаясь, ни на сантиметр. – Я не смогу бросить его дорогая, да и Тема меня не простит. Я мигом. – Улыбаясь он поцеловал в щеку любимую и отодвинул в сторону. Спорить и выяснять отношения в вопросах насколько важна жизнь одной собаки и целого автобуса детей, было неуместно. Каждая жизнь имела право на спасение и сохранить их, как можно больше является высшей целью. Кристина ничего не говорила, он должен был понять все сам. Остановившись в открытых дверях он чувствовал на затылки сотни взглядов. – Ладно, ладно. Едем до базы, потом я возвращаюсь за собакой. Идет? – Все понимая он садился на свое место, включая первую передачу. – Да дорогой. – Улыбаясь она была счастлива. – Хорошо, все готовы?! – Крича на весь салон, так как громкая связь попросту отсутствовала. – Да капитан! – Дети кричали хором. – Я не слышу? – Вспоминая утренние мультфильмы, он развивал хорошее настроение. – Да капитан! – Продолжался юношеский ор. – Всегда хотел это сделать. – Чувствуя себя всем для этих детей он прибавлял громкость стандартных музыкальных детских сборников. Автобус тронулся. Набирал скорость медленно и неуверенно, в зеркало заднего вида удалялся детский сад и объявление для родителей. Город погрузился в тишину, лишь плотоядные твари были тут и там. Зомби слонявшееся по городу искали жертв и рычали друг на друга скалясь и роняя слюну. Первые встречные завидев огромный грузовик набитый людьми, сорвались с места. Те которые были более быстрыми и агрессивными набирали приличную скорость. Медленные же провожая взглядом сделали пару шагов и поняв, что в таком темпе они результата не достигнут возвращались к шатанию по опустевшему городу завывая и приглашая более ловких товарищей присоединиться к погоне. – Крисс, что там происходит? – Слыша нарастающую панику в салоне приходилось пробегаться по зеркалам в поисках ответа. – Они нас нагоняют! – Указывая за автобус, в дали виднелась армия мертвых. Дима пытался набрать скорость, но тяжеловесная машина забитая людьми, предательски медленно разгонялась. Инфицированные двигались не быстрее обычных людей, но самое важное на предельно допустимой скорости. Во время преследования встречающиеся медленные аналоги оставались на своих местах и разносили отвратительный клич по округе. После всеобщего приглашения на ужин, толпы появлялись со всех сторон. Зараженные прыгали с крыш и окон квартир разбиваясь на смерть или же в секунду вставая и присоединяясь к преследованию. Хоть автобус и ехал сейчас доступные ему семьдесят километров в час и отрывался от тех кто был сзади, но ничего не мог сделать с теми кто выбегал на перерез. – Кристина, за руль! – Меняясь на ходу и выходя в салон Дмитрий проверял боезапас. Один патрон оставался в пистолете, в автомате был полный магазин. Проходя в глубь салона нужно было осмотреть все окна и двери и еще раз проверить, что они закрыты. Зараженные появляющиеся со всех сторон приближались. Если те кто был спереди сбивались массивной машиной, то другие прыгали на автобус и ударяясь об его железную обшивку отлетали в сторону цепляя своих соратников. Медленно и планомерно они пытались облепить корпус, но столкновения и тряска скидывали их на асфальт. – Дорогая не дергай руль, держи прямо изо всех сил, если машину понесет нас уже никто не спасет! – Держась за поручни Дмитрий думал, как бы решить эту ужасную задачку. – Поняла дорогой. – Вцепляясь до боли в ладонях, она удерживала машину на прямом курсе. Удар об заднюю дверь вызвал испуганный крик у детей и воспитательниц. Один из зомби висел на задней двери и пытался головой разбить стекло. Десятки коротких ударов не прекращались. Услышав крики инфицированные почувствовали второе дыхание и напирали с усиленным темпом. Дима стоял смотря на эту тварь пытавшуюся ворваться внутрь. Никакого разума, только жажда убийства. С боков на автобус они так и не могли запрыгнуть, но несколько таких столкновений почти разбили стекла. Ударяясь, как мухи они постепенно добивались своего. Впереди показался последний перекресток и выезд из города. Загородная дорога вела через посевные поля и луга. Значит тут этих тварей будет меньше. – Дорогой! – Взволнованный голос жены отвлекал от размышлений. – Я занят дорогая. – Пытаясь решить стрелять, бить или оставить каннибала в покое Дмитрий так и оставался спиной к супруге. – Михайлов твою мать!!! – Это без реакции оставлять уже было нельзя. Обернувшись он обомлел, Алевтина Петровна упала на пол и теперь тряслась в жутких конвульсиях. Дети отстранялись от нее, пересаживаясь на другие сидения. Было это очень странно, ранена