Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Город и город

Город и город
Город и город Чайна Мьевиль Странная фантастика На пустыре среди многоэтажек города Бешель, находящегося где-то на краю Европы, находят тело убитой женщины. Инспектору полиции Тиодору Борлу это кажется рутинным делом. Для проведения расследования Борлу должен покинуть угрюмый Бешель и отправиться в соседний город Уль-Кому, который переживает экономический рост. Но это не просто физическое пересечение границы, не только телесное, но и духовное путешествие – он должен увидеть невидимое. Бешель и Уль-Кома сплетены друг с другом, а городские границы проходят в сознании жителей. Вместе с детективом из милиции Уль-Комы Борлу сталкивается с подпольным миром националистов, пытающихся разрушить чужой город, и движением объединителей, требующих отменить различия между городами. Постепенно Борлу приоткрывает тайны убитой девушки и приближается к правде, знание которой может стоить ему жизни. Борлу противостоит двум самым смертоносным силам Бешеля и Уль-Комы и бросает вызов третьей, самой ужасающей, что лежит меж двух городов. Публикуется в новом переводе. Чайна Мьевиль Город и город На добрую память о моей матери Клодии Лайтфут Там, в глубине города, открываются, так сказать, двойные улицы, улицы-двойники, улицы лживые и обманчивые.     Бруно Шульц. «Коричные лавки и другие рассказы» China Miеville THE CITY & THE CITY Copyright © 2009 by China Miеville Перевод с английского языка Михаила Головкина Фотография на 4-й сторонке обложки: © Rob Monk / SFX Magazine / Gettyimages.ru © М. Головкин, перевод на русский язык, 2020 © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020 Часть первая Бешель Beszel Глава 1 Я не мог разглядеть ни улицу, ни жилой комплекс. Нас окружали грязно-бурые дома, из окон которых высовывались люди. По-утреннему растрепанные, они что-то пили из кружек, завтракали и наблюдали за нами. Открытому пространству между зданиями когда-то пытались придать форму, и теперь оно напоминало площадку для гольфа – детскую пародию на географию. Возможно, кто-то собирался посадить здесь деревья и выкопать пруд. Рощица здесь уже была, но все саженцы засохли. По заросшей сорняками площадке, огибая кучи мусора, вились тропы с колеями от колес. Тут же полицейские занимались своими делами. Я был здесь не первым детективом – сюда уже приехал Бардо Ностина и еще пара человек, – но старшим по званию. Сержант повела меня к моим коллегам: они сгрудились между низкой, обветшавшей башней и площадкой для скейтбординга, по периметру которой стояли большие, похожие на бочки мусорные баки. За площадкой начинались доки, шум которых долетал до нас. Компания детей сидела на стене перед стоящими полицейскими. В небе над ними кружили чайки. – Инспектор. – Я кивнул кому-то в ответ. Кто-то еще предложил мне кофе, но я покачал головой и взглянул на женщину, ради которой приехал. Она лежала рядом с рампами для скейтбординга. Ничто не лежит так неподвижно, как мертвецы. Ветер шевелит им волосы, как сейчас ей, а они совсем не реагируют. Она лежала лицом в землю в уродливой позе – поджав ноги, словно собираясь встать, и неестественным образом изогнув руки. Молодая женщина. Каштановые волосы собраны в хвостики, которые торчали, словно растения. Она была почти голой, и в то холодное утро было печально видеть, что ее кожа гладкая, а не «гусиная». Дырявые чулки, одна туфля на высоком каблуке. Увидев, что я оглядываюсь по сторонам, сержант помахала мне издали – оттуда, где охраняла вторую туфлю. С тех пор как тело нашли, прошло часа два. Я осмотрел женщину. Затем задержал дыхание и нагнулся, чтобы взглянуть на ее лицо, но увидел лишь один открытый глаз. – Где Шукман? – Еще не приехал, инспектор… – Кто-нибудь, позвоните ему, скажите, пусть пошевеливается. Я хлопнул по часам и стал распоряжаться на месте преступления, которое мы называли mise-en-crime. Женщину никто не станет двигать, пока не приедет патологоанатом Шукман, но мы пока могли заняться и другими делами. Мы находились на отшибе, и нас закрывали мусорные баки, но я все равно, словно окружившую нас мошкару, ощущал чужое внимание. Мы закружили по площадке. Между двумя мусорными баками, рядом с ржавеющим железом и выброшенными цепями, стоял на ребре мокрый матрас. – Он лежал на ней. – Это заговорила констебль Лизбет Корви, умная молодая женщина, с которой я пару раз работал. – Не могу сказать, что ее хорошо спрятали, но да, наверное, она слегка была похожа на кучу мусора. Я обратил внимание на грубый прямоугольник темной земли рядом с мертвой женщиной – остатки росы, укрытой матрасом. Ностин сидел на корточках рядом с прямоугольником и разглядывал его. – Его стянули дети, которые ее нашли, – сказала Корви. – Как они ее нашли? Корви указала на землю, на маленькие следы лап. – Спугнули тех, кто начал ее жрать. Когда увидели, что это, дали деру, а потом позвонили нам. Когда прибыли наши… – Она бросила взгляд на двух незнакомых мне патрульных. – Они ее передвинули? Она кивнула. – Говорят – чтобы проверить, жива ли она. – Как их зовут? – Шушкил и Бриамив. – А это те, кто ее нашел? – я кивнул в сторону находившихся под охраной подростков. Две девочки, два мальчика. Лет по шестнадцать, холодные взгляды. – Ага. Жевуны. – Спозаранку за утренней дозой? – Вот это преданность своему делу, да? – спросила она. – Не знаю, может, они борются за звание «Торчок месяца». Пришли сюда чуть раньше семи. Похоже, такой тут расклад. Площадку построили всего пару лет назад, и раньше тут ничего такого не было, но у местных, видимо, все точно по расписанию. С полуночи до девяти часов только жевуны, с девяти до одиннадцати банды планируют свой день, с одиннадцати до полуночи катание на скейтах и роликах. – У них с собой что-нибудь было? – У одного парнишки заточка, но реально крошечная. Игрушка, ею и крысу не убьешь. И у каждого по жвачке. – Корви пожала плечами. – Дурь была не у них, мы нашли ее у стены, но… – еще одно пожатие плечами, – кроме них, тут никого нет. Она подозвала жестом одного из наших коллег и открыла его сумку. Маленькие свертки покрытой смолой травы. На улицах эту штуку называют «фелд» – живучий гибрид Catha edulis, сдобренный табаком, кофеином и кое-чем покрепче. Среди травы виднелись нити стекловолокна или чего-то похожего: они царапают десны, чтобы вещества попадали в кровь. Название наркоты – каламбур на трех языках: там, где растет эта трава, ее называют «кат», а животное по-английски называется «кэт», а на нашем языке – «фелд». Я понюхал дурь: она оказалась довольно низкого качества. Я подошел к четырем дрожащим от холода подросткам в дутых куртках. – Сап, полисмэн? – спросил один из парней на хипхоповском английском с акцентом Бешеля. Он смотрел мне прямо в глаза, но вид у него был бледный. Ни он, ни его товарищи не выглядели хорошо. С того места, где они сидели, мертвая женщина была не видна, но они даже не смотрели в ее сторону. Наверное, они знали, что мы найдем фелд и поймем, что он принадлежал им. Они могли бы ничего не говорить, а просто сбежать. – Я инспектор Борлу, – сказал я. – Отдел по борьбе с особо тяжкими преступлениями. Я не сказал: «Я Тиадор». Сложный возраст для допросов: они слишком взрослые для того, чтобы называть друг друга по именам, для эвфемизмов и игрушек, но недостаточно взрослые для того, чтобы стать соперниками на допросе, когда, по крайней мере, ясны правила игры. – Как тебя зовут? – спросил я. Парнишка помедлил, подумал о том, чтобы назвать себя сленговой кличкой, которой сам себя наградил, но решил этого не делать. – Вильем Баричи. – Это ты ее нашел? – Он кивнул, а вслед за ним кивнули и его друзья. – Рассказывай. – Мы пришли сюда, потому что, потому что… – Вильем подождал, но про его наркотики я решил не упоминать. Он посмотрел себе под ноги. – Мы заметили что-то под матрасом и стащили его. Там были… – Его друзья посмотрели на него, и Вильем замялся – явно из суеверия. – Волки? – спросил я. Подростки переглянулись. – Да, небольшая стая. Эти шелудивые твари там что-то вынюхивали, и… – И мы подумали… – Через сколько времени после того, как вы сюда прибыли? – спросил я. Вильем пожал плечами: – Не знаю. Через пару часов? – Поблизости еще кто-то был? – Вон там мы видели каких-то парней. – Дилеров? Он пожал плечами. – А по траве вот сюда подъехал фургон, а потом уехал. Мы ни с кем не разговаривали. – Когда был фургон? – Не знаю. – Еще темно было, – сказала одна из девочек. – Так. Вильем и вы все – мы накормим вас завтраком, дадим попить чего-нибудь, если хотите. – Я повернулся к тем, кто их охранял: – С их родителями уже говорили? – Они едут сюда, босс, а вот ее родители… – полицейский указал на одну из девочек, – до них мы не можем дозвониться. – Продолжайте звонить. А их везите в центр. Четверо подростков посмотрели друг на друга. – Что за дерьмо… – неуверенно сказал парнишка, который не был Вильемом. Он знал, что по каким-то неписаным законам он должен сопротивляться моим распоряжениям, но ему хотелось поехать вместе с моим подчиненным. Чай, хлеб, бумаги, скука и линейные лампы – все это так отличалось от темного двора, в котором ты неловко приподнимаешь тяжелый сырой матрас. * * * Прибыли Степен Шукман и его помощник Хамд Хамзинич. Я посмотрел на часы. Шукман меня проигнорировал и задышал с присвистом, наклоняясь к трупу. Он констатировал смерть и сделал несколько наблюдений, которые Хамзинич записал. – Время? – спросил я. – Часов двенадцать, – ответил Шукман. Он нажал на одну из конечностей женщины. Она закачалась. Судя по ее неустойчивой позе, трупное окоченение, вероятно, наступило где-то еще, когда женщина лежала на поверхности с другими контурами. – Ее убили не здесь. Мне много раз говорили, что он отличный специалист, но, судя по тому, что я видел, он был компетентным, но не более того. – Готово? – спросил он у одного из криминалистов. Она сделала еще два снимка с разных углов и кивнула. С помощью Хамзинича Шукман перевернул женщину. Неподвижная, сведенная судорогой, она, казалось, сопротивлялась ему. Теперь, когда ее перевернули, она выглядела нелепо, словно притворялась мертвым насекомым – раскачивалась на спине, поджав конечности. Она смотрела на нас из-под развевающейся челки. На ее лице застыло такое выражение, как будто она удивлялась самой себе. Молодая женщина; на сильно поврежденном лице размазано большое количество косметики. Сложно сказать, как она выглядела при жизни, какое лицо представили бы знакомые, услышав ее имя. Возможно, мы что-то поймем позже, когда она расслабится после смерти. Ее грудь залила кровь, темная, словно земля. Заработали вспышки фотоаппаратов. – Ну, привет, причина смерти, – сказал Шукман ранам на ее груди. По ее левой щеке шло длинное красное рассечение, исчезавшее под нижней челюстью. Ей порезали половину лица. Сначала рана была гладкой и четкой, словно мазок кисти. Под подбородком она уродливо извивалась, заканчиваясь – или начинаясь – глубоким рваным отверстием. Женщина смотрела на меня невидящими глазами. – Без вспышки ее тоже снимите, – сказал я. Пока Шукман бормотал над трупом, я, как и многие другие, отвернулся: казалось, что наблюдать за этим может только озабоченный. Криминалисты в форме, «мехтехи» на нашем сленге, стали расширять зону поисков. Они переворачивали мусор и разглядывали колеи, оставшиеся от машин, раскладывали метки и фотографировали. – Ну ладно, – Шукман встал. – Поехали отсюда. Двое людей перетащили женщину на носилки. – Господи, да прикройте вы ее чем-нибудь, – сказал я. Кто-то неизвестно где раздобыл одеяло, и все снова двинулись к машине Шукмана. – Днем я начну, – сказал он. – Еще увидимся? Я неопределенно качнул головой и пошел в сторону Корви. – Ностин, – позвал я, встав так, чтобы Корви слышала наш разговор. Корви бросила на меня взгляд и подошла поближе. – Инспектор, – отозвался Ностин. – Выкладывай. Он хлебнул кофе и нервно посмотрел на меня. – Проститутка? – сказал он. – Инспектор, такое первое впечатление. Этот район, она избитая, голая… И… – Он указал на свое лицо, изображая макияж. – Проститутка. – Ссора с клиентом? – Да, но… Если раны были бы только на теле, тогда бы мы знали, с кем имеем дело. Может, она не стала делать то, что ему нужно. Он вышел из себя. Но это… – Он снова тревожно коснулся щеки. – Это совсем другое. – Маньяк? Он пожал плечами: – Возможно. Он порезал ее, убил, выбросил. Наглый ублюдок, ему плевать, что мы ее найдем. – Наглый или тупой. – Или и наглый, и тупой. – Значит, наглый тупой садист. Он поднял взгляд на меня. Возможно. – Ладно, – сказал я. – Может быть. Обойди местных девочек. Расспроси полицейских, которые знают этот район. Выясни, не было ли у кого-то проблем в последнее время. Распространи ее фотографию – под именем Фулана Дитейл. – Я назвал имя, которое мы использовали для обозначения неопознанных женщин. – Прежде всего допроси Баричи и его дружков – они вон там. Будь с ними поласковее, Бардо. Я серьезно. Они ведь могли нас и не вызвать. И возьми с собой Ясек. – У Рамиры Ясек отлично получалось проводить допросы. – Позвони мне во второй половине дня, ладно? – Когда он уже не мог меня слышать, я обратился к Корви: – Еще несколько лет назад на убийстве девочки с панели работало бы вдвое меньше парней. – Многое изменилось, – ответила Корви. Она была не намного старше убитой женщины. – Вряд ли Ностин в восторге от того, что занимается проститутками, но, как видишь, он не жалуется. – Многое изменилось, – повторила она. – Ну что? – Я вопросительно изогнул бровь и бросил взгляд в сторону Ностина. Я помнил, как Корви работала с делом об исчезновении Шулбана, которое оказалось гораздо более запутанным, чем казалось на первый взгляд. – Знаете, по-моему, не стоит упускать из виду другие варианты, – ответила она. – Рассказывай. – Ее макияж… Понимаете, там сплошной коричневый цвет, землистые тона. Его много, но это не… – Корви надула губы, изображая женщину-вамп. – А на волосы вы обратили внимание? Они не крашеные. Давайте проедем по Гюнтер-штрас, вокруг арены, по тем местам, где собираются девочки. Наверное, там две трети блондинок. У остальных волосы черные, кроваво-красные и все такое. И… – Она вытянула палец, словно касаясь им волос. – Они грязные, но гораздо лучше, чем у меня. – Она провела ладонью по своим секущимся концам. Многие проститутки Бешеля, особенно в таких районах, как этот, деньги тратили прежде всего на еду и одежду для детей, потом на фелд или крэк для себя, потом на еду для себя и лишь потом на все остальное. Кондиционер для волос находился бы в самом низу такого списка. Я бросил взгляд на остальных полицейских, на Ностина, собирающегося уезжать. – Ладно, – сказал я. – Ты это район знаешь? – Ну, он слегка на отшибе. Если честно, то это уже почти не Бешель. Мой участок в Лестове. Когда нам позвонили, начальство вызвало нескольких наших. Но пару лет назад я тут работала, так что немного здесь ориентируюсь. Сам Лестов тоже был практически пригородом, километрах в шести от центра города, а мы сейчас находились к югу от него, за мостом Йовича, на клочке земли между заливом Балкия и устьем реки. Формально Кордвенна была островом, но она располагается так близко к материку и так тесно связана с ним, что вы бы никогда об этом не подумали. Кордвенна застроена заводами, уже пришедшими в упадок, жилыми комплексами, складами и дешевыми магазинчиками, исписанными граффити. Она находилась достаточно далеко от центра Бешеля, чтобы ее можно было легко забыть – в отличие от городских трущоб. – Сколько ты здесь провела? – спросил я. – Полгода, стандартный срок. Все, что можно ожидать: уличные кражи, драки подростков, наркотики, проституция. – Убийства? – На моей памяти – два или три. Из-за наркоты. Обычно до этого не доходит: банды научились карать друг друга, не привлекая внимания ОБОТП. – Значит, кто-то облажался. – Угу. Ну, или ему плевать. – Ладно, – сказал я. – Я хочу, чтобы этим делом занялась ты. Что у тебя сейчас? – То, что можно отложить. – Мне нужно, чтобы ты ненадолго переехала сюда. У тебя контакты здесь остались? – Она сжала губы. – Если да, разыщи их. Если нет, пообщайся с местными парнями, узнай, с кем они работают. Займись полевыми исследованиями. Послушай, что говорят люди, обойди жилой комплекс – как он, кстати, называется? – «Деревня Покост». – В общем, постарайся что-нибудь разузнать. – Моему комиссару это не понравится. – Я с ним разберусь. Это ведь Башазин, да? – То есть вы все уладите? Значит, я буду вторым следователем? – Давай пока не будем это никак называть. Прямо сейчас сосредоточься на этом. И докладывай только мне. – Я дал ей номер своего мобильника и служебный телефон. – Достопримечательности Кордвенны покажешь мне позже. И… – Я бросил взгляд на Ностина, и Корви это заметила. – Просто последи за тем, что происходит. – Возможно, он прав, босс. Скорее всего, это дело рук наглого садиста. – Вероятно. Давай выясним, почему у нее такие чистые волосы. У нас был целый чемпионат по инстинкту. Все знали, что в свое время комиссар Кереван раскрыл несколько преступлений, отрабатывая версии, которые не подчинялись никакой логике. Все знали, что у главного инспектора Маркоберга таких удач не было и что его неплохой послужной список – результат нудной и кропотливой работы. Мы никогда не называли эти необъяснимые прорывы «озарениями», чтобы не привлекать к себе внимание вселенной. Но они действительно случались, и ты знал, что становишься свидетелем одного из них, когда детектив целует пальцы и прикладывает пальцы к груди, где (в теории) должен висеть амулет Варши, святого покровителя необъяснимого наития. Когда я спросил у сотрудников полиции Шушкила и Бриамива, зачем они сдвинули матрас, они сначала