Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Школа на пути к открытому образованию: опыт освоения тьюторской позиции

Школа на пути к открытому образованию: опыт освоения тьюторской позиции
Автор: Сборник статей Жанр: Педагогика Тип: Книга Издательство: СФК-Офис Год издания: 2013 Цена: 490.00 руб. Просмотры: 16 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 490.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Школа на пути к открытому образованию: опыт освоения тьюторской позиции Сборник статей Библиотека тьютора В нашей стране возрастает интерес к ценностям индивидуализации в образовании, идеям открытого образования, практикам сопровождения индивидуальных учебных планов учеников и шире – их индивидуальных образовательных программ. Педагогическое сопровождение построения и реализации индивидуальных образовательных программ носит название тьюторского сопровождения. Книга раскрывает особенности перехода школы к последовательному использованию тьюторского сопровождения в собственной образовательной практике. На материале глубокой совместной работы известного московского Центра образования № 1811 «Измайлово» и Кафедры тьюторского сопровождения образовательной деятельности Московского института открытого образования представлены принципы, средства и нюансы введения тьюторской педагогической позиции и технологии тьюторского сопровождения в образовательное пространство инновационной школы. Книга адресована педагогам-практикам, руководителям образовательных организаций, слушателям системы повышения квалификации педагогических кадров, студентам и аспирантам педагогических и других специальностей гуманитарного цикла. Она также может быть использована для самообразования всеми, кто интересуется тьюторским сопровождением в социальной сфере. Материалы книги могут быть использованы непосредственно при проектировании образовательного пространства и педагогического оснащения инновационных образовательных практик в школах и иных образовательных организациях стран постсоветского пространства. Школа на пути к открытому образованию. Опыт освоения тьюторской позиции Сборник © Коллектив авторов, 2013 © Межрегиональная тьюторская ассоциация, 2013 © СФК-офис, оформление, 2013 * * * Александр Рывкин, Андрей Губанов Предисловие. Зачем школе тьютор? Александр Рывкин – директор ГБОУ Центр образования № 1811 «Измайлово», кандидат исторических наук, Заслуженный учитель РФ Андрей Губанов – заместитель директора ГБОУ Центр образования № 1811 «Измайлово» В июне 2013 года двадцать три педагога и сотрудника ГБОУ Центр образования № 1811 «Измайлово» защитили выпускные работы и получили дипломы, и еще пять собираются защитить их до лета 2014 года в рамках двухгодичной программы переподготовки по тьюторству при кафедре тьюторского сопровождения образовательной деятельности МИОО. Двадцать восемь педагогов – это почти третья часть педагогического коллектива нашей школы. Учились «на тьютора» как молодые педагоги, так и вполне состоявшиеся профессионалы высокого уровня. Направление на обучение такой большой группы сотрудников говорит либо о сознательной политике администрации учреждения, либо об очередной дани моде на «инновации», иностранные заимствования. Зачем же нужен тьютор, когда в школе уже есть «классная мама», психолог, педагоги-предметники, организаторы воспитательной работы и другие специалисты? Попробуем дать свой ответ на этот вполне законный вопрос. Суть его не в том, чтобы прописать функциональные обязанности тьютора, определить отдельный кабинет и график оказания населению «тьюторских услуг». Суть вопроса в понимании назревшей проблемы сферы образования, которую всем нам – и педагогам и родителям и организаторам образования и даже политикам – придется, так или иначе, решать. Эта проблема состоит в обезличенности массовой школы, фактически, в дегуманизации образования, превращении образования из практики воспитания Человека в массовое поточное производство «социализированного индивида» из «человекозаготовок». На фоне резко расширившихся возможностей получения информации, хотя бы внешнего многообразия социокультурной жизни, широких возможностей выбора занятий, товаров и услуг в современных городах, и всей динамики социума в целом школа выглядит ржавой квадратно-гнездовой конструкцией прошлого. Идеология индивидуализации выражает прежде всего протест против единообразия школы и стремление к преодолению обезличенности массового образования. Это стремление особенно проявляется именно в мегаполисах, и будет только нарастать в условиях создания крупных образовательных комплексов. Такова первая, но уже вполне достаточная причина для того, чтобы школа вплотную занялась индивидуализацией образования. Индивидуализация образования, по общему мнению, выражается в индивидуальных образовательных планах (программах, траекториях, трассах, маршрутах и т. п.). Понятно, что прокладывание вариантов маршрута всегда имеет смысл лишь в привязке к местности и её ландшафту. Школьник путешествует в особой местности, которую можно назвать «образовательным пространством». На плоской асфальтированной площадке размером с дворовую парковку формально возможно проложить разные маршруты, да только нашему путешественнику будет трудно отличить их друг от друга и тоскливо по ним ходить. Так и в школе, где образовательное пространство ограничено только уроками и десятком кружков, трудно проложить содержательно разные образовательные маршруты. Поэтому решающее значение имеет вопрос о характере образовательного пространства, о его богатстве и сложности. Важно понять, что ни тьютор, ни группа тьюторов не могут создать образовательное пространство, оно создается усилиями всего педагогического коллектива и общей организацией жизни школы. Значение здесь имеют: кадровый потенциал; многообразие форм деятельности и педагогические технологии, в том числе технологии внеурочной коллективной и самостоятельной работы учащихся; каникулярные и экскурсионные программы, в том числе выездные; использование социокультурного потенциала города; развитая сфера дополнительного образования и спорта; инновационные, исследовательские и проектные работы, в которые вовлечены как педагоги, так и учащиеся; содержательная вовлеченность родителей в саму образовательную деятельность, а не только в контроль и оценку её результатов. В английском колледже тьютор работает не с отдельно взятым студентом, а со студентом, предельно плотно вовлеченным в целый ряд образовательных и жизненных (не только учебных) процессов. Эта вовлеченность заложена уставом, писанными и неписанными правилами, напряженным ритмом жизни колледжа. Анализ показывает, что действительно лучшие образовательные учреждения России последние 20 лет строили подобные модели образования, включающие в себя нетипичную для традиционной школы избыточную среду и особый уклад жизни. Не посещение уроков, а «проварка» человека в такой среде и формирует в результате интеллектуальные, деятельно-волевые и человеческие качества. Действительно хорошее образование никогда иным (примитивно-учебным) не было, и, по-видимому, быть не может. Обратим внимание, что при таком подходе практически сама собой решается задача формирования ключевых компетентностей, а вся область открытого образования с использованием ИКТ рассматривается только как один из слоев образовательной практики. К сожалению, сегодня нормы государственного планирования, финансирования и контроля школ ориентированы на образцы классно-урочного обучения «времен очаковских и покоренья Крыма» и скорее затрудняют школе наращивание образовательных возможностей, нежели стимулируют её к этому. Итак, по нашему мнению функция тьютора обретет реальную новизну и эффективность лишь при условии изменения целого: наращивания, усложнения, обогащения образовательного пространства учреждения. Некоторые составляющие последнего мы уже описали. В противном случае, дело ограничится переименованием классного руководителя в тьютора, а затем предсказуемой и довольно скорой дискредитацией идеологии и дела тьюторства. Поскольку коллектив ГБОУ Центр образования № 1811 «Измайлово» длительное время ориентировался на идеал школы избыточных возможностей, для нас не стоит вопрос: нужны ли школе тьюторы. Нашей школе тьюторы, безусловно, нужны. Роль тьютора так или иначе связана с повышением меры самостоятельности учащегося, начиная от отдельных образовательных ситуаций (занятий, проектов, событий) и заканчивая самоопределением и целеполаганием учащегося относительно его участия в работе и жизни на более длительных временных отрезках. На наш взгляд, «крупноблочно» и типологически у тьютора в школе есть всего несколько задач или функций: 1. Роль помощника на конкретном шаге, в локальном проекте или событии. 