Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Правила игры меняются. Сборник рассказов Вячеслав Владимирович Камедин Возможно ли относиться к жизни как к игре? Да, но только какие правила у этой великой игры? Герои одного из рассказов молодожены, они жаждут любовных приключений. И одна из их игр – заманивать ничего не подозревающих жертв в свои альковные ловушки, в которых невинные простачки становятся покорными любовниками… Но правила игры меняются, и жертва порою становится охотником… Эти рассказы о людях, которые хотят любви, ищут и находят, даже нестандартными способами… Выражаю искреннею благодарность за поддержку моему другу Наталье Мордвичёвой, маме и всем моим близким, людям ради которых пишу. Всего лишь приятель 1 Виталий удивлялся этому новому чувству… Он сидел на кухне, курил и смотрел на часы в виде штурвала, который показывали час ночи. Впервые он – ревновал! Конечно, ревновать к виртуальному приятелю жены, который живёт бог весть где, – сущая чепуха! Но Катерина уже достала рассказами, какой Слава хороший, милый и умный. Пишет стихи, сочиняет музыку, поёт в рок-группе, даже снялся в малобюджетном фильме. Катя ночи напролет сидит уставившись в монитор ноутбука, наверное, полагая, что её муж спит. Иногда даже с распахнутым халатом… Дверь кухни отворилась. Вошла Катя в халате с ноутбуком подмышкой. – Что не спишь? У тебя завтра смена же? – спросила она зевнув. – А ты… опять со своим… как его?… Славой всю ночь на кухни торчать будешь? – вдавив в пепельницу с силой окурок, прошипел Виталий. Женщина задумчиво посмотрела на мужа, потом расхохоталась. – Чего? – непонимающе спросил мужчина. – Виталя, неужели ты ревнуешь? – Я? – Да, ты! Ты никогда не ревновал. С чего это вдруг? – Как с чего? Не понимаешь, что ли? – удивился Виталий. – Ты месяц общаешься с каким-то мужиком, который во всём лучше меня. Сонная ходишь на работу. На кухни тут закрываешься. Может, вы и встречу назначили… – горячился Виталий. – Да, кстати… – спокойно сказала Катя. – Назначили. Слава хочет на следующей недели приехать к нам. Ты, я сказала, будешь не против. Виталия чуть удар не хватил. От шока он минуту три не мог сказать ни слова. – У нас однокомнатная квартира. Но как-нибудь уместимся, – продолжала она, как будто рассуждая о пустяках. – Помнишь, у нас где-то раскладушка была? – По… по… погоди! – прорезался голос у Виталия. – Ты в своем ли уме?! Приглашаешь любовника, и так спокойно говоришь мужу?! – Мы не любовники. Мы еще в начале любовных отношений, – пошутила Катерина, а Виталий побагровел от злости, даже сжал кулаки. – Я тебе не говорила? – играла наивную Катя. – Что? – прорычал Виталий. – Ну… – растягивая удовольствие, мучала улыбкой мужа Катя. – Слава… гей… – Гей? Что это значит? – спросил глупость Виталий, видимо, злость отключила способность вспоминать такие «мусорные» для мужика слова. – Ну, он только с мужчинам… – жестом показала она. – Голубой? – по слогам переспросил он, облокачиваясь на кафель стены; вся злость улетучилась, он опять испытал шок, но уже какой-то мистический, точно перед ним возникло приведение. – Можешь и так называть. Он говорил для него это слово не обидное. Ему нравиться голубой цвет. – И… и зачем он приедет? – всё еще не мог прийти в себя Виталий. – Он давно хотел посмотреть наш город. И ему нравятся мои стихи. Он хочет ближе познакомиться со мной как автором. Говорит, планирует песню написать… – Погоди… ты, что? Пишешь стихи: – Ба! Виталий! Как же так не интересоваться увлечениями жены? – Ты никогда не говорила, – честно сказал он. – Ну, я скромная девочка! – захихикала она. – Я многое не рассказывала из скромности… – Например? – А… давай устроим сегодня ночь откровений! – загадочно произнесла Катя. – Со дня рождения остался коньяк… – Я не против, – улыбнулся Виталий. – Тем более оказывается за десять лет совместной жизни остались тайны… – Их много, любимый, – засмеялась… …ну, мы мальчишки были-то, – почувствовав стыд, стал оправдываться Виталий, когда в бутылки осталось всего треть. – И всего один раз и пробовали… – Ого! – восторженно произнесла Катя. – Это мне оказывается придётся ревновать! – Ничего не придется, – уже не рад, что рассказал историю из уже далекой юности, оправдывался мужчина. – Особо с Коляном и не было ничего, и мы девственники были. У нас вставало на всё, как говориться. – А что было? Расскажи подробнее! – Да, ну тебя! – Ну, расскажи, расскажи! Ну. пожалуйста! Расскажи… Вместо этого Виталий поднялся. Взял за руку жену. Она тоже встала. Он поцеловал её в губы. – Примерно так, – прошептал он. – О! так?! – восхмщенно прошептала она. – И так, – произнес он, сдвинув с кухонного стола стопки, тарелки, бутылку… а женщину повернул спиной к себе, наклонил и откинул подол халата. – И даже так?! – задыхаясь от возбуждения, проговорила Катерина, наклонившись к столу. – Примерно, – незатейливо ответил Виталий и спустил свои трусы… 2 Слава себя не вёл как знаменитость. Напротив оказался скромным молодым человеком. Если выбрать одно слово, чтобы дать ему характеристику, то это слово будет «аккуратность». Во всём он был педантично аккуратным. Хотя и приехал в джинсах и белой рубашки, одежда на нем была в величайшей степени аккуратно приталенной. Чёткая короткая стрижка. Со вкусом очки – Слава был близорук. Со вкусом