Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Я бил маршала Жукова. Ржевский кошмар

Я бил маршала Жукова. Ржевский кошмар
Я бил маршала Жукова. Ржевский кошмар Хорст Гроссман «Крупнейшее поражение Жукова» – так оценивают Ржевскую битву и западные историки, и ветераны Вермахта. За 15 месяцев ожесточенных боев Красная Армия потеряла здесь до 2 миллионов человек, «умывшись кровью» и буквально «завалив врага трупами», но так и не добившись победы, – не зря наши бойцы прозвали это кровавое сражение «бойней», «прорвой», «Ржевской мясорубкой». Среди тех, кто превратил город в «несокрушимый бастион Вермахта», был и командир 6-й дивизии генерал Гроссман. Его книга – уникальная возможность взглянуть на это побоище с другой стороны, глазами немецких солдат и офицеров, которые больше года отражали все атаки Красной Армии, считая Ржев не просто «краеугольным камнем Восточного фронта», но «воротами на Берлин». Те из них, кому повезло уцелеть, на всю оставшуюся жизнь запомнили «Ржевский кошмар» и до конца дней гордились своей победой над «Маршалом Победы» и правом заявить: «Я БИЛ МАРШАЛА ЖУКОВА!» Хорст Гроссман Я бил маршала Жукова. Ржевский кошмар Предисловие После того как попытка овладеть Москвой оказалась неудачной, немецкие дивизии под ударами наступающих русских вынуждены были приступить к отходу на запад. 9-я армия остановилась на волжской дуге у Ржева. Напрягая все людские и материальные силы, русские попытались взять город, чтобы окончательно разбить группу армий «Центр» в последующем наступлении. Но немцы удержали Ржев. Для тысяч солдат Ржев стал этапом самоотверженной борьбы. В морозы, снежные метели, в пылающем зное, замученные полчищами комаров в обширных болотистых лесах юго-западнее Ржева, они оказывали сопротивление могущественному врагу, отражая атаки там, где им было приказано. Армия и военная авиация показали себя с лучшей стороны в многомесячных сражениях. Все рода войск и все солдаты, начиная от стрелков на передовой и до последнего водителя из обоза, беззаветно сражались днем и ночью, исполняя свой тяжелый, самоотверженный долг. Полководцем, возглавляющим почти все сражения в районе Ржева, был генерал-полковник Модель, главнокомандующий 9-й армией, чей личный вклад и высокое военное искусство существенно способствовали успехам обороны. Того, кто ищет прославления войны в этой книге, ждет большое разочарование, ведь в первую очередь солдат, который на себе испытал все ужасы войны, чувствует к ней особое отвращение. Тем не менее мы обязаны помнить и уважать бесчисленное множество неизвестных солдат, которые не боялись противостоять противнику в жестокой борьбе за свое любимое Отечество и пожертвовали ему здоровье и жизнь. Эта книга и была написана для того, чтобы сохранить о них память. Отсутствие многих официальных документов, естественно, затруднило поиски надежного материала. И я приношу сердечную благодарность всем тем, кто словом и делом помог его отыскать в различных учреждениях и архивах. Особенно хочу поблагодарить господ генерала Визе, генерала Фойерабенда, подполковника барона фон Рекума и начальника армейского архива в Кобленце, полковника в отставке Д.Теске. Хорст Гроссман, генерал пехоты в отставке Пояснения редактора В настоящее время вышло много книг о битвах под Ленинградом, Москвой, Сталинградом и Севастополем. Вследствие этого часто забывают, что были и другие важные сражения под менее известными городами и на других фронтах широкого русского пространства, которые по своей драматургии, напряженности, числом задействованных войск, временным фактором и конечным результатом вполне можно сравнить с теми, что широко освещались в военной литературе. К таким сражениям следует отнести битву под Ржевом и его окружение. Шесть раз шли сражения близ этого города, но только через полтора года начались наиболее ожесточенные. В них участвовало не так уж много танковых соединений, в первую очередь битву вели пехотинцы, которые испытали на себе всю тяжесть и приняли все страдания во время этих страшных сражений зимой и летом. Ржев был краеугольным камнем Восточного фронта. Вермахт удерживал его до весны 1943 года, когда совершил планомерное отступление по причинам, не зависящим от воевавших там войск. Автор этой книги был командиром 6-й пехотной дивизии с начала и до конца сражения и при этом, пожалуй, одним из самых информированных и компетентных. Его мемуары способствуют пониманию обстановки на полях сражения и происходящих событий. Хорст Шейберт Общая обстановка, сложившаяся в 1940–1941 годах Польша и Франция были разгромлены, Дания и Норвегия заняты. Но Англия была не готова к миру. Хотя генерал Роммель победил в Африке, однако «воздушная битва над Англией», которая должна был подготовить немецкое вторжение на Британские острова, безуспешно прервалась. Предложение военных советников Гитлера, особенно главнокомандующего морскими силами гросс-адмирала Редера разгромить совместно с Италией Англию в сражениях на Средиземном море, не встретило поддержки Гитлера. Вероятно, он полагал, что Италия достаточно сильна и без немецкой помощи, чтобы довести до конца победоносную войну на Средиземном море, в своем mare nostro. Прежде всего, однако, он не доверял, пожалуй, по праву, Советской России. Претензии СССР к Финляндии и балтийским государствам, а также отчетливо заметные русские планы на Балканах позволяли предполагать, что Сталин будет предъявлять к Германии дальнейшие претензии. К тому же германское государство во время длительной войны нуждалось в продовольственном снабжении и сырье из России. Таким образом, Сталин имел в руках важный козырь против Гитлера. Концентрация русских войск на немецкой восточной границе была, вероятно, в то время только оборонным мероприятием. Однако существовала опасность в том, что как только Германия окажется связанной борьбой против западных держав или будет ослаблена, русские без большого риска начнут нападение на Запад. Наконец, русский большевизм оставался для Гитлера врагом номер один. По этим причинам Гитлер решился напасть на Советскую Россию. 29 июля 1940 года начальник Генерального штаба вермахта, генерал Йодль сообщил шефу 3-го отдела вермахта о решении начать вторжение в Россию. Штабы и войска вермахта направились к восточной границе Советского государства. Генеральный штаб армии разрабатывал первый вариант операции против России, и 18 декабря 1940 года в директиве 21 Гитлер приказал начать военные действия против СССР (план «Барбаросса») с поручением разгромить Советскую Россию за одну кампанию. Наступление было отложено с середины мая на 22 июня 1941 года из-за путча в Югославии и последующего нападения на Грецию с целью изгнать с Балкан высадившихся там англичан. Четыре драгоценные недели были упущены. Потеря времени позднее оказалась роковой. 