она не была и с зараженными не контактировала. Подбежав к ней он пытался понять, что с ней, об эпилепсии и других ее заболеваниях он не знал, как и его жена. – Она чем-то болеет? – Поворачиваясь на перепуганных воспитательниц он ждал ответа. – Нет! – Женщины были удивлены не меньше всех остальных. Склонившись над ней Дима пытался успокоить ее и рассмотреть все известные признаки припадков. Алевтину Петровну трясло и глаза ее были закрыты, но сквозь прикрытие веки начинали приступать кровавые слезы. Посмотрев в зеркало заднего вида и найдя глаза Кристины, она также непонимающе смотрела на него. В миг вся тряска прекратилась. Зараженный которому единственному удалось попасть на автобус уже превратил двойной стеклопакет в потрескавшееся полотно. Передав автомат воспитательнице, предварительно приготовив его к стрельбе он шел в конец салона. – Если случиться, что-то странное стреляйте! – Передавая оружие он верил в ее силу воли и адекватную реакцию. Дима подходил в упор к настойчивому зомби. Когда он отвлекся и заметил его то просто замер. Смотря на него плотоядными глазами он склонил голову на бок скалясь и рыча. Выстрел в голову отправил его на трассу. Упав и сбив последних преследователей с ними было покончено. Затвор отщелкнул напоминая о пустом магазине. Вернув его в изначальное положение он убрал пистолет за пояс. Развернувшись в другом конце салона стояла старая воспитательница. Обрюзгшие плечи и залитый кровью сарафан жутко сочетались. Она словно голодная кошка попавшая в закрытый магазин морепродуктов осматривала имеющийся ассортимент. Ее дыхание и медленно переводимый взгляд давали понять, что она точно не медленная тварь. Дмитрий начал бежать на нее и громко выражаться, чтобы та заметила его. – Старая карга, попробуй сначала меня тварь! – Набирая скорость нужно было максимально быстро сократить дистанцию не дав ей напасть на кого-нибудь рядом. Воспитательница которой он передал автомат оцепенела. Петровна отвлеклась на Диму и никого не убила, то что она могла это сделать было и так понятно. Не сбавляя скорость Дмитрий Михайлов провел самый эффективный удар против зомби всех времен и народов. Техника его проста и незамысловата. При набранной начальной скорости немного подпрыгнув исполнить прямой удар ногой в грудь. Хоть и зараженная воспитательница была зомби быстрого типа и даже попыталась немного уклониться, но тяжелый ботинок в печатался четко в грудь. Инфицированная была отправлена в принудительный полет вышибая своей спиной лобовое стекло автобуса. Разлетевшись в дребезги и вылетев в след за зараженной оно осыпалось на асфальт. Детвора ликовала, им больше не нужен был вымышленный герой со страниц комиксов или голубого экрана. Настоящий, живой, с соседнего двора он был здесь и сейчас. Развернувшись в салон лицом на него взирали сотня глаз пораженных его смелостью и отвагой. – Дети запомните, в этом опасном мире наполненном кровожадными зомби вы должны выжить оставаясь при этом человеком. Спасти свою семью и себя не взирая ни на что. – Выдавая геройскую речь он выпятил грудь перенимая автомат у дрожащей женщины. – Бояться это нормально, но жизни людей намного важнее. Поэтому учитесь и запоминайте слабые и сильные стороны врага, зомби опасные, но не бессмертные, вы новое поколение которое возмужает соседствуя с монстрами из кино. – Дима она еще здесь. – Кристина наблюдала, как выброшенная из спасательного автобуса воспитательница держалась за капот и спадать не собиралась. Отнюдь, она набирала силы и словно скалолаз прощупывая твердые поверхности старалась вернуться в салон шаг за шагом. – Дети, закрыть глаза и уши! – Как вы понимаете на эту просьбу отреагировала лишь самая малая часть присутствующих. Всем было интересно, что папа Артема сделает с ненавистной старухой зомби. Злая Алевтина кормила их кашей и заставляла спать днем, когда они единогласно желали играть. – А ну делать, как сказал дядя Дима! Кому сказала!!! – Кричащая мать действовала на всех одинаково и даже три оставшиеся женщины из сада выполняли сказанное. Стрелять в упор в старушку висящую на капоте автобуса показалось слишком жестокой затеей. Поэтому Дима снял небольшой огнетушитель с крепления и прицелился. Увесистый металлический баллон при попадании наверняка должен был сбросить назойливого зомби. Алевтина Петровна, а точнее чем она стала прекрасно видела и понимала, что хочет предпринять человек. Она ускоряла свой подъем, ветер раздувал ее седые волосы и следующим порывом сдул их оставив на ее чепчике белоснежную шапочку-подкладку. – Твою ж