парфюм. Ботиночки по моде. И дорожная сумка под стиль. Супруги встретили его на железнодорожном вокзале. Обменялись приветствиями. Катю он поцеловал. А Виталию крепко пожал руку. Виталий еще удивился, у того оказался сильный хват, как у людей, увлекающихся борьбой на руках. – Как там поживает Сережа? – спросила Катерина у Славы, и тут же пояснила мужу: – Серёжа это любовник Славы. Они три года вместе. Виталий не зная, как в таких ситуациях вести себя, просто кивнул. – Он как обычно расстроился, – отвечал Слава. – Хотя должен был привыкнуть, я часто в разъездах с группой. Но перед отъездом у нас был жаркий секс! Я, надеюсь, никого не смутил? – Ах, что ты, Слава, мы взрослые люди! – пропела Катерина. – И это даже интересно! Интересно узнать и эту сторону жизни. Да, Виталя? – Угу, – пожимая плечами, снова закивал Виталий. – Я жду подробностей! – улыбалась Катерина. – Подробностей? – красиво поднял брови над очками Слава. – Ну, зачем? Тебя, Катя, это , может быть, и не смутит. А вот Виталю… – Виталя тоже человек свободный. Он современный и интеллигентный (Виталию стало очень приятно. Впервые жена его хвалила). И у него тоже был определенный опыт… А сейчас Виталий вздрогнул. Ну, кто ж её за язык тянул?! – … в юности, – договорила она. – Ни то, чтобы опыт… баловство, – вставил Виталий, махнув рукой. – О, ты расскажешь? – спросил Слава. – Зачем? – Мы сегодня возьмём выпивку, и чтоб познакомиться друг с другом ближе, устроим вечер откровений, – мечтательно произнес Слава. – А! теперь я догадался! – рассмеялся Виталий. – Откуда этот ритуал! 3 …ну, мы с Колькой балбесы были, хотя уже и по восемнадцать стукнуло, – рассказывал свою историю Виталий, когда бутылка бренди переместилась пустой под стол, а вторая еще была запечатана. – Решили испытать друг друга. Вдруг, ну… в общем, буду как есть говорить… не встанет, если на свидании с девчонкой. Два балбеса… я принес мамино платье. Вроде, сначала Колька будет играть роль девчонки, потом я… – О! Ролевые игры! – причмокнул Слава. Он был уже в шортах и футболке – Как интересно! – обняв Славу (она сидела рядом), сказала Катерина. На ней был домашний халат, и Виталий знал, что она – без лифчика. – Ты никогда не рассказывал… – Потому что ерунда это всё! – отмахнулся Виталий. – Ну, расскажи… – Попробовали целоваться. Я обнял за талию. Залез под подол, стал ласкать голую задницу. Он мне и говорит «Витас, у меня встал!» Я ему говорю: «Как это встал? Ты ж девушка?» Слава засмеялся, затем смех подхватили супруги. .. – Я хочу с дороги принять ванную, – сказал Слава несколько позже. – Кать, ты меня проводишь? Покажешь, как что? – Да, конечно! – поднялась она. – Прихвачу чистое полотенце… Слава и Катя вышли из. А Виталий закурил и подумал, и не так всё страшно. Нормальный парень этот Слава, хоть и ненормальный… 4 – Вот так включается вода, – сказала Катя под шум из крана, наклонившись над ванной и зная, что сейчас её обнаженная грудь хорошо видна Славе, который тихо задвинул задвижку. – Кажется, твой поверил, – проговорил он, будучи уверен, что кроме Катерины, его никто не услышит. Слава взял за талию Катю, прижался пахом к ней. Она выпрямилась и стала искать его губы, пока его руки бродили под халатом. – Не сейчас, – легко оттолкнув его, нашла в себе силы отказать Катя. – Когда Виталя уснёт… – Мне думается, он уже спит на кухни. Он один бутылку приговорил, – опять прижал к себе он её. – Не сейчас, – снова ототкнула она его. – В первый день поиграем без риска… – О! Будет замечательная игра! – сняв шорты, переступил Слава бортик. Он взял в руку свое богатство, которое налилось… Катя сглотнула слюну. – Не расходуй энергию! – сказала она и открыла задвижку. – И… дразнить не хорошо! Женщина вышла. Прикрыла дверь. Проверила ладошкой у себя между ног…. О, да, игра будет замечательная! Лучшие друзья – Да, фигово! – покачал Ванька головой, хмурясь и тяжко вздыхая, еще раз взглянув на перебинтованные кисти Виталика. – Угораздило же тебя! – Самому обидно очень. И что я полез этого кота спасать, – грустно вздохнул Слава. – В этом коллекторе, прикинь, трубы – температура больше двухсот! – Зато тебя грамотой МЧС наградил, и по телеку показывали… …Виталик с Колькой были одногодки. Им было восемнадцать. С детства не разлей вода. Ванька пришел навестить Славу, который героически спас бездомного кота Василия. Сейчас они сидели в комнате Славика. – Ладно, Витас, пойду домой, – поднялся Колька, грузный, толстый паренек. – Слушай, а мож, останешься? Позвонишь предкам… У меня к тебе просьба есть одна. – Какая? – Интимного характера… Ладно, шучу. Короче, мне с такими руками и не раздеться. Отца и маму не хочется напрягать … – А, лады. Без проблем! …мальчики какое-то время говорили. Темы были разные. В итоге опять стали обсуждать девчонок. Пока ни тот, ни другой не пользовались успехом на любовном поприще, и оба были еще девственниками. – У меня на Таньку стоит, – говорил Колька. – Ага, Танька классная… – Я на Таньку даже… – немного покраснев сказал Колька, – лысого гонял. – А мне не погонять, – снова посмотрел на кисти рук Виталик. – Уже четыре дня терплю… – Блин, засада! – посочувствовал Колька. – Я бы не вытерпел! – А что бы ты сделал? – Ну, не знаю… – стал оглядываться Колька, словно в комнате ища решение, как заниматься онанизмом с