Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Трансгуманизм в российском образовании. Наши дети как товар

Трансгуманизм в российском образовании. Наши дети как товар
Автор: Ольга Четверикова Жанр: Воспитание детей, публицистика Тип: Книга Издательство: Книжный мир Год издания: 2020 Цена: 300.00 руб. Просмотры: 4 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 300.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Трансгуманизм в российском образовании. Наши дети как товар Ольга Николаевна Четверикова Трансгуманисты в России – кто они? Какие цели ставят перед собой, и почему их главным приоритетом стало реформирование российской системы образования? Как полутайное лобби трансгуманизма проникло во власть и зачем оно стремится создать новый общественный класс людеардеров – рабовладельцев нового типа, скупающих наших детей «на корню»? В ближайшем будущем, если их планы осуществятся, наши дети превратятся в «болванки», из которых будут вытачивать «на станке» нового образования нужные бизнесу «детали». Хотите ли вы, чтобы ваш ребенок стал «живым товаром», «человеком одной кнопки», с детства приговорённым быть «биообъектом» третьего сорта, обречённым «знать свой шесток» без всякой надежды на лучшее? Новая книга кандидата исторических наук Ольги Четвериковой делает тайное явным, раскрывает губительные планы реформаторов-трансгуманистов, показывает, что произойдет в ближайшем будущем, если мы не остановим погром российского образования и не спасем своих детей от грядущего рабства. Ольга Четверикова Трансгуманизм в российском образовании. Наши дети как товар Хочешь победить врага – воспитай его детей.     Восточная мудрость От автора То, что происходит сегодня в нашем обществе, можно понять только в свете тех глубоких глобальных перемен, которые стали следствием перехода мирового правящего класса к осуществлению полномасштабной технологической революции. В начале XXI в. о ней появилась масса публикаций, но единой концепции так и не было выработано, поскольку связанная с ней трансформация общества настолько радикальна и всеобъемлюща, что сделать это невозможно. Одни называют её третьей, другие – четвёртой промышленной революцией («Индустрия 4.0»), кто-то – пятым технологическим укладом. Но в силу массового применения информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) наиболее распространённым стало её определение как «цифровой революции» или строительства глобального постиндустриального информационного общества, переход к которому был официально провозглашён на саммите G8 в июле 2000 г. Проявляется она в массовой роботизации, автоматизации и компьютеризации, внедрении нано-, био-, информационных и когнитивных конвергентных технологий (НБИК-технологий), в изменении характера и организации производственного процесса, обмена, потребления, социальной структуры общества, системы управления и коммуникации, и главное – самого человека, его сознания и даже природы. Робот вытесняет человека Новые технологии кардинально меняют характер труда во всех отраслях и профессиях, распространяясь не только на производственную сферу, но и на сферу услуг и системы управления, ведя к серьёзной перестройке рынка труда. По прогнозам экономистов, в ближайшие 20 лет от 50 до 70 % рабочих мест могут быть заменены роботами. В соответствии с данными Банка Америки, если сегодня 10 % продукции производится роботами, то к 2025 г. этот показатель достигнет 45 %. По его же данным, снижается цена на роботов: за последние 10 лет она упала на 27 %, а в ближайшие 10 лет упадёт ещё на 22 %[1 - Durand С. En France, 40 % des emplois peuvent etre remplaces par des machines – Режим доступа:http://www.numerama.com/politique/252059-en-france-40-des-emplois-peuvent-etre-remplaces-par-des-machines.html]. Основное опасение по поводу работы в «Индустрии 4.0» заключается в том, что значительное расширение новых операций не обязательно потребует создания новых рабочих мест для людей, что окажется серьёзной проблемой, так как общая численность населения продолжает расти. Многие подчеркивают, что нынешняя революция создает меньше рабочих мест в новых отраслях, чем предыдущие революции. Так, по оценке Программы Оксфорд-Мартин по технологии и занятости, только 0,5 % трудовых ресурсов США заняты в отраслях, не существовавших в начале XXI века, и менее 8 % новых рабочих мест было создано в 80-х годах XX века, а 4,5 % новых рабочих мест – в 90-е годы[2 - Шваб К. Четвёртая промышленная революция. М., 2017. С. 52–53.]. Как показывают данные, инновации в информационных и других прорывных технологиях способствуют повышению производительности путём замены существующих рабочих, а не создания новых продуктов, которые требуют дополнительного труда для производства. Если число рабочих мест и растёт, то это частичная занятость. По данным статистики, в США с декабря 2007 г. по август 2013 г. рынок труда утратил около 5 млн. рабочих мест с постоянной занятостью, в то время, как число рабочих мест с неполной занятостью увеличилось на 3 млн[3 - «Роботы наступают. Развитие технологий и будущее без работы»: Мартин Форд предупреждает мир о реальной угрозе. – Режим доступа: https://hi-tech.mail.ru/review/martin-ford-future-robots/?from=hitech]. Наибольшему риску (80-100 %) подвергаются такие профессии, как администраторы, бухгалтеры, финансовые аналитики, журналисты, водители, гиды, пекари, фармацевты, страховые агенты, агенты по продаже недвижимости, продавцы розничных товаров, коллекторы, официанты и хостесы. Сохраняются те профессии, где требуются социальные и творческие навыки, принятие решений в условиях неопределённости, где всё основывается на личных отношениях или интуиции[4 - Но и эта ситуация, как показывает К. Шваб, может сохраняться недолго, о чём свидетельствует, например, положение писателей в условиях появления автоматических текстов, создаваемых сложными алгоритмами. По прогнозам, к середине двадцатых годов 90 % текстов новостей будут создаваться алгоритмом по большей части без вмешательства человека (за исключением разработки самого алгоритма).]: терапевты и хирурги, психологи, антропологи, археологи, менеджеры по продажам, полицейские и детективы, артисты, фотографы, социальные работники, священники, но этого будет недостаточно, чтобы удовлетворить всех. Диплом перестанет быть защитой от безработицы. Как заявил руководитель одного из исследований Х.Э. Каруи, «роботизация станет для белых воротничков тем же, чем глобализация – для синих»[5 - La robotisation, une reelle menace pour l'emploi? – Режим доступа: http://www.rtl.fr/actu/societe-faits-divers/la-robotisation-une-reelle-menace-pour-l-emploi-7787159348]. Она затронет средний класс, включая высшие слои среднего класса. В целом уровень безработицы возрастёт до 18 % э.а.н.[6 - Э.а.н. – экономически активное население. – Ред.] (сегодня – 10 %). Что касается новых профессий, то они будут созданы в сфере новых технологий, и среди них исследователи Microsoft Surface и The Future Laboratory выделяют следующие: дизайнер виртуальной среды обитания (большинство людей будут много времени проводить в виртуальном пространстве и захотят персонального оформления своего виртуального мира), адвокат по робоэтике, обозреватель цифровой культуры (будут помогать интегрировать технологии в повседневную жизнь), биохакер на фрилансе (выполнять заказы людей по апгрейду своего тела), стратег построения идей для Интернета вещей, создатель космических туров, инженер по восстановлению естественной среды (в результате урбанизации на планете уже почти не останется естественной среды), куратор личностей (работа с архивами персональных оцифрованных мыслей, воспоминаний, видеозаписей всего увиденного в жизни, аудио и т. д.), дизайнер человеческого тела (работа с имплантами) и др.[7 - Human body part designers and guided Space tours? Get ready for the jobs of the future. – Режим доступа: https://news.microsoft. com/en-gb/2016/08/09/human-limb-designers-and-nine-other-jobs-we-will-need-in-the-future/] Тут надо отметить, что на почве поиска и изобретения новых профессий стали возникать теории постинформационного общества, основными характеристиками которого называют следующие: 1) снижение роли наукоёмких отраслей промышленности и науки в целом, что выражается в переносе исследовательских лабораторий в менее богатые страны; 2) занятость большинства населения развитых стран в индустрии развлечений: культура (включая шоу-бизнес, мода, гуманитарные науки и т. д.)