Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Иридиум. Симбиоз I Игорь Алгранов Бывало с вами такое – вспышка, боль, темнота? Потом боль, боль, боль… Ампутация всех конечностей, обещание новых рук и ног, управляемых через нейроинтерфейс. Но вместо этого… Чёрт знает что. Похоже, я теперь невольный участник сверхсекретного эксперимента. И просто так из него мне не выбраться. Что за незнакомый тип смотрит на меня в зеркало? И куда вдруг все пропали? Эй!..Содержит нецензурную брань. Глава 1. Сон мне в руку Я проснулся от ощущения жуткой щекотки в районе левой голени. Словно кто-то водил по ней гусиным пером, выдернутым из больничной подушки. Эх, такой сон прервать! Обнаженные грудастые и крутозадые девки, – брюнетки, блондинки и рыжие, целующие меня везде, куда можно и куда нельзя, – снились мне каждую ночь. Стаями… Все как у классика. Конечно, колют литрами всякую дрянь… А в этот раз, после особо долгого наркоза нового поколения красотки так вообще с цепи сорвались. На самом интересном месте! Эскулапы… Лучше бы картинок накидали побольше приятных, а не этот свой дерьмовый «интерфейс»… Все одно лежать неподвижно сутки напролет. Я попробовал приподнять голову, замотанную в бинты по самые брови сверху и снизу, и сквозь щелочки, сердобольно оставленные медсестрой Катькой, попытался рассмотреть, что за м… чудак щекочет мне мою новенькую, еще не обкатанную «ногу». А все-таки здорово они ее пришили! Ощущения – как живая. Прям мурашки побежали. Глаза все еще фокусировались крайне плохо. Доктор говорил что-то про поврежденный глазной нерв… Черт – размыто, аж тошнит. Семенов мне все твердил вчера над ухом – мол, как очнешься, попробуй сразу через интерфейс показатели настроить, а то всё будет как сквозь вату. Ага, щаз, делать мне нечего. Опять Катька возится, что ли? Девка она конечно хорошая, заботливая, но уж больно страшная, прости Господи… Каждый раз, просыпаясь от поглаживаний шикарной брюнетки, а ля Меган Фокс, было не очень-то радостно видеть вместо нее пухленькую румяную мордашку, глазки пуговками, милый такой нос картошкой, и в добавок еще ощущать под простыней такие же пухлые ладошки, вечно что-то там то ли протирающие, то ли намазывающие очередной вонючей дрянью. И вот опять. Катька продолжала возиться с моей ногой. Как-то очень уж рьяно в этот раз. Внезапно медсестра сильно дернула голень в сторону и хрюкнула. – Катя? – попытался произнести ее имя. Говорить пока тоже выходило не очень. Врачи вразнобой твердили что-то про повреждения гортани и носоглотки. Черт, у меня вообще осталось хоть что-то неповрежденное после подрыва на проклятой «лягушке»? Вместо имени у меня вырвался какой-то стрёмный стон. То ли «Га-да», то ли «Ва-та». Катя почему-то дернулась и притихла. Дьявол! Никак не проморгаюсь, а еще ни пса не видно сквозь проклятую марлю. Катька вдруг опять хрюкнула и как-то слишком уж резко придвинулась ближе к моей многострадальной головушке. Не в духе она сегодня, что ли? – Гадюга, – миролюбиво пробубнил я, – вадид дгязди мавю ногву… Катюха вдруг зачем-то с силой схватила меня за руку. Дерьмо, опять капельницу ставить будут! У меня от этих капельниц голова кружится, и блевать во весь белый свет тянет. Нет, ни хрена не фокусируется. Ладно. Придется через гребаный «игровой интерфейс». Так, сильно зажмуриться – и вот он, трехмерный хоровод менюшек. Вращаем простым движением глазного яблока вправо… Какие-то перки-шмерки, навыки, спешлы, у меня голова от этого болит. Вот! «Ручное управление рецепторами». Надо же такую хрень придумать! Это на живом-то человеке… «Обоняние» – «не настроено (по умолч.)», «Осязание» – «не настроено (по умолч.), «слух» – «не настроено (по умолч.), «вкус» – «не настроено (по умолч.)», «зрение» – «расфокусировка» Ага, вот, на пункте «зрение» почему-то и вовсе стоит «расфокусировка». Как выбирать-то? А, задержка взгляда… Варианты «настроить вручную», «автоматически (рек.)», «экспериментальная нейросистема», «настроить все органы с Э.Н. (не рек.)». А, нехай буде «настроить все органы», некогда разбираться с подобной ерундой. О-о-о!!! Больно-то как! Катька, что же ты, мать твою, делаешь с моей рукой? Иглу для жопы слона в вену всаживаешь?.. Боль появилась раньше всего остального. Ладно, потерпим, не такое терпели. Терпи, солдат – генералом станешь! Обоняние заработало. Фу-у-у… Воняет, будто кто-то умер у меня прямо под носом. И во рту как будто мышь накакала. А слух… Не, Катька точно сегодня не в духе, сопит как медведь и чавкает, будто жвачку жует. Вот, наконец, и зенки прорезались. Давайте, родные… Так, попробуем на нашу толстушку посмотреть свежим взглядом. – Гадюх… – Твою мать! Что это за мерзотная хрень вцепилась в мою руку?! Сука, она грызет мою руку!!! – А-а-а!!! – тварь дернулась от моего крика и, отпустив руку, вдруг отпрыгнула в угол палаты. Что за?.. Урод, урод, урод! Хоть и похож на человека. Когда-то был похож на человека… Голый, не считая каких-то зеленых лохмотьев, весь в жутких гнойных язвах размером с ладонь. И воняет… Боже, какая стоит вонь! – Ый! Гдо живои?! Убериде од миня эду дварь! Никто не отозвался, и тварь, осмелев, опять стала подбираться к моим конечностям. Что же это такое? Я же, считай, парализованный лежу, пока мне новые руки-ноги не собрали окончательно… Или собрали? Пробую пошевелить рукой, которую тварь, причмокивая, грызла как папуас – конфету «чупа-чупс»… Не выходит! А ногой? Может, смогу хоть лягнуть эту гадину. Ноль реакции… – Пажла, дварь! – кричу ублюдку. Снова замер на месте, смотрит оценивающе, как на гамбургер. Ага, есть во мне огурчик или только томатный соус? Постой-ка!.. Вызываю менюшку жмурками, бешено кручу карусель настроек… Во! «Двигательные функции» «выбор параметров», «Калибровка», «использование оружия», «сборка агрегатов»… Что это за хрень вообще? Не то! – Пжла!!! – снова кричу твари! Опять отползла, но совсем немного… «Прокачка волокон», «Замена связок», «Апгрейд суставов» Не, ну не идиоты? Зачем это все мне? Как мне руки-ноги заставить двигаться? Во! «Ручное управление частями тела» «Позвоночник», «черепно-мозговой отдел», «органы таза» М-мать! Вот… «Правая рука», «левая рука», «Все конечности» Ну ка? Опять «варианты»! «Настроить вручную», «автоматически (рек.)», «экспериментальная нейросистема», «настроить все с Э.