2. Помощь в осознании и оформлении образовательных потребностей учащегося (и семьи), в первичном целеполагании самого учащегося. 3. Роль навигатора и аналитика в поле возможностей в рамках образовательного учреждения и за его пределами. 4. Роль помощника в построении индивидуальной образовательной программы как учебной программы и как программы личностного роста на этапах предпрофильной подготовки и профильного образования на старшей ступени. Конечно, можно выделить функции тьютора и иначе. Понятно, что на каком-то этапе роли педагога, психолога, тьютора будут пересекаться. Возможно, в будущем мы столкнемся с необходимостью регламентации работы тьютора и его места в педагогической системе «разделения труда», но сегодня важнее понять стратегическое значение тьюторской позиции в развитии школы. Работы, представленные в сборнике, как раз и иллюстрируют первый шаг нашего движения в области освоения тьюторской компетенции. Надеемся, это обстоятельство извинит пестроту тематики и неравномерность её проработки авторами, и читатель найдет для себя нечто интересное и полезное. Евгения Волошина Школа на пути к открытому образованию Евгения Волошина — старший преподаватель кафедры «Тьюторское сопровождение образовательной деятельности» МИОО, эксперт Межрегиональной тьюторской ассоциации Опыт освоения тьюторской позиции Тьюторство, безусловно, делает образование персональным: в фокусе индивидуализации мы начинаем «видеть уникальность отдельности». И что удивительно, персоной выступает не только отдельный человек – ею может быть семья, коллектив, целая школа. Феномен проявления уникального и экземплифицированного требует отдельного осмысления, что не входит в задачи данного предисловия. Здесь мы только должны указать на обстоятельства, в которых работа коллектива ЦО 1811 «Измайлово» города Москвы в 2011–2013 учебных годах приобрела для нарастающей тьюторской деятельности в России свое «персональное значение». Мы надеемся, что внимательный читатель, дойдя до конца книги, обнаружит немало интересного в опыте педагогов-авторов, сделавших шаг на пути к открытому образованию. Для нас, выступивших в роли тьюторов при порождении представленных замыслов, радостно, что данной книгой мы начинаем серию публикаций, отражающих уникальность пути становления тьюторства на московских площадках. Кафедра тьюторского сопровождения образовательной деятельности Московского института открытого образования разворачивает Программу переподготовки работников образования с целью институционализации практик тьюторства в общем образовании. Действительно, как показывают результаты работы Межрегиональной Тьюторской Ассоциации, плотное сотрудничество с членами и экспертами которой осуществляется преподавателями Программы под руководством президента МТА доктором педагогических наук, профессором Т. М. Ковалевой, в нашей стране в последние годы большое внимание уделяется ценностям индивидуализации. Трендом открытого образования, практикам сопровождения индивидуальных учебных планов учеников и шире – их образовательных программ. Образовательные учреждения, принявшие идеи тьюторства, кропотливо изменяют реальность образовательного процесса: отрабатывают схемы включения и взаимодействия его участников, создают новые форматы работ с учениками, обновляют содержание обучения, формируют понимание необходимых компетентностей образующихся. Однако, эта практика пока только разрастается, понимание профессионально-педагогическим сообществом ее ценности проходит сложный путь опробования и утверждения на разных уровнях. Тьюторство только становится самостоятельным институтом, а педагоги, изменяя свою деятельность в опоре на тьюторский концепт, нуждаются в поддержке как более опытных коллег, так и административно-управленческого состава своих учреждений. Итак, центральным вызовом современного образования, принятым коллективом преподавателей Программы переподготовки нашей кафедры, является необходимость институционализации тьюторства в общем образовании. Анализируя существующие трудности этого процесса, отметим другие, не менее важные, проблемы: 1. Сложность преодоления межучрежденческих и межведомственных барьеров на пути объединения ресурсов общего и дополнительного образования. 2. Неготовность педагога участвовать в процессах поддержки самоопределения субъектов образования (проблема поиска идентичности, проблема выбора) на регулярной основе. 3. Стремительная информатизация общества, которая требует строить учебный процесс на разнообразии источников знаний и информации, с применением современных технологических разработок. 4. Исполнительская культура традиционной школы, не сориентированная на образовательную инициативность и самостоятельность учеников. Задачи Программы переподготовки отчасти были направлены на выявление и посильное разрешение упомянутых выше трудностей. Разработка содержания программы переподготовки сделана в ходе формирования учебно-методического комплекса и определения ее профессорско-преподавательского состава. Двухгодичный цикл программы был разбит на четыре этапа: мотивационно-диагностический, проектировочный, пробно-поисковый и рефлексивно-оценочный. Мы предполагали два важных события Программы, выносимых в сообщество всего коллектива центра образования «Измайлово»: обсуждение карты рабочих мест тьютора в обновляемом образовательном пространстве учреждения и защиту выпускных квалификационных работ. Учет особенностей уклада центра образования (ЦО) и этапа профессионального становления педагогов, составивших учебную группу, стал отдельным пунктом планирования Программы переподготовки. Коллектив педагогов ЦО долгие годы строил свою работу благодаря сопровождению группы социально-педагогических разработчиков, что позволяло удерживать уникальный образовательный формат, потерять который было нельзя. Сегодня он подробно описан в книгах «Образовательная сессия – новая форма учебной деятельности»[1 - «Образовательная сессия – новая форма учебной деятельности», М., 2012.] и «Вертикаль»[2 - Губанова Т. М., Губанов А. Ю., Нечипоренко А. В. Образовательный проект «Вертикаль». Мегион, 2007.]