удивились, затем стали оправдываться и, наконец, помрачнели. Я написал про них в отчете. Если бы они извинились, то я бы закрыл глаза на их действия. Но полицейские так часто оставляли свои следы в лужах крови, стирали и портили отпечатки пальцев, теряли и загрязняли образцы и пробы, что от этого можно было прийти в отчаяние. На краю лужайки собралась небольшая группа журналистов: Петрус Как-Бишь-Его, Валдир Моли, юноша по фамилии Ракхаус и еще несколько человек. «Инспектор!» «Инспектор Борлу!» И даже: «Тиадор!» Большинство журналистов всегда вели себя вежливо и не возражали, если я просил не упоминать о чем-то в статье. Однако за последние годы появились новые газеты, более скандальные и агрессивные – их вдохновляли, а в некоторых случаях и контролировали, владельцы из Великобритании и Северной Америки. Это был неизбежный процесс, и, если честно, местные уважаемые издания занимали места в диапазоне от «сдержанных» до «скучных». Меня беспокоила даже не их склонность к сенсационности, и даже не раздражающее поведение молодых журналистов, а скорее их тенденция покорно следовать сценарию, написанному еще до того, как они родились. Взять, к примеру, Ракхауса, который писал для еженедельника «Реджал!». Разумеется, когда он пытался выудить из меня факты, он знал, что я их ему не дам; разумеется, что когда он пытался – иногда успешно – подкупить младших сотрудников полиции, никто не заставлял его говорить: «Народ имеет право знать!» Когда он сказал это в первый раз, я даже его не понял. В языке Беша слово «право» имеет много значений и поэтому не допускает жесткого толкования. Мне пришлось перевести в уме его фразу на английский, которым я владею достаточно свободно, чтобы понять ее смысл. Его верность клише оказалась сильнее необходимости вести диалог. Возможно, он не успокоится, пока я не назову его стервятником, упырем. – Вы знаете, что я вам скажу, – обратился я. Нас разделяла натянутая лента. – Сегодня днем в центре ОБОТП состоится пресс-конференция. – В какое время? Кто-то стал меня фотографировать. – Петрус, тебе обо всем сообщат. Ракхаус что-то сказал, но я его проигнорировал. Повернувшись, я бросил взгляд на грязные кирпичные здания, на Гюнтер-штрас, по которой проходила граница жилого комплекса. По воздуху летал мусор. Он мог летать где угодно. Какая-то пожилая женщина медленно ковыляла прочь от меня. Она повернула голову и посмотрела на меня. Ее движение поразило меня, и я встретился с ней взглядом. Я подумал – не хочет ли она что-то мне сказать? Я обратил внимание на ее одежду, походку, манеру держаться, на ее глаза. Внезапно я осознал, что она вовсе не на Гюнтер-штрас и что я не должен был ее увидеть. Смущенный, я немедленно отвернулся, а она быстро отвернулась от меня. Я поднял голову, посмотрел на заходящий на посадку самолет. Через несколько секунд я повернулся обратно, вытесняя из сознания ковыляющую прочь старуху, и внимательно посмотрел не на нее и не на чужеземную улицу, а на фасады стоящих рядом домов и местный участок Гюнтер-штрас, на эту депрессивную зону. Глава 2 Я приказал констеблю высадить меня к северу от Лестова, у моста. Эти места я знал не очень хорошо. Разумеется, на острове я был, посещал развалины – и в школьном возрасте, и несколько раз позже, но мои ежедневные маршруты проходили по другим улицам. Указатели здесь привинчивали к фасадам булочных и маленьких мастерских. Ориентируясь по ним, я вышел к трамвайной остановке на красивой площади и встал между домом престарелых с логотипом – песочными часами – и магазином приправ, который распространял аромат корицы. Подъехал трамвай, металлически позвякивая и покачиваясь на рельсах. Я зашел в полупустой вагон, но садиться не стал. Я знал, что по пути на север, к центру Бешеля, мы подберем еще пассажиров. Я встал у окна и стал смотреть на город, на незнакомые улицы. Женщина, неприглядный ком под старым матрасом, который обнюхивают падальщики. Я позвонил Ностину по мобильнику. – Матрас проверяют на следовые количества веществ? – Должны проверить, господин инспектор. – Выясни это. Если им занимаются криминалисты, хорошо, но этот Бриамив и его приятель могут запороть даже точку в конце предложения. Может, она недавно стала жить так. Может, если бы мы нашли ее на неделю позже, она бы уже была роскошной блондинкой. Эти районы у реки представляли собой замысловатый лабиринт; многие здания построены сто лет или даже несколько веков назад. Трамвай вез меня по тихим улочкам Бешеля, где по крайней мере половина зданий, казалось, нависали и склонялись над нами. Трамвай раскачивался, притормаживал перед местными автомобилями, а позднее доехал до пересеченного участка, где в зданиях Бешеля располагались антикварные магазины. Дела у них шли хорошо – ничуть не хуже, чем у всех остальных в городе в последнее время. Подержанные вещи выглядели отполированными и приведенными в порядок; люди выносили из квартир фамильные ценности, чтобы обменять их на несколько бешмарок. Авторы газетных передовиц были настроены оптимистично. Хотя их вожди, как всегда, кричали друг на друга в мэрии, многие новички – из всех партий – сотрудничали друг с другом ради величия Бешеля. Каждая капля иностранных инвестиций – а, к всеобщему изумлению, такие капли иногда к нам притекали – вызывала восторги. Сюда даже перебралась пара хайтековских компаний, но – по всеобщему убеждению – совсем не потому, что Бешель провозгласил себя «Силиконовым устьем». Я вышел у памятника королю Вэлу. В центре было оживленно: я маневрировал в толпе, просил прощения у жителей города и туристов, тщательно не-видел на остальных, пока не добрался до массивного бетонного центра ОБОТП. Бешельцы-гиды направляли две группы туристов. Я встал на ступеньках и посмотрел вниз, на Юропа-штрас. После несколько попыток мне удалось поймать сигнал. – Корви? – Босс? – Ты ведь знаешь тот район. Может, там пролом? Наступила пауза. – Нет, вряд ли. Тот район в основном сплошной. А уж «Деревня Покост», весь тот комплекс, – точно сплошной. – Но часть Гюнтер-штрас… – Да, но ближайший пролом в сотнях метрах оттуда. Они же не могли… – Для убийцы или убийц это был бы невероятный риск. – Да, мы можем это предположить, – сказала она. – Ладно. Сообщай мне о своих успехах. Я скоро буду. * * * Мне нужно было разбираться с отчетностью по другим делам. Я организовал для бумаг режим ожидания, как у самолетов, кружащих над аэропортом. Женщина, избитая до смерти своим бойфрендом, которому до сих пор удалось избежать ареста – несмотря на то, что его отпечатки пальцев и имя уже были в базе данных аэропорта. Стиелим, старый человек, который напугал вломившегося в его дом наркомана. Тот выхватил у него из рук гаечный ключ и нанес ему один, смертельный удар. Это дело никогда не будет закрыто. Юношу по имени Авид Авид какой-то расист приложил лицом об асфальт. На стене над ним кто-то написал «Грязный эбру». В этом деле я сотрудничал с Шенвоем, коллегой из особого отдела, который еще до убийства Авида действовал под прикрытием в рядах бешельских ультраправых. Рамира Ясек позвонила, когда я обедал за рабочим столом. – Только что допросила тех детишек, сэр. – И? – Радуйтесь, что они еще не знают о своих правах, иначе Ностину уже бы предъявили обвинения. Я потер глаза и проглотил то, что было во рту. – Что он сделал? – Сергев, приятель Баричи, оказался борзым, и поэтому Ностин задал ему вопрос кулаком по зубам. Сказал, что он – главный подозреваемый. – Я выругался. – Удар вышел не такой уж сильный, и, по крайней мере, мне потом было легче гудкопить. Мы украли слова «good cop» и «bad cop» из английского, превратили их в глаголы. Ностин был одним из тех, кто слишком легко переключается на жесткие методы ведения допроса. Да, есть подозреваемые, на которых эти методы действуют, те, кому во время допроса нужно упасть с лестницы, но надувшийся подросток-жевун в их число не входит. – В общем, ничего страшного, – сказала Ясек. – Их версии сходятся. Все четверо гуляли в той роще. Вероятно, немного шалили. Пробыли там не менее двух часов. В какой-то момент – и не спрашивайте меня про время, я могу ответить только то, что «было еще темно», – одна из девочек заметила, что по траве к площадке для скейтбординга подъехал фургон. Странным ей это не показалось, потому что туда круглые сутки кто-то приходит – по делам или что-то выбросить, и так далее. Фургон проехал мимо площадки, развернулся, приехал обратно. А через какое-то время умчал. – Умчал? Я стал делать пометки в блокноте, одновременно пытаясь открыть почту на компьютере. Связь несколько раз прерывалась. Большие приложения на слабой системе. – Да. Он спешил и поэтому не жалел подвеску. Поэтому девочка и заметила, что он уезжает. – Описание? – «Серый». В фургонах она не разбирается. – Покажи ей фотки, попробуем определить модель. – Ясно, господин инспектор. Я вам сообщу. Потом приехали по крайней мере еще две машины или фургона. По словам Баричи, по делу. – Это осложнит изучение следов. – Они еще где-то час друг друга тискали, а потом та девочка упомянула про фургон, и они пошли смотреть, в чем дело – вдруг из него что-то выбросили. Она говорит, что иногда там выбрасывают старые стереосистемы, обувь, книги, всякую всячину. – И они нашли ее. Мне дошло письмо от одного из мехтехов-фотографов. Я открыл его и принялся листать изображения. – Они нашли ее. * * * Меня вызвал комиссар Гэдлем. Его тихая мелодраматичность, его манерная доброта были слишком нарочитыми, но он никогда не мешал мне работать. Я сел напротив него и принялся смотреть, как он стучит по клавиатуре и ругается. К монитору были прилеплены бумажки – похоже, с паролями от баз данных. – Ну что? – спросил он. – Жилой комплекс? – Да. – Где он? – На юге, в пригороде. Молодая женщина, колотые раны. Ею занимается Шукман. – Проститутка? – Возможно. – «Возможно», – повторил он и приложил ладонь к уху. – Но еще я слышу слова «и все же»… Ну, вперед, доверься своему чутью. А если захочешь поделиться доводами «почему» относительно этого «и все же», сообщи мне, ладно? Кто твой заместитель? – Ностин. И еще мне помогает один патрульный. Корви. Констебль первого класса. Она знает район. – Это ее участок? Я кивнул. Почти. – Что еще открыто? – На моем столе? Я рассказал. Комиссар кивнул. У меня были другие дела, но он разрешил мне заниматься делом Фуланы Дитейл. * * * – Так что, вы видели все это? Было уже почти десять вечера, более сорока часов прошло с тех пор, как мы нашли жертву. Корви вела машину по улицам в окрестностях Гюнтер-штрас. Наш автомобиль был без опознавательных знаков, она не делала попыток скрыть свою форму полицейского. Я вернулся домой очень поздно прошлой ночью, утром побывал в одиночку на этих же самых улицах, а сейчас снова оказался здесь. На более крупных улицах находилось несколько пересечений, и еще немного было в других местах, но в основном район был сплошным. Античный бешельский декор, застекленные, частично побитые окна заводов и складов, переживавших не лучшие времена. Их построили несколько десятков лет назад, но сейчас если они и работали, то на половину мощности. Заколоченные фасады. Продуктовые магазины, затянутые колючей проволокой. Более старые, обветшавшие фасады в классическом бешельском стиле. Некоторые дома превратили в церкви и наркопритоны, другие, сгоревшие, стали грубыми черными копиями самих себя. Здесь не было толп, но и пустым район назвать было нельзя. Люди здесь выглядели частью ландшафта, словно они всегда были здесь. Утром их было меньше, но не очень сильно. – Вы видели, как Шукман работает с телом? – Нет. – Я разглядывал окрестности и сверялся с картой. – Приехал уже после того, как он закончил. – Слабые нервы? – Нет. – Ну… – Она улыбнулась и повернула машину. – Вы в любом случае должны были так ответить. – Верно, – сказал я, хотя это и было не так. Она показывала мне здания, которые здесь заменяли достопримечательности. Я не стал говорить ей, что утром уже побывал в Кордвенне. Корви не пыталась скрыть свою полицейскую форму, чтобы те, с кем мы общались, не думали, что мы пытаемся поймать их в ловушку. А тот факт, что мы ехали не на «синяке», как мы называли наши черно-синие машины, сообщал этим же людям о том, что мы не собираемся никого арестовывать. Сложные взаимоотношения! Большинство из тех, кто нас окружал, находились в Бешеле, и поэтому мы их видели. Бедность лишила индивидуальности и без того сдержанные и унылые фасоны и цвета, которые уже на протяжении многих лет характеризуют одежду бешельцев – то, что называют «немодной модой» города. Встречались и исключения: некоторые, как мы понимали, были не отсюда, и поэтому мы старались их развидеть, но у молодых бешельцев одежда тоже была более яркой и живописной, чем у их родителей. Большинство бешельцев (стоит ли об этом говорить?) не делали ничего, просто шли – с вечерней смены, из одного дома в другой или в магазин. И все же мы вели себя так, словно находились в опасном районе, и здесь происходило достаточно всего, чтобы тревога не казалась порождением паранойи. – Утром я разыскала нескольких местных, с которыми раньше общалась, – сказала Корви. – Спросила, не слышали ли они чего. Она повела машину сквозь темный участок. В нем баланс пересечения сдвинулся, и мы замолчали – до тех пор, пока фонари вокруг снова не стали выше и не обрели знакомый наклон. Под этими фонарями у стен домов стояли женщины, торговавшие собой. Они настороженно разглядывали нас. – Похвастаться нечем, – добавила Корви. В первую поездку она даже не взяла с собой фотографию убитой. В такую рань она могла поговорить только с людьми, не вызывающими подозрений: продавцами из магазинов, торгующих спиртным, священниками из приземистых местных церквей, с последними рабочими-проповедниками – смелыми стариками с татуировкой «серп и крест» на бицепсах и предплечьях, за которыми на полках стояли бешельские переводы книг Гутиерреса[1 - Густаво Гуттиеррес (род. 1928) – перуанский философ и священник, основатель теории освобождения.], Раушенбуша[2 - Вальтер Раушенбуш (1861–1918) – пастор, ключевая фигура движения Социального Евангелия.] и Канаана Бананы[3 - Канаан Сондино Банана (1936–2003) – пастор, деятель освободительного движения в Родезии, первый президент Зимбабве.]. Это были те, кто сидел на крыльце своего дома. Корви удалось только спросить у них, что им известно о событиях в «Деревне Покост». Про убийство они слышали, но подробностей не знали. Теперь у нас была фотография. Ее передал мне Шукман. Когда мы выходили из машины, я потрясал ею – в буквальном смысле потрясал, чтобы женщины видели, что я что-то им принес, а не собираюсь их арестовать. Кого-то из них Корви знала. Они курили и разглядывали нас. Было холодно, и я, как и все, кто их видел, думал о том, что они, наверное, мерзнут в одних колготках. Мы, конечно, мешали им работать: местные, проходившие мимо, бросали взгляды на нас и отводили глаза. Проезжавший мимо «синяк» притормозил: наверное, патрульные решили, что им подвернулся легкий арест, но потом они увидели форму Корви и умчались, отсалютовав нам. Я помахал вслед их задним габаритным огням. – Что вам нужно? – спросила какая-то женщина в дешевых высоких сапогах. Я показал ей фотографию. Лицо Фуланы Дитейл почистили. Следы остались – под макияжем виднелись царапины. Можно было полностью их убрать, но иногда шок, который производили эти раны, оказывался полезен. Сфотографировали ее еще до того, как побрили ей голову. На снимке Фулана выглядела не умиротворенной, а нетерпеливой. «Я ее не знаю». «Я ее не знаю». Узнавания, быстро замаскированного, я не наблюдал. Женщины собрались в сером круге света лампы, к недовольству клиентов, зависавших на границе темноты. Они стали передавать друг другу фотографию. Кое-кто из них сочувственно охал, но в любом случае Фулану они не знали. – Что случилось? – спросила одна из женщин – темнокожая, с семитами или турками в родне, но на бешельском говорила без акцента. По ее просьбе я дал ей свою визитку. – Это мы пытаемся выяснить. – Нам угрожает опасность? Я промолчал, и тогда ответила Корви: – Если да, Сейра, то мы вам сообщим. Мы подошли к группе молодых людей, которые пили крепкое вино у входа в бильярдную. Выслушав несколько соленых острот в свой адрес, Корви пустила по кругу фотографию. – Зачем мы здесь? – тихо спросил я. – Это начинающие гангстеры, босс, – ответила она. – Последите за тем, как они реагируют. Но даже если им и было что-то известно, то они никак это не выдали, а просто вернули снимок и бесстрастно взяли мою визитку. Мы повторили эту процедуру еще с несколькими компаниями и потом каждый раз несколько минут ждали в машине в надежде на то, что кто-то из этих юношей и девушек под благовидным предлогом подойдет к нам и сообщит что-то об убитой или ее родных. Но никто этого не сделал. Я раздал множество визиток и записал в блокноте имена и описания тех, кто, по мнению Корви, представлял интерес. – В общем, это почти все мои, с кем я была знакома, – сказала она. Кое-кто из этих людей ее узнал, но на отношение к ней это не повлияло. Когда мы решили, что пора заканчивать, было уже два часа ночи. В небе светил блеклый месяц; мы остановились на улице, на которой не было видно даже местных завсегдатаев. – С ней по-прежнему ничего не ясно, – удивленно заметила Корви. – Я распоряжусь, чтобы по району расклеили плакаты. – Правда, босс? И комиссар на это пойдет? Я просунул пальцы в ячейки сетки, огораживавшей площадку, на которой не было ничего, кроме бетона и кустов. – Да, он не станет упрямиться. Не такая уж это большая услуга. – Но одним полицейским тут не обойтись, да и группе работы на несколько часов, и он не будет… из-за какой-то… – Нам нужно установить ее личность. Твою мать, да если нужно, я сам их расклею. Я собирался разослать плакаты во все районы города. Когда мы узнаем настоящее имя Фуланы и если наша предварительная версия относительно ее профессии подтвердится, то мы лишимся даже тех немногих ресурсов, которые у нас есть. Пока что у нас была свобода действий, и мы выжимали из нее все возможное, пока она не самоуничтожилась. – Вам виднее, босс. Вы же босс. – На самом деле нет, но немножко боссом я побуду. – Ну что, двинули? – Корви указала на машину. – Я на трамвай. – Серьезно? Да ладно, вы сто лет его будете ждать. Но я махнул ей рукой на прощание и пошел прочь – под звук собственных шагов и остервенелый лай какой-то дворняги. Я пошел туда, где серый блеск наших фонарей исчезал, сменяясь чужим, оранжевым светом. * * * В своей лаборатории Шукман оказался более смирным, чем за ее пределами. Я говорил по телефону с Ясек, попросил ее предоставить видеозапись допроса подростков, когда на связь со мной вышел Шукман и попросил меня зайти к нему. В лаборатории, огромной темной комнате без окон, конечно, было холодно и воняло химикатами. Покрытого пятнами дерева здесь было столько же, сколько и стали. На стенах висели доски, густо поросшие зарослями из бумажек. Казалось, что в углах комнаты притаилась грязь, но когда я провел пальцем по мерзкого вида бороздке на лабораторном столе, палец остался чистым. Шукман стоял у торца стального секционного стола, на котором, под слегка запятнанной простыней, лежала наша Фулана. Мы обсуждали ее, но ее лицо оставалось гладким, а глаза ничего не выражали. Я посмотрел на Хамзинича. Он, вероятно, был лишь чуть старше погибшей. Сейчас он уважительно стоял рядом, скрестив руки на груди. Случайно, а может, и нет, рядом с ним на стене висела доска, на которой среди открыток и инструкций висела маленькая яркая шанада. Хамд Хамзинич был одним из тех, кого убийцы Авида Авида назвали бы «эбру». В наше время это слово употребляли только ретрограды, расисты – или, в качестве провокации, именно те, к кому относился этот эпитет: одна из самых известных хип-хоповых команд Беша называлась «Эбру В.