обожженными руками. – Потерся об что-нибудь… – Или попросил бы кого-нибудь! – засмеялся Виталик. – О! Мысля! –захихикал толстячок. – Только кого? Маму? – Не! Ты чего? Это облом! – скривился Колька. – Это самый невариант! – Ну, не папу же? Он сразу лещей пропишет! – Полюбасу! – утвердил Колька. – Слушай, а на что лучший друг? – интригующе поглядел Виталик на Колю. – Э! Не-не-не! – замахал руками Колька, думая тот шутит. – А если по-серьёзке, Вань, – понизив голос спросил Виталик, – сможешь? – Ты чего? Обалдел? – вскочил Коля. – А что? Мы закроемся… я просто уже в не могу. А? – Я чё тебе? Гей? (Коля сказал другой слово, более выразительно). – Никто не узнает, а… ты же друган, а? Поможешь… – Блин, Витас! Ну ты… засада, блин! Колька запер дверь. Непонятно, почему-то он дрожал. – Что делать-то? – Давай, короче, ты садись, а я встану – Ты еще скажи, чтобы я на колени встал как соска. – Ну, ничего смешного нет! – возразил Виталик. – Другу помочь – святое дело! – Потерпеть – святое дело! – проворчал Коля. – Ладно, на коленях, кажись, удобней. Только никому! Понял! – Могила! Век воли не видать! – И… и что дальше? – стоя на коленях перед другом спросил Колька. – Ну… там… пуговку расстегни на брюках мне, ширинку… – Блин! – зло выдохнул Коля, выполняя указания. – Спусти мне брюки и трусы… Сглотнув слюну, теперь молча сделал и это толстячок. – Теперь принимайся за работу… – Э! Ты, давай, ни как со шлюхой говори! – Я просто представил, что ты Танька… – А… – протянул Коля понимающим тоном. – Можно я с тобой, ну, типа ты она? – Прикольно! – пробуя трогать письку друга, проговорил Коля. – Только ты глаза закрой, ну, типа фантазируй. – Ага! …И это началось! Виталик обращался с «Танькой» как в дешевых эротических фильмах. Называл «грязной потаскушкой», «шлюшкой» и… даже более жестко. – А теперь возьми в рот и соси, шлюшка! – приказал он… …мальчики сидели молча. Встречаться глазами не хотелось. В комнате царила тишина. Слава набрался мужества и нарушил её наконец: – Колян, а ты зачем мне отсосал? – Ну, ты же приказал, – простодушно ответил Коля. – А… – протянул Виталик понимающим тоном. Опасная профессия Наташе Мордвичевой… 1 После третьей пары должен был быть факультатив – приехал профессор из Москвы и бедет бесплатно читать лекции по буддологии. Говорили, что он ученик самого Пятигорского. Вера очень хотела попасть. Она мечтала ни только о карьере философа, но и о духовном пути. Родители были у неё атеистами, поэтому Вера не представляла, какую же религию ей выбрать. Склонялась к буддизму… – Вер, погоди: – окликнул кто-то её сзади. – Погоди, дело есть! Девушка обернулась. К ней запыхаясь бежал Евгений. – Привет, я тороплюсь, – мягко сказала Вера. – Сегодня лекция о буддизме… – Постой! – сказал Евгений. – Помнишь, ты говорила о сострадании и милосердии, что это типа осознанный путь? (Девушка улыбнулась и кивнула). Короче, у тебя есть шанс проявить сострадание к очень хорошему парню… (Вера насмешливо приподняла брови). О! нет, не мне… Это не подкат, если что… У меня хороший товарищ ослеп… – Ослеп?! – вздрогнула Вера. – Да… но врачи, говорят ни надолго слепота. Он дурак, работал в гараже с электросваркой без щитка и спалил глаза. Теперь с повязкой. Врач сказал месяца полтора… Он квартиру снимает… Если что, у него есть деньги на сиделку, и… – Я поняла, – перебила Вера. – Нужно пожить у него. Я не возьму денег. Я думаю, это для меня кармическое испытание… – Ну, вот! – довольно заулыбался Евгений. – Я знал, ты мировая девчонка. Кроме тебя, никто бы не согласился! 2 – Я бы не хотел вас утруждать бесплатно. У меня кое-какие деньжата есть. Пять тысяч… – говорил бедняга сварщик, которого звали Александр (но он просил называть себя Саша). Молодой мужчина, которому было двадцать лет, сидел на софе. Он был в спортивном костюме. На глазах повязка. Вера пришла к нему с Евгением. Они сейчас сидели в стареньких креслах напротив. Это однокомнатную квартиру Александр снимал. Всё здесь было старое. Старый советский телевизор «Электрон». Ковры на стенах, на которых семья оленей у горной речушки. Стерты до дыр палас на полу. Сервант-стенка с кучей стеклянной посуды под хрусталь… – Мне не нужны деньги, – бодро ответила девушка. – Я чувствую, что должна вам, Саша, помочь. Только не смейтесь, но для меня это… религиозный долг, – не уверенно смутилась она, боясь обесценивания чувств. – Я Сашки говорил про тебя, – сказал Евгений. – Он в курсе, что ты практикуешь восточную философию. Так что можешь не боятся, у нас к этой теме уважение… – Да, – кивнул слепой. – Просто, поймите, мне неудобняк… Вы будете испытывать трудности со мной за даром, выходит… – Я не боюсь трудностей, – смело заявила Вера. – Просто вы не представляете их… – А вы расскажите, в чем же такие особенные трудности по уходу за вами, – заулыбалась Вера. – Да, ты же, братан, сразу хотел оговорить всё, – напомнил Евгений. – Ох, боюсь, сейчас вас смущу, – начал с глубокого вздоха Саша. – Ну, я не привык к слепоте, и совсем не ориентируюсь без глаз. Даже банально сходит в туалет – и то проблема… Ну, вот, Женька помогал эти два дня, теперь ему надо смыться к родокам. Пойдёте вы на такое? – Вы можете… писять сидя, – краснея вместо ответа предположила Вера. – Но… на унитаз нужно сесть, так сказать, не промазать! – добродушно засмеялся