. Технология образовательных сессий построена на основе Системно-Мысле-Деятельностного (СМД) подхода, разработанного в рамках московского методологического кружка (конец XX века), основным лидером которого был Г. П. Щедровицкий – философ и методолог. Прототипом для ее создания послужила методика проведения организационно-деятельностных игр. Сессии проходят в череде пленарных заседаний и групповой работы учеников, под руководством педагогов, воссоздающих коллективный замысел и выступающих из позиции игротехников. Большинство участников нашей Программы, особенно люди, имевшие продолжительный педагогический опыт работы в данном ЦО, считали содержание педагогических разработок образовательных сессий присвоенным. В качестве опор своей деятельности они видели именно те элементы школьного уклада – проведение образовательных сессий и детско-взрослых академий, выделение метапредметного содержания обучения, необходимость групповой рефлексии, методику постановки учебной задачи, которые были заданы в ходе социально-педагогических разработок проекта «Вертикаль». Это показали результаты опросов и рефлексивно-аналитических размышлений, проведенных на диагностико-мотивационном этапе Программы переподготовки. Другую часть группы составили молодые специалисты, которые также осознают традиции ЦО как «свои» еще и потому, что являются преимущественно выпускниками этой школы. В начале проектировочного этапа Программы руководством ЦО в лице ее директора А. А. Рывкина и научного руководителя А. Ю. Губанова были заданы ориентиры нового шага развития учреждения. Для участников учебной группы нашей Программы актуальными оказались следующие задачи: построение переходов между ступенями образования, объединение классно-урочной системы обучения и внеурочной деятельности в ЦО с целью прослеживания траектории развития школьника, обновление значения игровых образовательных сессий и детско-взрослой академии в контексте оценивания мета-предметных умений учеников основной школы. По завершению проектировочного этапа были представлены шесть проектов, однако, две трети педагогов не вошли в проектные группы на активной деятельностной основе, точнее сказать – они остались наблюдателями или вовсе отказались от участия в проектировании для ЦО в целом. Для такого проектирования важны методическая зрелость, управленческая компетентность, уверенность в поддержке коллег и опыт проектных достижений. Стало понятно, что собственно авторские действия педагогов развернутся в ходе пробно-поискового этапа Программы. Действительно, большая часть педагогов, чей опыт опубликован на страницах этой книги, была включена в процесс проектирования в ходе события «Представление карты потенциальных рабочих мест тьютора» и продолжила поиск опор для тьюторского действия в персональных пробах вплоть до защиты выпускных работ. «Что мы открываем ученику?» В рамках Программы переподготовки педагогических кадров, педагоги ЦО 1811 г. Москвы, осваивая тьюторскую позицию, смогли пересмотреть привычную им деятельность и выдвинули ряд интереснейших предложений по изменению образовательного пространства школы. Линия анализа и перепроектирования работы ЦО была начата на семинаре, посвященном принципу открытости в образовании. Педагоги отвечали на вопрос «Что мы открываем ученику?» и находили между собой понимание в общих ответах, отстаивали ценность практик обучения, театральной деятельности, игровых сессий, поездок, существующих в ЦО, но не могли указать на механизмы связности отдельных практик в образовательные траектории учащихся. А ведь именно это является залогом формирования осмысленной и целенаправленной деятельности образующихся. Построение гармоничного образовательного пространства, позволяющего обнаруживать и реализовывать персональные намерения, является принципиальным ядром тьюторства. На различении открытых и закрытых образовательных пространств строится ценностное и профессиональное самоопределение педагогов, участвующих в становлении идей индивидуализации образования, оформляется содержание их педагогического действия. «Закрытое образовательное пространство – это пространство пути, которым надо провести ученика, и в котором известен образ, к которому нужно подвести. Открытое – предоставляет выбор содержания образования, образа, пути. Идеал закрытого образовательного пространства – это определенный Учитель, его Школа, определенные методы. А идеал открытого – представленность множества школ… Если под собственно «пространственностью» образования мы можем иметь в виду тот объем, множество измерений, в которых себя выстраивает человек, то закрытые и открытые пространства образования можно развести на том основании, что в закрытых само пространство не видно, так как там заранее простроены траектории становления, а в открытом – оно становится видным – обсуждаемым… Обозреваемым открытое пространство становится за счет того, что в нем каждое из измерений имеет множество параллельных возможностей и подразумевает свободу выбора… Закрытые и открытые – это взаимодополняемые пространства»[3 - Рыбалкина Н. В. Открытое пространство образования: способы представления и построения. Сборник «Способы построения образовательного пространства» Томск, 2004.]. Также центральной характеристикой образовательного пространства является его событийная насыщенность. Как пишут А. А. Веряев и И. К. Шалаев «Образовательное пространство весьма неравномерно заполнено соответствующими событиями, негомогенно: оно состоит из образовательных событий различных по значимости, стратифицированных»[4 - Веряев А. А., Шалаев И. К. «От образовательных сред к образовательному пространству» http://www.uni-altai.ru/Journal/pedagog/pedagog_4/articl_1.html (http://www.uni-altai.ru/Journal/pedagog/pedagog_4/articl_1.html).]. Вслед за В. И. Слободчиковым[5 - Слободчиков В. И. «Антропологическая перспектива отечественного образования» Екатеринбург, 2010.] мы считаем среду управленческой, а пространство – профессионально-педагогической единицей деятельности. Следовательно, одна и та же среда может быть основой для создания образовательного пространства разного наполнения в зависимости от целей ее «устроителей». Подчеркнем, что важной характеристикой образовательной среды, располагающей к созданию открытого образовательного пространства является вариативность возможностей участников событий и избыточность предложений для их включения в действие. Что меняет практика тьюторства в образовательном пространстве В образовательном пространстве ЦО 1811 мы выделили несколько сегментов, каждый из которых потенциален для создания открытого образования учеников: • линии обязательных учебных предметов; • режим «мультипрофиля» в старшей школе, где ребята попадают в новые группы, определенные администрацией на основе заявленных приоритетных направлений обучения в разных уровнях изучения предметных курсов; • образовательные сессии (ИОС); • детско-взрослые академии (ДВА) в дополнительном образовании; • многочисленные практики дополнительного образования – студии и кружки, куда ребята приходят для участия на добровольной основе; • проектная работа учеников в ходе реализации воспитательной программы, традиционных мероприятиях ЦО; • широкое предложение образовательных путешествий в каникулярное время (работа с двумя последними образовательными практиками, к сожалению, не будет освещена в данной книге). Кратко представим опыт участников нашей Программы в преобразовании и наполнении среды ЦО идеями индивидуализации и тьюторства, зафиксированный в их выпускных квалификационных работах, отдельные фрагменты которых мы разместили в этой книге. Надеемся, это поможет читателю направить свой профессиональный интерес в отношении разных вопросов актуальной педагогической практики. Линии обязательных учебных предметов Начальная школа В начальной ступени ЦО 1811 сохраняется традиционная система классно-урочного обучения, режим работы составлен по модели «школа полного дня»: после обязательных уроков дети посещают широкую сеть дополнительных