22 июня 1941 года в 3.30 немецкий вермахт тремя группами армий и тремя воздушными флотами выступил на восток и в решительных сражениях отбросил русские армии. В июле 1941 года после взятия Смоленска в вермахте возникли споры о дальнейшем проведении операции. Фельдмаршал фон Браухич, главнокомандующий армии, и начальник Генерального штаба, генерал-полковник Гальдер, хотели продолжать нападение на Москву. Перед столицей Советской России, этим большим и крайне важным транспортным узлом с его пространными промышленными сооружениями и пунктом связи со своими многочисленными объектами, русские должны были остановиться уже по причинам сохранения престижа, но только с уничтожением русской армии война могла быть закончена в пользу Германии. После поражения противника все экономические успехи должны были достаться победителю. Гитлер, напротив, считал Москву не такой уж важной. Он хотел завладеть на юге житницей Украины и промышленным районом русских на Дону, отрезав им поступление нефти с Кавказа. На севере следовало вступить в тесную связь с финнами и овладеть Ленинградом. Гитлер настоял на своем. Группа армий «Центр» должна была перебросить свои силы на юг. В сражениях под Киевом германские войска добились значительной тактической победы. Но прежде чем на севере был взят Ленинград и осуществлена связь с финнами, Гитлер изменил свое решение. Теперь он хотел попытаться еще до начала зимы захватить Москву, чтобы в 1941 году добиться окончания войны. Группа армий «Центр» была усилена всеми имеющимися в распоряжении Германии на востоке средствами, и Гитлер назначил наступление по всему Восточному фронту на 2 октября 1941 года. Взятие Ржева в октябре 1941 года 2 октября 1941 года группа армий «Центр» фельдмаршала фон Бока совместно с тремя армиями (2,4,9) и тремя танковыми группами (2,4, 3) при поддержке воздушных армий приступила к решительному наступлению на противника в направлении Москвы. На левом фланге действовала 9-я армия вместе с 3-й танковой группой. Двумя ударами на Брянск и Вязьму противник к 13 октября был разгромлен. В донесении вермахта сообщалось, что русские потеряли 67 стрелковых, 6 кавалерийских, 7 танковых дивизий, 663 ООО пленных, 1242 танка, 5412 орудий. Далее последовал удар на Москву. 9-я армия под командованием генерал-полковника Штрауса наступала на Ржев. 13 октября 206-я пехотная дивизия на правом фланге XXIII корпуса выдвинулась севернее железной дороги Оленино – Ржев. В авангарде шел усиленный разведывательный отряд 206-й пехотной дивизии под командованием ротмистра Вайткуната. Вражеское сопротивление у Лаптево было сломлено и противник был отброшен еще до подхода к своим укрепленным позициям. Хорошо вооруженный отряд действовал очень эффективно и вынудил врага отступить. Русские, пытавшиеся наносить контрудары, были фактически уничтожены. Две бронемашины с установленными на них счетверенными пулеметами пытались изменить положение, но были захвачены отрядом, а третья подорвалась на собственной мине. После того как позиция в районе Быкова была захвачена, зенитный взвод, двигавшийся в колонне за авангардом, рассеял саперный русский батальон на марше. Но дальнейшее продвижение остановилось из-за темноты и опасности подорваться на минах. С большим отрывом позади разведывательного отряда двигалась дивизия, вынужденная заниматься разминированием дорог и преодолевать широкие противотанковые рвы. Вечером воздушная разведка установила, что выходящие из вяземского «котла» русские дивизии стремятся перейти мост через Волгу в Ржеве. Главной задачей 206-й дивизии стало перекрыть им отход. В два часа ночи в полной темноте передовой отряд 312-го полка 206-й дивизии достиг деревни Лаптево. Вступивший в бой разведывательный отряд под командованием своего храброго командира прорвался сквозь горящие деревни к селу Муравьево. Здесь, на хорошо обустроенных окопах, он столкнулся с превосходящими силами противника, который, предприняв контратаку, заставил его отступить. С началом рассвета враг начал новую мощную контратаку на разведывательный отряд. Были понесены значительные потери. Ротмистр Вайткунат был ранен. 312-й полк двигался с востока под непрерывный грохот канонады. Южнее шоссе Оленино – Ржев полк оказался в центре боев, натолкнувшись на вражеское наступление, которое противник вел превосходящими силами пехоты, сопровождаемой артиллерийской поддержкой. Собственная артиллерия из-за снежной бури, препятствующей корректировке артиллерийского огня, не действовала. Новые силы противника выдвинулись против левого фланга полка и принудили его к обороне. В середине дня (14.10) 413-й полк с двумя батареями все же достиг передовой линии русской обороны и вошел в соприкосновение с противником южнее железной дороги. Полк выдвинулся в южном направлении, подвергаясь непрерывным атакам русских из леса. Постоянные контратаки русских и сильно заминированная местность позволили полку выйти только к Толстикову, деревне близ Ржева. 15 октября обстановка изменилась. Сопротивление русских было сломлено. Оба полка – 413-й и 312-й – продолжили наступление. Не встречая особого сопротивления, они продвинулись далеко на восток и заняли совместно с подошедшим с юга разведывательным отрядом 26-й пехотной дивизии уже не сопротивлявшийся Ржев. Приказ по корпусу от 16 октября гласил: «Мощное наступление 206-й пехотной дивизии заставило противника оставить город Ржев». Ржев Первое упоминание о Ржеве, расположенном у озера Ильмень, относится к 1019 году. Тогда он принадлежал Новгородскому княжеству и был основан викингами. Благодаря выгодному положению в верховьях Волги, по которой сплавщики гнали свой лес, Ржев долго служил яблоком раздора между соседними княжествами. После 1225 года городом завладел князь Владимир, столетием позже он вошел в Великое княжество Литовское. Между 1445–1459 годами Ржев был польским пограничным городом. Потом отошел к Твери и наконец к Москве. После того как здесь прошел первый паровоз, Ржев стал крупным железнодорожным узлом линий Рига – Великие Луки – Москва, Брянск – Вязьма и других магистралей, идущих с юга на север. За Ржевом они поворачивали на северо-восток и вливались выше Твери в железнодорожную артерию Ленинград – Москва. Районный центр Ржев насчитывал в 1939 году 54 080 жителей. Железнодорожные и автомобильные мосты соединяли оба берега Волги. В городе имелись предприятия по производству пеньки, льняной завод и канатная фабрика с тысячью рабочих. По поставке льна Ржев занимал первое место в Советском Союзе. Были развиты и другие промышленные отрасли: шелкопрядильные и хлопковые фабрики, лесопильный, консервный, винокуренный и пивоваренный заводы, мельницы, несколько маслобоек, а также фабрики: кирпичная, пуговичная (на которой перерабатывались волжские ракушки), колодочная (одна из немногих фабрик в России). Имелся крупный военный завод, предприятие по ремонту сельскохозяйственных машин и вагонов. Совхозы Ржевского района были оснащены достаточным количеством тракторов. Ржев имел свою радиотелеграфную станцию. Из военных объектов в этом экономически развитом городе были: военный склад, оружейный арсенал, школа военных летчиков с аэродромом и офицерским клубом. Зимнее сражение под Ржевом Когда в ходе наступления, начатого 2 октября 1941 года, войска группы армий «Центр», задержанные сначала распутицей, потом покрытыми льдом и снегом дорогами, упорно продвигались к Москве и оказались в 22 км от нее, в войне произошел решительный перелом. В ночь с 5 на 6 декабря разразились жесточайшие морозы. Советские войска, пополненные 80 свежими дивизиями, начали контрнаступление севернее и южнее Москвы на обессиленные германские войска, не имеющие необходимого зимнего снаряжения. Они вынудили немцев сдать часть завоеванных областей. Варварские морозы преследовали войска. В своих тонких шинелях, с негнущимися отмороженными пальцами солдаты были не в состоянии даже нажать на курки винтовок, помогая себе шомполами. Пулеметы отказывали – замерзало масло! Танки остановились. Моторы невозможно было завести. Чтобы двигаться дальше, приходилось не выключать на ночь моторы или разогревать их на кострах. Откатные механизмы орудий не работали на усилившемся морозе. Солдаты должны были наблюдать друг за другом, чтобы при первых же признаках обморожения вовремя растереть снегом лица и руки товарищей. Особенно доставалось от мороза раненым. Уже при незначительной потере крови отмерзали конечности, и многие раненые, которых можно было еще спасти, умирали на перевязочных пунктах. Шаг за шагом отходила с боями 9-я армия от Твери на юго-запад в направлении Ржева; южнее, в западном направлении, отступали другие армии. 