Н. (не рек.)». Сука! Снова вцепилась в ногу! Выбрать «настроить всё…». Всё! Пробуем… Рука пошла, есть контакт! Согнул в локте, повращал кистью, сжал кулак – отлично! Тварь не отпускает ногу… Подтянуть, согнув в колене… Удар! Получилось! Тварь не ожидала – как прелестно визжит! Кидается на мою руку. Ах, как удачно – хватаю падлу за горло… Сжимаю, еще, еще, что есть силы!.. Хрипит и дергается. Мерзкий хруст. Затихает. Всё. Отпускаю, вытираю дрожащую ладонь о простынь… Системное сообщение: Получено достижение «Голыми руками» +30. Открыта возможность «Кулак смерти» Ё-моё, что ж так сложно-то всё? И что еще за циферки, достижения? Нахрен это все. Я откинулся на койку в изнеможении. И откуда только силы на борьбу взялись в немощном теле? Вот что выброс адреналина животворящего делает! А ведь я валяюсь в этой больничке месяца три, не меньше. Сколько точно – не говорят, заразы. Атрофия мышц – штука дерьмовая… Ладно. Раз сил все равно не осталось, залезу в настройки, если по-другому не получается пошевелиться. Так, надо залезть в долбаное меню, и включить нейросеть для всего остального. Что за?.. Предупреждение – включение общего управления Э.Н. не рекомендуется. Причина Недостаточно данных для последующей аугментации и эффективного самообучения. Попробуйте совершить больше разнообразных действий в течение последующих трех суток. Возможна кратковременная потеря управляемости. Действуйте с предельной осторожностью. Ничего, сетка-барсетка, научишься… Нам с тобой еще жить да жить и хотелось бы подольше. И вообще, походу, ноги придется делать отсюда – с персоналом явно что-то нехорошее случилось. Очень нехорошее. Черт! Нога же покусана тварью! И рука! Обе левые… Почему-то боли совсем уже не чувствуется. Я поднес руку к глазам, как смог сфокусировался… Странно, выглядит как новенькая, ни следочка от зубов твари, а они у нее точно были, и немаленькие такие клыки… Как мог приподнялся и задрал больничную пижаму на пузе. Вообще без шрамов и отметин! Хотя доктора уверяли меня, что на мне живого места не осталось. Чудеса какие-то. Может, мне все это снится под морфином? Помню, раньше, когда только очухиваться начал, боли были адские, все время просил Катюху вколоть мне что посильнее. Я попробовал встать. Не вышло. Ну, для начала хотя бы медленно сесть. Так, свесить ноги… Чертовы бинты, никакого обзора. Придется снять. Хм, это не бинты, а наклейки какие-то. Оторвал к чертям, так-то лучше. Огляделся. Странная у меня палата – оборудования всякого нашпиговано, а простого шкафчика для передачек у койки и того нет. Правда, и передачек мне не от кого ждать… Детдомовец я. Из «санатория» по достижении восемнадцати лет сразу «в сапоги» отправился. Отдавать долги родине. Вот, видать, и отдал… Так что же все-таки здесь случилось здесь, а? Я посмотрел на трупешник твари возле койки. На трупе – ошметки одежды медработника! Да что здесь происходит, в самом деле? Раз, два, три – встали! Стоим, не раскачиваемся! Интересно, как хоть я сейчас выгляжу? В комнате зеркала не наблюдалось, и я двинул, аккуратно переставляя ноги, в сторону туалета. Вокруг все так же тихо и пустынно. Хорошо хоть тубзик в палате, а не в конце коридора – задолбался бы туда ползти. Я кое-как ввалился в уборную, едва не оторвал раковину, схватившись за ее края, посмотрелся в грязноватое зеркало… И обомлел. Нет, не то слово. Я обосрался. Если бы мог. А я не мог! Потому что это был не я! Я схватил кусок бумажного полотенца, намочил под струей воды из вялотекущего крана и стал яростно тереть поверхность зеркала. Может быть, мне показалось или стекло слишком замызгано? Внезапно зеркало хрустнуло под моей рукой с салфеткой и во все стороны по нему разбежалась паутина трещин. Не рассчитал. Кое-как вгляделся еще раз… Нет, не показалось. И на разбитое зеркало попенять не получится. На меня из него через самый большой обломок пялился совершенно незнакомый чувак. Чужак. Молодой, как и я… был. Даже, пожалуй, симпатичный. Хотя что-то в его внешности (моей внешности!) меня настораживало. Какая-то неуловимая деталь, даже две. Глаза. Один был серо-голубой. Но цвет этот был точно какой-то неестественный. Не человеческий. Будто кто-то зажег в глазнице маленький тусклый-тусклый китайский фонарик на диодах, и они все сдохли кроме одного. А второй глаз и вовсе, слабенько так, едва-едва, отсвечивал красным. Точь в точь как у терминатора из древней кинохи! Аста ла виста, бейби! Или показалось? Вот черт… Я, шатаясь, осторожно приблизился к стеклу и явственно заметил как оба глаза перефокусировались, словно изменив размеры малюсеньких зрачков-диафрагм. Это что, выходит – там у меня сверхчувствительные разнотипные сенсоры? Матрицы? Я потерял не только руки-ноги но и глаза? Лицо… Провел