занятий. Коллектив педагогов отчасти знаком с системой развивающего обучения Эльконина Д. Б. – Давыдова В. В., он реализует все актуальные проекты московского образования, стремится к освоению ФГОС нового поколения. В ходе проектирования учителями начальной школы Екатериной Владимировной Плотниковой и Марией Владимировной Коршуновой выдвигались несколько предложений по переоформлению образовательной среды. К сожалению, без поддержки со стороны технических служб и администрации ступени невозможно было реализовать первый замысел – создание в электронной среде «началки» страничек, посвященных свободному и инициативному рассказу ребят о своих увлечениях и познавательных интересах. Мы предполагали, что модерация материалов учеников взрослым в позиции тьютора позволит обогатить их образовательное пространство, сплотить группы по интересам, развернуть более живую проектную работу в классах. Но не менее интересным стал опыт переконструирования пространства урока, позволивший вести серьезный разговор о развитии учебной самостоятельности учащихся. На наш взгляд, ознакомившись с материалами авторов, читатель сможет глубже осознать проблему связности разных образовательных подпространств. В работе, представленной Е. В. Плотниковой и М. В. Коршуновой, рассматривается связность уровня учебной самостоятельности школьников при выполнении домашних заданий и действий педагога, предоставившего поле выбора и свободы определения образовательных намерений в рамках школьного урочного времени. Преподавание обществознания в старших классах Разворачивание линии освоения предмета, отвечающего идеям индивидуализации, удачно реализует Ольга Александровна Табакова, предмет ее забот – преподавание обществознания в 10–11 классах. Ее описание своего опыта заслуживает отдельного внимания еще и потому, что построено как ответ на сложный вызов, принимаемый не всеми учителями старшей школы. Ольга Александровна ставит перед собой задачу подготовить учеников к ЕГЭ и, одновременно, предоставить им выбор уровня и формы освоения предмета изучения. По многообразному полю возможностей, которое педагог строит в совместном с ребятами планировании и навигации по ресурсам обучения, выстраиваются индивидуальные образовательные траектории, анализ и фиксация которых становится тьюторской компетентностью учителя. Результативностью своего действия автор считает опыт работы учеников с ресурсами различного типа; умение анализировать и корректировать собственную учебную деятельность; опыт самооценки и формирование проектных и исследовательских компетентностей. Уроки мировой художественной культуры Поиск событий, наполняющих образовательное пространство учащегося, – одна из центральных задач тьютора. Однако, осуществление событийного подхода в образовании не является возможным только стараниями одного педагога, будь он тьютор, учитель, воспитатель. Их кооперация и координация становится условием открытого образования, а сегодня, когда связи позиций в традиционном обучении заданы слабо, только их совмещение обеспечивает прорыв в становлении открытого образования. Кроме того, для разворачивания сложной ткани совокупного действия[6 - Архипов Б. А., Эльконин Б. Д. «Язык антропотехнического действия. Антропопраксис» Ежегодник гуманитарных исследований. Ижевск, 2011.] необходим особый материал – активный участник взаимодействия. В школьном обучении предмет неосновного образовательного цикла – мировая художественная культура – МХК – удобен для создания ситуаций потенциальных событием. Он позволяет свободу методического подхода и привлечение широкого культурно-образовательного ресурса. Сделать уроки местом для регулярного воссоздания образовательных событий взялась замечательный учитель с большим опытом «путешествий в мир культуры» и педагог по актерскому мастерству Татьяна Михайловна Камнева. Для решения этой задачи в ЦО существуют уникальные условия, ведь для работы с классом могли быть привлечены классный руководитель и психолог, сотрудники студии телевидениям и театра. Сама работа проходит в двух смежных помещениях: одном большом – зале школьного театра, а другом камерном – маленьком кабинете «под лестницей», что очень помогает внутри одного курса и даже занятия выстраивать разные режимы работ. В своей работе Т. М. Камневой удалось выйти на очень трудную для педагогики и глубокую тему антропотехнического действия, являющуюся сегодня актуальной для психологии развития и философии образования. Текст поможет читателю прикоснуться к этой теме, а описание опыта автора, сделанное живым легким языком, мы уверены, заразит желанием в своей педагогической практике попробовать следовать интересам ребят, открывать им возможности для решения задач своего развития и помогать видеть мир вокруг себя. Отдельно хочется сказать Татьяне Михайловне спасибо за удовольствие совместных поисков и поворотов на сложном пути педагогического творчества! Игровые образовательные сессии Безусловно, центральным сегментом образовательного пространства, задающим уникальность практики ЦО 1811 «Измайлово» является проведение игровых образовательных сессий, в которых три или четыре раза в год по три дня задействованы ребята с 5 по 11 класс и основной состав учителей. В нескольких текстах этой книги авторы-педагоги рассказывают об особенностях этой новой образовательной формы, но каждый по-своему расставляет смысловые акценты. Формат работ «классических» ИОС по поэзии, содержание работы с текстом участников, входящих в игру с разных позиций, и возможности индивидуализации, возникающие в коллективно обустроенном процессе понимания текста, представлен в работе Ольги Николаевны Караваевой. В заключении к полному тексту работы автор пишет: «…возможность воспроизводства содержания культуры всегда связана с особым типом взаимодействия между людьми, с определенным типом социальных групп. …Важным условием является долговременное присутствие в образовательном пространстве носителей разных подходов и точек зрения, проблемная ситуация и диалог на глазах у педагогов и детей. Должна быть традиция углубленной работы, труда и одновременно спора, свободы мысли». Нам кажется важным, что разработчики этого нового образовательного формата подходят к делу с такими глубокими культурными основаниями. Любые практики образования для их воспроизводства требуют методико-дидактического оформления. Обеспечивая такую сложную соорганизованность как ИОС, возникает двоякая опасность: как «увлечься игрой», уйти от задач обучения, так и наоборот – превратить сессии в ритм утилитарно-учебного процесса, построенного на «прохождении материала». Тексты двух замечательных педагогов ЦО – Т. М. Губановой и Ф. С. Югановой, на наш взгляд, уберегают читателя от высказанных опасений. Татьяна Михайловна Губанова рассматривает роль и значение рефлексии в ИОС, и ее описание игрового движения участников показывает границу между игрой и обучением в лучших традициях учебной деятельности и системно-мыследеятельностной педагогики. «Выигравшие» в одной из описанных сессий вызвались выступить на школьной научно-практической конференции с групповым докладом, так как вполне освоили модель, построенную в коллективном действии. Этот пример образовательного достижения наравне с прямым результатом обучения моделированию указывает на поле индивидуальных возможностей, создающихся в ходе ИОС. А работа Фриды Семеновны Югановой показывает как это же поле создается как поле появления, разворачивания и проявления индивидуальных авторских замыслов. Для того, чтоб это стало возможным в реализации проекта преподавания литературы в формате ИОС вводится позиция «предметного