> рестораны, туризм и прочее; 3) падение престижа всех так называемых «серьёзных» профессий в ведущих странах: учёных, программистов, инженеров, а также умственного труда и рационализма, и, соответственно, возрастание популярности демонстративно беззаботных профессий: фотомоделей, культурологов, парикмахеров, а также мистики и иррационализма. Вместе с тем, с внедрением новых технологий растёт поляризация: повышается доля высококвалифицированного и низкоквалифицированного труда (например, курьеров в связи с ростом электронной торговли), а ценность среднеквалифицированного труда понижается, что подрывает материальный достаток многочисленного среднего класса, делает невозможным его представителям войти в рынок высококвалифицированного труда. В итоге средний класс размывается, что влечёт изменение социальной структуры общества, которое наиболее полно описано английским экономистом, профессором Лондонского университет Ги Стэндингом, автором двух нашумевших книг: «Прекариат: новый опасный класс» (2011) и «Хартия прекариата» (2014). Для описания социальных последствий он использовал появившийся ещё в 1970-е годы термин «прекариат» (произведённый от слов: «ргёсапе» (ненадёжный) и «proletariat»), означающий людей с наиболее низкими доходами, не имеющих никакой гарантии занятости, вынужденных постоянно менять место работы, работающих неполный рабочий день на сезонной работе или в теневом секторе. Положение таких людей не позволяет им обеспечить свою экономическую и социальную независимость. Стэндинг описывает прекариат как новый, находящийся в процессе становления общественный класс, включающий в себя три категории людей: одна вышла из пролетариата, но эти люди никогда не достигнут того, что имели их родители; другая – это мигранты, а третья состоит из образованной дипломированной молодёжи, которая не может найти достойную работу. Все три группы объединяет чувство неуверенности, обусловленное неопределённостью их положения, ограниченным доступом к социальным выплатам, фактическим отсутствием социальной поддержки и каких-либо перспектив. В результате, в соответствии с концепцией Стэндинга, складывается многоуровневая классовая структура, в которой выделяются следующие группы. Наверху находится плутократия (сверхбогатые, живущие за счёт ренты и обладающие огромной политической властью). Затем идут так называемый салариат (люди с долгосрочными гарантиями занятости, пенсиями, медицинской страховкой и пр.) и старый пролетариат. Ниже находится прекариат, а на самом низком уровне – беднота, люмпен-пролетариат и безработные. При этом численность салариата и пролетариата постоянно сокращается, а численность прекариата растёт, он начинает вытеснять салариат и пролетариат, что ведёт к резкой поляризации общества: наверху находятся сверхбогатые и просто богатые, а внизу – «прекариат» и беднота. Падение доходов европейцев происходит сегодня такими темпами, что значительная часть населения быстро приближается к черте бедности. Как следует из доклада НПО Oxfam, проводившей исследование осенью 2015 г., 123 млн. человек в Европе (почти четверть населения) подвержены риску оказаться в состоянии бедности (в 2008 г. их было 116 млн.)[8 - Durand D. Plus de 120 millions d'Europeens au bord de la pauvrete. -Режим доступа:http://premium.lefigaro.fr/conjoncture/2015/09/09/20002-20150909ARTFIG00210-plus-de-120-millions-d-europeens-au-bord-de-la-pauvrete.php]. 1 % наиболее богатых европейцев обладает третью всего богатства, в то время как 40 % наименее обеспеченных принадлежит всего 1 %. Положение прекариата делает его крайне опасным для властей. Он не имеет никакой гарантии занятости и вынужден постоянно менять виды работы. Он не может рассчитывать на государственную помощь, пенсионное обеспечение, отпуск, пособия по безработице, больничные и оплату медицинских счетов. В ещё более тяжёлом положении находятся те, кто работает в теневой экономике, то есть без трудового договора, не входя в юридические отношения со своим работодателем. Но прекариат не имеет и многих гражданских, политических, культурных прав, которыми обладают другие категории населения. Это увеличивает потенциал протеста в среде прекариата, но такой протест обычно не имеет выхода. Отрицая старые политические партии, рабочие, выпавшие из пролетариата, и безработная квалифицированная молодёжь превращаются в социальную опору для набирающих силу крайне правых националистических движений, которые сталкивают их с мигрантами. Последних же, в свою очередь, используют подконтрольные спецслужбам радикальные организации, которые следят за тем, чтобы их протест не ушёл в русло социальной борьбы, а оставался в рамках пустого, бессмысленного бунта. В итоге происходит разбалансировка политической системы, которая традиционно опирались на средний класс, усиление идей популизма, радикализма и милитаризма. Реагируя на эти процессы, правящий класс ужесточает политический контроль, способствуя постепенному утверждению на Западе полицейского государства. В качестве одного из средств решения данной социальной проблемы Стэндинг видит введение «безусловного основного дохода» – гарантированного довольствия каждому гражданину, вне зависимости от потребности, но обусловленного определённой активностью, которой от гражданина ожидают (участием в выборах и пр.) И в 2016 г. такое пособие уже попытались ввести в Швейцарии, но предложение не прошло: на референдуме против него проголосовало 76,9 % участвующих в голосовании граждан Швейцарии. Тем не менее, планы такие существуют и рано или поздно в той или иной форме их начнут внедрять. Об этом, в частности, говорит и известный американский инженер-предприниматель, основатель компаний Paypal и SpaceX, директор компаний Tesla и SolarCity, член Президентского форума по стратегии и политике при президенте США Дональде Трампе[9 - Группы из 16 американских предпринимателей, задача которой состоит в том, чтобы консультировать президента США по вопросам, связанным с экономическим ростом, созданием новых рабочих мест и повышением производительности труда]Илон Маск. Описывая социальные последствия внедрения новых технологий, он указал: «Слияние человека с машиной – это будущее. А ближайший эффект от технологий – это автономные машины. Они заменят водителей. Такой процесс может занять до 20 лет, будет быстрым и разрушительным, и затем 12–15 % занятых во всём мире станут безработными. Поэтому нам нужно быстро найти новые роли, новые занятия для этих людей. В конце концов, думаю, мы придём к идее универсального базового дохода. У нас нет иного варианта. За автоматизацией последует лавина дешёвых товаров и услуг, но нужно понять, что делать с предназначением человека. Как и какое человек будет иметь значение, если значение для многих неразрывно связано с их работой? Если твоя работа больше не нужна, какой в тебе смысл? Посему будущее представляет для нас серьезное социальное испытание»[10 - Илон Маск: Человеку предстоит слиться с машиной. – Режим доступа: http://news.liga.net/news/world/14691699-ilon_mask_cheloveku_predstoit_slitsya_s_mashinoy.htm]. Приватизация государства Такие же глубокие изменения происходят в системе управления и, главное, в системе властных отношений. Речь идёт о приватизации государственных функций, что полностью соответствует установке, данной Дэвидом Рокфеллером ещё в 1999 г.: «Что-то должно заменить правительства, и мне кажется, что наиболее подходящей для этого является частная власть». Начиная с 90-х гг. на Западе идёт процесс размывания границ между государством и частным бизнесом, которому государство передаёт свои функции. Осуществляется это через частногосударственное партнёрство (ЧГП), которое заменяет собой административно-властные отношения и путём перераспределения полномочий собственности (то есть институционально) изменяет сферы деятельности, традиционно относящиеся к ведению государства. Модели и структура ЧГП разнообразны, степень фактического участия частного предпринимательства и масштаб передачи правомочий также различны, но суть одна, так что многие трактуют ЧГП как особую форму приватизации, при которой сам термин используется в качестве словесной уловки с целью скрыть его истинное значение[11 - Дерябина М. Государственно-частное партнерство: теория и практикаhttp://institutiones.com/general/1079-gosudarstvenno-chastnoe-partnerstvo.html]. Наиболее распространённой формой ЧГП является система долгосрочного контракта – аутсорсинга, представляющего собой передачу определённых функций частным фирмам, выступающим в роли подрядчика. В сфере государственного управления аутсорсинг стал активно использоваться в связи с развитием концепции «нового госуправления», подразумевающего применение рыночных критериев оценки эффективности деятельности государственных органов. Уже к 2000 году большинство государств Запада перешло к передаче основной массы госфункций на аутсорсинг, но в наибольшей степени здесь преуспели англосаксонские страны, скандинавские и «азиатские тигры»[12 - Галин А. Аутсорсинг в госсекторе: как российские госструктуры учатся делегировать? Режим доступа:http://blog.ucmsgroup.ru/outsourcing-in-the-public-sector-how-russian-state-agencies-learn-to-delegate/]. Однако