Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Содержать меня не надо, или Мужчинам со мной непросто

Содержать меня не надо, или Мужчинам со мной непросто
Содержать меня не надо, или Мужчинам со мной непросто Юлия Витальевна Шилова Литературное приложение к женским журналам В сборнике «Содержать меня не надо, или Мужчинам со мной непросто» представлены романы Юлии Шиловой, королевы криминальной мелодрамы: «Из пешек в дамки, или Содержать меня не надо, покупаю я сама» и «Мужчинам со мной непросто, или Твой кошелёк – моя эрогенная зона», вышедшие в ИД «Бауэр Медиа» и ставшие хитами продаж. Это истории обычных женщин, которые всегда рассчитывают только на себя, на свой ум, силу воли и практическую смекалку. И когда в их жизнь внезапно врывается любовь, это становится сложным испытанием на пути к заветному счастью. Юлия Шилова Содержать меня не надо, или Мужчинам со мной непросто Сборник хитов © Шилова Ю.В., 2018 © ООО «Бауэр Медиа», 2018 * * * Из пешек в дамки, или Содержать меня не надо, покупаю я сама Все события и герои романа вымышлены. Любое сходство с реально существующими людьми случайно или является совпадением     Автор Пролог Я ведьма. Хотите верьте, хотите нет. Я не просто получила определённые знания, но и прошла посвящение. Однажды передо мной открылся совсем другой мир. Я вдруг ощутила, как некоторые люди достигают огромных высот при помощи колдовства. Ведьма – слово, которое у большинства людей со здравой психикой вызывает негативные эмоции и дрожь по телу. По внешности распознать меня не получится. У меня на лбу не написано, что я ведьма. Если верить народным преданиям и поверьям, колдуньями обычно считали женщин с черными или зелеными глазами и с рыжими волосами. Они, как правило, отличались необычной красотой. Насчёт необычной красоты не скажу, но у меня действительно ярко-рыжие, огненные, волосы и вполне симпатичная внешность. Правда, внешность больше ангельская… Когда мужчины меня видят, они постоянно хотят меня защитить. От кого и зачем – непонятно. Глупцы. Они и представить себе не могут, что защищать меня не нужно. Защищаться нужно от меня. Раньше за то, что женщина отличается от остальных, сжигали на костре, теперь же просто их побаиваются и предпочитают с ними не связываться. В старину ведьм определяли по странным и нелепым внешним приметам: наличие бородавок, родинок. Тех, кто попадал под описание, ловили и судили. В наши дни за магические способности не наказывают. Наоборот, они вызывают восхищение, зависть и страх. Колдовство уже считается привычным и безопасным делом. Любая ведьма достаточно привлекательна, даже обворожительна, уверена в себе. Что-то неуловимое притягивает к ней взгляды окружающих, какое-то необъяснимое очарование. Такое очарование некоторые называют дьявольским. Очень часто меня посещают видения из прошлой жизни. Порой снятся яркие сны, где я вижу себя в незнакомых местах, в окружении странных людей, с которыми была знакома в своём прошлом воплощении. У таких, как я, своя энергетика, которую можно легко почувствовать. Животные боятся ведьм или избегают их, а люди чувствуют себя не очень хорошо после разговора с ведьмами. Они словно опустошены. Я работаю с энергией и не всегда использую свои умения и знания на благо людей. Умею наводить порчу, делать ритуалы на смерть и на болезнь. В каждом человеке заложена частичка таинственности и невероятных способностей. И в каждом они раскрываются по-своему. Многие относятся к таким «мистическим» людям с осторожностью. Не верят в то, чего не видели. Поэтому рассказы о нечистой силе их как бы пугают, а некоторых и вовсе смешат. Иногда в моих глазах люди замечают искорки, или бровь выгнется странной, но красивой дугой, или губы могут застыть в усмешке, более выразительной, чем у обычных людей. В любом случае, внешность колдуньи либо привораживает, либо пугает. Люди, недооценивающие опасность колдунов, похожи на чудаков наивных, которые считают, что огонь на самом деле не опасен. Я очень опасна. Я не могу носить на руках часы. Они постоянно ломаются и останавливаются. Не могу, как обычный человек, просто играть в карты. У меня создается ощущение, что в картах живут маленькие черти и двигают их сами. Когда беру в руки карты, я вижу сумерки, даже если вокруг светло. В сумерки зелёным светом зажигаются мои глаза. При желании я могу управлять погодой. Таких, как я, называют людьми силы. Люди силы чувствуют друг друга издалека. Это чувство напоминает приступ непонятной, необоснованной тревоги. Если случайно посмотрят на улице в глаза друг другу, ощущается что-то вроде слабого электрического разряда. Они стараются разойтись подальше друг от друга как можно быстрее. Иногда я работаю со смертью, часто вижу фантомы с человеческими очертаниями. Я уже давно не боюсь призраков, и многие предметы мне кажутся прозрачными. Люди ошибаются, когда думают, что могут влиять на внешние события и уж, тем более, на смерть. Это не так. Там, наверху, всё прописано, а все наши испытания – отработка кармических ошибок наших предков. Видеть то, что вижу я, крайне тяжело. Все ведьмы – энергетические вампиры. Это может подтвердить практически каждый. Наверняка кто-то был свидетелем такой ситуации или принимал участие в ней: при появлении ведьмы в обществе она сразу провоцирует нервозность, возникновение конфликтов и скандалов. В результате люди ощущают опустошённость, головную боль, взвинченность, а человек, причинивший столько неприятностей окружающим, остается в прекрасном и бодром настроении. Получив подпитку энергии от других людей, он успокаивается и уходит. Ведьма или тёмный маг – это такой же человек, как все вы. Отличие лишь в том, что настоящая опытная ведьма знает то, что вам неведомо, видит то, чего не видите вы. Я могу передать сглаз через обычную сигарету. Могу забрать от человека энергию. Порчу на человека можно навести через заплетение ему волос. Мне ничего не стоит продемонстрировать, как наводится порча. Если очень постараюсь, могу прочитать мысли на расстоянии. А ещё я умею превращать людей в животных и животных делать людьми. Я не владею магией в совершенстве, и у меня полно промахов, но у меня всё впереди. Я чувствую себя крайне некомфортно среди обычных людей. Их образ мыслей, разговоры и взгляды на жизнь для меня ничего не значат. Говорят, научиться дару нельзя. Можно только помочь развить способности. Скорее всего, я с ним родилась, а способности колдовского мастерства действительно развила. Я оказалась очень хорошей ученицей и на ходу схватывала тонкости наведения порчи, чистки, проведения обрядов на удачу и привлечение денег. Училась работать с разной нечистью, заручаться как её поддержкой, так и поддержкой бесов. Делала различные присушки и отвороты. Узнала правила составления колдовского календаря, как правильно работать на кладбищах, на перекрёстках, дома. Научилась проводить обряды на дар ясновидения и силу, ставить защиту от чужой магии. Чем больше я посвящалась и изучала то, что раньше мне было недоступно, тем чётче у меня вырабатывалось определённое мировоззрение, которое позволяло видеть знакомые предметы и явления иначе. Я стала видеть то, чего не могут видеть обычные люди. Я часто разговариваю с Луной и ощущаю прилив бодрости в дни, когда Луна растёт. В полнолуние я чувствую, что мой организм наполняется таинственной энергией. Моё тело само подстраивается под лунные фазы и черпает её энергию. Я стараюсь как можно ближе находиться к природе и как можно больше времени проводить с ней. Это придаёт мне сил. У меня полно скелетов в шкафу. Один из них – обращение к ведьме Римме приворожить олигарха, чтобы выбраться из беспросветной долговой финансовой ямы. Так получилось, что Римма приворожила мне сразу двух олигархов. Одного из них уже нет в живых, а вот со вторым отдельная история. Колдунья сделала такой мощный приворот, что отменить его или хоть как-то ослабить невозможно. Судьба постоянно сталкивает нас с лысым, и мы попадаем в самые невероятные истории, которые зачастую вредят моей размеренной семейной жизни. Римма сразу предупредила, что не может снять с лысого приворот, потому что он уже давно продал душу дьяволу. Да он родился редкостной сволочью – с самого раннего детства шагал по трупам и сметал всё на своём пути. Сейчас, когда у лысого огромное состояние, он сам имеет армию колдунов, которую держит в своём штате, чтобы подсказывали, в какие дни лучше всего кого-то прогнуть, кинуть, обворовать, обанкротить, уничтожить. Ведь лысый от природы привык видеть в каждом человеке противника, который хочет ему навредить. Жена лысого, Марьяна, дико боится, что его кто-нибудь уведёт, несмотря на достаточно сложную семейную жизнь из-за нелёгкого характера супруга. Её успокаивает только хорошая страховка. Почти все «левые» фирмы, через которые перегоняются такие же «левые» деньги, оформлены на неё. Марьяна всегда жила в ожидании мужа, но, как и её многочисленные подруги, завела себе молодого любовника на содержании. Тренера по фитнесу. Это было и классно, и забавно… Молодой тренер по фитнесу вдохнул в неё новую жизнь. Я стараюсь делать всё возможное, чтобы наши пути с лысым не пересекались и, как могу, оберегаю свою частную жизнь от приворожённого олигарха. Но есть одно но… Очень часто в нашей жизни происходит всё совсем не так, как мы хотим. Я пересекалась с лысым только когда возвращалась из восемнадцатого века в свой, чтобы вдохнуть современной жизни, которой мне так не хватало. Так получилось, что мой любимый муж Колин живет именно в восемнадцатом веке, куда меня однажды забросила судьба из-за того, что в моём колдовстве что-то пошло не так. Когда мой муж отпускает меня проведать моё настоящее время, я очень боюсь беды, ведь мой муж – вампир, и в полнолуние ему нужно пить кровь. При нашей совместной жизни он всегда пьёт мою кровь, и это не доставляет неудобств, потому что я быстро восстанавливаюсь. Это наша семейная тайна. Я смогла принять мужа таким, как он есть, и даже полюбила его необычность. В начале нашей совместной жизни, в одном из откровенных разговоров, он честно признался, что мечтает попробовать кровь девственницы или кровь младенца, ведь у младенцев непорочная душа, их глаза не видели зла. Он говорит, у девственницы и у младенца больше крови. Когда он попробовал мою кровь, то поборол в себе другие, не самые лучшие желания, отметив, что она – самая вкусная, потому что это не просто кровь, а кровь любимой женщины. Для него человек – еда, и он выбирает кого посытнее и повкуснее. Когда ему совсем плохо и его ломает, он приходит в какое-нибудь поселение и уже ест то, что попадается, но всё же будет искать кровь, у кого она слаще. Увы, Колин не просто вампир, он ещё и гурман. Предпочитает не только качество носителя, но ещё и вид. Его интересуют группа крови и резус. В этом плане мы с ним идеально совпали. Когда он напивается крови, на его лице появляется румянец, а губы становятся алыми или ярко-красного цвета. До меня Колин старался держать себя в руках и пить кровь не людей, а животных. Без крови он голоден и ослаблен. Выпитая кровь придаёт ему силу и энергию. Если муж не потребляет нужное количество крови, его кожа становится бледной. Ему нельзя голодать. У мужа раздвоенный кончик языка, и мы всегда с ним смеёмся по поводу того, что он очень сильно похож на змею. В народе говорят, что вампиры – это ожившие мертвецы, которые должны себя поддерживать кровью живых. Люди считают, что на самом деле вампир клинически мёртв, и его сердце не бьётся, он не дышит. Я не согласна с людской молвой. Колин жив, дышит, а когда я рядом, его сердце бьётся с удвоенной силой. Да если бы он действительно был мертвецом, в наших отношениях это бы ничего не поменяло, не уменьшило бы мою любовь. Люди знают о вампирах только из легенд, а я люблю и живу с настоящим вампиром, поэтому знаю о нём не понаслышке. Иногда мой муж действительно не дышит, но он предупредил, что так надо. Он это умеет. Это очень интересно – быть женой крайне необычного мужчины. Наверное, Колину тоже интересно быть мужем крайне необычной женщины. Мы просто друг друга нашли. Встретились, потому что предназначались друг другу судьбой. Вампир и колдунья… Иногда, по ночам, мой муж летает, и научил этому меня. Невероятные ощущения! Мы летали, держась за руки, над нашим замком, над лесами, полями, озёрами. Я улыбалась от счастья, а Колин целовал меня в шею. Очень часто, когда нам было скучно по вечерам, я пугала его тем, что превращалась в туман. Колин бегал сквозь туман и выкрикивал моё имя, ведь больше всего на свете он боялся меня потерять. Этим вечером я взяла его за руку и заглянула в его глаза. – Колин, помнишь, что ты мне уже давно обещал?.. – Что, моя королева? – Слетать со мной, хоть ненадолго, в мой век. – Если обещал, нужно выполнять. – Тогда выполняй. – А куда мы полетим? – немного занервничал Колин. Я расплылась в улыбке. – А давай махнём в Таиланд. – А что это такое? – удивился новому слову мой муж. – Долго рассказывать. Это Азия. Чтобы нам очутиться в Таиланде, мне нужно было сконцентрировать свою энергию, сжать мужа за руку, закрыть обоим глаза и переместиться во времени и пространстве… Глава 1 Когда мы оказались среди цветущих орхидей и улыбающихся тайцев, Колин заметно занервничал и глянул на меня растерянно. Наша небольшая вилла с бассейном, террасой, прекрасным тропическим садом и видом на море привела его в полное замешательство. Вилла находилась на холме недалеко от пляжа. Прямо в доме была установлена гидромассажная ванна. Из всех окон открывался потрясающий вид на море, даже из ванной. Тут было всё на высочайшем уровне. Двухуровневые жилые помещения, звуковая система, на нижнем уровне фитнес-зал с высококачественным оборудованием, а также зона для отдыха с бильярдным столом и настольным теннисом. А ещё три спальни, несколько ванных и туалетов, большая кухня… Олени, лебеди, утки, кабанчик… В десяти минутах центр города Патонг с множеством ресторанов и знаменитой улицей Бангла Роуд. Идеальное место на любой вкус. Когда мой муж рассматривал джакузи, он долго недоумевал, как оно может работать. А я от души посмеялась, ведь в восемнадцатом веке ничего подобного нет. – Лера, не вижу ничего смешного. Лично до меня не доходит, как это корыто может работать. – Обыкновенно, – от души засмеялась я и включила джакузи. Этим вечером мы гуляли по Бангла Роуд. Именно её называют улицей разврата на Пхукете. Правая сторона улицы Бангла Роуд на Пхукете отведена под разнообразные рестораны, спорт-бары, кафе и клубы. Здесь можно попробовать более или менее экзотическую кухню, в большом количестве включающую в себя свежие местные морепродукты, отдохнуть с семьёй и друзьями или же посмотреть трансляцию матча на большом экране, с пивом, в компании таких же болельщиков. Левая сторона улицы – территория стриптиз-клубов и развлечений «для взрослых». Привлекательные девушки Таиланда стремятся завлечь гостей с улицы, а персонал баров старается угостить посетителей любыми способами. Здесь можно увидеть танцовщиц у шестов, установленных прямо на стойках, и посетить заведения с оригинальным оформлением