А.». Формально данный эпитет, конечно, был чудовищно неточным, ведь он относился лишь к половине из тех, кого им называли. Но уже не менее двухсот лет, с тех пор как в Бешель хлынули беженцы с Балкан, быстро увеличив местную мусульманскую общину, древнее бешельское слово «эбру», означавшее «еврей», стало собирательным термином для обозначения сразу двух народов. Недавно прибывшие в Бешель мусульмане селились в тех районах города, где раньше находились еврейские гетто. Еще до прибытия беженцев местные представители этих двух нацменьшинств в Бешеле традиционно были союзниками – либо для смеха, либо из опасений за свою судьбу, в зависимости от политических настроений того или иного периода. Мало кто знает, что наши анекдоты про глупого среднего ребенка уходят корнями в древний комический диалог между верховным раввином Бешеля и главным имамом о нетерпимости местной православной церкви. Они сходились на том, что она не обладает ни мудростью самой древней из авраамических религий, ни пылом самой молодой из них. В Бешеле довольно давно получили распространение так называемые «доплир-каффе»: два кафе, мусульманское и еврейское, находящиеся в одном доме, каждое со своей стойкой и кухней, халяльной и кошерной, но с общим названием, вывеской и столиками. Стену, разделявшую эти заведения, сносили. Смешанные компании приходили туда, приветствовали владельцев и садились вместе, разделяясь только для того, чтобы заказать разрешенные им блюда у соответствующей стойки. Свободомыслящие граждане могли нарочито взять блюда только в одном кафе или в обоих сразу. Ответ на вопрос, из скольких заведений состоит доплир-каффе, зависел от того, кто его задает; сборщику налога на недвижимость всегда отвечали «одно». Формально бешельское гетто уже не существовало и сохранилось лишь как архитектурная особенность – в виде островков из ветхих старых домов, зажатых между совсем других, чужих пространств. И все же это был просто город; а не аллегория, и Хамду Хамзиничу пришлось бы испытать много неприятных моментов в своей жизни. Мое мнение о Шукмане слегка улучшилось: меня удивило, что человек его возраста и темперамента позволил Хамзиничу открыто исповедовать свою религию. Фулану Шукман открывать не стал. С ней что-то сделали, и теперь она лежала между нами так, словно обрела покой. – Я отправил вам отчет по электронной почте, – сказал Шукман. – Женщина двадцати четырех – двадцати пяти лет. Состояние здоровья неплохое, если не считать того, что она мертва. Время смерти: около полуночи позапрошлой ночью, плюс-минус, конечно. Причина смерти: колотые раны в грудь. Всего ей нанесли четыре удара, один из них пробил сердце. Это был какой-то шип, стилет или что-то в этом роде, но не нож. Кроме того, у нее жуткая рана на голове и куча странных ссадин. – Я поднял взгляд. – Часть из них – под волосами. Ей чем-то врезали по голове сбоку. – Он медленно взмахнул рукой, имитируя удар. – Попали по черепу слева. По-моему, он отправил ее в нокаут или, по крайней мере, заставил пошатнуться и упасть. А ударами в грудь ее добили. – Чем ее ударили по голове? – Тяжелым и тупым предметом. Может, даже кулаком, если у кого-то такой кулачище, но я очень в этом сомневаюсь. – Шукман ловким движением отогнул край простыни, показав боковую часть головы. Кожа на ней была жуткого цвета мертвого синяка. – И – вуаля. Он жестом призвал меня наклониться к ее бритому скальпу. Я почувствовал запах консерванта. Среди черной щетины виднелись мелкие следы проколов, покрытые струпьями. – Что это? – Не знаю, – ответил Шукман. – Они неглубокие. Наверное, она на что-то упала. Царапины были маленькие, примерно с кончик карандашного грифеля. Они неравномерно покрывали участок кожи размером примерно с мою ладонь. Кое-где они складывались в линии по несколько миллиметров в длину, более глубокие в центре и сходившие на нет по краям. – Следы полового акта? – Недавних следов нет. Так что если она работала на панели, то в эту историю, возможно, влипла, отказавшись что-то сделать. – Я кивнул. Шукман помолчал. – Мы уже ее помыли, – сказал он наконец. – На ней была грязь, пыль, сок растений – все то, что можно обнаружить там, где она лежала. И еще ржавчина. – Ржавчина? – Повсюду. Куча ссадин, порезов, царапин – в основном посмертных – и тонна ржавчины. Я снова кивнул и нахмурился. – Раны, вызванные самозащитой? – Их нет. Все произошло быстро и неожиданно, или ее ударили сзади. На теле много ссадин и всего такого. – Шукман указал на следы разрывов на ее коже. – Они не противоречат предположению о том, что ее тащили по земле. Стандартный износ при убийстве. Хамзинич открыл рот, затем закрыл его. Я посмотрел на него. Он грустно покачал головой: Нет, ничего. Глава 3 Плакаты развесили. В основном рядом с местом, где нашли нашу Фулану, но, кроме того, на главных улицах, в торговых кварталах, в Кьезове, Топише и других подобных районах. Один я даже заметил, выходя из дома. А ведь мой дом совсем не рядом с центром. Я жил к юго-востоку от Старого города, в квартире на предпоследнем этаже шестиэтажной башни на Вулков-штрас. Это была сильно пересеченная улица: группы домов, а иногда и отдельные дома отделяла друг от друга чужеродность. Местные здания на два-три этажа выше остальных, поэтому крыши Бешеля торчат ввысь неравномерно, и сверху город почти напоминает навесную бойницу. Церковь Вознесения, покрытая кружевом теней от башен, которые нависали бы над ней, если бы находились здесь, стоит в конце Вулков-штрас. Ее окна защищены сетками из проволоки, но часть витражных стекол все равно разбита. Рядом с ней раз в несколько дней открывается рыбный рынок. Я часто завтракал здесь под крики торговцев, стоявших у ведер со льдом и стоек, на которых разложены живые моллюски. Даже юные девушки, очень фотогеничные, работая здесь, одеваются как их бабушки, вызывая чувство ностальгии. Волосы они завязывают шарфами цвета кухонного полотенца, а их фартуки покрыты серыми и красными узорами, чтобы не так была видна кровь от выпотрошенной рыбы. Мужчины здесь выглядят так, словно только что сошли на берег и ни разу не поставили свой улов на землю, пока не опустили его на брусчатку под моим окном. Покупатели толпятся вокруг торговцев, нюхают товар и тыкают в него пальцами. Утром по приподнятому над улицей пути проносились поезда. Они были не в моем городе. Я, конечно, никогда не заглядывал в окна их вагонов, но мог бы это сделать – так близко они проезжали от меня – и увидеть глаза чужеземных пассажиров. Они бы увидели только худого мужчину средних лет в ночной рубашке, который ест на завтрак йогурт, пьет кофе и, встряхивая, складывает газету – «Инкьистор», «Ий деурнем» или же «Бешель джорнал» с расплывающимся шрифтом (я читал его, чтобы практиковаться в английском). Обычно мужчина был один, но иногда рядом могла быть женщина приблизительного того же возраста. (Преподавательница истории экономики Бешельского университета или журналистка, пишущая об искусстве. О существовании друг друга они не знали, но в любом случае не стали бы возражать.) Когда я вышел из дома, с доски объявлений у входа на меня смотрело лицо Фуланы. Хотя ее глаза были закрыты, фотографию обрезали и изменили так, что женщина выглядела не мертвой, а ошеломленной. «Вы знаете эту женщину?» – спрашивал черно-белый плакат, напечатанный на матовой бумаге. «Позвоните в Отдел по борьбе с особо тяжкими преступлениями», и наш номер. Наличие плаката, возможно, означало, что местная полиция действует особенно эффективно. Возможно, их расклеили по всему кварталу. А может, полицейские хотели, чтобы я от них отвязался, и поэтому повесили пару плакатов в стратегически выбранных местах – так, чтобы я непременно их увидел. От дома до базы ОБОТП было несколько километров. Я пошел пешком – мимо кирпичных арок; наверху, там где рельсы, они находились в другом месте, но не у всех арок были чужеземные основания. Среди тех, которые я мог увидеть, ютились магазинчики и сквоты, разрисованные граффити. В Бешеле это тихий район, но на улицах толпились люди из других мест. Я их развидел, но на то, чтобы пробуриться сквозь толпу, понадобилось время. Не успел я добраться до поворота на виа Камир, как мне на мобильник позвонила Ясек. – Мы нашли фургон. * * * Я сел в такси, и оно рывками повезло меня по пробкам. Мост Понт-Махест был забит народом – и здесь, и там, поэтому я, пока мы ползли к западному берегу реки, несколько минут смотрел на мутную воду, на дым и на грязные корабли в доках в свете, который отражался от чужеземных зеркальных зданий на чужеземной набережной – в вызывающем зависть финансовом квартале. Бешельские буксиры качались на волнах, которые подняли водные такси. Фургон криво стоял между зданиями – не на парковке, а в канале между экспортно-импортными компаниями и офисным зданием, в заваленном мусором и волчьим дерьмом огрызке пространства между двумя крупными улицами. С обеих сторон место изолировала полицейская лента – это было против правил, ведь в переулке находилось много пересечений, но ходили по нему редко, и поэтому в таких случаях полиция часто применяла ленту. Мои коллеги собрались около машины. – Босс, – сказала Ясек. – Корви уже едет? – Да, я дала ей всю инфу. Ясек не стала комментировать тот факт, что я где-то реквизировал младшего сотрудника полиции, а просто повела меня к фургону – старому, обшарпанному «Фольксвагену», скорее белому, чем серому, но потемневшему от грязи. – С отпечатками закончили? – спросил я у мехтехов, надевая резиновые перчатки. Мехтехи кивнули и сместились так, чтобы не мешать мне. – Он не был заперт, – сказала Ясек. Я открыл дверь и потыкал в расползшуюся обивку сиденья. На приборной панели амулет – пластиковый святой, танцующий «хула». В бардачке ничего, кроме потрепанного дорожного атласа и пыли. Я полистал страницы, но внутри ничего не обнаружил. Это был классический справочник для водителя в Бешеле, достаточно древнее издание, еще черно-белое. – А откуда мы знаем, что это он? – спросил я. Ясек подвела меня к задней дверце и распахнула ее. Снова пыль и мерзкий, но, по крайней мере, не тошнотворный запах. Ржавчина, плесень, нейлоновый шнур, гора хлама. – Что это все такое? Я потыкал в кучу мусора. Несколько деталей. Какой-то раскачивающийся маленький двигатель, сломанный телевизор, куски и обломки чего-то не поддающегося определению на слое из тряпок и пыли. Несколько слоев ржавчины и корки оксидов. – Видите? – Ясек указала на пятна на полу. Если бы я не приглядывался, то, возможно, решил бы, что это масло. – Позвонили пара людей из офиса. Брошенный фургон. Полицейские видят, что двери открыты. То ли они слушали объявления, то ли просто дотошно просматривали ориентировки, но в любом случае нам повезло. – В одном из сообщений, которые должны были зачитать всем бешельским патрулям, их просили досматривать все серые машины и докладывать о них ОБОТП. К счастью, эти полицейские позвонили не только на штрафную стоянку. – В общем, они увидели какую-то грязь на полу, сдали образцы на анализ. Мы еще ее проверяем, но похоже, это кровь той же группы, что и у Фуланы. Скоро получим окончательные результаты. Я нагнулся, чтобы заглянуть под обломки. Осторожно сдвинул мусор, наклонил его. Моя ладонь стала красной. Я осмотрел все куски один за другим, потрогал каждый, чтобы оценить его вес. Этим мотором можно замахнуться, держа за трубу, и у него было тяжелое основание, которым можно пробить все, что угодно. Но я не увидел на нем ни царапин, ни крови, ни волос. Поэтому предположение о том, что это орудие убийства, показалось мне неубедительным. – Вы ничего не вынимали? – Нет. В нем не было ничего, кроме этого добра. Результаты получим через день-два. – Сколько же здесь дерьма, – сказал я. Приехала Корви. Несколько прохожих остановились в обоих концах переулка и стали наблюдать за работой мехтехов. – Проблема будет не в отсутствии следовых веществ, а в их избытке… – Ну что. Давай строить предположения… Ржавчина с этого хлама попала на нее. Женщина лежала в салоне… Разводы были у нее и на лице, и на теле, а не только на руках: она не пыталась отпихнуть от себя этот мусор или защитить голову. Когда хлам натыкался на нее, она была без сознания или уже мертва. – Зачем они возили с собой всю эту дрянь? – спросила Корви. К вечеру у нас уже появились имя и адрес владельца фургона, а на следующее утро мы получили подтверждение того, что это действительно кровь нашей Фуланы. * * * Человека звали Микаэль Хурущ. Он был третьим по счету владельцем фургона – по крайней мере, официально. Полиция уже завела на него досье: он сидел в тюрьме, дважды за нападение и один раз за кражу, последний раз – четыре года назад. – Смотрите… – сказала Корви. – Теперь мы знаем, что он – «джон». Его взяли за приобретение секс-услуг: он обратился к женщине-полицейскому, которая работала под прикрытием там, где собирались проститутки. С тех пор он в поле зрения полиции не попадал. Насколько можно было судить из поспешно собранного досье, торговал всякой всячиной на многочисленных городских рынках, а три дня в неделю – в магазине, который находился в Машлине, что в западной части Бешеля. Мы могли связать его с фургоном, а фургон с Фуланой, но нам хотелось установить прямую связь. Я зашел в свой кабинет и проверил сообщения. Какая-то рутина по делу Стиелима, сообщение от нашего диспетчера насчет плакатов и два сброшенных звонка. Наша телефонная станция уже два года обещала нам поставить определители номеров. Нам, конечно, звонило много людей, которые, по их словам, узнали Фулану. Но пока что лишь немногие представляли интерес для нас – сотрудники, принимавшие звонки, умели отличать безумцев и злых шутников, и их оценка отличалась удивительной точностью. Погибшая была помощницей юриста в небольшой конторе, расположенной в квартале Гьедар; ее не видели уже несколько дней. Или же она, как настаивал какой-то аноним, «шлюшка Розина-Капризуля, а больше я вам ничего не скажу». Полиция проверяла эти сведения. Я сказал комиссару Гэдлему, что хочу побеседовать с Хурущем у него дома – чтобы он добровольно дал нам свои отпечатки и слюну, чтобы он сотрудничал с нами. Кроме того, мне нужно было увидеть, как он отреагирует на мои вопросы. Если бы он отказался, мы могли бы вызвать его повесткой и поместить под наблюдение. – Ладно, – ответил Гадлем. – Но не будем терять времени. Если заупрямится, вези его сюда, в секьестр. Я бы постарался так не делать, но да, законы Бешеля действительно давали нам право использовать секьестр, «полуарест», то есть на шесть часов задержать свидетеля или «лицо, имеющее отношение к делу» для предварительного допроса. Правда, мы не могли забирать у него вещественные доказательства или делать выводы из его молчания или отказа сотрудничать. По традиции данный метод использовался для того, чтобы получить чистосердечное признание у подозреваемых, против которых не удалось собрать веские улики. Кроме того, он позволял потянуть время в тех случаях, когда полиция полагала, что подозреваемый может бежать. Однако в последнее время судьи и адвокаты стали неодобрительно относиться к подобной тактике, и если «наполовину арестованный» ни в чем не признался, обычно это усиливало его позиции в ходе судебного процесса, поскольку наши действия казались слишком рьяными. Гэдлему, человеку старой закалки, на это было плевать, поэтому он и отдал такой приказ. Хурущ работал в одной из целого ряда полумертвых компаний, расположенных в экономически унылой зоне. Местные полицейские под выдуманным предлогом удостоверились в том, что он там, и мы поспешили туда. Мы вытащили его из душного