мать, да она линяет! – Зависнув с огнетушителем на перевес он боролся с собой, чтобы не засмеяться. – Это парик. – Кристина понимала юмор мужа и сама еле сдерживалась. – Я просто хотел разбавить обстановку. – Понимая, что это была шутка для двоих он вернулся к прерванной миссии. Зараженная не стала ждать пока семейная пара договориться, усилием она оттолкнулась ногами от бампера и фары, выставляя руки вперед. Сочетанием прыжка и движения автобуса на приличной скорости, она залетела в салон. Феноменальная реакция позволила Диме отбить ее баллоном в сторону входной двери. После удара и падения в нишу, где располагались ступеньки она сразу же начала вставать с недвусмысленными намерениями. Кристина не могла ему помочь, если на такой скорости она бросит руль то неизвестно, как поведет себя автобус, который и так всю дорогу тянуло влево. – Открывай дверь Крисс! – Пиная и бья Алевтину баллоном он не давал ей момента для маневра. Потянув флажок под которым было написана искомая функция, та начала складываться. Зомби-воспитательница выпрямлялась. Скалясь и капая слюной она готовилась броситься, если не на Диму то на Кристину точно. Слишком уж хитрый был ее блуждающий взгляд. – Лови. – Легонько подбросив огнетушитель в ее сторону, она машинально его поймала и получила прямой ногой с упором в поручни. Вылетев, как пробка от шампанского на улицу она десяток раз крутанулась об твердый асфальт и остановилась только на обочине. В зеркалах заднего вида и в большом проеме задней двери было видно, что она поднималась и пускалась следом. Хотя после такого падения ее прыть поубавилась, ковыляя и прихрамывая на одну сторону она желал мести и крови. Вскоре обстановка нормализовалась. Дети успокоились и были уже не так возбуждены, в их головах все происходило словно в кино, а не по-настоящему. Взрослые к сожалению не могли перенять их состояние. – Все в порядке? Никто не ранен? – Получив утвердительный ответ Дима наконец позволил себе сесть и поразмыслить. Сейчас приходило понимание и полное осознание творящегося вокруг. Люди превращаются в плотоядных монстров и нападают друг на друга. Они становятся не восприимчивы к повреждениям исключая лишь те которые считаются летальными. Эти быстрые обладают нешуточной силой и реакцией, а еще они могут прибегать к хитростям. Полицейский в машине притворялся будто он без сознания, Алевтина Петровна карабкалась и понимая, что скорость машины и движение навстречу поможет ей оказаться в салоне, прыгнула. Потом когда она замешкалась на лестнице, он прекрасно почувствовал момент когда она выбирала между ними. Еще это спонтанное обращение, в отличии от других никто ее не кусал, да и как вообще они превращаются. Вопросов было масса, а ответов нет. – Я вижу КПП! – Слова Кристины пробудили его от погружения в собственные мысли и рассуждения. Дети и воспитательницы встрепенулись. Места в автобусе было немного поэтому удобно расположиться всем было сложно. Показавшаяся военная база должна была стать спасательным форпостом для детей и остальных беженцев. Приближаясь все ближе можно было заметить солдат на укрепленных стенах и у ворот. Они смотрели на приближающийся разукрашенный автобус в бинокли и что-то передавали по рации. Когда машина была уже рядом и военные убедились, что внутри живые, к ним вышел вооруженный офицер. Обходя автобус он заглядывал в окна рассматривая многочисленных пассажиров. Складная дверь была открыта, первый увидевший их солдат просил оставаться на месте и дожидаться дальнейших инструкций. Вскоре в салон автобуса заходил бравый офицер с погонами майора. – Все живы? – Мужчина был худощавого телосложения, но подтянутый. Прямой и твердый взгляд в сумме с нагрудными планками говорил, что офицер боевой и не раз попадал в серьезные передряги. – Да. – Дима поднялся со своего места, но его попросили вернуться. – Есть раненые? – Вглядываясь в глаза каждого отдельно сидящего человека он медленно обводил салон взглядом. – Нет. – Кристина вступала в этот опросник. – Хорошо, Я Майор Дамир Исмагилов. Вы, представьтесь? – Майор имел узкий подбородок с небольшой ямкой разделяющей его надвое, приклеенные к голове уши и серые глаза с каким-то потускневшим светом. – Дмитрий Михайлов. – Слушая он проникался уважением к гражданскому, в глазах читалось благодарность и почет. – Я рад, что вы выбрались и спасли детей. Сейчас вас пропустят внутрь и вы проедите в специальную зону, там вас осмотрят врачи и поместят в карантин. – Меняя тон на более благосклонный он улыбаясь покидал автобус. – Мне нужен полковник Зинченко. – Дима