и девушками, одетыми в фантазийные костюмы. Выступления без одежды в Таиланде запрещены, однако на улице Бангла Роуд это правило нередко игнорируют – как-то же надо привлекать мужчин, прилетевших в Таиланд за секс-туризмом. В большую часть заведений вход свободный, но покупка спиртных напитков – необходимое условие посещения, а их стоимость различается очень сильно. Днём это обычная центральная улочка, которая ведёт к пляжу Патонг. А ночью её перекрывают для транспорта, и открываются десятки клубов и баров. Тут мы познакомились с людьми из разных точек земли, говорили с ними о жизни и политике. Бангла Роуд объединяет. Ну и куда же без трансов. Нам не пришлось платить, чтобы сделать с ними фото, один из них сам (или сама) захотел с нами сфотографироваться. Народ тусуется, веселится, вокруг ни одной кислой физиономии. Музыка орёт так, что не передать. Соседние бары пытаются перекричать друг друга. На каждом шагу нам предлагали секс-шоу, наркотики и выпивку. В Таиланде за наркотики предусмотрена смертная казнь, но это не мешает продаже наркоты, невзирая на полицейских, стоящих на входах в пешеходную зону Бангла Роуд. Улица Бангла Роуд никого не оставит равнодушным. Она подарит несравненный азиатский колорит, непередаваемую приветливость жителей, потрясающую энергетику, которую сложно почувствовать в другой стране. Море эмоций, головокружительный драйв. Это нужно ощутить лично. Передать словами невозможно. На Бангла Роуд приветствуется девиз «бери от жизни всё!». Много людей, шумно, грязно, зазывалы суют свои таблички в лицо, везде орёт музыка, постоянно кто-то толкается, хватают за откровенные места и предлагают выпить в компании с местными ночными феями. Дерзкая, развратная, грязная, но в то же время манкая! Для нас мужчины, которые вовсе и не мужчины, – дикость в большинстве, а там – экзотика, красота. Колин схватился за голову и сказал, что он молится, чтобы мы как можно быстрее вернулись домой. – Какая страшная улица и в какое страшное время ты меня привезла. Это больные люди. Я так любил тишину нашего замка. Это же безобразие – все эти раздетые люди и шумная музыка! Я не стала спорить и отвезла его домой. Постепенно муж стал привыкать к острову, но всё равно он очень сильно его настораживал. Мне нравится медленная, размеренная жизнь острова. Тут можно отключиться от суеты и, наслаждаясь местными красотами, сгенерировать различные идеи. А ещё мне нравится вечное лето. Я никогда не любила зиму. Яркие картины и пейзажи острова вызывают ежедневное восхищение, удивление и даже изумление. Иногда кажется, это фантастическая декорация. Самая распространённая еда – рис. Он и вместо хлеба, и вместо макарон. Я была очень удивлена, когда на мою просьбу принести хлеб мне принесли рис. Здесь совсем не тот тип питания, к которому мы привыкли. Бананы тут варят, как у нас картошку, пекут на углях, сушат, обваливают в муке. Иногда рис подают без приборов, и его нужно есть руками, а когда подают что-то наподобие нашего гамбургера, обязательно положат нож и вилку. Тут улыбчивые и добродушные люди, даже немного забавные. Я люблю их за открытые лица и смех, хотя многие, кто сюда приезжают, пытаются разоблачить их в неискренности. Мне кажется, это ни к чему. У нас просто разные менталитеты. Они совершенно не приставучие, и улыбаются искренне. Я считаю их очень сердечными людьми и очень трудолюбивыми. Без дела они никогда не сидят. Я учусь у местных жителей быть вечно счастливой и жить без стрессов. Вообще, Пхукет – это остров для жизни открытых людей. Говорят, злые, завистливые и меркантильные тут просто не могут ужиться. Я полюбила Пхукет за Андаманское море, с его повышенной солёностью, за потрясающие закаты, восходы, за опыт и даже избавление от многих жизненных иллюзий. Каждый раз, когда попадаешь на берег моря, тебя захватывают ошеломляющие эмоции. Это именно то место, где рождается свобода. Кажется, только тут, на острове, ты начинаешь жить своей настоящей жизнью, ведь здесь заканчивается зона комфорта. Я люблю сидеть на берегу моря и быть наедине с собой, вспоминать и анализировать свою жизнь в городе. Начинаю задавать себе вопросы, которые не задавала раньше: «Кто я? Почему я здесь?» Приходит желание это продлить… Тут так много храмов, и они все разные. Есть очень большие, а есть крошечные. Каждая семья имеет свой домашний храм. Здесь ежедневно проходят различные религиозные церемонии, которые мы с Колином теперь любим посещать из любопытства. Над воротами почти каждого храма есть изображение злобного чудовища с острыми клыками и высунутым языком. Его предназначение – отгонять злых духов. Меня всегда манили такие культуры. Подобной жизнью быстро проникаешься. Тайцы постоянно делают подношения и молятся местным богам. Они делают это очень старательно. Ты наблюдаешь за ними и начинаешь им верить. Сначала приходишь в храм ради интереса, а потом – чтобы поблагодарить всех вокруг. Ты просишь силы и мудрости. Я нигде не видела таких красочных снов, как в Тае, а главное, все эти сны что-то предсказывают. Они вещие. Русские люди, которые живут на острове постоянно, просят, чтобы им привезли гречку и книги. Они очень хотят читать. Я привыкаю к столь размеренной жизни. Тут всё идёт своим чередом, нет никакой спешки, просыпаешься с улыбкой на лице. Своеобразная атмосфера умиротворения. Воздух такой, что словами не передать! Кругом зелень, цветы. Приток мыслей успокаивает сознание. Это как раз то, чего мне не хватало. Я люблю купаться в бассейне нашего дома, вода в котором переливается через край. Такая безмятежная атмосфера… И всё же на острове действительно есть духи. Говорят, если вести себя как-то не так, они могут наказать. Одним словом, на острове покой и позитив. В один из таких безмятежных дней Колин пошёл, чтобы купить фруктов, и больше не вернулся. Одному богу известно, чего мне стоило его найти… Глава 2 В комнате повисла мёртвая тишина. Я ещё никогда в жизни не хотела напиться так, как сейчас. Просто взять чего-нибудь покрепче из алкоголя и пить жадными, большими глотками до умопомрачения, до потери сознания. Посмотрев в сторону Колина усталым взглядом, я почувствовала, как на глазах показались слёзы. – Колин, это я, твоя жена Лера. Неужели ты действительно меня не узнаёшь? Ну, посмотри на меня внимательно. Колин мельком глянул в мою сторону и нервно застучал пальцами по крышке больничного журнального столика. – Чего ты от меня хочешь? – раздражённо спросил он. – Я хочу, что бы ты меня вспомнил. – Не получается у меня ничего. Хоть убей, не получается. – Мы живём с тобой вместе несколько лет. – Я на тебе что, по залёту женился? – недобро усмехнулся мой муж. – По любви, – я слегка растерялась, но тут же взяла себя в руки. – Я не могу иметь детей, ты это хорошо знал. У нас просто с тобой всё было как в ускоренной киноплёнке. Сумасшедшая страсть, любовь, совместная жизнь. Мы стали жить вместе сразу, как только друг друга увидели. – А что так быстро-то? – Это было твоё решение. – Моё? – удивился Колин. – Конечно, твоё. – Я что, такой ветреный? – Причём тут ветреный ты или нет? – сегодня я могла сама позавидовать своей выдержке. – Нам было так хорошо вместе, что мы не могли расставаться даже на несколько часов, – не дрогнула я. – Надо же… – Колин, вот увидишь, всё обязательно встанет на свои места, и ты всё вспомнишь. – Что всё? – вновь посмотрел на меня Колин. – Ты почаще со мной разговаривай. Говорят, это поможет тебе всё вспомнить. – А если не поможет? – тут же задел меня за живое муж. – Такого не может быть, – замотала я головой. – Это кто тебе сказал? Врачи? Они что, самые умные и всё знают? – А ты считаешь, все врачи дураки? – я уже не могла скрывать слёзы и, достав платок, промокнула глаза. – Нет. Я так не считаю. Просто откуда у них такая уверенность, что я всё вспомню, если они даже объяснить не могут, что со мной произошло… – Любимый… – Немедленно прекрати меня так называть, – муж перебил на меня на полуслове. – Я тебя так всегда называю. Очень даже ласково. Мне казалось, называя тебя именно так, я выражаю любовь и верность. – Я не знаю, что было все эти годы. – Хорошо. Если тебе это неприятно… – Мне действительно это неприятно. – Колин, если ты меня не вспомнишь, можешь полюбить меня по новой, – я ощутила, как кровь ударила мне в лицо. – А если не получится? Вопрос мужа вогнал меня в ступор. – Как это, не получится? – Не всегда действует система «стерпится – слюбится». Иногда срабатывает «насильно мил не будешь». – Я тебе совсем не нравлюсь? – я понимала, что задаю глупый вопрос, но спросила от отчаяния. – Я сейчас не в той форме, чтобы мне кто-то нравился. – Извини, – бросила я и выскочила из комнаты. Схватив свою сумочку, я выбежала на улицу, поймала такси. – Ресторан, пожалуйста, и побыстрее, – велела я. – Какой ресторан? – не сразу понял меня тайский водитель. – Любой. – Так их здесь множество. – Отвезите меня в какое-нибудь приличное заведение. – Приличное, так приличное. Водитель внимательно посмотрел в зеркало заднего вида на мои заплаканные глаза и повёз меня в самый центр. Зайдя в тихий и вполне уютный ресторанчик, я достала мобильный и набрала номер русской девушки, которая помогала нам освоиться в Таиланде. – Вера, я тут, в одном ресторанчике, – я быстро произнесла название и адрес. – Очень прошу, приезжай. Мне так хочется напиться в ноль. Не хочу это делать одна. – Ты хочешь, чтобы мы напились в ноль вдвоём? – Очень хочу, – честно призналась я. – У тебя что-то случилось? – обеспокоенно спросила подруга. – Ты же знаешь, у меня муж память потерял. Он лежит в одном из лучших тайских госпиталей. У меня больше нет сил видеть его таким невменяемым и доказывать, что я его жена. Вера, приезжай, а то я с ума сойду. Я тебе ещё из машины пыталась дозвониться, но у тебя постоянно занято было. – Но я не могу приехать так быстро. Мне нужно собраться. – Собирайся. Я буду ждать. Добившись от девушки обещания приехать как можно быстрее, я положила мобильный в сумочку и заказала себе лёгкий салат, фрукты и мартини со льдом. Затем сделала несколько жадных глотков и принялась рассматривать сидящего за соседним столиком мужчину. Я даже не сомневалась, что мужчина – русский. Он словно почувствовал мой пристальный взгляд, отложил газету и посмотрел в мою сторону. Подняв свой бокал, я немного нервно улыбнулась и проглотила набежавшие слёзы. – За любовь, – выдавила я из себя. – Чтобы она доставляла как можно меньше неприятностей. Если, конечно, такое бывает. – Не могу составить вам компанию, я за рулём, – мужчина расценил мой взгляд как приглашение выпить. – Буду вам очень признательна, если вы просто посидите рядом. – Уверены? Слёзы на женском лице – знак того, что женщине лучше побыть одной. – Не могу с вами согласиться. Слегка растерявшись, мужчина подозвал официантку и попросил перенести его сок и горячее блюдо на мой столик. Как только он оказался рядом со мной, я наклонилась к нему поближе. – Вы извините, что сорвала вас с места, но если бы вы ко мне не сели, я бы просто сошла с ума. У меня голова кругом идёт. Боюсь оставаться одна. – Почему? – не без подозрения посмотрел на меня мужчина. – Потому что в последнее время мне начинает казаться, что я попаду в сумасшедший дом… – Я тут же опомнилась и начала исправлять двусмысленную ситуацию. – Вы только не подумайте ничего плохого. Я не сумасшедшая. Просто на меня столько всего навалилось… – И что же на вас навалилось? – поинтересовался мужчина. Я вновь заказала себе мартини и возбуждённо заговорила, яростно жестикулируя. – У мужа память пропала. – Как это пропала? Амнезия что ли? – Вообще непонятно, что с этой чёртовой памятью случилось. Она у него вся начисто стёрта. Он никого не узнаёт. – Как это произошло? – Никто не знает. Он вышел из виллы, пошёл купить фруктов и не вернулся, – не выдержав, я достала носовой платок и вытерла слёзы. – Вы успокойтесь, пожалуйста, – мужчина протянул мне бокал с мартини. – Выпейте. Выпейте. Вам станет легче. – Извините, – я сунула платок в карман. – Знаю, мужчины терпеть не могут, когда женщины плачут, – я жадно начала пить мартини. – Простите меня за слабость. Что-то не получается у меня держать себя в руках, – я вздохнула. – Он пошёл за проклятыми фруктами и не вернулся. В эту ночь он не пришёл. Ни в эту, ни в следующую, ни в позаследующую. Глава 3 Я задумалась, закусила губу и мысленно прокрутила все произошедшие события в голове. Началось какое-то страшное время. Я постоянно хожу в каком-то коматозе, уже не понимая, жива или мертва. Когда в одной из клиник мне сообщили, что нашли Колина, я безумно обрадовалась. Тогда я ещё не понимала, что меня ждёт. – Как зовут вашего мужа? – Колин. – Какое странное имя. – Оно из восемнадцатого века. – Достав дрожащими руками сигарету, я прикурила от зажигалки, которую тут же любезно предложил мне мужчина. – Ничего, что я вам всё это рассказываю? – Думаю, вам необходимо выговориться. Тем более, я – случайный человек. Незнакомцу довериться проще: мы сейчас с вами поговорим, разбежимся и никогда больше не увидимся. – Значит, я могу продолжать? – Продолжайте, – кивнул мужчина. – Только ещё мартини закажу. Он подозвал официантку, и мне принесли ещё бокал мартини. – Спасибо, – прошептала я с вымученной улыбкой. – За, что? – За то, что вы меня слушаете. У моего мужа стёрта память напрочь. Он никого не помнит и не узнаёт. – Как стёрта? – Вот так, стёрта, и всё. Правда, в тот момент врачи ещё не знали об этом. Думали, он получил травму, вот и потерял память. – Так что же с ним случилось? – Никто не знает. – Совсем никто? – Никто, – заметно побледнела я. – Его нашли, пыльного и очень голодного, в нескольких километрах от виллы. Там даже люди не ходят. Кто-то случайно на мопеде проезжал. Первое время он ел, как потерпевший. – Что же с ним произошло, если память отшибло? Похоже, услышанное произвело на мужчину такое сильное впечатление, что тот слегка побагровел и тоже потянулся за сигаретой. – В том-то и дело, что с головой у него всё в порядке. – Как это? – не понял мужчина. – Мы сразу положили его на обследование в клинику. Врачи сделали томограмму мозга. Так вот, их заключение такое неутешительное… – Я даже могу сказать, какой диагноз ему поставили. Видимо, у него была такая сильнейшая травма головы, что память отшибло, – не смог сдержаться мужчина. – А вот и нет, – ледяным тоном возразила я. – Травмы головы и других изменений или нарушений мозговой функции не было. Следов яда и алкоголя – тоже. Врачи поставили диагноз, что Колин абсолютно здоров. – Разве абсолютно здоровый человек может быть без памяти? – Получается, может, – глухо произнесла я и ощутила, с какой бешеной скоростью забилось моё сердце. – Чертовщина какая-то, – только и смог произнести мужчина. – Вот и я про то же. Понимаете, с ним всё в порядке, только памяти нет. Он не помнит ни своего имени, ни меня, ни где находится. Врачи сказали, это не классический случай амнезии, когда память пропадает из-за аварии или шока. У него всё в норме, просто нет вообще никаких воспоминаний. – А врачи точно уверены, что у вашего супруга нет черепно-мозговых травм? – Было проведено