кабинета, расположенного над магазином. На стенах кабинета между каталожными шкафами висели календари и выцветшие плакаты. Его помощница тупо посмотрела на то, как мы уводим Хуруща, и стала собирать со своего стола какие-то вещи. Он понял, кто я такой, еще до того, как в дверях появилась Корви и другие полицейские в форме. Он был профессионалом – по крайней мере, когда-то – и понимал, что, несмотря на наше поведение, это не арест и что он мог бы отказаться ехать с нами. В этом случае мне бы пришлось выполнить приказ Гэдлема. Заметив нас, он напрягся, словно собирался удрать – но куда? – а потом вместе с нами покинул здание единственным доступным способом – по шатающейся железной лестнице, прикрепленной к стене снаружи. По рации я тихо приказал ждавшим нас вооруженным полицейским отступить. Он их так и не увидел. Хурущ был полноватым мускулистым мужчиной в клетчатой рубашке, такой же выцветшей и запыленной, как и стены его кабинета. Он сидел за столом в комнате для допросов и смотрел на меня. Ясек тоже сидела; Корви стояла (я приказал ей не говорить ни слова, а только наблюдать). Я ходил по комнате. Наш разговор мы не записывали: с формальной точки зрения, это не было допросом. – Знаешь, почему ты здесь, Микаэль? – Без понятия. – Ты в курсе, где твой фургон? Он резко поднял взгляд и уставился на меня. Его голос изменился – в нем внезапно зазвучала надежда. – Так в этом все дело? – наконец сказал он. – В фургоне? – Он выдохнул и откинулся на спинку стула. Он по-прежнему был настороже, но начал расслабляться. – Вы его нашли? Это… – Нашли? – Его угнали. Три дня назад. Вы его нашли? Господи. В чем было… Он у вас? Я могу его забрать? Что произошло? Я посмотрел на Ясек. Она встала, что-то шепнула мне, затем снова села и принялась наблюдать за Хурущем. – Да, именно в этом все дело, Микаэль, – сказал я. – А ты про что подумал? Нет если честно, то я не хочу это знать. Закрой рот и молчи, пока я не прикажу тебе говорить. Микаэль, дело в следующем: ты занимаешься доставкой, и такому человеку, как ты, нужен фургон. Но о его исчезновении ты не сообщил. – Я бросил взгляд на Ясек: мы в этом уверены? Она кивнула. – Ты не заявил о том, что его угнали. Я понимаю: пропажа этого ржавого корыта подчеркиваю: ржавого корыта – не должна была сильно огорчить тебя. Но все-таки мне не очень ясно: если его угнали, то что помешало тебе сообщить об этом нам и тем более своей страховой? Как ты можешь работать без него? Хурущ пожал плечами: – Я собирался, но так и не выбрал время. Я был занят… – Мы знаем, как ты занят, Мик, но я все равно повторяю вопрос: почему ты не сообщил о его пропаже? – Не собрался. Черт, в этом нет ничего подозрительного… – За три дня? – Он у вас? Что произошло? Его для чего-то использовали? Для чего? – Мик, ты эту женщину знаешь? Где ты был в ночь со вторника на среду? Он уставился на фотографию. – О господи… – Он побледнел. – Кого-то убили? Ох… Это был наезд? Господи!.. – Он вытащил побитый наладонник, но не стал его включать. – Во вторник?.. Я был на собрании. В ночь со вторника на среду? Господи, да я же был на собрании. В ту ночь и угнали фургон. Я был на собрании, и двадцать человек могут это подтвердить. – На каком собрании? Где? – Во Вьевусе. – Как ты туда добрался без фургона? – На машине, блин! Ее-то никто не угонял. Я был на собрании «Анонимных игроков». – Я уставился на него. – Твою мать, я туда каждую неделю хожу. Уже четыре года. – С тех пор, как в последний раз вышел из тюрьмы? – Да, блин, с тех пор, как вышел из тюрьмы. А как, по-вашему, я туда угодил? – За нападение. – Угу. Сломал нос букмекеру, потому что задолжал ему и он на меня наехал. А вам-то что? В ночь вторника я сидел в комнате, битком набитой людьми. – Ну, сколько ты там провел, пару часов максимум… – Да, а в девять мы пошли в бар – мы же «игроки», а не «алкоголики». Оттуда я ушел после полуночи, и домой вернулся не один. В моей группе есть одна женщина… Они все вам подтвердят. Он ошибался: из этих восемнадцати «игроков» одиннадцать не захотели раскрывать свою анонимность. Руководитель группы по прозвищу Зиет – Стручок, худощавый человек с волосами, собранными в хвост, отказался назвать их имена. Он был в своем праве. Мы могли бы его заставить, но зачем? Семеро, которые согласились с нами сотрудничать, подтвердили слова Хуруща. Среди них не было женщины, с которой он якобы отправился домой, но несколько из них сказали, что она действительно существует. Можно было бы прояснить эту историю, но опять же зачем? Мехтехи обрадовались, когда на Фулане нашли ДНК Хуруща, но это оказалось лишь несколько волосков с его руки на ее коже: если учесть, как часто он грузил вещи в фургон и доставал их оттуда, данный факт ничего не доказывал. – Так почему он никому не сказал о его пропаже? – Сказал, – ответила Ясек. – Но не нам. Я поговорила с его секретарем – Лелой Кицов. Последние пару дней он постоянно ныл об этом. – И просто не собрался сообщить нам о пропаже? Как он вообще обходится без фургона? – Кицов утверждает, что он просто возит через реку разную мелочь. Импорт товаров в микроскопических масштабах. Время от времени он едет за границу и находит там товары для перепродажи – дешевую одежду, пиратские компакт-диски. – За границу? Куда? – В Варну, Бухарест, иногда в Турцию. В Уль-Кому, конечно. – А заявить об угоне он просто постеснялся? – Так бывает, босс. Разумеется, но теперь в нем внезапно вспыхнуло желание получить фургон обратно – и он пришел в ярость, узнав о том, что мы не собираемся его возвращать. Мы, правда, отвезли его на штрафную автостоянку, чтобы он опознал фургон. – Да, это мой. – Я думал, что он пожалуется на состояние машины, но фургон, видимо, всегда был такого цвета. – Почему я не могу его забрать? Он мне нужен. – Я же сказал: его обнаружили на месте преступления. Получишь его, когда я с ним разберусь. А это все для чего? Сопя и ворча, он заглянул в кузов фургона. Я проследил за тем, чтобы он ничего не трогал. – Вот это дерьмо? Понятия не имею. – Я об этом, – я указал на рваный шнур и гору хлама. – Не знаю. Это не я сюда положил. И не надо на меня так смотреть – зачем мне возить этот мусор? Позднее, когда мы вернулись в мой кабинет, я сказал Корви: – Лизбет, если появятся какие-то мысли, пожалуйста, останови меня. Потому что прямо сейчас я вижу девушку – возможно, проститутку. Ее никто не знает, ее выбросили у всех на виду из угнанного фургона, в который без видимых причин погрузили кучу разного дерьма. И почти очевидно, что орудия убийства среди этого хлама нет. – Я ткнул пальцем в лежащий на столе отчет, в котором сообщалось именно это. – В том жилом комплексе полно хлама, – ответила она. – Во всем Бешеле полно хлама, он мог найти его где угодно. Он… или, возможно, они. – Найти, запасти, а потом выбросить – вместе с фургоном. Корви застыла, ожидая услышать мой ответ. Весь этот хлам сделал только одно – накатился на мертвую женщину и покрыл ее ржавчиной, словно она – тоже старая железяка. Глава 4 Обе версии оказались ложными. Помощница юриста уволилась, не сказав никому ни слова. Мы нашли ее в Бятсиалике, в восточной части Бешеля. Она пришла в ужас от того, что причинила нам столько беспокойства. «Я никогда не подаю заявление об уходе, – повторяла она. – Только не с такими работодателями. И – нет, ничего подобного не произошло». А Корви без малейших проблем отыскала «Розину-Капризулю»: она работала на своем обычном участке. – Босс, она совсем не похожа на Фулану. – Корви показала мне фотку в формате jpeg, на которой радостно позировала Розина. Обнаружить источник этой ложной информации, поданной так уверенно, мы не смогли – так же как и понять, как кто-то мог спутать этих двух женщин. Появилась другая информация, и я отправил людей ее подтверждать. На мой рабочий номер поступили сообщения, в том числе пустые. Шел дождь. Плакат Фуланы на киоске рядом с моим домом размяк и покрылся разводами. Кто-то прикрепил глянцевое объявление о вечере балканского техно так, что оно закрыло верхнюю часть ее лица: текст, сообщающий о клубной вечеринке, начинался от ее губ и подбородка. Я снял новое объявление, но не выбросил, а повесил его рядом с фотографией Фуланы. Диджей Радич и «Тайгер крю». «Хард битс». Других плакатов с Фуланой я не видел, но Корви уверяла меня, что в городе они есть. Разумеется, Хурущ сильно наследил в фургоне, но на Фулане его ДНК не оказалось, если не считать тех волосков. Да и те «игроки» вряд ли бы все стали врать. Мы попытались выяснить, кому он мог одолжить фургон. Хурущ назвал несколько имен, но продолжал настаивать на том, что машину угнал какой-то чужак. В понедельник мне кто-то позвонил. – Борлу. Я назвал свое имя, и после длительной паузы его повторили. – Инспектор Борлу. – Чем могу помочь? – Не знаю. Я надеялся, что вы поможете мне еще много дней назад. Я пытался связаться с вами. Теперь уже я, скорее, могу вам помочь. – Мужчина говорил с иностранным акцентом. – Что? Простите, вы не могли бы говорить громче? Связь очень плохая. В трубке шумели помехи, а голос человека звучал так, словно он – запись, сделанная на древней машине. Я не мог понять, то ли на линии задержка, то ли он на каждую мою реплику отвечает после долгой паузы. Он неплохо говорил по-бешельски, но пересыпал свою речь архаичными словами. – Кто вы? – спросил я. – Что вам нужно? – У меня информация для вас. – Вы уже звонили на нашу инфолинию? – Не могу. – Он звонил из-за границы. Отчетливо слышалась обратная связь, которую создавали устаревшие телефонные станции Бешеля. – В этом как бы все и дело. – Откуда у вас мой номер? – Борлу, заткнитесь. – Я снова пожалел о том, что у нас нет определителей номера. – Из «Гугла». Ваше имя в газетах. Вы руководите расследованием, связанным с этой девушкой. Обойти ваших помощников несложно. Вам нужна помощь или нет? В ту минуту я, если честно, посмотрел по сторонам, но рядом никого не было. – Откуда вы звоните? – Я раздвинул жалюзи, словно мог увидеть, как кто-то звонит мне с противоположной стороны улицы, но, конечно, никого не увидел. – Да бросьте, Борлу. Вы знаете, откуда я звоню. Все это время я делал пометки в блокноте. Этот акцент я знал. Он звонил из Уль-Комы. – Вы знаете, откуда я звоню, и поэтому, пожалуйста, не трудитесь спрашивать, кто я такой. – Вы не совершаете ничего противозаконного, говоря со мной. – Вы не знаете, что я собираюсь вам сказать. Вы не знаете, что я собираюсь вам сказать. Это… – Он умолк; я услышал, как он что-то бормочет, прикрывая трубку рукой. – Слушайте, Борлу, я не знаю вашей позиции по таким вопросам, но мне кажется, что это просто безумие, это оскорбление – то, что я говорю с вами из другой страны. – Я не политик. Слушайте, если вы предпочитаете… – Последнее предложение я начал на иллитанском, языке Уль-Комы. – Нет, все нормально, – прервал он меня на своем старомодном бешельском. – Язык-то все равно один, черт побери. – Я записал его слова. – А теперь заткнитесь. Хотите получить от меня информацию? – Конечно. – Я встал, попытался придумать способ отследить его звонок. Моя линия не была оснащена соответствующим оборудованием, и на определение номера с помощью «БешТела» уйдет несколько часов – даже если смогу сейчас связаться с представителями компании. – Женщина, которую вы… Она умерла. Верно. Да, умерла. Я знал ее. – Мне жаль… – ответил я после долгой паузы. – Я ее знал… Я давно с ней познакомился. Борлу, я хочу помочь вам, но не потому, что вы полицейский. Клянусь Святым светом, я не признаю вашу власть. Но если Мария… если ее убили, значит, людям, которые мне дороги, грозит опасность. В том числе человеку, который мне дороже всего, – я сам. А она заслуживает того, чтобы… Итак… Вот все, что мне известно. Ее имя Мария. Так она себя называла. Мы с ней познакомились здесь. Здесь – значит в Уль-Коме. Я рассказываю все, что знаю, но известно мне немного. Это не мое дело. Она чужестранка. Вместе нас свела политика. Она была серьезной. Преданной делу, понимаете? Но не тому, о котором я думал с самого начала. Она многое знала и не теряла времени даром. – Слушайте… – начал я. – Это все, что я могу сказать. Она жила здесь. – Она была в Бешеле. – Да будет вам, – рассердился он. – Бросьте. Официально – нет. Она не могла там жить. Даже если и так, она все равно была здесь. Займитесь местными ячейками радикалов. Вы найдете тех, кто ее видел. Она всюду побывала. Обошла всех подпольщиков. Наверняка с обеих сторон. Она стремилась побывать везде, потому что хотела знать все. А она знала все. – Как вы узнали о том, что ее убили? Я услышал, как он выдохнул. – Борлу, если вы сейчас серьезно, значит, вы тупой и я зря трачу время. Я узнал ее по фотографии. Думаете, я стал бы вам помогать, если бы не считал, что это необходимо? Что это важно? Как, по-вашему, я об этом узнал? Я увидел ваш долбаный плакат. Он завершил звонок. Какое-то время я еще прижимал свою трубку к уху, словно он мог вернуться. Я увидел ваш плакат. Когда я посмотрел на свой блокнот, то увидел, что рядом с его словами я написал «черт/черт/черт». * * * В кабинете я задерживаться не стал. – Тиадор, у тебя все нормально? – спросил Гэдлем. – Вид у тебя… Наверняка так оно и было. Выйдя на улицу, я заказал в киоске крепкий кофе «ай-тюрко» – по-турецки. Это была ошибка: от него я стал еще более дерганым. Поэтому неудивительно, что по дороге домой я с трудом замечал границы, видел и не-видел только то, что должен. Меня стискивали люди не в моем городе, я медленно шел сквозь толпы, которых не было в Бешеле. Я сосредоточил внимание на камнях – на соборах и барах, на кирпичах, которые когда-то были частью школы – на том, что окружало меня с самого детства. Все остальное я игнорировал, или, по крайней мере, пытался. В тот вечер я позвонил Сариске, женщине-историку. Я бы не отказался от секса, но, кроме того, она была умна и иногда любила поговорить о делах, с которыми я работаю. Я дважды набрал ее номер, но оба раза сбрасывал звонок, прежде чем она успела бы ответить. Мне не хотелось втягивать ее в это дело. Нарушить условие о неразглашении информации по незавершенному расследованию, выдав сведения за гипотезу, – это одно. Сделать ее соучастницей – совсем другое. Мне не давали покоя те слова – черт/черт/черт. В конце концов я вернулся домой с двумя бутылками вина и стал медленно – закусывая оливками, сыром и колбасой – переливать в себя их содержимое. Я делал новые бесполезные записи в блокноте, рисовал какие-то магические символы, словно они помогут мне найти выход. Однако эта ситуация – эта головоломка – стала для меня предельно ясной. Возможно, я стал жертвой сложного, бессмысленного розыгрыша, но такая мысль казалась маловероятной. Меня больше привлекала версия о том, что звонивший сказал правду. Это означало, что я получил зацепку, важные сведения о Фулане-Марии. Мне сообщили, куда идти и кого искать, чтобы узнать больше. А в этом и заключалась моя работа. Но если я воспользуюсь полученной информацией и этот факт всплывет, то ни один суд не сможет вынести обвинительный приговор. И, что гораздо серьезнее, действуя на основе этой информации, я не просто нарушу законы Бешеля, а создам пролом. Мой информатор не должен был видеть плакаты. Они находились не в его стране. Он не должен был мне об этом рассказывать. Он сделал меня сообщником. В Бешеле эти сведения были словно аллерген – одна мысль о том, что они у меня в голове, причиняла мне боль. Я замешан в преступлении. Уже ничего не изменишь. (Возможно, потому, что я уже напился, мне не пришла в голову мысль о том, что у него не было необходимости рассказывать мне, как он узнал об этом, и что у него должны были быть причины это сделать.) * * * Я не сжег и не порвал заметки, сделанные по ходу того разговора, но у кого не возникло бы искушение так поступить? Конечно, я бы так не сделал, но… Поздно ночью я сидел за кухонным столом, разложив их перед собой, и время от времени писал поверх них «черт/черт». Я включил музыку: «Little Miss Train», дуэт Вэна Моррисона и Коирсы Яков («бешельской Умм Кульсум», как ее называли). Запись была сделана в ходе его турне 1987 года. Я выпил еще и положил рядом со своими заметками фотографии Марии-Фуланы, неизвестной иностранной проломщицы. Никто ее не знал. Возможно (господи помилуй!), по-настоящему она вообще не была в Бешеле – хотя Покост и был сплошной территорией. Ее могли туда притащить. И то, что подростки ее нашли, и все это расследование в целом тоже могло быть проломом. Мне не следует компрометировать себя, продвигая эту версию. Возможно, просто нужно отказаться расследовать дело, и пусть она гниет себе. На минуту я притворился, что могу так сделать. Это был эскапизм чистой воды. Нет, я сделаю свою работу, даже если при этом нарушу какие-то правила. Этого требовал экзистенциальный закон, гораздо более основополагающий, чем все те, за соблюдением которых я следил по долгу службы. В детстве мы часто играли в Пролом. Я не особо любил эту игру, но в свой черед все равно крался, осторожно переступая через нарисованные мелом линии, а мои друзья гнались за мной, корча жуткие гримасы и изогнув руки, словно у них лапы с когтями. А когда наступала моя очередь, я гонялся за ними. Еще мы любили выкапывать из земли палки и камни и заявлять о том, что нашли волшебный бешельский магнит, а также играть в гибрид салок и пряток под названием «Охота на отступника». Какой бы жуткой ни была теология, у нее найдутся приверженцы. В Бешеле есть секта, которая поклоняется Пролому. Люди возмущаются этому, но ее существование никого не удивляет, особенно если учесть, какие силы замешаны в данной истории. Секта не запрещена законом, хотя и мысли о природе ее религии заставляют всех нервничать. Ее часто показывают