хотел остановить майора и заявить о своих намерениях сразу. Личное знание командира части могло сократить время на все любезности. – Сначала вы пройдете вышеуказанные процедуры и потом я организую вам аудиенцию. Как вас представить? – Понимая, на что намекает Дима он машинально кивал головой. – Скажите это тот кто спасал его задницу начиная от начальной школы и вплоть до института. – Дмитрий не знал, как бы обозначить себя наиболее точно, кроме как их совместный юношеский путь. – Я так и передам. – Улыбаясь от услышанной новости, что командир оказывается был не таким смелым и сильным в прошлом, он уходил тихо хихикая. – Будьте любезны. – Понимая, что тот его уже не слышит, Дима возвращался на свое место рядом с женой и сыном. Тяжелые ворота отъезжали в стороны освобождая проход. Медленно заезжая внутрь их вел за собой молодой солдат с флажками указывая траекторию движения. Внутри военная база была открытой площадкой со штабом, двумя служебным зданиями, столовой и несколькими казармами для личного состава. Сама обстановка и широкий плац явно показывали, что и здесь произошло тоже самое, что и в городе. Повсюду были лужицы крови, а поодаль в нескольких километрах виднелся густой дым. По запаху доносящимися при помощи встречного ветра не сложно было догадаться, что там сжигали павших или инфицированных, слишком уж специфический аромат. Припарковав автобус и выстроив весь экипаж спасительного грузовика к ним вышли люди в костюмах химической и радиоактивной защиты. Сначала они обработали автобус из распылителей закрепленных на их спинах. Потом их стали вызывать по одному. Выжившие продвигались по крытому брезентовому коридору внутрь огромной палатки из которой также вел подобный переход в следующую. Сначала шли дети и воспитательницы, последним был Артем и его родители. Внутри было светло и стерильно, сам воздух отдавал какой-то хлоркой и кварцем. – Проходите не задерживайтесь, от одного стола к другому и так вплоть до следующей палатки по вон тому коридору. – Молодой солдатик в полном обмундировании и противогазе старался быть вежливым. Сначала провели опрос в котором фигурировали дежурные вопросы об имени, фамилии и адрес проживания. Произведя полный перечень и заполнив анкету их пропускали дальше. Врачи начинали осмотр с глаз, ушей и носа. Светя фонариком они искали какие-то важные признаки, но сделав пометку в графе «чисто», приглашали дальше. Следующие брали анализ крови и мазок с внутренней части щеки. Дальше был осмотр за ширмой на наличие ран, порезов и любого другого разрыва тканей. Дмитрий был счастлив, что все организовано прилично и женщин досматривали женщины. После им позволили одеть свою одежду обработанную тем же самым спреем, что и автобус. – Сержант, подойдите. – Михайловы обернулись, воспитательница которая шла следом видимо вызывала какие-то вопросы и сомнения. Названный солдат уводил ее на улицу, через еще один выход. В следующей палатке они ожидали пока их вызовут, предварительно налепив каждому ярлык с индивидуальным номером. Дети, как и в начале проходили первыми и значительно быстрее взрослых. Затем настала очередь Димы и Кристины, у них очень удачно получалось идти вместе с Артемом не разделяясь. Следующее помещение было обычной казармой переоборудованной под столовую. Там можно было взять поднос и проходя в живой очереди указать на то чем хотелось подкрепиться и утолить жажду. Солдаты с оружием были везде и по несколько штук, автоматы были сняты с предохранителей на что сразу обратил внимание Дима. Перекусив их проводили в карантинную зону в которой помимо пассажиров автобуса было еще пол сотни людей. Те кто были здесь ничего не знали и приехали относительно недавно. Ожидание затянулось на несколько часов и многие ощутив спокойствие и защиту позволили себе сон. Глава 3. Гниль Семьи Михайловых – Вставай хрен с ушами. – Негромкое заявление исходило от офицера возвышавшегося над Димой. – Костя! – Видимо Михайлов вымотанный таким наплывом сверх неординарных событий за сутки отключился. Приходя в себя он ясно видел своего старого друга, конечно с тех времен он значительно постарел, но они держали связь и раз в несколько лет встречались по особым случаям. – Пойдем поговорим? – Подавая руку он помогал встать. – Конечно. – Аккуратная покидая выделенную постель, так чтобы не разбудить семью, они медленно удалялись из казармы. Константин Зинченко являлся продолжателем династии военных, заложенной в его семье еще пару веков назад. Высокий и сильный, с поразительно светлыми голубыми глазами и белокурой короткой