не одно обследование. Колин здоров, но память будто ластиком стёрли. Врачи говорят, амнезия имеет ярко выраженное искусственное происхождение, а с мужем всё в порядке. Колин никогда не был ни алкоголиком, ни наркоманом. Он не получал никаких увечий. – А как супруг встретил вас? – Это очень долгая и, прямо скажем, мистическая история. Сейчас он злится, смотрит на меня подозрительно, словно я обманываю, что прихожусь ему женой. А если честно, он вообще ничего не хочет. Ни наблюдаться, ни вспоминать. Я не вижу у него даже малейшего желания всё вспомнить. Наверное, это из-за депрессии. Про феномен стёртой памяти написана масса статей, снято несколько фильмов и даже защищены диссертации. Но никто так и не разгадал этот феномен. Как только я замолчала, мужчина задумался. – Время расставит всё на свои места, – постарался он меня подбодрить. – Да ничего оно не расставит. Дальше будет только хуже. Вы не представляете, как тяжело жить с человеком, который постоянно тебя рассматривает, ищет какой-то подвох. Иногда мне кажется, он меня ненавидит. В любом случае ему сейчас никто не нужен. А знаете, о чём он спросил медицинскую сестру? – Нет. О чём? – Эта женщина точно моя жена? Я как услышала, у меня прямо слёзы из глаз хлынули. Думаю, что ж эта сволочь так меня унижает… Не успела я договорить, как к нашему столику подошла Вера. – Летела на всех парусах, – взволнованно сообщила она. Мой новый знакомый тут же посмотрел на часы и сказал, что ему пора. – Говорила, ты за столиком совсем одна умираешь, – улыбнулась подруга. – А на самом деле сидишь и мирно беседуешь с очень даже интересным мужчиной. – Мы только сейчас познакомились. Я даже не знаю, как его зовут, – честно призналась я. – Меня зовут Борис, – поспешил представиться мужчина. – Было приятно познакомиться. – Меня Лера. А это моя подруга Вера. Борис вновь посмотрел на часы, затем полез в карман пиджака, достал визитницу, извлёк оттуда визитку и протянул её мне. – Звоните, – спокойно произнёс он. – У меня есть знакомый – очень хороший американский врач. Он часто сюда прилетает. У него частная клиника. Если хотите, могу с ним поговорить, чтобы он посмотрел вашего супруга. – Так это в Америку лететь надо? – Я же говорю, он часто приезжает сюда. Посмотрит вашего мужа здесь. Встав из-за стола, мужчина пожелал мне побольше сил, терпения, твёрдости духа и заверил, что всё образумится. Глава 4 Как только он вышел из ресторана, я внимательно посмотрела на визитку и показала её подруге. – Помощник управляющего. Крупная нефтяная компания. Вера взяла визитку, покрутила в руках. – В нефтяной компании работают приличные мужики. Сейчас в основном все деньги собраны у тех, кто сидит на трубе. Послушай, и как ты это нефтяное чудо склеила? – Да я его и не клеила. Кого я могу клеить, если у меня муж в больнице лежит? – Но ведь как-то за твоим столиком он очутился. Как-то же сел на соседний стул своей нефтяной задницей… – Просто я не могла всё в себе держать. Он за соседним столиком сидел, газету читал. Я его попросила ко мне пересесть. – И как ты ему сказала? Мужчина, можно я вам душу изолью? Так? – Ну, не совсем. Просто призналась, что мне очень хреново. А затем рассказала свою историю. – Вот и правильно. – Что правильно? – не поняла я подругу. – Их только так цеплять надо, сами-то они уже давно не знают, что такое инициатива. Хоть это и помощник управляющего, а не сам управляющий, но, в принципе, тоже неплохо. – Если это и в самом деле крупная нефтяная компания, управляющий может иметь сотню помощников. – И через любого из них можно выйти на самого управляющего, – заметила Вера. – А этот управляющий, скорее всего, старый, лысый, пузатый, давно и надёжно женат и имеет массу длинноногих любовниц, готовых выполнить его любое желание, – добавила я. – Это мы и проверим, – с воодушевлением произнесла Вера. – Лер, я у тебя девушка свободная. Меня замуж выдавать надо, так что, по мере возможности, ты должна этому способствовать. – Да как я могу этому способствовать, если ты хочешь замуж за дяденьку только в дорогом костюме и с кучей автоматчиков? Тебе же простой смертный даром не нужен. – Конечно. Я хочу всё и сразу. И не скрываю своих желаний. Жизнь с простым смертным не по мне. Мужик ничего из себя не представляет, а понтов выше крыши. Приносит копейки, дарит скучную, безрадостную жизнь, а требования – мама родная. На фиг бы я какому-нибудь недалёкому мужику свою жизнь к ногам клала, всё равно не оценит, а только все нервы измотает. Пусть лучше мужик с далеко идущими планами отдаст свою жизнь мне. Уж я найду ей применение. – Неужели тебя устроит самая невзрачная особь, если она сверху донизу набита деньгами? – Хотелось бы, конечно, чтобы у этой особи хоть внешность божеская была. Но сейчас такие времена, что борьба идёт за всех подряд. Конкурентки совсем с ума посходили, прыгают под любого мужика на дорогой машине, невзирая на его возраст, вес и семейное положение. Сейчас девицы на миллионеров с разбегу запрыгивают, в полном смысле этого слова. Лер, ну ты скажи… Если только в одной Москве живёт почти сто тысяч миллионеров, неужели один из них не достанется мне? Хоть самый паршивенький… – Скажешь тоже, – наконец, улыбнулась я. – Миллионеры паршивенькими не бывают. – Короче, Лерка, я всё к тому говорю, что когда ты этому помощнику управляющего по поводу своего Колина позвонишь и договоришься насчёт заграничного доктора, постарайся, чтобы Борис согласился с тобой к этому доктору поехать. – Зачем? Придумала тоже. Борис – человек занятой. Куда он поедет? Спасибо, что свой телефон дал. Может, действительно с хорошим доктором сведёт. – Постарайся это сделать ради меня. – А ты тут причём? – Притом, что я с тобой поеду. Попробую Бориса закадрить и хорошенько прощупать. – На предмет нефти? – съязвила я. – На предмет денег от этой нефти, – тут же пояснила Вера. Через несколько минут мы с Верой уже забыли о моём новом знакомом и, подняв уже не знаю, какой по счёту, бокал, принялись рассуждать о наболевшем. С того самого дня, как в моей жизни вновь появился Колин, я хотела напиться до беспамятства, хоть немного забыться и уйти от жуткой реальности. Видимо, не совсем удачная личная жизнь моей подруги подтолкнула её к точно такому же шагу. Вера пожизненно гонялась за богатыми мужиками, завязывала с ними отношения, но они вечно исчезали в самый неподходящий момент и оставляли её с очередным рубцом на уставшем сердце. Мы постоянно чокались, посылали официантку за новой порцией мартини и пытались понять, что произошло с моим мужем. – Лерка, я точно знаю, что с твоим Колином произошло, – сделала окончательный вывод заметно окосевшая Вера. – Если честно, имя у него странное. – И что? Если знаешь, почему так долго молчала? – Потому что со стороны может показаться, что я несу бред. Но я-то уверена, что докопалась до истины. – Тогда почему я до сих пор не в курсе? – В тот день, когда ты послала Колина фруктами, его выкрали инопланетяне. – Инопланетяне? – мои глаза заметно округлились. – Они, родимые. – А ты в них веришь? – Конечно. Уже ни для кого не секрет, что они есть. Просто все умалчивают этот факт. – Даже если допустить, что это сделали инопланетяне, почему среди такого большого количества мужиков на нашей планете Земля они выбрали именно моего мужа? Чем он им приглянулся? – Но ведь ты же вышла за него замуж. Значит, что-то в нём нашла. – Хочешь сказать, у меня с инопланетянами одинаковый вкус? – Почему бы и нет? – махнула головой подруга. – Кстати, у твоего Колина голова яйцевидная. Вполне возможно, он им формой головы приглянулся. – У него, конечно, голова довольно своеобразная, но не думаю, что для инопланетян это интересно. Считаешь, они его за своего приняли? – Ну, не за своего, но за похожего на себя точно. Понимаешь, они же к нам прилетают, чтобы нас изучать, исследовать, как мы устроены. Видимо, в тот момент, когда Колин пошёл в магазин, он привлёк их внимание своей яйцевидной головой, и они решили использовать его в качестве объекта для изучения. – А память зачем стёрли? – поинтересовалась я. – Как зачем? – опьяневшая Вера принялась раскачиваться на стуле. – Чтобы он ничего не вспомнил. Другой версии просто не может быть. Видимо, хотели запутать свои следы. Чтобы Колин не вспомнил, что с ним произошло, они дезориентировали его во времени и пространстве, а также стёрли весь автобиографический стержень. Я по телевизору передачу видела. Там говорилось, что уже немало случаев, когда в разных уголках нашей планеты находят молодых мужчин со стёртой памятью. У них нет ни травм, ни болезней, но они ничего не помнят и никого не узнают. Их память не может восстановиться, потому что её будто стёрли. Такое впечатление, что над людьми проводили эксперименты. Словно кто-то стёр им не только память, но и сознание. Конечно, это нечастое явление, но ведь врачи не могут квалифицировать подобные случаи. И всё же они объединяют подобных людей в группу больных с насильственно стёртой памятью. – Ты точно про это в передаче слышала? – захлопала я глазами. – Слышала, – не раздумывая, ответила Верка. – Там как раз говорили про насильственно стёртую память. Обычная амнезия возникает при наличии каких-либо заболеваний, а тут никаких заболеваний нет. Глава 5 – Господи, и как же они ему память стёрли? Больно, наверное, было, – вздохнула я. – Нам уже никогда про это не узнать, а Колин никогда про это не вспомнит. Я слышала, память стирают при помощи наркотических препаратов и электрошоковых устройств и генераторов. – У Колина не нашли подтверждения того, что он сидел на наркотиках. Эта версия отпадает. – А я и не говорю, что ему стирали память наркотиками. Я просто рассказала о том, как это происходит у нас. А как это делают инопланетяне, никому не известно. У них, скорее всего, какие-то новые технологии. Они выбирают людей для опытов, внимательно их изучают и возвращают к нам без воспоминаний. Я тебе говорю, твой муж привлёк инопланетян тем, что у него голова яйцевидная, – настаивала Вера. – А ты уверена, что это инопланетяне? – Зуб даю, – отрезала Вера и допила свой бокал. – Тем более, мы в Тае, а тут их полно. Пхукет – это же никем не изученный остров. Мы поднялись из-за стола. Вера схватила меня под руку, стараясь удержать равновесие. – Ну, вот и напились, – пробормотала Вера. – И куда же нам таким теперь податься? По домам? – Не хочу по домам, – замотала я головой. – Инопланетянин с яйцевидной головой в палате лежит. Он ведь даже ночью почти не спит. – Как, совсем не спит? – Сядет на кровать, в одну точку смотрит и о чём-то думает. – Может, он своим иноземным братьям сигналы в космос отправляет? – тут же выдвинула гипотезу Вера. – Может, и отправляет. – Так у тебя что, с ним даже секса нет? – Вера, ну какой секс, о чём ты говоришь? – Видимо, инопланетяне ему не только память стёрли, а ещё импотентом сделали. Он совсем тебя не хочет? – Не хочет. Как только мы с Верой вышли из ресторана, я посмотрела на неё грустно. – Если бы ты только знала, как я домой не хочу, – с болью в голосе произнесла я. Не прошло и часа, как мы с Верой уже стояли на набережной и любовались неспокойным ночным морем. – Красиво, – восторженно произнесла Вера. – Я как только приехала в Тай, сразу в него влюбилась. Подружка, знаю, что слова не утешат, но ты держись. – Держусь. Колин появился, а радости ни у кого нет. Он целыми днями постоянно о чём-то думает. – У меня до сих пор перед глазами картинка, как я к нему в палату в гости зашла. Он на меня так посмотрел, что мне реально страшно стало. Как на врага народа, честное слово. Словно я ему что-то плохое сделала. Такой безумный взгляд исподлобья. Ужас. Ни здрасьте, ни до свидания. Мне так тебя жалко тогда стало. Думаю, как ты общаешься с этим чудовищем. Ведь от Колина, который первый раз прилетел в Тай, ничего не осталось. – Вера задумчиво посмотрела вдаль. – Знаешь, если не хочется отдавать мужчине тепло своей души, лучше его оставить. – Ты о чём? – О том, что на чёрта он тебе нужен, такой больной на голову? – Ты же сейчас сама сказала – больной. Получается, нам наши мужики нужны только здоровыми, а больные нас не интересуют. – Ну а как с ним дальше жить, если инопланетяне ему всю память стёрли? Он же всё равно тебя никогда не вспомнит. – А вдруг вспомнит? Я его уговорю ещё специалистам показаться. Я также подумала, возможно, на помощь придёт моё колдовство. Но пока я была бессильна. – А я с одним мужчиной познакомилась. По-моему, у нас всё очень серьёзно, – перевела разговор на себя Вера. – Хороший мужчина? – Да кто их разберёт, этих мужиков. По-моему, ничего. – Богатый? Бедные же тебя не интересуют. – Бедные точно не интересуют, – кивнула Вера. – С бедными слишком безрадостная жизнь. А ещё с ними быстро стареют. – Значит, твой знакомый богат. – Ну… Мы с ним в ночном клубе познакомились. Красивый, интересный, обеспеченный. В какой-то компании работает. Встречаемся уже две недели. – И где он сейчас? – Улетел в Москву. Через три дня вернётся. Представляешь, он даже помог мне машину отогнать в сервис и весь ремонт сам оплатил. А ремонт, между прочим, дорогостоящий. Завтра своё авто из сервиса заберу. Машина досталась моей подруге от её бывшего женатого любовника. Тот влюбился в неё с первой встречи, свозил в Испанию, подарил автомобиль. Затем резко остыл, расстался и завёл себе более «свеженькую», по её выражению, любовницу. Вера пыталась ему звонить, но он сменил номер мобильного. Все её и попытки вернуть щедрого и богатого любовника не увенчались успехом. Прекратив лить безутешные слёзы, она смогла успокоиться, довольствуясь подаренным автомобилем, и начала искать нового, более постоянного спонсора. Вера – интересная и сексапильная. Есть женщины, которые завораживают. Вера – из их числа. Есть красота от бога, а есть та, что женщина создаёт сама. Так вот, Верка никогда не была сногсшибательно красивой, но умела преподнести себя так, что у окружающих не оставалось сомнения в её неотразимости. Охота на богатого мужчину стала для Веры не только хобби, но и наполнила смыслом её чересчур насыщенную жизнь. Она умела посещать нужные «мужские» места и всегда говорила, что если когда-нибудь забеременеет, то от нужного мужчины. Она обладала талантом хищницы и, в идеале, мечтала выйти замуж за старого вдовца-миллионера, который бы оставил ей неплохое наследство. Но богатые вдовцы не маячили на её горизонте. Мне кажется, в глубине души она всё же мечтала встретить любовь, только ей очень сильно хотелось, чтобы эта любовь была как можно более обеспеченной. Пока Верка молча любовалась ночным морем, я закрыла глаза и подумала о том, что всегда поражалась её умению переживать расставание с мужчиной. В отличие от меня, она постоянно переживала какой-нибудь разрыв. Конечно, каждый раз она сильно нервничала, но затем брала себя в руки и говорила, что разрыв – это передышка перед очередным марафоном. Вера старалась максимально защитить свою душу от боли, и с каждым расставанием чувствовала сильнейший стимул для новых отношений. – Верка, ты так часто с мужиками расстаёшься. Это же так больно. Где ты силы берёшь? – нарушила я молчание. – Я