Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Дом ветров и закатов. Книга первая

Дом ветров и закатов. Книга первая
Дом ветров и закатов. Книга первая Мария Данилова Получить работу в Департаменте – самое заветное желание Валетты. Для этого ей придется сначала выполнить секретное поручение: нужно отправиться в дом Кайтранов, где предстоит выяснить все тайны Хозяина дома. А он к тому же молод и хорош собой. Но Валетта – профессионал и должна справиться с заданием. Сможет ли она раскрыть тайну дома Кайтранов? Все ли так просто, как кажется на первый взгляд? Что возьмет верх – чувства или закон? Дом ветров и закатов Книга первая Мария Данилова Редактор Тина Лебедева Дизайнер обложки Мария Данилова © Мария Данилова, 2019 © Мария Данилова, дизайн обложки, 2019 ISBN 978-5-0050-5470-8 (т. 1) ISBN 978-5-0050-5471-5 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Пролог В кабинете ир Кайтрана было прохладно. Двери, ведущие во внутренний двор, как всегда, были открыты. Лето медленно подходило к концу, как и этот погожий, солнечный день. Все было размеренно и спокойно. Умиротворенно. Карима сидела на предложенном ей месте на удобном мягком стуле и ловила себя на мысли, что слишком широко улыбается. – Уважаемая ри Картэнгам, – обратился к ней Хозяин дома Кайтранов, по совместительству наниматель, который восседал за широким письменным столом. Он подался вперед, облокотив руки о стол. – Я ищу мага или человека на должность юридического консультанта, по совместительству секретаря. График не нормированный, на время работы придется переехать в дом Кайтранов. Оплата хорошая, но… должен признаться: работенка не из легких. Карима поджала пухлые розовые губы и попыталась проглотить волнение. Вэйран был весьма очаровательным мужчиной с хорошо проглядываемыми рельефными мышцами, черный камзол и светло-голубая рубашка сидели на нем идеально. Выразительные черты лица, мрачно-синие (ей почему-то на ум приходила именно эта ассоциация) глаза и темные, словно ночь, короткие волосы. Смуглая кожа в тени кабинета казалось мрачнила его чуть сильнее, что лишь подогревало интерес у юной соискательницы. – Ир Кайтран, – обратилась она к своему (возможно) будущему работодателю, – я не боюсь трудностей и мне яснее ясного, что покрытие всех возможных убытков после того или иного задания вполне себе затратно и трудоемко. – Однако, – словно предупреждая даже возможную мысль о возражении в глазах Вэйрана, поспешила добавить Карима, – нет ничего прекраснее тяжелых испытаний, когда по силам с ними справиться. Карима очаровательно улыбнулась и захлопала длинными ресницами, уже неоднозначно начиная посылать определенные сигналы в сторону Вэйрана. Мужчина столкнулся с ее взглядом, но ответа не последовало, он как будто думал совсем не о том, о чем хотелось Кариме. Сомнения и тревожность читались в его глазах. – Хорошо, – Вэйран поднялся с места и подошел к девушке. Она в очередной раз очаровательно улыбнулась, когда он галантно подал ей руку. – Ри Картэнгам… – Можете звать меня Карима, – задрожала от прикосновения она и сделала глубокий вздох, пытаясь унять грохотавшее от нетерпения сердца. – Хорошо, Карима, – вежливо улыбнулся Вэйран и отпустил ее ладонь. – Думаю, нет ничего лучше практики. Девушка на мгновение разинула рот от неожиданности, ведь в ее изящной головке вертелись совсем не те мысли, которые по-прежнему занимали Вэйрана. Кариме потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что именно имел в виду Хозяин дома Кайтранов. Улыбнулась. – Конечно, – попытавшись придать выражению лица как можно больше доброжелательности и непосредственности, Карима опустила взгляд. – Когда бы Вы хотели приступить? Вэйран не собирался тянуть, и предложение сделал сразу же. Деловое. Насчет практики. Хотя Карима уже вальсировала на торжественном мероприятии в честь состоявшейся их с Вэйраном свадьбы. Отправились почти сразу же, на улице их ждал экипаж. Несмотря на желания Каримы, Вэйран не очень-то охотно шел на контакт, всю дорогу смотрел в окно и словно ожидал окончания поездки. Кариму это расстроило, но она решила, что смирится с молчаливостью мужа. Будущего, конечно же. Следуя официальному запросу, поступившему в Департамент, пара прибыла в дом уже не молодой, но очень состоятельной дамы. Женщина встретила экипаж на улице и с тревогой приветствовала своих спасителей благодарственными речами, вперемежку с причитаниями и множественными вопросами типа: «А смогу ли я теперь вернуться домой после всего, что случилось?». Вэйран был спокоен и заверил даму о положительном исходе дела, а потом заторопился внутрь. Сгущались сумерки, вечер подкрадывался, словно ленивый кот по возвращении домой. Карима следовала за своим предположительным работодателем по пятам, откровенно разглядывая широкую, крепкую спину, выразительный профиль (в случае, когда он внезапно оборачивался на посторонние звуки), подмечая детали и мелочи, которые откладывались у нее в памяти, словно страницы книг. Но Вэйран по-прежнему вел себя очень профессионально. Когда они проследовали в дом, стало неестественно тихо. Улица кипела жизнью, но внутри их встретили только мрак и холод. Вэйран обернулся к Кариме и предупредил: – Будьте осторожны, леди. От его «леди» у Каримы чуть сердце из груди не выпрыгнуло, но она все-таки сумела справиться с собой и поспешно вытащила из внутреннего кармана золотое волшебное перо, которое незамедлительно зависло в воздухе и приготовилось к ведению юридического протокола. Вэйран продвигался вперед осторожно, тьма, словно кусок пирога, была осязаема и опасна. Она давила, напрягала, заставляла делать более глубокие, тяжелые вздохи. Но Карима не сдавалась, мрачные мысли не должны были помешать ее счастью. Конечно же, она не ожидала, что Вэйран окажется столь… привлекательным. О нем только судачили везде, но он был слишком занят, чтобы появляться на светских приемах и иных мероприятиях. Поэтому за ир Кайтраном закрепился образ затворника преклонного возраста, который только и делает, что сидит и причитает о своей не легкой судьбе в своем доме. Но этот мужчина не был похож на столь ярко описанный образ. От слова «совсем». Пройдя еще немного вперед, Вэйран вдруг остановился и обернулся к Кариме. Девушка задержала дыхание и захлопала глазками, приготовившись записывать. – Здесь явно обитает сумеречный дух, – сообщил он, а волшебное перо быстро записало в воздухе легким светящимся золотым следом все, что ему наговорили. По возвращении перо отлично воспроизведет каждое записанное слово на бумаге, и отчет будет предоставлен официально в Департамент. – Не заходите внутрь, Карима. Девушка решительно кивнула – все-таки дело это уже не просто разговор – собралась, сосредоточилась и стала наблюдать за тем, как ир Кайтран заходит в самую темную и словно изолированную комнату. Здесь не было ничего, что можно было разглядеть, но тем не менее Карима всматривалась. Особенно, когда Вэйран исчез из поля зрения, девушка приготовилась ко всему… И это «всё» последовало. Мгновение – из тьмы вылетает Вэйран, в его хватке некое существо из… серой дымки? Перо застрочило в воздухе, едва разбирая происходящее, но протоколируя каждую поврежденную вазу, стул, кресло, столик, ковер, разбитое окно – эти двое летали по комнате, словно обезумившая птица в поисках выхода. Трещина в стене – Карима вздрогнула от удара, снаружи запричитала хозяйка дома. Наконец они падают на пол, и серая дымка выскальзывает из хватки ир Кайтрана, устремляясь куда-то вглубь дома мимо Каримы. Девушка только и успела, что впечататься в стену, дабы избежать столкновения. Повезло… Но это лишь иллюзия. Вэйран поднялся на ноги, сделал несколько глубоких вздохов, затем приблизился к девушке и внимательно посмотрел ей в глаза. – Карима, – заговорил он, – это существо сильнее, чем кажется. Мне придется применить более сильную магию. Действие последовало незамедлительно, Вэйран призвал свои силы, и в мгновение от наполнившей дом магии девушке стало не по себе. Казалось бы: хуже быть не могло, но Вэйран на этом не закончил. Сначала он расстегнул камзол, потом пуговицы на рубашке, распахнул их, а затем и вовсе избавился от предметов одежды, оставшись по пояс обнаженным. Дыхание Каримы перехватило, перед ней стоял «мужчина – совершенство». Рельефные мышцы, сила, мощь, идеал… Но тут его торс несколько изменился. Сначала девушка решила, что ей просто показалось, все-таки в доме было необычайно темно, но потом она поняла, что это не так. Черные татуировки начали вырисовываться на его коже, выписывая сложные узоры из геометрических форм, расползаясь по его плечам и рукам. Девушку пронзила вспышка страха, она тут же повторно впечаталась в стену и замерла. Что ей говорили эти татуировки? Что перед ней – маг высшей степени. Что ей говорили рисунки, украсившие плечи и ключицу мага? О том, что это магия третей или четвертой ступени. Не самая высшая, но и не безобидная. Ни один маг высшей степени не станет без причины применять столь сильную магию. Это означало, что сейчас как раз тот самый случай. А это в планы девушки явно не входило. Карима попыталась проглотить волнение, но времени приходить в себя и собираться с мыслями не было, Вэйран уже бросился в атаку. И тут-то и началось самое ужасное и опасное! Серая дымка, а точнее сумеречный дух, подал признаки магической активности и стал заполонять собой весь дом. Вэйран метал в него заклинания, пытался пробиться к центру, но пока выходило не очень. Перо продолжало протоколировать количество повреждений с бешеной скоростью, а сама девушка от безысходности сползла на пол и в ужасе наблюдала за происходящим. Дымка была словно живой, она рыскала по помещению в поисках жертвы, осматривалась, ощупывала воздух. К счастью, Вэйран держал все под контролем. Так думала Карима, пока дымка внезапно не нашла в ней свою цель. Закричала, мир перестал существовать, и она погрузилась в ничто. Голова стала такой легкой, но тело как будто заточили в тиски. Боль, бесконечная, утопичная, поглощающая – крик вырвался из ее горла спустя миллионы лет, но это был крик такой невыносимой боли, что и не вообразить. И тут внезапно ее начало отпускать. Дымка рассеивалась, дыханием она дрожала словно при землетрясении. Это было странное чувство, но еще страннее было слышать голос. Как будто из глубины. Он все звал ее и звал, а потом появился образ. Человек. Нет. Маг. Вэйран Динари ир Кайтран. Несколько раз моргнув, Карима наконец-то пришла в себя. Вэйран помог девушке сесть (оказывается, она лежала на полу, хотя как она туда попала, девушка совершенно не помнила). Оглядевшись, Карима увидела сразу несколько вещей: все, что называлось когда-то мебелью, перестало ей являться, превратившись в обломки, проще говоря – бесполезный мусор. Волшебное перо, обычно заточенное на то, чтобы протоколировать максимально быстро, сгорело от развитой скорости и сейчас висело в нескольких метрах над землей и дымилось. А что самое главное – сумеречного духа больше не было. – Где?.. Где оно? – С испугу сразу же спросила девушка и посмотрела на Вэйрана. Первое, что она испытала – радость и восторг, ведь ее в своих объятиях держал такой привлекательный мужчина. Он еще ей и улыбнулся – мечта! Но в следующую секунду она вспомнила, что именно он делал, вспомнила татуировки на его обнаженном торсе и мысль о замужестве мгновенно умерла, была похоронена и вдобавок взорвана каким-нибудь действенным боевым заклятием для верности. – Каримочка, миленькая, – постарался выглядеть максимально доброжелательным Вэйран, – все хорошо, я справился. Все живы, здоровы. Пустяки. На последнем слове Вэйран уже понял, что перегнул палку, ведь глаза девушки расширились, она хотела что-то ответить, но потеряла дар речи и лишь бесполезно открывала и закрывала рот, словно рыба. «Пустяки?!», – думала про себя она, не в силах выразить все свое негодование сложившейся ситуацией, – «Это пустяки?!». Уже через несколько минут, когда Карима смогла встать на ноги, она бежала так быстро и так далеко, как только могла. И даже чуточку быстрее на всякий случай. Из-за громких звуков битвы улица на всякий случай опустела, а потому рядом с Вэйраном осталась лишь хозяйка подпорченного дома. Не очень довольная, надо заметить, хозяйка. Дело было сделано, но в связи со скоропостижным уходом очередной соискательницы расходы вновь придется оплачивать Вэйрану самостоятельно. При этом объясняться с Департаментом тоже. Не легкая эта работа, найти себе достойную ассистентку. Глава первая Вэйран Глубокая ночь загнала всех жителей по своим домам или кабакам. Мне не хотелось ехать на экипаже, поэтому до поместья я решил прогуляться пешком. Ночные фонари светили слабо, это и не требовалось на ночных улицах, ведь по дороге от силы проедет один или два экипажа. В мой дом они уж точно не поедут, я никого не жду. А та милая девушка… И почему так сложно найти помощницу? До дома я добрел ближе к рассвету. Дом Кайтранов выделялся на общем фоне в первую очередь тем, что стоял на холме. Знаю, почему так было сделано много лет назад: чтобы заявить, кто здесь главный. Впрочем, закреплять право на власть нужды и не требовалось, все знали, кто здесь живет. Дом представлял собой несколько десятков пристроек одноэтажного, максимум двухэтажного типа, соединённых между собой закрытыми галереями и внутренними аллеями под открытым небом. Все постройки из белого камня укрыты красной покатой крышей. Подъездную дорогу украшали высокие фонари, всегда зажженные в темное время суток и пасмурную погоду. На фоне небольших домиков вокруг, дом Кайтранов выглядел словно маяк для кораблей в темном, бушующем море. Дом, где жило мое сердце. Несмотря на ранний час, мне навстречу уже спешила Мойла. Девчушка была еще молодой, но упорно считала себя гораздо старше своих лет. Наверное, поэтому она носила старомодное платье и колючую шаль, что обычно носят бабушки, выгуливая внуков. – Хозяин, – быстро поклонилась она, встречая меня, – добро пожаловать домой! Хорошо, когда тебя встречают. Однако даже столь радушный и привычный прием омрачали мысли о неудавшемся деле. – Здравствуй, Мойла, – тяжело вздохнул я, и на немой вопрос в ее глазах добавил: – нет, она не осталась. Молча мы двинулись к резным дверям из орехового дерева, попали в полумрачный холл, испещренный коридорами, свернули налево и проследовали в мой кабинет. По-прежнему двери, ведущие во внутренний двор, были распахнуты настежь. Воздух был чист и прохладен. Эту традицию я не нарушал никогда. Под потолком горел слабый свет лампы, очерчивая силуэты предметов. – Не стоит расстраиваться, Хозяин, – пока я грузно усаживался в свое кресло, улыбаясь и причитая, хлопотала Мойла. На всякий случай она одновременно успевала поправить статуэтки богов-тотемы на святом месте в шкафу в углу, хотя к ним, кроме нее никто и не прикасался. Украдкой расправила сиреневые гардины с выразительным рисунком морских рыб и чудовищ, легенды забытых лет. В общем, Мойла, как всегда, хлопотала по хозяйству и это меня успокаивало. – Она даже не захотела вернуться за своим экипажем, – стыдливо признался я. А Мойла обернулась и нервно похихикала. Она всегда так делала, когда не находила нужных слов, но очень хотела меня поддержать. – Слишком много впечатлений, – продолжала смеяться юная Мойла, а в голубых глазах старательно хотела проглядывать мудрость. – Ну неужели я так многого прошу? – Вспылил снова я, стукнув кулаком по столу. – Четырнадцатая кандидатка! Четырнадцатая! И ведь я не прошу сражаться с духами за меня! Просто вести протокол, вот и все! – А юная ри Картэнгам действительно лишь вела протокол? – Скопировав по меньшей мере повадки старушки, склонила голову набок Мойла. Скривившись, я нехотя поерзал в кресле, устраиваясь в нем поудобнее и одновременно с тем сползая под стол. – Что же… она не умерла! И на том спасибо! – Решительно заявил я. Да, не умерла! Я ведь ее спас! Пока она там визжала и попадалась в лапы духа, чего могла бы не делать, просто отойдя в сторонку, я, между прочим, спасал ей жизнь! Разбирался с опаснейшим порождением магического мира! И если бы я с ним не разобрался!.. Неизвестно, где бы сейчас были все мы. Но Мойле я, конечно же, ничего подобного не сказал. – И все-таки, Хозяин, – сложила руки перед собой, словно в молитве, моя юная старушка, – может быть, не стоит всех кандидаток немедля вести на задания? – Но так ведь они же копятся! – Снова вспылил я. – Надо же как-то с ними разбираться! Глаза Мойлы округлились и брови поползли наверх. Проклятье! Зачем я только проговорился? – Хозяин, так вы что? И не рассчитывали, что она останется? Просто хотели выполнить задание? – Все в этом мире сплошная бюрократия! – Резко отбросив бумаги с отчетами в сторону, воскликнул я. – Шагу не дадут ступить без того, чтобы не заполнить какую-нибудь бумажку! Что мне остается? У людей проблемы, которые я не могу решить, потому что у меня нет юридического консультанта! Но это же не облегчает участь пострадавших! Пока я выпаливал вполне себе хорошее оправдание, на Мойлу не смотрел, хоть она и так прекрасно знала, что обычно я так делаю, когда стряпаю хорошее оправдание. Она, как всегда, была умницей, все же виду не подала и даже улыбнулась, когда я посмотрел на нее. – Пусть они не остаются, но хотя бы по одному делу, но я выполняю, – более спокойно заметил я. – Ты же понимаешь, я не могу просто ждать, зная, кто мои враги и откуда они пришли. По-доброму улыбнувшись, Мойла лишь вздохнула. – Знаю, Хозяин, – закивала она, и пара прядей ее волос цвета пшеницы выбились из собранной прически. – Я прекрасно помню, как Вы нашли и меня. – Мойла… – предостерегающе прервал ее я. – О, нет-нет, я вовсе не хотела поднимать эту тему! – Тут же вспыхнула девушка. – Просто порой мне кажется, что мне и жизни не хватит за то, чтобы Вам отплатить! И она снова поклонилась так низко, как только можно кланяться. Сколько бы лет не прошло с тех пор, как она появилась в моем доме, благодарность ее не имела границ. Вздохнул, понимая, что это не изменится, наверное, никогда, но уже в который раз не взялся объяснять ей, что это все понятно и я от нее ничего не жду. – Я рад, что ты со мной, Мойла, – лишь поддержал ее я. Ее голубые глаза заглянули в мои и наполнились слезами счастья. Бедняжка еле сдерживала себя, чтобы не разрыдаться. Но тут нас отвлекли. В тяжелые дубовые двери кабинета коротко постучали. Судя по четырем маниакальным стукам, и я, и Мойла тут же поняли, кто пришел. Девушка поспешно утерла слезы, и я дал ей пару мгновений, чтобы она немножко пришла в себя. Только когда она вновь мне улыбнулась, я заговорил: – Входи, Верт. Дверь распахнулась, и в кабинет ворвался худой, как щепка, Верт. Как всегда, улыбался он от уха до уха, с жадностью впитывая все, что он видел своим единственным уцелевшим глазом после схватки с духами. Его отличительной чертой всегда являлась безграничную радость, которой он заражал моментально. – Хозяин! Я услышал, что Вы вернулись! – Радостно заявил он и поклонился в приветственном жесте. – Как прошло? Я снова обреченно вздохнул, а Мойла странно засмеялась. Уже по этим двум признакам можно было понять, что все прошло и хватит об этом. Но Верт отличался тем, что жил в этом самом мгновении, не умея заглядывать ни в прошлое, ни в будущее. А еще он не очень хорошо умел считывать по лицам или поведениям людей их настроения. – Завтрак Вам подать в кабинет? – Уточнила Мойла, собираясь идти на кухню. – Нет, я буду на тренировочной площадке, – сообщил я. Мойла вежливо поклонилась и ушла, а я взялся рассказывать Верту о приключениях ночи. Как всегда, он слушал с таким воодушевлением, будто самую первую и самую захватывающую историю в своей жизни. И вот, что мне особенно нравилось в Верте, так это его неутомимый оптимизм. – Здорово, Хозяин! – Воскликнул он, как только я закончил. – Это же великолепная тактика! Ее тоже можно включить в тренировки! Улыбнувшись, невольно поймал себя на мысли, что в который раз после общения с Вертом я снова приободрился и почти поверил в хороший исход. Ну и что, что кандидатка сбежала? Зато я очистил дом от духа, спас жителей деревеньки, справился со всем в одиночку, да еще и жив остался. Чего не радоваться-то? С упоением и благоговением Верт снова взялся разжевывать каждый момент схватки, повторяя его слово в слово, как я рассказал, а потом, уходя в свои мысли, чтобы представить, как это было. Парень был симпатичным, и если не видишь его впервые, то совсем не обращаешь внимания на ужасный шрам, тянущийся через все лицо и отсутствующий левый глаз. Так за впечатлениями Верта мы отправились на тренировку. К тому моменту солнце уже взошло, августовские ночи уже успели охладить воздух до легкой зяби. Пройдя узким коридором, мы с Вертом вышли через белые двери на улицу к площадке для тренировок. Она была расположена подальше от основных строений на случай, если меня немного занесет, но загорожена высоким забором, чтобы случайные прохожие, прогуливавшиеся неподалеку, увидеть, что творится внутри, не смогли. Деревянные ширмы, украшенные рисунками диковинных птиц, пожизненно ассоциировались у меня с тренировками. Красный хохолок, белые размашистые крылья, алые всполохи огня, одинокие, но волшебные деревья – вот, что успокаивало мой разум каждый раз, когда я брал перерыв, чтобы перевести дух. Первые мгновения тишины, в которые я угодил по возвращении ранним утром, уже прошли. Дом закипел своими привычными делами, из кухонной печи повалил дым, в колодце заскрипел насос, застучали молотки (заканчивали строить новые корпус), заскрипели по дороге в город колеса. Жизнь снова ожила. – Снова не при делах, Верт! – Строго осадил мальчишку Грум, вышедший нам навстречу. Уже пожилой воин Империи, отправленный несколько лет назад в отставку, по-прежнему выглядел грозно и не переставал отдавать приказы. Иногда мне кажется, что в доме Кайтранов его боятся больше меня. Даже я его иногда боялся. Особенно когда он входил во вкус и выбивал из меня дух. Крепкий, статный, с проседью в волосах и густой бороде, морщины под темными глазами и твердость движений – Грум никогда не перестанет быть воином. Его душа осталась на полях сражений, и теперь уже не вернется к нему никогда. Как он любил иногда приговаривать: «Вот помру я и вернусь туда, где мне место». Верт, как и все в доме, тут же испуганно вздрогнул, дернулся, и хотел было бежать, но в то же время не желал проявлять непочтительность, а потому поклонился мне и вопросительно глянул своим единственным глазом, мол, что делать? – Пусть остается, Грум, – хмыкнул я, – чего мальчишке в конюшне делать? Там и без него разберутся. Грум лишь вздохнул и пожал плечами. С моими решениями он никогда не спорил. – Из столицы Империи пришли вести, – пока мы подходили к тренировочным снарядам, стал рассказывать Грум. – Только не говори мне, что турнир отменяется, – скривился тут же я. – О нет, – Грум посмеялся, – такое событие отменят, разве что все в Империи скоропостижно скончаются от чумы! Но даже тогда какой-нибудь шаман проведет ритуал и призовет все души, дабы турнир все-таки состоялся. Я ухмыльнулся и начал разминать мышцы. – Тогда что? – Дом Ильстаров официально подал заявку на участие, – чуть тише сообщил Грум. И правильно сделал! Потому что в следующую секунду я разнес боевой снаряд вдребезги. – Кирай будет участвовать?! – Прогремел я. Что Верт, что Грум предусмотрительно отступили. Я кипел ненавистью и злостью, готов был разорвать в клочья любого, кто попадется мне под руку…, но мне нельзя было проявлять эти эмоции. Сделал глубокий вздох, успокоился, но скривился. – Что надо этому выскочке? – Язвительно выплюнул я. – Никак не успокоится, что в Империи далеко не первый? – И именно поэтому нам нужно тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться! – Выступил более смело Грум. – Он может быть и выскочка, но неплохо показал себя на последнем задании Императора. Гнев пронзил меня насквозь, и я метнул ненависть взглядом. – Император поручал ему задание?!! – Прогремел я. – Когда?!! Почему мне об этом неизвестно?!! – Потому что тогда ты тоже был на задании. Духи шахт, помнишь? Тебе было чем заняться в то время… – Как он посмел?! – Гнев было уже не остановить. – Поэтому он заявил об участии?!! – Успокойся, Вэйран, – примирительно положил тяжелую ладонь мне на плечо Грум. – Гнев не поможет тебе победить. Именно поэтому я сообщил тебе эту новость сейчас, а не когда бы ты стал выступать против него на турнире. Кирай Риари ир Ильстар. Как же я ненавидел этого прохвоста! Мало того, что он вечно лезет куда его не просят и куда не