пальцами по щеке. Ощущения как-будто обычные – словно потрогал кожу… Но почему другое лицо, не мое совсем? А? Что мое-то осталось? Я метнулся (на самом деле прошаркал едва не ползком, как старик при смерти) из туалета в ординаторскую, что соседствовала рядом с моей палатой. Тут конечно царил тот еще раздрай, но стеллажи с документами вроде были целы. Пробежал глазами по папкам на полках шкафа, потом по бумагам на столе и в столе… Вот! «Личное дело № 5630/В. Сержант Виктор Кравцов». Почему личное дело, а не история болезни? Медкарта, в конце концов? Что за черт? «Совершенно секретно»? Допуск только… НИИ «СпецМатериалы»? Это не больничка, однозначно. Исследовательская группа, состав… Применяемые технологии… Вот! Последняя запись… «Подопытный Кравцов прооперирован…» Подопытный?!! Я пациент, вообще-то! «…произведена пересадка уцелевшего правого полушария и мозжечка головного мозга подопытного… Внедрена система гидрокомпенсации частей головного мозга внутри искусственной черепной полости… Запущена колония самореплицирующихся нанороботов для обслуживания и поддержания функций… Реализована программа замены утраченных нервных волокон в местах купирования с последующим шунтированием и наращиванием новых нервных тканей, степень восстановления недостаточна для непосредственного управления… Внедрена биотехнологическая система управления основными подсистемами и боевыми элементами с помощью самообучающейся нейросети на основе посылаемых нервных импульсов ограниченной функциональности… Управление нанитами осуществляется направленным ЭМ-полем…» Дерьмо… Вот теперь стало по-настоящему страшно… Кто я теперь? Робот, что ли? Машина с остатками мозга сержанта спецназа Кравцова? Я, выходит, даже пальцем пошевелить не могу без чертовой системы управления? А обучение не завершено, вернее, толком и не начато еще. И вокруг так не вовремя какая-то жопа наступила! И весь персонал (и подопытные) или съеден, или, собственно, жрет тех, кто еще не съеден. Да кто же я? И где мое тело? И тут я вспомнил слова дока Стацкого, хотя никакой он не док, выходит. Разве что доктор гребаных наук… «Ну ты понимаешь, Витек, у тебя будет как бы интерфейс в голове». Ага, как же. В голове… Скорее голова в интерфейсе! Профессора Доуэля… Или как там было в сказке – интерфейс в голове, голова – в скорлупе, а скорлупа – в полной заднице. Я легонько постучал пальцем по черепу. Непонятный звук какой-то, но на кость не очень похоже. Огляделся по сторонам и с превеликим трудом схватил в углу железную швабру. Постучал рукояткой по черепушке снова, попав с третьей попытки. Как будто металл, обтянутый подобием кожи. Легированная сталь? Титан? Благородный сплав? А тело из чего? Руки? Ноги? Снова открыл папку. «Состав сплава скелетной конструкции засекречен приказом № 48-Ф…» Я захлопнул папку. В углу на обложке увидел приписку «Кодовое название проекта „Иридиум“». Ладно, после разберемся, папку надо взять с собой. Суну пока за резинку штанов. Внезапно я осознал, что в здании нет электричества, и ни одна лампа не горит, и ни один приборчик не светит диодиками… Но в помещениях светло как днем при открытых окнах, хотя окон-то и нету! И тогда я, наконец, все понял… И про сверхчувствительные «глаза», и про пересадку мозга, и про «пришитые конечности»… Я даже не киборг. И уж конечно не робот. Я – черте что, кусок мозга, засунутый в банку, нашпигованную НЕХ… Это, пожалуй, даже хуже, чем умереть. И самое смешное, что даже покончить с этой никчемной недожизнью я вряд ли смогу, не освоившись с системой управления. Разбежаться и убиться об стену не особо получится. Да и поди попробуй расколоть эту металлочерепушку… Я зажмурился и что есть силы стукнул головой о стену. Попал в очередное зеркало над умывальником, которое предсказуемо раскрошилось на мелкие осколки. А голове – хоть бы хны. Добро пожаловать! Вас приветствует специализированная нейросеть «Иридиум»! Готовы начать обучение прямо сейчас? Да исчезни ты! Без тебя тошно. Одного я никак, совершенно, ни граммулечки не мог понять – нахрена было прикручивать к моему многострадальному расчлененному мозгу и больному сознанию всю эту муру с игровым интерфейсом? Тут мой левый глаз, тот, что как у терминатора, зацепился взглядом за включенный комп, единственный из трех, у которого, походу, еще был жив бесперебойник. И правда, что-то противно пищало под столом. Комп одиноко жужжал вентиляторами и помигивал голубым индикатором жесткого диска на передней панельке. Прямо как мой правый глазок. Я хлопнул раскрытой ладонью по клаве, зажегся экран. Пароль… Не долго думая набрал «иридиум» одним указательным пальцем (мог бы, набрал бы средним, чтоб им всем провалиться!), с трудом попадая по нужным клавишам. Это звездец какой-то, так набирать… Подошел! Что-то яйцеголовые не запаривались с безопасностью особо. Блин… Системное сообщение: Получено достижение «Специалист по однопальцевому набору». +10 В следующий раз попробуйте двумя. Это не сложно! Получено достижение «Юный брут-форсер». +20 Открыта возможность «Кулхацкер» Осталось до следующего уровня – 40 Барсеточка стебется надо мной, походу. «Это не сложно!» Ага, сама попробуй… Сложно! Сложно! Ни хрена не понятно! Так, что тут у них… Видеоархив. Записи наблюдений, операций, журнал действий. Вот, а это что? Дневник доктора Стацкого. Последняя запись. На экране вдруг появилась знакомая физия худощавого черноволосого дока. Вечный бодрячок, юркий как уж. И улыбка до ушей. Человек-фонтан просто. Док улыбнулся в камеру и