просто отношусь ко всему цинично. Так проще жить, – спокойно ответила она. – А цинично… это как? – Я не врастаю в мужика плотью и кровью, как другие женщины. Когда понимаю, что отношения близятся к финалу, стараюсь прийти к финишу первой, заранее настраивая себя на то, что это – не герой моего романа. – Не боишься одиночества? – Имеешь в виду, не боюсь ли я свободы? – усмехнулась Верка. – Моя свобода мне очень нравится. К счастью, я не знаю, что такое одиночество, но очень хорошо знаю, что такое свобода. Нужно уметь уходить от мужчин. Один священник сказал: «Когда любви совсем не осталось, надо взять свою душу и уйти». Мужчина – это ветер, а удержать ветер очень трудно. Это со стороны кажется, что я живу с лёгкостью, на самом деле это не так, – махнула рукой подруга. – Все эти годы ищу принца, а знакомлюсь с пажами. Хочется сразу раз – и в дамки. Нет у меня особого желания размениваться на заурядные личности, которые предлагают рай в шалаше и предъявляют слишком много претензий. Глава 6 – Да, есть богатые мужики, которые со своих жён за каждую копейку спрашивают, и те к финансам доступа не имеют. Брак с миллионером напоминает мне товарно-денежные отношения, где ты – товар, а мужик – купец. Это ж нужно ещё уметь во всём мужику соответствовать, ведь он хочет приобрести качественный товар. Я же деятельный, инициативный человек, разве смогу жить за семью заборами во имя мужа и для мужа? Но ты знаешь, за деньги смогу, – сказала, как отрезала, Вера. – Ты не думай, что я напялила розовые очки и живу в иллюзиях. Я отдаю себе отчёт в том, как непросто жить с богатым – общалась с их супругами. Так вот, я в курсе, что миллионер не прочь иногда напомнить своей жёнушке о том, что, благодаря ему, она вылезла из грязи в князи и что без него она – ноль без палочки. Даже в самой большой бочке мёда есть своя ложка дёгтя. Нет, Лерка, я своё богатое счастье всё равно найду. И пусть в моём возрасте многие уже успели замуж выскочить, родить, а некоторые даже по несколько загсоходок сделали, я не тороплюсь. Мне простой смертный не нужен. В природе нет мужика, который бы женщине нервы не мотал. Когда их богатый мужик мотает – это тяжело, а когда нищий – тяжело вдвойне. – Ты не представляешь, как я тебя понимаю, – только и смогла сказать я. – А моя семейная лодка села на мель. Я не могу вытащить наши отношения одна. Просто сил не хватит. Устала, не могу больше. Колин должен хотя бы пальцем пошевелить, чтобы мне помочь, но ведь он даже меня не узнаёт. Чувствую, у меня начинается депрессия. Рядом с нами остановился тёмный джип. Из него вышел высокий, интересный мужчина и направился прямиком к нам. Мы с Верой переглянулись и стали гадать, что бы это значило. – Девушки, извините, а вашим мамам, случайно, зятья не нужны? – рассмеялся незнакомый мужчина и одарил нас любезной улыбкой. – Случайно, нет, – настороженно ответила я. – У моей мамы зять есть. – А у моей нет, – напомнила о себе Вера. – И, если, честно, моей маме зять бы совсем не помешал. Только абы какой нам не нужен. Надеюсь, вы из Москвы? – Из неё родимой. В таком случае могу предложить свою кандидатуру, – как бы между делом ответил мужчина. – Я сильный, интересный, умный и обеспеченный. Всё вместе в одном флаконе. – А разве бывает всё в одном флаконе? Обычно чего-то не хватает. – Во мне уместилось всё самое лучшее и самое что ни на есть приличное, – вновь усмехнулся мужчина. – Вы такого искали? – Вы что, делаете мне предложение? – ничего не понимающая Вера заметно зашаталась и, чтобы не упасть, облокотилась на моё плечо. – Выходите за меня замуж, – всё так же невозмутимо ответил мужчина. – И когда свадьба? – Да хоть завтра. – Вера, он, по-моему, сумасшедший. Ты где-нибудь видела, чтобы мужики сходу такое предлагали? Их на аркане и на пинках жениться не заставишь. Сопротивляются, гады, как ошпаренные, на гражданский брак уговаривают. Вера пристально посмотрела на дорогой джип, затем перевела взгляд на ожидающего ответа мужчину. – Мужчина, вы давно проверялись? – кокетливо поинтересовалась она. – Недавно. – И какой диагноз? – Здоров. – И голову проверяли? – Её в первую очередь. – И часто вы так девушкам на улице предложение делаете? – Первый раз. – Да неужели? – Если выйдете за меня замуж, будет последний. – Но я даже не знаю, как вас зовут. – Сергей. – Красивое русское имя. Чисто русское. – Да и сам я ничего. Так что смело берите меня в мужья, не прогадаете. – Меня вообще-то Вера зовут. – Можно сказать, мы уже достаточно близко познакомились. Выходите за меня, Вера, даже не думайте. Это судьба, а ей, как известно, лучше не противиться. Мы с Веркой вновь переглянулись и рассмеялись. – Лерка, скажи, так бывает? – обратилась ко мне Вера. – Так не бывает, – настороженно ответила я. – И я про то же. Кому расскажешь, не поверят. Наш новый знакомый на свой страх и риск слегка обнял Веру и, увидев, что она совсем не против подобной близости, стал ещё смелее. – Девчонки, а я смотрю, вы уже хорошо погуляли. Выпили нормально. Если не секрет, что праздновали? – У Леры мужа инопланетяне похитили, а затем вернули. Мы по этому поводу собрались. – Инопланетяне? – Сергей от души рассмеялся. – А вы, я смотрю, весёлые девчонки. С вами не соскучишься. Девчонки, а как вы смотрите на то, если я, как инопланетянин, сам вас похищу? Да я ненадолго, только на сегодняшнюю ночь. А затем, как и полагается, верну. Теперь рассмеялась Вера, но в её и смехе чувствовалась горечь. – Сергей, так вы себе девушек на ночь ищете? – разочарованно спросила она. – Я ищу жену, – не моргнув глазом, ответил мужчина. – Я бы прямо сейчас зарегистрировался, но, боюсь, уже поздно. А сейчас я приглашаю вас в один уютный бар, где мы уже несколько часов сидим с моим другом в гордом одиночестве. А у него сегодня день рождения. Девчонки, вы только не подумайте ничего плохого. Мы совершенно нормальные ребята, спортсмены, почти не пьём. Занимаемся бизнесом и спортом. Мой друг целый бар закупил. Меня ждёт. Так хочется ему приятное сделать и с двумя красивыми девчонками приехать. Попоём караоке, музыку послушаем, потанцуем, – Сергей перевёл взгляд на Веру. – А регистрация никуда от нас не денется. Я мужчина серьёзный, не привык слова на ветер бросать. Девчонки, поехали, не пожалеете. Глава 7 – Даже не знаю, – для видимости засомневалась Вера. – А вдруг вы какие-нибудь маньяки, убийцы или бандиты? – Девчонки, да вы что? – мужчина улыбнулся, обнажив свои красивые белоснежные зубы. – Разве я похож на такого? Мы нормальные, отличные ребята. Просто слишком много работаем, совершенно нет времени на знакомство с хорошими девушками. Если и выпадет свободная минутка, сразу мчимся в тренажёрный зал покачаться и привести хоть немного себя в порядок. В Тае мы оба по делам, но проживаем уже долгое время. – Сергей посмотрел на нас недоумевающе. – Девчонки, если думаете, нам от вас секс нужен, глубоко ошибаетесь. Будь мы сексуально-озабоченными, ни с кем бы не знакомились. Тут девок как грязи. Мы бы заказали себе двух симпатичных девчонок, которые бы с огромным удовольствием за обговоренную плату выполнили всё, что нам нужно. Вы что, думаете, мы не можем себе это позволить? Да мы их можем заказать сотню, а то и больше. В Тае с этим проблем никаких, а у нас нет проблем с деньгами. Девчонки, повторяю, нам просто хочется провести день рождения с хорошими и порядочными девчонками. Поговорить за жизнь, попеть караоке и просто приятно провести время. – Логично, – махнула головой Верка и посмотрела в мою сторону. – И я про то же. – Мы – нормальные ребята, хотим провести время с нормальными девчонками в тёплой и дружеской обстановке. – А почему бы и нет? – согласилась Вера. – Лерка, ты же сама говорила, что не хочешь домой ехать. Мы не знали, чем дальше себя занять, а тут, словно по взмаху волшебной палочки, появился красивый и благородный принц. – Но ведь мы его совсем не знаем, – дернула я Веру за руку. – Да нормальный мужик, сразу видно. – Первое впечатление всегда обманчивое. – Лерка, волков бояться – в лес не ходить. – Приношу свои извинения, но у меня муж в больнице, – обратилась я к незнакомцу. – Я к нему ночевать поеду. – Кто? – поинтересовался мужчина. – Муж, – не моргнув глазом, ответила я. – Вы же сказали, его инопланетяне похитили, – улыбнулся Сергей. – Вернули уже. Он и так переживает, что я задерживаюсь. – Ну, хоть на пару часов, – не сдавался заметно погрустневший мужчина. – Увы, я вам даже часа уделить не могу. – Да никто её дома не ждёт, – Верка настолько загорелась новым знакомством, что принялась уговаривать меня немного развеяться. – Лерка, что ты тут стоишь, придумываешь? Твоему Колину без разницы, где ты. – Вера, ты что несёшь? – Говорю как есть. Поехали, ещё немного потусим. – Сама туси. Я своё оттусила. – Я понимаю, если бы тебя тот Колин ждал, который за фруктами ещё не успел неудачно сходить, но ведь в больнице лежит лишённый разума инопланетянин, у которого ты, кроме раздражения и ненависти, ничего не вызываешь. Я сдалась. Верка говорила горькую, болезненную правду, которая впивалась в моё сердце сотней острых иголок. Я уже и сама не понимала, на кого больше злюсь – на Верку, раздающую направо и налево тайны моей семейной жизни, или на Колина, который полностью соответствует этой горькой правде. Одним словом, мы с Веркой сели на заднее сидение роскошного джипа и принялись наслаждаться громкой, энергичной музыкой. – Сергей и откуда ты взялся на нашу голову, такой роскошный и красивый? – попыталась перекричать музыку Вера. – Из сказки, – весело ответил мужчина и сделал музыку потише. – Из сказки про благородных мужчин? – Про благородных мужчин – это не сказка, а реальность. Приехал к другу на день рождения, затем мне позвонили, и я по делу отскочил. Возвращаюсь обратно, смотрю, стоят две пьяненькие красивые девушки, и вид у них какой-то несчастный. Думаю, сделаю сюрприз другу и хоть немного развеселю погрустневших девчушек. – Значит, ты – благородный рыцарь? Ничего страшного, что я перешла на «ты»? – Да я уже сам хотел предложить, а то мы совсем уж официально… Как никак, скоро регистрацию делаем. Так что я и есть тот благородный рыцарь, о котором ты так долго мечтала. – Никогда не думала, что на свете существуют благородные рыцари. – Девчонки, вы что, правда настолько разуверились в приличных мужчинах? – Разуверились, – хором ответили мы. – Это ж где вы с мужчинами общаетесь? Где вы их находите? – Да везде. Мельчает нынче мужик, ой, как мельчает. Познакомишься и не понимаешь, что за чудо тебе в руки приплыло, – заметно оживилась Вера. – Вот у меня есть знакомый бобыль. Ему вообще трудно общаться с женщинами. Он даже разговор поддержать не умеет. Мало того, что отшельник, так ещё и злится по любому поводу. В его проблемах виновны все, кроме него. Женщина для него – просто жилетка для слёз. Если он и начинает изливать ей душу, одновременно требует от неё невозможного. Ему просто не терпится видеть рядом образец идеальной спутницы. Самый настоящий зануда, который просто мечтает переделать не только твой внешний вид, но и твой характер. Это жутко тяжело – постоянно выслушивать различные монологи-рассуждения о его неудачах и проблемах. В общем, это чудо гороховое – холостое. И по жизни таким останется, ведь даже самая истосковавшаяся по мужчине женщина устанет слушать ежедневное нытьё. А другой мой приятель, бизнесмен, жадный до чёртиков. Мало того, что, при всех своих доходах, он ни в какую не хочет тратиться на женщину, так ещё мечтает иметь над ней безграничную власть. В ресторане заказывает самые дешёвые блюда, а когда официант даёт в руки меню, смотрит на спутницу таким жёстким взглядом, что хочется отложить меню и заказать себе стакан воды и капустные листья. Покупая мороженое, вечно спрашивает, есть ли у тебя мелочь, потому что у него, видите ли, только крупные купюры. – Он что, на мороженом хочет сэкономить? – искренне удивился Сергей. – Хочет, – с грустью призналась Вера. – Вот такие нынче мужики пошли. Они за сердце хватаются, глядя, как сначала ты рассматриваешь и меряешь в магазине вещь, а уж потом смотришь на цену. Я, конечно, понимаю, что нужно выбирать мужиков, которые не по рынкам за продуктами ходят, а по супермаркетам, но в жизни бывают разные обстоятельства, поэтому никто ни от чего не застрахован. Я вот, между прочим, недавно одному знакомому помогала дублёнку на Тверской в Москве в одном магазинчике выбрать. Так он эту дублёнку надел и… давай с продавцом торговаться. Я от стыда не знала, куда деваться. Девушка-продавец глаза округлила, тактично ему объясняет, что это не рынок, а сама меня взглядом сверлит, мол, откуда я такое чудовище приволокла. Я объясняю ему, что здесь цены фиксированные, а он ногами топает и просит уступить хоть сто долларов. Я такого позора не выдержала, развернулась и вышла из магазина. Так этот жмот ещё имел наглость мне позвонить и высказать своё разочарование. Мол, он надеялся, что я разделю его взгляды насчёт экономии средств, но я повела себя не лучшим образом и сильно подорвала его мнение обо мне. – Ну ничего себе, хмырь, – подал голос Сергей. – Вот-вот, – тут же отозвалась Вера. – Знакомишься с мужиком, а он либо мамочкин питомец, либо конченый жмот. Мне эти мамочкины питомицы ой как часто встречались. Это, конечно, хорошо, когда есть привязанность сына к матери, но не до фанатизма же… Ведь ни в какие ворота не лезет, если он любит её до посинения, а его основная цель – пожизненно спасать свою мать от одиночества. Что касается жмотов, о них и говорить не хочется. Сидишь в ресторане, как на каторге, а твой конвоир только и смотрит, всё ли съедено в твоей тарелке, ведь за это заплачено. А покорители женских сердец… Сейчас появились мужчины, у которых сотни побед на любовном фронте и ни одного брака. Они настолько входят во вкус, что в браке не видят даже малейшей необходимости, ведь брак лишает их самого ценного – разнообразия. С такими приходится постоянно держать линию обороны, а ведь от этого так устаёшь. А фраза «я тебе на днях позвоню», кроме усталости и пустых надежд и иллюзий, ничего не вызывает. Хочется спросить: «Когда и в какое время?» Но никто не ответит на этот вопрос. Я никогда не понимала, зачем мужчина с таким рвением и нескрываемой радостью берёт номер телефона, если всё равно никогда не позвонит. Создаётся впечатление, что мужчина просто коллекционирует номера телефонов симпатичных девушек. – Девчонки, да вы мне тут какие-то кошмары рассказываете, – вновь рассмеялся Сергей. – Такого в природе не бывает. – Бывает, – возразила Вера. – И где вы только таких идиотов находите? – А их искать не нужно. Их полные улицы. – Весёлые вы всё-таки. Хорошо, что я, увидев вас, машину остановил. То вам какие-то дегенераты попадаются, то у вас кого-то инопланетяне похищают. Одним словом, с вами не соскучишься. Глава 8 – Долго ехать ещё? – я совсем не разделяла весёлое настроение Веры и Сергея. – Уже приехали. Автомобиль остановился у какого-то тёмного здания. Мы с Верой уставились в недоумении на одинокий тусклый фонарь. – А где бар? – в один голос спросили мы. – Здесь, – Сергей указал на несимпатичную обшарпанную