эпицентром этого мирового процесса являются США, где полным ходом идёт процесс сращивания государственных и частных структур. Сегодня число сотрудников частных компаний, выполняющих государственные контракты, превышает численный состав госслужащих[13 - Крашенинникова В. Война на аутсорсинге. – Режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/number/n_10269], а гиганты подрядного бизнеса, которые уже называют четвёртой властью, превращаются в квазигосударственные агентства, в которых господряды составляют 90–95 % их деловой активности. В частные руки в США переходят военное дело, разведывательная деятельность, пенитенциарная система, контроль за информацией и другие сферы. Особенно отчётливо это проявляется в деятельности американского ВПК, где уже в начале 1990-х гг. начала осуществляться крупная реформа, при которой активными участниками его стали инвестиционные фонды, занявшиеся реструктуризацией крупных корпораций и созданием новых технологических лидеров. В 2001–2005 гг. на основе концепции сетецентричных методов вооружённой борьбы в США было проведено уже коренное изменение структуры оборонного комплекса, в результате которого в решение его задач стали вовлекаться широкие круги частного бизнеса. Венчурные инвесторы участвуют в создании бизнесов для вооружённых сил, стартапов в области новых технологий, сервиса и производства продукции двойного назначения, а передача на аутсорсинг отдельных задач силовых ведомств США представляет собой уже массовый процесс. То же происходит в сфере разведки. Уже в 2007 г. американское правительство признало, что 70 % его секретного разведывательного бюджета тратится на частные контракты, происходит «трансформация разведывательной бюрократии времён холодной войны в нечто новое, где доминируют уже интересы подрядчика»[14 - Тим Шорок. Разведку США отдали на откуп коммерсантам/Zwww. agentura.ru/dossier/usa/contract/]. Для американского общества, включая Конгресс, их деятельность остаётся закрытой, благодаря чему они начинают сосредоточивать в своих руках всё более важные функции. Бывшие сотрудники ЦРУ утверждают, что около 60 % его работников – это контрактники, которые анализируют большую часть информации, пишут отчёты для людей, принимающих решения в госструктурах, обеспечивают работу коммуникаций между различными спецслужбами, помогают зарубежной резидентуре, занимаются анализом перехвата данных. Таким образом, Агентство национальной безопасности США всё более попадает в зависимость от частных компаний, обладающих секретной информацией. С внедрением информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) некоммерческие организации, фонды и др. играют всё более активную роль в выполнении управленческих функций. О перераспределении власти за счёт государств в пользу новых хозяев подробно пишет Клаус Шваб в своей книге «Четвёртая промышленная революция». Он указывает: «Правительства должны адаптироваться и к тому, что власть под воздействием этой промышленной революции зачастую переходит от государства к негосударственным субъектам, а также от организованных учреждений к сетям с более свободным устройством… Правительства оказались в числе тех, на ком в наибольшей степени отразилось воздействие этой неуловимой и эфемерной силы… Их полномочия сдерживаются конкурирующими центрами власти, имеющими транснациональный, региональный, местный и даже личный характер. Структуры микровласти способны оказывать сдерживающее воздействие на структуры макровласти, такие как государственные правительства»[15 - Шваб К. Указ. соч. С. 85.]. Шваб откровенно пишет, что, хотя население получает большие возможности, оно оказывается под всё большим контролем хозяев знаний, а правительство при этом оказывается всё более беспомощным. «Параллельные структуры смогут транслировать идеологии, вербовать последователей и координировать действия, направленные против официальных правительственных систем или идущие вразрез с их позицией. Правительства в их нынешнем виде будут вынуждены меняться, поскольку их центральная роль в проведении политики будет всё более уменьшаться в связи с ростом конкуренции, а также перераспределением и децентрализацией власти, которые стали возможны благодаря новым технологиям. Всё чаще правительства будут рассматриваться как центры по обслуживанию населения, оцениваемые по их способности поставлять расширенную форму услуг наиболее эффективным и индивидуализированным способом»*. Если они адаптируются, то они выживут. Укрепление власти транснациональных структур означает демонтаж государственного управления и требует отказа от национально-государственного подхода. Шваб предупреждает, что «нехорошо будет тем, кто ориентируется на национальные интересы». «Те страны и регионы, которые добьются успеха в установлении международных норм, которые в дальнейшем станут предпочтительным стандартом в основных категориях и областях новой цифровой экономики (интернет вещей, цифровое здравоохранение, использование коммерческих дронов) получат значительные экономические и финансовые выгоды. Напротив, для стран, которые поддерживают свои внутренние нормы и правила, чтобы дать преимущества внутренним производителям, и при этом блокируют доступ для иностранных конкурентов и снижают суммы роялти (вознаграждение за использование патентов, авторских прав и пр.), существует большой риск оказаться в изоляции от глобальных норм, который подвергнет свою страну риску отстать от новой цифровой экономики. Рассматриваемый в широком плане вопрос законодательства и соблюдения требований закона на национальном и региональном уровнях будут играть определяющую роль в формировании экосистемы»[16 - Там же. С. 93.]. А адаптироваться они смогут, если введут гибкое маневренное управление, объединив два противоположных подхода: «всё, что не запрещено, разрешено» и «всё, что запрещено – не разрешено». Законодательное регулирование будет играть решающую роль в принятии и распространении новых технологий, и правительства будут вынуждены изменить свой подход, когда дело дойдёт до создания, пересмотра и исполнения нормативно-правовых актов. В любом случае правительства и граждане должны пересмотреть свои роли и способы взаимодействия. Действительно, властные полномочия становятся всё более распределёнными. Власть переходит и «вниз» – местным группам и частным лицам, которые, используя новые информационные технологии, берут информацию непосредственно из её источников и сами становятся её производителями, и «наверх» – к глобальным политическим сетям, представляющим собой альянс международных организаций, правительственных агентств, корпораций, неправительственных организаций и других групп. Информационные технологии позволяют этим сетям расти и осуществлять влияние, которое непропорционально велико по сравнению с их размерами. Государство, таким образом, уже не контролирует всё и вся на своей территории, всё чаще ставится под вопрос и его монополия на легитимное насилие. Другой известный глобалист-эколог Джереми Рифкин, автор концепции «третьей промышленной революции», изложенной им в одноименной книге[17 - Рифкин Дж. Третья промышленная революция. Как горизонтальные взаимодействия меняют энергетику, экономику и мир в целом. М., 2017.], описывая складывающееся сетевое информационное общество на основе «энергетического интернета», указывает, что, поскольку инфраструктура третьей промышленной революции, составляющая центральный элемент континентальных рынков и континентальной системы управления, расширяется горизонтально, является распределённой и построенной на сотрудничестве, то и континентальная и глобальная система управления, скорее всего, будут такими же. Идея централизованного мирового правительства была логичной для второй промышленной революции, инфраструктура которой развивалась вертикально, а её организация была иерархической и организованной. Однако она совершенно несовместима с миром, где энергетическая/ коммуникационная инфраструктура имеет узловую, взаимозависимую и горизонтальную структуру. Распространение сетевой коммуникации, энергии и коммерции по планете неизменно приводит к сетевому управлению как на континентальном, так и на глобальном уровне. Создание взаимозависимого межконтинентального пространства для жизни рождает новую пространственную ориентацию. Во всё более интегрированном глобальном обществе люди начинают чувствовать себя частью единого планетарного организма»[18 - Там же. С. 233–234.]