Саша. – Сесть я вам помогу… буду отворачиваться, когда вы, ну… – Хорошо… Но я ж и вонючкой не хочу быть! Вы сможете, к примеру, мне помочь помыться? – Это сложнее, – еще больше залившись краской, призналась Вера, – но… я буду представлять, что вы малыш… – Малыш?! – захохотал Евгений. – О-го-го какой малыш! – Малыш? – мягко усмехнулся Саша. – И еще, я сам тревожусь о том, что я всё-таки мужчина, а вы женщина. Вы понимаете? – Я за себя ручаюсь! – бойко ответила Вера. – И… если что, вы не испугаетесь, не бросите меня? – Скажите прямо, чего я могу испугаться? – Хорошо… – Саша взял паузу, потом произнес: – Случайной эрекции… Девушка вздрогнула так, что сама внутри укорила себя за неумение самоконтроля. Вмиг пронесся самоанализ – это ситуация пугала (она была девственницей) и почему-то возбуждало (она почувствовала, как из нее выделилась влага), и злила (она злилась на свой организм, тут человеку нужно помощь, и это благородный человек, оговорил всё, чтобы подготовить её, а она…). А она решила, что нужно пошутить, чтобы снять напряжение с общения: – Я занималась с детьми, с мальчиками… такое бывает… – Так что увидеть малыша не боишься?! – опять захохотал Евгений. 3 – Давайте, Саша, попьем чай, – весело предложила Вера, когда Евгений ушел. – А потом я приготовлю что-нибудь на обед. Я знаю, тут Магнит за углом… Евгений сказал, что через час у него автобус. Он торопился в общежитие, нужно было собрать кое-какой скарб. Он едет на все каникулы к родителям, то есть дней на десять… – Хорошо, – сказал Саша, – но у меня к вам маленькая просьба. Ох не знаю, сейчас ли попросить, или после чая… – О чем? – Маленькая просьба о маленькой нужде… У Веры очень забилось сердце. Конечно, она готова ко всему, но… Она надеялась, что это будет не так скоро… – Просто мне давно хочется, и я… – Да-да, конечно! Не нужно оправдываться. Я… я сейчас отведу, – засуетилась девушка. – Мне очень неловко, – поднялся Саша и протянул руку на голос. Вера подхватила руку. И повела по направлению туалета. По пути сбила сама стулья. – Вы нервничаете? – спросил галантно мужчина. – Да, немножечко, – созналась она, удивляясь, отчего у неё сейчас такие сильные эротические чувства, даже коленки трясутся. Она завела Сашу в туалет. – Итак… нужно повернуться вот так, – руководила она. – Унитаз за вами. Я выйду? – А я мимо нет… а? – Ну… – с дрожью в голосе сказала Вера. – Вы, ну… спустите штаны, я помогу сесть… – Нелепо, да? – смущенно улыбнулся он. – Наверное, не знаю… Вера старалась не смотреть, и всё же… У парня была мощная эрекция. Член качался и касался её живота. Вера начала дышать через открытый рот, чтобы скрыть возбуждение. Аккуратно направляя его на унитаз, она невольно поглядывала на его большое чудо. Когда Саша приземлился на стульчак, его член предательский торчал вертикально вверх. И не было понятно, как же он будет мочиться… – Я очень волнуюсь, поэтому это, – он кивнул вниз. – Я… я тоже, – еле произнесла Вера. – Я выйду теперь? – Да… я посижу, как смогу… Я вас позову. Хорошо? – Хорошо, – одним дыхание сказала она и вышла. Прикрыла дверь туалета. Оперлась о стену. Всю её трясло, дыхание сбивалось. Она провела ладонью между бедрами. Она подумала еще чуть-чуть, и с ней бы случился оргазм. Надо пойти на кухню, умыться, попить кофе… 4 – Вы сегодня большая умница, – сказал Саша после ужина. – Спасибо, – улыбнулась Вера, убирая со стола на кухни посуду. Мужчина сидел на табурете, опираясь спиной о старый холодильник . – Как нам быть, Вера? Софа одна. правда, широкая… – Я практикую йогу, – ответила, открыв кран в мойке, она, и вода весело начала биться о тарелки. – Сплю просто на полу… – Это неудобно же! – Зато очень полезно для здоровья! – Вы поможете мне перед сном принять душ? – Я здесь для того, чтобы вам помогать. Я только переоденусь, одену халат… – Я его, наверное, замочу, пока моюсь… – Ну, что поделаешь? – убирая прядь волос со лба предплечьем, потому что кисти рук были у нее в пене от моющего средства, обернулась и посмотрела на мужчину девушка. – А знаете, я слепой, я же вас не вижу. Вы могли бы быть без верхней одежды… Повисла пауза. – Я… я что-то не то сказал? – с тревогой в голосе спросил он. – Вы простите. Я не хотел вас обидеть. Я иногда… – Нет. Всё нормально, – ответила Вера. – Я просто задумалась… о своём. Вы правы… …девушка в комнате разделась, оставив бюстгальтер и трусики. Потом вернулась на кухню. – Готовы к водным процедурам? – как можно бодрее произнесла она. – Да. А вы? – Сейчас этот вопрос прозвучал нескромно, – решила шуткой разрядить энергию она. – О! Тогда я не готов. И почему у меня такое бурное воображение? – Как и всех молодых мужчин, – ответила почему-то хихикая Вера …молодые люди вошли в ванную комнату. – Ну, я буду раздеваться, – сказал Саша. – Вы же не станете в одежде купаться? – хихикнула Вера. – Да, надо раздеться… Я, наверное, глупо сейчас выгляжу? – Это я глупо сейчас выгляжу… – Почему? – Вы одетый, а я… – А вы голая?! – было слышно в голосе мужчины, что он возбужден. – Не совсем… но чувствую себя голой. – Не беспокойтесь, я вас не вижу. Вы можете совсем не стесняться… А верно, подумала Вера и сняла лифчик… так она его не замочит. А может быть, и трусики? Да, и их… …у Саши снова была эрекция. Голый он перешагнул бортик ванны. Член качался, как на пружине. 