3 января 1942 года четыре северные армии группы армий «Центр» остановились на линии Юхнов – Медынь – Боровск – Лотошино – Алексино – Ельцы – Селижарово (южнее Осташкова). Но на правом крыле группы армий «Север» зияла сорокапятикилометровая брешь. Термометр показывал минус 40 градусов! Тяжелые бои шли на всем фронте. И все же измотанным и замерзающим войскам, несмотря на чудовищное напряжение, удалось преодолеть сопротивление численно превосходящих, отлично подготовленных для зимней кампании и хорошо вооруженных сибирских дивизий, и сохранить хотя и слабую линию обороны. Благодаря планомерному отступлению, командование армии смогло спасти фронт от его расчленения и уничтожения по частям. Используя гибкую тактику, она отбивала атаки и смогла не допустить прорыва. Однако никаких резервов не было. Гитлер приказал: «9-й армии – ни шагу назад. Удерживать достигнутую 3 января линию обороны». После того как фронтальное наступление русских против VI корпуса (генерал Ферстер) не удалось, Советы сгруппировали свои силы, намереваясь прорваться западнее Ржева на юг. 4 января их атака правее 3-й танковой армии, находящейся в составе 5-го корпуса, северо-восточнее Гжатска была отбита, а наступление, левее 23-го корпуса против 206-й и 102-й дивизий, также удалось локализовать. Однако русская армия вечером, переправившись через скованную льдом Волгу, прорвала слабую линию обороны 256-й дивизии (23-й корпус) и, миновав большой лесной массив юго-западнее Ржева, вышла к городу. Противник, без сомнения, хотел разрушить центральный фронт и захватить Ржев. 9-я армия и присоединившиеся к ней с юга 3-я и 4-я танковые армии были заблокированы и вынуждены сражаться в четырехугольнике железной дороги Смоленск – Вязьма – Ржев – Оленино. Из-за этого контрнаступления русских, известие о котором потрясло сражающиеся севернее Ржева и дислоцированные западнее войска 256-й дивизии, создалась брешь шириной около пятнадцати километров. Через нее противник мог беспрепятственно продвинуться на юг и отрезать 23-й корпус от остальной армии. Ликвидировать брешь, казалось бы, можно было даже при незначительной поддержке с воздуха. Однако даже введение в бой 8-го авиакорпуса не задержало продвижение русских. Передовые подразделения противника (на 5 января) находились в восьми километрах западнее и юго-западнее Ржева, важнейшего пункта снабжения 9-й армии. Обманчиво близким и беззащитным оказался Ржев для русских войск. В городе остались только обозы да части тылового обеспечения. В районе прорыва объявлена тревога! На грузовики и сани погружено все имущество. Каждый стремился убежать так быстро, как это было бы возможно. Однако голодные и загнанные лошади едва-едва пробирались по глубокому снегу. Энергичные командиры, такие как начальник тыла, бывший кавалерист майор Дисселькамп, собрали последние силы из водителей, санитаров и ветеринаров 6-й роты, создав слабую линию обороны. Плохо вооруженные солдаты храбро сражались, сдерживая удары русских. Три трудные и крайне важные задачи должна была выполнить 9-я армия: 1. Устранить непосредственную угрозу Ржеву. 2. Закрыть брешь между 6-м и 23-м корпусами. 3. Уничтожить наступавшие вражеские соединения. Западная линия фронта у Ржева была спешно усилена десантными батальонами под командованием командующего артиллерией 122-й дивизии генерала Линдига. С помощью тыловиков эта группировка могла теперь противостоять русским, защищая Ржев. В то же время 9-я армия смогла перебросить с Восточного фронта по полку от 86-й, 129-й и 251-й дивизий. Однако противник в свою очередь своевременно получил подкрепление войсками, прибывшими с Северо-Восточного фронта, и несколькими кавалерийскими дивизиями. Пришлось отдать приказ (4 января) командующему 3-й танковой армией генералу Рейнхардту направить на оборону Ржева всю 86-ю дивизию 9-й армии, из которой до сих пор был взят только один полк. 3-я танковая армия получила также приказ выдвинуться на восточную линию фронта у Ржева. Утром 6 января, несмотря на снежную метель и сильный мороз, 39-й пехотный полк под командованием полковника Визе с первым и третьим батальонами из резерва VI корпуса достиг совершенно истощенного Ржева и включился в оборону города. Через некоторое время полк пополнили саперный батальон и интендантские части. Ему были приданы зенитные орудия и полевая артиллерия. В 18 часов полк с тремя штурмовыми орудиями вышел из Ржева и направился к расположенной в пяти километрах от него деревне Гришино. Полк выполнял приказ генерала Линдига. 7 января, поддержанный артиллерией 251-й дивизии под командованием полковника Фельцмана, полк должен был атаковать противника вдоль дороги на Молодой Туд. Начавшееся с запада наступление в восточном направлении кавалерийской бригады СС «Фегеляйн» должно было закрыть образованную русскими брешь. С начавшимся рассветом в 5 часов утра 39-й полк перешел в наступление, и уже в 6 часов 3-й батальон под командованием обер-лейтенанта Кампса в ближнем бою отбивал у захваченных врасплох русских дом за домом в деревне Петуново. Сильный зенитный огонь с юга замедлил дальнейшее наступление. Тогда 1-й батальон под командованием капитана Матерна выдвинулся к югу от деревни Петуново. Первая деревня была взята. Однако в следующей деревне разгорелся ожесточенный бой за каждую улицу, каждый дом. Русские оборонялись отчаянно, отстреливаясь из горящих домов и сараев. Целый день продолжался жестокий бой, и только с наступлением темноты деревней удалось овладеть. Повсюду лежали мертвые и обожженные тела русских солдат. Противник еще удерживал несколько сараев и обстреливал каждого, кто появлялся в деревне. В тот же день 3-й батальон взял две следующие деревни. Атака русских была отражена. Наступающая в тылу 39-го полка 256-я дивизия и части 84-го полка взяли еще две деревни на северном берегу Волги. Слева действовал I батальон 348-го полка 216-й дивизии, который отбивал мощные атаки противника. Связь с кавалерийской бригадой «Фегеляйн» была потеряна. Позднее выяснилось, что ее задержала снежная метель. Бригаде не удалось преодолеть сопротивление более сильного противника, и она была вынуждена перейти к обороне. 8 января 39-й полк штурмовал еще одну деревню, но так и не сумел выполнить основную тактическую задачу – закрыть брешь. Сил полка оказалось недостаточно. Он вклинился в расположение русских узким языком в четыре километра длиной и один-два километра шириной. Теперь ему пришлось занять оборону с севера, запада и юга. Этот мужественный полк взял в плен 200 русских солдат и офицеров, а также многочисленные трофеи. В последующие дни он удачно отбивал продолжавшиеся атаки русских. 