. Эта континентализация постепенно трансформирует и характер международных отношений, что сделает возможным перейти от геополитики к биосферной политике. И дальше Рифкин излагает идеи, полностью вписывающиеся в программу экологического устойчивого развития ООН, разработанную мозговыми центрами оккультно- пантеистического движения «Нью Эйдж», используя тот же язык и те же понятия. Он утверждает, что изменение научных представлений привело к новому пониманию планеты и представлению о биосфере как «живом организме» и что люди начинают «расширять своё видение и мыслить как граждане мира в общей биосфере». «Глобальные сети по правам человека, глобальные сети здравоохранения, глобальные сети пострадавшим от катастроф, глобальное хранилище генетических материалов, глобальные банки продовольствия, глобальные информационные сети, глобальные природоохранные сети, глобальные сети по защите животных являются очевидными признаками исторического перехода от традиционной геополитики к биосферной политике». Надо отметить, что о популярности концепции Рифкина говорит тот факт, что она не только была развита рядом исследовательских центров, но официально принята Европейским Сообществом: в мае 2007 года Европарламент выпустил официальную декларацию, которая представила третью промышленную революцию как долгосрочное экономическое видение и как дорожную карту для ЕС. Она была также принята Китаем и поддержана ООН. В 2008 году, с началом кризиса, Рифкин организовал в Вашингтоне встречу 80 генеральных директоров и топ-менеджеров различных компаний, договорившихся о создании соответствующей сети, которая стала работать над переходом глобальной экономики в постуглеродную эру распределённого генерирования энергии. Эта группа, в которую вошли такие компании, как Philips, Schneider Electric, IBM, Cisco Systems, Acciona, CH2M Hill, Arup, Adrian Smith + Gordon Gill Architecture и О-Cells, является крупнейшей в своём роде в мире и занимается на уровне городов, регионов и государств разработкой генеральных планов создания инфраструктуры третьей промышленной революции. Сам Рифкин является консультантом ЕС, главой Фонда исследования экономических тенденций и Круглого стола руководителей глобального бизнеса по вопросам третьей промышленной революции. Описывая происходящие перемены, ведущие идеологи глобализма подчёркивают неизбежность именно такого сценария. Так, описывая характерные черты четвёртой промышленной революции, представляет её как коренную трансформацию системы производства и потребления, социальной сферы, государственного управления, образования, здравоохранения, транспорта и всех отношений человека с миром и друг с другом К. Шваб: «Характер происходящих изменений, – пишет он, – настолько фундаментален, что мировая история ещё не знала подобной эпохи – времени как великих возможностей, так и потенциальных опасностей». Подчеркнув, что «развитие и внедрение новейших технологий связаны с неопределённостью и означают, что мы пока не имеем представления, как в дальнейшем будут развиваться преобразования, обусловленные этой промышленной революцией», он вместе с тем предупредил о необходимости выработки «единого понимания» для создания «общего будущего, основанного на единстве целей и ценностей». При этом он выразил беспокойство по поводу того, что «линейность (нереволюционность) мышления многих лидеров или их углубление в сиюминутные проблемы не позволяют им стратегически осознавать… инновации, формирующие наше будущее»[19 - Шваб К. Указ. соч. С. 10.]. Трансгуманизм Главной особенностью новых технологий является то, что они направлены не столько на изменение окружающей среды и средств производства, сколько на трансформацию самого человека, его сознания и природы, то есть самой его сущности. И трансформация эта настолько серьёзна, что для её проведения и обоснования необходим тотальный пересмотр самой концепции человеческой личности. Именно это и осуществляется сегодня невероятно быстрыми темпами и влечёт за собой изменение системы ценностей, социальной и культурной среды, включая образование, науку и искусство. Речь идёт о переводе людей на трансгуманистическое мировоззрение. Трансгуманизм стал новейшей формой «эволюционного гуманизма», и хотя как идейное течение он сложился в 1980-е годы, истоки его находятся в гностических учениях, появившихся в первые два века нашей эры. Считая, что наш материальный мир создан в результате ошибки и целью жизни человека является освобождение его светлой духовной сущности от уз злой материи (тела), гностики искали мистического спасительного знания (гносиса), которое, по их убеждению, доступно лишь немногим избранным. Приобретший тайное знание обретает силу и бессмертие, но достигается это в результате психических практик и «расширения сознания», а не нравственного совершенствования и служения. Гностицизм был побеждён, однако идеи и образы его не исчезли из западного мышления, уйдя в итоге в эзотерическое подполье, и, благополучно пройдя стадию алхимии и герметизма (искавшего бессмертия и возвращения человека в состояние Адама до грехопадения), трансформировалось в нечто новое, прикрываясь научными одеждами. После Реформации, в период научной революции XVII в. алхимия разделилась на две ветви: экзотерическую (химия) и эзотерическую (оккультизм). Магия не исчезла, просто известная её часть была подменена науками, которые расширили её цели средствами технологии. Как выразился исследователь Э. Дэвис, автор книги «Техногнозис: мир, магия и мистицизм в информационную эпоху», «магия – это подсознательное технологии, её иррациональное заклинание … чем интенсивнее мы исследуем границы сознания и материи, тем больше плоды нашего разочарованного производства сталкиваются с риторикой сверхъестественного». Сегодня часть науки уже открыто сливается с эзотерикой. Как серьёзную диверсию можно рассматривать теорию Дарвина, которая приобрела статус «научной религии». Она стала рассматривать человека как результат и очередной этап эволюции, что было характерно для тогдашнего позитивистского и материалистического сознания. Превратив антропологию в биологию, эволюционизм породил страшное «научное» детище – евгенику, основы которой заложил кузен Чарльза Дарвина, член Королевского общества, мастер Научной ложи Френсис Гальтон. Исходя из того, что человек представляет собой лишь биологический вид и что существует врождённое биологическое неравенство людей (бедняки находятся на более низкой ступени биологического развития), он стал ратовать за искусственный отбор наиболее способных и породистых людей, который компенсировал бы отсутствие естественного отбора, невозможного в условиях христианской культуры. Гальтон создал собственную модель утопического государства, включающую евгенический контроль, который осуществлялся бы коллегией специалистов, оценивавших наследственные качества индивида и выносивших своё заключение о «пригодности» или «непригодности» к размножению. Рождение ребёнка «непригодными» родителями рассматривалось как евгеническое преступление. Эволюция, таким образом, должна была стать управляемой. Как видим, в лице евгеники, отрицавшей христианскую антропологию с её положением о равном достоинстве человеческой личности, гносис получил «научную» базу для обоснования своей идеи деления людей на «высших» и «низших» и права на вмешательство в человеческую природу. Закономерным следствием этого было введение «позитивной евгеники» – выведения «породистых», и «негативной евгеники» – уничтожения «наименее приспособленных». В 20-е год XX в. евгеника получила широкое распространение и утвердилась на государственном уровне как политика «для улучшения человеческих качеств» в виде кастрации вредных для общества элементов. Евгенические идеи активно стали внедряться сразу после революции в Советской России, пока не произошло укрепление власти И.В. Сталина, положившего этому конец. Главной же экспериментальной площадкой для обкатки евгенической программы в государственном масштабе стала нацистская Германия, чьи учёные тесно сотрудничали с английскими и американскими евгениками. Эти исследования стали крайне популярны в США, где они финансировались представителями ведущих финансовых кланов – Рокфеллерами, Гарриманами, Морганом и др. Но после разгрома нацистов евгеника вынуждена была замаскироваться, чтобы в наше время явить свою инфернальную сущность уже в другой оболочке и под другим названием. После Второй мировой войны западный мир утвердил права человека в качестве сакрального понятия, а главную роль в перестройке сознания человечества на основе этой догмы стала играть ЮНЕСКО, чей первый глава Джулиан Хаксли, прозванный «Мальтусом XX века», был евгеником и эволюционистом. Он и ввёл понятие «трансгуманизм», означавшее преодоление человеком самого себя. С появлением НБИК-технологий[20 - От нано-, био-, инфо-, когно- (NBIC) технологии. – Ред.] эволюционизм получил в свои руки мощные инструменты. В 1980-е годы в Калифорнии (где расположена и Кремниевая долина, и центр оккультного движения «Нью Эйдж») утверждается культурно-интеллектуальное течение трансгуманизма, основанное в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Большое влияние на него оказал футуролог Ф.