в телепередачах, посвященных разным сенсациям. В три часа ночи я был пьян, а спать мне совершенно не хотелось. Я смотрел на улицы Бешеля (и более того – на пересечение). Я слышал лай собак и вой тощих уличных волков. Стол был завален бумагами – аргументами «за» и «против» в споре, словно этот вопрос еще был открыт. На лице Фуланы-Марии и на незаконных записях «черт/черт/черт» виднелись круги от рюмки. Я часто страдал от бессонницы. Если Сариска или Бисайя посреди ночи сонно шли из спальни в туалет, то уже не удивлялись, увидев, как я читаю за кухонным столом и жую жвачку (чтобы снова не начать курить, я жевал ее так много, что у меня появлялись язвочки от сахара). И не удивлялись тому, что я смотрю на ночной город и (неизбежно не-видя, но ощущая его свет – на другой город). Сариска однажды посмеялась надо мной за это. – Посмотри на себя, – ласково сказала она. – Сидишь тут, как сова. Меланхолическая горгулья. Дурилка сахарная. То, что сейчас ночь, то, что где-то горит свет, не означает, что на тебя снизойдет озарение. Сейчас ее рядом не было, она не могла подшутить надо мной, а я нуждался в озарении, пусть даже ложном, и поэтому продолжал смотреть в окно. Над облаками летели самолеты. Шпили соборов освещал свет стеклянных небоскребов. Изогнутые, похожие на полумесяц дома по ту сторону границы. Я включил компьютер и решил поискать кое-что в Сети, но связь у меня была только по телефонной линии, медленная, так что я бросил это дело. – Подробности позже. – Кажется, я сказал это вслух. Я сделал еще кое-какие пометки. И в конце концов позвонил по рабочему номеру Корви. – Лизбет, у меня есть одна мысль. – Когда я вру, то инстинктивно начинаю тараторить. Поэтому я заставил себя говорить медленно, расслабленно. С другой стороны, Корви не была дурой. – Уже поздно. Я оставляю тебе это сообщение, потому что завтра, скорее всего, не приду. Поездки по улицам ничего нам не дали, так что очевидно, что все не так, как нам казалось – иначе кто-то бы ее узнал. Мы разослали фотографию во все участки, так что если она проститутка и работала на чужом участке, то, может быть, нам повезет. Но я тем временем хотел бы рассмотреть еще пару версий. Я думаю так: она в чужом районе, ситуация странная, никакой обратной связи мы не получаем. Я говорил со своим знакомым из отдела по борьбе с инакомыслящими, и, по его словам, те, за кем он следит – нацисты, красные, объединители, – действуют очень скрытно. В общем, я поразмыслил о том, какие люди стали бы скрывать свою личность, и, пока у нас есть время, мне бы хотелось немного с этим поработать. Я вот что подумал… так, погоди, я взгляну на свои записи… Начать можно с объединителей. Загляни в отдел, который занимается этими психами. Узнай адреса, отделения – мне мало что о них известно. Обратись к Шенвою. Скажи ему, что работаешь на меня. Обойди всех, кого сможешь, покажи фотографии, посмотри, не узнает ли ее кто-нибудь. Они, конечно, будут вести себя странно, им не понравится твое присутствие. Но постарайся чего-нибудь добиться. Повторяю: меня в офисе не будет. Звони на мобильник. Ладно, поговорим завтра. Все, пока. – Это было ужасно. – Кажется, это я тоже сказал вслух. Затем я позвонил Таскин Черуш из нашего административного отдела. Я запомнил ее номер три-четыре дела назад, когда она помогла мне преодолеть бюрократические барьеры. С тех пор я поддерживал с ней связь. Она была великолепным специалистом. – Таскин, это Тиадор Борлу. Пожалуйста, позвони мне на мобильник завтра или когда будет время и скажи, что нужно сделать, если я собираюсь представить дело в Надзорный комитет. Если я захочу скинуть дело на Пролом. Чисто гипотетическая ситуация. – Я поморщился и хохотнул. – Никому ни слова, ладно? Спасибо, Таск. Сообщи, что мне нужно делать, а если есть полезная инсайдерская инфа, то выдай и ее тоже. Спасибо. Сведения, которые передал мне мой никудышный агент, особых вопросов не вызывали. Отдельные фразы я записал и подчеркнул. тот же язык признавать власть – не обе стороны города То, что он мне позвонил, – это было логично. Как и то, что это преступление и то, что он видел, не остановило его, в отличие от остальных. Он поступил так, потому что боялся того, что означала для него смерть Марии-Фуланы. Он сообщил мне о том, что его сообщники в Бешеле, скорее всего, видели Марию и что она не уважала границы. Если какая-то группа смутьянов в Бешеле и могла совершить данный вид преступления и нарушить данное табу, то это мой агент и его товарищи. Они, очевидно, были объединителями. * * * В моей голове зазвучал насмешливый голос Сариски. Я снова повернулся к ночному городу, и на этот раз я увидел его соседа, хоть это и было противозаконно. А кто из нас не делал этого время от времени? Там были газовые комнаты, которые не следовало видеть – камеры, с которых свисали рекламные щиты, закрепленные на металлических каркасах. По крайней мере один прохожий – его выдавали одежда, цвета, походка – находился не в Бешеле, но я все равно за ним наблюдал. Потом я повернулся к железнодорожным путям, проходившим в нескольких метрах от моего окна. В конце концов, как я и предполагал, по ним проехал ночной поезд. Я заглянул в проносящиеся мимо освещенные окна вагонов, в глаза немногих пассажиров. Некоторые из них тоже увидели меня и удивились этому. Но они быстро унеслись по соединенным между собой крышам. Преступление длилось недолго и произошло не по их вине, так что они, вероятно, не очень мучились от угрызений совести. Мой взгляд они, скорее всего, не запомнили. Я всегда хотел жить там, где можно наблюдать за иностранными поездами. Глава 5 Иллитанский и бешельский языки, если вы не знаете, звучат совершенно по-разному. И у каждого, конечно, свой алфавит. У бешельского – свой: тридцать четыре буквы, все звуки записываются отчетливо, фонетически, слева направо – согласные, гласные и полугласные, украшенные диакритическими знаками. Часто говорят, что наш алфавит похож на кириллицу (хотя жителя Бешеля подобное сравнение, скорее всего, разозлит, вне зависимости от того, правда это или нет). Для записи иллитанского языка с недавних пор используют латинский алфавит. Почитайте заметки о путешествиях позапрошлого века и старше – в них постоянно упоминаются странная и прекрасная иллитанская каллиграфия справа налево и резкие гласные иллитанского языка. Рано или поздно все наталкиваются на цитату из дневника Стерна: «В Стране алфавитов Арабский привлек внимание дамы Санскрит (он, несмотря на запреты Мохаммеда, был пьян, иначе его бы оттолкнул ее возраст). Девять месяцев спустя на свет появился не признанный родителями ребенок. Этот малыш-дикарь – Иллитанский, гермафродит, но не лишенный красоты. В его облике есть что-то от обоих родителей, но голос у него такой же, как у тех, кто его вырастил, – птиц». Этот алфавит был утрачен в 1923 году, в одночасье. Данное событие стало кульминацией реформ Я Илсы: именно Ататюрк подражал ему, а не наоборот, как обычно утверждают. Тексты, написанные иллитанским алфавитом, теперь умеют читать только активисты и хранители архивов. В изначальной или в более поздней письменной форме иллитанский совсем не похож на бешельский. И звучит он по-другому. Но эти различия не столь велики, как может показаться. Несмотря на тщательное разграничение культур, два этих языка тесно связаны между собой в части грамматики и отношений между фонемами (хотя и не основными звуками) – ведь у них, в конце-то концов, общий предок. Когда говоришь об этом, то почти чувствуешь себя мятежником. И все-таки. Средневековье у Бешеля очень мрачное. Город был основан где-то от тысячи семисот до двух тысяч лет назад – здесь, в этом изгибе побережья. В самом сердце города еще сохранились развалины, относящиеся к тем временам, когда это был порт, спрятавшийся от пиратов на несколько километров вверх по течению реки. Эти развалины теперь окружены самим городом, а в некоторых случаях стали фундаментом для новых зданий. Есть и более древние развалины – например, остатки мозаик в Йозеф-парке. Мы считаем, что эти здания в романском стиле предшествовали Бешелю. Вероятно, мы построили Бешель на их костях. Пока мы строили Бешель, а может, и что-то другое, другие тем временем возводили на тех же костях Уль-Кому. Вероятно, тогда это было единое целое, которое позднее раскололось; возможно и то, что наш древний Бешель тогда еще не встретил своего соседа, с которым позднее сплелся в холодных объятиях. Даже если бы я изучал Раскол, то все равно бы этого не знал. * * * – Босс! – Мне позвонила Лизбет Корви. – Босс, вы жжете. Как вы узнали? Встретимся на Будапешт-штрас, 68. День уже перевалил за середину, а я еще не был одет. На кухонном столе выросли горы бумаг. Рядом с пакетом молока возвышалась вавилонская башня из книг о политике и истории. Нужно было отставить ноутбук подальше от этого бардака, но я поленился это сделать. Я смахнул какао со своих заметок. Мне улыбнулся негр с упаковки от французского горячего шоколада. – Ты о чем? Что там, по этому адресу? – Это в Бундалии, – ответила она. Бундалия была промышленным пригородом к северо-западу от Фуникулерного парка, у реки. – «Что там?» Это вы так шутите, да? Я сделала так, как вы сказали, – навела справки, выяснила, какие существуют группы, что они друг про друга думают, и все такое. Все утро я потратила на расспросы. Навела шороху. Не могу сказать, что форма вызывает большое уважение у этих ублюдков. У меня не было каких-то особых надежд, но я подумала: а что нам еще остается? В общем, я стала обходить всех подряд, пыталась вникнуть во взаимоотношения и все такое прочее, и вдруг человек в одной из… наверное, их можно назвать «ложами» – начал сливать мне инфу. Поначалу он не хотел это признать, но я все поняла. Босс, вы просто гений, черт побери. Будапешт-штрас, 68 – это штаб-квартира объединителей. В ее восхищенном голосе уже почти звучали ноты подозрения. Она бы взглянула на меня еще пристальнее, если бы увидела документы на моем столе – если бы заметила, как во время нашего разговора я раскрывал книги на ссылках, имеющих отношение к объединителям. На самом деле мне ни разу не встретился этот адрес на Будапешт-штрас. Сторонники объединения, как это часто бывает в мире политики, расходились во мнениях по многим вопросам. Некоторые группы были вне закона – братские организации как в Бешеле, так и в Уль-Коме. Запрещенные группы призывали использовать насилие, чтобы объединить города, как того требует бог, народ или история. Некоторые из них, хотя и неуклюже, преследовали националистов-интеллектуалов – бросали кирпичи в окна и обмазывали дерьмом двери. Радикалов обвиняли в том, что они занимаются пропагандой среди беженцев и недавних иммигрантов, которые еще плохо умели видеть, не-видеть и также быть в одном конкретном городе. Активисты хотели превратить такую неопределенность в оружие. Какие бы тайные планы и воззрения ни связывали экстремистов и умеренных, последние резко критиковали первых, стремясь сохранить свободу передвижения и собраний. Они спорили и по другим вопросам: о том, каким должен стать единый город, о его языке и названии. Даже легальные группы находились под постоянным надзором, и власти обоих городов периодически их проверяли. – Объединители – это швейцарский сыр, – сказал Шенвой, когда я позвонил ему утром. – Агентов и осведомителей там, наверное, больше, чем в рядах «Истинных граждан», нацистов и прочих психов. Насчет них я бы не беспокоился: они ни хрена не сделают, не получив разрешения от службы безопасности. Кроме того, объединители должны знать (хотя, возможно, они надеются никогда в этом не удостовериться), что за всеми их действиями следит Пролом. В нем окажусь и я, если навещу их. Поездка через весь город – это всегда проблема. Нужно было взять такси сразу после звонка Корви, но нет – два трамвая, пересадка на площади Вацлава. Трамваи, покачиваясь, везли меня мимо резных и заводных фигур бешельцев-бюргеров на фасадах домов, а я тем временем игнорировал, не-видел более блестящие дома по ту сторону, в иных краях. Вдоль всей Будапешт-штрас перед старыми зданиями пенились островки зимней буддлеи. В Бешеле она традиционное городское растение, но не в Уль-Коме, там ее обрезают, чтобы не мешала. И так как Будапешт-штрас находилась в бешельской части пересеченного района, то кусты, в то время года еще без цветов, буйно росли перед двумя-тремя зданиями, а затем вдруг заканчивались резкой вертикальной плоскостью на краю Бешеля. Здания в Бешеле были кирпичные, оштукатуренные; с каждого из них на меня смотрел лар – небольшая гротескная человекоподобная фигура, обросшая той же буддлеей. Несколько десятилетий назад эти дома еще не были в таком запущенном состоянии; из них доносилось больше шума, а улицы были заполнены молодыми клерками в темных костюмах и прибывшими сюда по делам бригадирами. За северными зданиями находились заводы, а за ними, в излучине реки, – доки. Раньше в доках кипела работа, а теперь они превратились в кладбища для железных скелетов. В то время район Уль-Комы, деливший с ними пространство, был тихим, но с тех пор стал более оживленным: экономика соседей двигалась в противофазе. Пока уровень речных грузоперевозок в Бешеле падал, деловая активность в Уль-Коме активизировалась, и теперь по старой каменной пересеченной мостовой ходило больше иностранцев, чем бешельцев. Некогда близкие к обрушению ветхие дома с зубчатыми башенками, украшенные в стиле «люмпен-барокко» (не то чтобы я их видел – нет, я тщательно старался их развидеть, но они все равно незаконно оставались в памяти, и кроме того, я помнил их по фотографиям) отремонтировали и превратили в галереи и офисы интернет-стартапов. Я посмотрел на местные здания. Они возвышались островками между чужих, иных кварталов. В Бешеле этот район был достаточно малолюдным, но вне его, по ту сторону границы, мне приходилось уклоняться от многочисленных молодых мужчин и женщин в элегантных деловых костюмах. Их голоса были приглушены, превращены в бессмысленный шум благодаря многолетней практике. Когда я добрался до покрытого гудроном здания, где меня ждала Корви с несчастного вида мужчиной, мы встали в почти пустынной части Бешеля, среди оживленной, но неслышной толпы. – Босс, это Полл Дродин. Дродин был высоким и худым мужчиной лет сорока с кольцами в ушах, в кожаной куртке с нашивками малоизвестных организаций, в том числе военных. Кроме куртки, на нем были невероятно модные, но грязные брюки. Он курил сигарету и печально разглядывал меня. Корви его не арестовала. Я кивнул ему, медленно повернулся на сто восемьдесят градусов и посмотрел на окружавшие нас здания. Фокусировался я, разумеется, только на бешельских. – Пролом? – спросил я. Дродин выглядел потрясенным, и, если честно, Корви тоже, хотя она пыталась это скрыть. Не дождавшись ответа от Дродина, я спросил: – Неужели вы думаете, что власти за нами не наблюдают? – Да нет, наблюдают, – с горечью сказал он. Я был уверен, что за ним они точно следили. – Конечно, конечно. Вы спрашиваете меня, где они? – Это, в общем, был бессмысленный вопрос, но он принадлежал к числу тех, которые ни один бешелец или улькомец не может выбросить из головы. – Видите здание у дороги? Бывшую спичечную фабрику? – На стене здания виднелись струпья краски, остатки рисунка почти столетней давности – улыбающаяся саламандра в кольце пламени. – Видите, там что-то движется? Приходит и уходит, словно ей здесь не место. – Значит, вы их видите? – спросил я. Дродин снова встревожился. – Думаете, именно там они проявляются? – Нет, нет, но методом исключения… – Дродин, заходите внутрь. Мы сейчас. – Корви кивнула ему, и он зашел в здание. – Какого хрена, босс? – Проблема? – Что это за бред насчет Пролома? – Слово «Пролом» она произнесла вполголоса. – Вы что делаете? – Я промолчал. – Я тут пытаюсь выяснить расклад сил, и главной в этой схеме должна быть я, босс, а не Пролом. Это дерьмо мне нахрен не нужно. Откуда вы взяли эту жуть? Я не ответил, и она, покачав головой, повела меня внутрь. «Фронт солидарности Бешкомы» не прикладывал больших усилий при создании своего декора. Здесь были две комнаты, максимум две с половиной, набитые шкафами и полками с папками и книгами. Из одного угла вынесли все вещи и вычистили – судя по всему, для создания фона. На стоящий в нем пустой стул смотрела веб-камера. – Трансляции, – сказал Дродин, заметив мой взгляд. – По Сети. – Он начал диктовать веб-адрес, но я покачал головой, и он умолк. – Остальные ушли, когда я приехала, – сказала мне Корви. Дродин сидел за своим столом в задней комнате. Там стояли еще два стула, и мы с Корви сели на них, хотя Дродин нам и не предлагал. Снова горы книг, грязный компьютер. На стене большая карта Бешеля и Уль-Комы. Чтобы избежать преследования по закону, объединители нанесли на нее все линии и цвета разделения – сплошная территория, иная и пересечения, – но намеренно тонко, едва различимыми оттенками серого. Какое-то время мы с Дродиным просто смотрели друг на друга. – Послушайте, – сказал Дродин. – Я знаю… Вы понимаете, что я не привык… Я вам не нравлюсь, это нормально, это понятно. – Мы молчали. Он поиграл с какими-то вещами, лежавшими на столе. – А я не стукач. – Господи, Дродин, – сказала Корви, – если вам нужно отпущение грехов, обратитесь к священнику. – Просто… Если это связано с тем, чем она занималась, то вы наверняка решите, что это имеет отношение к нам. И, возможно, это правда. Но я не дам властям повода выступить против нас. Понимаете? Понимаете? – Ладно, хватит. Перейдем к сути дела, – сказала Корви и огляделась. – Вы считаете себя очень умным, но давайте начистоту – сколько правонарушений я вижу прямо сейчас? Для начала – ваша карта… По-вашему, она