тьютора» (сопровождение в учебном предмете) и межсессионные периоды, выстроенные как пространство ответственной самостоятельной работы учащихся. Нам ценно активное и очень личностное участие Фриды Семеновны. Вот, что она пишет в заключении полного текста своей ВКР: «Работая в школе больше тридцати лет, я никогда, даже в самых сильных классах этого возраста, не отмечала такого личностного и образовательного (в изучении литературы) роста большинства детей. А как учитель-предметник на сессиях и в межсессионной работе открыла в, казалось бы, вдоль и поперёк изученных мною произведениях новые бесконечно интересные пространства». Несомненно, формат сессий, разработанный в ЦО 1811 может стать частью привычного режима работы общеобразовательной школы, так как выполняет важную образовательную функцию включения ребят в процессы коллективного мышления, тренировки метапредметных умений, становится местом публичного мыслительного усилия и вызова к задачам подросткового развития. Но при его тиражировании должны быть решены административно-управленческие вопросы: перестройка учебного плана образовательного учреждения, разработка критериев оценивания работы педагогов и оплаты их труда, выявление и учет образовательной результативности, ее объединение с привычной академической успеваемостью. В данной книге, посвященной педагогической практике, нет возможности для их рассмотрения. Важнее указать, что опыт таких образовательных сессий пока смещается на поле дополнительного образования, где создавать свободные интеллектуальные сообщества взрослых и детей проще и уместнее. Детско-Взрослая Академия Один из самых успешных проектов коллектива ЦО – Детско-Взрослые Академии (ДВА). Практика разработанной технологии образовательных сессий здесь дополнена важной составляющей, названной педагогами Организацией Жизненного Пространства. Выезжая с ребятами и взрослыми участниками для проведения академии за город, совмещая работу с проживанием и удлиняя срок образовательного мероприятия, педагоги получают возможность развернуть творческую практическую деятельность, которая продолжает работу с содержанием игры, проводящуюся в первой половине дня. Как признают авторы, описавшие опыт ДВА – Ольга Лазаревна Конева и Ирина Геннадьевна Назарова, встреча с тьюторским сообществом и принятие идей индивидуализации позволили им обратить пристальное внимание на технологию создания этого пространства совместно с его участниками. На наш взгляд, именно такой разворот педагогов и «держателей ДВА» свидетельствует о стремлении сделать это образовательное пространство открытым. Текст авторов, совместно с Анастасией Неткач, замечательно представляет его как фиксацию перехода от «практикования по-старому» к новым задумкам, осмысление открытости подпространств и роли в них тьютора. Отметим, что коллеги представляли практику ДВА от ЦО 1811 на ежегодном Университете Тьюторства летом 2013 года и подтвердили для ДВА статус тьюторской практики, а кроме этого получили в качестве отклика на свой мастер-класс горячий интерес педагогов из других регионов России, Украины, Казахстана. Поздравляем! Содержание взаимосвязи классно-урочного сегмента и режима игровых образовательных сессий (ИОС) и детско-взрослых академий (ДВА), созданных в ходе двадцатилетней истории и воссоздаваемых в ЦО, является, на наш взгляд, потенциальным к новому витку инновационной деятельности этого коллектива педагогов, местом вызова и постановки новых задач саморазвития подростков. Актуальным для дальнейших педагогических внутренних разработок становится вопрос оценивания результативности игровых сессий и выстраивания взаимосвязи этих оценок с целями общего образования. Большой вклад в постановку этого вопроса принадлежит Ирине Геннадьевне Назаровой как сотруднику группы социально-педагогического проектирования и активному создателю будущего ЦО. С ее помощью в нашей Программе было сделано множество важных фиксаций, и среди них о необходимости отрабатывать механизмы переноса результатов ОС в межсессионное пространство, а также через пересмотр учебного плана расширять набор внеурочных форм (лекции; дискуссии; проектная и исследовательская деятельность; образовательные путешествия и др.) для того, чтобы пространство школы было выстроено как открытое образование. Лабораторно-экспериментальный интенсив Замечательно, что ЦО поддерживает чудесную традицию возвращения учеников и складывания педагогических династий! Когда связи людей теснее, то они быстрее откликаются на поставленные задачи и обнаруженные в практике трудности, а педагоги, чей опыт собственного обучения свеж, имеют больше шансов на проникновение в суть общего дела. Формат ИОС сегодня находит свое переосмысление в работах молодых педагогов Любови Алексеевны Зотовой и Варвары Анатольевны Кокуриной, обнаруживших различия в проведении образовательных сессий на материале предметов гуманитарного и естественно-научного цикла. Пробы преподавания химии для 8 класса в формате ИОС и их анализ с привлечением позиции психолога, позволили в первом приближении оформить такую дидактическую единицу как «лабораторно-экспериментальный интенсив». Опубликованные тексты отражают осмысление авторами возможностей учебной индивидуализации и тьюторского сопровождения как основ для построения такой формы. Индивидуальная траектория ученика Вторая пара наших молодых участников – Екатерина Мадридовна Бусюкова и Татьяна Александровна Романова – сделала работу важную для всего коллектива Центра Образования. Они проанализировали образовательное пространство средней и старшей школы и выделили ряд условий, при которых работа с индивидуальными траекториями учеников станет целевым компонентом деятельности образовательного учреждения и обеспечит, тем самым, более широкие возможности индивидуализации. Будем надеяться, что этот проектный замысел, который мы публикуем, получит продолжение в живой практике школы. Присоединяясь к пониманию проблем «разорванности» образовательного пространства ЦО, затронутых в анализе коллег, работа которых представлена выше, остановимся на одном важном моменте проектировочного этапа нашей Программы переподготовки. На совместном слушании замыслов творческих групп в июне 2012 года от группы молодых педагогов-психологов поступило проектное предложение по введению новых типов работ, способствующих, на наш взгляд, самоопределению учащихся-девятиклассников в отношении выбора так называемого «мультипрофиля». Возникло обсуждение, в котором было отмечено, что с одной стороны, в конце основной школы ребятам предлагается выбор, их образовательные намерения учитываются, но, с другой – «палитра» выбора и его основания часто остаются не очевидны для старшеклассников и тем более их семей, все еще влияющих на принятие решений. Однозначно оценить образовательное пространство старшей школы, указав границу закрытого/открытого не получилось. К сожалению ни одна из подгрупп педагогов не взяла на себя задачу пересмотра оснований работы со старшеклассниками, но будем надеяться, что образовательная технология «мультипрофиля» как открытого образовательного пространства будет достроена. Это возможно еще и потому, что в ЦО 1811 учителям помогает сильная команда психологического сопровождения, а классные руководители, освоившие тьюторскую позицию, оформляют запрос на более содержательную работу с ребятами в переходе из основной школы в старшую. Как начинание такого рода можно рассматривать опыт Виктории Борисовны Романовой, полученный в ходе нашей программы. Несомненно, что опробуя тьюторство, она задала важный прецедент порождения переходного пространства между основной школой