8 января мороз еще более усилился. Немецкие солдаты замерзали, русским же такие холода были нипочем. Их численно превосходящие войска были экипированы в зимнюю форму, в их составе имелись лыжные, хорошо обученные батальоны. Но особая сила противника – это большое число танков Т-34, которые, имея высокий клиренс и широкие гусеницы, легко преодолевали снежные сугробы. Русская авиация бортовым огнем и зажигательными бомбами оказывала огромное влияние на полевые сражения. Но ошибки руководства и слабый наступательный порыв русских, не приводящий к закреплению успеха, давали немецким частям определенный шанс. 9 января последовало ожидаемое наступление русских силами 3-й ударной армии из десяти дивизий и 4-й ударной с восемью дивизиями из района Осташкова в стык между группами армий «Центр» и «Север». Атаку отражала 253-я дивизия, находящаяся на левом фланге 23-го корпуса, который снабжался только по воздуху. Две вражеские дивизии отбросили на юг и уничтожили слабые гарнизоны опорных пунктов, состоящие только из двух батальонов. Русские атаковали также фланг 6-го корпуса, но, несмотря на явное превосходство и интенсивную огневую подготовку, их атака была отражена. Положение слабого V корпуса оставалось крайне напряженным, и группа армий просила отвести фронт на подготовленную «кенигсбергскую позицию», пытаясь тем самым сохранить резервы, поскольку для закрытия бреши недоставало сил и рассчитывать можно было только на них. Гитлер отклонил это предложение, как и все более ранние. Каковы были силы обороняющихся дивизий? На 10 января 1942 года в 206-й дивизии 23-го корпуса насчитывалось только 2283 пехотинца, в 102-й – 2414 и в 253-й – 2380. Русские, поддержанные реактивными снарядами «катюш» и многочисленными танками Т-34, 11 января прорвали позиции 5-го корпуса и вторглись глубоко в его оборону. С большим трудом эту атаку удалось остановить. В этот же день мощная вражеская группировка выдвинулась из 20-километровой зоны северо-западнее Сычевки, угрожая жизненно важной железной дороге Вязьма – Ржев, а также самой Сычевке – главному снабженческому и транспортному центру. Своевременно подошедшая 1-я танковая дивизия, совершившая марш от Погорелого Городища на Ржев, смогла выправить положение, отбросив врага от железнодорожного вокзала в Сычевке и складов снабжения. Впоследствии совместно с дивизией СС «Рейх» ей удалось окончательно отстоять Сычевку. Западнее и юго-западнее Ржева воевала группировка под командованием генерала Линдига, образованная из снабженческих и саперных частей, солдат из маршевых батальонов и соединений 8-го авиационного корпуса. Южнее железнодорожного вокзала Осуга вела бои группа Данхаузера из 129-го дивизиона. Позднее к ней присоединился отозванный с Восточного фронта 86-й дивизион. Все русские атаки на Ржев и ведущую к Сычевке железную дорогу были отбиты. Здесь особенно зарекомендовал себя 2-й зенитный полк 4-й дивизии, поддержанный бронепоездом. Просочившиеся ударные вражеские части постоянно подрывали рельсовые пути, но их быстро восстанавливали железнодорожные саперы. На фронте севернее Ржева (6-я и 26-я дивизии) русские также упорно наступали в эти тяжелые дни. Атаки начались 3 января и продолжались еще и в марте. Больше всего досталось 6-й дивизии. Она удерживала позиции просто чудом. Части вермахта были ослаблены и утомлены наступательными и оборонительными боями 1941 года и проигрывали противнику в вооружении. Необходимое подкрепление прибыло, но едва оно подошло, как его пришлось перебросить на другие позиции восточнее Ржева. Туда же отправили еще целый ряд подразделений. Тем самым увеличилась нагрузка на оставшиеся части, солдаты должны были защищать слишком большие участки фронта. Заметно ослабла артиллерийская поддержка. Русское наступление привело к ухудшению снабжения. В первую очередь это коснулось боеприпасов. А хлебный паек начиная с 28 января пришлось растянуть с пяти до восьми дней. 13 января 1942 года в журнале военных действий 18-го пехотного полка сообщалось: «Утром туман. Ясно. Минус 35 градусов, мороз. Ночью тишину нарушил артиллерийский огонь, который велся в направлении деревни Гущино. В 7.00 рота русских атаковала 2-й батальон 18-го полка севернее шоссе. Атака отражена, но повторилась снова. 7.15. Противник под покровом тумана наступает одной-двумя ротами после сильной артподготовки тяжелой и легкой артиллерией, минометами и противотанковыми орудиями на Гущино. 11.45 – атака возобновилась двумя-тремя ротами. Отражена. Досаждает вражеский артиллерийский огонь. 1-й батальон 18-го полка просит о помощи. Боеприпасов не хватает, и артиллерия может действовать только против пехоты. 1-й батальон понес серьезные потери и находится в трудном положении. Около 15.00 возобновилась атака на его левый фланг. Противник вводит в бой все новые и новые резервы. Но и на этот раз удалось отразить неприятеля, который к 19.00, потеряв приблизительно 250 человек убитыми, отошел. Наступление русских активно поддерживала артиллерия и тяжелые минометы. Обороняющиеся могли противопоставить ему в основном пехотное оружие, так как артиллерия испытывала сильный недостаток боеприпасов. 18-й полк просит возобновить огневую поддержку, если не артиллерией, то хотя бы ударами с воздуха. В 1 – м батальоне убито 45 человек, и он нуждается в подкреплении. 20.30. 1-й батальон 18-го полка сообщает о продвижении русских к опорному пункту 58-го пехотного полка на стыке наших войск южнее Ранимцы. Полк был внезапно атакован. Положение на правом фланге неясно. В 22.00 полковник фон Тресков, командир 58-го полка, сообщил: его контрудар не удался, враг прорвал линию фронта по меньшей мере двумя ротами. Силы 58-го полка исчерпаны. Капитан Виккерт, командир III батальона 58-го полка, передал по радио: «Обороняю последним резервом южный край Ранимцы». Иначе в тылу на его позиции образовалась бы брешь шириной в сто метров. Введение в бой 3-го батальона 18-го полка откладывать было больше нельзя. 23.30. Строго секретные приказы по VI дивизии: «1. Противник прорвался на правом крыле 58-го полка юго-восточнее деревни Иружа (около Ранимцы). 2. 18-й полк окружает его с тыла 3-м батальоном. Дальнейшее продвижение противника ночью через лес северо-западнее пункта 216,1 в направлении шоссе предотвращено. 3. Самое позднее в 7.00 противник должен быть отброшен контратакой с места прорыва. Руководство операцией возлагается на командира 58-го полка. В него включены: 3-й батальон 18-го полка и 10-я парашютно-десантная рота. После выполнения задачи 3-й батальон возвращается в распоряжение 18-го полка. 4. Артиллерийскую поддержку 58-й полк согласует с 6-м артполком». Но уже и без приказа 3-й батальон получил от командования полка распоряжение приступить к окружению противника. В батальоне было всего три офицера, 15 унтер-офицеров и 67 солдат. Переход к месту боя через густой лес по метровому снегу потребовал большого напряжения сил и умелого руководства. «14 января: снежная метель, пурга. В 7.15 после предварительной артподготовки началась атака. Противник ночью укрепился и выстроил настоящие снежные валы перед своими окопами. III батальону 18-го полка атака удалась даже без привлечения парашютно-десантного соединения. В 8.45 опорный пункт противника был захвачен 3-м батальоном. Потери: восемь убитых, среди них – командир батальона капитан Грамински». Так проходили дни, недели, месяцы. В период с 3 по 21 января только одна 6-я дивизия отразила 60 вражеских атак. Особенно тяжелые бои шли 13 и 14 января на правом фланге V корпуса, где русским удалось добиться успеха, вклинившись в оборону левого фланга XXIII корпуса. Оборону здесь держала боевая группировка Ресфельда, собранная из частей 102-й дивизии. Она прикрывала северо-западный фланг 253-й дивизии. Положение 9-й армии становилось все более критическим, и Гитлер отдал, наконец, приказ отступить к «кенигсбергской линии». Отступление проводилось планомерно с 17 по 24 января. 17 января генерал-полковник Штраус, опытный главнокомандующий 9-й армии, выбыл из строя по болезни. Его последний приказ был направлен на устранение образовавшейся западнее Ржева бреши. Он был осуществлен его преемником генералом танковых войск Моделем и одобрен Гитлером. Можно было рассчитывать на полный успех. Ликвидация бреши Давно готовящееся наступление должно было начаться 21 января. Но недостаточное число войск, сильные морозы, выигрышное положение противника, снежные метели говорили о необходимости его отложить. Наступлению благоприятствовала лишь слабая оборона русских, которые не сумели использовать свои благоприятные возможности в течение 17 дней с момента прорыва. Но у них еще было время, противник продвинулся в районе прорыва на юг и близко подошел к шоссе Смоленск – Вязьма, по которому осуществлялось снабжение армий, и угрожал нападением с юга. Положение окруженного 23-го корпуса становилось все более критическим. Днем с наблюдательных позиций 39-го полка видели нескончаемые колонны русских, направляющиеся к югу. И ночью та же картина – колонны грузовиков с зажженными фарами. Недостаток боеприпасов у артиллеристов не позволял им что-либо предпринимать против этого движения. Русские имели в своем хозяйстве мощные снегоочистители, которые с легкостью расчищали занесенные снегом дороги. У немцев же не было ничего, кроме лопат. 