5 – Я выйду… ненадолго… – Да. Спасибо, – произнес Саша. Вера почувствовала, что им необходимо время, чтобы дать своим телам сбросить напряжение. Мысль об этом раньше ей бы казалась невозможно пошлой. Сейчас же отчего она вдруг стала естественной. – Позовите, когда вы всё… Вера случайно задержалась на секунду, прикрывая за собой дверь ванной комнаты, когда Саша… начал танец любви с самим собой… Ох, она не делала это с собой так давно… – Вы всё? – спросила Вера, когда вошла снова, держа полотенце. – Странно всё это, – смущенно улыбнулся слепой парень. – Вы сказали то, что хотела сказать я… …я сегодня очень устал, – сказал Саша уже сидя на тахте. На нем были трусы, а на Вере халат. – Я тоже, – зевнув произнесла Вера. – Я вас измучал… – Не говорите так. Вы хороший человек. Я не встречала таких. А измучило нас наше напряжение. – Да, вы правы. Будем спать? – Ложитесь я выключу свет…. – Я же слепой, – хихикнул Саша, – мне совсем не видно ничего. – Тогда ложитесь. Я хочу почитать. Когда я устала, мне не уснуть без книги. Странно, да? – Не знаю. Я не люблю читать перед сном. От этого мне не уснуть. Да и вот нечем… – Ну, вам же вернется зрение, да? – Врач сказал, да. Я надеюсь, он не врал. – Он не врал… Саша стал снимать трусы. – Зачем вы это сейчас делаете? – Я подумал, Вера, если вы меня видели голым… Я всегда сплю голым, мне так удобно… – Прошу вас, Саша, наденьте. Мне не по себе от этого… – Хорошо, – снова натянув трусы, сказал мужчина. – Простите меня… – Давайте не будем извиняться. Просто говорить, как есть. – Согласен, – улыбнулся он… …Вера проснулась от того, что Саша как-то часто дышал и софа раскачивалась. Девушка испугалась, может быть, что-то случилось с мужчиной. Она поднялась и зажгла свет…. …она вышла в кухню. С одной стороны, думала она, налив себе чая, этим он не причиняет ей зла. Но с другой она девушка! 6 Уже было розовое и голубое утро. Предметы четко уже были видны, хотя ощущалось, что ночь прошла не совсем. Вера вышла из душа, прикрытая полотенцем. Её тело было утомлено; под струями воды она несколько раз излила сексуальную энергию. Она и не могла подумать, что ей будет так тяжело выполнять роль сиделки. Девушка всегда полагала, что она равнодушна ко всему «земному», к мужчинами, к «похоти». Но оказалась, она даже через чур «земная» и «похотливая». Для нее это было величайшем открытием в её жизни. Веру не беспокоило, что её считают серой мышкой, свихнувшейся на религии. К «суете» она относилась как нечто проходящему. И вдруг, она обнаруживает себя в настоящем моменте, полной жажды жизни и секса… Саша спал на боку, уткнувшись лицом в подушку, мирно посапывая. Покрывала сползло. Он был… всё-таки голым. Трусы были у стоп. В розовом и голубом свете полумрака он был прекрасен. Высокий, поджарый, мускулистый… Вера присела на край софы. Захотелось погладить тело мужчины. Она выпустила полотенце из руки, она упало позади неё на софу… В розовом и голубом рассвете какой-то неведомый художник написал картину: обнаженная девушка скромно сидит на краю софы, где спиной к ней лежит голый мужчина. На полотне нет движения… Ладонь этой девушки касается ягодиц мужчины… …но он пошевелился. Она отняла руку. Встала и подобрала полотенце. – Вера, – позвал слепой. Девушке почему-то не захотелось отвечать. Она затаилась… – Вера, – снова позвал слепой, и, не дождавшись ответа, подумал вслух: – Наверное, душ принимает… …и стал онанировать. Вера смотрела с дрожью, с трепетом. Волна сексуальности снова захлестнула её. – Любимая, – шептал Саша, – да, вот так… не бойся… О ком он фантазировал? Было бы самонадеянно и эгоистично предположить, что именно о ней. Ведь он её никогда не видел, и знал только по голосу. Но как же хотелось помечтать, что в фантазиях мужчины он с ней занимается сексом. Рука сама у Веры опустилась на лобок. Вера была неспособна сейчас контролировать себя. И ухватившись свободной рукой за дверной косяк… впорхнула в фантазии Саши… 7 – Как вам спалось на полу? – спросил Саша, когда они завтракали. – Я всегда сплю на полу, – ответила девушка. Она уже не стеснялась, осознав преимущество находиться рядом со слепым – была в трусиках и в растянутой футболке. Сам Саша был в трусах. – Но спалось плохо. Почти не спала… – Почему? – в голосе молодого человека слышны были тревожные нотки. – Новое место, новые впечатлении, много переживаний…. – Надеюсь, ни я вам мешал…. Вы ничего ночью не заметили с моей стороны? – Нет, – соврала Вера. – Не беспокойтесь. Вы себя хорошо вели! – Да? Я очень этому рад! Я старался. А можно узнать, Вер, а как это… плохо себя вести? – Понятие не имею! – беззаботно хихикнула девушка. – Ну, например, приставать к девушке… – Вы полагаете, это возможно для слепого? – удивился Саша. – А почем и нет, вы ведь не лишены дара речи, – продолжала хихикать Вера. – Ха! Я об этом не подумал…. Вера, скажите, – после паузы спросил Саша, – а вы сейчас как одеты? – Зачем это? – Ну, мне хочется хоть как-то компенсировать свою слепоту и представить вас… – Честно я так обнаглела за какие-то два дня…. Я сейчас не одета… – Как?! – Саша выпрямился и забывшись помял гульфик. – Совсем? – Почти. На мне белые трусики и футболка… – А лифчик?! – Не-а! – весело дразнила Вера. Девушку уже не шокировала игра рукой мужчины. Она получала некое детское наслаждения, когда можно безопасно манипулировать другим человеком. – Саша, знаете, а я сейчас трусики сняла… – Зачем?! – весь напрягся мужчина. – Пойду приму душ, а потом схожу на почту. Мне пришли книги Александра Пятигорского… Вера вышла, а Саша почувствовал, как теплая влага разливается в трусах. – Чёрт! – выдохнул он и откинулся расслабленный на кафель. – Вера! – крикнул он. – Мне тоже нужно принять душ… – После меня! – донеслось из ванной комнаты. – Мне бы еще и трусы сменить, – уже тихо проворчал он, но это девушка не слышала. 