и старшей. Опыт становления индивидуальных образовательных траекторий ребят, перешедших в пятый класс ЦО из начальной школы, представлен в совместной работе Бродовой Ирины Федоровны и Яськовой Ольги Геннадьевны. Эти педагоги выстроили работу с познавательным интересом учеников и, объединив их в группы по степени необходимости участия тьютора, провели работу по навигации как среди образовательных ресурсов школы, так и за ее пределами. Нужно отметить, что в данном случае мы имеем дело с практикой позиционирования школы как действительного центра образовательной жизни целого района Измайлово. Совсем другой подход к организации переходного пространства демонстрирует классный руководитель пятого класса Зайцева Евгения Сергеевна. В ее опыте освоения тьюторской компетенции самым ценным, на наш взгляд, является рефлексия становления и реализации тьюторского проекта. Предлагая классу участие в коллективных творческих делах так, что возникают возможности для приложения активности и инициатив, педагог постепенно узнает особенности и интересы ребят, формирует представление об образовательных запросах и намерениях их семей. Это позволяет складывать индивидуальные образовательные траектории и строить опору для последующей работы по введению ребят в образовательные практики ЦО. Три представленные выше работы задают один из важных сегментов образовательного пространства ЦО 1811 – целевое действие педагогов по построению переходов учеников от одних устойчивых образовательных периодов к другим, представленным как ступени образования. По мнению психологов развития, эти периоды характерны сменой опор действия и могут быть продуктивны для развития новых форм поведения[7 - Эльконин Б. Д. Введение в психологию развития. М, 1994. Поливанова К. Н. Психология возрастных кризисов. М. Академия, 2000.]. Однако без поддержки и профессиональной помощи школьники могут оказаться в стрессовой ситуации. Велика вероятность неверных шагов развития, появления проблем, в последующем потребующих коррекции. Отметим, что в ЦО 1811 есть важная культурная установка педагогов на обучение всех детей. Хотя работа с так называемыми случаями инклюзии – обучением ребят с особенностями развития – не выделяется в образовательной программе школы отдельной «красной строкой», но ситуации, вызывающие затруднения не замалчиваются, учителям всегда приходят на помощь штатные психологи, коллеги и администрация. И в ходе нашей Программы ясно проявился интерес педагогов к вопросам инклюзивного обучения. Конечно, освоение сложной компетенции тьютора в инклюзивном образовании скорее по силам педагогам с большим стажем, с опытом разных дидактических подходов и, конечно, с открытым сердцем. Например, таким как Зоя Леонидовна Баскакова, выпускная квалификационная работа которой не была закончена по причине скоропостижной кончины. Мы узнали учителя-энтузиаста, готового к инновациям, всегда неравнодушного к проблемам семьи, считавшего работу с родителями центральной линией в классном руководстве. Мы посвящаем ей материал по работе тьютора в инклюзивном образовательном пространстве. Отдельно нужно отметить работу, которой мы завершаем обзор инновационных предложений по созданию открытого образовательного пространства ЦО 1811 – это работа Галиной Витальевны Ульяновой. Современный тренд индивидуализации поддерживает желание семей в выборе формы образования, вплоть до отказа от школы как основного места его получения. Грамотная работа администрации во внешнем контуре школы, направленная на помощь в самоопределении относительно форм альтернативного обучения и образования, может стать частью консультативной практики тьютора. В завершении нашего вступления-навигации по материалам книги пожелаем читателям интереснейшей встречи с уникальным опытом педагогов ЦО 1811 «Измайлово». И тем, кто еще не знает о многообразии и глубине исканий этого замечательного коллектива, мы по-хорошему завидуем! Надеемся, что в процессе чтения вы сможете представить практику этой необычной школы и увидеть как складывается ее открытое образовательное пространство. Если вслед за этим у вас возникнет желание познакомиться с нашими коллегами и их опытом поближе, то, уверены, что они будут только рады продуктивному взаимодействию! Екатерина Плотникова Поле выбора и свободы определения образовательных намерений младших школьников Екатерина Плотникова – учитель начальных классов Интересным стал опыт переконструирования пространства урока, позволивший вести серьезный разговор о развитии учебной самостоятельности учеников. В работе, представленной Е. В. Плотниковой и М. В. Коршуновой, рассматривается взаимосвязь уровня учебной самостоятельности школьников при выполнении домашних заданий и действий педагога, предоставившего поле выбора и свободы определения образовательных намерений в рамках школьного урочного времени. Характеристика класса В моём 3 «В» классе 27 человек. В основном класс составляют средние ученики – по своим интеллектуальным и личностным особенностям одни из них ближе к сильным, а другие – к слабым. Ученики с высоким баллом успеваемости отличаются, прежде всего, активностью мыслительной деятельности, волевыми качествами, стремлением к интеллектуальному напряжению, к преодолению без посторонней помощи трудностей. Они сравнительно легко выделяют существенное в учебном материале, главные признаки, избегают шаблона, стремятся по возможности варьировать способы решения. К сожалению, есть слабоуспевающие, которым нужен постоянный контроль в подготовке к урокам, во время уроков, сбору необходимых вещей для школы, частые беседы о правилах поведения в школе. У этих детей низкая работоспособность на уроке, темп работы медленный. Остальные дети класса – средние учащиеся. Неполных семей в классе две. В целом класс дружный, ребята чувствуют себя одним коллективом, одной командой. Есть ребята, которые до школы знали друг друга, ходили в один детский сад. Практически все ученики старательные и опрятные. Среди коллектива можно выделить группы детей, которые дружат между собой как в школе, так и за ее пределами. Ребята любят выполнять поручения учителя: раздают тетради, поливают цветы, ответственно относятся к дежурству по классу, в столовой, раздевалке. Дети с большим удовольствием приминают участие во всех общешкольных и общеклассных мероприятиях. Активное участие школьники принимают в различных международных конкурсах: «Русский медвежонок», «Кенгуру», общешкольных конкурсах чтецов, где были показаны хорошие результаты. Любят подвижные игры, спортивные соревнования, активно принимают участие в подготовке и проведении праздников как внутри класса и в стенах школы, так и за её пределами. Они с удовольствием поют, танцуют, инсценируют сказки. Основная масса детей посещает такие учреждения, как музыкальную школу, творческие кружки, спортивные секции (Тонг Иль Таэ Квон До, бассейн, баскетбол, футбол и др.). В классе сложились свои традиции. Мы отмечаем начало и окончание учебного года, дни рождения, Новый год и т. д. Родители активно участвуют в жизни класса и школы, помогают в проведении различных праздников, организовывают поездки. Вся работа направлена на воспитание чувства коллективизма, создание благоприятной атмосферы на уроках и во внеурочное время. Динамика самостоятельности Рассматривая класс как учебную группу, можно сделать некие выводы о динамике самостоятельности/несамостоятельности от первого класса к третьему. В первом классе все учебные действия дети совершали в сотрудничестве с учителем, при его непосредственном и пооперационном руководстве. Уже в конце первого класса происходит усиление самостоятельности