как-будто продолжил речь с середины. «…Нам пришлось отказаться от идеи срастания живых тканей с компонентами экзо-скелета и частичной замены внутренних жидкостей нанокомпонентной базой по причине крайне тяжелого, безнадежного, состояния подопытного номер пятьдесят шесть тридцать дробь вэ. В конце концов подопытный оказался на грани впадения в кому, и была подключена вторая ветвь исследований по пересадке живого мозга человека в экспериментальную установку УС-003 и замещению питающих и нервных связей на управляющую систему СЭН-12. Ввиду сложности системы и невозможности использования детерменированных методов расчета для реализации адекватной модели поведения, ассистентом Полочкиным была предложена идея внедрения игрового интерфейса наподобие популярной среди молодежи игры „Skyker“. Обоснование – научно доказано, что обучение лучше всего проходит в виде игры, особенно двигательным навыкам замещенных конечностей да и других частей тела в целом. Плюс – система игрового взаимодействия направлена на развитие специфических навыков выживания в агрессивной среде и активного противодействия с использованием подручных средств и доступного вооружения. Разумеется, мы интегрировали в базу знаний интерфейса всю доступную информацию о современных видах вооружений, в том числе о секретных разработках, и способах выживания. Единственная трудность на данном этапе – необходимость ежедневного употребления подопытным „коктейля бодрости“ в течение месяца, для поддержания мозговой деятельности до наступления момента устойчивой саморегуляции. Таким образом, постепенно… В чем дело? Катенька, извини, но тебе сюда сейчас нельзя, идет запись для отчета… Катя? Что с тобой? Катя!!! А-а-а!!!» Внезапно за кадром раздался жуткий рык «Катеньки» и запись оборвалась. Должно быть, док, когда отпрыгнул назад, спасаясь от медсестры, ударил рукой по клаве. Я только успел заметить большую быструю тень, заслонившую обзор. Что произошло дальше, можно было отследить по красноречивым грязно-кровавым следам, пересекающим всю комнату и ведущим к выходу и дальше по коридору. Интересно, кроме той твари, что грызла мои конечности, в здании еще есть кто-нибудь? Надо бы чем-то вооружиться. Я осмотрелся по сторонам, но ничего лучше рукоятки от швабры, которую продолжал держать в левой руке, не нашел. Сойдет и это на первое время. Тут бесперебойник под столом резко сменил зуммер с прерывистого на постоянный и почти сразу вырубился. Экран компа погас, и сам комп тоже затих. Ну, спасибо и на том, что успел посмотреть занятный видос. На столе рядом с моником угасшего компа стоял видавший виды «панасоник» с затёртыми клавишами набора. Я кое-как ухватился за трубку и поднёс к уху. Тишина гробовая. Бесполезная трубка выпала у меня из пальцев и повисла между полом и столешницей, болтаясь на скрученном проводе как маятник – то вверх, то вниз, то в сторону. Я взял рукоятку от швабры в обе руки и попробовал помахать ею из стороны в сторону. Получилось хреново, а в конце я и вовсе выронил палку из рук. С громким звоном рукоятка упала на напольную плитку. Чёрт, лучшего способа заявить о себе на все крыло здания я не нашел бы… Теперь стой и жди, за тобой сами придут. Я медленно опустился на колено и подобрал железяку. Ну что, Виктор Кравцов, подопытный номер пятьдесят шесть тридцать дробь вэ? Готов исследовать этот дивный-дивный мир и заодно свое новое чудо-тело? Тогда вперед. Твои новые супер-сенсоры уже слышат топот многих ног и хриплое дыхание десятка глоток в дальнем конце коридора… Глава 2. Персонал извещен В шкафу было все так же светло, как и кабинетах, и даже чуток уютно. Я затаился, не двигаясь, между плащом и пальто. Вот уж никогда не думал, что буду видеть в темноте лучше чем кошка какая-нибудь. Снаружи, сквозь тонкую створку, доносилась уйма интересных звуков. При других обстоятельствах я бы непременно выглянул – жуть как хотелось взглянуть, во что превратился персонал секретного НИИ с элементами военного госпиталя. Но остатки коры моего мозга вопили об осторожности – кем бы я там не стал после операции, соваться в решительный бой не стоило. Даже если я боевая машина спецназа теперь, я все равно не могу даже рукой пошевелить как надо. В шкаф и тот еле залез, едва не выломав все дверцы… За дверцами раздалось недовольное хрюканье и сопение. Ищут, твари, принюхиваются. Походу, жрать хотят, бедолаги. А что с меня взять? Кусок резиновой плоти со стальной кости? Все равно жалко – моя это плоть теперь, хоть и резиновая. Интересно, сколько их там набежало в ординаторскую? Хриплых глоток слышу немерено. Кстати о «посмотреть»… Жмурки… Так, менюшечка, вращайся – мне нужны расширенные опции зрения. Если я правильно мыслю остатками мозга, то… Вот! Зрительный аппарат Стандартный диапазон Расширенный диапазон – Инфракрасные сенсоры Ультрафиолетовый спектрометр (баз. функционал) Визуальный детектор радиоизлучения (баз. функционал) Ультразвуковое сканирование (баз. функционал) Формирование акустических образов (баз. функционал) Охренеть… Попробовать инфракрасное, что ли? Так, ну выбрал, и что? Обломись, Т-800 недоделанный! Створки шкафа, да еще с зеркалами на них, ничегошеньки не пропускают. Ох уж эти зеркала… Ультразвук, может быть? Палевно. Что если они его услышат на нижних диапазонах? Кто их знает, в какое сверхчувствительное зверье бедолаги превратились. Но сюда прибежали по первому звуку. Постой-ка, а это что за хреновина последним пунктом шла в настройках? Оп-па! Появились, милые… Сквозь створки спасительного