надо, так теперь еще и на турнир заявился! Я знал, что когда-нибудь нам придется столкнуться лицом к лицу, но все-таки полагал, что это случится на каком-нибудь задании, а не на турнире. – Кто допустил его до турнира? Как Император вообще мог позволить такое?! – Бессмысленно сыпал пустыми вопросами, на которые нет ответа, я. Конечно же, его допустили, особенно если с заданием от самого Императора этот напыщенный и самодовольный индюк справился. Но проблема не в том, что его допустили, проблема в том, что я все еще продолжаю кипеть от злости. А мне нельзя. Стиснул зубы, прикрыл на мгновение глаза – секунда воспоминаний и я как будто вижу Учителя, который напоминает, как мне усмирить свой гнев. И все проходит. Как всегда. Открываю глаза и смотрю на Грума – он выглядит неопределенным, как будто приготовился к войне, но в одно и то же время не хочет показывать страха. Конечно, он меня боится. В порыве гнева все меня боятся. Не боялся меня только Учитель. Но сейчас не об этом. – Ладно, Грум, – стиснул зубы я и приблизился, – натренируй меня так, чтобы я упал от усталости и сразу уснул. Во что бы то ни стало мне нужно победить. Грум несколько секунд смотрел мне прямо в глаза, а потом улыбнулся. – Конечно, Вэйран, – кивнул он, – ты ведь знаешь меня: я стратег, а потому я всегда выбираю сторону победителя. Эти слова приободрили меня, вернули безоговорочную веру в победу. Да, Грум умел поддержать. Он всегда такой: сначала горькая таблетка, а потом сладкая. Это мне в нем нравилось. Мойла принесла завтрак, поставила его на небольшой столик и поинтересовалась, не нужно ли что-нибудь еще, а потом удалилась. Верт уселся на раскореженный пенек рядом с дверьми и восторженно реагировал почти на любое мое движение. Мы с Грумом уже собирались приступать к тренировкам, как вдруг услышали приближающийся к дому экипаж. Сначала я решил, что кто-то едет мимо, но уже спустя несколько минут послышался визгливый ор, и на площадке показалась она – Монстриха из Департамента. – Вэйран Динари ир Кайтран! – Отчеканила она, словно забивая гвозди. Оборачиваться к ней я не спешил, сначала смотрел только на Грума, наблюдая, как его лицо перекашивает от недовольства. Перспективы не очень, но выбора не было – обернулся. Маленькая и округлая дама средних лет в нелепом ядовито-зеленом платьице и раскрасневшимися от гнева щеками. Как всегда, на голове вместо прически было свито гнездо, в котором сегодня поселились какие-то неведомые существа. Возможно из другого мира. Выглядели они как синие и зеленые пятна. С трудом выдавив улыбку, я поприветствовал: – Ольриха ри Старьени, как мило, что Вы заглянули сегодня. Сразу за ней появилась виноватая Мойла, как будто она действительно могла помешать Монстрихе до меня добраться. – Я крайне недовольна своим сегодняшним визитом, ир Кайтран! – Рявкнула она, затыкав в мою сторону своим толстым пальцем. – До меня дошел отчет о Вашем вчерашнем рейде в дом достопочтенной дамы, вдовы ир Гулата, Ваиры ир Гулат, и всеми подробностями обстоятельства дела. И должна сказать – это катастрофа! После довольно громкого и мерзкого визга на площадке воцарилась тишина. Ольриха как будто ждала от меня объяснений. Пришлось их давать. – Не вижу причин для столь яркого определения, – лишь пожал плечами я, – дом цел, дама цела, призрак ликвидирован. – Но какой ценой! – Снова мерзкий визг в ответ, щеки Ольрихи уже почти походили на сливы. – Вы хоть понимаете, чью жизнь подвергли опасности? Поскольку Монстриха снова замолчала, пришлось ударяться в догадки и предположения. И тут я вспомнил уважаемую Кариму. – Прошу пояснить, – вежливо попросил я. Ольриха направилась в мою сторону тяжелой поступью, грозя своим толстым пальцем. – Карима ри Картэнгам является наследницей дома Картэнгам, единоличной и единственной любимой дочерью Грида ир Картэнгама! Когда он узнал, что с ней вчера приключилось, он написал официальную жалобу! Невольно поникнув, я выдохнул негодование и совсем расстроился. Жалоба еще и в официальном виде ничего хорошего не сулила. Но приговор Монстриха любила выносить последним пунктом. – До Вас, Вэйран Динари ир Кайтран, я доношу официальное постановление: до того момента, пока в Вашем штате не появится официальный юридический консультант, выезды на любые задания категорически запрещены и караются крайними мерами, вплоть до ареста! После столь громких слов на площадке повисла очередная звенящая тишина. Почти все слуги и жители дома слетелись на крик, поэтому то, что сказала Уважаемая Ольриха слышали все. Теперь это официально. Немного успокоившись, Монстриха выдохнула, поправила прическу и слащаво улыбнулась. – Хорошего дня, Вэйран ир Кайтран, – пожелала она и удалилась. Только когда экипаж увез ее обратно в Столицу, я скривился и чуть не поддался отчаянию. К счастью, подоспели мои друзья. – Отлично же, парень! – Положил свою тяжелую ладонь мне на плечо Грум. – Больше времени для тренировок! Сделаем из тебя лучшего бойца на турнире, никто тебя не остановит! – Хозяин! Как же здорово! – Радовался и Верт. – Теперь больше времени будете проводить дома! – Великолепные новости! – Хлопала в ладони и Мойла. – Устроим пир по этому прекрасному поводу! Только подумайте: Вы будете целым и невредимым! Это же так замечательно! Общему веселью я пока не поддался, медленно высвободился из хватки Грума, обошел Верта и Мойлу, еще парочку жителей дома Кайтранов, дошел до боевого снаряда и в порыве гнева разнес его вдребезги. Второй за день. Это не к добру. Обернулся – все, кто только что радостно поддерживали меня, сейчас были напуганы до смерти. Перегнул. – Простите, – буркнул себе под нос. – Пир – это хорошо. Мойла несмело улыбнулась и заторопилась на кухню, Верт чуть осмелел и радостно воскликнул. Грум просто кивнул. А что еще оставалось делать? Глава вторая Валетта В приемной ожидать было утомительнее всего. Небольшой ярко освещенный болезненными огнями холл казался камерой пыток. Но ожидание – одно из испытаний, которое необходимо пройти. Нас здесь осталось четверо. И если бы мне не хватало здравого смысла и волнение захлестнуло меня целиком и полностью, я бы не дошла так далеко. Испытания начались ровно год назад, когда я заканчивала правовую Академию. За неимением магических способностей выбор, куда податься, у меня был небольшой. Либо пойти по стопам родителей и заняться ювелирным делом, что в принципе не так уж плохо, но довольно скучно, либо идти на юриспруденцию и заниматься законами Империи. Поскольку я с детства была неусидчивой, я всегда представляла себе вполне конкретную картину: мне двадцать пять, я на очередном рейде, собираю доказательства вины какого-нибудь знатного господина, возможно даже главы рода, опрашиваю свидетелей и с блеском нахожу все нужные зацепки. Позднее в суде я представляю все доказательства по делу и выигрываю с легкостью пушинки, кружащейся в воздухе. А все это случилось почему? Потому что однажды я повстречала леди Гериту ри Фонингем, юрисконсультанта Империи. Мне было четырнадцать, а эта леди стала воплощением всех моих мечтаний. Я хотела быть такой, как она, разбираться во всем с легкостью и без особого труда, имея за собой статус имперской неприкосновенности. Во многом именно та встреча повлияла на мое решение идти на юриспруденцию. И сегодня в последний день всех испытаний, которые я прошла за весь этот год, я должна была узнать результат. Сначала мы просто проходили практику, потом писали многотомные тесты по темам законов, юридических поправок и обоснований. Потом сдавали экзамены и давали присягу, наизусть читали главный магический свод законов, как поправка к основному своду и посещали множественные суды. За внимательность на слушаниях и предоставление логических цепочек доказательств нам давали определенные баллы, что и привело нас четверых в последнюю инстанцию всего эшелона имперского Департамента. Пока я сидела здесь уже который час, я успела изучить весь холл: стены из мрамора, геометрические фигуры на полу, ониксовые и гранитные таблички в простенках со сводом различных законов, словно цитаты, напоминающие о правах и разных особенностях тех или иных правил. Здесь народу было не много, редкие работники проходили мимо и их гулкие шаги отдавались глухим эхом в просторных помещениях. Мы вчетвером ждали, когда откроется дверь слева, заняв удобные места на сливовых диванчиках. Между собой мы четверо не разговаривали, знали, что друг для друга лишь конкурентки. Трое моих оппоненток были из более аристократичных семей, чем моя, хоть мой отец и носил почетное звание «Придворного», реального титула у него не было. Я очень боялась, что это может мне помешать, но приободряло то, что я все же сидела среди этих высокородных особ. Коридор, который я просматривала насквозь, не очень-то занимал меня все это время. Только однажды за несколько часов в нем появились юная девушка по имени Карима и Ольриха ри Старьени собственной персоной. Они о чем-то беседовали, Карима выглядела расстроенной и обеспокоенной. Тема их разговора мне была неизвестна, ведь я сидела далеко, да и не было нужды погружаться в их беседу, просто хотелось себя чем-то уже занять. Кариму я знала лично, не скажу, что дружила, просто иногда перекидывалась парой слов. Мы с ней вместе учились в Академии, однако девушка витала в облаках и не очень-то пеклась о своем будущем. «Будет работа – ну и славно, нет – выйду замуж». Это был ее девиз на протяжении всего нашего совместного обучения. На самом деле я и не ожидала ее здесь увидеть, однако мои мысли она занимала сейчас в последнюю очередь. Прошел еще примерно час, прежде чем дверь наконец-то открылась, и пригласили внутрь первую девушку. Та вскочила на ноги и припустилась так быстро, что мы втроем аж вздрогнули. Ожидание хоть и было затянутым, девушка вышла довольно быстро, причем не скажу, что расстроенная. Должность была единственная, так что понять, стоило ли нам вообще ждать, сложно. Ни разу не взглянув в нашу сторону, девушка с надменностью проследовала в коридор и покинула зону нашей видимости. После этого мы невольно переглянулись. Впервые за столь напряженные часы ожидания каждая из нас проявила эмоцию. Тревожность читалась в наших глазах. Но в следующее мгновение от неё не оставалось и следа, ведь статус все еще обязывал. – Валетта ри Крос’ери, – назвали мое имя. Вскочив на ноги, я тоже заторопилась к заветной двери. За время сидения на месте тело одеревенело, я устала, не то слово. Но в тот момент, когда меня пригласили, я была так счастлива, что и не передать! Сердце выпрыгивало из груди, кровь шумела в ушах. Так, ладно, сейчас обморок будет не самым лучшим вариантом дальнейших действий. Прямо перед входом я поймала свое отражение в зеркале – волосы цвета янтаря собраны в аккуратную прическу, темно-шоколадное платье сидит на мне идеально, вид не замученный, обычный, глаза цвета морской волны сияют энтузиазмом. Вполне сойдет! Меня провели внутрь и подвели к единственному свободному стулу в прохладном, полутемном кабинете. Длинный стол напротив, за которым сидели четверо, сливался с силуэтами из-за невероятно яркого солнца, лившегося сквозь широкие, высокие окна в пол позади комиссии. Едва сдержав слезы из-за столь яркого света, я присела ровно после приглашения и выдохнула. Была, не была! Весь этот год я проходила испытания, с успехом сдавала экзамены, и все возможные тесты – пришло время моего приговора. То есть вердикта. – Валетта ри Крос’ери, – обратился мужчина… К сожалению, разглядеть я его не могла, только силуэт. – Вы с отличием закончили Академию и успешно прошли все необходимые испытания. Мое сердце снова забилось чаще. Все же это хорошее начало! – Ваши результаты показались нам очень убедительными, – эхом раздался голос уже не молодой дамы справа, – у Вас определенно есть хороший потенциал. Скромно улыбнувшись, я кивнула и поблагодарила за столь лестный отзыв. Услышала улыбку в ответ. Это очень хороший признак! – Поступить на имперскую службу дело не простое, – заговорил явно немолодой мужчина, – однако же, раз поступишь, вся дальнейшая жизнь сложится идеально. Привилегии, связи, статус – это лишь малая доля того, что получает каждый, кто становится юрисконсультом в нашем Департаменте. – К вашим показателям и резюме у нас совершенно нет никаких нареканий, – снова подала голос дама справа и откинулась на спинку кресла, откладывая бумаги с моим делом. – Однако, – в этот раз заговорил чуть более молодой голос, принадлежавший четвертому мужчине, – есть одно обстоятельство, которое нас несколько смущает. Желудок сжался, я почувствовала, будто лечу со скалы. Еле-еле успела взять себя в руки и попытаться быстро проанализировать полученную информацию: меня еще никто не взял, но и не развернул. Есть «обстоятельство», но оно смущает, а не становится решающим аргументом при отказе. – Прощу прощения, – подала голос я, – могу я узнать, что именно за обстоятельство? – Конечно, – продолжал диалог со мной последний мужчина. – Ваш опыт. Мои глаза тут же округлились, на секунду я потеряла возможность дышать. – Мой… опыт? – Не в силах придумать хоть что-то, выдавила я. – Что-то не так с ним? – Ваш потенциал показывает, насколько далеко Вы сможете пойти, ри Крос’ери, но Ваша основная практика, которую Вы проходили во время обучения, явно не оправдывает наших ожиданий. Практика. Слабое место. Мне не отказывают, но и не берут. – Что я могу сделать? – Поинтересовалась я с надеждой. – Пока подождите в холле, – предложил мужчина. Внутри меня все буквально оборвалось. Практика. Ну как же я не подумала об этом? В принципе ничего подобного возникнуть и не должно было, ведь я следовала установленному регламенту и всем доступным правилам, подумать о том, что мне подойдет нечто иное, значило отойти от протокола. Но что будет теперь? Выйдя в холл, я первым делом попала под прицел внимательных и встревоженных взглядов моих оппоненток. Прошла к своему месту, села, не смотрела на них, пока не вызвали следующую. Это было изматывающе тяжело, ведь я так и не знала, взяли меня, не взяли, чего я ожидаю, зачем? Мне не хватало фактов и улик для того, чтобы составить полную картину. Что же будет дальше? Третью девушку развернули быстро и, судя по слезам на глазах, ей отказали. Последняя кандидатка шла не очень уверенно, даже разок глянула на меня, как будто ожидая поддержки. Что я могла ей дать? Я сама хотела получить эту работу, сама хотела быть той, кто займет эту должность, максимум, на который я была способна, это не пожелать ей провалиться. Последняя девушка так и не вышла, зато появился тот самый мужчина, который усомнился в моем опыте. При нормальном освещении я смогла его разглядеть: средних лет, несколько замученный вид, форма скрашивала все его возрастные несовершенства. – Пойдемте со мной, – позвал он за собой. Не к добру это, ой как не к добру! Выводы первые: последнюю девушку оформляют в штат, а меня проводят к выходу, дабы я не очень расстраивалась, ибо – потенциал. Мол, где-нибудь пригожусь. Что еще думать? Однако я не угадала. Мужчина не повел меня к выходу, после коридора он свернул налево и повел меня дальше, как оказалось позднее – к себе в кабинет. Пригласил сесть в кресло, сам занял место за столом и внимательно посмотрел на меня своими блеклыми серыми глазами. – Ри Крос’ери, – обратился он, – позвольте для начала представиться: Анви ир Зарцэн, глава отдела дознавателей имперской службы. Это имя я, конечно же, знала, только не пересекалась с ним лично. Сердце забилось чаще. – Как я уже говорил ранее, есть обстоятельство, которое несколько смущает. Вы показали столь высокие результаты, что мне и всей комиссии очень бы хотелось посмотреть на Вас в деле. Не думайте о данном предложении, как об отказе, вовсе нет. Это, скажем так, донабор очков. Посоветовавшись, мы рассудили, что работа юрисконсультом Вам не подходит, а вот юридический следователь и дознаватель вполне окажутся достойными Ваших умений и знаний. У меня буквально перехватило дыхание, что естественно ир Зарцэн без внимания не оставил и улыбнулся. Если перевести на простой язык: я пробовалась на должность «сидим и перебираем бумажки с перспективой лет через десять перебирать больше бумажек», а мне предлагали мою «мечту»! Это именно то, чем занималась Герита ри Фоннингем, мой личный кумир и пример для подражания! Немыслимо! Это просто немыслимо! Пережив первые мгновения восторга и эйфории, я сделала глубокий вздох и постаралась успокоиться. Все-таки это не очень профессионально проявлять эмоции, особенно когда мне предлагают столь серьезную должность. – Это… очень щедрое предложение, ир Зарцэн, – несмело улыбнулась я. – Благодарю. – Не стоит, – он откинулся на спинку высокого стула, – это Ваши заслуги, ри Крос’ери, и только себя Вам за это благодарить. Однако непременным условием станет одно очень важное поручение. Некоторое время он выпытывающе смотрел мне в глаза, наблюдая за моей реакцией. – Какое же? – Вежливо уточнила я. – Знаете ли Вы что-нибудь о доме Кайтранов? – Спросил ир Зарцэн. Не сразу сообразив, пришлось порыться в памяти. – Я знаю, что это известный дом и что Глава дома приближен ко двору Императора, – выдала информацию я. – Все верно, – медленно кивал ир Зарцэн. – Совсем недавно Вэйрану Динари ир Кайтрану выдали постановление на запрет поиска, отлова и уничтожение любых запрещенных и враждебных форм жизни или смерти. Но в том постановлении есть условие: при наличии официального юрисконсульта данный запрет будет снят. – Ир Кайтран ищет себе помощницу? – Уточнила я, подведя итог. – Верно, – ир Зарцэн улыбнулся. – И Ваше задание будет как раз наняться к нему. Конечно, дом Кайтранов был одним из великих домов Империи, сам Глава дома – известным охотником, о котором, как правило, ходили разные слухи, да еще, как обсуждали сейчас везде, сам Вэйран Динари ир Кайтран собирался участвовать в турнире. Но все же это не совсем имперская служба, на которую я рассчитывала. – Это станет Вашей практикой, ри Крос’ери, – продолжал мой собеседник. – Но дело не только в ней. На этот момент мое шестое чувство стало подсказывать мне, что дальнейшее мне не очень понравится. Возможно. – Дело в том, что Вэйран Динари ир Кайтран является магом высшей степени и его сила почти безгранична. Однако столь сильным не был никто из его предков, а потому лично у меня возникает вопрос: как он обрел могущество без определенных магических сил рода? Он ведь еще молод, но как именно Глава дома Кайтранов приблизился к самому Императору и достиг определенных высот столь скоро? Долго думать о том, что именно подразумевал ир Зарцэн, мне не пришлось. – Вы хотите, чтобы я это выяснила, – подвела итог очевидного. – Именно, – ир Зарцэн улыбнулся. – Понимаете, доступ в их дом закрыт, а юрисконсульт, который возьмется работать с ир Кайтраном по долгу службы, вынужден проживать на территории его дома. А потому это идеальный вариант подобраться к нему и его дому поближе. – Есть ли у меня какие-то сроки? – Перешла к делу я. – О сроках говорить сложно, ведь ир Кайтран очень непростой маг, – поморщился ир Зарцэн. – Не торопитесь. Лучше все сделать хорошо и основательно, зато наверняка. – Ну, а далее, – он поднялся на ноги и обошел стол, замерев напротив меня в непосредственной близости, – Вас будет ждать обещанная должность. Мы договорились? Я смотрела в бесцветные глаза ир Зарцэна и невольно размышляла над его словами. Хотелось ли мне стать шпионкой и проникнуть в дом Кайтранов, дабы выведать их тайну? С одной стороны – нет, ведь я хотела работать с законом, а посему не нарушать его изначально. Но, с другой стороны, мне самой стало интересно то, о чем говорил мне ир Зарцэн. Это действительно было любопытным делом, которое я могла раскрыть. И всего лишь нужно стать юрисконсультом самого ир Кайтрана. Он не может быть настолько плох. И вот возникал последний и решающий вопрос в моем списке принятия решения: хотела ли я по результатам получить должность юридического следователя и дознавателя имперской службы? Ради этого все затевалось! Только так и никак иначе! – Мы договорились, – утвердительно произнесла я и улыбнулась. *** О том, что я должна приехать на собеседование ир Зарцэн предупредил заранее. Через два дня я собралась посетить дом Кайтранов. Ранним утром за мной заехал экипаж и я, радостная от предвкушения, отправилась в путешествие. Оно было довольно скучным, но, поскольку основные волнения по поводу собеседований у меня прошли, я села ближе к окну и стала читать книги. У меня оставался недочитанным на несколько сотен страниц справочник по всем известным делам Империи за прошедший век, ждали еще несколько предыдущих веков, а также «краткая историческая справка преступлений и наказаний» в шести томах, по семьсот страниц каждый. Ехать из Столицы до дома Кайтранов, что в северных землях, было долго. К счастью, мне было чем заняться, и я погрузилась в чтение, не очень-то обращая внимания на красоты и виды. И вообще – когда поездка закончилась, а извозчик объявил о прибытии, я даже несколько удивилась, ведь не дочитала и до середины прошедшего века, а ведь я рассчитывала закончить за время поездки хотя бы две книги. Но да ладно, еще будет время. Дом Кайтранов располагался на холме и представлял собой несколько десятков сооружений, связанных между собой внутренними коридорами и галереями. Подъездная дорожка была насыпана гравием, газон аккуратно подстрижен, деревья – листочек к листочку. Уж если здесь и заботились о внешнем виде, то делали это на совесть. Большие двери из ореха распахнулись, и мне навстречу выступила молодая девушка. О том, что она молода я догадалась только лишь по ее лицу, одета она была так, будто свои вещи где-то потеряла, нашлось только бабушкино. – Доброго дня, – приветствовала меня эта девушка. – Меня зовут Мойла, прошу, пройдемте за мной. По сравнению со Столицей в пригороде было заметно тише, воздух насыщенным и чистым, а жизнь размеренная и неспешная. И так бы мне казалось до самого конца, если бы я не услышала странные звуки… битвы? – Хозяин сейчас тренируется, – объяснила Мойла, – я доложу ему, что Вы прибыли. И тут-то я решила использовать свой шанс! – Могу ли я поприсутствовать на тренировке? – Тут же попросила я. Мойла сначала растерялась и не знала, что сказать, но я решила надавить: – Это же всего лишь тренировка, разве там происходит что-то запрещенное? Я делала ставку сразу на две возможности: либо все хорошо и спокойно и ир Кайтран не так уж глуп, чтобы использовать какие-нибудь запрещенные ритуалы под носом у всех, либо настолько глуп, и я застану его врасплох – дело раскрыто, я юридический следователь и дознаватель на службе Империи! Знаю-знаю, даже при самом лучшем раскладе так бы не вышло, но попытаться определенно стоило! Мойла нехотя, но все же согласилась и повела меня вглубь дома. Надо отметить, меня заметно поразили убранство и оформление комнат. Каждое помещение, что нам встречалось, имело свой собственный цвет, стиль и настроение. Были комнаты ярко-алые, украшенные золотыми орнаментами, соответствующей мебелью и наполнены солнечным светом. А встречались комнаты мрачные, погруженные в отчуждение и мрак. Темно-синие стены, приглушенный плотными гардинами свет, минимум мебели и роскоши, подобные помещения служили чем-то вроде немых откликов одиночества. Но ни в одну из этих комнат меня Мойла так и не провела. Шли мы длинным коридором, украшенным интереснейшим орнаментом бегущего тигра. Если не разглядывать рисунок, а просто двигаться вперед, создавалось впечатление, будто тигр сопровождает тебя и бежит вровень. Удивительный эффект! Наконец показались белые двери, и Мойла впустила в полумрак солнечный свет. Я вышла на просторную площадку с большим количеством тренировочных снарядов, будь то манекены, деревянные столбы, стенки для скалолазания или же иные различные приспособления. Площадку огораживали красивые ширмы с изображением ярких птиц. Из-за этого создавалось впечатление, будто я попала в иную реальность. И во всем этом великолепии передо мной предстали двое: уже не молодой мужчина, весь закутанный в броню, принимающий на себя большую часть ударов, и второй… Не скажу, что я была падка на мужчин, но не каждый день удается повидать… такое. Смуглый, по пояс обнаженный, очень хорошо сложен, высокий, темноволосый, сильный, властный…, так, стоп. Мужчина и мужчина. Судя по всему, именно он и есть ир Кайтран. Что же, у меня есть уникальная возможность оценить потенциального врага (если он что-нибудь нарушает, и я это раскопаю, то так и будет) на поле боя. Дрался он как бог. Движения четкие, выверенные, отточенные, а