стрижкой. Его усы идеально подходили овалу лица и строению черепушки, хотя за эти усы они дрались еженедельно. Чертовы усы были всегда причинной конфликтов и издевок. Мода на подобного рода растительность уходила оставаясь уделом избранных, одним из них и был Костян. Солдат выпустил их обоих не задавая глупых вопросов, полковник Зинченко являлся начальником этой части. Выходя на улицу они обошли палатку и ушли дальше оставаясь в одиночестве на одной из лавочек. – Теперь можно и поговорить, спрашивай. – Закуривая он готовился к вопросам от друга и простого гражданского. – Какого черта произошло? Выкладывай, я чуть не сдох сегодня пару раз, а то и больше. – Быстро оглянувшись он взял сигарету у школьного товарища, хотелось успокоить нервишки и немного пустить дым. – Помнишь программу атмосферной вакцинации проводимую государствами во всем мире. – Константин начинал. – Твою мать. – Понимая на что он намекает, Дима затягивался начиная кашлять. – Да Димон, мы сами отравили этот мир и людей в нем. – Опуская глаза он, как будто чувствовал ответственность. – Вот почему с некоторыми это происходит позже? – Пытаясь все понять с полуслова он помогал школьному товарищу. – Точно, это зараза может проявиться и через месяц. Представляешь какое дерьмо? – Качая головой он был в очень плохом настроении. – Еще как, и что, мы в порядке? – Узнать состоянии семьи было первоначальным и самым важным. – Известно станет только завтра, первых признаков нету, да и появляются они за некоторое время до превращения. – Пожимая плечами они пересекались взглядом. – Превращения в зомби? – Выбрасывая сигарету, так как никогда не мог курить и сейчас это не давало того утешения, что дарило курильщикам. – Ну мы еще не утвердили название, но суть ты уловил правильно. – Поглядывая на часы он продолжал. – Костя, Костя, что же вы натворили? – Понимая масштаб проблемы и ее геометрическую прогрессию становилось страшно. – Дима, я обычный полковник и командующий военной базы, это не в моей юрисдикции. Хотя, конечно, я был намного ближе всех остальных. – Не пытаясь отпираться он не отводил глаз. – Это неудавшийся эксперимент или осознанный акт террора? – Вот это могло решить, как относиться к правительству и всем ее слугам. – Неизвестно, надеюсь мы узнаем это, если конечно выживем. – Полковнику Зинченко был неприятен этот разговор, но его необходимо было завершить. – Сейчас-то, что-нибудь известно об этих тварях? – Дмитрий подвигался ближе, информация правит миром, а знание врага это уже половина победы. – Общая информация: гибнут от пули в голову, неутомимые и свирепые, могут сохранять человеческие привычки. – Перечисляя он не вносил ничего нового. – Что еще? – Вытаскивая слова из друга Михайлов был ненасытен. – Остальное требует время, мы посадили на цепь по несколько штук от каждого вида и ждем пока они сдохнут от голода. Ученые пробуют создать вакцину, вроде все. – Неутешительно подводя итоги он замолкал. – Это очень печальные новости полковник Зинченко. – Понимая, что армия знает не больше него самого эта тема сама по себе уходила на убыль. – Да Дима. – Сказать он ничего не мог, не потому что не хотел, а попросту из-за незнания. – Скольких человек сможет принять ваша база? – Меняя вектор разговора хотелось побыть со старым товарищем еще. – Исходя из нынешней ситуации, то всех кто придет. Зачем тебе эта информация? – Заинтересовавшись его вопросом и зная каков Дима Михайлов он развивал эту тему. – Мне нужно вернуться в город за собакой, а еще я думаю спасти тех кого смогу встретить по пути. – Выкладывая все как есть он бил в лоб. – Экспедиция. Только я доложу, что ты едешь спасать выживших, а собаку вы подберете по пути. – Просчитывая в голове бюрократические заморочки он уже находил выходы. – Пускай, мне нужен автобус на котором мы приехали, горючки туда и обратно, пару-тройку парней с оружием и рацию. – Перечисляя минимум необходимого Дима заканчивал. – Вполне выполнимо. – Поджимая губы Константин был согласен. – Устроишь? – Желание узнать ответ сейчас чувствовалось сквозь непринужденную беседу. – Да, через два часа сможете выехать. Предупреди семью и приходи сюда же на инструктаж через час. Познакомлю тебя с командой. – Просчитав все в голове командир базы утверждал операцию. Разговор был окончен. Дима немного приблизился к правде и истокам этого сумасшествия. Он сможет спасти еще несколько жизней и вытащить Тора. Тёма будет счастлив, а его совесть чиста. По дороге в карантинную палатку проносились подобные и другие мысли. Солдат на входе пропустил без проблем и лишних