дверь. – А что, здесь даже вывески нет? – заметно напряглась я. – Это закрытый бар, только для своих. Чужого сюда не пустят. А вывески сейчас во многих местах не вешают. Так что пойдёмте, девчонки, виновник торжества нас ждёт. – Так может, надо было хоть подарок купить? Подарок-то есть? – поинтересовалась Вера. – Девчонки, да о чём вы говорите. Вы для нас и есть самый лучший подарок. Нам открыл дверь молодой человек, похоже, охранник, и пропустил нас внутрь. – Девчонки, проходите, чувствуйте себя как дома, – дружелюбно сказал нам Сергей. – Бар находится в цокольном помещении, поэтому здесь немного душновато. Я взяла Верку за руку и крепко сжала. – Всё будет нормально, – успокоила меня Вера. – А именинник хоть хорош? – поинтересовалась Вера, пока мы спускались по лестнице. – Именинник ещё лучше, чем я, – усмехнулся Сергей. – А разве бывают лучше? – всё так же кокетливо спросила Вера. Я ткнула её локтём в бок. Ситуация настораживала. С той минуты, как села в машину, я ощущала слишком нервное напряжение, и мысленно уже сотню раз пожалела о том, что мы сами приехали туда – не знаю куда. За тем – не знаю, за чем. – Ты чего локтями пихаешься? – обиделась подруга. – Потому что чушь несёшь всякую. Не успела Верка возразить, как Сергей остановился, достал свой мобильный телефон. – Сейчас я только Макса предупрежу, что для него есть сюрприз. Пусть нас встречает. – Сергей высказал недовольство по поводу того, что телефон плохо берёт, но всё же дозвонился до друга. – Макс, встречай, дорогих гостей, – торжественно произнёс он. – Я не один, а с очень даже симпатичным сюрпризом. Там что открывай двери своего гостеприимного дома и встречай нас при полном параде. – Я что-то не пойму, куда мы приехали, – вновь толкнула я в бок Верку. – Послушай, хватит меня толкать, – возмутилась она. – Что ты истеришь по поводу и без? Пожила с инопланетянином, и сама такая же стала. Ты же хотела забыться от забот и хлопот. Вот и расслабься, не порть настроение другим. – Девчонки, что вы там ссоритесь? – оглянулся на нас Сергей. – Сейчас Макс дверь откроет. – А что, без предварительного звонка он её открыть не мог? – нервно поинтересовалась я. – Мог. Только он же не знает, что к нему на день рождения пожаловали такие красавицы. Пусть встретит вас как настоящий джентльмен. – Не нравится мне всё это, – тяжело задышала я. – Почему здесь так душно? – Потому что цокольное помещение. Там, внизу, легче дышится. К моему удивлению, нас никто не встречал. Сергей выждал пару-тройку минут, и сам распахнул дверь, ведущую в так называемый бар. Мы тут же спустились следом за ним и попали в душное, но всё же большое помещение, где находились бильярд, барная стойка, большой плазменный телевизор с караоке и дубовые деревенские лавки с точно такими же деревенскими столами. За столом сидел распаренный, покрасневший мужчина, закутанный в простыню, и разглядывал нас похотливо. – Заходите, гости дорогие. Мы уже вас заждались, – словно мартовский кот, протянул мужчина и кончиком простыни вытер выступивший на груди пот. Встав рядом с накрытым столом, я сразу обратила внимание, что на нём очень много тарелок с едой, бокалов и рюмок. – С днём рождения, – улыбнулась Вера сидящему за столом мужчине и огляделась. – Так это баня что ли? – Это и бар, и баня. Как вам больше нравится, девчонки, – спешно отозвался Сергей и закрыл дверь. – Серёга, ты что так долго? – спросил сидящий за столом именинник, не преставая сверлить нас с Веркой настойчивым взглядом. – Тебя только за смертью посылать. Шалав полный Тай, а ты, как уехал, так и с концами. Я же велел хватать первых попавшихся шлюх и приезжать. – Да ты только посмотри, каких я красавиц привёз. Ради них стоит потратить драгоценное время. Зачем нам шлюхи? Я нам нормальных баб приволок. Ещё скажи, у тебя слюни не потекли. Я мог тебе свинью подложить и привезти трансвеститов. Сергей, как ни в чём не бывало, снимал с себя одежду и аккуратно вешал всё на пустую вешалку. Поняв, в чём дело, я посмотрела на растерянную Веру. – Вера, нас в баню привезли, – пробормотала я. – Вижу, – ледяным тоном ответила Вера и, точно так же, как и я, остановила свой взгляд на столе, который ломился от посуды с едой и рюмок с бокалами. – Здесь компания, что ли, гуляла? – Девчонки, да компания уже вся разъехалась. Кто куда. Мы здесь с Серёгой вдвоём остались. Да что вы так от страха трясётесь? Никто вам ничего не сделает. Посидим, поговорим за жизнь, попаримся хорошенько. Вы нам спинку потрёте, а мы вам. Веничком друг друга постучим. Где вы ещё найдёте в Тае русскую баню? Только у нас! Сергей бесцеремонно снял с себя всю одежду, закутался в простыню и отнёс свою одежду в раздевалку. Как только он открыл дверь раздевалки, мы с Верой сразу обратили внимание, что в раздевалке слишком много мужской одежды. Не сговариваясь, мы одновременно бросились к двери. Но дёргать за ручку и толкать дверь было бесполезно. Ее закрыли с другой стороны. Мужчины, закутанные в простыни, сидели за столом, смотрели на наши испуганные лица и громко смеялись. – А знаешь, как я этих шалав подцепил? – обратился Сергей к так называемому имениннику. – Спросил, нужен ли какой-нибудь матери зять. Эй, девчонки, да успокойтесь. Раздевайтесь, никто вас убивать не собирается. Что вы смотрите на нас, будто мы вас сейчас съедим. Давайте мы вам по стопке нальём. Что вы пьёте? Что покрепче или, может, шампанское? Дверь, ведущая в бассейн, открылась, и из бассейна с диким свистом и возбуждённым криком влетели человек десять, не меньше, здоровенных, изрядно пьяных мужчин. Некоторые из них были замотаны полотенцами, а некоторые ворвались в неглиже, тряся своим мужским достоинствами и голой задницей. Увидев скопище жаждущих пьяных мужчин, мы с Веркой моментально побледнели и судорожно стали стучать по закрытой двери. – Немедленно выпустите нас отсюда! Выпустите! – Девчонки, хватит истерить! Всё равно никто не придёт и не поможет! – По-моему, мы попали, – обречённо вздохнула я. – По-моему, тоже, – глухо ответила Вера. – Ребята, вы нас, наверное, не за тех приняли. Если думаете, что мы девушки лёгкого поведения, то глубоко ошибаетесь. – А какого вы поведения? Тяжёлого? – заржал один из выбежавших из бассейна мужчин и обратился к Сергею, наливающему себе рюмку водки. – Серый, ты так долго отсутствовал, что мы думали, не вернёшься. – Считаешь, так просто вечером выехать и за несколько минут баб зацепить? – А что сложного? – Пойди, попробуй. – В Тае легко. – Если только дорожных дешёвок, то без проблем. А более приличных баб ещё уговорить нужно. Глава 9 – Когда Серый нам велел в бассейн бежать прятаться, мы, как шальные, со всех ног бросились. Даже бутылку с собой прихватили. Ждали, ждали, когда можно выходить, чтобы тёлок сразу не распугать, а тут всего две тёлочки. Что, побольше нельзя было прихватить? – Если не ошибаюсь, не все трахаться хотели. Кто-то говорил, что бабами сыт по горло, хочет просто попариться, выпить да домой поехать. По-моему, это был ты. Сам говорил, что на тебе вечно все презики рвутся, и ты уже лечиться устал. – Мне трахаться особо не хотелось, пока я этих тёлочек не увидел. Сам ведь знаешь, аппетит приходит со временем. Не думал я, что они у тебя такие аппетитные будут. – Ладно, братаны, не переживайте. Всем хватит. Хоть по разу, да каждый пропустит. Просто девчонки ещё немного поскромничают. Им выпить для сугрева нужно и хорошенько осмотреться. Девчонки, садитесь за стол, иначе мы вас сейчас сами посадим. Его слова подействовали на нас с Верой, словно хорошая и отрезвляющая пощёчина. Не сговариваясь, мы сели за стол и принялись смотреть на мужчин затравленно. Я попробовала применить свои колдовские чары, но, видимо, из-за переживаний с Колином, мои силы временно меня покинули. Ситуация всё больше вселяла в нас страх и усиливала растерянность. – Ребята, отпустите нас, пожалуйста, – Веркины губы беззвучно дрожали. – В таких, как у вас, случаях не стоит хватать на улице первых попавшихся девушек. – И что же делают в таких, как у нас, случаях? – поинтересовался один из похотливых самцов. – В таких случаях звонят в фирму. Сейчас с этим проблем нет. Тем более, в Тае. Тут фирма на фирме сидит и фирмой погоняет. Вы что, сэкономить решили? – А мы на отдыхе не экономим, – сказал тот, которого представили Максом. – Если всё сделаете, как положено, и все останутся довольны, мы ещё вам хорошенько приплатим. – А нам приплачивать не нужно, мы подобными вещами не занимаемся, – вставила я свои пять копеек. – Если не хотите подзаработать, давайте по любви. Проблем нет. Как только нам протянули по бокалу шампанского, я почувствовала, как на глаза накатились слёзы. Я в очередной раз слёзно попросила нас отпустить. Но ответной реакцией на мою просьбу послужил громкий, пьяный, хамский и крайне неприятный смех. – Ребята, да столько девушек с удовольствием проведут вечер в вашей компании, – с плохо скрываемой дрожью в голосе попыталась поддержать меня Верка. – Позвоните, и сюда приедет целый строй красивых, длинноногих и грудастых девушек, которые с удовольствием проведут с вами ночь и доставят вам массу ожидаемых удовольствий. – Никто сюда не приедет, – с вызовом ответил тот, кого ещё совсем недавно представили именинником. – Почему? – По кочану! Потому что все тайские фирмы досуга внесли нас в чёрный список. Мы можем заказать девушек куда угодно, только не по этому адресу. На адрес этой бани ни одна фирма своих девок не отправит. А брать девок с улицы не хочется. – А почему вы занесены в чёрный список? – Потому что один раз наша компания была хорошенько возбуждена и сильно подвыпила. Мы пару девчонок заказали и немного их порвали. – Как это порвали? – спросили мы в голос. – Силы не рассчитали. Да ещё дури хорошенько покурили. Короче, одна из них нам что-то не то сказала, пришлось её так повоспитывать, что она чудом цела осталась. Убежала вся в ожогах и шрамах. Дело было в этой бане. А между фирмами есть негласное соглашение: если клиент проститутку хорошенько обидел, то его адрес заносят в чёрный список. А где этот чёрный список находится, мы не знаем. – Макс, хорош девок пугать, а то их сейчас точно инфаркт хватит, – Сергей одарил Верку жарким взглядом и выпил очередную рюмку водки. – Ну что ты трясёшься как ненормальная? Я же обещал тебя замуж взять, а перед замужеством нужно тебя опробовать. Вдруг мы с тобой в постели друг к другу не подходим. Сама знаешь, что такое половая несовместимость. Я когда тебя увидел, сразу понял: ты – именно мой размерчик. Если понравишься, а потом каждый из ребят тебя попробует, и ты всем тоже понравишься, считай, прошла тест на хорошую половую совместимость, и прямо завтра я на тебе женюсь. Как только заметно опьяневший Сергей закончил свой монолог, раздался громкий мужской смех. Компания захлопала и затопала. – Эй, сучки, хорош сидеть, задницы просиживать! Давайте раздевайтесь! Кто-то из этих жутких типов включил громкую музыку, и один из подошедших к нам мужчин толкнул меня на середину комнаты. – Раздевайся сука, а то я сейчас бельё вместе с твоим скальпом сниму. – Что вы делаете? Что вы себе позволяете? Да как вы смеете? Хотя я уже давно поняла, что дверь закрыта, всё равно рванулась к двери. Но подскочивший ко мне верзила подставил ногу, и я споткнулась. Сильно упала и закричала от страха и боли. Зарёванная Верка попыталась за меня заступиться, но, получив по лицу, бросилась к Сергею и встала перед ним на колени. – Мы сделаем всё, что вы хотите, только немедленно прекратите этот беспредел! – прокричала она и умоляюще посмотрела на сидящего перед ней подвыпившего мужчину. – По-хорошему дадите? – с усмешкой спросил он велел сделать музыку потише. – Конечно, по-хорошему… Передо мной ещё ни разу в жизни вставал вопрос: что лучше – быть изнасилованной или остаться калекой… Это только в журналах для женщин пишут о том, что всегда можно свести к минимуму риск оказаться подвергнутой насилию. Мол, если на вас нападает насильник, ударьте его под дых, укусите, отбейтесь, вырвитесь и попробуйте себя защитить. А если насильник не один? Если их много? Если все они пьяные, разгорячённые, сильные и шальные? Если ты стоишь перед ними на коленях, громко рыдаешь, умоляешь, уговариваешь, просишь о помощи, но никто не хочет войти в твоё положение, понять, пощадить, помочь? – Ты зачем, дура, сюда ехала? Не знала, что будет? – Кто-то схватил меня за волосы и громко заржал. – Не знала. Я честно не знала! – я кричала и билась в истерике. – Никто меня не предупреждал, что будет именно так… – А об этом никто и не предупреждает. Сама должна соображать. Не маленькая. – Получается, никому верить нельзя? – А как же тогда с мужиками знакомиться и заводить отношения? – послышался испуганный голос Веры. – Да заводи ты свои отношения сколько хочешь. Только знай: придёт момент, и ты можешь попасть. От этого никто не застрахован. Мы с Веркой уговорили этих самцов налить нам шампанское и в очередной раз пообещали им сделать всё по-хорошему. Я жадно пила шампанское, всхлипывала, боялась посмотреть на смеющихся раздетых самцов и думала о том, что изнасилование неизбежно. А ещё я не понимала, почему вдруг пропала моя колдовская сила и она совершенно не действует. Неужели мои переживания из-за Колина убили мой дар? Глава 10 Я и подумать не могла, что чувство страха может быть таким сильным. От страха нарушается координация движений, путаются мысли, теряется контроль и осознание того, что происходит. Наступает оцепенение и даже шоковое состояние. Паника парализует и лишает способности защищаться. Панический страх призывает к уходу из жизни. И всё же я хорошо понимала, что сидящие передо мной отморозки могут меня не только изнасиловать, но и зверски убить. У меня не вызывало сомнений, что они находятся не только в состоянии алкогольного опьянения, но и наркотического тоже. На них не действуют ни слёзы, ни уговоры, ни мольбы о пощаде. Это же так страшно, когда тебя берут силой. Тебе больно, ты лежишь, плачешь и не можешь ничего сделать. Я где-то слышала совет: если понимаешь, что тебе не избежать изнасилования, просто расслабься и получи удовольствие. Мне кажется, этот совет придумал мужчина. Изнасилование – страшная моральная травма, но всё же лучше остаться живой. Тем более, если есть ради чего жить… Очутившись в небольшой комнате без окон, где помещались только кровать и прикроватный столик, я с ужасом посмотрела на зашедшего за мной тучного пьяного мужлана и услышала, как ему вслед посыпались пьяные крики: – Витёк, только не больше десяти минут! Тут желающих хоть отбавляй! Очередь не задерживай! По-быстрому присунь ей, не забывай о ближних. Если есть желание, позови кого-нибудь из ребят. Мы её в двоечке или даже в троечке сделаем. А затем меня схватили чужие руки и придавило чужое тело… У меня не было сил плакать. Было только сильнейшее непонимание того, что происходит, и острая, раздирающая душу, боль. Где-то вдалеке были слышны мужские голоса, и я понимала, что это не люди, это звери и животные… С трудом дотянувшись до стоящей на полу отпитой бутылки пива, я схватила её одной рукой и нанесла сокрушительный удар по голове