детей, за счет опосредованного руководства со стороны учителя и создания им учебного сотрудничества в малых группах или парах. Во 2–3 классах школьники становятся способными самостоятельно выполнять учебную деятельность, в случае необходимости он может обратиться за помощью к сверстнику и учителю. К сожалению, есть учащиеся, которые к третьему классу не стали достаточно самостоятельными. Можно предположить о том, что используемые в первом и втором классе формы работы исчерпали свои развивающие возможности и необходимы новые способы организации учебной деятельности. К тому же, в третьем классе, у некоторых детей отмечается некоторый регресс. Я просила психолога нашего класса провести тест, который помог бы сделать выводы об интеллектуальном развитии детей. Показатели теста интеллектуального развития в третьем классе имеют тенденцию к снижению. Я и психолог класса связываем этот факт с исходным дефицитом пространственного мышления у детей. Создать на уроке поле выбора Одной из наиболее признанных инновационных педагогических технологий является дифференцированное обучение, которое, прежде всего, проявляется в применении уровневых заданий. Предлагаемый подход помогает ученикам создать для себя на уроке «ситуацию успеха» благодаря личностному выбору. Кроме того, он создает возможность для творческого применения знаний, являясь побудительным мотивом к дальнейшему росту и самосовершенствованию. Передо мной стояла задача разработать ряд уровневых заданий, которые помогли бы развивать учебную самостоятельность учащихся на уроках русского языка. Такие специальные уроки проводились в рамках одного предмета (русский язык) на протяжении пяти занятий, начиная с декабря один раз в неделю по средам, где учащимся предоставлялась возможность выбора типа и сложности задания. Успешность применения таких уроков зависела от системности их проведения. Я использовала уровневые задания на уроках при закреплении ранее полученных знаний. Ценность применения уровневых заданий заключается в том, что: • овладение уровневым подходом дает возможность учителю осуществлять диагностику и следить за динамикой интеллектуального развития ребят; • учет индивидуальных особенностей учащихся позволяет педагогу составлять задания таким образом, чтобы способствовать реализации возможностей каждого ребенка в рамках личностно ориентированного обучения; • применение уровневых заданий наиболее эффективно только вместе с другими вариантами письменной и устной проверки знаний, умений и навыков учеников; Основная задача таких уроков – раскрыть индивидуальность, помочь ей развиться, устояться, проявиться, обрести избирательность, выявить и максимально развивать способности каждого ребенка. Чтобы обучение на уроках было наиболее эффективным, оно должно ориентироваться на: • уровень обученности в данной области знания, • уровень общего развития, культуры; • особенности психического развития личности; • особенности характера, темперамента. Для каждого урока я подбирала задания от простых до сложных. Такие уроки требовали тщательной структуризации с четким обозначением тех знаний, умений, которые ученики должны приобрести в результате. За работой каждого ребенка на уроках русского языка велись наблюдения с дневниковыми описаниями. В процессе обучения на уроке учащиеся должны достичь определенного достаточно высокого уровня самостоятельности, открывающего возможность справиться с разными заданиями, добыть знания в процессе решения учебных задач. Что выбрать – А? Б? С? Ребятам предлагались уровневые задания: уровень А – простой, уровень Б – повышенной сложности, уровень В – олимпиадные задания. Уровень А предполагает базовые задания. С помощью этих заданий проверяются, как усвоены учащимися требования программы, умение учеников применять знания в знакомых ситуациях. Уровень Б – задания повышенной сложности. Они не превышают требований программы, но сложны по сравнению с базовыми, например, они даются в непривычной для ученика формулировке, или их выполнение требует последовательного поэтапного самоконтроля ученика. Сложность заданий связана с тем, что наряду с усвоением знаний проверяется также сформированность общеучебных умений и познавательной деятельности учащегося. Уровень В – задания высокого уровня сложности, олимпиадные. Сложность этих заданий связана с тем, что их выполнение требует владения умениями выделять существенные признаки и обобщать, умением найти несколько оснований для классификации. На уроке каждый учащийся выбирал задания, исходя из разных побуждений: «Я еще не проснулся!» или «Пока не хочется думать!», так как урок русского языка каждый день шел первым часом, либо, наоборот, «Это очень просто для меня, хочу выполнить задания посложнее, надеюсь, получится!», либо «Хочу отработать простые задания, затем посложнее и попробовать самые сложные!». На отдельном столе располагались, рядом с заданиями разных уровней, памятки по различным правилам, которые мы с ребятами ведём со 2 класса, если кому-то нужна была помощь – ребята смело могли пользоваться такими подсказками. Появляется несколько групп разной степени самостоятельности Основная задача такого обучения – вовлечь в работу каждого ученика, помочь «слабому», развивать способности «сильных». В начале урока я обращала внимание учащихся на то, что выбирать надо тот уровень заданий, какие они хотели бы и могли выполнить, а также я сообщала, что отметка за эту работу будет выставляться по желанию, что детям всегда нравится. В начале урока объявляется тема, в течение 7–10 минут идёт повторение по данной теме. Затем вопрос классу: есть ли вопросы? Ответ обычно отрицательный. После этого предлагаю детям подойти к столу с заданиями и выбрать себе подходящий уровень. Затем ребята работают самостоятельно. Были такие случаи, что ребенок выбирал высокий уровень, а справиться было сложновато. Я разрешала либо заменить задания, либо воспользоваться помощью одноклассников. Находились дети, которые успевали выполнить свою работу и помочь другим. Наблюдая за выбором детей во время занятий, удалось выделить несколько групп различной самостоятельности: 1. Группа детей, которые выполняли только задания уровня А. Сюда относились ученики слабые, с пониженной успеваемостью (4 человека), у которых возникают трудности при изучении русского языка по различным причинам (пропуски по уважительным и неуважительным причинам, недостаточно читают, плохо запоминают материал, по состоянию здоровья или просто из-за лени). Этим детям, на мой взгляд, необходима помощь тьютора. Здесь главная задача – развитие умственных способностей. В работе с ними широко применяется письменные инструкции-алгоритмы, образцы рассуждений, таблицы. Особенно важна работа по развитию речи. Необходимы постоянные упражнения в связных высказываниях (по данному плану, схеме, опорным словам). Объяснение нового материала должно быть более детализированным, развернутым, опираться на наглядность, практическую деятельность ребят. Учитывая особенности памяти этих детей, необходимо постоянно возвращаться к изученному правилу, повторять его, доведя до автоматизма. К моему удивлению, задания этого уровня выбирали и ученики, у которых проблем с изучением русского языка практически нет. Они аргументировали свой выбор тем, что хочется воспользоваться ситуацией, когда можно выполнить лёгкое задание (5 человек), все остальные задания из уровня В и два случая выполнения заданий Б были выполнены верно. 