нарисована очень аккуратно, но любой, даже не особенно патриотически настроенный прокурор интерпретирует ее так, что вы отправитесь за решетку. Что еще? Хотите, чтобы я просмотрела ваши книги? Сколько из них в списке запрещенной литературы? Может, мне заглянуть в ваши бумаги? Да тут повсюду крупными, сияющими неоновыми буквами написано: «Оскорбление суверенитета Бешеля второй степени». – Как в клубных кварталах Уль-Комы, – заметил я. – Улькомский неон. Вам бы это понравилось, Дродин? Предпочитаете его, а не местную разновидность? – Мы благодарны вам за помощь, господин Дродин, но давайте не будем заблуждаться насчет ваших мотивов. – Вы не понимаете, – буркнул он. – Я должен защитить своих людей. Это какая-то странная херня. Какая-то странная херня здесь творится. – Ладно, проехали, – сказала Корви и положила перед ним фотографию Фуланы. – Давайте, Дродин. Расскажите моему боссу то, что начали рассказывать мне. – Да, – сказал он. – Это она. Мы с Корви наклонились вперед. Идеальная синхронность. – Как ее зовут? – спросил я. – Она сказала, что ее зовут Бела Мар. – Дродин пожал плечами. – Да, я понимаю, но что тут скажешь? Это был очевидный псевдоним, элегантная игра слов. Бела – бешельское имя, которое может быть как мужским, так и женским. «Мар» может сойти за фамилию. Вместе их фонемы походили на фразу «бе лай мар» – буквально «только наживка». В лексиконе рыбаков эта фраза означала «ничего особенного». – Noms de unification, – сказал я. Понял ли меня Дродин, осталось неясным. – Расскажите нам про Белу. Бела, Фулана, Мария – она продолжала накапливать имена. – Она была здесь, я не знаю, года три назад? Поменьше? С тех пор я ее не видел. Она иностранка, это ясно. – Из Уль-Комы? – Нет. Она говорила на иллитанском, но не бегло. Она знала бешельский, иллитанский или… ну, корневой. Не слышал, чтобы она говорила на других языках. Она отказывалась сказать, откуда она. Судя по акценту – из Америки или Англии. Чем занималась, не знаю. Это не… В нашем деле много вопросов не задаешь, это грубо. – Так что, она приходила на собрания? Была организатором? – Корви повернулась ко мне и продолжила, не понижая голоса: – Босс, я не в курсе, чем занимаются эти козлы. Даже не знаю, о чем спрашивать. Дродин смотрел на нее. Когда мы прибыли, он помрачнел, и с тех пор выражение его лица не изменилось. – Как я и сказал, она появилась пару лет назад. Хотела воспользоваться нашей библиотекой. У нас есть брошюры и старые книги о… ну, о городах. Многие из них больше нигде не найдешь. – Нужно взглянуть, босс, – сказала Корви. – Выяснить, нет ли чего незаконного. – Твою мать, я же вам помогаю! Хотите взять меня с запрещенными книгами? Из первого класса ничего нет, а то, что у нас есть из второго, доступно в Сети. – Ладно, ладно, – сказал я и дал ему знак продолжать. – Ну вот, она пришла. Мы с ней много разговаривали. Здесь она недолго пробыла, может, пару недель. Не спрашивайте меня, чем она еще занималась, – я без понятия. Я знаю только одно: каждый день она приходила сюда и читала книги или говорила со мной о нашей истории, об истории городов. Мы с ней обсуждали новости, наши акции и все такое. Наши братья и сестры сидят в тюрьме за свои убеждения – и здесь, и в Уль-Коме. Знаете, «Эмнести интернэшнл» на нашей стороне. Мы общаемся с нашими агентами, обучаем людей, помогаем новым иммигрантам, проводим демонстрации. В Бешеле демонстрации за объединение проводили горстки активистов, и это были опасные мероприятия. Местные националисты, естественно, пытались их сорвать, они орали, обвиняли объединителей в предательстве, но и местные жители – в основном аполитичные – не испытывали к ним особых симпатий. В Уль-Коме все было почти так же плохо, как и здесь, но там им, скорее всего, вообще не разрешили бы собираться. Это, вероятно, приводило в ярость улькомских объединителей, но наверняка спасало их от избиений. – Как она выглядела? Она хорошо одевалась? Какой она была? – Да, хорошо. Модно, почти шикарно, понимаете? Выделялась среди остальных. – Он даже рассмеялся собственным словам. – И она была умна. Поначалу очень мне нравилась. Я был просто в восторге. Поначалу. Он делал паузы, чтобы мы подстегивали его, чтобы он ничего не сообщал нам по своей воле. – Но? – спросил я. – Что произошло? – У нас с ней вышел конфликт – на самом деле только потому, что она наезжала на других товарищей. Я приходил в библиотеку, в комнату внизу или еще куда и видел, что кто-то из них на нее орет. Она никогда не кричала, но все равно выводила их из себя, и в конце концов я попросил ее уйти. Она была… опасной. – Еще одна пауза. Мы с Корви переглянулись. – Нет, я не преувеличиваю, – сказал он. – Вы ведь здесь из-за нее, да? Я же сказал, она опасна. Он взял со стола фотографию и изучил ее. На его лице отразились жалость, гнев, отвращение, страх. Страх – точно. Он встал и обошел вокруг стола – нелепое действие, ведь комната была слишком мала, чтобы по ней расхаживать, – но он попытался. – Понимаете, проблема заключалась в том… – Он отвернулся от нас и выглянул в окошко. За ним виднелись очертания города – то ли Бешеля, то ли Уль-Комы, то ли их обоих вместе. – Она спрашивала про самый безумный бред – бабушкины сказки, слухи, городские легенды и прочую ерунду. Я не принимал это в расчет, этим дерьмом многие интересуются, а она, несомненно, была умнее тех психов, которые на этом помешаны. Я решил, что она просто выясняет, что к чему, осваивается. – Вам не было любопытно? – Было, конечно. Девушка-иностранка – умная, таинственная? Увлеченная? – Он посмеялся над тем, как сказал это. – Конечно. Меня интересуют все, кто сюда приходит. Кто-то ни хрена не рассказывает, с кем-то можно поговорить. Но я не возглавлял бы это отделение, если бы выжимал из людей инфу. Тут есть женщина, гораздо старше меня… я периодически встречаю ее здесь уже пятнадцать лет. Не знаю ни ее настоящего имени, ни чего-то еще. Ладно, это плохой пример, ведь она почти наверняка одна из вас, ваш агент, ну вы понимаете. Я не задаю вопросов. – А чем именно она увлекалась, эта Бела Мар? И почему вы ее выгнали? – Послушайте, тут дело такое. Если это твоя тема… – Корви напряглась, словно хочет его перебить, подстегнуть его, и я прикоснулся к ней – нет, подожди, – чтобы он мог все обдумать. Он смотрел не на нас, но на провокационную карту городов. – Если это твоя тема, то ты знаешь, что ходишь по краю… Ты знаешь – один неверный шаг, и у тебя будут реальные проблемы. Например, вы зайдете в гости. Один звонок не тому человеку, и у наших братьев начнется жопа – или в Уль-Коме, или с местными копами. Или… или что похуже. – Он перевел взгляд на нас. – Ей нельзя было здесь оставаться, она навела бы на нас Пролом. Или еще что-нибудь. Она увлекалась… Нет, она не увлекалась, она была без ума. От Орсини. Он внимательно посмотрел на меня, поэтому я просто прищурился. Но да, это меня удивило. Корви не шевельнулась. Было ясно: она не знает, что такое Орсини. Разговор на эту тему прямо сейчас мог бы ослабить ее позиции, но я промедлил, и он уже начал объяснять. Это была сказка. Так он сказал. – Орсини – третий город. Он находится между двумя другими, в диссенсах, спорных местах – в тех местах, которые Бешель считает улькомскими, а Уль-Кома – бешельскими. Когда старое поселение раскололось, оно разделилось не на две части, а на три. Орсини – тайный город. Он всем управляет. Если этот раскол вообще произошел. Это темный, неизвестный период истории – в течение столетия хроники того времени были уничтожены или исчезли по обе стороны границы. Из этого исторически краткого и довольно трудного для понимания момента возник хаос нашей материальной истории и анархия в хронологии, появились не сочетающиеся друг с другом останки, которые восхищали и приводили в ужас исследователей. Мы знаем только одно – сначала были кочевники в степях, затем века – «черные ящики» зарождения города, затем определенные события (многие фильмы, романы и игры основаны на версиях, связанных с этим двойным рождением, и все это, мягко скажем, немного нервирует цензоров), – а затем история снова включается, и у нас уже есть Бешель и Уль-Кома. Был ли это раскол – или слияние? Как будто этой тайны было мало, как будто двух пересекающихся стран оказалось недостаточно, барды выдумали третий город – Орсини. На верхних этажах неприметных многоэтажных домов в романском стиле, в первых глинобитных зданиях, занимая объединенные и разобщенные пространства, доставшиеся ему при расколе или коагуляции племен, между двумя более дерзкими городами спрятался третий город – Орсини. Орсини – сообщество воображаемых правителей, возможно, ссыльных. В большинстве историй они строят и претворяют в жизнь свои коварные планы, правят незаметно, но твердо. Орсини – то место, где живут иллюминаты. Несколько десятков лет назад ничего бы объяснять не пришлось – истории про Орсини, так же как и «Король Шавил и морское чудище, которое приплыло в порт», читали все дети. Теперь большей популярностью пользовались «Гарри Поттер» и «Могучие рейнджеры», и все меньше детей знали старые сказки. Это нормально. – Так что вы хотите сказать? – прервал его я. – Что Бела собирала фольклор? Что она увлекалась старыми историями? – Дродин пожал плечами. Смотреть на меня он отказывался. Я снова попытался прояснить, что он имеет в виду, но он только пожимал плечами. – Зачем она говорила с вами об этом? – спросил я. – Зачем она вообще пришла сюда? – Не знаю. У нас есть материалы о нем. Они появляются, понимаете? Истории про него – ну, про Орсини – есть и в Уль-Коме. Мы храним не только документы о – ну, вы понимаете, только – только – о том, чем мы увлекаемся. Понимаете? Мы знаем нашу историю, мы храним самые разные… – Он умолк. – Я понял, что ее интересуем не мы, понимаете? Как любые диссиденты, они были помешаны на архивах. Можно соглашаться, не соглашаться с их версией истории, игнорировать ее или быть от нее без ума, но нельзя сказать, что они не подкрепляли ее исследованиями и комментариями. В их библиотеке, наверное, хранились полные собрания всего, что хотя бы намекало на размывание городских границ. Она пришла – и это было видно – в поисках информации не о каком-то единстве городов, а об Орсини. Как они, наверное, разозлились, когда поняли, что исследование этих странных тем – не какая-то причуда, а ее главная задача. Когда они поняли, что ей плевать на их проект. – Значит, она зря тратила ваше время? – Нет, я же говорю – она была опасна. Серьезно. Она навлекла бы на нас беду. Да и все равно она говорила, что здесь не задержится. – Он неопределенно пожал плечами. – Почему она была опасна? – Я наклонился вперед. – Дродин, она проламывалась? – О господи. Нет, не думаю. Но я все равно ни хрена не знаю. – Он взмахнул руками. – Блин, да вы хоть знаете, как за нами наблюдают? – Он махнул рукой в направлении улицы. – В районе почти постоянно патрулируют ваши люди. Улькомские копы не могут за нами следить, ясное дело, но они держат под надзором наших братьев и сестер. И что самое главное, за нами наблюдает… ну, вы понимаете. Пролом. Все мы на мгновение умолкли. Почувствовали, что за нами наблюдают. – Вы его видели? – Нет, конечно. Я что, похож на человека, который его видит? Но мы знаем, что он есть. Он наблюдает. Любой повод… и нас нет. Вы… – Он покачал головой, а когда снова посмотрел на меня, то в его взгляде читался гнев и, вероятно, ненависть. – Вы знаете, сколько моих друзей он забрал? Друзей, которых я больше не видел? Мы действуем более осторожно, чем кто бы то ни было. Это правда. Вот она, ирония политики: те, кто более всего стремился пробить границу между Бешелем и Уль-Комой, должны были тщательнее всего ее соблюдать. Если бы я или кто-то из моих друзей на мгновение не стал бы стремиться что-то развидеть (а всем нам время от времени не удавалось не-увидеть), то нам ничего не грозило – если мы не увлекались этим и не действовали напоказ. Если бы я на пару секунд задержал взгляд на привлекательной улькомке, если бы я молча наслаждался очертаниями обоих городов одновременно, если бы злился на шум от проходящего по Уль-Коме поезда, то меня бы не забрали. Но здесь, в этом здании, не только мои коллеги, но и силы Пролома всегда действовали по-ветхозаветному яростно и сурово, насколько позволяли им власть и право. Эта жуткая сила могла проявиться, а объединитель исчезнуть, даже за соматическое нарушение, даже за то, что он испуганно содрогнулся, услышав внезапно взревевший улькомский автомобиль. Если Бела-Фулана проламывалась, то навлекла бы на всех вот это. Поэтому, скорее всего, Дродин опасался чего-то другого. – Просто в ней что-то было. – Дродин посмотрел из окна на два города. – Может, она… рано или поздно навела бы на нас Пролом. Или еще что. – Погодите, – сказала Корви. – Вы же сказали, что она собиралась вас покинуть… – Она сказала, что уходит на другую сторону. В Уль-Кому. Официально. – Я оторвался от своих пометок и переглянулся с Корви. – Больше я ее не видел. Кто-то слышал, что она ушла и что сюда ее больше не пускают. – Он пожал плечами. – Не знаю, правда ли это, и если так, то я не знаю – почему. Это был просто вопрос времени… Она копалась в опасной дряни, и у меня было дурное предчувствие. – Но это не все, да? Что еще? – спросил я. Он посмотрел на меня. – Не знаю. От нее исходила опасность, она пугала… в общем, просто в ней что-то было. Когда она твердила о том, что ее увлекает, у тебя мурашки бежали по коже. Ты начинал нервничать. – Он снова посмотрел в окно и покачал головой. – Мне жаль, что она умерла. Мне жаль, что ее убили. Но я не очень этому удивлен. * * * Этот аромат тайн и недомолвок – каким бы циничным и незаинтересованным ты себя ни считал, – он лип к тебе. Когда мы вышли, Корви стала разглядывать фасады старых обветшавших складов. Возможно, она чуть дольше, чем следовало, посмотрела в сторону магазина, который – как она наверняка понимала – был в Уль-Коме. Она чувствовала, что за ней наблюдают. Мы оба это чувствовали – неспроста – и поэтому нервничали. Мы сели в машину, и я повез Корви обедать в бешельский маленький Улькоматаун. Да, это была провокация, но нацеленная не на Корви, а на вселенную, что ли. Улькоматаун находился к югу от парка. Увидев его особые цвета, шрифты на вывесках, облик фасадов, гости Бешеля считали, что смотрят на Уль-Кому и поэтому поспешно и нарочито отводили взгляд (настолько, насколько иностранцы вообще могут развидеть). Но более внимательный и опытный наблюдатель замечал китчевый, пародийный дизайн зданий. Детали отделки зданий здесь выкрашены в «бешельский синий», один из запрещенных цветов в Уль-Коме. Все эти дома находятся здесь. Несколько улиц с гибридными именами – иллитанские существительные с бешельским суффиксом – Юл-Сайн-штрас, Лилиги-штрас и так далее – были центром культурного мира для небольшого сообщества улькомских экспатов, живущих в Бешеле. Они перебрались сюда по разным причинам – из-за преследований по политическим мотивам, ради заработка (и как же, наверное, эти патриархи, которые прошли через значительные трудности при эмиграции, сейчас жалеют о своем решении), из-за собственных причин или из-за любви. Большинство из тех, кому еще нет сорока – уже второе или третье поколение иммигрантов; дома они говорят на иллитанском, а в городе – на правильном бешельском. Возможно, в их одежде можно заметить влияние улькомской культуры. Местные хулиганы и другие подонки иногда избивают их на улице и бросают камни в окна их домов. Сюда приходят бывшие жители Уль-Комы, чтобы купить выпечку, жаренный в сахаре горох, благовония. Ароматы бешельского Улькоматауна – это хаос. Ты инстинктивно пытаешься забыть их запах, думаешь о том, что он переплыл через границу – так же неуважительно, как и дождь. («Дождь и дым живут в обоих городах», – гласит пословица. В Уль-Коме есть такая же, только в ней одно из подлежащих – «туман». Иногда можно услышать варианты с другими атмосферными явлениям, или даже с мусором и отбросами – а смельчаки даже говорят про голубей и волков.) Но запахи данного района находятся в Бешеле. Очень редко какой-нибудь молодой улькомец, плохо знающий ту часть своего города, которая пересекается с Улькоматауном, по ошибке забредает сюда и спрашивает дорогу у кого-нибудь из местных, приняв его за соотечественника. Эта ошибка быстро обнаруживается – ничто не тревожит человека так, как намеренная попытка демонстративно его развидеть. Пролом в таких случаях обычно проявляет милосердие. – Босс, – сказала Корви. Мы сидели в кафе на углу «Кон уль Кай», в котором я часто бывал. Я – вероятно, как и многие из бешельцев-завсегдатаев – бурно приветствовал хозяина, назвав его по имени. Возможно, он меня презирал. – На хрена мы сюда пришли? – Да ладно тебе, – ответил я. – Улькомская еда. Ты же о ней мечтаешь. – Я предложил ей чечевицу в соусе с корицей, густой сладкий чай. Она отказалась. – Мы здесь, – сказал я, – потому что я пытаюсь пропитаться атмосферой. Проникнуться духом Уль-Комы. Корви, черт побери, ты же умная. Все, что я говорю, тебе уже известно. Давай, помогай мне. – Я стал загибать пальцы. – Она была здесь, эта девушка – эта Фулана, Бела. – Я едва не сказал «Мария». – Когда она была здесь? Три года назад. Она тусуется с местными политическими активистами сомнительной репутации, но ищет что-то другое – то, что даже они считают не стоящим внимания. Они не могут ей помочь. Она уезжает. – Я сделал паузу. – Она собиралась в Уль-Кому. Я выругался, Корви тоже. – Она что-то изучала, – сказал я. – Итак, она уходит на другую сторону. – Мы так думаем. – Мы так думаем. А затем, внезапно, снова оказывается здесь. – Мертвая. – Мертвая. – Твою мать. – Корви наклонилась вперед и принялась задумчиво