магия… Вот тут-то я немножко и напряглась. Татуировки черными узорами украшали его плечи и ключицу. Маг высшей степени сейчас использовал свою сильнейшую магию. Пока это были лишь боевые заклинания для лучших ударов, но сам факт. Невольно по телу пробежали мурашки, а где-то внутри к нему проснулось… благоговение. Но это лирика, главное – сделать дело. Заметили нас далеко не сразу, если не сказать больше – тут до нас дела не было. Но вдруг эти двое оказались поблизости, и в мою сторону была направлена окутанная магическим заклинанием, готовая схватить меня за горло ладонь. Он замер в сантиметрах, а я еле-еле заставила себя стоять на месте. Мы оба дышали глубоко и шумно, он – потому что сражался с противником, я – потому что страшно, когда весь боевой настрой внезапно сменяет траекторию и обращается против тебя. – Хо-хозяин, – подала голос Мойла, – это Валетта ри Крос’ери, прибыла из Столицы на должность юрисконсульта. – О, – мужчина тут же опустил руку и изменился в лице. Из полного решимости атаковать меня, он за мгновение превратился в саму любезность. – Добрый день. Он вяло улыбнулся, как будто воспринял наше знакомство не самым лучшим. Это так, но – что теперь поделаешь? – Добрый, – выдавила из себя еле-еле улыбку. – Вы уж простите великодушно, когда я тренируюсь у меня все мысли заняты только тренировкой, – виновато признался Хозяин дома. – Вэйран Динари ир Кайтран. Итак, собраться. – Очень приятно, – улыбнулась более уверенно теперь я. – Значит, – он подошел к вешалке и снял с нее безрукавку, – Вы приехали по поводу должности юрисконсульта. Пока он одевался, я делала вид, будто красоты окружения очень меня заинтересовали. Да, я разглядывала его идеальное тело, пока он дрался, но теперь это делать уже как-то неудобно. – Именно так, – нашла его глаза взглядом и очень удивилась про себя, найдя им единственное подходящее описание: мрачно-синие. Разве такое вообще возможно? Вэйран пригласил меня в дом, и мы проследовали коридором с тигром обратно. Теперь он словно отступал назад. Удивительная иллюзия. В этот раз мы задержались в кабинете ир Кайтрана. Пока он усаживался на свое место за столом, я с интересом разглядывала светлую комнату в бежевых тонах, украшенную причудливыми берегами разных островов. Несколько отличались от общего рисунка лишь сиреневые гардины, но на них тоже были изображены неизвестные мне чудо-рыбы. Это было странное ощущение, ведь я была здесь впервые и по вполне конкретному заданию, но… мне здесь нравилось. Заняв место напротив ир Кайтрана, я устроилась поудобнее и приготовилась к разговору. – Леди ри Крос’ери, – начал было он, но я поспешила его прервать. – Просто ри Крос’ери, – поправила я. – Значит, титула нет, – сделал какие-то свои выводы он. – С этим возникнут проблемы? – Уточнила на всякий случай я, ведь он мог дать мне от ворот поворот, если ему это важно. – О, что Вы? – Он улыбнулся и поразил меня многоликостью собственной внешности. То он казался страшным и угрожающим, а сейчас передо мной сидел как будто мягчайший и добрейший человек в мире. – Не судите строго, но для меня отсутствие титула гораздо важнее. Удивительно было слышать это от него. Я даже на мгновение растерялась. – Не сочтите за грубость, но могу я поинтересоваться – почему? – Понимаете, ри Крос’ери, дело в том, что… такие люди, с титулом, для них… все возводится в некий иной эквивалент. Проще говоря – их легче напугать. И не подумайте, я не хочу Вас пугать! – Ир Кайтран сам почему-то испугался. – Я просто имею в виду – людям с титулом труднее смириться с… условиями предполагаемой работы. Беглая нервная улыбка говорила мне о многом, но я предпочла тактику мягкого расспроса. – Значит, работа не из легких, – подвела итог я. – Могу я узнать подробности? – Конечно! – Воскликнул Вэйран. – Все, что от Вас потребуется, это вести юридические протоколы и составлять отчеты о продленной работе. Все по стандартам. – Что же отличается от стандартов? Ир Кайтран улыбнулся и спрятал взгляд. – Будучи Главой дома Кайтранов я не выбираю простые задания, – начал объяснять он, – как правило, все очень опасно и редко случается, что… все заканчивается хорошо. То есть – никто не умирает! Кроме врагов, конечно же, – он нервно улыбнулся, я поддержала его мягким кивком, – но… к этому нужно привыкнуть. Выпытывающий взгляд как будто задавал мне тысячу-другую вопросов, о которых мне, к сожалению, пока было неизвестно. – Объяснимо, – кивнула, – везде есть свои условия работы, Ваши мне пока не до конца, но более или менее ясны. Ир Кайтран закивал, но на его лице не было и намека на энтузиазм, скорее наоборот – он как будто расстроился из-за какого-то обстоятельства. Я попыталась проанализировать сказанное и пришла к выводу, что если его что-то и расстроило в моих словах, то это точно не связано со мной. Возможно, что-то было связано с тем, что я сказала. – Ри Крос’ери, – и снова не было энтузиазма в голосе ир Кайтрана, – возможно Вам известно, что совсем недавно мне… запретили ходить на рейды без юрисконсульта, а посему я не могу подвергнуть Вас тому же первичному испытанию, что и остальных. – Первичному испытанию? – Не подумайте! Ничего такого! – Замахал руками ир Кайтран. – Просто я считаю, что простого разговора при сложившихся обстоятельствах явно недостаточно. Поговорить мы можем о чем угодно, а вот выехать на совместное задание условие все же обязательное. – И, поскольку мне запретили подобное, могу предложить следующее: Вы устраиваетесь ко мне официально, мы идем на задание и если что-то не так – Вы сразу же увольняетесь! Я Вас не ограничу, рекомендации напишу самые хорошие! – Почему Вы так уверены, что я уволюсь после первого задания? – Улыбнулась. – Ну… Замяв тему, ир Кайтран внезапно поднялся и посмотрел на меня сверху вниз. Честно говоря, я ожидала объяснений, но он не собирался мне их давать. – Ри Крос’ери, готовы ли Вы пойти на данные условия? С одной стороны – нет, ознакомьте меня с документами. Но с другой стороны – никто не мешает мне это сделать сейчас. Да и потом – была бы я какой-нибудь просто мимо проходившей кандидаткой, то я бы сто раз подумала. Но мне же как раз и нужно устроиться к нему на работу. Раз уж он так сомневается во мне, я не могу сразу же согласиться, нужно идти по тому же сценарию, что и он. – Есть ли у Вас договор, с которым я могу ознакомиться? – Попросила я. – Естественно, его я предоставлю. – Хорошо. А что же до задания? Оно у Вас уже есть? Вэйран вдруг улыбнулся мне как-то снова по-новому, и от этой улыбки я почувствовала легкую слабость. – Ри Крос’ери, у меня всегда есть задания. *** Изучение договора отняло у меня примерно пять минут, но ир Кайтран оставил меня одну в кабинете и отправился приводить себя в порядок после тренировки, я же была предоставлена сама себе. Сначала я только читала и внимательно изучала условия нашего контракта, потом же просто прислушивалась к тому, что происходило в доме. Договор вопросов не вызвал, стандартная форма, но у меня было главное задание, с которым я сюда приехала и мне нужно было потихоньку начинать собирать по зернышку хоть какие-то доказательства, улики, подозрения. Пока я ждала, пришла Мойла и услужливо предложила мне чай. Девушка была любезной и улыбчивой, но несколько застенчивой. Если она что-то и знала, то могла бы мне об этом сообщить. Естественно, устраивать ей допрос с пристрастием в эту же минуту я не стала, всему свое время. Когда служанка ушла, я осмелилась походить по кабинету и изучить его наполнение. Если что-то пойдет не так на задании, то у меня хотя бы будут крупицы первых знаний о Вэйране Динари ир Кайтране. Из окна открывался чудесный вид на живописный дворик. Посредине небольшой бассейн, украшенный камнями причудливых форм и небольшими статуями неизвестных мне мифических животных. Невысокие деревья располагались так, чтобы не загораживать друг друга и сам вид на дворик. Кто бы ни был садовником в доме Кайтранов, свою работу он выполнял отлично. На самом деле на этом вся красота далеко не заканчивалась. Оказалось, чтобы увидеть все великолепие этого живописного вида, нужно было просмотреть сразу четыре плана – ближний (ближние деревья), второй (бассейн и статуи), третий (дальние деревья), и только за ровным коридором покатой красной крыши одноэтажной постройки открывался четвертый, на мой личный взгляд, самый потрясающий вид. За домом виднелись равнина, поросшая алыми цветами, за ней возвышалась гора. Величественное спокойствие и безмолвие. Пик горы окаймляли неподвижные облака. Завораживающее зрелище – живописное творение человека пред величием созданий самой природы. Оторваться было сложно, однако я не забыла о своем долге. Медленно прошлась по кабинету и заметила целый шкаф, заставленный десятками фигурок богов. Тотемы. Сами по себе они были чем-то вроде символа поклонения, но в магии имели иной, сакральный смысл. Тотемы дарили как бы благословение и даровали по требованию: здоровье, исцеление, силу, разбивали проклятия и накладывали свои. Судя по тому количеству, которое присутствовало у ир Кайтрана, он либо ими совсем не пользовался, либо готовился как минимум к войне. – Значимость тотемов сильно преувеличена, – внезапно оказался прямо у меня за спиной ир Кайтран. Я обернулась и заглянула в его мрачно-синие глаза. Он приоделся, темно-синий камзол смотрелся на нем очаровательно. Он улыбался очередной новой для меня улыбкой. В этот раз в ней была тайна тысячи вселенных. – Давным-давно я пробовал использовать их в своей работе, но… Вэйран лишь пожал плечами и сцепил руки за спиной. Его взгляд скользнул по статуэткам, а потом, словно в продолжение, он посмотрел на меня. – Вы изучили договор, ри Крос’ери? – Уточнил он. – Да, – кивнула. – Появились ли у Вас какие-то вопросы? – Да. Что за задание Вы выбрали для меня? Он улыбнулся шире, как будто его умилило мое незнание. Меня это несколько укололо, ведь я привыкла все знать. Однако в данном случае я не могла парировать, я действительно никогда не отправлялась с ним на задания. И, если честно – меня это пугало. – Я решил выбрать задание с минимальной опасностью и травматичностью, – сообщил Вэйран. Несмотря на то, что он сутулился, мне все равно приходилось задирать голову, чтобы смотреть ему в глаза. – Несколько месяцев назад на раскопках старого города неподалеку от Вирали, город, что в нескольких часах пути отсюда, появился враждебный дух. Он напал на археологов, и только двоим из четверых удалось уцелеть. С тех пор раскопки приостановили, но проблема до сих пор еще не решена. Не знаю, почему, но от его рассказа мое сердце забилось вдвое чаще. Что это? Страх или интерес? Мне пришлось сделать глубокий вздох, чтобы прояснить мысли. – На первый взгляд задание не сложное, – заметила я. – Почему именно Вам поручено его выполнение? – Потому что я – Глава дома Кайтранов, – снова улыбнулся он. – Потому что Вы – маг высшей степени, Вы хотели сказать? – Поправила я. – Конечно, – быстро отвернулся и направился к выходу ир Кайтран. – Идемте. Отужинаем и отдохнем, а ранним утром отправимся к месту раскопок. Порталы. Эта мысль прошибла меня насквозь, и я начала выстраивать логические цепочки, как подобраться к ним в разговоре. Отказываться не стоило, я с самого утра ничего не ела, а чай, который принесла мне Мойла, хоть и был невообразимо вкусный, наесться им было естественно невозможно. Бумаги я оставила на столе. Подписанные. Ир Кайтран лишь мельком глянул на них, когда мы выходили из кабинета. Столовая, в которую он меня привел, показалась мне… странной. Убранство и цвет багровых закатов пробуждали аппетит и заставляли обращать внимание на новые изображения на стенах. Однако меня смутило, что в хозяйской столовой за общим столом собрались как будто бы все обитатели дома Кайтранов. И дело было не в родстве, а в происхождении. Вот явно конюх сидит и болтает со служанкой, вроде Мойлы, только попроще; вот портниха беседует с кузнецом, какой-то калека со шрамом вместо левого глаза носится вдоль стола и о чем-то радостно всем сообщает. Странные у них тут порядки. – Хозяин! – Воскликнул кто-то. – Приветствуем! И все дружно приветствовали ир Кайтрана. – У нас сегодня гости, – сообщил последний, и я уже думала, что сейчас все разбегутся. Нет. Они просто приветствовали меня и чуть подобрались для приличия. От шока я отошла через пару секунд и приветствовала в ответ целую толпу разных профессий и сословий. Я не скажу, что была голубых кровей, титула ни у меня, ни у моей семьи не было. Но когда я жила с родителями, у нас были слуги, которые никогда не позволяли себе даже лишний раз зайти в хозяйскую комнату, только по необходимости. Да везде так было принято, поэтому я и удивилась. Этот… совместный ужин несколько выбил меня из колеи. Но выбора особо не было. Пока ир Кайтран устраивал меня на стуле, повариха уже сбегала на кухню и вместе со служанкой они принесли мне ужин на троих. То есть я столько никогда не ем, а тут – лопни. Я, конечно, поблагодарила за вкусную еду (она и правда была вкусной), но все равно несколько опешила от происходящего. Этот ужин больше всего походил на приличного вида вечер в какой-нибудь таверне. Все цивильно, тихо, мирно, просто все беседуют, общаются и едят за одним столом. Что за порядки в доме Кайтранов? Есть ли тут вообще кто-нибудь, кроме ир Кайтрана из родственников клана? Так было трудно судить, когда я осматривала толпу, но в целом возникало множество вопросов, на которые ответы получить не представлялось возможным. Сначала я вела себя очень скромно, представляя, будто на меня направлены все взгляды, включая самого ир Кайтрана. Но чем больше я осматривалась, тем больше понимала, что дела до меня здесь нет никому. Когда ужин был окончен (я попробовала все и была на один кусочек от того, чтобы лопнуть), как по волшебству рядом со мной материализовалась Мойла и взялась отвести меня в спальню. Надеюсь, спят они не так же, как ужинают. Поднявшись с места, я посмотрела на ир Кайтрана и кивнула в знак благодарности. Весь вечер он хоть и выглядел отвлеченным и расслабленным, мой взгляд перехватил моментально. Он ли прислал Мойлу? Похоже, за мной все-таки следили. Но это ничего. Приведи в дом незнакомца и все точно так же за ним будут наблюдать, это вовсе не означает, что во мне сомневаются. Я надеюсь. На мое счастье комната оказалась прекрасной спальней с видом, от которого захватывало дух. Не знаю, почему, но ир Кайтран, или Мойла (кто здесь больше принимает решение?), поселили меня на втором этаже. А оттуда из двух окон открывался вид на дорогу, по которой я приехала и на гору. Я как будто оказалось между прошлым и будущим одновременно. Это завораживало. Ночь прошла без происшествий и наутро я была готова ехать на задание. Первым, кто заглянул ко мне после того, как я собралась, была Мойла. Завтрак она мне принесла, поэтому я быстро перекусила и спустилась вниз. Ир Кайтран уже ждал меня. – Доброго утра, ри Крос’ери, – приветствовал он с улыбкой. Странное чувство – одна ночь в его доме и у меня к нему как будто легкая привычка. Словно так было всегда. Глупые мысли, которые стоить выгнать из своей головы. – Доброе утро, ир Кайтран, – улыбнулась и я. – Хорошо ли отдохнули? – Прекрасно, благодарю. Так хорошо я не спала очень давно. – То есть еще один плюс в список «Я хочу у Вас работать» Вы все-таки запишите? – Лукаво уточнил он. Сказать, что именно это было, сложно. Он мог действительно играть по правилам «Пожалуйста, останься, мне нужен юрисконсульт», либо все это лишь хорошо обыгранный спектакль, чтобы мне это лишь казалось. Слишком много двуличных людей я повидала на скамье подсудимых, чтобы так просто доверять этому ир Кайтрану. Я все же решила ему подыграть. Улыбнулась. – Определенно, – кивнула. Он просиял и от радости даже взял мою руку и заложил под свой локоть, направляясь к выходу. – Хорошей поездки, Хозяин! – Пожелала Мойла. – Ри Крос’ери, возвращайтесь к нам! Мы Вас будем ждать! Этот внезапный жест сначала показался мне чем-то вроде спланированного хода, но потом я обернулась и взглянула на эту Мойлу и вдруг поняла, что плана не было. Она просто была простодушной и доброжелательной, что не отменяло, конечно, ее возможной причастности к страшным преступлениям (предположительным, но лучше уж предположить все и ошибиться, чем недодумать и удивиться). Коль уж я всего лишь прохожу первичное испытание, я решила не расспрашивать об особенностях дома Кайтранов с ходу. – Я слышала, Вы собираетесь участвовать в турнире, – совсем уж отвлеченную тему подняла я. Все-таки я молодая девушка двадцати двух лет, мне свойственно интересоваться светскими мероприятиями, вроде турнира. – Все верно, – ир Кайтран улыбнулся и пропустил меня вперед, предварительно распахнув входную дверь. – Похоже, слухи распространяются очень быстро. – Разве это такой уж секрет? – ир Кайтран снова заложил мою руку под свой локоть. Его эта излишняя любезность казалась мне перебором, но выдергивать ладонь тоже было невежливо. – Вовсе нет, просто турнир состоится лишь следующей весной, а говорить о нем начали еще год назад. – Не удивительно, – лишь невинно улыбнулась я, – такое событие среди сильнейших магов Империи. Кто победит? Кто покажет себя лучше остальных? Все эти игры подогревают неподдельный интерес, ведь наблюдать за ними сможет каждый житель Империи! – Похоже, Вас турнир тоже интересует, – все улыбался ир Кайтран, пока я рассказывала. – А разве это плохо? – Вовсе нет, – покачал головой он и подвел меня к экипажу. – Наоборот, мне кажется очень любопытным, что Вы рассматриваете саму игру, а не поиск удачной партии, как делают остальные. Чтобы смягчить явную насмешку, ир Кайтран рассмеялся. Я вежливо улыбнулась и забралась в карету. Ир Кайтран сел напротив и мне показалось, что его улыбка была несколько неловкой. О нет, только не это. Ехать несколько часов, я надеялась почитать, а он что? Будет болтать? Ладно, поддержу разговор, а потом уткнусь в окно, пару минут подожду и… Но ир Кайтран как будто сам последовал моему плану и уткнулся в окно. Подождав свои пару минут для приличия, я поняла, что разговора не последует и с осторожностью достала книгу. Реакции не последовала. Открыла. Ничего. Счастье случилось, и я читала всю дорогу. Ир Кайтран лишь один раз, когда мы подпрыгнули на кочке, глянул на меня в испуге, словно боялся, что я что-нибудь спрошу. Да и я на него так же глянула. Но потом он заметил книгу и так долго улыбался, что я начала подозревать магию. В общем, до окончания поездки мы так и не разговаривали, а я почти закончила читать про дела прошлого века. Отлично! Такими темпами закончу с книгами быстро! Вообще не понимаю, чего сложного было найти юрисконсульта! Ездишь себе по разным заданиям, ведешь протокол и все! Когда мы остановились и покинули карету, я первым делом огляделась. Да, действительно, неподалеку располагались руины древнего города. Пока мы не отошли дальше, я решила все-таки задать вопрос. – Ир Кайтран, могу я узнать, пользуетесь ли Вы порталами? – Только в крайнем случае, – ответил он мне. Зачем мне был так нужен этот вопрос? Порталы в нашем мире это не простое перемещение, оно требует серьезных энергетических затрат и множество магической энергии. Только очень сильные маги способны на переходы. Не все маги высшей степени могут использовать порталы. Что узнала я? Что ир Кайтран сильнее, чем я предполагала. – Итак, – ир Кайтран замер напротив меня, – нам нужно найти и обезвредить сумеречного духа. Вы готовы, ри Крос’ери? – Да, – подтвердила и только после этого мы двинулись вперед. Древний город представлял собой руины забытых построек. Где-то уцелели целые стены, где-то только плитка под ногами. Тем не менее, даже эти руины говорили о величии этого места. Я слышала об этом городе, но по понятным причинам подробностями не интересовалась. Мы вошли в город с южной ее части и попали на широкую дорогу, выложенную каменными плитами. Вообще, если так посмотреть: разрушения будут стоить очень дорого. В случае с обычными жилыми домами я, как юрисконсульт, могла вести протокол сломанных и поврежденных предметов, список которых представлялся на собрании о рассмотрении дел (как правило, заочно) поимке и уничтожения магических существ. Расходы оплачивались из бюджета в том случае, если волшебное перо предоставляло неопровержимое доказательство порчи имущества вследствие запрещенных действий магическим объектом. Если же, например, ир Кайтран шел мимо и разбил вазу, то оплачивать будет ее он сам. Что же до руин города – по идее это место никому не принадлежит, поэтому счет затребовать может разве что историческое общество. А восстановление исторических объектов дело не дешевое, посему – лучше здесь не особо буянить. – Ир Кайтран, – обратилась я к своему работодателю. Он пока шел чуть впереди и высматривал врагов. – Хочу обратить Ваше внимание на тот факт, что это место никому не принадлежит, а посему, в случае если придется возмещать ущерб, это будет скорее всего на вас. Ир Кайтран остановился, спустившись на ступеньку вниз, и повернулся ко мне. Это был первый раз, когда он оказался ниже меня. Я замерла в шаге от него и наблюдала за его реакцией. Он чуть нахмурился и серьезно задумался. – Разве нет какого-нибудь закона, который может покрыть расходы спонсорским методом? – Уточнил ир Кайтран. – Есть, – кивнула, – но для того, чтобы он сработал, нужен этот самый спонсор, который спонсирует раскопки. А судя по тому, что я знаю об этом месте, старый город раскапывают на средства исторического общества. А это, как Вам наверняка известно, деньги налогоплательщиков. – Хм, – Вэйран нахмурился сильнее. – Как юрисконсульт что Вы предлагаете мне, ри Крос’ери? Он снова посмотрел на меня снизу вверх. В какой-то степени это сейчас определяло наше положение – я все же была намного лучше подкована в знаниях о законах и других юридических тонкостях, чем он. В принципе именно поэтому он меня взял. Не скажу, что я хвасталась, просто, учитывая мое прошлое, мне все же нравилось владеть информацией в совершенстве. – Я предлагаю Вам быть крайне осторожным. Пожалуйста, постарайтесь нанести этому месту наименьший ущерб. Ир Кайтран ухмыльнулся и оглядел руины. – То есть, Вы считаете, здесь есть, где разгуляться? И не успела я ответить, как вдруг, откуда не возьмись, появилась серая дымка. Понять или сообразить что-то я не успела, ведь дымка внезапно врезалась в нас обоих, и я свалилась на холодные камни. Пока я соображала, как такое вообще могло произойти, ир Кайтран уже вцепился в эту дымку и сейчас летал на ней, как на воздушном змее, над дорогой, ведущей вниз. Поднявшись на ноги, я отряхнулась и двинулась за ир Кайтраном, проверяя волшебное перо – не пострадало, к счастью, продолжало вести протокол. Не знаю, послушал ли меня ир Кайтран, но каждый раз, когда этот призрак пытался переломать хребет моему работодателю, последний с грацией дикой кошки, ловко избегал шатких колонн, расписанных изящными рисунками, полуразрушенных стен, и так уже пострадавших от времени и других естественных причин разрушений. Мне оставалось только поспевать за этими двумя и…, если честно, несмотря на вероломное нападение, чувствовала я себя вполне в порядке. Это было странное ощущение, которое я еще не распробовала, как если надкусываешь маленький кусочек печенья, но пока не понимаешь, нравится оно тебе или нет. Так или иначе, мне хотелось понять это странное чувство чуть лучше. Как оказалось, ир Кайтран был очень хорошо подготовлен к подобным схваткам. Примерно у поворота с каменной плитой, на которой была изображена древняя Богиня с крыльями, ир Кайтран повалил духа на землю (несмотря на необъяснимое) и одним точным и мощным ударом кулака, окутанным магической цепочкой заклинаний, избавился от проблемы. Дух взорвался и серая дымка, словно круги по воде, разошлась в разные стороны, а потом и вовсе исчезла. Я подошла ближе и замерла в нескольких шагах. – Все в порядке? – Уточнила я, пока ир Кайтран поднимался на ноги. – Да, – он отряхнулся, – как Вы? Тревога в его взгляде меня удивила. – Все хорошо, – заверила я и улыбнулась. – Значит, вот они какие сумеречные духи. – Вы впервые сталкиваетесь с ними? – Поправляя одежду, уточнил он. – Да. По долгу службы не доводилось выезжать на рейды по их поимке. Чуть отдышавшись, ир Кайтран внезапно посмотрел на меня, как будто собираясь мне что-то сказать, и некоторое время просто смотрел. Однако ничего более за этим не последовало, он словно передумал. А затем и вовсе отвлекся то ли на шум, то ли что-то мелькнуло, я не успела заметить. Но так ничего не сказав, он начал