2. Учащиеся, которые изначально не были уверены в своих силах и выбирали задания менее сложные, но затем решились на задания повышенной сложности. (8 человек) 3. Учащиеся, которые иногда решались попробовать задания более высокой сложности (2 человека). Ученики 2 и 3 группы со средними учебными возможностями. При работе с ними главное внимание необходимо уделять развитию их познавательной активности, участию в разрешении проблемных ситуаций (иногда с тактичной помощью учителя), воспитанию самостоятельности и уверенности в своих познавательных возможностях. 4. Учащиеся, которые выбирали один раз уровень Б, а на остальных уроках выбирали уровень В. (3 ученика). 5. Учащиеся, которые выбирали только задания уровня В. (5 человек). Про школьников 4 и 5 групп можно смело сказать, что это ребята с устойчивой высокой успеваемостью, имеющие достаточный фонд знаний, высокий уровень познавательной активности, развитые положительные качества ума: абстрагирование, обобщение, анализ, гибкость мыслительной деятельности. Они гораздо меньше, чем другие, утомляются от активного, напряженного умственного труда, обладают высоким уровнем самостоятельности. Особого внимания у этой группы ребят требует воспитание трудолюбия и высокой требовательности к результатам своей работы. На следующем уроке в доброжелательной форме я сообщала ученикам результаты проверки работ, мы проделывали работу над ошибками разных уровней. По желанию выставлялись отметки. Чем грозит учителю и родителям свобода образовательных намерений ребенка Мне импонирует такой подход тем, что все ученики при этом хорошо усваивают материал. Ребята работали с высокой продуктивностью, так как они сами выбирали для себя задания по содержанию, характеру, объему. У родителей возросла заинтересованность в успеваемости детей. Однажды был случай, когда Олег М., делая свой выбор, аргументировал его тем, что по дороге в школу мама ему дала совет – пробовать себя только в олимпиадных заданиях. Мальчик учится отлично, но на третьем занятии он решил сначала выполнить задания уровня А («хочу поступить по-своему, не по-маминому»), времени осталось достаточно и он выполнил задания уровня В. До эксперимента я провела родительское собрание, рассказала о необычных уроках, для чего они будут проводиться. Родителям эта идея понравилась. В нашем эксперименте планировалась и работа с родителями – было проведено анкетирование, с целью – выяснить оценку родителями уровня учебной самостоятельности ребенка при выполнении домашних заданий. В опросе приняло участие 27 человек. По результатам исследования было выделено 3 группы детей: 1. Дети с возросшей самостоятельностью 72 % родителей заявили, что дети стали более самостоятельными. Так же многие родители отметили, что их ребенок стал более ответственным, дисциплинированным, научился более аккуратно и тщательно работать. 13 родителей из 27 отметили, что дети самостоятельно приступают к выполнению домашних заданий, очень редко некоторым из них приходится напоминать о данной необходимости. Большинству детей требуется лишь итоговый контроль, а за разъяснениями и уточнением задания дети обращаются в редких случаях затруднения. Они стали реже отвлекаться и вести более тщательную запись домашнего задания. 2. Дети, чья самостоятельность не изменилась 15 % родителей, говорят, что не заметили серьезных изменений при выполнении домашней работы у своего ребенка. Один родитель заявил, что на протяжении трёх лет с ребёнком вообще не произошло никаких изменений. Я с этим абсолютно не согласна, так как в нашей жизни постоянно что-то происходит и меняется. Родителям этого ребенка я посоветовала больше уделять времени общению с ребёнком, а мама ребёнка заявила, что им – родителям некогда, они работают до позднего вечера. К сожалению, в этой семье, я смело могу заявить – дети предоставлены сами себе. С психологом класса мы постоянно ведём работу с данной семьёй. Четверо родителей говорят о том, что иногда дети находят причины, чтобы отложить выполнение домашнего задания, тогда инициаторами начала выполнения домашнего задания являются взрослые. Почти все дети этой группы часто отвлекаются при самостоятельной работе. Пятеро родителей отметили, что самостоятельность находилась и находится на прежнем высоком уровне. 3. Дети, у которых наблюдается отсутствие самостоятельности 13 % опрошенных родителей отмечают, что ребенок имеет потребность в помощи при выполнении домашней работы, желание отложить и уклониться от работы. В данном случае инициаторами начала выполнения домашней работы являются родители. 5 человек отметили, что ребенок неточно и малопонятно фиксирует задания в дневнике. Дети аргументируют это тем, что «есть электронный дневник, я же могу и не записывать домашнее задание в свой бумажный дневник», хотя каждую пятницу я собираю дневники на проверку и ставлю отметку за ведение дневника. В данной группе находятся дети с различной успеваемостью, в том числе и дети-отличники. При беседе с родителями этих детей и самими детьми выяснилось, что у ребят просто накопилась усталость. В этом году у нас сложное расписание – 8 или 9 уроков, время окончания уроков – 15.40 либо 16.30, потом, как правило, ребёнок отправляется на свой кружок, где находится до 18 часов и, безусловно, придя домой, ребёнок не сразу кинется делать уроки. Определение содержания тьюторской позиции учителя, давшего ученику свободу образовательных намерений Мы убеждаемся, что в школу сейчас приходят дети XXI века, поэтому трудно учить и воспитывать их, опираясь на дидактику Я. А. Коменского. Достойно ответить на вызовы времени сможет педагог, способный организовать и поддержать самоопределение детей. С какой позицией должен быть этот педагог? Воспитателя? Да, но не только. Возможно, это педагог с тьюторским подходом. Современная школа предусматривает общую систему контроля: что ребенок должен знать и уметь к определенному классу или возрасту. Но дети не похожи друг на друга, они развиваются по – разному. Что для одного ребенка неудача, для другого большой успех. С помощью тьюторов появляется возможность отойти от общего, коллективного к частному. Здесь обучение становится индивидуально направленным. Тьютор работает с каждым конкретным школьником. «Тьютор» – это педагог, который сопровождает индивидуальную образовательную программу ребенка. Он не передает общих знаний, умений или навыков, он не воспитывает, его задача – помочь ребенку зафиксировать собственные познавательные интересы, определить какие-то предпочтения, помочь понять, где и каким образом можно это реализовать, помочь выстроить свою программу» (Ковалева Т. М.). Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/raznoe-65383/shkola-na-puti-k-otkrytomu-obrazovaniu-opyt-osvoeniya-tutorsk/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 «Образовательная сессия – новая форма учебной деятельности», М., 2012. 2 Губанова Т. М., Губанов А. Ю., Нечипоренко А. В. Образовательный проект «Вертикаль». Мегион, 2007. 3 Рыбалкина Н. В. Открытое пространство образования: способы представления и построения. Сборник «Способы построения образовательного пространства» Томск, 2004. 4 Веряев А. А., Шалаев И. К. «От образовательных сред к образовательному пространству» http://www.uni-altai.ru/Journal/pedagog/pedagog_4/articl_1.html (http://www.uni-altai.ru/Journal/pedagog/pedagog_4/articl_1.html). 5 Слободчиков В. И. «Антропологическая перспектива отечественного образования» Екатеринбург, 2010. 6 Архипов Б. А., Эльконин Б. Д. «Язык антропотехнического действия. Антропопраксис» Ежегодник гуманитарных исследований. Ижевск, 2011. 7 Эльконин Б. Д. Введение в психологию развития. М, 1994. Поливанова К. Н. Психология возрастных кризисов. М. Академия, 2000.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 490.00 руб.