шкафа стали видны серые пульсирующие силуэты тварей, то и дело перемещавшихся по ординаторской из стороны в сторону, как выяснилось, издавая массу полезных для регистрации звуков. Ищут, принюхиваются, сопят… Тот, который в центре комнаты, походу, задумчиво чешет репу скрюченной пятерней. Да, в кабинете их не меньше трех, а сколько еще там, в коридоре? Неразборчиво… Сгорбленные силуэты на полусогнутых смахивают на ту уродину, что давеча пробовала на зуб мои драгоценные руки-ноги. Обновила, зараза – не успел еще толком попользоваться. Хорошо, что не по зубам оказался. Классная вещь – эти акустические образы, только размыто. А что если резко выскочить и отметелить их всех черенком от швабры? Ага, а как завалишься на пол и встать не сможешь – вот потеха будет… И рукоятка из рук валится на раз. Что-то там барсетка вещала про три дня на обучение? Только нету у меня этих трех дней. Выживать уже сейчас надо! Так что стоим, спокойно ждем, торопиться нам вроде некуда. Жрать и пить тело не просит, значит, кусок хлеба и глоток воды искать не надо, хоть на этом спасибо проклятым эскулапам. Вот ведь мерзавцы! Такие опыты ставить на живом человеке, пусть и искалеченном до невозможности! Без информированного согласия, мать их! Внимание! Время приема состава СНТ-60594 «Коктейль бодрости»! Сообщение отправлено обслуживающему персоналу! Эт-то еще что за… Бли-ин! Вот тебе и «жрать и пить не надо». Погоди-ка… Этот док, мило захаванный Катенькой, перед смертью что-то успел сказать про коктейль! Употреблять его надо будто бы раз в день в течение месяца. Внимание, вопрос ну и где мне его брать? Сообщение отправлено персоналу, как же. Персонал сейчас сам не прочь отведать чего-нибудь укрепляющего. Или кого-нибудь. Вон, бродит за дверками и тоже, небось, в обрывках зеленой униформы. Дерьмо, что же с ними со всеми случилось такое, а? И почему так не вовремя? Не могли хотя бы подождать, пока я на ноги встану, сволочи! Никакого порядка в этом НИИ… Скорее бы твари свалили. Когда уже эти сопла ходячие поймут, что тут нечем поживиться? Однако, если они будут так сбегаться на каждый мой косяк с манипулированием или попытками передвижения, то долго я от них прятаться не смогу. Съесть меня, конечно, вряд ли съедят. Но понадкусывают и растащат оторванное по углам точно. А оно нам надо? То-то и оно. И тут внезапно вся стая резво кинулась к выходу. Серые пятна сместились в соседнее помещение и сгрудились там в кучу. Подожди, это же моя палата! Я мысленно перекрестился, приоткрыл дверку и прислушался. Твою ж дивизию, они там что-то жрут – чавкание на весь этаж разносится! А что там можно жрать кроме трупешника твари, которую я кое-как придушил? Вот так-так… Отряд не заметил потери бойца. И съел его. Нет, однозначно надо выбираться отсюда, пока они заняты обедом… Внимание! Немедленно примите состав СНТ-60594! Риск снижения функции органического импланта! Да где ж я тебе его возьму! Хотя постой, погоди… Я осторожно шагнул наружу, вложив все оставшиеся мозги в этот процесс, чтобы не произвести шума. Получилось. Так, еще один шажок. Главное – ненароком не упасть и не выронить черенок. Если я правильно соображаю, то коктейль должен быть где-то рядом. Ну, например – дежурная порция. Не собирались же они каждый раз бегать через все здание, чтобы «покормить дитятю», то есть меня. Допустим, коктейль – это какая-то органическая смесь, ну или то, что будет легко усваиваться моим многострадальным мозжечком. Значит, вероятно, он хранится в… Например, в холодильнике, так? Бинго! Всё, что может испортиться, обычно хранят в холодильнике. А этот состав СНТ сколько-то там наверняка должен портиться. Даже кока-колу буржуи хранят в холодильнике, хотя что ей сделается… Эх, я бы сейчас опрокинул бутылочку! Двухлитровую, с газиком, за раз. И смачно отрыгнуть… Неужели придется забыть обо всех маленьких радостях? Так, хватит лирики, ищем холодильник! Я осторожно, не дыша (ха-ха!), выглянул в коридор. Походу, этих морд всего пять, и все они сейчас в моей палате. А бежали по коридору сюда так, словно рота по боевой тревоге. Во как, видать, жрать хотелось… Из палаты вдруг донеслось взвизгивание и глухой низкий рык. Ну да, кусок бывшего приятеля не поделили. А ведь могли еще неделю назад, а то и меньше, так же вот вместе – поедаемый и едоки – сидеть в местной столовке и мило беседовать о каких-нибудь пустяках, наматывая лапшу на вилки и макая в густой ароматный кетчуп. Наверняка, кормили тут неплохо. В таких шарашках всегда хорошо кормят. Меня только вот всю дорогу капельницами потчевали… Так, в коридоре, если смотреть влево, то, помимо ординаторской и моей палаты с распахнутыми дверьми, а также комнаты технички, с противоположной стороны было еще три одинаковых двери. Вправо коридор уходил голыми стенами вдаль, где он расширялся до площадки с лифтами и лестничными проемами. Походило на то, что под меня тут выделили целый тупичок на этаже в этом крыле здания. Важная персона, что ни говори. Или наоборот – один из многих проектов, разбросанных по углам. Придется разбираться по ходу дела, что тут, зачем и почему. Ладно, попробую не спеша и все так же не дыша заглянуть за каждую из оставшихся трех дверей. Может быть, найду волшебный спасительный эликсир для моего мозга. И очень желательно, чтобы там оказался сразу весь месячный запас. Чтобы два раза не бегать. Я сделал очередной шаг, потом еще один… И тут мне поплохело. Да так, что руки затряслись как у алкаша с горящими трубами. Твою ж… Рукоятка швабры благополучно