М. Эсфендиари, исходивший из ницшеанского понимания человека как промежуточного звена в эволюции от обезьяны к сверхчеловеку (недаром Ф. Ницше с его «Человек есть то, что должно превзойти» считается главным вдохновителем движения трансгуманизма). Соответственно, трансгуманист был определён им как «переходный человек», как самосознающее существо, эволюционирующее в «постчеловека» – «потомка человека, модифицированного до такой степени, что уже не является человеком»[21 - FAQ по трансгуманизму. – Режим доступа: http://www.really.ru/articles/20/9]. В качестве главных признаков его Эсфендиари выделил улучшение тела имплантатами, бесполость, искусственное размножение и распределённая индивидуальность, то есть распределение его сознания и личности в нескольких телах – биологическом и технологическом. Трансгуманистом стали считать того, кто готовится стать постчеловеком. Как идейное, культурно-интеллектуальное течение трансгуманизм сложился в 1980-е годы всё в той же Калифорнии, откуда вышли и новые технологии (Кремниевая долина), и оккультное движение «Нью Эйдж» (Эсаленский институт). Его основали философы и футурологи, собиравшиеся в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Ведущую роль тут сыграл очередной архитектор «дивного мира», английский философ и футуролог Макс О’Коннор, взявший себе псевдоним Макс Мор. В 1990 г. он разработал свою собственную доктрину «Принципы экстропианства» (экстропия – степень живучести или организованности системного интеллекта), излагавшую пути перехода человека в постчеловеческое существование. В 1992 г. совместно с Томом Морроу он создал Институт экстропии, в котором обсуждались неодарвинистские футурологические проекты, предлагаемые в качестве «идеологии будущего». Наконец, в 2010 г. Мор стал генеральным директором крупнейшей американской крионической фирмы «Алькор». Экстропианская антропология – это, как выразился Э. Дэвис, «старый гуманизм, только включённый на полную катушку». Она объединила Нью Эйджевскую идею о духовной шестой расе, идущей на смену современному человечеству, с техническим либертарианством, которое не признаёт никаких природных барьеров для эволюции человека. Как утверждает Мор, «когда технология позволит нам преодолеть себя в психологическом, генетическом и нейрологическом аспектах, мы, ставшие трансчеловеками, сможем превратить себя в постчеловеков – существ беспрецедентных физических, интеллектуальных и психологических способностей, самопрограммирующихся, потенциально бессмертных, ничем не ограниченных индивидов»[22 - Цит. по: Дэвис Э. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху. М.: Ультра. Культура, 2008.]. Свои принципы Мор рассматривает как этические установки, придающие смысл, направление и цель человеческой жизни, то есть имеющие отношение к религии. И действительно, хотя экстропианство выступает под маркой науки, его религиозные корни хорошо проявились в одной из статей Мора, явно рассчитанной не на широкую публику. Речь идёт о работе «Во славу Дьявола», напечатанной журналом «Либертарианский Альянс» в 1991 г.[23 - Max More. In praise of the Devil // Libertarian Aliance. Atheist Notes, № 3, 1991. – Режим доступа: http://www.libertarian. co.uk/lapubs/athen/athen003.pdf http://forcingchange.wordpress. com/2010/11/16/lucifer-transhumanism-and-transformation/] Мор излагает в ней известную гностикотеософскую идею о Люцифере – «несущем свет» и восставшем против Бога, державшего человека во тьме. Пояснив, что его восхваление Люцифера носит чисто абстрактный характер, он, не скрывая, заявляет, что его задача – показать, насколько фундаментально система ценностей и взгляды экстропианцев расходятся с ценностями и мировоззрением отстаиваемыми христианской традицией, которые он называет «иррациональной религиозной догмой». Дьявол-Люцифер воплощает для него «силу во благо», разум, интеллект и критическое мышление. Возненавидев Царство Божие и требование слепо следовать догмам, он «покинул Небеса, это ужасное духовное «Государство»», став символом способности человека к «вечному прогрессу». Мор бросает откровенно богоборческий призыв: «Богу также претит то, что мы можем получать удовольствие от жизни. Если мы войдём во вкус, то можем потерять интерес к послушанию. Мы скорее могли бы направить усилия на то, чтобы получить от жизни положительные ощущения, а не на то, чтобы избежать кары… Люцифер всё время убеждает нас в том, что у нас нет причин быть альтруистами. Мы сами можем выбирать для себя ценности точно так же, как и думать сами за себя. Для самого Люцифера такими ценностями являются поиск счастья, новых знаний и нового опыта… Я хочу напомнить вам, что все вы – Папы. Вы сами высший авторитет для самих себя. Вы сами источник ваших действий. Вы сами, не важно, активно или нет, выбираете себе систему ценностей и жизненные цели. Вы сами выбираете, во что верить, как сильно верить и что воспринимать как развенчивающие факты. Никто не властен над вами – вы сами управляете собой, выбираете подход к жизни, думаете. Присоединяйтесь ко мне, присоединяйтесь к Люциферу и присоединяйтесь к Экстропианству в борьбе против Бога и его энтропических сил, посвятите свой ум, сердце и отвагу этому делу… Вперёд, к свету!» Ну а что именно Мор понимает под «светом», явствует, в частности, из другой его статьи, названной «Секс, принуждение и возраст согласия», в которой автор отстаивает право на педофилию, утверждая, что «непринудительный секс с несовершеннолетними не аморален, а является всего лишь делом вкуса»[24 - Sex, coercion, and the age of consent // Libertarian Aliance. Political Notes, № 10,1981. – Режим доступа: http://www.libertarian.co.uk/ lapubs/polin/polinOlO.pdf http://www.immortalitymedicine.tv/ cryonics/alcors-ceo-max-mores-articles-on-luciferianism-and-pedophilia.php]. В 1998 г. единомышленники Мора профессор Оксфордского университета Ник Востром (специалист по вопросам клонирования, искусственного интеллекта, нанотехнологий, крионики и пр.) и Дэвид Пирс (сторонник «гедонистического императива» в сфере внедрения нанотехнологий) основали Всемирную трансгуманистическую ассоциацию (ВТА), которая поставила цель добиться признания трансгуманизма широкой научной общественностью и правительственными структурами[25 - В 2008 г. для того, чтобы имидж ВТА приобрёл более «человечное» измерение, её стали называть «Человечество плюс». Офиц. сайт: http://humanityplus.org]. В том же году она опубликовала Трансгуманистическую декларацию, в которой говорилось не только о том, что передовые технологии радикально изменят людей (преодолеют старение, ограниченность естественного и искусственного интеллекта, страдания и «заточение в пределах планеты Земля»), но и о необходимости отстаивать моральное право на эксперименты. В пункте 4 прописано: «Трансгуманисты защищают моральное право тех, кто хочет воспользоваться передовыми технологиями для расширения своих умственных и физических способностей (включая репродуктивные) и улучшения собственного контроля над своей жизнью. Мы ищем пути роста личности за пределами наших нынешних биологических ограничений». Эта претензия на ничем не ограниченную «рукотворную эволюцию» была усилена следующим положением: трансгуманизм «защищает право на достойную жизнь всех существ с чувственным восприятием, о каком бы мозге ни шла речь – человеческом, искусственном, постчеловеческом или животном» (пункт 7)[26 - Transhumanist Declaration. – Режим доступа: http://humanityplus. org/philosophy/transhumanist-declaration/]. Главное заключается в том, что тут стирается грань уже не только между человеком и животным, но между живым и искусственным. Человек рассматривается как экспериментальный объект, как биологический материал или как машина для применения новых технологий. Поэтому использование его не ограничено какими-либо соображениями нравственного порядка, а определяется только правами экспериментатора, произвольно интерпретирующего концепцию «прав человека». Например, трансгуманист Ник Востром, являющийся теперь директором Института будущего человечества, утверждал, что нет никаких нравственных и этических причин, по которым они не должны вмешиваться в природу и добиваться бессмертия. Эти права находят выражение в законах биоэтики, которые крайне конъюнктурны и меняются в зависимости от потребностей заказчика. Таким образом, трансгуманизм изначально заявил о себе и как об антихристианском, и как об антигуманистическом мировоззрении, поскольку провозглашает в качестве «права человека» упразднение самого человека. Его цель – преодолеть человеческую природу для достижения качественно нового состояния – «нового тела» и «нового интеллекта» либо путём внесения большого числа изменений в самого человека, либо в результате создания искусственного существа. Для этого разрабатываются различные варианты «эволюции», среди которых выделяются следующие: • «Человек