пыхтящего на мне отморозка. Насильник вскрикнул и вцепился в моё горло мёртвой хваткой. Совершенно не понимая, что происходит, я била его разбитой бутылкой по голове до тех пор, пока он не ослабил хватку, не закатил глаза и не навалился на меня бездыханным телом. С трудом скинув с себя этого жирного борова, я смахнула текущие по щекам слёзы и почувствовала, как ко мне возвращается холодный испуг. Я ощущала, как он распространяется вверх по позвоночнику. – Витёк, тебе помощь нужна? Давай вместе позабавимся, – послышался ещё один пьяный голос. Не вынимая разбитой бутылки из рук, я встала к стене, прижалась к ней всей спиной и приготовилась к самому худшему. Когда в спальню вошёл второй отморозок, моя рука даже не дрогнула. Я ударила его со всей силы по голове. Мужчина с грохотом упал рядом с кроватью. Я закрыла лицо ладонями, с трудом сдержалась, чтобы не зареветь, и прислушалась к тому, что творится за слегка прикрытой дверью. Выглянув в щель, я услышала громкие мужские крики и по-настоящему оглушительные выстрелы. – Господи, да, что же это такое? Поняв, что пьяные отморозки что-то не поделили между собой и принялись друг в друга стрелять, я скорчилась в судорогах и попыталась залезть под кровать. Но кровать была настолько низкой, что в щель между нею и полом не протиснулась бы даже половина меня. Все унижения сегодняшней ночи казались слишком ничтожными, по сравнению со стрельбой, которая доносилась из центральной комнаты. Когда дверь спальни распахнулась, и на пороге появился человек в маске, который тут же включил свет и направил на меня дуло автомата, я уже практически ничего не соображала и тряслась в сильном ознобе. Я смотрела на ворвавшегося незнакомца мутным взглядом, держала в руках разбитую бутылку и даже не пыталась спрятать свою наготу. Зачем? Зачем что-то прятать, если сейчас суждено умереть. Всё, что со мной сегодня произошло, было слишком больно и неожиданно… «Неужели это всё?» – мысленно задавала я себе вопрос и не могла на него ответить. – Если хочешь убить этих двоих, то я их уже убила. Вроде бы… – только и смогла сказать я, ощущая, как подкашиваются колени. Вместо ответа раздались громкие выстрелы, которые изрешетили лежащих мужчин. – Это чтобы наверняка, – глухо ответил человек в маске и навёл автомат на меня. – Толя, надо уходить! Тут живых больше нет! – послышался ещё один мужской голос из другой комнаты. – Мы всех положили. – Иду, – крикнул человек в маске и, ещё раз изрешетив бездыханные мужские тела, повернул автомат в мою сторону. – Не убивай, – только и смогла сказать я, медленно оседая на пол. – Я здесь случайно. Дай мне уйти. Я сжимала разбитую бутылку до дикой боли. Но вот что странно: я чувствовала только острую душевную боль, но совершенно не чувствовала физическую. Осколки разбитой бутылки впивались мне в ладони, резали кожу и заливали мои руки яркой малиновой кровью. Но мне не было больно. Я ничего не чувствовала. Вообще ничего, кроме одного: я очень сильно хочу жить. – Живи. Если я пожалею о том, что оставил тебя в живых, найду и убью. Когда человек в маске опустил автомат и вышел из комнаты, я уже почти не воспринимала происходящее. Смотрела на свои окровавленные руки и шептала: «Спасибо». Мне казалось, эта картинка не из моей жизни. Просто мне довелось заглянуть в чужую жизнь и увидеть её кусочек. Господи, какая же страшная эта жизнь… Какая страшная… Я сидела рядом с бездыханными телами и толком не осознавала, что осталась жива. Я понимала, что должна побыстрее уносить отсюда ноги, потому что человек в маске всегда может передумать и вернуться. Посмотрев на свои окровавленные руки, я нервозно сжала разбитую бутылку и попыталась встать. Ноги меня не слушались, подкашивались и подгибались. Мне хотелось закричать, позвать на помощь, но я будто онемела. Собравшись с последними силами, смогла встать, быстро оделась и, держась за стену, вышла из комнаты. Я шла, словно в тумане. Переступала через кровавые расстрелянные тела, громко всхлипывала и искала тело подруги. В ушах ещё звенела громкая автоматная очередь и душераздирающие вопли перепуганных отморозков. Увидев, как осторожно открывается дверь, ведущая в бассейн, я встала, как вкопанная. – Не убивайте! Прошу вас, не убивайте, – заорала я. Из бассейна вышла бледная, как смерть, Верка и перепуганный, чудом уцелевший Сергей. – Верка, живая! Бросившись на шею к раздетой подруге, я принялась её обнимать и сразу обратила внимание, что она невероятно холодная, словно вылезла не из бассейна, а из ледяной проруби. – Вер, ты что такая ледяная? – Я в холодном бассейне под водой сидела, – дрожащим голосом ответила она. – Этот козёл меня в бассейн повёл. А стрелять начали, когда мы прыгнули в него освежиться. Услышав выстрелы, Сергей меня под воду засунул и сам прятался. Я уже без воздуха не могла, но он меня под водой держал. Не знаю, как не утонула и не задохнулась. Глава 11 – Я тебе, между прочим, жизнь спас, – дрожащим голосом ответил Сергей. – А за козла ответишь. – Это ты у меня сейчас за всё ответишь, – прокричала я во весь голос и замахнулась разбитой бутылкой на трясущегося от холода мужчину. Сергей успел перехватить мою руку, отобрал у меня бутылку и кинул её как можно дальше. – У тебя что, руки в крови? – растерянно спросил он. – Ты ранена? – Ранена! – вновь прокричала я и отвесила ему капитальную пощёчину. – У меня душа ранена! Ты, сволочь, остался живой, и ты за это ответишь! Потеряв контроль над собой, я бросилась на подлеца с кулаками и стала кричать о том, как сильно его ненавижу. – Ты куда нас привёз, дрянь последняя? Ты, подонок, беспределом занимаешься и думаешь, тебе всё всегда с рук сходить будет? Жаль, что тебя с твоими дружками рядом не положили. По твоей роже давно плачет братская могила! Откинув меня в сторону, Сергей покрутил пальцем у виска. – Успокойся, дура! Сейчас не время для выяснения отношений. Ты посмотри, сколько моих ребят полегло. – Плевала я на твоих ребят! Не ребята это, а отморозки. Подойдя к одному из лежащих на полу мёртвых мужчин, я несколько раз на него плюнула и с вызовом посмотрела на обезумевшего Сергея. – Видел? Видел, как я на этих сволочей плюю? Не говоря ни слова, Сергей сжал кулаки и побежал в раздевалку. Я посмотрела на трясущуюся то ли от ледяного бассейна, то ли от страха Верку. – Быстро одевайся. Уносим отсюда ноги. – Я, по-моему, воспаление лёгких схвачу, – всхлипнула Вера. – Воспаление лёгких – ерунда по сравнению с тем, что здесь было. Главное, что ты смерть не схватила. Одевайся. Нужно уносить отсюда ноги. Верка судорожно закивала и бросилась к своей одежде, которая валялась перед входом в бассейн. В тот момент, когда она принялась одеваться, из раздевалки вышел Сергей и направил на меня пистолет. – Ты что надумал? – такого поворота событий я ожидала меньше всего. – Детка, тебе сегодня не повезло. Придётся лечь рядом с моими ребятами. – Сергей, да ты что? – в сердцах прокричала Верка и беспомощно развела руками. – Ребята, да вы что, оба с ума сошли? Мы же чудом уцелели! Вы что творите! Осталось только друг друга перестрелять. Придурок, убери пистолет! – Убери пистолет, – повторила я следом за Веркой. – Хватит уже смертей. Хватит. Не говоря ни слова, Сергей подошёл к столу, налил себе полный стакан водки и стал пить её как сок. Поставив пустой стакан на стол, он посмотрел на нас отрешённым взглядом и дрожащими руками закурил сигарету. – Убирайтесь, – бросил он нам и махнул пистолетом в сторону двери. – Убирайтесь, пока я добрый, и забудьте обо всём, что здесь видели. Сейчас здесь тайских полицейских будет полная баня. – Спасибо, – спешно произнесли мы и, взявшись за руки, направились к выходу. Мы сделали несколько шагов и оглянулись, потому что боялись, что Сергей выстрелит нам в спину. – Только не стреляй, – умоляюще произнесла я и на ватных ногах сделала шаг вперёд. – Убирайтесь, пока я не передумал. Как только мы дошли до двери, то услышали: – Стойте!!! Резко остановившись, я почувствовала, как Верка сжала мою кровавую руку, и ощутила, как её нервная дрожь передалась мне. – Вера, оставь мне свой телефон. – Зачем? – опешила Верка. – Моей маме больше зять не нужен. Я лучше одна поживу. Но Сергей не отреагировал на её слова, просто взял лежащий на столе мобильный. – Диктуй, я вбиваю твой номер в свой телефон. Понимая, что в данной ситуации лучше не задавать лишних вопросов и не перечить, Верка принялась говорить первые попавшиеся цифры. – Я сейчас проверю. – Что ты проверишь? – Верный ты мне дала номер или нет. Не вынимая пистолета из рук, Сергей хотел было позвонить по набранному номеру Верке, но та успела его опередить. – Серёжа, я немного ошиблась! Очень сильно разнервничалась и цифры перепутала! – А больше ты ничего не перепутала? – Извини. Сама не знаю, как так вышло. Вбивай новый номер. Вбив только что продиктованный номер, Сергей убедился, что в Веркином кармане раздался сигнал мобильного телефона. – Если номер поменяешь, найду и убью. Поняла? – Поняла, – судорожно закивала Верка. – А зачем он тебе? – Затем, что, быть может, ты мне ещё пригодишься. – В смысле… – Может случиться так, что мне будет нужно другим ребятам объяснить, почему всех расстреляли, а я один жив остался. – А я здесь причём? – Притом, что придётся выступить гарантом и подтвердить, что ты тоже осталась жива, и мы с тобой остались живы только потому, что я драл тебя в бассейне. Теперь поняла? – Теперь поняла. – И ещё. Забудьте всё, как страшный сон. – Понятно, – хором ответили мы и, не сговариваясь, бросились со всех ног в коридор, а затем вверх по лестнице. Мы бежали вверх по лестнице, падали, сбивали в кровь колени, поднимались и, стиснув зубы, бежали опять. Лестница казалась мне бесконечной и даже страшной. Чудилось, будто смерть бежит за мной по пятам, что она совсем рядом, что сейчас за моей спиной прогремят выстрелы, и меня не станет. Я никогда не думала о том, как буду выглядеть мёртвой и, если честно, не пыталась представить, как вообще это будет выглядеть. Максимум, о чём я могла думать, так это о том, что было бы неплохо прожить долгую, счастливую жизнь и умереть от старости. Глава 12 Если мне суждено умереть молодой, то хотелось бы умереть красиво, в какой-нибудь выигрышной позе и без тени страха на лице, а быть может, даже с красивой улыбкой. Споткнувшись об окровавленное тело лежащего на полу охранника, я упала прямо на труп и непроизвольно потащила за собой Верку. – О, чёрт! Стараясь побыстрее подняться, я билась в чудовищной лихорадке: боялась, что в любую минуту в мою голову может ударить пуля, которую выпустит обезумевший и не совсем трезвый Сергей. Совсем недавно я видела, как страшно умирают люди от пуль, непонимания и страха. Я видела, как брызжет фонтаном кровь, как корчится тот, кому случайно всадили пулю, как люди сначала теряют сознание, а затем навсегда затихают. Когда ты видишь все эти смерти, тебе самой не хватает дыхания, перед глазами плывут круги… И вот сейчас, хотя уже почти удалось вырваться из лап смерти, мне всё равно кажется, что она очень близко. Что сейчас в меня выстрелит побежавший следом за нами Сергей или вернутся люди, одного из которых я видела – он был то ли в чёрной шапочке с прорезями на глазах, то ли в чёрной маске. От страха, шока и нервного возбуждения я не смогла толком ничего разглядеть. Боясь самого худшего, я делала сухое глотательное движение и пыталась поднять упавшую Верку, ноги которой совершенно её не слушались. – Вера, вставай. Вставай! – Ноги не подчиняются. Может, меня парализовало? – отозвалась Вера. – С чего бы тебя парализовало? – Тогда что со мной происходит? – Это просто шок. Понимаешь, шок! – Понимаю, – кивала Верка и пыталась встать на коленки. Верка всё же смогла с собой справиться, и мы, наконец, вырвались из проклятой бани. Побежали по тёмному переулку, подальше от этих мрачных мест. Бежали и ревели в голос. Остановив первый попавшийся автомобиль, мы назвали адрес моей виллы и наткнулись на подозрительный взгляд тайского водителя. – Девчонки, у вас такой видок, что в машину пускать страшно, – честно признался он и хотел отъехать. Верка назвала двойную цену. – Отвезите, – взмолилась она. – Деньгами не обидим. Нам очень срочно надо. – Садитесь, – буркнул водитель и посмотрел на мои руки. – А это что? Кровь? – Это я в краске выпачкала. Ремонтными работами занимаюсь. Крашу, белю и всё такое. – Так я тебе и поверил, малярша хренова, – пробормотал водитель. – Смотри сиденье мне не испачкай. Аккуратнее. Я только недавно химчистку салона делал. Как только мы поехали в направлении виллы, Верка схватила меня за руку. – Ты как? – тихо спросила она. – Зачем спрашиваешь? Сама знаешь. – Главное, живы остались. – А как мы будем жить после этого? – Вот так и будем. Как Колин твой живёт, так и мы будем. – А Колин здесь причём? – Притом, что он ведь живёт без памяти. Нормально живёт. Так и мы. Просто этот отрезок из памяти сотрём, словно ластиком, и всё. Представь, что мы тоже без памяти. – Так Колин её по-настоящему потерял. – А мы её искусственно себе сотрём. Нашу беседу нарушил водитель. Прокашлявшись, он посмотрел в зеркало заднего обозрения. – Девчонки, а почём нынче ваши услуги? – Какие услуги? – не поняли мы. – Вы же проститутки. Просто хочется узнать, сколько нынче подобные услуги стоят для народа. Нет, вы не подумайте, мне лично ничего не нужно. Обычное любопытство. Я вижу, вы в какие-то неприятности попали. То ли с сутенёром сцепились, то ли клиенты плохие попались. Так сколько стоят услуги? – Крути баранку и не задавай лишних вопросов, – процедила я сквозь зубы. – В противном случае ты не только денег не получишь, но и проблемы себе наживёшь. Не успела я договорить, как Верка схватила свою сумку и стала бить ею водителя по затылку. Водитель чуть не потерял управление, но тут же опомнился и, прокричав, чтобы мы не отвлекали его от дороги, принялся вести машину молча. Через час мы уже сидели у меня в гостиной после принятия душа, в белоснежных махровых халатах. Пили шампанское, чтобы хоть как-то залечить воспалённые нервы, и думали каждая о своём. – Лерка, ты меня извини за всё, что вышло… – А ты тут причём? Ты ни в чём не виновата. – Это ведь я уговорила тебя сесть в злосчастный джип. – У меня своя голова на плечах, сама виновата, – горько заметила я и сделала несколько глотков шампанского. – Не знаю, поймёшь ты меня или нет, но совсем недавно у меня был некий особый дар. Когда с Колином случилось несчастье, он куда-то пропал. Я теперь что, как все люди буду? – Живут же как-то все люди, – даже близко не поняла меня Верка. Я стала медленно смаковать шампанское. – А ты как жива осталась? – спросила я Веру. – Меня Сергей в бассейн повёл. Короче, мы занялись там любовью. – Чем?.. – Трахом, – поправилась она. – Так ты не путай, пожалуйста. – Да сейчас всё так перепуталось… – Трах и любовь – разные вещи. Трах вообще к любви никакого отношения не имеет. – Да ты знаешь, я особо не сопротивлялась. Какой смысл? Бутылками я никого по голове не била. – Ещё скажи, что ты расслабилась и получила удовольствие, – язвительно заметила я. – Этого я сказать не могу. – А если бы за этим