вывалилась из самой собой разжавшейся ладони и… Я, не в силах двинуться с места и даже без единой мысли в своей совершенно опустевшей больной головушке, тупо следил как она летит к предательски твердой кафельной плитке коридора… Опасность! Перфорация матрицы потока сигналов органического импланта! Включен режим экстренной узловой компенсации! Черенок касается одним из концов бежевого квадрата с дичайшим звоном, который, наверняка, слышен даже в соседних крыльях здания, а не то что в палате. Дерьмо… Оно всегда случается так не вовремя… Башка как в тумане. Внезапно я с удивлением вижу, как моя левая рука тянется к черенку, подпрыгнувшему вверх, и хватает его. Из палаты раздается недовольное рычание – извините, пацаны, что прервал вашу трапезу… Правая рука изо всех сил тянется к ручке двери… Эх, успеть бы захлопнуть! Тяну на себя что есть силенок в ватных конечностях… Черт, почему такая вдруг слабость накатила?.. В сужающемся проеме вдруг вижу жуткую рожу монстра, который когда-то был человеком… Как впрочем и я… До чего уродлив! Красные глаза едва не вываливаются из орбит, огрубевшая коричневая кожа вся в глубоких трещинах, окровавленные клыки как у вампира из ужастика… Его лысый черный череп, на котором почти не осталось волос, с размаху зажимает дверью, тварь визжит и плюется желто-кровавой слюной… Ага! Ушки придавило? Неприятно, согласен… Луплю его своей железной палкой прямо по темечку… Дергается назад, выскакивает из зажима как дешевая пластмассовая пробка из бутылки портвешка «Три семерки», что не единожды была распита с пацанами в самоволке. Захлопываю дверь, засовываю черенок в просвет дверной ручки и вращаю по кругу, пока тот не встал в распор, уйдя за края дверной коробки. Удар! Еще удар! Надеюсь, какое-то время она продержится. Всё, перекур… Я сполз по стенке вниз, вспомнив, что бросил. Выходит, еще с утра. Эх, сейчас бы затянуться хоть разок «винстоном», прикрыв огонек полусжатой ладошкой! Ну вот, теперь, после этого маршброска, все тело стало ватой. Как такое возможно? Я же киборг, разве нет? Да, ребята… Походу, без коктейля мне край. Надо искать, причем срочняк. Внимание! Немедленно примите состав СНТ-60594! Персонал оповещен! Включен сервисный режим. Что еще за сервисный режим? Ладно… Так! Соберись, элита! В спецназе эвакуации нет, так что давай, своими силами. И ножками, ножками, как учили. Встали! Вокруг как-то резко стемнело, и в уши словно ваты напихали. Я зажмурился, чтобы вызвать менюшку, проверить органы, но вместо этого в мозгу загорелась очередная плашка системного алерта Расширенный функционал временно недоступен. Включен режим нейросбережения органического импланта. Доступны базовые двигательные функции. Ясненько. Включилась защита от дурака после моей последней выходки. Выступил экспромтом – получай! Беречь мозги надо, актимель вовремя пить, растишку или что там у них наполнителем идет к основному действующему веществу. Эх, меня еще в детдоме за это недолюбливали. Любил читать все подряд, что под руку попадалось. Объявления, журналы, газеты, инструкции, руководства, справочники… Ну и, конечно, книжки всякие. Хотя здоровьем тоже был не обижен и в баскетбол любил играть. До красных кругов перед глазами и то, и другое любил. Потому и в десантуру сначала взяли – рослый, спортивный, атлетичный… Где теперь мое атлетичное тело? Небось по частям в здешнем морге, а то и вовсе в биоотходах. Да-а… На свои останки, пожалуй, будет пострашнее смотреть, чем на этих мутировавших монстров – персонал НИИ и прочих попавших под раздачу неизвестно чего. А ведь и я, выходит, – останься, как говорится, при своем теле, – тоже стал бы одним их этих? Вот этого точно врагу не пожелаешь. Так что у меня, походу, даже есть повод радоваться своей новой оболочке повышенной прочности. В дверь начали биться с новой силой. Судя по звукам – в две головы. Но не слишком активно. Сытые пока что… Или это у меня слух так притупился? Я вдруг вспомнил, что стою прямо посреди гулкого коридора и как мог развернул корпус в сторону лестничной площадки. Вроде никто больше не ломится во весь опор за новой порцией мясца или, в моем случае, довольно упругого мясозаменителя. Ладно, пойдем искать наш эликсир молодости. Кажется, никто нам больше не собирается мешать. Ну, хотя бы какое-то время. Главное, чтобы нейросеточка не включила какой-нибудь еще более щадящий режим, так что я и глазом не смогу пошевелить. Жди тогда оповещенный персонал до скончания века… С протухшим мозгом и первоклассной имитацией человеческого тела. Это будет до слез обидно, да. Только я даже скупую слезу не смогу выдавить. Пробую сделать шаг. Ага, пока шевелятся родимые. С какой двери начать, чтобы зря не беспокоить мозговую жидкость? Черт, в глазах потемнело, таблички на дверях не разобрать! Начну со средней, что ли. Еще шаг, берусь за ручку… Вот дерьмо, заперто! Так, что на табличке? Придвигаюсь ближе. С трудом различаю надпись «Архив». Не, походу, нам не сюда, точно. Ну, куда дальше, полумозг? Влево или вправо? Любой лишний шаг может стать последним. А-а, была не была – давай налево! Налево всегда веселей ходить. Кое-как переставляю ноги до следующей белоснежной двери. Прижимаюсь переносицей к желтовато табличке. «Аппаратная». Может, оно? Холодильнику там, наверное, самое место. Только бы было открыто, только бы было… Дергаю ручку вниз… Не заперто! Фу-ух, аккуратно толкаю дверь и делаю шаг в сумрак помещения. Комната два на полтора, вдоль одной из стен плотным рядом стоят здоровенные корпуса