расстегивать камзол. Понять, зачем он это делает было не трудно. – Еще один дух? – Нахмурилась я. Ир Кайтран кивнул, всем своим видом намекая на то, чтобы я соблюдала тишину. Крадучись, он шагнул по дороге дальше, успел сделать всего несколько шагов, когда вдруг призрак вновь напал на него. Это было удивительно и очень странно. Из теории, которую мы проходили в Академии, я знаю наверняка: призраки не держатся группой, не собираются вместе, да и не атакуют своих жертв или тем более обидчиков столь открыто и активно. Что-то здесь явно не так. Но что именно? Пока ир Кайтран, уже по пояс обнаженный боролся с духом, я решила подобрать его камзол и рубашку – хоть пригожусь. Все эти баталии были столь волнительными, что я невольно начинала болеть за ир Кайтрана. Да, турнир мне определенно придется по душе. Однако рано я расслабилась. Вдруг в очередной неожиданный момент серая дымка окутала уже меня и – мгновение и я лечу по воздуху, испытывая смешенную гамму чувств. Вроде бы и страх, но в то же время веселье. Это что еще такое? От себя подобного я не ожидала, но… Дымка выпустила из своей хватки неожиданно, я больно шлепнулась об плитку и сильно ударилась при падении. Тем не менее, дух хоть и отлетел на пару метров, все же решил, что не закончил со мной, а посему атаковал снова. Что в тот момент сработало в моей голове, я не знаю, но тело двинулось в сторону раньше, чем я успела об этом подумать. Еще одно нападение – перекатываюсь. Еще – просто отползаю, а дух все-таки задевает меня, приподнимает в воздух и проносит еще несколько метров. Падаю на землю внезапно, чувствую сильную магию, оборачиваюсь – наконец-то подоспел ир Кайтран и за несколько мгновений с легкостью расправился с духом. Шагнул ко мне, присел рядом. – Вы в порядке? – С ужасом смотрел на меня он. И вот ведь странно: я должна испытывать ужас, желание сбежать, плакать, кричать, но вместо всего этого меня колотит какой-то необъяснимой эйфорией, которая буквально пронизывает мое тело насквозь. – Я немножко пострадала, – смущенно сообщаю и вдруг понимаю, что ир Кайтран держит меня за руку. Нет, не просто держит, он активировал исцеляющие заклинания и сейчас занимается моим восстановлением. – Простите, ри Крос’ери, – разволновался Вэйран, – я не увидел второго духа сразу. Этого больше не повторится. Становилось лучше, раны заживали, только эйфория не отпускала. Я заглянула в его мрачно-синие глаза и улыбнулась. – И часто так происходит? – Уточнила. Ир Кайтран издал серию нервных звуков, которые так и не смогли оформиться в слова, а потом едва выдавил: – Ну…, бывает. – Виноватая улыбка и он выносит себе собственный приговор. – Вы увольняетесь, да? Обреченность в его словах меня удивила. Это было чем-то вроде извинения за предоставленные неудобства, но ведь ему совершенно не обязательно было за меня переживать. В конце концов, я для него незнакомый юрисконсульт, разве имеет значение мое благополучие? – Почему Вы так решили? – Ну… – он отвел взгляд в сторону, намекая на недавние боевые действия, – нет? – Это… странно, но… – я улыбнулась и по-моему ир Кайтран впал в полнейший ступор, – это всего лишь издержки профессии. В этот момент я, кажется, перевернула целый мир, ведь ир Кайтран замер, словно громом пораженный, и даже перестал дышать. Закончив с исцелением, он нервно сглотнул и сдвинул брови. – Правда? – Уточнил он. – В смысле – Вы уверены? Он обвел рукой недавнее поле битвы, а я лишь улыбнулась и кивнула в подтверждение. В этот раз он уже разинул рот. Но я решила оставить всю эту лирику позади и хорошенько задумалась: нападения, что-то было не так с нападениями. Ир Кайтран помог подняться на ноги, и так и продолжал пребывать в легкой форме шока, разглядывая меня как неожиданную археологическую раскопку. Я же решила проанализировать произошедшее и взялась за волшебное перо. Активировав заклинание возврата, я вызвала все записанное из памяти пера и стала внимательно искать зацепки. Вся прелесть пера заключалась в том, что оно записывало абсолютно все, даже то, что лично я не видела, не заметила, не успела пронаблюдать. И сейчас эта замечательная функция была как нельзя кстати. Найдя запись о первом призраке, я тут же пролистнула к следующему. Третий призрак и я анализирую полученную информацию. – Ир Кайтран, – позвала я. Он так и стоял на месте, не шелохнувшись, разглядывая меня в легком удивлении. – Мои записи показывают, что все три призрака прилетели с той стороны. Я указала на склон, по которому дорога вела дальше вниз и приводила к большой стене, видимо, некогда бывшей библиотеки. Перо снова собрало в себя всю информацию, и было готово производить дальнейшие записи. Ир Кайтран посмотрел в сторону, которую я ему указала, и почти незамедлительно двинулся вперед. Подняв его вещи, я поспешила за ним следом. Он не разговаривал, был максимально собран, лишь по приближении на его смуглом теле начали вырисовываться черные татуировки. Они покрыли его плечи, ключицу и немного спину сверху, что говорило об опасности, но не настолько серьезной, как могло бы показаться на первый взгляд. Высокие ступени сначала проводили нас к площадке перед библиотекой, а затем почти такие же подвели нас к входу. Вблизи сооружение, а точнее все, что от него осталось, выглядело гораздо более внушительным. Удивительно, что такая большая часть уцелела, полностью сохранился почти весь фасад здания. А вот с крышей было похуже, ее здесь не было, зато, когда мы зашли внутрь, где-то между руинами обломков каменных альковов, некогда служивших арками, мы вдруг заметили портал. Сероватая дымка, которой он был охвачен, намекала на то, что сумеречные духи попадали в наш мир именно из него. Незамедлительно ир Кайтран подбежал к порталу и начал вырисовывать в воздухе серию сложнейших заклинаний. Татуировки на его теле разрослись чуть сильнее и теперь покрывали полностью его грудь и ключицу, доставая до запястий. Пока он создавал контрзаклятие, между оконными проемами я вдруг заметила движение. Ждать, что это там такое промелькнуло, я не стала, просто подбежала поближе к ир Кайтрану и встала рядом. Лучше ближе, чем дальше. Он закончил заклинание, и то принялось закрывать портал, сам же ир Кайтран шагнул ко мне ближе и, загородив собой, отодвинул меня в сторону. Было ясно, что нас атакуют, но все произошло столь же стремительно, как и в прошлый раз. К счастью, мне повезло, в этот раз благодаря ир Кайтрану, меня даже не задело, а вот его снова поглотила серая дымка. Он бился великолепно, разбираясь со всеми атаками, направленными против него. Призраку не оставалось никаких шансов…, но тут что-то пошло не так. Дымка вдруг словно взорвалась изнутри и раздалась в размерах, резко поглотила собой ир Кайтрана и рванулась вверх, приземляясь на вершине самой высокой колонны. Не думая ни о чем, я бросилась бежать вперед, чтобы лучше видеть происходящее. Было сложно, ведь колонна высотой метров пятьдесят, не меньше. Но я нашла более или менее удобное место и задрала голову вверх. Солнце слепило глаза, приходилось прикрывать глаза ладонью. Но схватку я разглядела. Ир Кайтран бился лучше из-за увеличенной силы, но дух как будто тоже знал, что уровень повышен. Потоки мощной магии сыпались вниз невидимыми волнами, рассыпая в мелкую крошку слабо сохранившиеся предметы старины. Даже до меня доставало, что уж говорить о бедных полуразвалившихся колоннах или каменных кладках? Поскольку ир Кайтран все же маг высшей степени, сдаваться он был явно не намерен и сосредоточился на создании мощного заклятия, дабы уничтожить духа. Действовал наверняка, но когда дух взорвался, то ли что-то пошло не так, то ли это была просто взрывная волна, но возле ир Кайитрана вдруг что-то взрывается, и он стремительно летит вниз. Успеть что-то сделать я не могла, да и не имела подобных навыков, но естественно немедля бросилась к нему. К тому моменту, когда я упала на колени рядом с ним, портал уже благополучно закрылся. К несчастью, ир Кайтран пострадал и от удара о землю потерял сознание. Что мог сделать юрисконсульт? У меня не было магических способностей и навыков. Зато у меня были знания. Магов высшей степени я изучала в свое время достаточно и знала, что их татуировки – это хорошо продуманные и сплетенные между собой заклинания. При случае можно было подобрать цепочку взаимодействий, а значит – и заклинание исцеления можно было активировать. Переложив бессознательного ир Кайтрана к себе на колени, я стала внимательно вчитываться в символы его заклинаний, исписанных на его груди и плечах. Некоторые были мне незнакомы, но я знала точно, что похожие символы должны находиться рядом. В сознание ир Кайтран не приходил, судя по тому, что я ощутила, когда он лег мне на колени, у него были сломаны кости. Ладно, собраться, не думать о его повреждениях и искать нужные символы. Изучив всю его грудь и плечи, я не нашла ничего путного, пришлось подтягивать его к себе и переворачивать, переходя к изучению его спины. От шеи расходились две разные дорожки, но уже знакомые дорожки – отличный признак! Еще несколько мгновений и я нахожу смежные символы, которые в последовательности и сочетании активируют исцеление. Осторожно прикоснувшись тремя пальцами к нужным символам, я активировала заклятие, и те вспыхнули золотистым сиянием, принявшись расползаться живительной волной по телу ир Кайтрана. Снова уложив его на спину, я стала всматриваться в его лицо и ждать, когда же он очнется. Раны были серьезными и поэтому быстро он в себя не пришел. Ожидание утомляло и выматывало, минуты тянулись слишком долго. Когда наконец ресницы вздрогнули, я замерла и задержала дыхание. Поморщившись, ир Кайтран с трудом открыл глаза и попытался улечься удобнее. Проморгался, нашел меня взглядом. Оценил обстановку вокруг и собственную позицию. Чуть нахмурился. Потом потянулся к своей спине, ведь ощущал активированные мною символы. Снова посмотрел на меня. Я лишь слабо улыбнулась. – Откуда Вы знали о заклинаниях? – Спросил он. Я улыбнулась смелее, почему-то уверенность и спокойствие его голоса придало мне сил и уверенности. – Я очень хороший теоретик, – призналась, – в свое время много читала. Маги высшей степени были мне особенно интересны. Пару секунд спустя и ир Кайтран мне улыбнулся. – Очень полезные знания, – заметил он и осторожно приподнявшись, сел. Пока еще не все раны зажили, поэтому вскакивать на ноги он не спешил. – Так что Вы скажете? – По поводу? Его взгляд был испытывающим. – По поводу всего этого, – он намекал на задание. Да, знаю, это все нелегко и далеко не просто. Мне несказанно повезло уцелеть. И даже несмотря на то, что мне поручили вполне конкретное и довольно непростое задание, я не могла не признать главного. – Знаете, мне понравилось, – я смущенно улыбнулась. – Несмотря на опасность, мне всегда хотелось стать боевым магом. Но способностей не было, посему я стала юристом. Но сегодня я вспомнила, что меня так привлекало в подобных заданиях. – И что же это? – Ир Кайтран почти улыбался. – Это ощущение, будто ты причастен к некому сакральному ритуалу, – призналась прежде всего самой себе я. Ир Кайтран долго смотрел на меня внимательным взглядом, как будто о чем-то размышлял, что требовало основательного процесса. А потом лишь улыбнулся. – Значит, Вы все-таки останетесь? – С ноткой неверия уточнил он, как будто сам до конца себе не позволяя в это поверить. – Если я Вас устраиваю как юрисконсульт… – Устраиваете, – не дав договорить, заверил он. – И, раз уж все так случилось, зовите меня Вэйран. В этот момент, честно признаться, растерялась. Переходить на имена, да еще и столь рано, было несколько непривычно. Такое случалось в двух случаях: первый – чтобы дать понять о серьезных намерениях породниться, второй – высшая степень проявленного доверия. И поскольку мы оба понимали, что замуж или жениться никто не собирался, тем ценнее было мне это предложение. Я смущенно улыбнулась и осмелела добавить: – Хорошо, Вэйран, – обратилась по имени уже я, – можете называть меня Валетта. Он улыбнулся и все-таки стал подниматься на ноги. Я тоже встала, а потом протянула ему его одежду. – Спасибо, Валетта, что спасли мне жизнь, – поблагодарил он, одеваясь. Татуировки все еще не исчезли, так как исцеление продолжалось, однако боевых действий больше последовать не должно, портал был закрыт. Мы двинулись обратно по дороге к месту, где нас ждал экипаж. – Кто мог открыть здесь портал? – Поинтересовалась я. Вэйран шагал не слишком быстро, но и не плелся, однако я понимала, что ему еще нужно время на полнейшее восстановление. – Порталы могут появляться случайным образом, – сообщил Вэйран. – Скорее всего, в данном случае это именно так. Подумав и несколько проанализировав полученную информацию, я сопоставила ее с той, что знала сама. – Если сильный маг открывает портал, то он, как правило, призывает полчища злобных духов к себе в услужение. Но мы не нашли ни мага, ни тем более полчища духов. Следовательно – портал был не искусственным, а действительно случайным. Вэйран лишь улыбнулся, сцепил руки за спиной и закивал. – Мне нравится Ваш необычный склад ума, Валетта, – признался он. – Любой другой на Вашем месте взялся расспрашивать меня о подробностях дела, Вы же решили дойти до всего самостоятельно. – Когда тебе скажут – ты можешь не запомнить, когда ты сам поймешь – это отложится навсегда, – заметила лишь я и улыбнулась. – Интересная мысль. Кому она принадлежит? – Мне, – я рассмеялась. – Путь проб и ошибок тернист, но награда бывает слаще меда. Вэйран некоторое время провожал меня взглядом. – Вы сказали, что способностей к боевой магии у Вас нет, – напомнил он. – Все верно, – кивнула, – но это лишь помогло мне стать хорошим юристом. – В этом я теперь уверен, – подтвердил Вэйран, и мы обменялись улыбками. Так или иначе, но, похоже, все складывается вполне хорошо. Испытание я прошла, а посему – стоит взяться за главное, а именно расследование дела ир Кайтрана. Глава третья Вэйран Эта девушка была одной сплошной неожиданностью. Сначала она показалась мне еще более изнеженной особой, чем ее предшественница. Но по результатам беседы, да и нашей первого выезда на не очень легкое задание Валетта все больше удивляет меня, разбивая в дребезги все стереотипы о том, какими должны быть подобные барышни. Конечно, я не придираюсь и не пытаюсь навешивать ярлыки, но первое впечатление о ней было не самое лучшее. Ей бы бумажки перебирать в юридическом отделе какой-нибудь малоизвестной фирмы, а она решилась работать у меня юрисконсультом. Не самое безопасное место работы. Но в конечном итоге я все же доволен, ведь она мало того, что выдержала все, чему подвергло ее наше небольшое приключение, так еще и согласилась остаться. После четырнадцатой кандидатки, сбежавшей от меня, словно заложница от мучителя, я ожидал похожей реакции. Но был приятно удивлен. – Скажите, Вэйран, – по приезде в дом, заговорила Валетта. – Все ли задания столь… активны? Солнце так забавно отливало янтарем в ее растрепанных волосах. Не удивительно, что прическа испортилась, в конце концов, мы попали в засаду, и я удивлен, что ей удалось уцелеть. Ей, конечно, я об этом никогда не скажу, но задание выдалось травмоопасным даже для меня. Такое случалось редко. Но раз уж она прошла подобное испытание, с остальными вообще не возникнет никаких сложностей. – Скажу честно: они чаще все же активны, чем пассивны, – стараясь не очень ее напугать, завуалировал ответ я. Она улыбнулась, и эта улыбка могла быть признаком того, что она поняла все так, как я пытался это преподнести, а возможно это лишь жест вежливости. Пока мне было сложно ее разгадать, я просто боялся все испортить и спугнуть ее. Если она сбежит, то это уж точно станет последней каплей в поиске новых кандидаток на должность юрисконсульта. Мне вообще кажется, что их больше не осталось. А те, кто еще ищет себе работу уже прознали о моих… заданиях и способах вхождения в должность, а посему я вряд ли дождусь новых соискателей в ближайшие… никогда. – Что же, – наконец заключила Валетта, и я напрягся. Только бы не соскочила, только бы! – Тогда, пожалуй, мне стоит подобрать наряд поудобнее. Я как будто только что сбросил с себя целую вселенную. Хвала всем богам! В обычной ситуации я бы проигнорировал часть про женские наряды и самоустранился. Но в данном случае: – Портниху! Срочно! – Крикнул я вышедшей нам навстречу Мойле. Та от неожиданности растерялась и бросилась бежать, выполнять поручение. Валетта рассмеялась. – Я бы подождала, – заметила она. Лучше уж связать ее как можно большими обязательствами сразу, чтобы она не сбежала, чем волноваться из-за того, что ее решение висит на волоске. – Ну что Вы, – я натянул свою лучшую фальшивую улыбку, – это совсем не сложно, к тому же мне бы хотелось, чтобы Вы чувствовали себя здесь как дома. Валетта улыбнулась и не заподозрила подвоха. Я надеюсь. В дверях нам встретилась мчащаяся нам навстречу Аника, худощавая женщина средних лет, моя лучшая портниха. Всегда улыбчивая и приветливая, она тут же принялась бормотать без умолку, собираясь снимать с Валетты мерки прямо в дверях. Намекнув, что это лучше делать в мастерской, я отправил Валетту с ней в дом. Ри Крос’ери пообещала, как только освободится составить отчет и отправить его в Департамент. Первый официальный отчет и девушка не бежит от меня сломя голову – это уже что-то. – Хозяин, – Мойла, оставшаяся со мной, сложила руки в замок, словно в молитве и воззрилась на меня полными надежды глазами, – это значит Госпожа ри Крос’ери остается с нами? – Да отведут беду Боги, – тихо проговорил я. – Ура! – Воскликнула Мойла. – Я же говорила, что все наладится! И вдруг она стала прыгать от радости, все больше начиная походить на Верта. Хотелось бы сказать ей «хватит», но потом я подумал: как много нужно для счастья этой милой девушке? Пусть порадуется, раз это событие заставляет ее улыбаться. Отправился к себе в кабинет и обнаружил на столе стопку новых дел. Это говорило только об одном. Улыбнувшись, я как обычно взялся их разбирать и разделил папки ровно на две стопки: дела, которые требуют немедленного решения, и другие, менее важные задания, которые могут подождать. Отбор проходили все поступающие запросы, как Глава дома я имел право вести отбраковку. В моем положении нет возможности тратить время зря, особенно на не самые сложные задания. – Хозяин! – Мойла ушла готовить мне чай, а в кабинет ворвался раскрасневшийся Верт. – Хозяин! Господин вернулся! – Да-да! Вернулся! Спасибо за представление! – Последовало сразу, и в кабинете появился мой лучший друг, Кави. Как всегда, Кави выглядел недовольным так, будто вляпался в навозную кучу и ему об этом никто не говорил всю его жизнь. Очень смуглый, очень хмурый, хотя аристократичности ему не занимать. – Пойду, скажу Мойле, чтобы готовила вишневый пирог! – Пропустив Кави, выскочил за дверь Верт, и ускакал на кухню. Я лишь ухмыльнулся. Кави хоть и скривился так, будто его в этот пирог лицом окунули и всю вишню размазали, испортив вещи, все же на каком-то уровне остался доволен. Вишневый пирог, который готовила Мойла, он действительно очень любил. И в те редкие мгновения, когда никто не видел, он с наслаждением уплетал его за обе щеки. – Еще бы салют устроил в мою честь, несносный мальчишка, – рявкнул ему вслед Кави. Он всегда ворчал, поэтому я даже не обратил на это внимания, просто подошел и пожал другу руку, приглашая прогуляться по саду. Кави больше любил свежий воздух, нежели закрытые помещения. – Как там, в Столице Империи, дела? – Поинтересовался я, пока мы прогуливались в тени деревьев. – Ох, ты же знаешь: все по-старому, разве что каждый день что-нибудь новенькое. Кави умел отшучиваться о серьезном. – Грум тебе уже рассказал? – Кави взглянул на меня, а это всегда плохой признак, но в данном случае была причина. Теперь и я стал больше похож на Кави, сразу же разозлившись. – Еще бы он не рассказал, – рявкнул я, стараясь избегать прямого взгляда лучшего друга. Но выпытывающие темные глаза Кави пронзали насквозь. – Этот… слизняк все-таки полез куда его никто не звал. – Тем лучше, – как будто закрыл тему Кави. Я остановился и выплеснул на него вспышку гнева: – Лучше?! Кому это так лучше?! – По крайней мере, у тебя будет здоровая конкуренция, – с ноткой сарказма приговаривал он, – а то ишь расслабился, еле руками машешь. Совсем обленился. – Причем здесь лень? – Обиженно буркнул я. Уж от кого, а от Кави я такого не ожидал. – А притом: ты уже давно знаешь, что скоро турнир. И что? Разве ты готовился к нему как следует? А как узнал про Кирая, так все! Прыг-скок и внезапно стараемся! – Ты что? С Грумом говорил? – Встретились у входа, – объяснил Кави и глубоко вздохнул. Еще пару шагов и он остановился, устремляя взгляд вдаль. – Какие у тебя новости? – Я взял юрисконсульта. И тут Кави взглянул на меня полными ужаса глазами. – Не стоит так шутить, ты же знаешь, я не люблю таких шуток, – пригрозил он. – Так я не шучу, – хмыкнул, – правда, взял. – Серьезно? И всего сколько понадобилось, чтобы хоть кто-то остался? – Четырнадцать. – О, мой друг, тебе несказанно повезло! Я рассчитывал минимум на сотню! Посмеявшись, я наконец-то окончательно успокоился и перестал думать о Кирае и его участии в турнире. – Главное, что я смогу отправляться на задания, – чуть тише сказал я. – Слишком много проблем. Мы, кстати, только вернулись, и… мне пришлось закрывать портал. Кави посмотрел на меня настолько серьезно, насколько можно было быть серьезным. Он все знал и понимал, как никто другой, а потому объяснять ему что-то не пришлось. Он все молча обдумал, а затем вернулся к созерцанию горы вдалеке. – Ты ведь помнишь, что я собирался разузнать на счет твоих недругов в Столице, – перешел к следующей теме Кави. – Так вот, я разузнал. И то, что я узнал, тебе не понравится. – Что может быть хуже новости о Кирае и его участии в турнире? – Скривился я, сложив руки перед собой. Кави неожиданно обернулся и довольно спокойным взглядом проводил к нам Валетту. Она улыбнулась и поклонилась нам, а я представил их друг другу. – Валетта – мой новый юрисконсульт, – объяснил я Кави. – Ах, вот оно что, – улыбнулся друг. – Желаю удачи на новой должности. – Благодарю, – кивнула Валетта. – Прошу прощения, что отвлекаю, но я составила отчет для Департамента, хотела спросить: будете ли Вы ознакамливаться с ним? – Да, пожалуй, – согласился я. – Оставьте на моем столе. Валетта кивнула и ушла, сделав все, как я просил. Кави провожал ее внимательным взглядом. Я и за собой замечал этот интерес, который по какой-то причине к ней просыпается. Маленькие неосторожности, которые пока рано коллекционировать, но что-то было в этих едва заметных росчерках, почему стоило обратить на них внимание. Возможно, это лишь иллюзия, но в моем случае не стоит вычеркивать подозрения так просто. – Выглядит хрупкой, но внутри стержень, – охарактеризовал Кави. – Уверен, что хочешь такого юрисконсульта? – Кави, серьезно: она хороша в своем деле, это очевидно. А претензий к ее личности я не имею, ведь нанимал профессионала. – Ты же знаешь, что личность – это главное в кандидате. – Да, но еще я знаю, что до нее было четырнадцать попыток нанять кого-нибудь и все они увенчались провалом. Если я буду руководствоваться странными подозрениями, которые никак не обоснованы, то я останусь без юрисконсульта совсем. А ты прекрасно знаешь, как мне важно выполнять свою работу. Кави скривился, какое-то время смотрел на кабинет, а затем взглянул на меня своим этим «У меня созрел план, и я не передумаю» взглядом: – Пожалуй, я пригляжу за ней. Хотя бы первое время. Посмотрим, из какого она теста. – Только не перестарайся. – Когда это я хоть раз перестарался? – Брови Кави взлетели вверх. Я лишь ухмыльнулся. – Ну не знаю, может – всегда? – Именно поэтому я такой профессионал, Ран, не забывай об этом. В кабинете появилась Мойла и широко улыбнулась, поприветствовав Кави. На стол она поставила чай и любимый пирог моего лучшего друга. Кави, заметив это, даже подал признаки улыбки и кивнул Мойле в ответ. Она раскраснелась и быстро убежала по своим делам. – Что же, дела государственной важности могут подождать, а сейчас – пирог! Ну как тут возразишь? *** Время было послеобеденное, да и Валетта впервые выезжала на задание, оттого я решил не бежать сломя голову на следующий рейд, а дать ей время хоть немного привыкнуть. Все-таки она переехала жить в дом Кайтранов, уже успела пострадать на задании, кто бы ни хотел прийти в себя? К тому же идеи Аники ей так понравились, что она увлеклась этим процессом и полдня не появлялась в поле моего