козлом зашёл следующий, ты бы тоже не сопротивлялась? – Пойми, сопротивляться бесполезно. Я пыталась его уговорить. – Насчёт чего? – Несла всякий бред про то, что он мне очень сильно понравился, что у меня ни с кем никогда не было такого безумного секса. В общем, несла всякую чушь, только бы он не пускал меня на общак. Знаешь, ведь даже в такой ситуации мужики внушаемы, как дети, иногда этот приём хорошо срабатывает. Уж лучше побыть с одним мужиком, чем с десятком. – И он повёлся? – Мне кажется, на него это произвело впечатление. Сначала он говорил, что я вру, а потом очень даже увлёкся и пообещал, что этой ночью я буду только с ним. Правда, я толком не поняла, он это реально пообещал или просто болтанул в экстазе. В любом случае это не имеет уже значения. А когда услышали выстрелы, мы были уже в бассейне. Сергей сразу сообразил, в чём дело, заставил набрать побольше воздуха и вместе со мной нырнул под воду. Даже не знаю, сколько мы просидели под водой. Мне стало казаться, что целую вечность. Я уже хотела вынырнуть, чтобы схватить воздуха, но он крепко держал меня за голову и не давал мне этого сделать. А когда мы всё же вылезли из бассейна, то услышали, что уже всё тихо. И сразу встретились с тобой. – Теперь нужно постараться забыть это как страшный сон. В самое ближайшее время выкинь сим-карту своего телефона и купи себе новый номер, – посоветовала я Верке. – Конечно. Ещё не хватало, чтобы он мне звонил, и я бы для него алиби служила. А то, что он один жив остался, пусть сам выкручивается как хочет. В подтверждение своих слов Верка потянулась за своей сумкой, достала из неё свой мобильный, вытащила из него сим-карту и выкинула её в мусорное ведро. Глава 13 Неожиданно для самой себя я закрыла лицо руками и тут же услышала Веркин обеспокоенный голос. – Лерка, ты что? – Вер, как ты думаешь, а в этой бане уже полицейских много? – Конечно, много, – не раздумывая, ответила Вера. – А почему ты спрашиваешь? Нас всё равно никто не найдёт. Даже если Сергей уже сотню раз пожалел, что нас отпустил, и расскажет о нашем существовании, где они искать-то будут нас? – Уверена? – В чём? – В том, что нас никто не найдёт. – Конечно. А как найдут, если про нас никто ничего не знает? Лерка, говори прямо, чего ты боишься? Я убрала руки от лица. – Понимаешь, я же двоих по голове огрела. Может, кто-нибудь из-за этого умер, а может, сразу оба. Вдруг эти выстрелы уже никакой роли не играли. Есть вероятность, что двое погибли не от свинца, а от моих ударов. – Лер, а к чему ты это всё говоришь? – К тому, что экспертиза может запросто установить причину и время смерти. Ты только представь, что будет, если Сергей узнает, что двое его друзей-товарищей погибли не от свинца, а от того, что ещё до перестрелки им разбили бутылкой головы. – Да какое это теперь имеет значение? – пожала плечами подруга. – Даже если бы ты их бутылкой не ударила, их бы всё равно расстреляли. Ты просто ускорила процесс. Они всего лишь отмучились раньше. Не думай о плохом. Понимаешь, мы выбрались живыми, это главное! Когда Верка уехала к себе, я сидела, не шелохнувшись, и с ужасом осознавала, что мой дар меня покинул. А ведь совсем недавно всё было по-другому. Пришло время, когда я поняла, что не такая, как все. Сама не знаю, как это произошло. Просто наступил момент, когда я ощутила, что могу видеть, знать и чувствовать гораздо больше, чем остальные. Ещё в подростковом возрасте я заметила, что у меня очень сильно развит инстинкт самосохранения, и я всегда остро чувствую надвигающуюся беду. И не только, если это касается меня, но и когда мои близкие в опасности. Я также не могла не заметить неоднозначную реакцию животных, которые либо сильно ко мне привязывались, либо относились ко мне агрессивно. Чаще всего, второе. Я всегда отличалась огненным и прожигающим взглядом. Когда смотрела на других людей, они сразу отводили взгляд. Шептались, будто я вижу их насквозь. Меня боялись, уважали и презирали. Боялись даже моей яркой внешности. У меня с рождения зелёные глаза и огненно-рыжие волосы. В одежде доминирует чёрный цвет. Я слышала, что в шестнадцатом веке женщин только за это сжигали на костре. Считается, что такие, как я, несут в себе тайну, которую не могут познать другие. Я и сама замечала за собой странности. Иногда чувствовала, что какое-то событие произойдёт. Это особая уверенность, когда присутствует ощущение невозможности другого исхода. Я хорошо чувствую энергетику людей. Могу почувствовать замыслы другого человека. Меня очень трудно обмануть. Я стала развивать свои способности, изучать ритуалы по получению магической силы. Не скрою, иногда было страшно погружаться во всё это… Я стала замечать, что некоторые мои знакомые за глаза называют меня ведьмой и стараются держаться подальше. Ведьма – это та, что ведает и много знает, владеет разными техниками воздействия на окружающий мир. Знающих женщин всегда боялись. Это мудрые женщины, которые знают то, о чём не ведают другие. Удел всех нестандартных людей – испытывать зависть и страх со стороны. Церковь не приветствует каких-либо вмешательств в судьбу человека, но если у тебя дар… Я считаю, у разума нет предела, а возможности человека безграничны. Все блоки и рамки выстраивает сам человек и его окружение. Мне стало интересно себя познавать. В окружающем мире полно неизвестных законов природы, которые пока наука не в силах объяснить. Она не может объяснить проявление большинства магических способностей. Конечно, многие мои знакомые смотрят на меня слишком подозрительно и в глубине души боятся. Я стала ценить тишину и уединение. Меня теперь не интересует количество находящихся рядом людей. Мне интересно их качество. Пусть их будет совсем мало, но их притягивает моя непростая сущность. Они сравнивают меня с огнём. Такая же яркая и искромётная. Я слишком сосредоточена на своём внутреннем Я. В воображении представляю себя океаном, где постоянно тонут маленькие судёнышки. Перед тем, как потопить, я какое-то время их испытываю. Мне интересно, как они поведут себя в шторм и надолго ли их хватит. Просто я не люблю слабых. Мне стала нравиться игра в собственное всемогущество. Когда расстаюсь с людьми, я никогда не прошу их вернуться. Я могу скучать по ним, вспоминать какие-то моменты, но просить вернуться… Никогда. Зачем? Свой выбор они сделали, я просто обязана его уважать. Нужно уметь расставаться с теми, кто не оценил тебя по достоинству или просто тобой не дорожил. Я всегда боялась провести жизнь не с тем человеком. Это действительно страшно – слишком поздно понять, что рядом совсем не тот и что он просто отнял твою жизнь. Я никогда не жалею о прошлом, ведь оно меня никогда не жалело. Сейчас я живу только настоящим, потому что на своём прошлом многому научилась. Я всегда делаю только то, что хочу, ведь что бы я ни делала, меня всё равно будут осуждать до конца жизни. Поэтому я хочу быть такой, какой мне быть просто удобно. Чужое мнение мне не мешает. Оно не просто мне не мешает. Мне на него плевать. Одобрение толпы для меня просто смешно. Даже чужая зависть для меня – это форма наивысшего комплимента. Если мне завидуют, значит, я их превосхожу. Это здорово! Я из тех, кто способен пережить любую боль. Что бы ни случилось, встала, подняла голову и пошла дальше. В этой жизни побеждает только тот, кто победил себя: свои страх, неуверенность, одиночество, лень, душевную боль, безденежье и внутреннюю пустоту. Именно поэтому я научилась жить сегодняшним днём, радоваться каждой мелочи и не расстраиваться из-за каждой сволочи. Жизнь, увы, такова, что очень часто любимые превращаются в знакомых, а некогда близкие друзья – просто в прохожих. Магия привлекает меня не только загадками, которые побыстрее хочется разгадать, но и ощущением своего могущества над другими. Когда причудливый пасьянс выкладывается на картах с необычными картинками и рисунками, ощущаешь тревожное и, в то же время, приятное волнение. Иногда даже руки дрожат, когда переворачиваю карточки и открываю картинки. Ощущение всесильности делает меня счастливой. Я часто замечаю, что многое происходит только благодаря моей силе. А иногда со мной случается что-то странное, и я понимаю, что в ином случае со мной бы этого не произошло. Если я загадываю желание, оно обязательно исполняется, независимо от того, как давно было загадано. Когда мне совсем одиноко, я могу прогуляться по кладбищу. Смотрю на могилы, разглядываю фотографии и представляю тех, кто там сейчас лежит. Уж я-то знаю, что уходят только души этих людей, а фантомы остаются. Именно фантомы и могут навредить живым, особенно если похороны состоялись совсем недавно. Я люблю старые, заброшенные кладбища. Там спокойно и уютно… Хоть я и не такая, как все, я стараюсь жить обычной жизнью, как обычный человек. Больше всего на свете люблю прогуливаться по крышам соборов, чтобы ветер продувал меня насквозь. Тогда он наполняет дыханием каждую клеточку, и я могу глубоко дышать, улыбаться и впитывать его нереальную силу. Люблю летать к океану. Это нереальная мощь. Люблю предаваться безумному, животному сексу, чтобы испытывать энергию удовольствия, а проще говоря, потрясающий оргазм, который тоже хорошо подзаряжает. Люблю искушение. Люблю есть сырое мясо. Люблю пить «маргариту», обожаю ночные рейсы. Вообще люблю ночь. В ней что-то есть… Я даже люблю гулять по ночам. Именно ночью нет любопытных глаз, шёпота за спиной, и я ощущаю невероятное чувство свободы. Люблю ливень, грозу. Когда всё небо в тучах и сверкают молнии. А ещё очень люблю ночное небо. Прямо хочется взять метлу и полететь над городом… Господи, только где же это всё сейчас?.. Глава 14 – Лер, ну как там Колин? – спрашивали меня те, кто успели познакомиться с нами в Таиланде. – Всё так же, – бурчала я и махала рукой. – Так ничего и не вспомнил? – Совсем ничего. Да и как он хоть что-то вспомнит, если врачи говорят, что у него не было ни травм, ни ушибов. Он совершенно дезориентирован во времени и пространстве. Памяти совсем нет, но сохранились навыки и общие знания о мире. – А томограмму мозга делали? – Ой, что мы только ни делали, – устало говорила я. – И что? – Томограмма мозга показала, что никаких изменений или нарушений мозговой функции нет. Следов ядов или наркотиков тоже не найдено. Знаете, какое они ему заключение дали? – в моём голосе появились истеричные нотки. – Какое? – Что он абсолютно здоровый человек. Вы можете такое представить? – А память у него куда делась? – Словно ластиком кто-то стёр. – Чудеса, да и только. – Моя подруга считает, что его похитили инопланетяне, исследовали, провели с ним различные опыты. А потом стёрли память и вернули в том виде, в каком я его сейчас получила. – Ну, с инопланетянами… это она круто загнула, – улыбнулись знакомые. – Ты реально веришь в них? – Я уже сама не знаю, во что верить, а во что нет, – обречённо вздохнула я и поставила пустой поднос на стол. – Если это и в самом деле инопланетяне, то гады они последние. Зачем мужика в таком виде возвращать? Такое впечатление, что они просто надсмеялись. Подруга советует его к уфологам сводить. – К кому? – не сразу поняли меня знакомые. – К уфологам. – А кто это? – Это те, что занимаются изучением всех этих летающих тарелок и космических пришельцев. – Даже если допустить, что существует что-то иноземное, почему выбрали твоего мужа? Какой такой достопримечательностью он отличается? – У него голова яйцевидная, – несмело произнесла я и сама усмехнулась от своих слов. – А что, у него голова действительно такая необыкновенная? Хочешь сказать, они его за своего приняли? – Получается, да. Вычислили своего брата по разуму и хорошенько исследовали. Голова-то у него, в принципе, обыкновенная. Это моя подруга Верка определила, что она яйцевидной формы. – А рожки есть, как у других инопланетян? – А вот рожки я ему ещё наставить не успела. Мы вежливо поулыбались, и я вновь заговорила о наболевшем. – Всё это было бы смешно, если бы не было так грустно. Жить у меня с ним уже сил нет. Это же какие нервы нужно иметь. Кажется, что живу с совершенно чужим человеком. Ничего от того, прежнего, Колина не осталось. – Остаётся надеяться на чудо, – понимающе произнесли мои знакомые. – А чудес, к сожалению, не бывает. – А вот это ты зря. В жизни бывает всякое. – Мне врача американского посоветовали. Хочу Колина ещё ему показать. – Так ты его в Америку повезёшь? – Нет. Говорят, у него тут своя клиника имеется. Он сюда приезжает. – Показать обязательно нужно. Этим вечером я не придумала ничего лучше, как пойти в бар к трансвеститам, которых в Тае более чем предостаточно. Иногда так называемые девчонки напивались в стельку, подсаживались к посетителям и рассказывали о том, как им тяжело было принять решение стать трансвеститами. В основном рассказ повторяется. С самого детства они всегда любили тайно от всех переодеваться в женскую одежду. Сначала свои тайные увлечения они считали болезнью, и это не могло отразиться на их жестах и голосе. Принять себя такой, какая она есть на самом деле, каждой было достаточно сложно. Они понимали, что всё тайное когда-то становится явным, их очень пугала реакция семьи и других, пусть даже посторонних, людей. Они не могли объяснить окружающим, что трансвестизм – это не болезнь, а образ жизни, который доставляет им особенную радость. По вечерам здесь проходило шикарное шоу для трансвеститов, его посещали люди, близкие им по духу. В глубине души мне было обидно за то, что у нас и так мало мужчин, можно сказать, острая нехватка, так они ещё чудят подобным образом. Думаю, причина, по которой мужики становятся трансвеститами, кроется не в социальной среде, а в генетике. Все девушки-трансвеститы в один голос твердят, что у них сидит женщина внутри, и они ничего не могут с этим поделать. Говорят, против природы не попрёшь, но ведь они прут против этой самой природы. В этом клубе они могут позволить своей «внутренней женщине» выйти наружу и проявить самые лучшие женские черты. Всё же интересные они, трансвеститы. Пытаются максимально подчеркнуть в себе женщину, берут женское имя, надевают женскую одежду и пытаются полностью стать другими. Их совсем не волнуют проблемы мужчин. Наблюдая за ними в баре, я не раз отмечала, что у них достаточно хорошо получается развить женскую индивидуальность. Только тут они могут красиво одеться, побыть в женской роли, стать чуткими, слабыми и кокетливыми. У входа в бар стоят дорогие машины с водителями и охранниками. В этот бар заходят не менее дорогие и роскошные мужчины, но ни у одной из работающих здесь девушек нет даже мысли устроить свою личную жизнь, потому что клиенты бара совсем не интересуются этими длинноногими красотками. В баре есть две категории клиентов. Первые приезжают сюда с роскошными женщинами-трансвеститами, а вторые – чтобы познакомиться, приятно провести время, а проще говоря, снять этих трансвеститов на ночь. Раньше я вообще не понимала разницу между транссексуалами и трансвеститами. И только здесь мне, безграмотной и непродвинутой в нынешней современной жизни, наконец, объяснили, что транссексуалы – это те, кто хочет сделать операцию, изменить