поедать одно из моих пирожных, потом замерла с набитым ртом. Какое-то время мы молчали. – Это же… Блин, это же пролом, да? – в конце концов сказала Корви. – Да, это выглядит как пролом. – Перебраться туда – может, еще и нет, но вернуться – точно пролом. И здесь ее пришили. Или же выбросили здесь уже пост-мортем. – Или еще что-нибудь. Или еще что-нибудь, – сказал я. – Если только она не перешла легально, или все это время была здесь. Тот факт, что Дродин ее не видел… Я вспомнил телефонный звонок и скептически сморщился. – Возможно. Правда, он говорил довольно уверенно. Не важно. – Ну… – Ладно. Допустим, это пролом. Это нормально. – Черта с два. – Нет, послушай, – сказал я. – Если так, значит, это не наша проблема. Или, по крайней мере… если мы сможем убедить Надзорный комитет. Возможно, я займусь этим. Она сердито посмотрела на меня. – Ни хрена они вам не дадут. Говорят, они получили… – Нам придется предъявить доказательства. Пока что они косвенные – но, возможно, их будет достаточно для передачи дела. – Насколько я понимаю – нет. – Корви бросила взгляд в сторону. – Босс, вам точно это нужно? – О да, черт побери. О да. Слушай, я все понимаю. Ты молодец, что хочешь оставить дело себе, но послушай меня: если есть вероятность, что мы правы… расследовать пролом мы не сможем. Кто-то должен позаботиться об этой Беле-Фулане – убитой иностранке. – Я сделал паузу, чтобы Корви посмотрела на меня. – Корви, мы – не лучшие. Она заслуживает большего. Никто не позаботится о ней так, как Пролом. Господи, да кому вообще удается заполучить на свою сторону Пролом? Заручиться его помощью в выслеживании убийцы? – Немногим. – Вот именно. Так что мы должны постараться передать это дело. Комитет знает, что все пытаются скинуть свои дела, поэтому и заставляет лезть из кожи вон. – Корви с сомнением посмотрела на меня, но я продолжил: – Доказательств у нас нет, и подробностей мы не знаем, так что давай пару дней потратим на то, чтобы украсить наш торт вишенкой. Ну или доказать, что мы ошибаемся. Взгляни на то, что мы знаем о ней сейчас. Черт побери, наконец-то у нас появилось достаточно инфы. Она исчезла из Бешеля два-три года назад, а теперь снова появилась – мертвая. Может, Дродин прав и она действительно была в Уль-Коме. Законным образом. Садись на телефон, устанавливай контакты и здесь, и там. Ты знаешь, что у нас есть: иностранка, исследователь, и так далее. Выясни, кто она. Если кто станет от тебя отмахиваться, намекни, что это дело связано с Проломом. Вернувшись в офис, я пошел к Таскин. – Борлу, вам передали, что я звонила? – Госпожа Черуш, поводы, которыми вы пытаетесь оправдать попытки встретиться со мной, становятся все более вымученными. – Я получила ваше сообщение и начала по нему работать. Нет, Борлу, пока не планируйте бежать со мной и тайно венчаться – вы наверняка разочаруетесь. Сразу поговорить с комитетом вы не сможете, придется подождать. – Как все это будет происходить? – Когда вы этим занимались в последний раз? Несколько лет назад? Слушайте, наверняка вы полагаете, что это для вас слэм-данк – нет, не надо на меня так смотреть. Вы каким спортом увлекаетесь – боксом? Я знаю, вам кажется, что они должны отправить прошение… – тут ее голос стал серьезным, – ну, немедленно. Но они этого не сделают. Вам придется ждать своей очереди – возможно, несколько дней. – Мне казалось, что… – Раньше – да. Когда-то они бы сразу бросили все дела. Но сейчас не самый подходящий момент, и дело даже скорее в нас, чем в них. Все представители не в восторге от этого, но, если честно, сейчас ваша проблема – не Уль-Кома. С тех пор как люди Седра вошли в коалицию и стали вопить о слабости страны, правительство не хочет лить воду на их мельницу, слишком часто прибегая к прошениям. Так что торопиться они не будут. Кроме того, они еще разбираются с запросами относительно лагерей беженцев, а уж из этой темы они выдоят все, что можно. – Господи, да вы шутите. Они все еще бесятся из-за этих бедняг? Наверняка какие-то иммигранты пробрались в один из городов – и, поскольку у них не было соответствующей подготовки, проломились. Наши границы были на замке. Если отчаявшиеся новички оказывались в пересеченных участках, то неписаное правило гласило, что они должны остаться в том городе, где их обнаружил пограничный контроль, – и поэтому сначала оказывались в лагерях на побережье. Те, кто пытался добраться до Уль-Комы и при этом попадал в Бешель, были в полном отчаянии. – Не важно, – сказала Таски. – Дело не только в них. Есть еще связи с инвесторами. Теперь они не станут переносить деловые встречи, как раньше. – Прогибаются под янки ради пары долларов? – Да бросьте. Если они добьются того, чтобы сюда потекли доллары, я не против. Но ради вас они спешить не будут, и не важно, кто там умер. А что, кто-то умер? * * * Корви не понадобилось много времени на поиски. Вечером следующего дня она вошла в мой кабинет с папкой в руках. – Мне только что прислали это по факсу из Уль-Комы, – сказала она. – Я шла по следу. Это даже не так сложно, если знаешь, с чего начать. Мы оказались правы. И вот она, наша жертва преступления. Вот ее досье, ее фотография, наша посмертная маска – и внезапно, да так, что перехватывало дыхание, – ее прижизненные фотографии, черно-белые и смазанные при передаче по факсу, но тем не менее. На них наша мертвая женщина улыбалась и курила сигарету – ее застигли на середине фразы, с открытым ртом. Наши нацарапанные пометки, предположения, а теперь и другие записи – сделанные красной ручкой, уже без вопросительных знаков – факты о ней. Под выдуманными именами – ее настоящее имя. Глава 6 – Махалия Джири. За столом (антикварным, если это кого-то интересует) собрались сорок два человека и я. Сорок два сидели напротив лежащих перед ними папок. Я стоял. В углах комнаты два секретаря вели стенограмму заседания. На столе стояли микрофоны, а рядом с ним сидели переводчики. – Махалия Джири. Двадцать четыре года. Американка. Всю эту работу, дамы и господа, проделала мой констебль, констебль Корви, эту информацию собрала она. Все сведения, которые содержатся в полученных вами документах. Не все они их читали. Некоторые даже не раскрыли свои папки, лежавшие на столе. – Американка? – спросил кто-то. Всех двадцать одного представителя Беша я не знал. Часть знал, но не всех. Женщина средних лет с полосатыми, как шкура скунса, волосами, похожая на ученого-киноведа, – Шура Катриния, министр без портфеля. Ее уважали, но ее карьера уже клонилась к закату. Михель Бурич, социал-демократ из официальной оппозиции, – молодой, способный, достаточно амбициозный, чтобы работать в нескольких комитетах (по безопасности, по торговым делам, по искусству). Мэр Йордж Седр, лидер правого Национального блока, с которым премьер-министр Гаярдич образовал коалицию (что вызвало скандал) – несмотря на то что у Седра была репутация не просто задиры, а задиры не очень-то компетентного. Явид Нисему, заместитель Гаярдича по культуре и председатель комитета. Другие лица были мне знакомы, и, если приложить, усилия, я мог бы вспомнить их имена. Их коллег из Уль-Комы я не знал. Я не очень пристально следил за внешней политикой. Большинство улькомцев листали подготовленные мною документы. На троих были наушники, но остальные знали бешельский достаточно хорошо, чтобы меня понять. Я чувствовал себя странно оттого, что мне не нужно не-видеть этих людей в официальной улькомской одежде – мужчин в рубашках без воротников и темных пиджаках без лацканов, немногочисленных женщин в платках, окрашенных в запрещенные в Бешеле цвета. Но, с другой стороны, сейчас я находился не в Бешеле. Надзорный комитет заседает в огромном барочном, частично отремонтированном колизее, расположенном в центре Старого города Бешеля и Старого города Уль-Комы. Это одно из немногих мест, которые называются одинаково в обоих городах – «Копула-Холл». Все потому, что он – не пересеченное здание, не одно из тех, где сплошная земля сменяется иной, один этаж или зал в Бешеле, следующий – в Уль-Коме. Нет, внешне оно находится в обоих городах, а внутренне по большей части или в обоих, или ни в одном из них. Все мы – по двадцати одному законодателю из каждого государства, их помощники и я – встретились на стыке, в промежутке, на своего рода границе, построенной над другой границей. Я чувствовал здесь еще чье-то присутствие – присутствие тех, из-за которых мы здесь собрались. Возможно, нескольким из нас сейчас казалось, будто за нами наблюдают. Пока они листали бумаги, я еще раз поблагодарил их за приглашение. Немного лести в политике не помешает. Заседания Надзорного комитета проходили регулярно, но мне пришлось ждать несколько дней. Несмотря на предупреждение Таскин, я попытался собрать чрезвычайное совещание, чтобы как можно быстрее передать ответственность за Махалию Джири. (Кто же хочет, чтобы ее убийца гулял на свободе? Это же идеальная возможность все исправить.) Но такое совещание, похоже, можно было организовать только по случаю эпохального кризиса, гражданской войны или катастрофы. А может, созвать собрание в неполном составе? Нехватка нескольких людей, разумеется, не… Но нет – мне быстро сообщили, что это абсолютно неприемлемо. Таскин оказалась права. Я с каждым днем терял терпение, и тогда она вывела меня на своего лучшего агента – доверенного секретаря одного из министров, входивших в комитет. Тот объяснил, что Бешельская торговая палата в данный момент проводит одну из многочисленных торговых ярмарок с участием иностранных компаний и поэтому можно не рассчитывать на присутствие Бурича, который с успехом организует подобные мероприятия, Нисему и даже Седра. Что Катриния встречается с дипломатами. Что Хуриан, директор улькомской биржи, назначил встречу с министром здравоохранения Уль-Комы, которую нельзя перенести, и так далее. Поэтому чрезвычайного заседания не будет. Расследование убийства молодой женщины откладывается еще на несколько дней, вплоть до заседания, на котором, в промежутке между рассмотрением вопросов о диссенсе, об управлении общими ресурсами – крупными линиями энергопередач и системами канализации, а также самых запутанных случаев пересечений в зданиях, – мне дадут двадцать минут для доклада. Возможно, кто-то и знал, как работает Надзорный комитет, но меня его махинации никогда не интересовали. Давным-давно я уже два раза представлял перед ним свои дела. Тогда, конечно, состав комитета был другим. В обоих случаях представители Бешеля и Уль-Комы едва не приходили в ярость при виде друг друга: в то время отношения между нами были хуже, чем теперь. Даже когда жители обоих городов выполняли небоевые задачи, служа противоборствующим сторонам вооруженных конфликтов – например, Второй мировой (не самый славный эпизод в летописи Уль-Комы), Надзорный комитет все равно заседал. Однако, насколько я помнил школьные уроки истории, комитет не собирался во время двух коротких и имевших катастрофические последствия войн между двумя городами. Как бы то ни было, теперь наши государства, хотя и довольно сдержанно, пытались восстанавливать какое-то подобие дружественных отношений. Из всех моих дел, требовавших вмешательства Пролома, это оказалось самым срочным. Первое дело, как и большинство рассматриваемых, было связано с действиями контрабандистов: одна банда из западной части Бешеля начала продавать наркотики, выделенные из улькомских лекарств. Контрабандисты подбирали коробки рядом с пригородами, там, где заканчивается ведущая с запада на восток железнодорожная ветка – одна из двух, которые делят Уль-Кому на четыре сектора. Их контакт в Уль-Коме сбрасывал коробки с поездов. На севере Бешеля есть небольшой участок, где сами железнодорожные пути пересечены и служат путями также и в Уль-Коме. Длинные участки путей, идущих на север из обоих городов-государств, тоже общие – они связывают нас с северными соседями, ведут через горное ущелье к нашим границам, где становятся единой линией не только в экзистенциальной легальности, но и простым фактом, куском металла. Вплоть до национальных границ эти рельсы представляют собой две отдельные железные дороги, у каждой из которых своя юрисдикция. В некоторых случаях коробки с медикаментами были выброшены в Уль-Коме и остались лежать там, у заброшенных путей, среди кустов. Но в Бешеле их подбирали, и это был пролом. Мы ни разу не видели, как преступники брали коробки с лекарствами, но когда мы представили наши доказательства, комитет согласился с нами и обратился с прошением к Пролому. После этого торговля наркотиками прекратилась: поставщики исчезли с улиц. Во втором случае человек убил свою жену, а когда мы вышли на его след, он в тупом ужасе совершил пролом – зашел в бешельский магазин, переоделся и вышел в Уль-Коме. Из-за этого перехода ни мы, ни наши улькомские коллеги не могли его тронуть, хотя нам с ними было известно, что он прячется в одном из жилых домов в Уль-Коме. Пролом забрал его, и он тоже исчез. Я впервые за долгое время снова предстал перед комитетом. Я предъявил доказательства. Я обратился – вежливо – и к членам комитета из Уль-Комы, и к бешельцам, и к невидимой силе, которая, несомненно, наблюдала за нами. – Она жительница Уль-Комы, не Бешеля. Мы нашли ее, как только это узнали. То есть Корви ее нашла. Она была там более двух лет. Она аспирантка. – Что она изучала? – спросил Бурич. – Археологию. Древнюю историю. Она работала на раскопках. Все это указано в представленных вам документах. – Члены комитета зашуршали бумагами. – Именно так она и попала сюда, несмотря на блокаду. В законах были лазейки и исключения, связанные с образованием и культурными связями. В Уль-Коме постоянно идут раскопки, исследовательские проекты; ее почва гораздо более богата на невероятные артефакты, созданные еще до Раскола. Авторы книг и докладчики на конференциях спорят о том, является ли это превосходство совпадением или доказательством какого-то особого качества Уль-Комы (улькомские националисты, разумеется, настаивают на втором варианте). Махалия Джири участвовала в раскопках в Бол-Йе-ане в западной части Уль-Комы: это место так же важно, как Теночтитлан и Саттон-Ху, и работы там ведутся уже почти сто лет, с момента его обнаружения. Моим соотечественникам-историкам было бы приятно, если бы в этом месте оказалось пересечение, но, хотя парк рядом с раскопками действительно был пересеченным, и пересечение подходило довольно близко к участку тщательно вспаханной земли, полной сокровищ, и тонкая полоска бешельской тверди даже разделяла части Уль-Комы в пределах этого района, в самом месте раскопок пересечений не было. Кое-кто в Бешеле утверждает, что перекос – это хорошо, что будь у нас хотя бы половина такой богатой историческими обломками жилы, как в Уль-Коме – столько же артефактов (которые, по слухам, вели себя очень странно и обладали неправдоподобными эффектами) – частей заводных механизмов, фрагментов мозаики, древних топоров и таинственных обрывков пергамента, – то мы бы просто все это продали. Уль-Кома, по крайней мере, со своим приторным ханжеством по отношению к истории (очевидная компенсация за недавние стремительные перемены, за грубую энергию недавнего развития), со своими государственными архивистами и ограничениями на экспорт, хотя бы отчасти защищала свое прошлое. – В Бол-Йе-ане работают археологи из канадского Университета Принца Уэльского, именно там училась Джири. Ее научный руководитель Изабель Нэнси в течение многих лет неоднократно приезжала в Уль-Кому и, как и многие из них, жила там. Время от времени они устраивают конференции, иногда даже в Бешеле. – (Да уж, утешительный приз за землю, лишенную исторических артефактов.) – Последняя крупная была недавно, когда нашли тот тайник с артефактами. Наверняка вы ее помните. О той конференции писали даже зарубежные газеты. Найденной коллекции быстро присвоили какое-то название, но я его забыл. В ней была астролябия и какая-то очень сложная, безумно специфичная штука с шестеренками, столь же вневременная, как и Антикитерский механизм[4 - Антикитерский механизм – бронзовый механизм, датируемый сотым годом до н. э. Найден возле острова Антикитерос. Использовался для расчета движения небесных тел. (Здесь и далее – прим. ред.)]