вопросов. Спасенные детишки спали или тихонько разговаривали по телефону с родителями. Другие заедали свой стресс или тихонько играли. Кристина и Артем спали в обнимку, она больше не хотела его никуда отпускать. Легонько толкнув ее, она медленно просыпалась. Присев на край кровати он ей на ухо все пересказал. Стоит отметить ее самообладание, гнев и злость готовы были выплеснуться моментально. Конечно, ведь в этих ужасных тварей мог превратиться любой, будь то он или она. Крисс уже не хотела отпускать Диму, пыталась склонить его отказаться от этой идеи, говорила, что Тор возможно уже мертв и подвергать себя опасности рискуя собственной жизнью не рационально. Доводов в пользу экспедиции было несколько: во-первых, он может это сделать, во-вторых они спасут тех кто сейчас в одном городе с этими тварями и ничего не может им противопоставить, третье собака. Дебаты кончились, в столь темные времена нужны были люди способные действовать и Дмитрий был одним из них. Пробыв вместе втроем на одной небольшой кровати около часа за ним пришли. – Дмитрий Михайлов, вставайте вас ждут. – Молодой сержант охранявший внутренний периметр карантинной зоны был любезен и учтив. Связь этого гражданского с начальником базы накладывала на это нескрываемый отпечаток. Поднявшись он посмотрел на свою семью, задержавшись на них взглядом он поцеловал каждого и тихонько удалился. Пройдя в то место, где они с Костей обсуждали последние новости, его ожидала группа солдат и сам полковник. Мощные ребята в полном обмундировании, матерые волки и солдаты прошедшие не одну заварушку. Их было четверо, первый из них был бородатый мужчина славянской наружности, его рыжие волосы и плотная щетина создавали ему внушительный образ. – Сержант Данила Ермаков, далее старший лейтенант Антон Семёнов. – Высокий худощавый парень, по его снаряжению он был снайпер. Лысый парень с карими глазами, нос свернутый несколько раз в разные стороны указывал на его неспокойный и резкий характер. – Капитан Ильнур Шамсутдинов. – Представился чистого вида татарин, наглый надменный взгляд и пулемет висящий за его спиной, словно обычный автомат намекал на недюжинную силу. Среднего роста, но очень крепкий. Симпатичное лицо украшало несколько шрамов. В последствии Диме расскажут, что ему несколько раз пытались перерезать горло и разорвать рот. – Рядовой Петр Айвоседа. – Толстяк с белоснежными зубами, самый молодой из присутствующих, но целиком и полностью отдавший свою жизнь служению вооруженным силам. Симпатичный парень со светлой кожей и глазами отдававшими желтизной. Типичный представитель Хантов, с их азиатской внешностью и православными именами. – Дмитрий Михайлов господа. Наш человек и командир вашей операции. – Костя Зинченко специально назначил его главным. Слишком уж разные были эти ребята и соответствующий статус у любого из них прямым образом бы влиял на ход выполнения задачи. – Вот и познакомились, Дима, Петр отведет тебя на склад, чтобы ты мог переодеться и вооружиться. Айвоседа и Михайлов отправились собираться. Ермак, Сёма и Шан-Цунг контролировали полное оснащение автобуса и его состояние. Каждый их них убил не меньше десятка зараженных во время утреннего всплеска. Многие из их друзей превращались на их глазах и убивали других. Они знали с чем им предстоит столкнуться и как себя вести. Дмитрия одели, как и любого солдата, поверх обычного кителя со штанами были налокотники и наколенники. При помощи них можно было опускаться на твердые поверхности не боясь за суставы. Из оружие он взял старенький Калашников 7.62, нож и патроны на пистолет. Разгрузка которую он надел поверх легкого бронежилета ему снарядили магазинами для автомата, парой ударных гранат и одной осколочной. От каски он отказываться тоже не стал, голову было необходимо защитить, да и внутренняя связь встроенная в шлемофон была крайне удобной и практичной. Собравшись они вышли на улицу, где их уже ждал усовершенствованный автобус. – Вот это перемены, мне нравиться. – Приподняв каску Дмитрий улыбнулся, прокачка была на высшем уровне. – Согласен Дима, могу же я к вам так обращаться? – Хант был стеснителен и вежлив, не очень навыки для военного, хотя что они имеют общего с реальной боевой ситуацией. – Конечно Петр, обращайся как хочешь, скоро мы отсюда выдвинемся в город полный зараженных и это меня беспокоит в последнюю очередь. – Решив на этом они вдвоем подходили к детскому автобусу. Группа солдат прикручивала легкие металлические щиты на окна, заднюю дверь также полностью закрыли металлическим листом, теперь инфицированные