тело и полностью поменять пол. А вот трансвеститы совершенно спокойно относятся к своему мужскому телу, не хотят его менять при помощи операции. Они соглашаются со своей мужественностью и не желают постоянно быть женщиной. Просто соглашается с тем, что в их жизни есть женская составляющая. Правда, развивая в себе женские черты, зачастую они начинает игнорировать свою собственную жизнь. Почти все трансвеститы – гетеросексуальной ориентации. Есть, конечно, и трансвеститы геи, но они больше любят посещать различные гей-клубы, а не этот бар. Так что на этих ряженых я здесь насмотрелась по полной программе, и отношение у меня к ним самое специфическое. По-человечески я их понимаю, а вот умом понять не могу. Ну не приемлет у нас социум трансвеститов, что с этим поделаешь. Да они и сами, по моим наблюдениям, очень сильно страдают. Несмотря на этот, так называемый клуб по интересам, нет у них в душе ни покоя, ни согласия, ни гармонии. Порой мне кажется, несмотря на внешнее умиротворение, они всё же не способны воспринимать самих себя. Именно это толкает их к наркотикам и алкоголю. В повседневной жизни им трудно скрыть свою женскую сущность. Увидев недалеко от себя господина, обнимающего трансвестита, я заострила свой взгляд и стала рассматривать трансвестита. Трансвестит выглядел довольно эффектной женщиной с яркой помадой на губах, ярким, даже кричащим маникюром, блондинистым париком с уложенными локонами и дорогим красным платьем с множеством воланов и рюшей. Мне было сложно не смотреть на сидящего за соседним столиком до боли знакомого мужчину, который галантно ухаживал за своим трансвеститом. Им оказался не кто-нибудь, а лысый… Глава 15 Набрав в рот побольше воздуха, я прокрутила в голове события, благодаря которым поняла, что обладаю уникальным даром. Это дар мне помогла открыть и развить колдунья Римма. И этот дар я временно потеряла из-за трагических событий с моим мужем. Почему-то в памяти опять всплыл тот страшный день, который изменил всю мою судьбу. Я убила своего мужа… Он пил, мотал мне нервы, каждый день занимался самоуничтожением, причём не только своим, но и моим. А я пахала, как проклятая, взяв ипотеку. Нет, я убила его не хладнокровно, а защищаясь, но кому бы я это доказала… Перед этим я потеряла работу. Моя фирма обанкротилась. Мне нужно было выплачивать проклятую ипотеку. Начались проблемы с банком. Меня стали доставать коллекторы. Моя жизнь превратилась в ад. А пьяный муж только подливал масла в огонь. Никакой помощи. Именно день его смерти оказался роковым и полностью изменил мою жизнь. Я просто ударила его статуэткой железного коня, а он взял и умер. Столько времени прошло, а я до сих пор вздрагиваю от воспоминаний. Это было страшное время. Ходила, как зомби, что-то машинально делала, о чём-то машинально думала… Жила, как на автопилоте, но при этом боялась даже собственной тени. От нервных потрясений я попала в больницу, где познакомилась с медсестрой, которая стала моей близкой подругой. Ей я призналась во всех своих смертных грехах и, к моему удивлению, не увидела на её лице ни капли осуждения. Не самый лучший муж, потеря работы, долг банку, сумасшедшие проценты, угрозы коллекторов и случайное убийство… Медсестра выслушала мою историю и… посоветовала найти богатого мужика, который запросто решит все мои проблемы. На вопрос, где его взять, она ответила, что мне сумеет помочь её тётушка Римма, которая запросто приворожит любого. Так я и познакомилась с Риммой. Она спросила, если у меня на примете какой-нибудь бизнесмен, и я достала свой телефон и показала фотографию руководителя достаточно крупной фирмы, партнёром которой была наша фирма-банкрот. Его звали Сергеем. Мы были знакомы. Он был совершенно лысым, и это придавало ему особую брутальность. Римма тут же заявила, что у Сергея мощная защита, на него работает штат колдунов. Когда я спросила, можно ли его приворожить, она ответила, что для неё нет ничего невозможного. Мы решили брать лысого, пока он тёпленький. Римма призналась, что хочет передать мне свой дар или часть своего дара, и я сама почувствую момент, когда захочу его принять. Так судьба свела меня с лысым. Лысый стал атаковывать меня своим вниманием и своими не всегда уместными ухаживаниями. Не прошло и несколько дней, как я полетела на частном самолёте лысого в Вену на вечеринку, о которой он мне прожужжал все уши. Мол, туда съезжается мир богатых и успешных людей, чтобы отдохнуть и оторваться по полной программе. Оказалось, лысый входит в высшее тайное общество, о котором простой обыватель даже не слышал, а если бы услышал, не поверил бы. Высшее тайное общество оказалось гнездом разврата. Здесь я встретилась с такими известными людьми, о встрече с которыми даже не помышляла, потому что раньше могла их наблюдать только на экране телевизора или на обложках журналов и газет, причём не только глянцевых, но и серьёзных политических. На вечеринке я поймала себя на мысли, что в этом тайном обществе узнаю слишком много чужих тайн, а мне это не нужно. У меня никогда не возникало желания быть хранительницей чужих секретов. Это очень неблагодарное дело, я бы даже сказала, опасное. Гораздо лучше смотреть этих людей по телевизору, читать о них в газетах, верить в чистое, доброе, светлое… Так проще жить. В самолёте лысый сообщил, что решил проблему с моим кредитом. Я должна была поехать к управляющему и взять бумагу о том, что ничего не должна банку. Ни штрафов, ни пени, ничего… Что квартира моя. Оказалось, управляющий банка – тоже посвящённый, то есть человек, который входит в высшее тайное общество и посещает все его мероприятия. На борту самолёта произошёл страшный скандал. Лысый заметно перебрал алкоголя и, когда мы попали в зону турбулентности, стал ломиться в кабину пилота, чтобы самому порулить самолётом. Обеспокоенная служба безопасности попыталась успокоить лысого, но он приказал всем сесть и, когда командир корабля открыл дверь в кабину и стал говорить о технике безопасности и зоне турбулентности, лысый отпил из горла водки, влетел в кабину и схватился за штурвал… А дальше началась серьёзная потасовка, самолёт стало кидать из стороны в сторону, и я почувствовала, как мы летим вниз. Мы чудом остались живы. От дикого страха и боли я обозвала лысого псом и с ужасом увидела, что он тут же превратился в собаку. Да и не только он, но и его компаньон, который летел вместе с ним. Так в моей жизни появились два пса. Я поняла, что пёс, у которого совсем мало шерсти, – это лысый, а тот, что с белой и густой шерстью, – Илья. Я смотрела в сторону леса, и мне показалось, где-то там ходит Римма. Она улыбается мне своими тонкими губами и спрашивает, понимаю ли я, что превратила двух здоровенных мужиков в собак. Мне стало страшно оттого, что я начинаю обладать даром Риммы. Я заехала к управляющему и взяла у него бумагу о том, что квартира моя, и у банка ко мне претензий нет. Управляющий даже передо мной извинился за принесённые неудобства. Сказал, что просто не знал, что я вхожу в высшее тайное общество… После этого колдунья Римма принялась меня учить колдовскому мастерству. Передо мной открылся совсем другой мир. Я вдруг ощутила, как некоторые люди достигают огромных высот при помощи колдовства. Узнала, что во многих политических процессах участвуют маги и ведьмы, что при их помощи человек может достаточно сильно взлететь вверх по политической лестнице, ведь при помощи магических обрядов можно устранить любых конкурентов. Но чтобы обучиться магии подобного уровня, нужно учиться очень и очень долго. Больше я не сомневалась в том, что я ведьма, ведь я не просто получила определённые знания, но и прошла посвящение. Я долго и упорно училась, получив права в доступ тайны. Это доступно не всем, а для некоторых даже смертельно опасно, но я справилась. Волшебники-недоучки получают много разных страданий от самих себя. Всё, что они делают, работает против них. Как ни странно, я полюбила тёмные цвета в одежде, а мои пальцы стали украшать массивные кольца. Я стала понимать язык природы, слышать и слушать растения и деревья и даже сложный язык животных. Глава 16 – Какого хрена ты тут желаешь? – не удержалась я от вопроса. – Это я у тебя должен спросить, какого чёрта ты тут делаешь. Ты вообще должна быть в восемнадцатом веке. На метле прилетела? – На метле, – буркнула я и усмехнулась, глядя, как трансвестит льнёт к лысому. – А у тебя отличный партнёр. – Я выбрал самого лучшего. Ещё раз внимательно всмотревшись в трансвестита, я на секунду потеряла дар речи. Несмотря на то, что у трансвестита были дорогой парик и не менее дорогая женская одежда, я не могла не отметить, что это лицо, эти глаза с накладными ресницами мне хорошо знакомы. И вспомнила, где я его видела. Вне всяких сомнений, это Борис. Тот самый Борис, с которым я познакомилась вчера в ресторане, которому излила душу и который пообещал мне американского доктора для моего мужа. Боже мой, что с мужиками делается. Их и так мало… – Здрасьте, – растерянно произнесла я. Борис встретился со мной взглядом, заметно смутился, но тут же вернул себе самообладание. Сделал вид, что меня не узнал, и уткнулся в меню. Я посмотрела на сидящую рядом девицу и развела руками. – Что с мужиками происходит? – Ты о чём? – не сразу поняла меня девушка. – Как ни познакомишься с мужиком, так обязательно гей, трансвестит или транссексуал. Ты мне скажи, нормальные мужики без прибамбасов ещё остались? Остались или они уже все вымерли, как мамонты? – Да их полно, – невозмутимо ответила она. – Ну и где они? – Только за пределами нашего клуба. Просто когда здесь сидишь и постоянно в этих кругах общаешься, тебе и в самом деле начинает казаться, что весь мир живёт только по этим законам. – Мне кажется или всем действительно хочется напялить женскую одежду и накрасить губы яркой помадой, чтобы привлекать мужчин? – Нет, – без тени сомнения ответила девушка. – Просто вчера в ресторане я познакомилась с одним приличным мужчиной. Такой добрый, душевный, понимающий. Одним словом, произвёл на меня самое положительное впечатление. Оставил визитку. Он помощник управляющего. Пообещал хорошего доктора мужу найти. – И что? – Да ничего особенного. Не считая того, что он сегодня в женских шмотках в клуб заявился. – Бывает, – улыбнулась девушка, которая, видимо, уже была в Тае давно и ничему не удивлялась. – Обидно. – Тебе-то за что обидно? У тебя муж есть. – Да моя подруга закадрить его хотела. Уж больно он ей понравился. – А он-то на тебя как отреагировал? – Сделал вид, будто не узнал. – Ты тоже так себя веди. Тут нужно притворяться глухой и слепой. Это самое правильное отношение. – Я поняла. Я смотрела на Бориса, делая вид, что не узнала его. Он веселился, восторженно хлопал в ладоши и даже пробовал плясать, когда выступало шоу трансвеститов и, соответственно, делал вид, что не знает меня. Я посматривала на него украдкой. Интересно, женат ли он и знает ли о подобном увлечении его жена?.. Ещё неизвестно, что тяжелее: знать, что у тебя есть соперница или узнать, что твой муж – транствестит? Если жена найдёт в доме женские трусики и поймёт, что они принадлежат не другой женщине, а её мужу… Конечно, пусть лучше не будет ни того, ни другого, но если выбирать из двух зол меньшее, по мне, лучше соперница, чем муж-трансвестит. У меня даже в голове не укладывается, как можно ходить по магазинам и выбирать женское бельё не только себе, но и своему любимому мужу. Редко когда реакция женщины может быть положительной. Чаще всего происходит самое настоящее отторжение. Здесь, в баре, я общалась с женщиной, у которой муж трансвестит. Она говорит, лучше узнать горькую правду от мужа, чем обнаружить его увлечение самой. Услышав звонок мобильного телефона, я отвлеклась от мыслей и обрадовалась Веркиному голосу. – Привет, ну ты как? – У меня всё здорово, – как ни странно, Верка пребывала в замечательном расположении духа. – Мой приехал из командировки пораньше. – Кто твой? Я уже в них запуталась. – Я же тебе рассказывала, что познакомилась с одним интересным мужчиной. Встречалась с ним недолго, потом он уехал в командировку. Перед тем, как уехать, он мою машину в сервис отогнал и сам за ремонт заплатил. – Да, вспоминаю. Ты что-то такое рассказывала, – спешно бросила я. – Так вот, мой любимый мне подарок делает. Он мне покупателя на мою машину нашёл. – Это и есть подарок? – искренне удивилась я. – Неужели мужики нынче такие подарки делают, что помогают машины продать? Если не ошибаюсь, ты свою машину продавать не собиралась. – Правильно, не собиралась. Но я её уже продала. – Как это? – Дала генеральную доверенность, вот и всё. Тут ума много не надо. – Тут ума и в самом деле много не надо. Но мне кажется, в подобной ситуации всё же лучше сохранять свой ум. А почему такая срочность? Зачем ты её продаёшь? Вернее, продала… – За мою машину дали тридцать тысяч долларов, а мой любимый добавляет ещё тридцать и покупает мне джип ровно за шестьдесят тысяч. Улавливаешь разницу? – Улавливаю, – без особого энтузиазма ответила я. – Так что я теперь девушка крутая, буду на такой дорогой машине ездить. Знаешь, мне кажется, я нашла то, что хотела. – В плане машины или в плане мужика? – В плане мужика, – обиженно засопела Верка. – Он так красиво за мной ухаживает, так любит… – А с чего ты взяла, что он тебя любит? – С того, что он мне не о любви попусту языком мелет, как многие мужики, а своё отношение ко мне красивыми поступками доказывает. Он же не так просто из своего кармана тридцать штук зелени вывалил. – Смотря какой мужик. Некоторые и за страсть могут вывалить. – Страсть таких денег не стоит, – не согласилась со мной Вера. – А любовь стоит? – Ну, пусть не любовь, а хотя бы влюблённость. Сама знаешь, какие сейчас мужики пошли. Они скорее расстанутся со своим сердцем, чем со своим кошельком. Вместо того чтобы сводить в ресторан и накормить вкусным ужином, чтобы хоть как-то пустить пыль в глаза и произвести впечатление, они пройдут мимо ресторана, делая вид, что в упор его не видят, и вместо ужина накормят словесной любовью. Мужики сейчас до неприличия жадные пошли. Все на хату хотят, чтобы халявный ужин был и халявный секс. Им по барабану, какое впечатление они производят. Ни с одной, так с другой халява точно прокатит. Что они могут предложить? Больше чем у половины как у латыша: хрен да душа. – Вера, ты уверена, что он не аферист? – перебила я разбушевавшуюся подругу, понимая, что мыть кости мужчинам она может часами. Её хлебом не корми, дай о мужиках поговорить, особенно об их жадности. – Какого чёрта он твоими машинами распоряжается? Как давно ты его знаешь? – Почти два месяца. – Как же много… – Некоторые и после двух недель знакомства женятся, – попыталась противостоять мне Верка. – А потом точно такими же темпами разводятся. Ты уверена, что он тебе денег на машину добавит? – Если бы не была уверена, я бы свою машину не продавала, – обиженно заметила Вера. – У меня, между прочим, редкостное чутьё на мужиков. Я плохих за версту чую. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=45494415&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.