. Многие пытались разгадать ее предназначение, но тщетно. – Так что за история с этой девушкой? – спросил один из улькомцев, толстый мужчина лет пятидесяти в рубашке таких цветов, из-за которых, вполне возможно, в Бешеле она была бы объявлена вне закона. – Несколько месяцев она провела в Уль-Коме, занималась исследованиями, – ответил я. – Но до того, года три назад, она приехала в Бешель на конференцию. Возможно, вы помните – там была большая выставка артефактов и прочего добра, одолженного у Уль-Комы, неделю-две шли заседания и все такое. На конферецию люди приезжали отовсюду – ученые из Европы, Северной Америки, из Уль-Комы и прочих мест. – Помним, разумеется, – сказал Нисему. – Там были стенды у государственных комитетов и неправительственных организаций; выставку посетили члены правительства и министры оппозиции. Весь проект открыл премьер-министр, а выставку в музее – Нисему, и каждый серьезный политик должен был там присутствовать. – Ну вот, и она ее посетила. Возможно, вы даже ее заметили – она, похоже, устроила там небольшой скандальчик – произнесла какую-то ужасную речь про Орсини. Ее обвинили в Неуважении и едва не выставили оттуда. Мне показалось, что кое-кто – Бурич и Катриния точно, Нисему – возможно – что-то вспомнил. И по крайней мере один человек из представителей Уль-Комы – тоже. – В общем, после этого она, судя по всему, успокоилась. Получила диплом, поступила в аспирантуру, приехала в Уль-Кому – на этот раз для того, чтобы участвовать в раскопках, заниматься исследованиями. После того вмешательства ее вряд ли бы впустили сюда, и если честно, то я удивлен, что она попала в Уль-Кому. Там она была все время, только иногда уезжала на праздники. Рядом с местом раскопок есть общежитие для студентов. Пару недель назад она исчезла, после чего появилась в Бешеле – в «Деревне Покост», в жилом комплексе, который, как вы помните, сплошной в Бешеле и поэтому иной для Уль-Комы. И она была мертва. Все это в вашей папке, конгрессмен. – По-моему, вы не доказали факт пролома. – Йордж Седр говорил тише, чем можно было ожидать от военного. Услышав его слова, сидевшие напротив него улькомские парламентарии зашептались между собой на иллитанском. Я посмотрел на него. Сидевший рядом Бурич закатил глаза, потом заметил, что я это увидел. – Прошу прощения, советник, – сказал я наконец, – но я даже не знаю, что на это ответить. Эта молодая женщина жила в Уль-Коме. То есть официально – у нас есть документальные свидетельства. Она исчезла. Ее труп нашли в Бешеле. – Я нахмурился. – Я не очень понимаю… А какие еще, по-вашему, нужны доказательства? – Но все ваши доказательства косвенные. Вы обращались с запросом в министерство иностранных дел? Не узнавали – не уезжала ли госпожа Джири из Уль-Комы на какое-нибудь мероприятие в Будапешт, например, или еще куда-нибудь? У вас выпадают почти две недели, инспектор Борлу. Я уставился на него. – Я же говорю – после того шоу, которое она устроила, ее бы не пустили в Бешель… Он почти с сочувствием посмотрел на меня и не дал мне договорить. – Пролом – это… чужеродная сила. Похоже, что нескольких членов комитета – как из Бешеля, так и из Уль-Комы – его слова потрясли. – Мы все это знаем, – добавил Седр, – вне зависимости от того, вежливо ли признавать данный факт или нет. Повторяю, Пролом – это чужеродная сила, и мы передаем ему наш суверенитет на свой страх и риск. В любой сложной ситуации мы просто умываем руки и передаем дело… прошу прощения, если я кого-то оскорбил, но… передаем дело тени, которую мы никак не контролируем. Просто для того, чтобы облегчить себе жизнь. – Советник, вы шутите? – спросил кто-то. – С меня довольно, – сказал Бурич. – Не все из нас спелись с врагами, – отрезал Седр. – Председатель! – крикнул Бурич. – Неужели вы допустите распространение подобной клеветы? Это возмутительно… Я с интересом наблюдал за этим проявлением нового духа межпартийного единства, о котором читал в газетах. – Если вмешательство необходимо, то я, конечно, целиком и полностью за ходатайство, – сказал Седр. – Но моя партия уже давно заявляет о том, что мы не должны… бездумно передавать значительную власть Пролому. Какой объем исследований вы провели на самом деле, инспектор? Общались ли вы с ее родителями? С ее друзьями? Что мы на самом деле знаем об этой бедной молодой женщине? Мне нужно было лучше готовиться. Такого я не ожидал. Я уже видел Пролом, хотя и совсем недолго. А кто его не видел? Я видел, как он берет контроль на себя. Подавляющее большинство проломов – резкие и незамедлительные. Пролом вмешивается. Я не привык получать разрешения, обращаться с ходатайствами, не привык ко всей этой таинственности. Верь в Пролом, учили нас, не-смотри и не упоминай про работающих улькомских карманников или грабителей, даже если ты их заметил, находясь в Бешеле, потому что пролом – более тяжелый проступок, чем их преступления. Я впервые увидел Пролом в четырнадцать лет. Причина была самой распространенной – дорожное происшествие. Угловатый улькомский фургончик – это произошло более тридцати лет назад, когда машины на улицах Уль-Комы производили гораздо менее яркое впечатление, чем сейчас, – занесло. Он ехал по дороге со множеством пересечений, и добрая треть машин в районе была из Бешеля. Если бы фургон вернулся на прежний курс, водители-бешельцы отреагировали бы на него так же, как и на другие вторгающиеся в твою жизнь чужеземные препятствия, как на одну из неизбежных сложностей, возникающих в ходе жизни в пересеченных городах. Если улькомец натыкается на бешельца и каждый из них – в своем городе; если пес улькомца подбегает к прохожему-бешельцу и обнюхивает его; если стекло из окна, разбитого в Уль-Коме, оказывается на пути у бешельцев – то в каждом случае бешельцы (или улькомцы в таких же ситуациях) уклоняются от возникшей проблемы, насколько это возможно, не признавая ее существование. Они могут коснуться препятствия, если нужно, хотя предпочтут этого не делать. Подобное вежливое, стоическое отключение органов чувств – способ разбираться с «протубами» – так бешельцы называют эти протуберанцы из другого города. В иллитанском тоже есть соответствующий термин, но я его не знаю. (Исключением из правила является только мусор, если он уже достаточно старый. Если он лежит на пересекающейся мостовой или если порыв ветра занес его в район иного города, то поначалу он представляет собой протуберанец. Но позднее он слабеет, а надписи на иллитанском или бешельском выцветают и покрываются грязью, и тогда мусор сливается с другим мусором, в том числе из другого города. Это просто мусор, и он пересекает границы, словно туман, дождь и дым.) Водителю не удалось взять фургон под контроль. Он проскользил наискось по проезжей части – название улицы в Уль-Коме я не знаю, а в Бешеле это Кюниг-штрас – и врезался в стену бешельского бутика и пешехода, который разглядывал витрины. Бешелец погиб, а водитель-улькомец получил тяжелые ранения. Люди в обоих городах закричали. Я не заметил столкновения, а вот моя мать его увидела – и стиснула мою ладонь с такой силой, что я заорал от боли еще до того, как услышал шум. В Бешеле (и предположительно в Уль-Коме) ребенок в первые годы жизни интенсивно учится распознавать сигналы. Мы очень быстро начинаем различать стили одежды, разрешенные цвета, походку и поведение. Уже годам к восьми большинству детей можно доверять, что они не опозорят родных (и при этом нарушат закон), создав пролом. Но если дети находятся на улице, то им, конечно, делают поблажку. Мне было больше восьми лет, когда я увидел кровавый исход того случая с проломом. Я уже тогда помнил все эти запутанные правила и считал их ерундой собачьей. В тот момент моя мать, я и все остальные не могли не видеть ту аварию с участием улькомца, наша тщательно натренированная способность развидеть была отброшена. Через несколько секунд на место прибыл Пролом. Силуэты, фигуры – часть из них, вероятно, уже были там, но, тем не менее, казалось, что они появились из воздуха. Они двигались так быстро, что их нельзя было четко разглядеть. Они действовали с такой абсолютной властностью и силой, что за несколько секунд они уже оцепили и взяли под контроль зону проникновения. Стоявшие по периметру кризисной зоны бешельцы и я по-прежнему не могли не видеть полицию Уль-Комы, которая отталкивала прочь зевак в своем собственном городе, натягивала по периметру ленту, выпроваживала чужаков, запечатывала зону, внутри которой все еще действовал Пролом – организовывал, прижигал раны, восстанавливал. Я все еще видел их, хотя мне и было страшно это видеть. Во время таких редких ситуаций можно было увидеть Пролом за работой. Несчастные случаи и катастрофы по обе стороны границы. Землетрясение 1926 года, крупномасштабный пожар. (Однажды рядом с моим домом начался пожар. Огню не дали перекинуться на соседние здания, но горевший дом находился не в Бешеле, и поэтому я его развидел. Поэтому я смотрел по телевизору видеоматериалы о пожаре, которые транслировались из Уль-Комы, а окна моей гостиной тем временем были освещены его красным заревом.) Смерть улькомца от случайной пули во время ограбления в Бешеле. Мне было сложно ассоциировать те кризисы с этой бюрократией. Я переступил с ноги на ногу и обвел комнату невидящим взором. Пролом должен был отчитываться за свои действия перед специалистами, которые обратились к нему с прошением, но многим из нас это не казалось особенным ограничением. – Вы общались с ее коллегами? – спросил Седр. – Насколько далеко вы продвинулись? – Нет, не общался. Мой констебль с ними разговаривал, конечно, чтобы подтвердить имеющиеся у нас сведения. – Вы поговорили с ее родителями? Кажется, вам очень хочется скинуть это расследование на кого-нибудь другого. Я подождал еще несколько секунд, а затем заговорил, заглушая бормотания с обеих сторон стола: – Корви их известила. Они прилетят сюда. Майор, я не уверен, что вы понимаете ситуацию, в которой мы оказались. Да, мне действительно этого хочется. А вы разве не хотите, чтобы убийцу Махалии Джири нашли? – Ладно, хватит, – сказал Явид Нисему и пробежался пальцами по столу. – Инспектор, вам не стоит говорить в таком тоне. У наших представителей имеется вполне обоснованное и постоянно усиливающееся опасение, что мы слишком быстро уступаем Пролому в ситуациях, когда нам, возможно, не следовало бы так делать. Многие полагают, что это опасно. Кое-кто считает, что это даже предательство. – Он сделал паузу, и в конце концов я, чтобы выполнить его требование, издал звук, который можно было бы принять за извинение. – Однако, майор, – продолжил он, – возможно, вам стоит подумать о том, чтобы меньше спорить и вести себя нелепо. Боже мой, молодая женщина исчезает в Уль-Коме, и ее труп обнаруживают в Бешеле. Я едва ли мог бы придумать более очевидную ситуацию. Мы, разумеется, поддержим передачу этого дела Пролому. – Седр начал было жаловаться, но Нисему рубанул по воздуху руками. Катриния кивнула. – Голос разума, – сказал Бурич. Улькомцы, несомненно, и раньше видели эти склоки, нашу демократию во всем ее блеске. Наверняка они и сами ссорились. – Пожалуй, это все, инспектор, – сказал он, заглушая громкий голос майора. – Ваши материалы мы получили. Спасибо. Распорядитель проводит вас к выходу. Скоро мы известим вас о нашем решении. * * * Коридоры Копула-Холла построены в особом стиле, который, должно быть, эволюционировал за многие века, пока это здание существовало и являлось центром жизни и политики Бешеля и Уль-Комы. Они старинные и элегантные, но какие-то расплывчатые, не поддающиеся определению. Картины на стенах написаны мастерски, но словно лишены связи с прошлым, они бескровные, ничем не примечательные. По этим коридорам ходит персонал – бешельцы и улькомцы. В зале ощущается не дух содружества, а пустота. Немногочисленные артефакты Предшественников, расставленные под стеклянными колпаками у стен, – совсем другие. Они конкретные, но в них сложно разобраться. По дороге к выходу я взглянул на некоторые из них: на вислогрудую Венеру с бороздкой там, где могли располагаться шестеренки или рычаг; на грубо сделанную металлическую осу, обесцветившуюся за долгие века, на игральную кость из базальта. Под каждым из них располагался текст, в котором выдвигались догадки об их предназначении. Вмешательство Седра меня не убедило: у меня сложилось впечатление, что он заранее решил дать бой при рассмотрении следующей петиции, которая к ним поступит. Ему не повезло – петиция оказалась моей: спорить в данном случае было сложно, и поэтому мотивы Седра выглядели сомнительно. Будь я политиком, ни при каких обстоятельствах не поддержал бы его. Однако у его сдержанности были свои причины. Силы Пролома почти беспредельны. Они пугают. Они действительно ограничены – но только тем, что их можно применить лишь в скрупулезно выбранных обстоятельствах. И требование о том, чтобы эти обстоятельства неукоснительно соблюдались, является необходимой мерой предосторожности. Вот почему между Бешелем, Уль-Комой и Проломом существует замысловатая система сдержек и противовесов. В случаях, которые не являлись опасными и неоспоримыми случаями проломов – преступлением, несчастным случаем или катастрофой (утечкой химикатов, взрывом газа, нападением психически нездорового человека), все прошения рассматривал комитет – ведь во всех этих случаях Бешель и Уль-Кома полностью лишались всякой власти. И даже после серьезных происшествий, тяжесть которых не стал бы оспаривать ни один разумный человек, представители двух городов в составе комитета внимательно изучали ex post facto причины, которыми они оправдали вмешательство Пролома. Формально они могли поставить под сомнение любую из них: это был бы абсурд, но комитет не собирался подрывать свой авторитет, отказываясь от важных процедурных действий. Города нуждались в Проломе. А что бы стало с Проломом без целостности городов? Корви ждала меня. – Ну что? – Она протянула мне стаканчик с кофе. – Что они сказали? – Дело передадут. Но они заставили меня поплясать перед ними. Мы пошли к полицейской машине. Все улицы в окрестностях Копула-Холла были в пересечениях, поэтому мы пробрались туда, где припарковалась Корви, не-видя компанию друзей-улькомцев. – Ты Седра знаешь? – Этого козла, фашиста? Еще бы. – Он делал вид, будто собирается заблокировать нашу петицию. Это очень странно. – Он же из Нацблока, а они вроде ненавидят Пролом, да? – Странно, что они его ненавидят. С тем же успехом они могли бы ненавидеть воздух. Он ведь нацик, а если нет Пролома, то нет и Бешеля. Нет родины. – У них все сложно, – сказала Корви. – Они думают, что мы нуждаемся в Проломе, но это – признак зависимости. Да и вообще нацики расколоты – у них есть сторонники баланса сил, а есть триумфалы. Может, он из триумфалов. Они считают, что только Пролом не дает Бешелю захватить Уль-Кому. – Они хотят ее захватить? Если им кажется, что в этой войне победит Бешель, значит, они живут в мире грез. – Корви бросила взгляд на меня. Мы оба знали, что это правда. – Ну, не важно. Думаю, он просто играл на публику. – Да он просто идиот. Ну, то есть, не только фашист, но еще и не очень умный. А когда мы получим добро? – Через пару дней они должны проголосовать за все прошения, представленные им сегодня, – ответил я, хотя на самом деле не знал, как организована работа комитета. – А пока что? – Корви была немногословна. – Ну, насколько я понимаю, у тебя еще куча всего, так? Это же не единственное твое дело. – Я посмотрел на нее. Мы проехали мимо Копула-Холла. Вход в него напоминал огромную искусственную пещеру. Это здание гораздо больше собора, больше римского цирка. Оно открыто с восточной и западной стороны. На уровне земли и метров на пятнадцать вверх оно представляет собой полузакрытую крупную улицу – с колоннами, стенами и КПП, разделяющими потоки машин. Пешеходы и машины то появлялись из Копула-Холла, то исчезали в нем. Седаны и фургоны останавливались у его восточной точки; там, после проверки паспортов и других документов, водителям разрешали – а иногда и отказывали – покинуть Бешель. Машины ехали непрерывным потоком. Через несколько метров – внутренний контрольно-пропускной пункт под аркой, еще одна пауза у западных ворот перед тем, как попасть в Уль-Кому. В других рядах процесс шел в обратном направлении. Машины, получившие печать на разрешении пересечь границу, выезжали из противоположного конца здания в город другой страны. Часто при этом они возвращались на улицы Старого города – или другого Старого города – на то же самое место, которое занимали несколько минут назад, но уже в новой юрисдикции. Иногда дом, физически расположенный по соседству от твоего, находится на другой улице другого города, во враждебном государстве. Иностранцы редко это понимают. Житель Бешеля не может сделать несколько шагов и зайти в соседний дом в другом мире, не создав пролом. Но если он пройдет через Копула-Холл, то сможет покинуть Бешель и вернуться в то же самое место (в материальном мире), где он только что был – но уже в другой стране. И теперь он станет туристом, гостем, любующимся достопримечательностями – на улице, у которой та же долгота и широта, что и у его собственного дома, на улице, на которой он никогда не бывал, архитектуру которой он всегда не-видел, к улькомскому дому, который стоит рядом с их собственным. А его собственный дом теперь станет для него невидимым до тех пор, пока он не пройдет через Пролом и не вернется домой. Копула-Холл – словно «талия» песочных часов, точка входа и выхода, пуповина, связывающая города. Все это здание – это воронка, позволяющая гостям попасть из одного города в другой. Существуют и места, где нет пересечений, но где Бешель рассекает тонкая полоска Уль-Комы. В детстве наши родители и учителя без устали тренировали нас не-видеть Уль-Кому (мы и наши сверстники из Уль-Комы с удивительной нарочитостью не-замечали друг друга, если оказывались рядом). Мы бросали камни через иную реальность, затем делали большой крюк по Бешелю, подбирали их и спорили о том, провинились ли мы. Пролом, конечно, себя не проявлял. То же самое мы проделывали с местными ящерицами. Когда мы снова подбирали их, они всегда уже были дохлыми, и мы утверждали, что их убивает короткий полет по Уль-Коме – хотя вполне вероятно, что они погибали от удара при падении. – Скоро это уже будет не наша проблема, – сказал я, наблюдая за тем, как несколько улькомских туристов появляются в Бешеле. – Я про Махалию. Белу. Фулану Дитейл. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/chayna-mevil/gorod-i-gorod/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Густаво Гуттиеррес (род. 1928) – перуанский философ и священник, основатель теории освобождения. 2 Вальтер Раушенбуш (1861–1918) – пастор, ключевая фигура движения Социального Евангелия. 3 Канаан Сондино Банана (1936–2003) – пастор, деятель освободительного движения в Родезии, первый президент Зимбабве. 4 Антикитерский механизм – бронзовый механизм, датируемый сотым годом до н. э. Найден возле острова Антикитерос. Использовался для расчета движения небесных тел. (Здесь и далее – прим. ред.)
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 349.00 руб.