не смогут прорваться. В установленной внешней защите при помощи инструмента делали прорези для стрельбы и наблюдения. Шамсутдинов внутри устанавливал себе высокий табурет, чтобы высунувшись из люка стрелять со своего пулемета уперев его сошками в крышу. Семёнов готовил винтовку и автомат для ближнего боя. Данила раскладывал несколько магазинных дробовиков для себя и Шан-Цунга, а также с любовью натирал гранатомет револьверного типа. – Все готово, через десять минут выдвигаемся. – Айвоседа пройдя вокруг автобуса давал команду. – Придётся немного подождать господа. Я нашел небольшой ковш с маленького погрузчика, будет чем расчистить путь и укрепить двигатель. – Семенов заложив за спину винтовку шел рядом с небольшим взводом солдат толкающих телегу. – Что с колесами? – Михайлов осматривал последнее незащищенное место. – Раз у нас есть время то закроем листами и их! – Ермак был рад поработать еще немного сварочником, гоняя младший состав, автобус обрастал последним слоем брони. Работа продолжалась в том же темпе. Найденный ковш крепился к бамперу, его небольшие размеры словно у маленького трактора вставал в аккурат. Металлические листы солдаты приносили, словно армия муравьев. Таща их они спешили обрезать и приложить, чтобы, как можно лучше и качественнее укрепить спасательный автобус. В салон грузили ящики с патронами и снаряжали ими магазины для скорейшего применения в бою. Михайлов проверял агрегатную часть машины, с мыслью что кроме него лучше никто это не сделает. Рация установленная в кабине для стабильной и надежной связи с центром уже функционировала, а спутник парящий на низкой орбите обеспечивал наблюдение с воздуха. Полковник обещал также одну вертушку на крайний случай, но это было мало вероятно. Поддержка с воздуха была отличным подспорьем для операции, но ее ресурс был ограничен. – Все готово командир, через десять минут можем выдвигаться. – Дима услышав обратный отсчет бросил взгляд на казармы в которой были его жена и сын. Пробегая по маленьким мутным окнам из полиэтилена он увидел их. Кристина держала Тёму на руках и провожала свою любовь в одну из опаснейших миссий на этом свете. Вернуться в город заполненный плотоядными каннибалами и спасти тех кто сейчас прячется и бояться издать лишний звук, чтобы не быть разорванными на части. Немая связь длилась около минуты, обнять и поцеловать родных его не пустят. Михайлова одёрнули за плечо. – Пора мой друг, машина готовы, а солдаты заряжены. – Полковник смотрел на своего старого приятеля с нескрываемым уважением и глубокой надеждой. – Спасите столько людей сколько сможете и возвращайтесь живыми! – Я приложу все усилия, маршрут? – Понимающе кивнув они принялись рассматривать небольшую карту города на электроном планшете. – Вы поедете с базы по той же дороге по которой приехали. Спутник провел разведку при помощи инфракрасного изучения местности, твари переместились в восточную часть города. Их много, около семи тысяч и их ряды ежесекундно пополняются. Какие они в процентном соотношении сказать не могу, у них там своего рода перевалочный пункт. – Там это где? – Видя кварталы застроены многоэтажками, он не мог понять о каком районе идет речь. – Гетто, твари пируют и пополняют армию мертвых. – Переходя дальше он немного отдалял картинку показывая общую картину. – Звучит хреново. – Осматривая остальные участки и сам маршрут было понятно насколько плачевна ситуация в городе. Маленькие или единичные точки людей везде и огромные кляксы в каждом районе и почти закрашенное гетто. – Оно и понятно, на всю миссию у вас будет не больше двух часов с дорогой, потом начнет смеркаться. Мы уже не сможем прикрыть вас с воздуха. – Показывая время на наручных часах они сверялись. – Тогда не будем терять времени. Отряд, в машину! – Понимая насколько быстро им нужно действовать и сколько всего непредвиденного, как всегда случиться он срывался с места. – Не потерял командный голос слоняра. Удачи брат. – Искренни надеясь на успех операции Константин возвращался в штаб. Ситуация в крае и ближайших областях была схожей, выжившие отходили от первой волны, но категорически не хватало людей. Каждый заботился о своей шкуре пренебрегая кровом, оружием и едой способной предоставить армия. Вскоре эти твари проголодаются и пойдут на охоту и для них не будет разницы. – Присмотри за моей семьей и узнай, что там с чёртовыми анализами! – На ходу Дима напоминал полковнику. – Обещаю. – Хороший человек и верный друг прекрасно сочетались в грамотном военачальнике, каким и являлся Константин Зинченко. Глава 4. Гниль