фармацевтический», у которого в результате использования соответствующих химических препаратов происходит изменение состояния сознания. Это позволяет создать любые настроения, чувства и даже верования. • «Человек генно-модифицированный» (ЧГМ), получаемый в результате генной инженерии и использования ГМО. Речь идёт о формировании людей с изменённым геномом, то есть с чужими генами путём введения генных вакцин, которые будут обладать иммунитетом к любым болезням, переносить любые температуры, радиацию, жить под водой, уметь летать, иметь крайне маленькие размеры (для решения проблемы перенаселения) и т. д. Особенно большие возможности предоставляют в этом плане опыты с экстракорпоральным оплодотворением (ЭКО), в отношении которых трансгуманисты требуют снятия всех запретов. Наиболее активны тут представители постгендеризма, выступающие вообще за отмену полов и требующие перехода к искусственному оплодотворению. Не случайно один из трансгуманистов Филипп Годар подчёркивал, что они – сторонники «улучшения человеческой расы во имя прав человека и прав меньшинств, включая права гомосексуалистов»[27 - Aries Р. Sacrifier la planete et l'humanite pour sauver le capitalisme. -Режим доступа: http://www.sistoeurs.net/spip.php7article491%204]. • «Человек бионический» – это, с одной стороны, роботизация самого человека, то есть внедрение в тело и в мозг искусственных имплантатов или чипов, в результате чего получаются люди-киборги, а с другой стороны – создание человекоподобных роботов-андроидов. • Наконец, «научный иммортализм», то есть достижение бессмертия, предполагающее два метода: первый предусматривает применение биотехнологий (стволовые клетки, клонирование, крионика и пр.), второй – использование информационных и нанотехнологий. Это так называемая «загрузка сознания», при которой происходит полное копирование человеческого мозга на компьютере для создания запасных копий человека. Этот процесс «цифрового метемпсихоза» подробно описан в книге известного робототехника из Меллонского университета им. Карнеги Ханса Моравека в его книге «Дети разума». Поскольку человеческая личность рассматривается исключительно как носитель генной информации, закодированной в ДНК, а мозг – как нейрокомпьютер, то бессмертие собираются достичь путём «динамического переноса» сознания с одного медиа-носителя на другой. Идея заключается в том, чтобы после сканирования структур мозга с помощью электроники реализовать те же вычисления, которые происходят в нейронной сети мозга. Таких постлюдей трансгуманисты называют «загруженными». Как пишет трансгуманист Ник Востром, «трансгуманизм – это нечто большее, чем простая абстрактная вера в то, что мы находимся в процессе перехода наших биологических границ с помощью технологий. Это также попытка переоценить полностью определение человеческого существа так, как его обычно представляют… Технологии помогут нам выйти за пределы того, что большинство считает человеческим»[28 - Transhumanisme. – Режим доступа: http://www.histophilo.com/ transhumanisme.php]. Сверхзадачей трансгуманистов является создание искусственного интеллекта (ИИ), или «сверхразума», который должен настолько превзойти человеческий мозг, что это нанесёт серьёзный удар по любому антропоцентрическому мировоззрению. В результате «человеческий вид уже не будет рассматриваться как самая разумная форма жизни на Земле», более того, людей будут рассматривать как неудавшийся эксперимент. Тот момент, когда технологии превысят возможности человеческого мозга, трансгуманисты называют «технологической сингулярностью», и именно её они рассматривают как точку отсчёта нового мирового порядка, в котором ход событий должен определяться уже «сверхразумными» системами. Произойти это должно, по их планам, в 2040–2045 гг., поэтому именно эти годы указаны в качестве конечного временного показателя во всех их проектах. Сам термин «технологическая сингулярность» был придуман математиком и писателем-фантастом Вернором Винджем по аналогии с «гравитационной сингулярностью», обозначающей такую точку-сферу в пространстве-времени, в области которой неприменимы законы традиционной физики. Точка «технологической сингулярности» знаменует собой начало «постчеловеческой» эры, в которой все человеческие законы будут упразднены. В рисуемых трансгуманистами картинах будущего «сверхинтеллект» предстаёт в качестве высшего начала, в то время, как человеку отводится самая жалкая роль и ему не оставляют выбора: если вы не превращаетесь в «постчеловеков», вы подвергаетесь тому или иному виду утилизации. Так, английский учёный Кевин Уорик, доктор наук в области технической кибернетики, обладатель почётных степеней многих университетов, заявил: «Те, кто решит остаться человеком и откажется улучшаться, будут иметь серьёзные проблемы. Они станут подвидом и будут представлять собой шимпанзе будущего». Другой специалист по искусственному интеллекту, уже упомянутый нами Ханс Моравек на вопрос о том, все ли люди смогут имплантировать себе компьютеры вместо мозга, ответил: «Неважно, что делают люди, они будут отброшены, как вторая ступень ракеты… Судьба людей не будет представлять никакого интереса для сверхразумных роботов будущего. Людей будут рассматривать как неудавшийся эксперимент»[29 - Dick?s J.-P. L’ultime transgression. Refaconner l’homme. Paris, fiditions de Chire, 2012. P.236.]. Проекты Ай-Ти разработчиков настолько агрессивны в отношении человечества, что они вызывают опасение даже среди самих изобретателей. Так, Илон Маек, выступая летом 2017 года на встрече Национальной ассоциации губернаторов, назвал искусственный интеллект «самым большим риском, с которым (человечество) сталкивается как цивилизация», и призвал правительство к быстрому и решительному вмешательству в ситуацию, сложившуюся в технологической отрасли. Он пояснил, что компании, устраивая гонку за более передовыми технологиями, могут забыть про те опасности, которые исходят от искусственного интеллекта: «Роботы могут начать войну, выпуская фейковые новости и пресс-релизы, подделывая учётные записи электронной почты и манипулируя информацией»[30 - Morris D.Z. Elon Musk Says Artificial Intelligence Is the “Greatest Risk We Face as a Civilization”. – Режим доступа: http://fortune. com/2017/07/15/elon-musk- artificial-intelligence-2/]. Маек и ранее, заявляя о повсеместном внедрении роботов, высказывал опасения о будущем человечества и сомнения относительно того, смогут ли люди сосуществовать в симбиозе с продвинутым искусственным интеллектом. Однако трансгуманистам свойственно не только иррациональное презрение к человеческой природе как таковой, но и абсолютная убеждённость в том, что именно они окажутся в положении постлюдей. Недаром в коллективной работе «МО по трансгуманизму» под редакцией Ника Бострома говорится вполне определённо: «Хотя технологии могут принести пользу всем, вначале наибольшими преимуществами обладают те, кто обладает необходимыми средствами и знаниями и желанием учиться использовать новые инструменты»[31 - Что такое трансгуманизм. Российское трансгуманистическое движение. – Режим доступа: http://transhumanism-russia.ru/ content/vi ew/6/l 10/La secte derriere les nanotechnologies. – Режим доступа: http://www.piecesetmaindoeuvre.com/spip.php7article24Dick?s J.-P. L'ultime transgression/ Refaconnerl'homme. Paris,fiditions de Chire, 2012. P.236.]. Фактически трансгуманисты подготавливают общество к принятию идеи двух разрядов людей: управляющих миром хозяев роботов и остальной части человечества, превращённой в нейрорабов. Обладатели «средств и знаний» с помощью дорогостоящих супер-технологий будут заменять себе больные органы, вводить генные вакцины для предотвращения заболеваний, продлевать свою жизнь, превращая её в «гедонистический рай» (трансгуманисты за продление только здоровой жизни), улучшать свою породу с помощью ЭКО, приобретать себе детей с помощью суррогатного материнства, иметь несколько копий своего мозга, клонироваться, крионироваться и пр.[32 - Так, в США, несмотря на официальный запрет на опыты с заменой генов, уже вводят генные вакцины, предотвращающие сердечно-сосудистые заболевания, глаукомы и пр. Этим занимается компания The new Life, признавшая, что ведущие американские фармацевтические компании уже прикрыли разработку новых химических лекарств, взяв курс на генную инженерию. В Англии британский парламент разрешил использовать гены трёх родителей при зачатии новой жизни. В США и России для богатых существует сеть крионических компаний, численность клиентов которых растёт.] А остальное человечество, определяемое как «человеческий ресурс», оказывается лишённым государственной помощи вследствие полного демонтажа «социального государства» и превращается в послушную биомассу, подвергаемую резкому сокращению. Имплантируя в мозг электронные чипы, его ставят под тотальный контроль. Под видом «гуманитарной помощи» ему навязывают программы планирования семьи, распространение противозачаточных средств, аборты и стерилизацию. Его превращают в киборгов, способных выполнять любые приказы и оказывать любые услуги, либо заменяют роботами, использование которых обходится намного дешевле. Его подвергают трансгенной мутации, наркотизации и гендеризации, лишающих его способности к деторождению и утверждающих «культуру смерти» (так, по данным американской статистики, каждый второй транссексуал кончает жизнь самоубийством)[33 - Dick?s J.