зрения. Чтобы немного сбросить напряжение, да и поднакопить сил, я занялся тренировками. Грум с радостью воспринял мой энтузиазм и лишь подтвердил слова Кави на счет моей лени. Не могу с ними согласиться, ведь дело было не в том, что я мало тренировался, а в том, что я слишком силен для любых своих врагов. И только этому выскочке Кираю нужно было влезть в это. Как обычно, мы с Грумом занимались вдвоем, Верт сидел на деревянном пеньке и подбадривал меня каждый раз, когда у меня получалось хоть что-то стоящее. Мойла исправно приносила мне воды, а Кави периодически появлялся на поле для тренировок, чтобы окинуть происходящее недовольным взглядом, а потом уйти обратно в дом с высоко поднятой головой. Как только начало темнеть, тренировку мы завершили. Проходя мимо мастерской по пошиву одежды, я не смог устоять и заглянул внутрь. Судя по тому, как Валетта радостно крутилась перед зеркалом, думаю, с нарядом они закончили. По крайней мере, с этим. Длинное, строгое платье в пол она сменила на удобные бриджи и длинную тунику с разрезами по бокам. Такое чувство, будто она собралась сама сражаться с духами. Впрочем – как ей хочется, пусть так и поступает, лишь бы протокол вела. По традиции, как обычно, когда возвращался Кави, я, мой лучший друг и Грум, надевали темные одежды, накидывали на головы капюшоны, и покидали дом под покровом надвигающейся ночи. Небольшой трактир в долине километрах в трех от моего дома служил нам отличным местом для отдыха, где можно было обсудить дела насущные, да и просто отдохнуть от тяжелых будней. – Столица кишит разными слухами, – рассказывал Кави. Взяв себе по кружке вкусного имбирного эля, мы расположились за столиком у дальней стены так, чтобы нас было не видно. Удачное место для тех, кто не хочет попадаться на глаза. – Что опять случилось у Императора? – Рявкнул Грум и сделал большой глоток. – Парочка драм из серии «Кто будет моей наложницей на этой неделе», истерика от его первой жены, и… ах да, чуть не забыл: всю семью Императора пытались отравить. Отставив кружку в сторону, я нахмурился, да и Грум подавился элем и долго кашлял, пытаясь не умереть. – Кто? – Кто бы знал? – С легкостью, которой обычно обсуждают цвет кафтана, пожал плечами Кави и сделал небольшой глоток. – Поговаривают только, что внутренние дела Империи не обходятся без вмешательства из вне. Темные глаза Кави обратились в мою сторону. В данном случае подозрение было вполне очевидным. – Король Виландри? – Хмыкнул лишь я и внимательно наблюдал за реакцией друга. – Да какой, к праотцам, король Виландри? – Весь красный, как помидор, прокашлялся наконец Грум. – Он же котенка по животу не пощекочет без опасений, что к нему не прибежит его мама и не расцарапает лицо. Кави скривился, а Грум понял, что чуть-чуть перегнул, потому и добавил: – Только без обид, парень. – На правду не обижаются, – едко заметил Кави и узрел в своей кружке нечто сверхинтересное. – Поэтому мои опасения скорее касаются не самого Короля. – Так-то оно так, – Все никак не мог прийти в себя Грум, снова закашлявшись. – Треклятое пойло!.. – Главное, что у Принца Шайрина побольше амбиций, чем у Короля. О троне он мечтает уже давно. А Король только сидит и притворяется, что все у него хорошо. Тишь да гладь. Как же! Еще один глоток и Кави отвернулся, чтобы хоть немного совладать с гневом. – Кто бы это ни был, – снова громко кашлянул Грум, возвращаясь к отравителям, – он либо невыносимо тупой, либо нетерпелив. Яд приносят в самый уязвимый момент, а раз отравление не удалось, горе-отравитель такое не подгадал. А ведь на самом деле таких случаев просто уйма. Взять, например, Принцессу Зорану: она же пока росла, трижды могла свернуть себе шею, потому что мать за ней плохо смотрела. – Или того же Принца Садэри: местные мальчишки его чуть не вздернули однажды за то, что слишком сильно зазнавался. А где была стража? Зевала на посту. Говорил я им – в их схеме слишком много брешей и это несчастное отравление тому подтверждение! Может быть, это вообще повар случайно просыпал что-нибудь в еду! Во Дворце совершенно нет дисциплины! – Так-то оно так, – вернулся к разговору Кави, – но ир Ласцэн приказал держать языки за зубами и не распространяться. – Ир Ласцэн, – с ненавистью выдавил из себя это имя Грум, – что он вообще знает о войне и охране Дворца? – Мало, если допустил подобное, – хмыкнув, поддержал я. Грум вроде бы улыбнулся в ответ, но то была грустная улыбка. О своем времени, проведенном во Дворце, он вспоминал постоянно. И очень скучал по службе. – Скорее бы его кто-нибудь уже выставил из Дворца, – в сердцах пожелал Грум и допил свой эль. К сожалению, и он сам и все остальные прекрасно понимали, что такого не случится никогда. Ир Ласцэн слишком крепко пустил корни в местное правление и основательно поселился во Дворце. Впрочем, мечтать никто не запрещал. – Есть еще кое-что, – продолжал рассказывать Кави. – Это касается тебя, Ран. – Меня? – Я вскинул бровь в удивлении. – Вот уж не думал, что кто-то может судачить в Столице обо мне. – Да, я тоже был удивлен, – закивал мой друг, – однако не нравится мне все это. – А что такое обо мне говорят? – Ухмыльнулся, даже интересно стало. – Кое-что нелицеприятное. Кто-то распускает слух, будто ты стал чернокнижником и проводишь свои темные ритуалы вдали от Столицы. Потому тебя никто и знать не знал, да и не видел. Вот это уж была чушь собачья! Я не сдержался и расхохотался в голос. Однако мое безудержное веселье не поддержали. Кави сидел с серьезным лицом, а Грум вообще осуждал мою реакцию. Тоже мне – друзья. Успокоившись, я подался за своей кружкой и сделал глоток. – Мне нет дела до каких-то слухов, – заявил я. – Ты прав, Ран, какая разница, что о тебе судачат, пока это неправда? – Поддержал Грум. – Именно поэтому для тебя так важен турнир, – заговорчески прошипел Кави. – Ты появишься там, сделав вид, будто все это время усердно трудился, дабы победить. Женщины найдут в тебе героя, мужчины – пример для подражания. Пелена тайны спадет, и ты будешь свободен от всяких предрассудков. – Турнир не для того затевался… – …ой, да ладно! – Отмахнулся Кави. – А для чего, думаешь? Определить сильнейшего? Да кого это волнует? Это – показ мод! Каждый стремится туда попасть. Поэтому Кирай тоже там будет! Ему так же, как и тебе, нужна репутация. – Репутация-шпамутация… – Не отмахивайся так легко, Ран, – покачал головой Кави. – Если бы ты жил в собственной стране под собственным флагом, кто бы тебя осудил? Но здесь все решает власть, и чтобы продолжать свое безбедное существование на окраине мира, эту власть тебе придется хорошенько ублажить. Толпа требует зрелищ и тебе необходимо будет всех поразить. – В этом я спец, – горделиво заявил я. – Пока еще нет, Ран, – покачал головой Кави. – Поэтому я за тебя и волнуюсь. – Я выиграю! – Вспылил снова, но не пожалел ни на секунду. – Все изменилось, я больше не собираюсь останавливаться на полпути. Осадив Кави, последний немного поумерил свой гонор, а посему лишь развел руками и признал поражение. – Тебе решать, Ран. Я лишь хочу как лучше. Да, я знаю, Кави не раз уже доказывал свою преданность и дружбу. Но мне все-таки не верится, что какие-то глупые слухи способны помешать достижению моих целей. Кто вообще может их распускать? И кто к ним прислушивается? Не важно, все это не важно. Я должен ловить момент, пока есть шанс. Валетта все еще не уволилась, а это значит, завтра с утра я отправляюсь на очередное задание. Вот о чем я должен думать, а не о каких-то глупых слухах. Глава четвертая Валетта После возращения в дом Кайтранов мне хотелось немедля продолжить выполнение своих должностных обязанностей. Еще в старом городе я не до конца понимала, насколько это задание пришлось мне по душе. Странно, ведь из-за неспособности к магии я думала, что подобные рейды будут для меня малопривлекательными. Но, как говорится: не попробуешь – не узнаешь. Несмотря на мой энтузиазм и желание подобрать костюм поудобнее, я все же не могла забывать о своих прямых должностных обязанностях. Составив отчет, я отправилась в кабинет Вэйрана. Нет, мне не нужно было его одобрение, я продолжала проводить разведку и искать зацепки. Несмотря на то, что я здесь недавно, в доме появился новый персонаж. Судя по их общению и тому факту, что этот Кави ир Фиррат зовет Вэйрана просто Ран, они явно близкие друзья. Уточнение по отчету было лишь отвлечением, мне нужно было разведывать обстановку. Оставив отчет на столе, я не отправилась к портнихе, я стала бродить по дому в поисках каких-либо аномалий. Поскольку ир Зарцэн не предоставил мне никаких наводок или подсказок, приходилось обращать внимание буквально на все. Осмотр дома дал мне некоторую информацию. Во-первых, комнат запертых или открытых я насчитала сорок четыре. Не считая рабочие помещения вроде кухни, кузни или конюшни. Ни в одном из них я не обнаружила ничего подозрительного. Повара готовили, кузнец ковал оружие, кони спокойно паслись на холме, а по возвращении в конюшню просто отдыхали. Причастность к некой запрещенной магии проследить было сложно. Но я придерживалась правила: хочешь узнать маленькую тайну – начни исследовать весь мир. В данном случае «миром» служил дом Кайтранов, и мне определенно следовало его хорошенько изучить. На первый взгляд видимых нарушений не было, разве что незначительные. Все-таки знание законов – это хорошо с одной стороны, но с другой – во всем видишь нарушения и хочешь саму себя за что-нибудь оштрафовать. А уж у себя дома так и страшно простое действие совершить и не мучиться угрызениями совести. В общем, ближе к вечеру я вернулась к портнихе, и та любезно предоставила мне готовый наряд. Не скажу, что я была модницей, но в условиях работы с Кайтраном мне определенно лучше иметь возможность маневрировать быстро. Не знаю, как так получилось, но только я влезла в новый костюм и принялась крутиться перед зеркалом, как вдруг заметила, что кто-то за мной наблюдает. Виду не подала, но сумела узнать знакомую фигуру через приоткрытую щель. Следил ли он за мной специально, или же просто проходил мимо и решил узнать, как у меня дела? Знать о себе он так и не дал, ушел, но я была рада, что он не встретился мне, пока я бродила по дому. Ночью, когда весь дом уснул, я решила разузнать побольше о бумагах, что хранил у себя в кабинете Вэйран. Ждать подходящего момента не было смысла, но оправдание все же стоило заготовить. Накинув легкий халатик поверх ночной рубашки, я рассчитывала на эффект неожиданности и смущения. Мол, я тут полуголая, кому какое дело, что я делаю в это время не в своей постели? К тому же оправдание у меня было заготовлено отменное. Прислушалась пару раз к тишине за дверью, убедилась, что все действительно спят, еще раз обернулась и глянула в окно – сегодня полнолуние, была ясная ночь, отчего в комнате было очень светло. Приоткрыла дверь и выскользнула наружу. Осторожной поступью двинулась к лестнице, прислушиваясь к каждому шороху. Их не было, самой шумной была здесь только я. Сердце стучало, кровь шумела в висках, на такие серьезные задания я ни разу не выезжала. Но чем быстрее я со всем разберусь, тем быстрее займу свое законное место в Департаменте. Я понимала, что даже если дом Кайтранов хранит какую-то тайну о своем происхождении, вряд ли я приду и найду секретный ящик со всей подобной информацией. Но сидеть на месте я не собиралась. Опрос свидетелей – это следующий шаг, а пока – собираем информацию. Спустилась вниз и переждала пару мгновений. Все тихо. Сделала шаг и… – Доброй ночи, Валетта, – тихо приветствовал Вэйран. С испугу я пискнула и уткнулась в стену, схватившись за сердце. Он выплыл из темноты, словно самый страшный ночной кошмар, а затем приблизился и… примирительно улыбнулся. – Все в порядке? – Вежливо поинтересовался он. Так, спокойно. Я всего лишь брожу по дому, никто мне этого не запрещал, потому я ничего не нарушаю. Пугаться совершенно нечего. – Не совсем, – призналась я, изображая тревогу. Не знаю, видел ли он в столь густых сумерках мое лицо, но раз уж играешь роль, то делай это как следует. – Что-то случилось? – Заволновался Вэйран. – Да. Мне захотелось воды. – Разве… Мойла не оставила Вам графин у кровати? – Верно, оставила. Но мне приснился кошмар, я проснулась среди ночи и случайно разбила графин. Вот и… решила спуститься. Глаза немного привыкли к темноте, и я смогла разглядеть его лицо. Сумрак омрачал его взгляд, превращая то ли в хищника, то ли в неотвратимую погибель. Сердце билось вдвое, а то и втрое чаще. Я его боялась. Но почему? Он же не собирался меня убивать. Так ведь? Откуда вообще мысли об убийстве? – Пойдемте, – позвал за собой он и повел в сторону кухни. Оторвавшись от стены, я последовала за ним, пытаясь не отставать. Со спины он вроде бы казался не таким грозным, особенно когда попадал в лучи слабого лунного света, лившегося из открытых дверей комнат. – Мне очень жаль, что Вас донимают кошмары в моем доме, – пока мы шли, признался он, – могу ли я предложить Вам другую комнату? – О, нет-нет! – Замотала головой я. – Это мои особенности. Так всегда бывает на новом месте. Когда я поступила в Академию, я недели три не могла нормально спать. Это пройдет. Со временем. Конечно же, я нагло врала, но лучше уж вызывать сочувствие, чем подозрения. Вэйран привел меня на кухню и повелительно усадил в кресло. То есть я хотела было куда-нибудь встать, шагнуть за кувшином с водой, который стоял на столе, но Хозяин дома Кайтранов просто махнул мне на кресло… и я безропотно подчинилась. Это было странно, но у меня просто не было выбора. Да и сомнений. Несмотря на свой статус Главы дома, Вэйран спокойно развел в печи огонь и поставил на плитку чайник. Затем он взял фарфоровую кружку и принялся ходить с ней возле шкафа с разными травяными чаями. По щепотке он собрал целый букет и поставил ситце сверху кружки. Как только чайник закипел, он залил кипяток и принялся настаивать напиток. Все это время я завороженно наблюдала за его действия не в силах отвести взгляд или нарушить тишину и задать вопрос. Он как будто это точно знал, поэтому уловив мое внимание к своим действия, улыбнулся и взялся за объяснения сам. – Меня тоже иногда мучают кошмары, – признался он. – Это мой личный рецепт, который я создал путем проб и ошибок. Несмотря на поздний час, голова работала на результат, вопрос возник непроизвольно, но я все-таки выдержала паузу. – И как часто Вас мучают кошмары? – Вроде бы безобидно спросила я. В глазах Вэйрана играли отблески пламени печи. Он по-прежнему улыбался. – Благодаря моему чаю уже не так часто, – признался он. Я действовала по инструкции, но не должна была наседать. Еще несколько томительных секунд тишины. – И… что же Вас так тревожит? – Совсем уж вкрадчивым и участливым голосом спросила я. Вэйран улыбнулся шире, убрал ситце и с кружкой чая, аромат которого доходил до меня даже в кресле, отправился ко мне. Я приняла кружку из его рук, а он сел рядом и со всей возможной доброжелательностью стал ожидать моих дальнейших действий. Что оставалось делать? По идее он не должен отравить собственного юрисконсульта, это вызовет подозрения. Даже если худшее случится, ир Зарцэн точно поймет, что это было спланированным убийством. А это, по меньшей мере, законов семь-восемь нарушений. Конечно, моему трупу уже будет все равно, но хоть какое-то утешение. Пила осторожно, все-таки кипяток. Напиток оказался терпким, но за обилием трав я даже не разобрала ни единого ингредиента. Просто сладко, мягко, умиротворяюще… – Ну как? – Улыбнулся Вэйран в предвкушении. – Это… – я взглянула на него, – божественно. Вэйрану понравилась похвала, он якобы отмахнулся, мол, «Да не так уж и вкусно», но сам был полностью согласен со мной. Как бы я тут не играла, я все же не лгала, чай ему удался просто потрясающий. И, к сожалению, своего прямого эффекта он достиг быстро. Захотелось спать. Зевнула. – Вот и хорошо, – обрадовался Вэйран. – Пойдемте, я провожу Вас. Мы поднялись на ноги и отправились обратно ко мне в комнату. Он не знал, что моим главным делом было посетить его кабинет, но у меня не было никаких шансов от него отвязаться. Чай успокоил, не то слово. Я и так не переживала, а сейчас глаза буквально слипались. Снотворное? Возможно. Надеюсь, не усну вечным сном. Мы поднялись наверх, и Вэйран довел меня до кровати. Судя по его достаточно спокойной реакции на мое облачение, видеть полураздетых женщин ему не впервой. Впрочем, играть хрупкую и беззащитную девушку определенно лучше, чем пытаться проявлять сопротивление. Когда я уже легла, Вэйран взялся за кувшин и попытался найти следы разлитой воды. – Хотел помочь убраться, – объяснил он. Я лишь улыбнулась, вспомнив, как вытерла всю воду прежде, чем спускаться. – Не хотела испортить мебель или пол, – смущенно призналась. – Извините. – О, ну что Вы? – Воскликнул Вэйран. – Можете чувствовать себя как дома и наносить любой ущерб и повреждения. Починим, исправим, залатаем. – Благодарю за разрешение, но я все же постараюсь быть более аккуратной, – пообещала я. – Я принесу воды, – постучал по кувшину Вэйран. – Вы спите, я только поставлю его на тумбочку на случай, если Вам опять захочется пить. – Благодарю, – я натянула улыбку и пообещала себе не засыпать до тех пор, пока он не вернется и не уйдет окончательно. Но этот чай…, к сожалению, стоило Вэйрану уйти, как я тут же провалилась в сон. *** Утром я еле разлепила глаза. Во-первых, утро началось для меня ближе к обеду, во-вторых, даже после пробуждения я чувствовала себя какой-то вялой. Поднялась, села, в горле пересохло, хотела налить воды и… как назло! То ли не проснулась, то ли реакция заторможена, но задела кувшин и тот упал, разлив содержимое. Просто великолепно. Напророчила себе. Что же, все не так плохо. – Госпожа, Вы проснулись? – Поскреблась в комнату Мойла. – Да, – ответила я и вдруг поняла, что ощущение у меня будто я не я, а какой-нибудь шар. – Заходи. Мойла открыла дверь и с улыбкой проследовала в комнату. Но тут вдруг она увидела меня и замерла. Улыбка сползла с ее лица, она в ужасе ахнула и быстро пробубнила себе под нос короткую молитву. – Боги! Что?! – С ужасом воскликнула я и… попыталась вскочить с кровати. Не получилось, все еще какая-то слабость. Так или иначе, выводы сделала: если она чего-то испугалась, взглянув на меня, значит дело во внешности. Доползла до зеркала и… – Лучше позову Хозяина! – Воскликнула Мойла и рванулась из комнаты. Я же пару секунд набирала полную грудь воздуха, а потом зашлась таким диким визгом, что разбудила, наверное, все ближайшие деревеньки, вплоть до Столицы. В зеркале была не я, а какая-то раздутая во всех местах каракатица, еще и вся красная! Через пару мгновений в комнату ворвался сначала этот Кави, который друг Вэйрана. Первым делом он быстро бросил в мою сторону беглый взгляд, а потом принялся искать в комнате врагов. Дошло быстро, и он догадался, что я орала не из-за нападения. Тоже слегка подался назад и замер, не зная, что теперь делать. Прибежала добрая половина дома, но к тому моменту, когда сквозь толпу протиснулся Вэйран, я уже рыдала в три ручья. Уродка! Я уродка! – Боги милостивые! – Шарахнулся от меня и Вэйран. На его реакцию я лишь взвыла и бросилась на кровать, утонув в подушке. Вот, значит, каков был его план. Как же глупо я повелась! Успокаивающий чай, значит, травки безобидные, сам пьет! Изверг! Монстр! Последний человек и маг в Империи! Ненавижу! – В…в…Валетта, – послышался неуверенный голос Вэйрана рядом с моей кроватью. – Уйди! – Бросила в него подушкой я. Он эту подушку спокойно поймал и прижал к себе. – П…п…прости, пожалуйста, – лепетал все он в перерывах между моими рыданиями. – Я не знал, что у тебя может быть аллергия. У меня ее не было. Честное слово! – Врешь! – Завопила в подушку я. – Так, срочно! Принести мне моего фирменного чая! – Потребовал Вэйран. – Уже бегу! – Воскликнул Верт, но ломанулась добрая сотня ног, судя по топоту. – Валлета, милая, ну прости, пожалуйста, – осторожно присел на край кровати Вэйран. Бешенство охватило меня моментально, я подскочила и пнула ир Кайтрана в плечо. Он слегка вжал голову в плечи, но будем честны: это надо быть трехэтажным домом, чтобы сдвинуть Вэйрана с места. Я уж явно не была похожа ни на что внушительное! От бессилия я снова разрыдалась, а Вэйран попытался взять меня за руки и успокоить. Плохо у него получалось, но тем не менее он пытался. – Валлетточка, милая, послушай, мы тебя вылечим, – заверял меня он. – Ты видел этот ужас?! Это неизлечимо! Я навсегда останусь страхолюдиной! Несмотря на трагичность момента, Кави, стоявший рядом, прыснул. Вэйран скосил на него возмущенный взгляд. – Прошу прощения, – кашлянув, извинился Кави. – Я просто хотел подтвердить слова Рана. Это можно исправить. Вырвав руки из хватки ир Кайтрана, я осела на кровати и закрыла лицо ладонями. Позор, какой ужасный позор! Как же я так просчиталась? Как я позволила ему совершить подобное? Так просто, но так действенно. Нос почти не дышал, приходилось делать глубокие вздохи ртом, лицо ощущалось набитым подушками. Это просто отвратительно… – Хозяин! Ваш фирменный чай! – Настолько, насколько можно быстро, прибежала Мойла, поднося чашку Вэйрану. Тот, не глядя, схватил ее и быстро осушил до дна. Вяло улыбнулся, когда его лицо не раздуло. Впрочем, у меня эффект тоже не сразу проявился. К тому моменту ко мне в комнату также подоспела лекарка, пожилая, полная дама по имени Фари. Она была не многословна. Подошла ко мне, понюхала чай, осмотрела мое лицо, достала пару баночек, несколько снадобий поставила мне на столик, еще пару мазей смешала в одну и сразу же намазала мне на лицо. – Пить весь день, к вечеру пройдет, – единственное, что сказала лекарка и удалилась. К тому моменту удалились уже почти все, остались только Вэйран, который по-прежнему выглядел так, будто убил случайно всю мою семью. Еще и Кави с Мойлой все никак не уходили. Последняя стояла и смотрела на меня с такой надеждой, словно я тут решила покончить жизнь самоубийством, а она очень надеялась, что я передумаю. Не дождутся. Самоубийства, конечно же. Я им за это отомщу. Поскольку на задание мы не отправилась в связи с обстоятельствами, меня весь день опаивали очередным травяным пойлом и намазывали лицо кремами, пришлось смириться. Не могла же я такой уродиной выходить на люди. Ужас, какой ужас! Спустя время все оставили меня в покое. Я притворилась спящей, и сам Вэйран ушел, оставив меня наконец-то одну. Достал сидеть и наблюдать за моим преображением. Ужас, это самый настоящий ужас! Но я все же решила извлечь из этого дня пользу и взялась за свои книжки. Дочитала прошлый век и собиралась переходить к следующей, но пришло время смывать крем. Даже мои книжки не были столь важны, как моя внешность. Оказывается. С настроем смертника, собирающегося на тот свет не по своей воле, я умыла лицо и отправилась к зеркалу. Конечно, пока еще было не идеально, но опухоль спала, покраснения стали розоватыми, я почти вернулась в норму. От радости я обняла зеркало и возблагодарила всех богов, что этот ужас был обратим. Кто его знает? Вдруг Вэйран хотел, чтобы я осталась уродиной навсегда? Только вот я никак не могла понять мотивацию Главы дома Кайтранов. Зачем ему это? Какие цели он преследовал? Предупреждение, мол, «Не лезь в чужие дела»? Не знаю, но… мало приятного. Ближе к вечеру в дверь постучали. Я не хотела никого видеть, надеясь отоспаться и наутро перестать ненавидеть этот дом и всех его жителей. Но мой гость был настойчив. – Валетта, это Вэйран, – ну, конечно, кто же еще. – У тебя все хорошо? Это все, что он от меня хочет? – Да! – Крикнула я. – Могу зайти? – Нет! – Пожалуйста. – Уйди! – Я всего лишь на секундочку! – Секундочка прошла! – Ладно, захожу, оденься, если раздета! – Заявил он и завалился в мою комнату на всякий случай отвернувшись. – Все? Не дожидаясь моего ответа, он подглядел и, убедившись, что я одета, да еще и лежу под одеялом, подошел поближе и осмотрел мое лицо. Улыбнулся. – Боги! Ты так прекрасна и красива, как никогда! Мои глаза сузились. – Хочешь сказать, что я была страхолюдиной раньше? – Вэйран замер и разволновался, сделавшись виноватым. Похоже, я поставила его в тупик, из которого ему не выбраться. Ладно уж, не выгнал из дома и на том спасибо. – Что ты хотел? Выдохнув неподдельное облегчение, он осторожно присел на край кровати и протянул мне бордовую коробочку. – Прости меня, пожалуйста, – еще раз извинился он, – я, честное слово, не преследовал никаких дурных целей. Это случайность, совершенно никем не спланированная! Клянусь всеми Богами! Конечно, я ему