8 Она себя не узнавала! Но ей нравилась эта игра. Нравилось дразнить Сашу, манипулировать им. В этом было много наслаждений. Тем более всё это было таким невинным. По сути, этим она не причиняла никакого вреда Саши. Да и себе самой. О том, что будет после того, как к мужчине вернется зрение, не думалось… Она напрочь закрепилась в настоящем. Куда-то подевалось прошлое с его заученным нравоучением, и будущее с вечной непонятной о чем тревогой. Удивительное что-то было в этой ситуации. Она первая в мире женщина, которая играет с мужчиной в эротическую игру, хотя традиционно всегда мужчина занимается этим по отношению к женщине! Вера какая-то неправильная женщина! Да и собственно плевать! Она входит в раж… хотя, конечно, остановиться во время. Сможет контролировать себя… – Саша, а какой вы представляете меня? – спросила Вера, когда они отдыхали после обеда. Саша лежал на софе. На нем были спортивные штаны. А она сама полулежала в кресле в одной футболке… – Вы блондинка. Высокая. Стройная… – начал он. Вера захохотала. – Не! У меня каштановые волосы. я стригусь коротко под мальчика. Я невысокая, и сильно сутулая. У меня небольшой жирок на брюшке… – Вы шутите?! – Вовсе нет! Меня считают серой мышкой, библиотекарской… А ещё я ношу сильные очки. Не брею ноги и подмышки. Мне это не к чему… – Это потому, что я вас не вижу? – И другие мужчины не видят никогда меня голой. Так вот мне и не к чему… – У вас никогда не было парня? – Я не интересовалась до вас мужчинами… – До меня?! – ухватился Саша за оговорку. – То есть… вообще не интересовалась, – поправилась Вера. – И на лицо я некрасивая девчонка… – Я думаю, вы просто самокритичны, и всё иначе… Мне хочется потрогать вас. – Потрогать?! – вздрогнула и слегка задохнулась она. – Да, ваше лицо… Можно? Вера пересела. Она уже жалела, что без трусиков. Мужчина приподнялся. Протянулся к ней ладонью. Та случайно попала в грудь. – Это не лицо, – с придыханием прошептала она. И взяв его ладонь руками, поставила себе на лицо. – Вот… – У вас нежная кожа, – дрожащими пальцами бродил он по лицу… Когда указательный палец коснулся губ, она перестала себя контролировать, взяла палец в рот… Потом опомнилась . Резко отскочила. – Простите! Я не… я не знаю, как это вышло … – Не извиняйтесь. Мне было приятно… 9 – Чем заняты, Вера? – спросил как-то Саша. Вдруг стало тихо, и мужчине стало скучно. – Читаю Александра Пятигорского «Введение в буддийскую философию». – Я никогда не мог понять, что такое буддизм. Расскажите, Вера… – Не смогу, – захихикала девушка. – Почему? Вы думаете, я такой тупой? – Просто о буддизме написано несколько тысяч книг, – спокойно ответила Вера. – И еще никто ни разу не объяснил, что это такое. Да и понять никто не может… – И даже вы? – И я… Саша засмеялся. – Зачем тогда об этом читать? – спросил он. – Ну, как говорил сам Александр Моисеевич «не зачем, просто это интересно»… – Не сердитесь, Вера, но вы философы… – …чокнутые люди, – договорила за него она. – Так и есть. В этом нет ничего обидного… – А мне сейчас обидно, Вер, на себя, на свою глупость. Я уже устал не видеть. Раньше не понимал, как важно видеть… – Не грустите, Саша. Наберитесь терпения, – добро сказала девушка. – Я вам помогу… – Мне очень хочется вас увидеть… – А мне не хочется… э, только поймите правильно, чтобы вы начали видеть. Я вам не понравлюсь. Я горбатенькая, толстопопая низенькая девчушка… – Вы наговариваете на себя. Я знаю. Но разве так важно быть красивой? – Я не знаю, – отложив книгу, сказала Вера и встала с кресла. – А хотите… еще раз попробовать увидеть меня? – Как? – Так же руками, – она почувствовала, что возбуждается. – Вы не испугаетесь? – Я постараюсь… Вставайте, – девушка взяла мужчину за руки и он поднялся с софы. – Мне прикоснуться к лицу? – Как хотите… – вдруг произнесла она, и это прозвучало как разрешение к чему-то недозволенному. – Я… – с придыханием, в котором вибрировала дрожь, произнес Саша. – … я не уверен. Я не знаю, во что вы одеты… – Вот и узнаёте, – сказала девушка и положила мужские ладони себе на плечи. – Удивительно…. – Что удивительно? – Ваша кожа… она такая нежная, – погладив от плечей до шеи, сказал Саша. – Просто у вас обострились ощущения…. – Вы ко мне стоите спиной? – Вы угадали… – На вас нет футболки и… и лифчика? – задыхался Саша. – Ага, – одним дыханием, в котором бушевали эстрогены, прошептала она. Мужчина медленно изучал лопатки, возвращался к плечам и снова опускался… чуть ниже… – Божественно, – выдохнул он. – Даже не мог представить, как это… Девушка стояла, сложив руки на обнажённой груди и подбородок подперев кулачками. Коленки тряслись, животик вздрагивал… – Скажите что-нибудь, – попросила она. – Я бы хотел увидеть вас и ниже, но…. – На мне трусики… не бойтесь… Ладони заскользили по бокам, и вот уже оказались на уровне таза. – Вот видете, какая крупная у меня попа? – К сожалению, не вижу. Но попа – классная! Он скользнул ладонью по ягодице… Вера сделала шаг вперед. – Я думаю… достаточно, – вся дрожа произнесла она и, обернувшись, улыбнулась. Этот эксперимент очень возбудил мужчину. 