-P. Ор. cit. P. 54.]. Наиболее здоровых используют в качестве суррогатных матерей. Особенно ярко описана эта картина в книге известного глобалиста и футуролога, высокопоставленного члена Бнай Брит Жака Аттали «На пороге нового тысячелетия», изданной ещё в 1991 году. Определяя будущее как цивилизацию кочевников, он указывает: «Можно предположить, что в конце такой культурной мутации и сам человек превратится в кочевой предмет. Со вставленными в него искусственными органами он станет и сам искусственным существом, которое можно будет купить или продать, как любой другой предмет или товар… Отдавая себе отчёт в том, что сам человек – это определённый сложный организм, мы не можем исключать в будущем и такую перспективу, что некоторые дельцы захотят запатентовать и человека… В результате возникнет что-то вроде номадического безумия. Человек начнёт создавать себя сам так, как он создает товары». Подводя итог, Аттали пишет: «Различие между культурой и варварством, между жизнью и смертью исчезнет. Где же мы найдем смерть? В разрушении последнего собственного клона или же в забвении? И сможем ли мы ещё поговорить о жизни, когда о человеке будут думать только как о продукте или предмете?.. Всё это ознаменует собой очень важный поворотный пункт в истории. Культура выбора, соединенная с логикой рынка, выделит для человека средства достижения беспрецедентной степени личной автономии. Владение кочевыми предметами (или доступ к ним) будет повсюду рассматриваться как признак свободы и могущества. Ибо как когда-то язычник набирался сил от потребления тех предметов, которые, как он считал, содержат в себе жизненный дух, так и человек грядущего тысячелетия позволит потреблять себя, кусок за куском в рыночном смысле этого слова. Таким образом, он приобщится к тому, что, в конечном счёте, восходит к культу индустриального каннибализма»[34 - Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия. – Режим доступа: http://e-libra.su/read/165487-na-poroge-novogo-tysyacheletiya. html]. Особо изощрённая позиция у трансгуманистов в отношении смерти. Она должна быть добровольной, каждый может продлевать жизнь (для избранных), так же, как и добровольная эвтаназия должна быть неотъемлемым правом человека (для низших). Тот же Ж. Аттали в своём интервью, опубликованном в книге М. Саломона «Будущее жизни» в связи с этим откровенно утверждает: «Эвтаназия будет одним из главных инструментов будущего. В социалистической (имеется в виду глобалистской – О.Ч.) логике свободы самоубийство является фундаментальной свободой. Право на убийство, прямое или косвенное, является абсолютной ценностью в таком обществе. Машины по пресечению позволят устранить жизнь, если она станет невыносимой или экономически слишком дорогой… Некоторые из продвинутых демократий предпочтут сделать из смерти акт свободы и легализовать эвтаназию. Другие определят чёткие ограничения на свои расходы на здоровье…, рассчитав затраты на «право на жизнь». В итоге будет создан рынок дополнительных «прав на жизнь», на котором каждый сможет продавать своё право, если он очень болен или слишком беден. Однажды даже начнут продавать талоны на смерть, которые дадут тебе право выбирать вид ухода из жизни»[35 - Euthanasie: La controverse Attali – Режим доступа: http:// laissezlesvivre.free.fr/archives/euthanasie/controverse_attali.htm]. Насколько кардинальное изменение претерпела на Западе сама концепция жизни, понимаемая теперь как предоставление услуг, свидетельствует чудовищный прецедент, произошедший в июле 2017 года, когда Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение об убийстве 11-месячного британского мальчика Чарли Гарда, страдающего редким генетическим заболеванием, постановив отключить систему жизнеобеспечения, хотя родители могли перевезти его в другую клинику в США. Суд отказал родителям даже в их просьбе забрать сына домой, где он провёл бы последние часы своей жизни[36 - Жизнь как услуга. За что ЕСПЧ отнял жизнь у 11-месячного ребенка. -Режим доступа: https://www.nakanune.ru/articles/113212/]. Это уже убийство из идеологических соображений. Трансгуманистические проекты в недрах «секретной Америки» Трансгуманизм сегодня – это не просто интеллектуальное движение. Это стратегия правящего класса, открыто взявшего курс на создание в мировом масштабе общества двух каст: касты «избранных» и касты «прислуги». Проекты «научного трансгуманизма», основывающиеся на внедрении НБИК-конвергентных технологий, определяют сегодня ключевое направление научно-технических исследований, которое проводят и государственные структуры, и крупнейшие корпорации. В них заняты биологи, физики, неврологи, экономисты, когнитологи, компьютерные специалисты, философы, социологи, научные фантасты, специалисты по военной стратегии, политики, законодатели и многие другие. Показательно, что сам термин «НБИК-конвергенция» был официально введён в США в 2002 году, тогда же, когда была принята Трансгуманистическая декларация. Он появился в докладе, подготовленном 50 американскими учёными, в соответствии с поручением Национального научного фонда (ННФ) и Департамента торговли, данного по просьбе американского Национального совета по науке и технологиям. Возглавил группу учёных директор созданного незадолго до этого института «Национальная нанотехнологическая инициатива» Михаил Роко и тогдашний директор отдела ННФ по социальным наукам и бихевиоризму Вильямс Симс Байнбридж. В этом документе, названном «Конвергирующие технологии для расширения человеческих возможностей», говорилось о начале «нового Возрождения науки и техники» и содержались самые фантастические проекты, основными темами которых были расширение познавательных способностей и возможностей человеческого разума, совершенствование физических способностей человека, расширение социальной коммуникации и национальная безопасность. Хотя Михаил Роко и заявил по поводу доклада, что они не собираются «изменять человеческую целостность или контролировать мозги», изложенные в нём проекты как раз предполагают такие социальные изменения, которые превращают людей в легко управляемых биомеханоидов-киборгов. И не случайно для подготовки доклада был выбран Байнбридж – специалист по религиозным сектам, информационным войнам и манипулированию сознанием. Он участвовал в операции «Циклон»”, имеет 15 работ, посвящённых религии, социальному [37 - Converging Technologies for Improving Human Performance: nanotechnology, biotechnology, information technology and cognitive science.NSF/DOC-sponsored repor. 2003. – Режим доступа: http://www.wtec.org/ConvergingTechnologies/Report/NBIC_ report.pdf] контролю и научной фантастике. Совместно с уже цитированным нами Ником Бостромом, Д. Пирсом и Дж. Хугсом (секретарём ВТА) он издаёт ведущий журнал трансгуманистов «Journal of Evolution and Technology» (JET), в котором, в частности, в 2003 г. была опубликована его статья, описывающая, как остановить сопротивление клонированию со стороны «религиозных людей – врагов науки». Байн-бридж сыграл ведущую роль в обосновании необходимости внедрения НБИК-технологий, призванных радикально изменить будущее человечества, резко повысив производительность, уровень комфорта и, главное, перестроив образ мышления и самосознания людей. Технологию популяризации этого направления хорошо описал французский исследователь лаборатории философии науки Комиссариата по атомной энергетике и альтернативным источникам энергии Франции, координатор Европейской обсерватории нанотехнологий А. Гринбаум. Он констатировал следующее: «Нужно всегда различать научную и политическую составляющую всех этих процессов. Когда появляется новое ключевое слово, новый термин, этот термин всегда имеет две функции. С одной стороны он суммирует некий прогресс в научном и техническом плане. С другой – вот эти вот, как говорят по-английски, buzzwords, играют роль своего рода моторчика для получения нового финансирования, открытия новых бюджетных статей для дальнейшего развития научной деятельности. И ещё с 1999 года термин “конвергентные технологии”, а потом и термин NBIC использовались в США, но, скорее, на политическом уровне, для того чтобы обосновать создание так называемой Национальной нанотехнологической инициативы (NNI). Это была, пожалуй, главная политическая