не поверила, но препираться не было смысла. – Ладно, забыли, – кивнула я. – Все-таки все вернулось на круги своя. – Валлета, я клянусь тебе! Ты стала еще более прекрасной! Хотя раньше была неописуемой красавицей! А сейчас еще краше! Вэйран так старался, что я не смогла сдержать улыбки. – Спасибо. Верю тебе на слово. Завтра на задание? – Если ты будешь себя хорошо чувствовать, – заявил он. – Я уже в порядке. Посплю ночь и все будет хорошо. Ты уже знаешь, куда мы поедем? – Да. В Мархель. Город на северо-западе отсюда. Одна семья приобрела поместье, с их слов, там поселился призрак. – Ясно. Много драгоценностей и реликвий. Ты уж постарайся не сильно буянить. Вэйран улыбнулся почти без этого чувства вины в глазах. Расслабился. – Обещать, конечно, не могу, но постараюсь, – заверил он. – Спасибо, что уделила время. – Он поднялся на ноги. – Отдыхай. Я провожала его фигуру внимательным взглядом. Когда он закрыл за собой дверь, я открыла коробочку. Внутри оказалось дорогущее ожерелье из рубинов, сережки и браслет. Вообще все, что лежало внутри, стоило дороже всей моей жизни. Что это за тактика? Может, таким образом он хочет войти ко мне в доверие? Зачем? Если рассуждать логически и не брать во внимание мою миссию: ему действительно нужен юрисконсульт. И так уж получилось, ну что поделаешь? Хотел как лучше, а получилось как всегда. Печально, но всякое в жизни бывает. Если же это был его коварный план… В чем его суть я понять не могла. Но время расставит все по своим местам. Пока у меня есть минимальное преимущество – я здесь пострадавшее лицо. В буквальном смысле. О пострадавших не думают плохо. По крайней мере, до поры до времени. Глава пятая Вэйран Тихонько прикрыв дверь, я вздохнул и взглянул на Кави. Тот стоял, сложив руки на груди, всем своим видом демонстрируя свое неодобрение. Я лишь скривился и поплелся вниз. Друг последовал за мной. Только в кабинете я позволил себе слабость и уткнулся в ладони, старательно растирая лицо. – Что со мной не так?! – Мне начать сначала, или ты только о последнем событии? – Язвительно заметил Кави. Он сел в свое любимое кресло в углу справа. Смерив его возмущенным и предостерегающим взглядом, я заставил его улыбнуться в немом извинении. – Я просто хотел ей помочь, – объяснил в который раз уже и вздохнул. – Кто же мог подумать, что у нее аллергия? У кого вообще бывает аллергия? – Ну не знаю, у людей? – Предположил Кави. – Это не помогает. – Теперь уже вряд ли что помо… – Кави! – Вспылил, стукнув кулаком по столу. – От этого легче явно не станет! Так что кончай язвить! Кави весь нахохлился, минуту-другую сидел, словно индюк, пыжился и пытался сдерживать язвительные комментарии. Борьба с гордыней для него была одной из самых сложных. Если уж совсем по-честному, именно его гордыня в конечном итоге привела его в дом Кайтранов. – Нечего переживать, – наконец отошел он и стал прежним Кави, моим лучшим другом. – На самом деле получилось вполне даже благонадежно. – Если она уволится, мне снова придется искать юрисконсульта! – Рявкнул чересчур громко. – В чем здесь благонадежность? – Ну, ты же видел, она ночью пошла бродить по дому… – …да, но она объяснила свое ночное гуляние, – защищал Валетту я. – Проверил даже кувшин с водой – действительно пустой. Да и лужа еще не высохла. – Это совершенно не означает, что ей можно доверять, – отмахнулся Кави. – Я бы поступил также. Только бы еще на себя немножко пролил. Для верности. – По-моему, ты перегибаешь, – я откинулся на спинку кресла. – По-моему, именно это качество до сих пор спасало мне жизнь, – снова в его глазах вспыхнул гнев. Сейчас начнется. – Или ты забыл, как я мог не пережить ту ночь? Не будь я в тот вечер параноиком и не обрати внимания на излишнюю доброжелательность прислуги, мои кости бы гнили в земле! Для убедительности Кави решил потыкать указательным пальцем в мой стол. – Я знаю людей, Ран, знаю, на что они способны. Даже такие невинные овечки, как эта клуша, способна воткнуть тебе нож в спину. – Не такая уж она и клуша, – буркнул я. – Ты предыдущую не видел. Вот она уж клуша клушей. Чтобы разрядить обстановку я даже посмеялся, но Кави не изменился в лице, сохраняя прежнюю строгость и сосредоточенность. – Я уже говорил тебе и повторю еще множество раз: кто-то имеет на тебя зуб и этот кто-то умный и расчетливый тип. Пока девчонка не докажет сотню тысяч раз, что не работает на предателя, я даже на миллиграмм не перестану видеть в ней врага. И даже после. Предать можно в любой момент, даже после десятков лет дружбы. – А как же я? – А ты думаешь, я с тобой уже расслабился? – Удивленно вскинул брови он. Я лишь улыбнулся. – Но ты меня защищаешь, – лукаво заметил я. – И положу жизнь, но спасу твою. Пока ты не всадишь мне нож в спину. – Как ты узнаешь об этом, если будешь мертв? – Улыбнулся. – В моей религии духи после смерти могут наблюдать за живыми, – строго напомнил Кави. – Забыл? – Забудешь тут! – Вот и славно. А теперь, пожалуй, я понаблюдаю за твоим подбитым юрисконсультом еще немножко. – Не напирай, ладно? Все-таки я виноват. – Все нормально, – Кави поднялся на ноги и продемонстрировал выправку бравого воина. – Я пока еще не тронулся умом, чтобы сидеть перед ней и наблюдать за ее сном. – Кави задумался на мгновение, гордо задрав голову, а затем добавил: – Из окна будет тоже хорошо видно. И не дожидаясь моего одобрения или нарекания, Кави отправился вести дозор. Я лишь покачал головой, отпуская его с богами. Отчасти я, конечно же, был с ним согласен. То есть – не доверяй никому до тех пор, пока не докажут обратное. Это буквально его личное правило по жизни. Учитывая то, через что ему пришлось пройти, я удивлен, что он мне-то доверился. Впрочем, наверное, я действительно доказал ему не одну тысячу раз, что мне можно верить. Но он совершенно прав, не доверяя мне до конца даже сейчас. И все-таки я был не готов к поискам нового юрисконсульта, а посему решил как-то загладить вину. Отправившись в комнату, которую я не посещал с четырех лет, я все же медлил. Я знал, что там ничего не изменилось, но… Решив брать нахрапом, я просто залетел в комнату, схватил первую попавшуюся коробочку с украшениями и вылетел наружу, плотно закрыв за собой дверь. Как будто она могла спасти от воспоминаний. Она всегда любила украшения, у нее их было бесконечно много. Помню, как играл с ними, и как она не разу меня за это не наказала… Проклятые воспоминания! Странно, но когда я подарил украшения Валетте, это не вызвало во мне сожаления. Наоборот, какое-то освобождение. Хоть на крупицу, но… Возможно, я запирал эту комнату слишком долго. Все эти комнаты. Но думать о том, что случилось тогда, я себе не позволил. Было и было. Как-то я жил эти годы, так и буду продолжать. Пока не готов. *** Наутро стало полегче. Боялся, что у Валетты снова что-то случится, но нет. Не успел я подойти в столовую, а она уже ожидала меня у выхода. – Доброе утро, – улыбнулся, видя ее улыбающейся. Она лишь кивнула. – Все хорошо? – Сегодня гораздо лучше, – заверила она. – Мы идем? Или ты еще будешь завтракать? Забавный факт, которого она, вероятно, не заметила: в пылу вчерашней битвы за ее красоту мы незаметно перешли на «ты». Хотелось ли мне ее поправить? Возможно только на мгновение. С другой стороны – зачем? Это делает ее немножечко ближе. Что это для меня? Маленькое оправдание ее ночного бдения. Мне бы очень хотелось, чтобы Кави оказался не прав. Но практика показывала, что это случалось достаточно редко. Впрочем, не важно. – Пока запрягут лошадей, – кивнул я материализовавшемуся словно из воздуха Верту. Мальчишка радостно кивнул и бросился выполнять. – Ты ела? – Мойла утром принесла. Кстати, не то, чтобы я жалуюсь, но почему ты не приглашаешь в столовую? – Мне показалось, тебе было не комфортно, – заметил я. Безмолвно договорившись, мы отправились в столовую. – Вовсе нет, – не согласилась она, – просто… непривычно, когда слуги ужинают с Хозяином за одним столом. – Они не просто на меня работают, они здесь проживают, – поправил я, отставляя стул и давая Валетте сесть. – Какая в этом разнице? – Уселась поудобнее она. – Большая. Они – часть этого дома. Моя семья. Заняв свое место, я и бровью не повел, а Мойла и поварята мгновенно заставили стол блюдами с едой. Когда они пожелали нам приятного аппетита и удалились, Валетта чуть поджала губы и все-таки спросила: – Могу я узнать, где твоя настоящая семья? Столько лет прошло, но до сих пор ранило в самое сердце. Спрятал боль за улыбкой, принимаясь за еду. Валетта не ела, но внимательно за мной наблюдала. – Как я уже говорил, задание, на которое мы сегодня отправимся не такое уж сложное, – сменил тему я. – Думаю, справимся быстро и без особых повреждений. Валетта не стала возвращаться к теме, которую подняла, лишь улыбнулась и повела бровью. – Уверен? – Что? Ты была со мной только на одном задании! Нельзя судить обо мне только по нему! – Я и не сужу, – заверила Валетта. – Мне стало интересно, и я заказала отчеты о твоих предыдущих делах. Тут-то я и подавился яичницей. Пришлось спасать меня, а то я чуть не отправился к праотцам. Нет, ей вовсе не запрещено подобное, просто – зачем бы ей это понадобилось? Когда я перестал балансировать на грани жизни и смерти, я хрипло выдавил: – И как? – Впечатляет, – спокойно заметила она. – Особенно та часть, где ты все громишь. – Так, позвольте, я не всегда все громлю, так получается. И не по моей воле! Ты же читала! Это все сумеречные духи! Они… агрессивные, вот и швыряют меня во всякие дорогостоящие объекты. – Ты прав, – закивала Валетта. – Для полной картины я должна сходить с тобой еще на несколько заданий, чтобы судить обо всем в целом. Первое правило любого хорошего дела: собери достаточно доказательств, а уже потом принимай решение. Дружелюбная улыбка могла быть как признаком ее расположения, так и обманным маневром. Но она права, для точного приговора у меня было слишком мало доказательств. На этой радостной ноте мы и отправились в Мархель. Как и в прошлый раз вместо того, чтобы лезть ко мне с беседами, Валетта погрузилась в чтение. За это я был ей премного благодарен. Не знаю уж, угадала ли она мои предпочтения, или просто совпало, но мою нелюбовь к разговорам в дороге не понимал никто. Похоже, с ней все же будет легче сработаться. Если, конечно, она не уволится. Этого я по-прежнему опасался. Мархель, как всегда, встретил нас достаточно дружелюбно. Живописные виды на равнину из белокаменного города на холме, мощеные плитами дороги, благопристойные дома и хорошо одетые местные жители. Мархель являлся городом отдыха для всей элиты Столицы Империи. Но от нападения духов не был защищен никто в этом мире, даже высшие слои общества. К летней резиденции одной из уважаемых семей мы подъехали ближе к обеду. У дома нас встречали две абсолютно идентичные на вид сестрички лет тридцати, тридцати пяти на вид. Обе зареванные и перепуганные. Стоило нам выйти на улицу, как они тут же бросились к нам навстречу. – Ир Кайтран! Помогите нам! – Пожалуйста, ир Кайтран! Вы нам очень нужны! – Дух напал на нас! Прямо сейчас, перед Вашим приездом! – Как будто знал! Я взглянул на Валетту – она внимательно выслушала сестер, достала свое волшебное перо и, встретившись с моим взглядом, решительно кивнула. В тот самый момент, когда эти две сестрички подбежали к нам, в мою голову закралось странное подозрение, которое я предпочел игнорировать. Но лучше бы я прислушался к своим инстинктам. Что-то здесь было не так. Сестрички остались стоять возле ворот, а мы с Валеттой двинулись к дому. Пока ничего не происходило, а я решился проверить помещение ментально. Первая проверка совсем уж меня дезориентировала, я замедлил шаг и даже на мгновение обернулся, чтобы еще раз взглянуть на сестричек. – Что-то не так? – Уточнила Валетта. Все. Именно так мне хотелось ответить. Но ведь у нас задание, вдруг мое чутье просто подводит меня? – Это странно, но… – я снова посмотрел на трехэтажный особняк, – у меня такое чувство, будто… духа внутри нет. Валетта тоже стала рассматривать дом, видимо надеясь, что ей удастся что-то разглядеть. Это невозможно, духи не являют себя просто так. Но она смотрела какое-то время, а потом снова взглянула на меня: – Ошибка? – Не знаю. – Может ли это быть что-то другое? – Всегда может быть что-то другое, – подтвердил я. – Но… я совсем не чувствую присутствия ничего сверхъестественного внутри. Валетта нахмурилась и ушла в свои мысли на несколько минут. – Предлагаешь не ходить? На эти слова все мое нутро буквально вскричало: «Да! Не ходи!». Но ведь если я ошибаюсь, то дух в этом доме так и останется, а те две сестрички не смогут спокойно спать. Разве не ради их успокоения я сюда приехал? – Нет, надо убедиться, – принял решение вопреки собственным инстинктам я. – Мы не можем все оставить просто так. – Тебе виднее, – поежилась Валетта. Да, мне виднее. Я же здесь маг высшей степени. Мы подошли к дому и осторожно проследовали внутрь. Все было тихо и спокойно, чувство тревоги не уходило, но в одно и то же время какая-то часть меня успокоилась. Наверное, та самая, что отвечала за поимку и уничтожение духов. Не было здесь его, даже следа не оставлено. Я повернулся было к Валетте, чтобы подтвердить свои первые догадки, но в следующее мгновение рядом с ней материализовались Стражи Империи и схватили ее за руки. Не успел я даже что-то предпринять, как уже четверо других Стражей появились рядом со мной и, заломив мне руки за спину, повалили на живот, прижав лицом к полу. Что за?.. Я только и успел, что оглядеть десятерых Стражей, направляющих в мою сторону боевые заклинания, которые при активации расплющат меня, словно виноградину. Отлично, а я еще думал – что могло пойти не так? – Вэйран Динари ир Кайтран! Вы обвиняетесь в незаконном проникновении на чужую запретную и охраняемую территорию и подвергаетесь немедленному аресту и сопровождению в тюрьму города Мархель. Ваше дело будет рассмотрено в суде в установленные порядком сроки, а так же!.. И вот тут-то я пожалел, что с нами сейчас не оказался Кави, он бы определенно был бы очень удивлен. Сначала все просто услышали громкий крик, и только спустя пару мгновений разобрали слова. – ПРЕКРАТИТЬ ЗАДЕРЖАНИЕ! – Кричала Валетта. Страж, что меня держал, так крепко насел со спины, что я мог шевелить только глазом. Благо Валетта оказалась в поле зрения. Второй глаз, к сожалению, был прижат к полу. Девушку по-прежнему держали двое, но вот что меня поразило: этот хрупкий цветочек, какой она показалась мне вначале, сейчас кипел ненавистью и такой непоколебимой уверенностью, что даже я на секунду перестал дышать. Приказа иного-то не было. Я уж не говорю о Стражах, которые вообще забыли, что здесь делают. Валетта решительно осмотрелась и выбрала своей жертвой того Стража, что зачитывал мне обвинения. – Согласно своду законов, а именно номер 354, пункт 15, параграф 2: любое задержание в присутствии уполномоченного лица считается не правомерным и может быть прекращено немедленно. Никто не пошевелился, а Валетта что? Она еще не закончила. Я бы даже сказал – она даже не начинала. – Статус «юрисконсульт» согласно международному правилу номер 1 «юридических лиц Империи» является неприкосновенным в любой стране, городе или ином населенном объекте, а посему – немедленно отпустите меня! – Приказала. Двое Стражей, что держали девушку, одернули руки, словно ошпаренные. Валетта лишь поправила одежду, распрямилась, сделала глубокий вздох и… продолжила. Боги! Не дайте попасться ей в суде! – Как официальный представитель и юрисконсульт по любым правовым делам и мерам в отношении Вэйрана Динари ир Кайтрана, я приказываю Вам отпустить его. Немедленно. И тут Страж, что зачитывал мне обвинения, допустил главную ошибку всей своей жизни. Он попытался что-то сказать. Никто не услышал даже звука, Валетта уже предложила: – Согласно закону номер 612 о правах любого гражданина Империи, применять крайние меры в виде использования магии, физических действий и прочих воздействий любое уполномоченное об этом лицо может только в случае угрозы собственной жизни. Чего, Уважаемые господа, вовсе не происходило. Валетта смерила Стража суровым взглядом и он, разок вдохнув, кивнул тем Стражам, что меня держали, и они меня наконец-то отпустили. Осторожно поднявшись на ноги, я отряхнулся от пыли и решил пока не вмешиваться. Предчувствовал я, что на этом Валетта еще не закончила. – Прошу прощения, – откашлялся Страж, что выносил мне обвинения. Сейчас он говорил совсем не так уверенно, как раньше, – я знаю законы, но… хочу отметить: вы вторглись на чужую территорию. – Мы сделали это по запросу хозяек дома, – парировала Валетта. – Каких хозяек? – Удивился Страж. Мне вот было уже не удивительно. Что было удивительно, Валетта даже бровью не повела, продолжая свою безапелляционную тираду. – Как официальному представителю и дипломированному специалисту в области юриспруденции мне, в качестве особого дара и важного артефакта, было выдано волшебное перо. Все, что оно протоколирует, является подлинной и непреклонной правдой, любые показания, представленные пером на суде, будут носить абсолютный характер и не подвергнутся ничьему сомнению. – Данное перо запротоколировало все совершенные действия до того, как мы ступили на территорию данного поместья. – А вот теперь прошу не согласиться, – самодовольно ухмыльнулся Страж. – Ваше перо было извлечено уже после того, как ваши многоуважаемые жительницы этого дома, которые совсем ими не являлись, просили вас хоть о чем-либо. И нет бы Валетта огорчилась, нет, она медленно улыбнулась. – Согласно закону номер 123 основного кодекса любое неправомерное действие, совершенное или только задуманное, должно быть предотвращено до его непосредственного свершения. Лицо, проигнорировавшее по какой-либо причине данное бесчинство, привлекается к судебному процессу и может быть осуждено сроком лишения свободы до 10 лет. За нарушение прав и свобод ни о чем не подозревающих граждан. – Хорошо, – Страж не сдавался. – Мы как раз были на подходе, когда вы со своим магом заходили на территорию. – О, всенепременно, – продолжала улыбаться Валетта, а я уже не знал, чего от нее ожидать. – Но согласно закону номер 33 «Магического устава» любое лицо, заметившее правонарушительное магическое создание, имеет право доложить об этом магу высшей степени. Согласно правилу номер 34 «Магического устава» любой маг высшей степени обязан проверить данное заявление и убедиться в правдивости данного донесения без особых на то разрешений и согласования владельцев того или иного движимого и недвижимого имущества. Страж уже открыл рот, но Валетта не дала ему и слова вставить: – В связи с этим ваш арест моего работодателя расценивается как неправомерное нарушение имперских правил, в связи с чем я имею полное право вызвать специальный отряд для задержания вас, как препятствующих выполнению Вэйраном Динари ир Кайтраном важных обязательств и его прямых должностных обязанностей. – Будете ждать или сами себя арестуете? – Вы не имеете права! – Как-то даже обижено воскликнул Страж, немного отойдя от шока. – Еще как имею. Смею напомнить: чем дольше вы пребываете на чужой территории, тем больше увеличиваете свой срок лишения свободы в изоляторе временного содержания. Страж плотно сжал губы, пыхтел пару минут, мысленно перебирая все возможные ругательства этого мира, применимые к Валетте, а потом все-таки сдался и поспешно покинул дом, а затем и территорию поместья. Валетта еще какое-то время провожала всю группу Стражей взглядом, а потом сделала глубокий вздох и посмотрела на меня: – Ты был прав, – вдруг сообщила она. Я лишь вопросительно нахмурился, не понимая, в чем именно. После такой разгромной речи сомневаюсь, что я хоть раз в своей жизни был прав. – Задание, и правда, было легким. И она улыбнулась. Честное слово, после всего меня настолько пробило на хохот, что я смеялся минут пять без перерыва. Валетта сначала держалась, но потом сдалась и тоже не смогла устоять, расхохотавшись в голос. – Мне несказанно повезло с тобой, – заметил я, немного успокоившись. – Как тебе удалось в такой ситуации сохранить хладнокровие? – Все очень просто, – пожала плечами она, – я видела тебя в деле. Приятно, это было очень приятно слышать. Задабривала ли она меня? Или нет? В этот момент я был готов допрыгнуть до небес от гордости. Позднее, когда мы покинули территорию закрытого поместья и не нашли никаких следов присутствия сестричек, дабы совсем уж пережить случившееся, мы решили немного прогуляться. Когда еще мы побывает в Мархеле? После случившегося лучше будет сюда пока не торопиться приезжать снова. Пусть все уляжется, успокоится, а потом – посмотрим. – Как тебе удалось запомнить все эти законы? – Все никак не давало мне это покоя. Валетта с такой легкостью улыбнулась, я даже не представлял, что за этой улыбкой последует. – Когда я поступила в Академию и выяснилось, что у меня вообще никаких способностей к боевой магии нет, другие адепты стали дразнить меня и даже издеваться. Единственное место, которое они не посещали, была библиотека. Ну и раз уж я все равно была там, я решила не терять время зря и освоить весь материал. К счастью, хорошей памятью Боги меня одарили, спасибо им. Не нахожу ничего легкого и обычного в ее словах, но то, как она это говорила, давало понять, что она рассказывала мне это не для того, чтобы я ее жалел. За то, что я чуть не отравил ее своими травами – да. Но за ее, оказывается, не легкое прошлое… Она старалась, правда, но скрыть свою печаль все-таки не смогла. Что оставалось делать? – А ты уверена, что у тебя совсем-совсем нет способностей? – Усомнился я. – Думаешь, комиссия по приему что-то напутала? – Напряженно хмыкнула она. – Дар не всегда просыпается сразу. – Если он есть. Больше спорить я не стал, лишь улыбнулся и стал размышлять. Кто такая эта Валетта? Действительно ли она лишь невинное создание? Или, как показала практика, она – нечто большее? Нечто опасное для меня? Но вот ведь загвоздка: почему она спасла меня? Могла бы промолчать, меня бы арестовали. Обманный ход? Не скажу, что она ожидала нападения. Да и зачем? Она не уговаривала меня идти внутрь, она полагалась на мое решение. Она же меня не знала, чтобы манипулировать. Или?.. На все нужно время. Оно и покажет. Глава шестая Валетта Когда мы вернулись в дом Кайтранов, нас с Вэйраном уже ждало официальное уведомление. Несмотря на все мои старания, наша деятельность по зачистке объектов от враждебных духов приостанавливалась ровно до визита представителя из Департамента. Поскольку я здесь новенькая, я просто восприняла данную информацию, как должное, а вот Вэйран заметно расстроился. Точнее – пришел в бешенство. – Ноги здесь ее не будет! – Рвал и метал он. Даже его… работники, как он сам их назвал, разбегались в разные стороны на всякий случай. Чего уж обо мне говорить? – Давай я просто прикончу ее и дело с концом? – Точил ножи Кави. Да кто приедет-то?! Но, как выяснилось позднее в кабинете Вэйрана, когда он успокоился и перестал крушить дом, представитель из Департамента торопиться в данном случае не будет. – Ее зовут Ольриха ри Старьени, – будто пережевывая особенно твердый кусок мяса, приправленный обильной порцией лимонного сока, представил Вэйран. – И ей наверняка уже доложили о твоих знаниях. Хоть лицо Вэйрана и было перекошено от очевидной ненависти к этой тетке (не знаю, как так запросто я подхватила это чувство), все же во взгляде я прочитала некую благодарность. Признаю: случившееся не входит в десятку событий, которые я хочу пережить, но все же я говорила правду. Не можешь победить врага его методом, используй знания. Они всегда сильнее кулаков, потому что способны лишить всего даже самого сильного и влиятельного человека или мага во всей Империи. – Значит, она выдержит весь срок в тридцать суток, в течении которого она обязана явиться в твой дом для рассмотрения всех обстоятельств дела, – подытожила я. Вэйран кивнул и мягко улыбнулся. Было приятно поражать его, ведь такого как Вэйран вряд ли легко удивить. – И все-таки я предлагаю ее порешить, – все точил ножи Кави, сидя в кресле в углу кабинета. – Нет Ольрихи – нет проблемы. – Ах, как заманчиво, – соблазнился Вэйран. – Не искушай меня. Он послал Кави многозначительный взгляд, тот лишь ухмыльнулся и снова скользнул по лезвию клинка. – Ри Старьени это, конечно, здорово, но мне кажется, стоит обдумать вопрос посерьезнее. Кави перестал точить нож и переглянулся с Вэйраном. Последний тут же принял серьезный вид, и от него повеяло угрозой. Мурашки пробежались у меня по спине. Глубокий вздох