21 января в снежную метель и мороз, доходящий до 45 градусов, группировка генерала Крюгера, командира 1-й танковой дивизии, дислоцировавшаяся в деревне Сычевка, перешла в наступление в северо-западном направлении. Цель – захватить Осуйское. Однако атака противника на фланги войск, расположенных юго-западнее Ржева, заставила ее сузить район наступления. Противник сражался мужественно и непрерывно переходил в контратаки, так что группа Крюгера продвигалась медленно. 22 января, при морозе в 45 градусов, с востока выступила боевая группировка 6-го корпуса («Главная задача») под водительством командира 161-й дивизии генерала Рекке и группа Линдига. Они шли вдоль обеих ведущих от Ржева на запад-северо-запад дорог по обоим берегам Волги. Навстречу ей пробивалась основная масса 206-й дивизии 23-го корпуса и кавалерийская бригада СС «Фегеляйн». Эта встречная атака преследовала цель: закрыть брешь между 6-м и 23-м корпусами и обеспечить 23-й корпус снабжением, доставляемым в 9-ю армию. Это давало также возможность отрезать устремившиеся на юг русские армии (29-я и 39-я) от путей их снабжения. До каждого солдата и офицера была доведена эта важнейшая задача. Несмотря на жестокую стужу, они упорно сражались с захваченным сначала врасплох, а затем упорно сопротивляющимся противником, зачастую в ожесточенном ближнем бою. Группа «Главная задача», в том числе 471-й полк 251-й дивизии, части 256-й дивизии с подчиненным ей I батальоном 84-го полка, продвинулась на северном берегу Волги до высоты близ впадения реки Сишка в Волгу; 39-й полк 26-й дивизии, усиленный 3-м батальоном 396-го полка 216-й дивизии и зенитной артиллерией под командованием капитана Барга из 4-го зенитного полка, дошел до Сишки южнее Волги. Другие батальоны группы «Главная задача» и идущие им навстречу соединения занимали новые позиции в не менее тяжелой борьбе. Цель дня 22 января была достигнута. 23 января наступление продолжалось, тем более что температура упала до минус 25 градусов. Войска мужественно атаковали деревню за деревней и в 12.45 оба наступающих клина сомкнулись у деревни Соломино, севернее шоссе Ржев – Молодой Туд. Пути снабжения русских у Никольского и севернее Соломино были блокированы. Стремительное наступление войск, эффективно поддержанных тяжелой и противотанковой артиллерией, самоходными орудиями и танками, а также 8-м авиационным корпусом, достигло своего результата. Возникла необходимость приостановить наступление, чтобы укрепить и расширить оборону против угрожающего с юга и ожидаемого с севера прорыва «моста» со стороны противника. Потрепанный за время боев 23-й корпус получил необходимое снабжение. Однако окончательное уничтожение разрозненного противника оказалось невозможным из-за его многочисленности, протяженности пространства и недостатка собственных сил. Но остановка могла пойти на пользу наступлению, так как группировка русских юго-западнее Ржева фактически лишилась снабжения. Правда, опасность заключалась в действиях ударной армии, которая продвигалась из района Осташкова с целью обойти с запада 23-й корпус, чтобы соединиться с русскими юго-западнее Ржева. Образование котла 25 января приданный 4-й армии XLVI танковый корпус под командованием генерала фон Витингхоффа взял на себя руководство группировкой, дислоцировавшейся в Сычевке, а 27 января еще и 86-й дивизией, обороняющей участок Ржев – Осуга. Ожидаемое крупное русское наступление с целью прорыва «моста» началось 26 января при введении в бой многочисленных танков и самолетов против Северного фронта, обороняемого VI корпусом (256-я дивизия). А 27 января, при сорокаградусном морозе, русские атаковали правый фланг 23-го корпуса (206-я дивизия). Бои продолжались с короткими перерывами до 17 февраля. Атаки и контратаки сменяли друг друга, поражения и победы следовали одни за другими. Ослабленные войска держались из последних сил и вынуждены были уступить русским небольшой плацдарм у Соломино. Военными действиями здесь руководили штабы 161-й и 256-й дивизий, а позднее дивизии СС «Рейх» 6-го корпуса и 206-й дивизии 23-го корпуса. 8-й авиационный корпус активно поддерживал наземные войска, совершая боевые вылеты даже в ненастную погоду. Несколько слов о новом главнокомандующем 9-й армии, генерале Моделе. Голову этого невысокого, но сильного человека обрамляли густые черные с проседью волосы. По его открытым, несмотря на толстые стекла монокля, и добрым серо-голубым глазам можно было судить об отзывчивом сердце. Решительная складка у рта и выдающийся подбородок говорили о твердой воле генерала. Короткие, но элегантные движения рук выдавали его импульсивный темперамент. Способность Моделя по-доброму общаться со своими солдатами снискала ему любовь и уважение всех воинов. Он находился рядом с ними в грязи окопов и с сочувствием выслушивал их нужды, рассказы о семьях, оставшихся дома. Его постоянная забота была настоящим благом для солдат. Им принадлежало его сердце. И от них он мог потребовать отдать свои жизни в тяжелом бою. Модель ежедневно бывал на передовой. На самолетике «Аист», в автомобиле, в санях, на лыжах, на лошади или пешком добирался он до войсковых частей. Его духовная и физическая закалка казалась единственной в своем роде. Не было такой горячей точки, где он внезапно не появлялся бы в решающий момент. Беспощадный к самому себе, Модель подавал отличный пример всей своей армии. Большую часть времени он проводил не в штабе, а на поле боя. Несмотря на начавшееся 26 января мощное русское наступление, Модель отдал приказ к контратаке южнее Ржева. Бой начался 29 января, в тот самый день, когда русские впервые подошли к шоссе Смоленск – Вязьма, которое затем им удавалось время от времени блокировать. Контратаку должны были осуществить: 46-й танковый корпус – на Никитово – Осуйское; группировка Линдига (6-й корпус) – на юго-запад к станции Мончалово. 30 января командование группой принял генерал Бурдах (251-я дивизия); группировка фон Ресфельда и кавалерийская бригада СС «Фегеляйн» (23-й корпус) в направление на Чертолино и 246-я дивизия (24 января переданная приказом группы армий «Центр» в распоряжение 9-й армии) после взятия Белого в северном направлении. В этой операции по созданию окружения впереди выступила наиболее стойкая 1-я танковая дивизия, за ней – в сильные морозы, по глубокому снегу шаг за шагом двигались войска, сражающиеся с сильным противником. Русские, с присущим им фанатизмом, оказывали отчаянное сопротивление в своих дремучих, утопающих в сугробах лесах. Однако они несли большие потери и вынуждены были закрепиться на старых укрепленных позициях юго-западнее Ржева. Несмотря на упорное наступление противника, создавшее угрозу прорыва на Северном фронте, генерал Модель продолжал придерживаться своего плана. Так как положение западнее позиций 9-й армии в районе Витебска становилось все более угрожающим, 30 января группа армий «Центр» ускоренно перебросила туда 3-ю танковую армию, приказав ей закрыть брешь западнее 9-й армии. Для защиты железнодорожной линии Вязьма – Ржев юго-западнее Сычевки генерал Модель выделил довольно слабую 6-ю танковую дивизию. Ее способный командир, генерал Раус, довольно неопытный в боевых условиях, служивший ранее в обозе и во вспомогательных войсках авиации, из которых в случае необходимости следовало сформировать дивизию, сумел