заслуга всего этого движения конвергентных технологий. Ну а в Европе этот термин никогда практически не использовался. Какое-то время еще в 2000-х годах в Европейской комиссии существовал такой отдел – группа по конвергентным технологиям, но на этом всё и закончилось, группы этой давно уже нет, и в том, как Европа структурирует, финансирует научные исследования, речи о конвергентных технологиях никогда и не было… …Политическая риторика не всегда совпадает с научной реальностью. Действительно, если говорить о развитии какого-то определенного конечного продукта, можно говорить о конвергенции, о том, что разные дисциплины вносят в него некий вклад. Конвергенция в этом смысле – это не изначальная предпосылка, не априорное требование к тому, как нужно развивать науку, она происходит де-факто, когда создается конкретный продукт – ну, например, робот, который взаимодействует с человеком… Метафизическая конвергенция, представление о том, что вот сейчас все науки сольются в одну или все технологии как-то сойдутся вместе, – это, конечно, политическая риторика и к научной реальности никакого отношения не имеет… …Это в конечном счёте свелось к тому, что была создана Национальная нанотехнологическая инициатива, в которой никаких когнитивных и информационных технологий почти не было представлено, но нанотехнологии и биотехнологии представлены были. Практически NNI – это агентство по грантовому финансированию научных исследований. Другое дело, что это агентство получило дополнительный бюджет по сравнению с тем, что было бы, если бы вся эта политическая риторика не развивалась. То есть реальный результат всех этих разговоров о конвергентных технологиях – это выделение значительного дополнительного бюджета на развитие науки»[39 - Добрынин С. Служебные люди Михаила Ковальчука. – Режим доступа: https://www.svoboda.Org/a/27511650.html Global Trends 2030: Alternatives Worlds. Apublication of the National Intelligence Council. December, 2012. NIC 2012-001. – Режим доступа: http://ru.scribd.eom/doc/l 15962650/Global-Trends-2030-Alternative – Worlds]. Действительно, после опубликования упомянутого доклада трансгуманистические проекты в США получили мощную частную и государственную поддержку. Особое внимание им было уделено и в докладе «Глобальные тенденции 2030: Альтернативные миры»", Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=50204619&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Durand С. En France, 40 % des emplois peuvent etre remplaces par des machines – Режим доступа: http://www.numerama.com/politique/252059-en-france-40-des- emplois-peuvent-etre-remplaces-par-des-machines.html 2 Шваб К. Четвёртая промышленная революция. М., 2017. С. 52–53. 3 «Роботы наступают. Развитие технологий и будущее без работы»: Мартин Форд предупреждает мир о реальной угрозе. – Режим доступа: https://hi-tech.mail.ru/review/martin-ford-future-robots/?from=hitech 4 Но и эта ситуация, как показывает К. Шваб, может сохраняться недолго, о чём свидетельствует, например, положение писателей в условиях появления автоматических текстов, создаваемых сложными алгоритмами. По прогнозам, к середине двадцатых годов 90 % текстов новостей будут создаваться алгоритмом по большей части без вмешательства человека (за исключением разработки самого алгоритма). 5 La robotisation, une reelle menace pour l'emploi? – Режим доступа: http://www.rtl.fr/actu/societe-faits-divers/la-robotisation-une-reelle-menace-pour-l-emploi-7787159348 6 Э.а.н. – экономически активное население. – Ред. 7 Human body part designers and guided Space tours? Get ready for the jobs of the future. – Режим доступа: https://news.microsoft. com/en-gb/2016/08/09/human-limb-designers-and-nine-other-jobs-we-will-need-in-the-future/ 8 Durand D. Plus de 120 millions d'Europeens au bord de la pauvrete. -Режим доступа: http://premium.lefigaro.fr/conjoncture/2015/09/09/20002- 20150909ARTFIG00210-plus-de-120-millions-d-europeens-au- bord-de-la-pauvrete.php 9 Группы из 16 американских предпринимателей, задача которой состоит в том, чтобы консультировать президента США по вопросам, связанным с экономическим ростом, созданием новых рабочих мест и повышением производительности труда 10 Илон Маск: Человеку предстоит слиться с машиной. – Режим доступа: http://news.liga.net/news/world/14691699-ilon_mask_ cheloveku_predstoit_slitsya_s_mashinoy.htm 11 Дерябина М. Государственно-частное партнерство: теория и практика http://institutiones.com/general/1079-gosudarstvenno-chastnoe- partnerstvo.html 12 Галин А. Аутсорсинг в госсекторе: как российские госструктуры учатся делегировать? Режим доступа: http://blog.ucmsgroup.ru/outsourcing-in-the-public-sector-how- russian-state-agencies-learn-to-delegate/ 13 Крашенинникова В. Война на аутсорсинге. – Режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/number/n_10269 14 Тим Шорок. Разведку США отдали на откуп коммерсантам/Zwww. agentura.ru/dossier/usa/contract/ 15 Шваб К. Указ. соч. С. 85. 16 Там же. С. 93. 17 Рифкин Дж. Третья промышленная революция. Как горизонтальные взаимодействия меняют энергетику, экономику и мир в целом. М., 2017. 18 Там же. С. 233–234. 19 Шваб К. Указ. соч. С. 10. 20 От нано-, био-, инфо-, когно- (NBIC) технологии. – Ред. 21 FAQ по трансгуманизму. – Режим доступа: http://www.really.ru/articles/20/9 22 Цит. по: Дэвис Э. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху. М.: Ультра. Культура, 2008. 23 Max More. In praise of the Devil // Libertarian Aliance. Atheist Notes, № 3, 1991. – Режим доступа: http://www.libertarian. co.uk/lapubs/athen/athen003.pdf http://forcingchange.wordpress. com/2010/11/16/lucifer-transhumanism-and-transformation/ 24 Sex, coercion, and the age of consent // Libertarian Aliance. Political Notes, № 10,1981. – Режим доступа: http://www.libertarian.co.uk/ lapubs/polin/polinOlO.pdf http://www.immortalitymedicine.tv/ cryonics/alcors-ceo-max-mores-articles-on-luciferianism-and-pedophilia.php 25 В 2008 г. для того, чтобы имидж ВТА приобрёл более «человечное» измерение, её стали называть «Человечество плюс». Офиц. сайт: http://humanityplus.org 26 Transhumanist Declaration. – Режим доступа: http://humanityplus. org/philosophy/transhumanist-declaration/ 27 Aries Р. Sacrifier la planete et l'humanite pour sauver le capitalisme. -Режим доступа: http://www.sistoeurs.net/spip.php7article491%204 28 Transhumanisme. – Режим доступа: http://www.histophilo.com/ transhumanisme.php 29 Dick?s J.-P. L’ultime transgression. Refaconner l’homme. Paris, fiditions de Chire, 2012. P.236. 30 Morris D.Z. Elon Musk Says Artificial Intelligence Is the “Greatest Risk We Face as a Civilization”. – Режим доступа: http://fortune. com/2017/07/15/elon-musk- artificial-intelligence-2/ 31 Что такое трансгуманизм. Российское трансгуманистическое движение. – Режим доступа: http://transhumanism-russia.ru/ content/vi ew/6/l 10/ La secte derriere les nanotechnologies. – Режим доступа: http:// www.piecesetmaindoeuvre.com/spip.php7article24 Dick?s J.-P. L'ultime transgression/ Refaconnerl'homme. Paris, fiditions de Chire, 2012. P.236. 32 Так, в США, несмотря на официальный запрет на опыты с заменой генов, уже вводят генные вакцины, предотвращающие сердечно-сосудистые заболевания, глаукомы и пр. Этим занимается компания The new Life, признавшая, что ведущие американские фармацевтические компании уже прикрыли разработку новых химических лекарств, взяв курс на генную инженерию. В Англии британский парламент разрешил использовать гены трёх родителей при зачатии новой жизни. В США и России для богатых существует сеть крионических компаний, численность клиентов которых растёт. 33 Dick?s J.-P. Ор. cit. P. 54. 34 Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия. – Режим доступа: http://e-libra.su/read/165487-na-poroge-novogo-tysyacheletiya. html 35 Euthanasie: La controverse Attali – Режим доступа: http:// laissezlesvivre.free.fr/archives/euthanasie/controverse_attali.htm 36 Жизнь как услуга. За что ЕСПЧ отнял жизнь у 11-месячного ребенка. - Режим доступа: https://www.nakanune.ru/articles/113212/ 37 Converging Technologies for Improving Human Performance: nanotechnology, biotechnology, information technology and cognitive science.NSF/DOC-sponsored repor. 2003. – Режим доступа: http://www.wtec.org/ConvergingTechnologies/Report/NBIC_ report.pdf 38 «Циклон» – кодовое название программы ЦРУ по вооружению афганских моджахедов во время Афганской войны 1979–1989 гг. 39 Добрынин С. Служебные люди Михаила Ковальчука. – Режим доступа: https://www.svoboda.Org/a/27511650.html Global Trends 2030: Alternatives Worlds. Apublication of the National Intelligence Council. December, 2012. NIC 2012-001. – Режим доступа: http://ru.scribd.eom/doc/l 15962650/Global-Trends-2030-Alternative – Worlds
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 300.00 руб.