10 …ночью Вере никак не засыпалось. Много странных, необычных впечатлений было. Она думала о мире тактильных ощущений… Как это, чтобы отказаться от видения, и отдаться всецело этому восприятию? Насколько же прекрасен станет мир… Ещё ей было грустно – она не разу не дотрагивалась до другого человека вот так, как Саша до неё сегодня. В этом она была ущербна. А ей бы хотелось… даже не секса, а именно дотрагиваться до иного существа. Или, нужно быть честной перед собой, именно до Саши… Вера услышала в темноте учащённое дыхание. Саша начал онанировать снова… А ей пришла занятная мысль. – Саша, что с вами? – спросила она. – А? Что? – раздался в темноте испуганный мужской голос. – Всё хорошо! А что? – Вы чем-то занимались сейчас? – Я? Нет! С чего вы решили? – слышно было, как он взволнован. – Вы этого стыдитесь? – не отставала она, решив похулиганить. – Чего?! – Я просто забывала выключить свет! – хихикнула Вера. – О Господи! Ужас! – Саша стал искать покрывала, чтоб прикрыться. – Я… я не знал. Блин, стыдно как! Вы, наверное, считаете…. – Саша, я пошутила, – оборвала она тираду. – Свет не горит. В комнате темно. И то, что вы делаете, мне не видно. Но вы себя выдали, – девушка захихикала. – Блин! Вера… Вера, это так… не знаю… Зачем вы так, а? – Саша, когда вы это делаете, о чем вы думаете? – вдруг спросила она, игнорируя муки стыда Саши. – О разном… о вас… – тихо сказал он в темноте. – Расскажите… – Нет, и не просите. Мне и так стыдно из-за этого. Я не знаю, теперь… как и в глаза глядеть вам… – Вы же не видите! – засмеялась девушка. – Это да… но фигурально… – Я могла не говорить вам. Просто хочу, чтобы вы знали, для меня необычно то, что вы онанист, но совсем не страшно… Почему вы молчите? – спросила она пять минут спустя. – Я не знаю, что сказать… – Хотите продолжим эксперимент? – Какой? – Дневной. Но теперь я тоже хочу узнать, что вы чувствуете… – Я не понимаю. Честно. – Сейчас темно. Я вас не вижу. Мы на равных… – Теперь улавливаю. И как это будет? – Мы встанем друг напротив друга. Я помогу вам подняться. Сейчас включу свет, а потом выключу . – Интересно, зачем это вам? – спросил мужчина, услышав щелчок выключателя. – Ну, я же ученый-философ, мне интересно познавать непознанное, тем более, мир ощущений. Вера помогла подняться Саши. – Зачем это? – чувствуя, что Вера сняла с него трусы, спросил Саша. – Я тоже голая, – ответила девушка и погасила свет. – Голая?! – шепотом переспросил он. – Мы на равных, – шепотом повторила она. Их руки искали в полной темноте тело другого. А когда дотрагивались, мозг старался сконструировать изображение. …Вера вздрагивала, когда были мимолетные прикосновения к соскам или к лобку… Её же ладони обрели невероятное сверхощущение, Она гладила грудь и руки Саши. – Какая странная игра! – шептал Саша. – Вам не нравиться? – Нет-нет… она удивительная… волшебная… только… 11 – Я ночью позволил себе лишнего, скажите, Вера? – спросил утром Саша, когда девушка под музыку делала уборку. – Лишнего? – переспросила она. – Что вы имеете ввиду? – Я хотел вас обнять… когда мы играли. Вы не дались… Вам это неприятно? – Просто я изворотливая, – отшучивалась Вера, продолжая танцевать с веником. – И меня никто не обнимал…. – Никогда? – удивился Саша. – А родители? – У нас это как-то не принято… – Странно… очень странно… И вы не хотите этого? – Мало ли что я хочу! – хихикнула Вера. – А что вы хотите? – То, что я хочу, я всё равно себе это не позволю. Зачем тогда говорить? – Расскажите, Вера. У нас за шесть дней такой доверительное общение… – Ну, вы же не рассказываете о тем фантазиях, когда вы онанируете, – резонно парировала она. – Я могу рассказать, – сказал Саша и добавил: – если вы поделитесь своим интимным… – Это шантаж? Ай-яй, Саша, я не думала, что вы шантажист. – Можно сказать, что мы оба шантажируем друг друга, – засмеялся мужчина. – При чём с самого первого дня! – Что есть, то есть, – снова хихикнула Вера. – Ну, так как? Расскажете о самом интимном желании… – Не-а! – Ну… – Ладно…. Но чур после этого не приставать с распросами! – Клянусь… кстати, чем покляться? – О! Я кое-что придумала! – захохотала она. – Если вы нарушите клятву, вы перестанете… (она взяла большую паузу, чтобы помучить его)… перестанете онанировать! – Совсем? – Ага! – Это жестоко! – Ну… вы и не нарушайте клятву! – Хорошо. Клянусь! Говорите своё самое-самое! – Я не знаю, почему…. – понизила она голос, – и от чего это желание такое сильное, но я хочу… сделать минет – Что-что?! – аж задохнулся Саша. – Ну, пососать член у мужика, чтобы он кончил мне в рот! Саша хотел бы что-то был сказать, но от неожиданности застыл. – Теперь вы, Саша, рассказываете, что у вас там на уме… – Я?