вдохновить своих не нюхавших пороха бойцов. Он предпринял неспешное так называемое наступление улиток. При незначительных собственных и высоких вражеских потерях Раус постепенно отодвинул этот участок фронта на запад. Улитка, медленно ползающая в поисках корма, послужила примером тактики ведения боя. Время здесь не играло никакой роли (темп движения улитки). В качестве цели нападения выбирался тот пункт, где успех казался легко достижимым («где никакая опасность не угрожает»). Тщательная разведка сил противника и его поведения составляли предварительное условие атаки. Затем следовала основательная подготовка, чтобы избежать любых просчетов неопытных в бою солдат. Каждую отвоеванную позицию группа тотчас же обустраивала, создавая перед окопами снежные валы для круговой обороны (раковина улитки), в то время как в тылу, на главной линии обороны, войска пребывали в полной безопасности. После этого они перемещались, занимая новые боевые позиции. Спустя длительное время, когда противник терял бдительность, следовала новая атака. Применяя эту тактику, генерал Раус оттеснил противника по всей линии фронта юго-западнее Сычевки. В конце первого месяца он отвоевал у русских 80 деревень и продвинул фронт на 8—12 км. Когда 6-я танковая дивизия, получив подкрепление, вернула себе прежнюю силу, она сменила 2-ю танковую дивизию СС «Рейх», занимавшую позиции северо-западнее Сычевки. В подчинение этой дивизии передали различные подразделения, хотя они и не были еще полностью готовы к боевым действиям. Ей противодействовал русский пехотный корпус в составе 27 батальонов. Здесь генерал Раус применил другую тактику – «рубильной машины». После тщательной разведки и рекогносцировки (их подготовку и проведение облегчали аэрофотоснимки) создавался точный план боя. Здесь все зависело от внезапности нанесенного по врагу удара. Необходимое снабжение доставлялось только ночью. Мнимая атака вводила русских в заблуждение относительно места и времени последующего наступления. Как только подготовка заканчивалась, следовал массированный огонь из всех видов орудий, включая зенитки, минометы, реактивные снаряды, а также бомбовые удары с воздуха. Земля была буквально пропахана. Затем следовала атака, переходящая в жестокий ближний бой. Вновь занятые позиции удерживались до тех пор, пока контратаки русских не затухали. Лишь тогда штурмовой отряд уходил на отдых до следующего броска. Противник терял опорные пункты один за другим и оттеснялся все дальше от своих пунктов снабжения. Пояснение: перехваченные радиограммы говорили о явной недостаче у русских продовольствия и горючего, но боеприпасов, доставляемых авиацией, вполне хватало. 3 февраля авиаразведка передала о продвижении противника, пытавшегося выйти из окружения, с востока на запад. 1-я танковая и 86-я пехотная дивизии также наносили мощные удары по противнику. 4 февраля 86-я дивизия заняла Осуйское. 5 февраля у Чертолино соединились не выходящая из боя 1-я танковая дивизия и пробивающаяся ей навстречу бригада «Фегеляйн». Теперь основная масса 29-й русской армии была окружена, а 39-я оттеснена на запад. Сражения на линии окружения русских войск Вечером 5 февраля генерал Модель отдал приказ 28-й и части 39-й армии на уничтожение окруженного противника. Главным действующим лицом этой операции должен был стать 46-й танковый корпус. 6-й и 23-й корпуса удерживали в это время Северный фронт. Получив известие об окружении под Ржевом своих войск, главнокомандующий Калининского фронта снял с него часть соединений, приказав им начать наступление с целью прорыва кольца. Одна русская атака следовала за другой. Значительная поддержка оказывалась танками, мощнейшим артиллерийским огнем, авиацией, сбрасывающей бомбы и косящей своими пулеметами наземные войска. Однако все атаки отражались 256-й и 206-й дивизиями. Русские пытались прорвать кольцо окружения, но были отброшены. Немецкие войска удерживали свои позиции, несмотря на тяжелые, еженедельные сражения и высокие потери. Но еще больший ущерб был причинен противнику. Генерал Модель, как всегда энергичный и целеустремленный, появлялся на поле боя и своими личными указаниями помогал командованию этого участка фронта отражать мощные атаки русских. Находящиеся под угрозой позиции 256-й дивизии он усилил артиллерией и перебросил на этот участок фронта батальон 27-го корпуса. Войскам дивизии «Рейх» был дан приказ: удерживать «мост» и линию окружения. 9 февраля западная часть линии окружения была усилена войсками 86-й пехотной и 1-й танковой дивизий, а также бригадой «Фегеляйн». Последующие бои на северном фронте у Ржева были особенно ожесточенными. Находящийся в окружении противник занял систему бункеров и окопов старой волжской позиции. Блиндажи, укрепленные сильно промерзшей почвой, были недосягаемы для бомб. Авиация все время пополняла боеприпасы русских войск. Против этого хорошо защищенного, выносливого, активно воюющего противника выстоял немецкий солдат. Укрываясь в занесенных снегом воронках от бомб на открытом пространстве, изнуренный в ближних и ночных боях, он выбивал врага из его опорных пунктов. Ночные бои стоили немецким солдатам сильного нервного напряжения, но в то же время нередко приносили самый большой успех. Русские также охотно атаковали по ночам, однако сами побаивались таких атак. «Мост» на Южном фронте штурмовал 3-й батальон 39-го полка, в ожесточенном ближнем бою боровшийся за сильный опорный пункт сопротивления в деревне Брехово. Особенно тяжелым было наступление на так называемую школьную высоту в 1,5 километрах западнее Брехова. Эта высота была изрезана вырытой еще осенью 1941 года системой окопов и хорошо замаскирована с отличными полями обстрела. Блиндаж, опущенный на 2,5 метра в твердую как камень, промерзшую землю, выдерживал даже снаряды тяжелой немецкой артиллерии. 120 русских бойцов с большим упорством защищали это укрепление. Против него, пробираясь по глубокому снегу, сражались: с севера – 3-й батальон и с востока 1-й батальон 451-го полка 251-й дивизии под огневым прикрытием ее артполка, а также 210-мм мортиры. Две 88-мм зенитки били по блиндажу прямой наводкой. 15 февраля 451-й полк отважно штурмовал этот важный, укрепленный русский опорный пункт. Немецкие части все сильнее сжимали врага в кольце окружения, однако противник под командованием своих офицеров и комиссаров сражался с ожесточенной яростью. Ему вдолбили в голову показания перебежчиков: «Генерал Модель приказал расстреливать всех пленных». Впрочем, пленные очень скоро на своем опыте убедились в ложности этой провокации. Русские сделали попытку прорвать кольцо окружения с юго-запада. Особенно тяжелыми были бои под Ступино. Но и здесь немецкие войска не отступали, хотя их снабжение было сильно затруднено. 17 февраля бои достигли высшего драматического накала. Главнокомандующий Калининским фронтом генерал-полковник Конев, судя по обстоятельствам, делал все возможное, чтобы вывести свои войска из окружения. Он снова и снова после сильной артиллерийской подготовки с применением минометов и реактивных установок «катюш», поддержанных авиацией, бросал танки против ослабленного не прекращающимися боями Северного фронта. 17 февраля шесть русских танков прорвались к линии окружения, однако сопровождающая их пехота была отброшена. Эти шесть танков устремились в прорыв и представляли чрезвычайную опасность для немецких соединений, так как у них почти не осталось противотанкового оружия. Тыловые службы и штабы, оказавшиеся беззащитными, были брошены на произвол судьбы. Если бы танкам удалось перерезать подъездные пути, на которых держалось снабжение войск, это могло бы привести к краху всего фронта. Ситуация сложилась критическая. Но железные нервы генерала Моделя выдержали все. Он поднял по тревоге батальоны и направил их против танков, оказавшихся уже в тылу 1-й танковой дивизии. Но они так и не достигли линии окружения. В последнюю минуту пять танков уничтожила артиллерия. Судьба окружения была решена. Дни 18 и 19 февраля оставались еще критическими. Зажатый в кольцо противник предпринял попытку прорыва по всему фронту. Но исход борьбы был уже предрешен. 