и я почти не боюсь двух мужчин, которые явно сильнее меня. Задавать вопросы они не стали, да я их и не ждала. – То, что случилось, было явно хорошо спланированной акцией, направленной против тебя, – обращалась я к Вэйрану. Он недолго ждал продолжения, не знаю, чего он хотел, имя врага? Но потом лишь беззаботно улыбнулся и с особой тщательностью сдвинул папки с делами чуть в сторону. – Есть ли те, кому ты насолил? – Уточнила я, а Кави расхохотался. – Начни с меня! – Воскликнул он. – Себя тоже буду считать, – веселился Вэйран. – Уж простите мою серьезность, но мне почему-то не смешно. Имперская Стража – это не шутки. Против тебя ополчился кто-то сверху. – Милая Валетта, – продолжая категорически не воспринимать меня всерьез, подался вперед Вэйран. – Сверху только Боги и солнце. А они все еще на моей стороне. – Откуда такая уверенность? – Не сдавалась я. – Я же до сих пор жив, – развел руками он. – Да, но это не означает, что твои враги успокоились. – Когда они нападут, тогда я и подумаю об этом, – заверил он. – Спасибо за беспокойство. А теперь иди, ложись спать. Ты наверняка устала с дороги. Снова что-то категоричное было в его словах, его голосе, его позе, его взгляде. Что-то, что не терпело возражений. Он подавил меня и все мое сопротивление до последней капли, не осталось абсолютно ничего, что бы я могла сейчас использовать в качестве противовеса. Молча поднялась, кивнула и ему и Кави, а потом удалилась. Ушла я не так далеко, подождала немножко и почти что незаметной тенью вернулась назад. Стала слушать. Говорили тихо, но кое-что я разобрала. – Не будь так суров, – просил Вэйран, – в конце концов, никто не погиб. – Это только пока, – отвечал Кави. Дальнейшего разговора мне услышать уже не удалось, в примыкающем коридоре заплясали тени, и мне пришлось поспешить навстречу. На повороте я чуть не столкнулась с Мойлой. – Госпожа! – Улыбнулась мне она. – А я как раз хотела Вас известить: я приготовила Вам постель и теплое молоко, чтобы лучше спалось. Как Ваше самочувствие сегодня? Я сначала вздохнула и улыбнулась девушке, начиная отвечать на ее вопрос. Мойла мне нравилась, она была кроткой и исполнительной, но что-то в ней было сокрытое от моего понимания, что-то, что я пока не могла в ней разгадать. Пока и не стремилась. Девушка проводила меня до спальни и задержалась ненадолго, чтобы показать мне два новых наряда. – Я помогала, – сообщила она, – чтобы успеть. – Спасибо, Мойла, но пока новые наряды не потребуются. Я напомнила ей о запрете, и девушка сразу стала серьезной. – Да, это очень огорчило Хозяина, – заметила она и на секунду-другую ушла в свои мысли. Я решила воспользоваться ситуацией. – Ты должно быть очень любишь Вэйрана, – заметила я, приближаясь. – О! – Вдруг вспыхнула алым Мойла. – Конечно же, я люблю его! Как Хозяина естественно! Ведь он такой замечательный! Лучший Хозяин в мире! – Тебе виднее, – беззаботно улыбалась я. – Он ведь еще и очень сильный. – Да! – Ее глаза загорелись. – Однажды на деревню напали, и он пошел один против разбойников и справился со всеми! Он защитил всех нас и делает это каждый день до сих пор! Он – наше спасение, защита и прибежище. Глаза Мойлы заблестели, она искренне улыбнулась и задрожала. – Здорово, когда маг высшей степени вас защищает, – продолжала восторгаться я. – Наверняка это очень увлекательная история, как он им стал! – Да-да, – сначала поддакнула она. Вот тут-то Мойла и прокололась. Точнее прокололась я в том, что не досмотрела. На мгновение, какое-то мимолетное мгновение ее глаза загорелись то ли угрозой, то ли предостережением, она включила защиты и посмотрела на меня как на врага. Но это мгновение прошло, как будто его никогда и не было, в следующий миг Мойла шмыгнула носом и весело засмеялась. – Сколько времени, Госпожа! – Не глядя ни в окно, ни на часы, произнесла она. – Я, глупая такая, задерживаю Вас! А Вы ведь сегодня очень устали! Ложитесь поскорее, Госпожа! Утро вечера мудренее! И не успела я даже придумать хоть что-нибудь, как Мойла буквально смылась из комнаты, плотно затворив за собой дверь. Значит от нее мне не получить информацию. Что же, тогда стоит поискать кого-нибудь еще. Кого-нибудь доверчивого и открытого. Кого-нибудь вроде того мальчишки, как его? Верт, кажется? Он-то наверняка будет более словоохотлив, чем Мойла. Хоть я и не собираюсь сдаваться, ведь здесь нужна тактика: дождусь, пока бдительность будет усыплена, а затем повторю попытку. Рано или поздно это случится, даже самый опасный зверь когда-нибудь засыпает. Что уж говорить о милой девушке, прислуживающей в доме своего любимого Хозяина. *** Как и предполагалось, ри Старьени не приехала ни на следующий день, ни в последующий, да и вообще, как будто позабыла о том, что ей надо приехать в дом Кайтранов. Если так подумать: о том, что Вэйран мог прибегать к какому-либо виду запрещенной магии мне сообщил лишь ир Зарцэн. А точнее только лишь о своих подозрениях, ведь мне предстояло выяснить правда это или нет. Знали ли остальные? Точнее – подозревали ли Вэйрана в чем-то подобном? Судя по тому, что она не соизволила явиться на следующий же день после столь вопиющего нарушения, думаю, зуб на Вэйрана она имела. Я понимала, что здесь не для праздного любопытства и не собираюсь здесь долго задерживаться, но все же ситуация, сложившаяся в связи с множественными обстоятельствами, не могла меня не заинтересовать. В конце концов, это же не плохое дело, которое стоит расследовать. Как бы ни хотелось возобновить походы на задания, даже мой официальный запрос в связи с незаконной попыткой ареста ир Кайтрана не дал совершенно никакого результата. Стало совершенно очевидно, что если эта Ольриха и приедет, то в последний официальный день срока. Что же, унывать я была не намерена и решила заняться сразу же несколькими вещами. Во-первых, я усердно читала свои книги, постигая непостижимое и погружаясь в громкие дела и процессы былых времен. Во-вторых, я наблюдала за жителями дома Кайтранов и пыталась составить их портреты, выявляя самое слабое звено для моего дела. Да, я хотела подобраться к этому одноглазому мальчишке по имени Верт, но он был таким шустрым и неуловимым, да и что мне могло понадобиться от конюха? Пока я продолжала наблюдать и подлавливать нужный момент, я стала потихоньку замечать в поведении жителей дома Кайтранов нечто общее. Все они были очень приветливыми и доброжелательными, держались так, будто самые доверчивые люди на всей земле, совершенно не замечают ничего вокруг. Но стоило появиться мне, как разговоры строго меняли свой курс и траекторию. Незаметно, даже не поймешь, но поскольку я почти безвылазно сидела все это время в доме, лишь несколько раз выбираясь по делам в Столицу, мне стали заметны и понятны эти смены настроений. И вот тут у меня возникал вполне справедливый вопрос: почему все эти люди так осторожны и насторожены в моем присутствии? То есть я, конечно, понимала, что здесь чужая, но все же не скажу, что подслушанные украдкой речи касались чего-то запрещенного и недозволенного, за что я немедленно могла арестовать Вэйрана. Впрочем, с этим мне еще предстояло разобраться. Сам Вэйран, за неимением возможности выбираться на задания, вплотную занялся тренировками и подготовкой к турниру. С раннего утра и до самого вечера он занимался на тренировочной площадке вместе с Грумом, большим старым военным. С ними же на тренировках присутствовал и Кави. Забавно было то, что обычно уставали именно его помощники, а он был не прочь еще позаниматься. Мы с Вэйраном почти не общались все это время, изредка перебрасывались короткими приветствиями и фразами вежливости. Он был занят, я тоже, да у нас и не было тем для общения. Я его юрисконсульт и понадоблюсь, когда задания снова возобновятся. До тех пор я лишь изредка подглядывала за ним через окна на тренировках, поражаясь невероятной силе и выносливости. Он как будто совсем не уставал, не замерзал, хотя с каждым днем приближающаяся осень все больше напоминала о себе. Да, вопросы к нему определенно были, и мне уже самой было интересно получить на них ответы. Как бы преданна я не была своему делу и желанию поскорее расправиться с порученным мне заданием, в-третьих, я решила все же несколько изучить историю дома Кайтранов и его, так сказать, социальную жизнь. В один из дней я отправилась в Столицу, чтобы ознакомиться с документальными фактами в главной библиотеке всей Империи. Но каково же было мое удивление, когда я не обнаружила ровным счет ничего о доме Кайтранов. Это было очень странно, ведь записи об известных домах велись испокон веков, были заверены и подтверждены самим Императором, дабы признать все титулы, статусы и прочие атрибуты, вверенные этим семьям властью. Не говоря уже о том, что все эти записи тщательно охранялись. Я, с разрешением, и то с боем пробивалась в хранилище древних книг. Но записей совершенно не было. Встречаться с ир Зарцэном я не стала, ведь мне было просто нечего ему предоставить. Но вот с другими, случайными работниками, зато очень хорошо осведомленными в разных сферах, мне перекинуться парой фраз удалось. Не скажу, что все были в диком восторге от Вэйрана, но и явной неприязни не выказывали. Всех больше всего волновало количество разрушений, которые Вэйран, выезжая на задания, учинял. Что же до его личности – никто особо и не знал даже как он выглядит, ведь в свет он выходил крайне редко, если не сказать больше – никогда нигде не появлялся. Проведя в Департаменте целый день, я уже собиралась возвращаться, когда случайно краем глаза заметила знакомую фигуру. Она проскользнула незаметно, но видимо меня вела интуиция. Я узнала в нем Кави, и это заинтересовало меня еще больше. Стараясь не светиться, я отправилась за ним. Он вроде бы меня не замечал, хотя первая мысль была связано со слежкой. Как бы не старался, при каждой новой встрече Кави окидывал меня таким взглядом, будто уже готов был выплеснуть на меня сотню-другую официальных обвинений. Да, он мне не доверял. Как и я ему. В общем, я старалась держаться от него подальше, а посему успела только заметить, как он выходил из двери с табличкой «Отдел приема и распределения обращений граждан». По опыту я знала, что туда поступают все официальные запросы обычных людей, на которых совершалось нападение или им так только казалось. Поскольку я понимала, что в какой-то из моментов и Кави меня заметит, я решила использовать тактику нападения. Когда он несколько воровато оглядел пустой коридор и двинулся к выходу, я выступила ему навстречу с улыбкой. – Добрый вечер, – приветствовала я его. Он сначала замер и напрягся, еще не решив, стоит ли убить меня немедленно или дать мне пару секунд. Остановился, подобрался и подарил мне ледяную улыбку. – Приветствую, – почти официальный прием, не меньше. Так и не скажешь, что мы месяц знакомы. – Не ожидала Вас здесь увидеть, ир Фиррат, – призналась. – Появились важные дела, – продолжал обдавать меня холодом отрешенности Кави. – А Вы, ри Крос’ери? – Хотела разузнать, можно ли как-то поторопить прибытие к нам официального представителя Департамента. Уж очень они затягивают. Кави улыбнулся мне так едко, словно презирал каждое мое слово. Поскольку и мои, и его дела, какими бы они ни были, были закончены, нам пришлось вместе отправляться на улицу и садиться в один экипаж. Нормы приличия обязывали, иначе и я и ир Фиррат нашли бы тысячи причин, только бы не трястись в одной карете целых три часа. Сначала я еще пыталась смотреть в окно, потихоньку добираясь пальцами до дорожной книги, но когда я все-таки раскрыла страницу, на которой остановилась, Кави решил поговорить. – Значит, Вы не из знатного дома, – заявил он. Вообще-то я не очень кичусь своим положением, но от Кави это прозвучало как оскорбление. – Нет, – вежливо улыбнулась я в ответ, сохраняя мнимую нейтральность, – мои родители – ювелиры. – Я слышал, у Вас совершенно нет никаких способностей к боевой магии, – продолжал выстреливать в меня моими недостатками ир Фиррат. – Все верно, – отрицать не было смысла. – И юриспруденцию Вы выбрали от безысходности? – Вовсе нет. Она всегда была приоритетом, просто когда выяснилось, что способностей моих явно не хватает, все почему-то решили, что я приняла решение связать свою жизнь с законами именно из-за этого. Но это не так. – А Ваши родители? У них есть способности? – Да. – Не считаете, что это подозрительно? – Презрение в его улыбке мне было невыносимо. – Хотите сказать, что я не их дочь? – Улыбнулась, дабы скрыть желание ткнуть Кави в глаз. – Нет, конечно, такое возможно в любой семье, даже в Императорской, но просто это очень странно, что Вы, одаренная столь феноменальной памятью, обделены столь необходимым для нашей Империи. – О, не беспокойтесь, ир Фиррат, я вовсе не считаю себя обделенной. – Не поймите неправильно, – его темные глаза вдруг стали беспощадными, – но мне кажется странным Ваше стремление в верхи власти, когда Вы не могли совладать даже со своими одногруппниками в Академии. Еще одна злорадная улыбка и я перестала изображать из себя вежливость. Не скажу, что это было легко принять, но… только Вэйрану я рассказала о своем прошлом. Это прозвучало легко и непринуждённо, но мне почему-то захотелось довериться ему. А он все рассказал Кави. Конечно же. Нет, я знаю, что они друзья, но есть же рамки и приличия… Нет, их нет. Зря я испытывала нечто теплое к Вэйрану. Может быть, у меня и было задание, но где-то в глубине души мне казалось, что он не так уж плох, даже если использует запрещенную магию. Как он старался изо всех сил помочь мне, когда проявилась аллергия, как он… Я опустила глаза, явно проиграв в данном диалоге, а Кави лишь злорадно ухмыльнулся и отвернулся, уставившись в окно. Он резанул по моим воспоминаниям. Так на меня не обращали внимания сверстники, так они игнорировали меня. Как будто меня не существует. Знаю, это было глупо вспоминать прошлое, но детские обиды самые сильные. Я не хотела проявлять слабость, но Кави попал в точку. Да, это было тяжело. Говорить об этом с легкостью я смогла далеко не сразу. В душе всегда сидела горечь. Мне не хотелось, чтобы кто-то знал о моих слабостях. Но Вэйран рассказал Кави. Специально ли? Было ли это спланировано? Что же, пожалуй, стоит просто смириться и вернуть к главному плану: найти улики и доказательства причастности ир Кайтрана к запрещенной магии и поскорее устроиться в Департамент. В дом Кайтранов вернулись мы уже поздно вечером. Разговор больше не клеился, да мы и не пытались заговаривать. Едкие замечания Кави настолько подкосили меня, что мне даже читать расхотелось. Плохо, ведь это было единственным, что я умела хорошо. Получать и применять знания. Впрочем, сколько бы я не пыталась запихнуть обиду куда подальше, как только мы подъехали и нам навстречу вышел ир Кайтран, меня буквально прошибло эмоцией. Зря, конечно, Кави торжествовал, наблюдая за мной. Но с эмоциями справиться труднее всего. – Удивлен, что вы вместе, – ухмыльнувшись, подходил к нам ближе Вэйран. На нем была темно-бордовая рубашка и черный расстёгнутый камзол. Раньше я смотрела на него с восхищение, чего и скрывать? Но теперь его мрачно-синие глаза казались мне лживыми и злыми. Выскочив из кареты, я поспешила в дом. Ир Кайтран, еще ничего не подозревавший, попытался преградить мне путь. – Валетта, все в порядке? – Уточнил он. Заметил все-таки, что что-то не так. Ладно. – Да, ир Кайтран, все хорошо. А теперь прошу меня извинить, я очень устала и хочу лечь. – Валетта… – он попытался взять меня за плечо, но встретился с моим сопротивлением в виде строгого взгляда. Отпрянув, он даже отошел от меня на шаг, и я беспрепятственно рванулась к дому. Добравшись до комнаты, я позволила себе слабость. Это был первый и последний раз, когда я плакала из-за своего прошлого в доме Кайтранов. Знаю, не нужно было, но я осталась одна на чужой территории, где мои страхи поглотили меня, словно страшные древние монстры. У меня не было выбора… Не помню, как уснула, но провалилась в сон я надолго. Наутро пришла Мойла, и это разбудило меня. Хотелось объясниться, почему я спала в одежде, но потом я решила, что это совершенно не обязательно. Да и Мойла не задавала лишних вопросов. Она лишь с улыбкой сообщила: – Хозяин хочет пригласить Вас на прогулку. – Нет, спасибо, – довольно резко ответила я. – О, Госпожа, – Мойла вдруг позволила себе чуть больше, чем дозволено служанке. Подбежав ко мне, она присела рядом и взяла меня за руку. – Не держите зла на Хозяина. Он очень хороший! Взглянув в худое и доброжелательное лицо Мойлы, я возненавидела ее. Мои глаза сузились, и я выплюнула вопрос прежде, чем смогла о нем подумать: – Все в доме знают о моем прошлом? Мойла чуть отпрянула и несколько секунд бессмысленно хлопала глазами. То ли действительно не понимала, то ли хорошо играла свою роль. Судя по тем наблюдениям за ней, что я сделала, она действительно могла притворяться. – Госпожа, о чем Вы говорите? – Удивлялась она. – Не притворяйся! – Я вырвала руки из ее ладоней и резко поднялась на ноги, отходя в сторону. – Я, конечно, понимаю, что здесь чужая, но… Выдохлась я также внезапно, как и завелась. Глупости, это все глупости. Я должна держать себя в руках. – Мойла, передай Хозяину, что я готова поддерживать с ним исключительно деловые отношения. Никаких прогулок и никакого личного общения. Только работа. – Госпожа… – …и принеси мне завтрак в комнату. Пожалуйста. Мойла мяла свою шаль еще некоторое время, кусая свои пухлые губы в попытке что-то мне сказать, но в итоге так и не нашла подходящих слов, кивнула и удалилась. Как ни странно, есть хотелось страшно, поэтому когда она вновь постучалась с завтраком, я буквально рванулась к двери и резко ее распахнула. Завтрак был. Мойлы не было. Поднос с едой держал Вэйран собственной персоной. Я его не сразу заметила, но когда добралась до беспристрастных глаз, лишь придала лицу непроницаемое выражение, резко забрала поднос и закрыла перед носом ир Кайтрана дверь. Тот к такому явно был не готов, поэтому не воспрепятствовал и даже какое-то время просто стоял за дверью в полном шоке. Я же принесла поднос к столу, уселась и принялась есть. Стук в дверь. Еще один. Потом он начал меня звать. Я игнорировала все его попытки, сосредотачиваясь только на еде. Глупо, знаю, но пусть лучше обидится сам и устранится. Тогда нас будет связывать только работа. Через какое-то время он ушел, и я была этому рада. Это пройдет, я знаю. Но мне нужно время. Чтобы снова перестать ненавидеть. Чтобы вновь перестать сожалеть из-за собственного несовершенства. Глава седьмая Вэйран – Кави! Ну, зачем ты наговорил ей все это? – Отчитывал друга я. – Она же теперь решит, что это я тебе все рассказал! Кави беззаботно сидел в своем любимом кресле моего кабинета и продолжал играться с собственными клинками. Он всегда это делал, самоустранялся, отвлекаясь якобы на свое оружие, не желая полноценно участвовать в разговоре. – Она видела меня в «Отделе обращений», – спокойно объяснял Кави, не отвлекаясь от клинков. – Мне нужно было, чтобы она забыла об этом событии совершенно. Нет ничего лучше, чем потаенные страхи и подавленные обиды. – Это подло и низко. – Это действенно. – Ты совершенно не понимаешь, что делаешь, – устало сев в кресло, выдохнул я. – Кем бы она ни была, она моя гостья. А я не хочу, чтобы она стала затворницей в своей комнате и перестала мне доверять. Кави презрительно фыркнул. – Ты действительно думаешь, что она тебе доверяет? – В той мере, в которой это необходимо. Кави, я хожу с ней на задания, она должна быть уверена, что в случае опасности я ее не подведу. А ты довел ее до полного недоверия в этом вопросе. – Вот и хорошо, – Кави посмотрел на меня своим коронным уничтожающим взглядом. – Пусть лучше боится тебя и даже не пытается с тобой связываться. – Мы уже это обсуждали. – И я тебе уже говорил: то, что она тебя оправдала, еще не означает, что это не часть ее плана. – Смысл? – Ты что, ослеп?! – Кави подался вперед в возмущении. – Очнись, Ран! Сколько раз тебя нужно уничтожить, чтобы ты наконец понял прописную истину? Все в этом мире могут тебя обмануть! Даже последняя безобидная бабочка! А она, я тебе скажу, далеко не безобидна! Бойся поврежденных людей. Ведь они знают, как выживать. И она, именно она, когда-нибудь предаст тебя так сильно, как никто и никогда этого не делал. – Я не идиот, – скривился, – я все понимаю и не жду от нее снисхождения. Тем более не ожидаю, что она внезапно станет моим лучшим другом. – Кави ревностно скривился, а меня это позабавило. – Но мне все еще нужен юрисконсульт. Иначе я не смогу выполнять свои обязанности. А ты знаешь, что это для меня на первом месте. – Знаю, Ран, знаю, – кивал Кави, снова возвращаясь к своим клинкам, – но мне не нравится, как быстро и легко спадают барьеры в вашем с ней общении. – Чего? – Не своим голосом выдохнул с улыбкой я. – В смысле?! Мы просто перешли на «ты», вот и все. – И как часто ты переходишь с новыми знакомыми на «ты»? – Глупости. Это совершенно ничего не означает. Наоборот, это упростило наше общение… – Это ее хитрый план, чтобы подобраться к тебе! – Кави снова стал походить на заговорщика. – Видишь, как легко ей удалось втереться к тебе в доверие. Вроде бы сходили на пару заданий, а ты уже сидишь и выгораживаешь ее передо мной. – Не начинай, – предостерег я. Кави чуть сбавил градус напряжения. – И потом: если это был ее план, чего же она повелась на твою провокацию? Теперь она снова со мной не общается и перешла на официальные обращения. В чем здесь ее план? – В том, чтобы ты за ней бегал и извинялся. – Она захлопнула передо мной дверь и уже третий день не реагирует на мои попытки с ней поговорить. – Вот видишь! Работает! – Кави… – я выдохнул улыбку из-за абсурдности его выводов. – Дело не в том, сможешь ты извиниться или нет, дело здесь именно в твоем желании. Она со своей обидой заполонила всю твою голову. И мы с тобой сидим и уже в который раз перемалываем косточки этой ситуации. Почему? Это ее план! Кави для убедительности потыкал пальцем в сторону закрытой двери. Я лишь вздохнул и закатил глаза. – Ладно, – спорить с Кави почти также бесполезно, как пытаться остановить солнце от восхода. – Хорошо. Больше не буду к ней ходить. Обиделась и обиделась. Раз ты ее так хорошо знаешь, какой будет ее следующий шаг? Во-первых, Кави улыбнулся, довольный тем, что добился, чего хотел. Во-вторых, он снова вернулся к клинкам и размышлял над моим вопросом некоторое время. – А дальше… – Кави даже отвлекся от клинков, – она попытается сыграть на твоих чувствах. – И каким же это образом, интересно? – Ухмыльнулся. Мне нравилось, когда Кави представлял себя богом и начинал якобы забираться в головы других людей. Он становился похожим на маленького ребенка, для которого нет никаких ограничений. Правда, сам он представлял себя совсем иначе, но я не торопился его разочаровывать. – Старым проверенным, конечно, – улыбался все он, – она попытается тебя соблазнить. Не сдержавшись, я расхохотался в голос. – Может быть, я не так хорошо разбираюсь в людях, но скажу тебе кое-что: Валетта не та, кто будет использовать подобную тактику. – Ты подожди. – И не собираюсь, – поднялся, собираясь отправляться спать. – Ладно, Кави, игры на сегодня закончились. Завтра последний день срока, а это значит, Монстриха все же прибудет. Нам нужно подготовиться. – А разве ты не хочешь свести ее с девчонкой? – Удивился Кави, даже не собираясь подниматься из кресла. – Кое-кто позаботился о том, чтобы отбить у нее всякое желание в это встревать, – игриво напомнил я. – Она же твой юрисконсульт! Она не посмеет отказаться! – Если кое-кто извинится… – так же игриво продолжал я. Кави тут же принялся пыхтеть, не находя подходящих слов возмущения, но потом быстро вернулся на путь истинный. – Чтобы Кави ир Фиррат перед кем-нибудь извинялся?! – Он даже вскочил на ноги, дабы выглядеть более убедительным. – Да ни в жизни! Заруби себе на носу! Я не извинялся даже перед отцом за действительно плохой проступок! А уж перед какой-то замарашкой без способностей и подавно не стану! – Хватит оскорблений! – Разозлился я. – Кем бы она ни была и какие цели не преследовала, она все же девушка. Не смей ее оскорблять. Кави сначала обиделся, но потом быстро понял, что перегнул. – Ты прав, прости. – Вот видишь, не так уж и сложно это сделать, – лукаво улыбнулся я. Кави сначала хотел что-то сказать, но потом его глаза расширились, и он осознал, что сделал. По нему было видно, что осознание случившегося было подобно падению с самой высокой башни. Причем осознание пришло в полете, но поделать уже