приборов. Ух ты, в этой комнате даже есть окно, правда замазанное краской доверху. Сквозь него идет слабый дневной свет – то ли утро, то ли вечер, то ли очень пасмурно. А может просто краска на стекле толстым слоем лежит. Встаю посреди комнатки, пытаюсь понять, что за приборы. Никогда таких не видел. Куча кнопок, дисплеев, проводочки какие-то… О! У самого окна, в углу, стоит железный ящик с дверцей во всю переднюю стенку. Походу, холодильник! На радостях кидаюсь к нему как к родному и чуть не растягиваюсь во весь рост на бетонном полу. В самый последний момент успеваю выставить обе руки вперед, оказываюсь в позе «упал-отжался». Чертова система координации. Да, тяжеловато жить без нативного вестибулярного аппарата. Когда еще там барсетка научится сносно понимать мои нейрозаскоки, а я – принимать обратку… Аккуратно подползаю на дрожащих локтях и коленках к спасительному контейнеру, из последних сил тяну за ручку на себя. Бля! Даже полуслепой киборг последней модели, вроде меня, смог разглядеть в рассеянном краской свете, шедшем от окна, что обесточенный холодильник был пустой, как будто обитал в студенческой общаге за день до стипендии. Был у нас в роте один студент, рассказывал… Всё. Кажется, я сейчас двину кони. На улице вдруг резко потемнело… Тучи, что ли набежали? Блин, это же у меня в глазах! Опасность!!! Опасность!!! Состояние органического импланта критическое! Немедленно примите состав С… Рука бессильно скользнула по внутренней стороне дверцы. И тут вдруг под ладонью что-то звякнуло. На ощупь трогаю пузырек. Стекляшка, объемом и формой как «бон-аква»… Что бы это ни было, мне уже все равно кранты. Не видя ни зги, откручиваю крышку непослушными пальцами, подношу ко рту, опрокидываю… Глотаю, не чувствуя ни вкуса, ни запаха… Вот будет прикол, если это и вправду просто бутылочка водички, забытая кем-то из персонала! Свет окончательно гаснет. Сознание тоже. Эксперимент, господа ученые, закончен. Походу, не судьба. Абза… Глава 3. Только полное взаимодействие Говорят, когда умираешь, видишь свет, тоннели там всякие, взлеты над телесами… Туфта это все и глюки гаснущего мозга. Самое страшное – это чернота, полнейшая и безвозвратная. Вот это действительно страшно. Когда понимаешь, что всё. Совсем всё. Окончательно. Бесповоротно. Поэтому, когда прямо посреди этой жуткой кромешной черноты неожиданно возникла яркая оранжевая точка, а потом вдруг увеличилась до размеров привычного окошка системного сообщения, я возликовал аки ангел-херувим, и чуть было не воспел хвалу. Знать бы еще, кому ее петь… © ® SRI Speсial Materials 2024 Booting environment… ...................... Please stand by… Initialise main modules… Self tests ok… Running… Да, походу, жестко меня ребутнуло. И заодно – барсетку. Спасибо, что «данные пользователя», память мою многострадальную, заодно не стерли, как не вовремя заглючившему смартфону. Хотя у меня с памятью и так проблемы – в основном обрывки воспоминаний, все больше картинки. Образы… А еще постоянно одолевает неуемное желание делать разные глупости. Кстати, прошивка у моей Сири-Алисы явно буржуинская… Добро пожаловать! Вас приветствует специализированная нейросеть «Иридиум»! Готовы продолжить обучение прямо сейчас? А как же, красавица! Если б ты только знала, как я рад снова читать твои милые месседжи! Нет, я серьезно. Было бы крайне обидно окочуриться прямо у холодильника с нужной тебе склянкой. Кстати, где она? На ней хотя бы есть этикетка? Чует моя чуйка – скоро мне опять позарез понадобятся ее сестры-близняшки… Привычно кручу менюшечку, включаю управление нейросетью для всех органов чувств… Ну, продолжим? Вот и зрение постепенно заработало, звуки, запахи, тактильные очучения. Пошло-поехало… За окном светло – значит, все еще день, если конечно, я сутки не провалялся. Вдруг рядом что-то звякнуло. Я резко дернул головой – а это бутылочка, которую я, оказывается, в отключке намертво зажал в левой руке, выпала из разжавшихся после инициализации пальцев. И в самом деле с этикеткой. Беру бутылек всем крабом, осторожно, чтобы не раздавить, пытаюсь поднести к носу и сфокусироваться. Ну да, мог бы и сам догадаться «Состав специальный СНТ-60594, 130 мл, водн. сусп., конц. акт. в-ва 65%. Хранить не более 2 мес. при t не выше +6с. Дата изг. см. на дне флакона». И чуть ниже, следующей строчкой «Перед употреблением взболтать». Ну уж, как получилось. Извините – чем богаты. Разве что с учетом дрожавших «рук», как у алкаша… На всякий случай сунул бутылек в карман пижамы, попав в него нетвердой рукой с третьего раза. Вдруг забуду как называется? Память у меня дырявая, как у красной девицы. Еще бы! С половинкой-то мозга, измученного полудохлым телом и для пущей бодрости напичканного нанитами. Причем с половинкой не самой лучшей в плане логического мышления. Что-то такое где-то когда-то я читал про полушария… Хотя чего переживать – Иридка все равно нужное напомнит. Или лучше Иринка? Хе-хе… Не, пусть будет Ири. Подруга моя теперь на все времена. Чет я совсем расслабился, а ведь там, за дверкой в палату, ребята-озверята дожидаются… Чувствовал себя я как огурчик – довольно быстро, хоть и качаясь как тополь на ветру, поднялся на ноги, в глазах – светло и даже ясно, тело как-будто даже лучше стало слушаться. Но три дня не прошли еще, так что надо быть настороже. Тем более, когда вокруг эти… Чертовы дети. Кстати, а сколько я провалялся в отключке? Ах да, вызов меню… Что, опять в жмурки играть? А нельзя с сеточкой моей поговорить по-человечески? Даже