29-я и большая часть 39-й армии русских были уничтожены, шесть стрелковых дивизий оказались обескровлены, четыре были основательно потрепаны, а девяти пехотных дивизий и пяти танковых бригад больше не существовало. Потери русских составили: 4888 пленных, 26 647 убитых, 187 танков, 343 орудия, 256 противотанковых орудий, 7 зениток, 439 минометов и 711 пулеметов. 8-й авиакорпус сбил 51 самолет противника в воздухе и 17 на земле. Кроме того, было уничтожено четыре танка, две батареи, 28 орудий, свыше 300 повозок и более 200 саней. Приказ по армии от 18 февраля подвел итоги сражения: Главнокомандующий. Главная квартира 9-й армии. 18.2.42 Солдаты 9-й армии! Мои прошедшие испытание морозами бойцы Восточного фронта! После устранения попытки прорыва окружения русских войск западнее Ржева 9-я армия в тяжелых еженедельных боях, несмотря на сильное сопротивление противника и попытки прорыва с севера и юго-запада, разбила одну из прорывающихся вражеских армий и полностью уничтожила другую. Этот воинский успех имеет прямое отношение к каждому командиру и каждому солдату! Без непробиваемого щита обороны на востоке и севере было бы невозможно уничтожить врага путем нашего контрнаступления. Образцовое выполнение поставленных задач всеми командирами и испытанный в сражениях союз всех видов оружия, особенно авиации, стали необходимым условием этого успеха. Ваша готовность от командира до бойца бороться до конца вновь и вновь доказывает, что мы превзошли русское оружие и стойкость солдат Советской России, невзирая на жестокость продолжительной русской зимы. Фюрер наградил меня сегодня «Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту Железного креста». Я буду носить эту награду с признательной гордостью за вас, солдат 9-й армии, в особенности тех, кто отдал жизнь за выполнение наших задач, и как знак вашей солдатской стойкости. Ваша боевая стойкость в этой зимней войне 1941/42 годов войдет в историю великого немецкого народа как фактор, прославивший наше оружие. Она дает твердую уверенность, что мы, показавшие в этих боях всю силу своего солдатского духа, и в будущем успешно справимся с любым врагом и любой задачей, которую поставит перед нами фюрер. Модель, генерал танковых войск. «То, что в разгар зимы совершил немецкий солдат в четырехнедельной беспрерывной битве за Ржев против превосходящих сил врага, войдет как героический эпос в немецкую историю. Это была тройная победа: против стихии, врага и вынужденных перерывов в снабжении», говорилось в докладе 9-й армии. И в самом деле, немецкий солдат Восточного фронта 1941/42 годов образцово выполнил свой солдатский долг. Испытывая невообразимые лишения, он понес тяжелейшие жертвы, но не впал в отчаяние. Подобный пример мог бы послужить многим поколениям. Шестая танковая дивизия, продвигающаяся в декабре 1941 года к Клину, городу северо-запад – нее Москвы, заняла 57 гренадерами и 40 саперами с тремя орудиями плацдарм. Вновь и вновь отражая атаки, изнуренная голодом, стужей и врагом, малочисленная группа бойцов ни мгновения не сомневалась в том, что добьется победы в зимнем сражении. Хотя в результате продолжительных боев под Ржевом неприятель был разбит, угроза городу все еще оставалась. Особенно на Северном и Западном фронтах. Сражения там продолжались до апреля 1942 года, до весенней распутицы. Это привело даже к отдельным поражениям. Их устранение потребовало всех сил фронтов. Не всегда успех сопутствовал немецким войскам. Так, противник прорвал фронт 102-й и 253-й дивизий у Холмеца. В прорыв были срочно брошены войска группировки фон Ресфельда. Это произошло как раз в тот момент, когда эта группировка почти что окружила врага у Завидово на юго-востоке в направлении Оленино. Окруженные войска вынуждены были сдаться. Рынок в Ржеве На рынке расположились мужики и бабы, оборванные, ругающиеся, старые. Рядом с ними мешок или корзина, перед ними – расстеленный лоскут платка, на котором в пестром изобилии уживаются разнообразные вещи. Семена, немного мака, всяческая зелень. Вешают стаканчиком из-под водки. Вот старая женщина продает целое ведро с солеными огурцами, другая баба предлагает четыре яйца, там продают пару новых чулок. Но это уже редкость! Остальные вещи так жалки и безотрадны, что покупателя охватывает глубокое сострадание. Заржавленные керосиновые примусы, разбитая посуда, растоптанные ботинки, тряпки, утварь всех сортов, состояние которой указывает на долгое пребывание в сырой земле, немецкие сигареты, твердое как камень мыло, зажигалки, бывшие в употреблении зубные щетки, гребенка, курительные трубки и тому подобное… А какова цена? «Хлеб», – угрюмо говорит старуха, та, что продавала чулки. Ей нужен солдатский хлеб, вернее – три хлеба. Другой торговец за рыболовный крючок просит 2 рейхсмарки. Деньги потеряли здесь свое значение. Редко можно увидеть в руках торгующих немецкие деньги, а рубли уже вообще не ходят. Оголенная нужда смотрит на нас. И все же среди всей этой нищеты и горя – воля к жизни. Летнее сражение между Ржевом и Белым («Зейдлиц») Победные действия немецкой армии зимой дали возможность полностью восстановить снабжение 9-й армии, освободив пути подвоза от ударов противника. Но в ее тылу все еще оставались мощные силы Калининского фронта, получившие подкрепление из Нелидово. 60 000 солдат, пехотинцев, кавалеристов и танкистов обосновались в большом лесном массиве юго-западнее Ржева, доходящем до шоссе Смоленск – Вязьма. Они постоянно угрожали тыловым подразделениям группы армий и вынуждали немецкие войска вести войну на два фронта, снимая силы с главного направления. Ситуация требовала решительных действий, подготовка к которым велась под кодовым названием «Зейдлиц». Всем соединениям, которые были в ней задействованы, предстояла напряженная и жестокая борьба. Территория, которую следовало очистить от русских, была бедна дорогами. В основном это лес с густым подлеском, многочисленные болота и ручьи. Через последние были переброшены (далеко не везде) слабые мосты, большей частью разрушенные и почти всегда заминированные. Эта неблагоприятная для атакующих местность чрезвычайно затрудняла и без того сложную борьбу с жестоким врагом. Русские, вдохновляемые своими комиссарами, защищались храбро и упорно. В коварной борьбе Советы широко использовали точное знание своей местности. Спрятавшись в болоте, на деревьях или в чаще леса, красноармейцы позволяли немецким войскам пройти мимо, а затем нападали на них с тыла. Русские мастерски возводили полевые укрепления, блиндажи; ставили минные заграждения и хорошо маскировались. Жарко светило солнце, время от времени лил сильный дождь, превращая деревенские дороги в глубокую трясину. Множество комаров набрасывались на солдат, что значительно затрудняло продвижение войск и боевые действия. Комариные сетки надежно не защищали ни лица, ни рук. Совершая многочисленные полеты над фронтом, посещая войска и проводя беседы, генерал-полковник Модель готовил их к решительным сражениям. Его неутомимая деятельность прервалась 23 мая 1942 года. В этот день он летел на легком самолете «Аист» над наиболее опасной местностью у города Белый, так называемой угловой преградой. Над лесом юго-западнее Ржева самолет попал под пулеметный огонь партизан. Осколок насквозь пробил его фюзеляж. Пилот, фельдфебель Хайст, был ранен, но все же смог приземлиться в расположении танковой дивизии в Белом. Жизнь Моделя, также раненого, спас молодой врач, сделав ему немедленное переливание крови. Его полномочия по приказу генерала фон Витингофа принял генерал Шеель (46-й танковый корпус). Он продолжил подготовку к наступлению. С какой тщательностью она была проведена, можно судить по тому, например, что 5-я разведгруппа сфотографировала с самолета площадь в 3300 км и дорогу длиной в 50 км. Оперативный план выглядел следующим образом. Начать наступление должен был 23-й корпус с севера от западного фланга, затем с юга от Белого предполагалось закрыть имеющуюся брешь и накрепко набросить прочный засов. Затем надавить на противника с востока, расколоть его части на отдельные очаги котла и уничтожить. Наступление с востока на запад, которое вел 46-й корпус под командованием генерала Цорна, должно было начаться на два дня позднее атаки с запада, которую предполагалось направить навстречу. Нужно было избежать преждевременного отхода противника на запад, что препятствовало бы успеху атаки со встречного направления. 