Семьи Мейсен Автобус разрисованный героями сказок выезжал с военной части. Яркие цвета были перекрыты листами стали закрепленными поверх окон и колесной базы. Стальная крепость с небольшим взводом направлялась в сторону города ощутившего на себе весь ужас голливудской пандемии. Трасса разделявшая выживших и родной город была пуста и безлюдна. Проезжая в окне Дима заметил Ларису Петровну, шатавшаяся в глубине поля она не могла найти себе покоя. Потом до города чистый участок. Многочисленные останки людей и зараженных были появлялись с первыми табличками улиц и дорожных знаков напоминая об ужасах постигших в первые минуты смертельной вспышки. Машина ехала хорошо, даже лучше, чем когда они спасали детей. – Мы чуть, чуть добавили сотого, теперь двигатель выдает так как надо. – Айвоседа вел автобус и отвечал на вопросительный взгляд Михайлова. – Едет отлично, все дело в горючке? – Удивленно отмечая повысившиеся характеристики транспорта он был доволен. – Ну да, времени было мало, поэтому все остальные силы бросили на броню. – Короткий разговор оборвался так же резко как и начался. Проезжая по загородной дороге в глаза бросился лежащий на обочине парик воспитательницы Артема. В голове пролетали мысли, что когда они удирали за ними бежало огромное стадо этих тварей. Полковник Зинченко сказал, что они сместились за реку. Бедные районы и бедные люди, их дома словно муравейники, легкая добыча для такого количества каннибалов. Даже если и кому-то удалось спастись в первую волну, то сейчас они спрятались так далеко, что даже спасатели их не найдут. Но кто мог гарантировать им жизнь, любой шорох и не вынесут чертовы двери и окна, толпа этих тварей была способна и не на такое. – Вижу впереди небольшое скопление гнилых! – Снайпер Антон наблюдал за горизонтом через люк и прицел своей винтовки. – Какие указания? – Мы проедем мимо и будем двигаться по маршруту. Шамсутдинов, Ермаков, возьмите автоматы с глушителями, если они будут собираться проредите их немного. Мужчины располагавшееся друг на против друга в середине салона на разных рядах переглянулись. Поймав выражения их лиц, Михайлов понял почему Костя назначил главным его. Два пацана у которых загорелись глаза соперничества. Воины наворачивали на стволы насадки и двигались к указанным позициям. Пулемет Шан-Цунга оставался на месте ожидать пока хозяин его применит. Город приближался и на выездном перекрёстке толпились гнилые. – Два медленных, остальные быстрые, прошу разрешения на ликвидацию крикунов? – Семенов докладывал со своей снайперской позиции. – Разрешаю. – Диме было интересно, как он их отличил, но больше всего он понимал какую опасность несут так называемые «крикуны». Когда они издали свой клич из всех щелей показались огромные толпы зараженных и отстали лишь тогда, когда их автобус был для них недосягаем. Раздалось пара глухих выстрелов и в далеки за несколько сотен метров два инфицированных вирусом упали. С такого расстояния было не разобрать, но то что остальные активировались было видно. Твари стали беспорядочно метаться и искать людей поблизости даже не подозревая о приближающемся транспорте. – Как Антон определил кто из них кто? – Пока расстояние сокращалось можно было узнать важное. – Медленные в статичном состоянии более внимательны, если другие словно дикие звери бросаются на любой шорох, то эти всматриваться и прислушиваются для обнаружения людей и не обращают на внимание на самое очевидное. – Петр рассказывал увлеченно и кратко. – Тут надо набивать глаз босс, так с первого раза и не поймешь. – Ермаков давал разъяснение стоя на ступеньки входной двери. – Я вот до сих пор их не отличаю. – Оно и не удивительно, ты же полный кретин Данила. – Смех разлетелся по салону, Шан-Цунг рассмешил самого себя и был крайне этим доволен, что совсем не сдерживал эмоций. Автобус подъезжал к главному перекрестку у началу города. Зараженные увидевшие постепенно увеличивавшееся пятно начали проявлять активность. Часть из них начала бежать напрямик в лоб, другие же взбиралась на светофоры и здания граничащие с дорогой. Гнилые собирались штурмовать машину несущуюся на всех порах. Семенов покинул свою позицию закрывая за собой люк, положив винтовку между сидений, он готовил пистолет-пулемет для ближнего боя. Ильнур и Ермаков были сзади, в их задачу входило убрать хвост. Михайлов у лобового, Семенов за водителем начали поливать фронт. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/roman-babayan-21748690/gnil-semi-mihaylovyh/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 5.99 руб.