… кгх, – прокашлялся он, чтобы прийти в себя. – Я… я хочу, чтобы мне сделала девушка минет… отсосала, чтобы я кончил в рот… – Вот вы хитруля! – захохотала она. – Быстро вы сообразили! Вроде, наши желания совпадают?! – Нет, я вполне серьёзно. Мне хочется, чтобы у нас было… ну, в фантазиях, – поправился он. – И объятия, и… вообще… – Мне бы тоже хотелось, – вдруг Саша услышал в голосе Вере спокойную серьёзную ноту , – но нет… – Почему?! – вырвался возглас у него. – Вы поклялись не расспрашивать, – тихо сказала она. – Ладно, с уборкой всё. Я в магазин. У нас запасы на исходе… 12 – Хотите расскажу, что мне сегодня снилось, – спросил Саша. Это было на десятый день… – Мне приснилось, что мы с вами обнимаемся… – Не может быть?! – обернулась Вера, она готовила у плиты. – Что не может быть? – переспросил Саша, он сидел на кухне у окна. – Мне сегодня тоже это снилось…. И я… я и говорю, что этого не может быть! Не бывает, чтобы двум людям снились одинаковые сны! – Почему не бывает? – хмыкнул Саша. – Ведь разное бывает, ну, там… ментальные тела, аура и всё такое… – Саша, я учёный, философ. Я не какой-нибудь эзотерик вроде мадам Блаватской! – Ну, насколько я знаю, буддисты тоже говорят про это, – не сдавался Саша. – Вообще-то Будда на вопросы метафизики хранил благородное молчание! – Выходит, он в них не разбирался! – захохотал Саша. – Любопытный вывод, – хмыкнула Вера. – Его бы в уши Пятигорского, – и вновь повернулась к плите. – Я не знаю, кто это. И всегда удивлялся, почему люди любят имеет авторитетов… ну, там Солженицына, Достоевского, Шопенгауэра…. а по-моему, они тоже были такие же люди, как вы и я… – Да уж… глубочайшая мысль, – кинула Вера не оборачиваясь. – И всё же… почему мы видели сегодня один и тот же сон? – Да, это странно! – посмотрела на Сашу девушка. – Быть может, мы этого так сильно оба хотим, что нам и приснилось? – Возможно, вы и правы, Саша… Но я ни с кем не обнималась, ни разу… – Давайте… попробуем? – вдруг предложил Саша, а у самого в груди загрохотало… Вера выключила газ… хотя рогу из фасоли еще было сырым. Но она предчувствовала сейчас нечто такое, от чего она… позабудет про всё. Сердце девушки, как бы ни противоречил мозг, подсказывало, что сегодня должно произойти необратимое… Она подошла к мужчине. Он поднялся…. Она прижалась так сильно, что он от неожиданности даже потерял умение дышать. Они стояли так… быть может, несколько секунд… а может быть, и минут… часов… дней…. лет. Она перестала чувствовать себя. Внезапно она для себя исчезла. Был только он – Саша. Её руки чувствовали Сашу. Её грудь чувствовала Сашу. Её живот чувствовал Сашу… – Что со мной? – услышала она шепот Саши. – Что?! Что с вами?! – испуганно переспросила она . – У меня голова кружиться. Не могу стоять… – Я отведу вас на софу. Держитесь… Вере отвела Сашу в комнату. Мужчина сел на софу. Затем лег на спину. Вере почему-то захотелось встать на колени, и она не могла противиться желанию. Руки девушки неосознанно ласкали бёдра Саши. – Вера, – тихо-тихо прошептал Саша, – а помните свою мечту… – Помню…. …подожди, – остановил Саша её. Он гладил её волосы. Вера приподняла голову, выпуская пенис изо рта (тоненькие нити слюны натянулись от головки члена к нижней её губе). – Подожди… я хочу тебя поцеловать… я хочу тебя… Любовь – такая мощная сила, что может подчинить любой, даже самый выносливый разум. Вера полностью подчинилась сейчас любви. Она сбросила футболку, сняла трусики…. …Вера чувствовала губы Саши, чувствовала язык. Вот что значит – целоваться! Это чувствовать любимого человека, чувствовать то его место, откуда он творит бытие. Чувствовать его рот, откуда он произносит слова, и его мысли становятся материальными… – Я совсем неопытная, – дрожа как листик на ветру, шептала Вера. – Просто возьми рукой член и направь в вагину… ….она вскрикнула… …о чём ты думаешь? – просил Саша, поглаживая её живот. В комнате было тепло, и они голые лежали, не укрывшись. – Я думаю, что после этого я забеременею, и мне нужно будет сделать аборт… – Зачем?! – приподнялся Саша. – Саша, вы сейчас не видите, но скоро зрение вернется, и вы… вы не сможете полюбить меня, – говорила с плачем в голосе женщина, – Я действительна некрасивая! Вместо ответа Саша размотал повязку на голове. Проморгался. Его глаза улыбались. – Прости, что я обманул тебя. Но ты мне сразу понравился в институте… Женька сказал, что к тебе не подъехать никак. И я… ну, и придумал это… Наступила молчание. Женщина лежала на спине и смотрела на мужчину ошалелыми глазами. Он, опираясь на руку, смотрел сверху и мягко улыбался… – Так ты… ты всегда видел меня? – не могла она прийти в себя. – Слабо… через повязку плохо видно… Ты мне очень нравишься. Я хочу, чтобы ты была со мной… Вера села… Затем поднялась, и накинула халат. Саша не понимая глядел, как она молча пошла на кухню. Через минуты три он натянул штаны и тоже пошел на кухню. Вера сидела на табурете, пила кофе и смотрела в окно. По щекам текли крупные слёзы. Саша нерешительно остановился в дверном проеме… – Придётся мне брить ноги и подмышки, – не оглядываясь произнесла Вера. – Интересно, есть ли пособие по этому? Чеченец Наташе Мордвичевой… 1 – Марина, почему всё-таки не в школу? Вы учитель начальных классов, – спрашивала Галина Сергеевна, директор центра социального обслуживания населения, разглядывая вкладыш диплома о высшем образовании, где были одни пятёрки , – а в школу нашу как раз требуются преподаватели первых классов. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=50194398&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.