2 июля в 3.00 после короткой артподготовки при поддержке бомбардировщиков Ю-87» 23-й корпус под командованием генерала Шуберта начал наступление на юг вместе с западной группой в составе: 110-й дивизии (генерал Гильберт), 1-й танковой дивизии (генерал Крюгер), 102-й дивизии (генерал Фриснер), восточной 5-й танковой дивизии (генерал Фен) и кавалеристами 9-й армии. Ему навстречу вышла из Белого группировка фон Эсебека в составе 2-й танковой дивизии (генерал фон Эсебек) и частей 246-й дивизии (генерал Зиры). Она двигалась сначала на восток, затем изменила направление, выйдя на север. В наиболее трудное положение попала 1-я танковая дивизия. Продвигаясь вдоль дороги к деревне Старухи, она встретила ожесточенное сопротивление противника на хорошо обустроенных им позициях. Дивизия с трудом пробивала оборону русских – русские были повсюду. 102-я дивизия успешно прорвалась через реку Лучеса. Противник встретил ее мощным огнем. Готовые к бою войска находились в основном на второй линии обороны. Роты быстро двигались за истощенным противником в глубь труднопроходимых мест. Ничто не могло их остановить. Особого успеха добился 84-й полк. Однако на его пути встретилось минное поле. Атака захлебнулась. Но тут один перебежчик показал проход через мины. И полк уже в полдень достиг своей цели. Восточная группа в составе кавалерийского эскадрона и 5-й танковой дивизии также быстро проникла на вражескую территорию. Об успешном наступлении могла доложить и группировка фон Эсебека. Уже после полудня умело продвигающаяся на восток 2-я танковая дивизия с боем преодолела реку Нача у Босино и повернула на север. Но столь благоприятный успех был достигнут лишь в единичных случаях. Проведение же общей операции было затруднено из-за упорного вражеского сопротивления в полосе наступления 1-й танковой дивизии. Она вела тяжелые бои в попытке прорваться через группу дотов перед местечком Старухи. Ей в помощь выступила 102-я дивизия, которая получила приказ атаковать с флангов. Кроме того, было решено вызвать из резерва полк 14-й моторизованной дивизии, чтобы ввести его в бой в случае необходимости. Русские очень быстро среагировали на немецкое наступление. По донесениям авиаторов, уже во второй половине дня с запада выдвинулись 30 русских танков, стремясь преградить путь 2-й танковой дивизии или ударить ее во фланг. 3 июля в самый последний момент удалось отразить эту атаку с помощью авиации. Кроме того, русские бросили навстречу передовым отрядам 1-й и 2-й танковых дивизий все имеющиеся у них резервы, так что наступающие с трудом продвигались вперед. 5-я танковая дивизия, преодолевая заграждения и минные поля, медленно двигалась по дороге на Шильдерово. Атака захлебнулась, положение становилось критическим. Успех операции зависел теперь от того, насколько быстро удастся замкнуть кольцо окружения. Трудности усугублялись из-за плохой доставки снабжения. По расхлябанным дорогам повозки едва продвигались, застревая в грязи. Авиаснабжение с воздуха почти прекратилось. Немногие самолеты, которые находились в распоряжении армии, уже после первых же вылетов получили серьезные повреждения. 4 июля в 1.45 46-й корпус совместно с 86-й, 328-й пехотными и 20-й танковой дивизиями, а также группировкой Матуссека начал планомерное и успешное наступление на запад. На правом крыле быстрым штурмом была взята Разбойня, где размещался штаб 39-й русской армии (генерал Масленников). Из района Кораблево в северо-западном направлении наступала 20-я танковая дивизия, а слева подле нее – группировка Матуссека. С каждым продвижением немецких войск росло сопротивление русских. Необходимо было прорываться через оборону противника среди путаницы многочисленных дотов и окопов. Леса и луга были заболочены. Сильный дождь непрерывно поливал наступающих солдат. Как только он прекращался, пехотинцев одолевали тучи комаров. На Западном фронте группа фон Эсебека вела тяжелые бои против мощных соединений вражеских танков. 2-я танковая дивизия благодаря образцовой выдержке и поддержке авиации смогла удержать предмостное укрепление на реке Обща. 5-я танковая дивизия, пробивающаяся сквозь сильные укрепления, при выходе из большого лесного массива натолкнулась на глубокую систему обороны. Атака захлебнулась. Только 1-й танковой дивизии удалось значительно продвинуться, после того как было усилено ее западное крыло 102-й дивизией и осуществлена поддержка с воздуха. Она достигла Нестерово. 5 июля, в воскресенье, наметился, наконец, успех. После того как вражеская атака с флангов была успешно отражена, 2-я танковая дивизия около 11.00, двигаясь на север, заняла Пушкари. В 16.20 Пушкарей достигла и 1-я танковая дивизия, идущая с севера. Тем самым кольцо окружения замкнулось. Четвертый день боев принес решающий успех. В тот же день 5-я танковая дивизия вышла на стратегически важный перекресток у Шильдерово, загородив тем самым стоящим на востоке вражеским соединениям основной путь отступления на запад. После того как «мост» между 23-м корпусом на севере и группировкой фон Эсебека на юге был разрушен, предстояло уничтожить противника, попавшего в окружение. Это стало возможным теперь, когда замок для выхода русских войск закрылся и как внутренние, так и внешние попытки выйти из кольца были ликвидированы. Еще ночью 6 июля наблюдались мощные танковые атаки по всему фронту 102-й дивизии русских, пытавшейся вырваться из окружения. Однако бравые пехотинцы, которым помогала, несмотря на потери, немецкая авиация, сделали все эти попытки беспочвенными. И все-таки русским отчаянным усилием удалось в одном месте прорвать осаду. Ночью они подкрались вплотную к немецкой линии окружения и штурмовали ее с громким криком «ура». Русские войска поддерживала авиация, которая бомбила и обстреливала немецкие соединения. 5 июля 86-я дивизия 46-го корпуса захватила очень важную переправу через Лучесу у Гончаровки. Русские закрепились в старых волжских укреплениях у Опецкого, но в тот же день они уступили значительный укрепрайон 86-й и 328-й дивизиям. Несмотря на мощную артподготовку, пехотинцы, приданные 20-й танковой дивизии, были встречены сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем. Наступление на Валутино было приостановлено и возобновлено только после поддержки вышедших на поле боя танков. Войска двинулись вперед, взяли следующую деревню, Тишино, где и заняли оборону. Дальше идти было нельзя, так как разведка обнаружила сильно укрепленные окопы и бетонированные доты позади широких противотанковых рвов. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/horst-grossman/ya-bil-marshala-zhukova-rzhevskiy-koshmar-2/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.