ничего было нельзя. – Это!.. Это было не всерьёз! – Что? – Угроза в голосе ласково напомнила о том, кто в доме Хозяин. Кави пыжился еще пару секунд, но потом махнул на меня рукой, обругал разными проклятиями и удалился. Сделав глубокий вздох, я вернулся мыслями к Валетте. Мне не нравилась эта ситуация, а еще больше мне не нравилось, что она действительно теперь будет считать, что это я рассказал Кави о ее прошлом. Она же не знает, что этот хитрец сам разведал все о ней в первые несколько дней после того, как она здесь поселилась. Но оправдания, даже хорошие, все равно запоздалая форма признания собственной вины. Кави прав отчасти, доверять никому нельзя. Но мне не хотелось, чтобы Валетта теперь заперлась в своей комнате и больше не разговаривала со мной, только лишь по необходимости на заданиях. Как я мог переубедить ее? Идей не было. Но сначала мне нужно пережить приезд Ольрихи, потом – я подумаю о том, как вернуть расположение моего юрисконсульта. *** Ольриха приехала в последний день срока, еще ближе к вечеру. Естественно, она дотянула до последнего, но я не стал выказывать неудовольствия или непочтения. В конце концов, она делает свое дело, я – свое. Главное, чтобы она позволила мне и дальше работать. Я и так потерял месяц пустого ожидания, мне необходимо срочно наверстать упущенное. Если я, конечно, смогу найти нужные аргументы и убедить Ольриху. – Добро пожаловать в дом Кайтранов! – Улыбался шире некуда я, приветствуя совершенно недовольную Ольриху. Она ступила на подъездную дорожку с таким видом, будто с момента последнего визита мой дом покрылся илом и плесенью, а место буквально кишело паразитами и другими мерзкими тварями. – Вэйран Динари ир Кайтран, – обнаружила она мое присутствие. – Не скажу, что рада Вас видеть. – А я вот, напротив, очень рад, – отступая в сторону, я пригласил ее в дом. Шла она неохотно, намеренно тормозя процесс. Но что я мог сделать? Не пихнешь же ее, чтобы поторапливалась. Уверен, она бы нашла тысячу законов и прочих правил, чтобы оттянуть и так оттянутое до невозможности. Ольриха была нагловатой, а посему выбрала мое рабочее кресло и с удовольствием в нем расположилась. Мойла принесла цветочный чай и всякие сладости. Мойла была умной девочкой и знала, что особенно нравится Ольрихе, а потому, когда выходила, поклонилась мне и хитро улыбнулась. Я сдержал ответную улыбку, ведь Ольриха буквально буравила меня взглядом и отслеживала каждую реакцию. Насладившись чаем и съев все вкусности, Ольриха приступила к препарированию моей жизни. – Итак, согласно официальному запросу, поступившему из дома Кайтранов, Вы желали рассмотреть случившееся в доме достопочтенных Литарэнов. Согласно закону вторжение на территорию частной собственности без уважительной причины и официального заявления запрещено и карается мерой в виде лишения свободы сроком до 10 лет. – Уважаемая, Ольриха ри Старьени, – попытался вставить что-то я, – уважительная причина была. Нам пришел официальный запрос на осмотр и зачистку поместья, и… Монстриха слащаво улыбнулась. – Какой еще официальный запрос? – Злорадно уточнила она. – Никакого запроса нет и не было, уважаемый ир Кайтран. Понятно. Вот, значит, какой у нее план. – А как же сестры? – Уже без особого энтузиазма спросил я. Что мне грозит? Слишком многое. Если маг высшей степени не работает на благо Империи, то его сила вызывает сомнения и подлежит возможному изъятию. Раз маг принадлежит Империи, то его сила тем более. Ольриха чувствовала себя настолько уверенно, что я уже сдался. Но тут дверь резко распахнулась и в кабинет буквально влетела Валетта. Мое спасение. Или погибель. Это решать ей. – Ольриха ри Старьени! Валетта быстро улыбнулась, прошла по кабинету и толкнула меня в плечо, мол, «Уступи место». От неожиданности я так и сделал, быстро вскочив на ноги, а Валетта уселась на мое место. Обескуражен – это не то слово, которым можно описать мое негодование. Но мне определенно стало интересно, что будет дальше. – А Вы?.. – С презрением рассматривала юную особу Ольриха. – Валетта ри Крос’ери, юрисконсульт Вэйрана Динари ир Кайтрана, – представилась. А я боялся, что она спешила сюда, чтобы отречься от этой должности. Судя по тому, как крепко она на меня обиделась, я и не такое ожидал. – Славно, – с ноткой волнения в голосе выдавила Ольриха и прищурилась. – Что?.. – На основании главного закона и основных принципов… В общем, Валетту так понесло, что я после первых слов совершенно потерял нить повествования. Она предъявляла примерно то же самое, чем апеллировала в разговоре со Стражем, но для себя я уловив только суть: она все же меня защищала. – Милочка… – хотела было возразить Ольриха, но Валетта не закончила. – Я Вас услышала, – улыбнулась мой юрисконсульт. – Да, официальный запрос по данному делу мистическим образом исчез. Хорошо, что я несколько педантична в этих вопросах и всегда снимаю копии. Брови Ольрихи ползли вверх, словно их кто-то сверху тянул. Валетта же достала из принесенной с собой папки (я ее только в этот момент заметил) копию с официальными печатями Департамента и протянула ее Ольрихе. – Не волнуйтесь, я сделала еще несколько копий, на случай если и эта потеряется, – просияла Валетта. – Полагаю, инцидент официально исчерпан? Ольриха побагровела и пыталась сдерживать себя от нецензурных ругательств минут пять, пыжась и пыхтя, словно закипающий чайник. – Верно, – еле выдавила из себя наконец она. А потом спешно удалилась, прихватив оставшиеся сладости с таким видом, будто это было самое драгоценное в моем доме. Валетта еще успела получить от нее официальное разрешение на наши вылазки перед тем, как Ольриха была такова. Мы не заговаривали с Валеттой, пока Монстриха не уехала. – Почему не позвал? – Насупившись, наконец повернулась ко мне Валетта. Меня несколько сбил ее решительный настрой и возвращение к нашей непринужденности в общении. Тем не менее, копаться в мотивах я не хотел, а посему просто улыбнулся. – Мне показалось, ты не захочешь участвовать в беседе, – признался я. – Я – твой единственный шанс усмирить эту тетку, – решительно заметила она. – Нет, если ты, конечно, хочешь все прекратить, я возражать не стану. Ты здесь Хозяин. – Вовсе я этого не хочу, – покачал головой, с интересом наблюдая за тем, как меняется выражение лица Валетты. – Вот и хорошо. Я пока не планирую искать себе нового работодателя. – Валетта, я… – не знаю, что меня подстегнуло, наверное, импульс, – знаю, что ты обижена на меня. И хоть это будет звучать глупо, но я к этому не причастен. – Хищное обвинение в ее взгляде меня почти обезоружило. – Но я все равно прошу прощения. По-прежнему молча, она чуть ли не приказала мне прекратить поднимать эту тему. Похоже, все эти дни она боролась с собой и своими обидами. Наконец она вздохнула и отвернулась. – Я просто решила, что это совершенно непрофессионально, вот и все. Я должна быть беспристрастна. Это главное. – Спасибо. За помощь, – решил дальше не углубляться, а сменить тему. Ведь если она готова примириться, чего я буду бередить старые раны? – На то я твой юрисконсульт, – пожала плечами Валетта, но уголки ее губ приподнялись. Мне захотелось, чтобы она улыбнулась. – Нет, правда, – мотнул головой, – ты разгромила ее, словно время старый город. Лучшая схватка, которую я когда-либо видел, а ведь мне приходилось присутствовать на многих судах! Валетта наконец-то улыбнулась и посмотрела на меня. – Можешь на меня положиться. Этот настрой мне определенно нравился. И раз уж на то пошло мне захотелось подкрепить наше примирение. – Валетта, – осторожно обратился я, отлеживая реакцию. Разрешает ли она к ней так обращаться? – Могу я кое-что уточнить? Валетта подозрительно нахмурилась. – Что именно? – Ты уж извини, что снова затрагиваю эту тему, но мне стало безумно интересно, какой у тебя уровень сил. Валетта скривилась в недовольстве и сложила руки перед собой. – Никакой. – Это-то и интересно. Можешь продемонстрировать? – Хочешь тоже стать свидетелем моей неудачи? – Вовсе нет. Скажем так: это профессиональный интерес. Валетте это не понравилось, она вздыхала и возражала, однако я был настойчив, и она все же согласилась сходить со мной на тренировочную площадку. После моей просьбы продемонстрировать свои способности, она совсем уж скривилась и нехотя попыталась сколдовать хоть что-нибудь. К сожалению, как она и говорила, уровень ее способностей был невообразимо минимален, она даже не смогла оформить простейшее заклинание. Меня это несколько удивило, и я подошел к ней, с разрешения взял ее ладонь и нащупал внутренние энергетические потоки. – Нет, все в порядке, блоков нет, – удивлялся я. – Я же говорила, – лишь пожимала плечами Валетта. – Ноль. Это действительно было странно, обычно такое встречается очень редко, хоть какой-то уровень способностей у любого жителя Империи, да присутствует. А у нее он как будто не был развит изначально. Я заглянул ей в глаза и в свете мерцающих огней, невольно ими залюбовался. Это был необычный цвет, которым ее одарила природа. Она тоже смотрела на меня, но то ли этот взгляд, то ли все еще никуда не девшееся чувство вины, но мне захотелось ее удивить. Накрыв ее ладонь своей, я попытался передать ей немного собственной магии. Когда она это почувствовала, она тут же разорвала контакт и одернула ладонь с решительным «нет». – Это не больно, – пообещал я и шагнул ближе. – Нет, – качала она головой, прижимая ладони к груди. – Почему? – Улыбнулся. – Это волшебно. – Не люблю то, что не могу контролировать, – призналась она. Что-то в этом взгляде показалось мне не однозначным, но воспринимать на свой счет я не стал. – Упрямая, – лишь хмыкнул я и прекратил напирать. – Поэтому я здесь, – лишь ухмыльнулась она. – Теперь когда на дело? – Завтра с утра. Не против сразу нескольких? А то мы так отстали от общего графика… – Вовсе не против, – заверила Валетта. Я снова улыбнулся ей и еще немножко позволил себе любоваться цветом ее глазом. Потом мы распрощались и разошлись по своим комнатам. Нужно хорошенько выспаться, завтра я планирую выложиться по полной программе. Глава восьмая Валетта Получилось. Честно – не ожидала, но судя по тому, как ир Кайтран повел себя дальше, думаю, сработало хорошо. Конечно, сидеть и обижаться в своей комнате это хороший вариант скоротать время, но ведь у меня было задание. Которое начинало откровенно простаивать из-за моих глупых обид. Если я сижу и дуюсь, то выходить из комнаты по ночам будет слишком подозрительно. А когда я уже все простила и забыла – милости просим. Причем особо ничего и не подозреваем. Я старалась показаться ир Кайтрану максимально искренней, а это могло получиться только в случае, если бы я все равно продолжала подавлять обиду. Причем на виду. Да, знаю, меня это действительно задело. Но то было давно, сейчас все по-другому. Сейчас я веду опасную игру с магом высшей степени, и пока еще не проигрываю. И не выигрываю, конечно, но все лучше, чем быть разоблаченной. Когда все уснули, я снова поднялась и отправилась бродить по дому. Не было случая, но сегодня он представился, и я не упущу этой возможности. В этот раз я была более решительной и почти сразу отправилась в кабинет к ир Кайтрану. К счастью, по пути никто мне не повстречался, и я наконец-то добралась до его папок. Ничего удивительного в них не было, это были обычные переданные ему Департаментом дела. Но я же пришла не убедиться, что все хорошо и прекрасно, я пришла сюда найти доказательства, что это не так. Рылась я долго, сверяла данные и пыталась сопоставить факты. Чуйка меня не подвела, но некую взаимосвязь я обнаружила многим позже. Вроде бы ничего такого, дела как дела, однако же, на папках в нижнем уголке оставался небольшой отпечаток какой-то серой пыли. Может быть это случайность, ничего значительного, но в памяти я этот факт отложила. Разложив все папки также аккуратно, как они и лежали, я вернулась к себе и спокойно доспала до утра. Все же я была рада, что нам предстоят совместные дела. Верить в то, что ир Кайтран не рассказывал Кави о моем прошлом я не собираюсь, я не полная дура. А вот работой заняться – милое дело. Наутро мы встретились с ир Кайтраном уже на подъездной дороге. То есть он меня ходил, искал, об этом мне сообщила Мойла, которая случайно выскочила из дома и увидела меня, испугалась и побежала докладывать. – Валетта, я поражен, – улыбаясь во всю ширь, торопливо шагал ко мне Вэйран. – Конечно, я знал, что ты очень хочешь поскорее заняться делом, но сейчас же едва рассвет. – Я так поняла, у нас много дел на сегодня, – вежливо улыбнулась в ответ. – Верно. И в связи с этим мы сегодня не поедем, а переместимся. Вот это было неожиданной новостью. Я сразу же посерьезнела и напряглась. Сглотнула. Телепортироваться мне ранее никогда не приходилось, но я слышала, что это довольно опасная процедура. – Ты… уверен? – Неуверенно уточнила я. – Не бойся, – в его глазах сверкнули забота и теплота, – я умею перемещаться. Пару раз даже пробовал телепортироваться вдвоем. Переместилась большая часть моего спутника. Он широко улыбнулся, а я задержала дыхание и в ужасе уставилась на него. Вэйран подождал еще секунду, а потом расхохотался. – Я шучу-шучу, – заверил он, а у меня уже сердце остановилось. – Так, срочно – ручку и бумагу мне! – Потребовала я. Вэйран так не ожидал, что в первый момент даже дернулся, собираясь бежать в дом. Но потом все-таки спросил: «Зачем?». – Писать завещание, конечно же! – Выдохнула я с тревогой. – Кто так шутит? – Я, – пожал плечами Вэйран. Ох, он меня в могилу сведет, шутник из дома Кайтранов. Сначала подсовывает травы, потом бьет в больное место, теперь еще возможно не вернусь после телепортации. О, Боги! Дайте сил справиться со всеми испытаниями! Вэйран подошел ко мне поближе и протянул руку. Сделав серию глубоких вздохов, как перед погружением в большую воду, я вложила ладонь в его и замерла. Он совершил последнее движение и приобнял меня за талию. Меня мгновенно обдало его силой и… надежностью. Глупое чувство, особенно на фоне всего, что между нами произошло. Я постаралась сосредоточиться на перемещении. – Может немножко закружиться голова, – ласково предупредил Вэйран, усыпляя мою бдительность и тревогу. А потом мир вспыхнул сотнями красок невиданной красоты. Все завертелось, закружилось, взорвалось, а потом вдруг замерло. Я оступилась, Вэйран услужливо меня поддержал и дал пару секунд, чтобы я пришла в себя. Это, и правда, было неожиданно. – Почему ты редко используешь телепорт? – Поинтересовалась я, подняв глаза на ир Кайтрана. Он выглядел сосредоточено, разве что слишком уж пристально заглядывал в мои глаза. – Он отнимает много сил, – объяснил он. – А они нужны для борьбы с духами. – А что изменилось сейчас? Вэйран снисходительно улыбнулся, а из его ответа я поняла, почему эта улыбка вообще появилась. – У магов силы хоть и тратятся, но имеют накопительный эффект. Поскольку мы не отправлялись на задания тридцать дней, сил скопилось достаточно. Вот я и решил этим воспользоваться. Это резануло по мне очевидностью, я чуть резче, чем стоило, оттолкнула Вэйрана и отошла в сторону. Он еще недолго смотрел на меня, и мне показалось, порывался что-то сказать. Но в итоге так и не решился. Минутой позже мы отправились на задание. На самом деле с того момента весь список бесконечных, как мне тогда показалось, заданий, которые мы прошли за три дня, превратился в какой-то сплошной водоворот событий, промелькнувший у меня перед глазами, словно вспышка при телепортации. На первом задании Вэйран чуть не умер, опасно повиснув над пропастью. Поскольку мне едва ли можно было его удержать, особой помощи я не оказала, а Вэйран клял все, на чем свет стоит и ругался до тех пор, пока не забрался на твердую поверхность и не перевел дух. – Конечно…, я понимаю, что не пушинка, но… – он скосил на меня возмущенный взгляд, – хотя бы веревку подать можно было бы? – И где я ее тебе возьму? – Подняла бровь вверх я. Он хотел было сказать: «Наколдуй», но обстоятельство, по которому я не могла этого сделать, всплыло в его памяти только сейчас. Просто опытному магу, для которого создать веревку – это лишь один щелчок пальцами немножко невдомек, как сложно это сделать мне. Он же видел демонстрацию, чего он от меня хочет? – Ладно, – он поднялся на ноги и подошел ко мне, – обеспечу тебя всем необходимым. Это «необходимое» тянуло килограмм на сорок и было слишком объемным. Сначала я еще как-то пыталась с этим всем справиться, но в итоге на следующем задании получилось только сложить все тюки вместе, пока Вэйран разбирался с духами. Хорошо хоть перо все протоколировало, потому что я управилась с устройством всех сумок только когда ир Кайтран подошел ко мне и радостно сообщил, что закончил. Обреченно выдохнув, я уставилась на тюки – потом на Вэйрана, потом еще раз глянула туда и обратно. – Ты же опытный маг – справишься, – заверила я и оставила все многочисленные атрибуты покоиться на месте. Вэйран слегка напрягся, хотел было возразить, но я как-то слишком резко подошла к нему и обняла, готовясь к телепортации. Пару секунд он стоял и не двигался, словно боялся пошевелиться, а потом чуть приобнял меня за плечи, и мы перенеслись дальше. – Что это вообще за сумеречные духи? – Поинтересовалась я, пока мы уже почти час брели по фруктовому саду одного из знатных поместий недалеко от Столицы. Вэйран, который выглядел так, будто выслеживает свою добычу, крадучись пробираясь вперед, сначала мой вопрос не услышал. А потом ухмыльнулся и с тенью издевки произнес: – Ты же столько читаешь, неужели не знаешь, кто эти духи? – Теория и практика не одно и то же, – заметила я. – Если сложно рассказать, я не настаиваю. – Вовсе не сложно, – почти примирительно улыбнулся Вэйран, как будто решил бросить свою затею пытаться меня подловить на незнании. – Сумеречные духи пробираются из Сумеречья в наш мир через прорези в пространстве. Проще говоря – порталы между реальностями. Там, по ту сторону, сумеречные духи живут в некоего рода гармонии между собой. Они принадлежат стихиям и прочим высшим создания природы. – Но попадая в этот мир, они теряют связь со своим источником и прародителем, оттого их обуревает ненависть, и они нападают на мирных жителей Империи. – Если им здесь плохо, почему бы не вернуться обратно? – Что же, – Вэйран на секунду обернулся, как будто сверяясь с проделанным путем, – доподлинно об этом известно только самим духам, но существует теория о том, что в том мире они подчиняются правилам, находясь в своеобразной форме рабства. Здесь же оковы спадают, и они творят бесчинства, которых не имели возможности позволить себе в том мире. Небо над головой заметно помрачнело, стало несколько неуютно. Было ли это связано с сумеречным духом, за которым Вэйран охотился или тому причина просто обыкновенная гроза, приближающаяся с востока? Не знаю, но глядя на спокойного ир Кайтрана, который просто искал свою жертву, я тоже успокаивалась. – Но почему? – Все продолжала пытаться докопаться до истины я. Вэйран лишь улыбнулся и посмотрел на меня. Забавно было увидеть его мрачно-синие глаза, которые так любопытно перекликались с оттенками предгрозового неба. – Ты так расспрашиваешь меня, будто у меня есть ответы на такие вопросы, – хмыкнул он. – А разве нет? Вэйран выдохнул ухмылку и некоторое время брел вперед, стараясь не шуметь. Я уже думала, он забыл о моем вопросе, но, как оказалось, он просто не хотел закончить разговор на фразе «Не знаю». – И в Сумеречье, и в нашем мире природа вполне осязаема, – тише продолжал он, – наша природа дает нам силы и позволяет использовать магию. Но по принципу взаимодействия того мира в нашем есть некие противовесы мироздания. Если их разбудить, то они подчинят себе всех непокорных духов, вторгшихся в этот мир. Вэйран вдруг замер, обернулся и с улыбкой посмотрел на меня. – Но так гласят легенды, – добавил лишь он и похихикал. – Но откуда-то же они взялись? – Резонно добавила я. – Ты разве не веришь только подтвержденным фактам? – Удивился Вэйран. – Я верю всему, пока не доказано обратное, – хмыкнула я. – Интересный подход. Впрочем, в тебе это даже не удивительно. Вэйран возобновил ход, пробираясь между лимонными деревьями. Я двинулась следом, но его последняя фраза меня несколько озадачила. – Что это должно означать? – Нахмурилась я, на всякий случай готовясь к не очень лицеприятному ответу. Вэйран обернулся на мгновение и окинул меня быстрым взглядом. Улыбнулся. После этого я почувствовала себя голой. – Ты очень необычная девушка, Валетта, – признался Вэйран и то ли от смущения, то ли по долгу службы, просто двинулся вперед. Расценивать это как оскорбление было нельзя, ведь он не сказал мне: «Ну, ты и дуб!», например. С другой стороны – хотела ли я развивать тему дальше? Не с ним, и не в сложившихся обстоятельствах. – Что же призваны делать маги высшей степени с этими враждебными духами? – Продолжая тему с заданиями, спросила я. – К сожалению, я не высшая сила, чтобы их усмирить, да и вернуть в их мир. Потому, дабы они не беспокоили магов или людей Империи, я расправляюсь с ними. Вэйран снова резко остановился, и я почти уткнулась ему в грудь, когда он выпрямился во весь рост и так открыто заглянул мне в глаза. Попав в ловушку его глаз, я несколько секунд была потеряна для этого мира. – Все ли духи враждебные? – Поинтересовалась я, пытаясь не очень грубо отскакивать в сторону, дабы не показаться невежливой, но в одно и то же время уже хотелось прекратить эту внезапную близость. – Рано или поздно все становятся враждебными, – очень тихо ответил Вэйран, но я услышала его хорошо, ведь он находился очень близко. – Но я не нападаю первым. Только защищаюсь. После этих слов он принялся расстегивать свой камзол и раздеваться. Не к месту мои щеки начали гореть, но я воспользовалась ситуацией и немного отошла. Вэйран разделся и протянул мне свой камзол. Пришлось сделать глубокий вздох, все-таки крепкий, накаченный мужчина с обнаженным торсом – это не самая стандартная ситуация, с которой я сталкивалась в библиотеке. – Могу я спросить? – И все-таки любопытство меня разбирало. То ли это было в моем взгляде, то ли очевидно, но Вэйран догадался. – Почему я раздеваюсь перед схваткой? – Сам задал мой вопрос он. – Когда появляются они… – магические татуировки, словно змеи, принялись зарождаться и расползаться по его плечам и груди, – одежда как преграда. Мешает. Вэйран улыбнулся, а потом на него неожиданно напал дух, и он принялся с ним сражаться. Я только в этот момент перебрала в памяти все его схватки. Действительно, первым он не нападал, он только защищался. А вот духи… Да, я читала о них, но ни одна теория или книга не могла так кратко и, по существу, передать мне всю суть. Будучи в первую очередь вынужденным теоретиком, я все же понимала, что нет ничего лучше практики. Пусть я на Вэйрана веду почти охоту (как бы смешно это не звучало даже у меня в голове), надо использовать все возможности. Учиться чему-то новому не воспрещается даже у врагов. У последних особенно, ибо враг на то и враг, что по ту сторону от твоей реальности. Еще два задания прошли гладко, но Вэйран немножко устал. Подполз ко мне весь взмокший, тяжело дыша, из последних сил перенес нас в дом Кайтранов, а потом доплелся до первого дивана, упал туда и уснул. Кажется, еще в полете. Не успела я хоть как-то отреагировать, как к нему подбежала Мойла и заботливо укрыла его пледом. – Когда Хозяин берется за дело, он истощает себя до последней капли, – улыбнувшись теплой улыбкой, тихо сообщила мне девушка. – Теперь проспит до завтрашнего обеда. Вы голодны? Как быстро Мойла переключалась. Но я была голодна и попросила ее об ужине, ибо в дом Кайтранов вернулись мы уже после заката. Мойла принесла мне ужин, когда я была в самом разгаре составления отчетов. – Госпожа, Вам бы отдохнуть, – не менее заботливо предложила она, – утро вечера мудреней. Оторвав голову от бумаг, я хотела ей что-то ответить, но счастливая ли случайность или что-то иное, в дверном проеме я внезапно заметила чей-то силуэт. Первая мысль – Вэйран. Но это был не он. Поскольку Мойла все ждала, я лишь на мгновение задержалась с ответом, а потом продолжила, как ни в чем не бывало. – Ты права, – улыбнулась почти беззаботно. – Сейчас закончу этот отчет и сразу лягу. Мойла мне вежливо улыбнулась, уточнила, не нужно ли что-нибудь еще, а затем удалилась. Еще один беглый взгляд перед тем, как дверь закрылась – нет, Кави уже ушел. А это был именно он. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=47413604&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 200.00 руб.