если она у меня не то что в печенках, а в самих мозгах сидит? Ну, если не в самих, то уж точно где-то совсем рядом. Эхе-хе… Так, посмотрим… Нужно что-то вроде «управления голосом»… Во! «Голосовые команды и запросы»! Прямо в яблочко! Вот кому-то ржака будет со стороны на меня смотреть, как я сам с собой разговариваю. Хотя… Пока что смотреть некому, кроме этих жрунов плоти человеческой и ей подобной. А при них лучше совсем рта не раскрывать – целее будешь. Так-то. Ну, я все равно попробую, хотя бы шепотом. Все веселее, чем без конца жмуриться, правда? Жмурятся пусть жмурики. Опять назрел вопрос в больном мозгу а почему Ирка жестко перезагрузилась, когда мой мозг вырубился? Ей-то что за проблема продолжать функционировать? Что-то намудрили яйцеголовые, ой, намудрили… Не, ну в самом деле – сначала они, если верить доку Стацкому, и вовсе хотели срастить мое бренное тело с кусками биопластика и железа. Тоже мне творцы универсальных солдат, мать их! Человек тут погибает от смертельного ранения, а они не находят ничего лучше как добавлять ему страданий и эксперименты ставить без информированного согласия испытуемого! Нет чтоб дать спокойно сдохнуть или, на худой конец, для начала поправиться… Да лучше инвалидом остаться, чем вот так мозги взять и в консервную банку запихнуть! У меня от одной мысли обо всем этом мурашки по телу… Стоп! Как это вообще возможно, чтобы мурашки бегали по этому конструктору «Лего»? Ох, непростое тельце подсунули мне ученые мужи и тетки… Но как вообще может мозг функционировать без кровотока и здоровенного пучка нервных волокон? Это какой же головастые должны были совершить прорыв в биологических науках и доказательной медицине? Решить вопросы приживаемости живых и особенно нервных тканей, создания эффективных кровезаменителей и прочих питательных жидкостей. Создать чудо-сервоприводы, искусственные ткани, сплавы… Попутно решить миллион других смежных задач. Черт, откуда вся эта словесная мешанина в моей голове? И самое главное – для чего все это затевалось-то? – «Иридиум», ты здесь? – спрашиваю осторожно. «Да, Виктор. Я слушаю вас» – звучит милый девичий голос прямо у в моей башке из секретного сплава. – О, класс! Какой у тебя приятный голос… «Спасибо». – Давай на ты. «Давай». – Я могу называть тебя Ири? – Конечно, Вик. – Здорово. А ты умная – так быстро учишься. Классно сократила мое имя, мне нравится. – Спасибо. Мне тоже нравится имя Ири. ) Я прямо кожей ощутил этот бархатный смайлик в конце. Ну, походу, мы сработаемся… – Слушай, Ири… Можешь объяснить мне кое-что? Каковы цели проекта «Иридиум»? – Цели проекта засекречены. Доступ разрешен только трем лицам с наивысшим допуском. Вы… Ты в этот перечень, к сожалению, пока не входишь, Вик. Мне понравилось это «вы-ты» и «пока». Очень человекоподобно. Хм, чудо-интеллект… – Ну, как-то предсказуемо… Значит точно не скажешь? – Нет, Вик, извини. Но у меня есть и хорошие новости. При достижении определенного уровня освоения программы обучения, я смогу делиться с тобой некоторыми новыми данными. – Зачем? – Это одна из основ успешного обучения и выполнения целей программы. Стимулировать твое желание овладевать своим телом и всеми способностями на максимально совершенном уровне. Вот заразы… Тоже мне, нашли школьника… Мне хватило девятилетки и учебки ВДВ! – А если я не захочу учиться? Что ты мне сделаешь? – Ты захочешь, Вик. – Почему это я захочу? Вот это наглость, а? – В общей программе взаимодействия с компонентами внешней управляющей системы обнаружен неустранимый сбой… Я не получаю необходимых управляющих сигналов вот уже два дня. Нам обоим нужно разобраться, что произошло, Вик. Ты поможешь мне? – Почему я должен помогать тебе, если ты даже не хочешь рассказать мне важные подробности? – От этого зависит твоя жизнь, Вик. И мое существование тоже. Окружающая среда стала крайне агрессивной. Но я не могу взять управление на себя. Это не предусмотрено. Только полное взаимодействие с биоимплантом. С тобой, Вик. Мы нужны друг другу. Все, что могу, я расскажу тебе. Любить-колотить! Романтика! Ну прям не разорвать нашу связь на все времена… Мало половин, так мне искусственную подсунули, м-мать! – Это что же, Ири… Теперь у нас любовь до гроба? Деваться мне, походу, некуда… – Ты мне тоже очень нравишься, Вик. Это у нее сарказм такой в ласковом девичьем голосочке прозвучал, или мне послышалось? Обалдеть, подружка, всегда о такой мечтал! Ладно… – Ты не знаешь, эти умники-ученые живым людям еще не научились мозги пересаживать? В тело донора, так сказать… Вдруг у меня еще есть шанс? От тебя избавиться… – Случаи полной церебро-трансплантации мне неизвестны, хотя в этом направлении велись разработки. На данный момент все работы в этом направлении прекращены по причине полной бесперспективности. Выходит, прикрутить мои мозги к железяке оказалось проще, чем пересадить в новое тело. Забавно… – И почему ты раньше со мной так мило не разговаривала? Ждала, как настоящая девушка, пока я первый начну? – В результате последнего инцидента с перезагрузкой активировался расширенный режим. Теперь доступно гораздо больше функций. Если ты заглянешь в меню настроек… – Да ладно, я просто так спросил. Риторически. – Я понимаю. Понимает она. – Слушай, Ири… А что мне… что нам с тобой теперь нужно делать? Как будем выживать? Ири секунду помолчала. – Анализ текущих данных выявил три основных задачи. Первая – тебе нужно активно двигаться, чтобы ты с моей помощью быстрее освоился с новым телом. Это основа выживания, поэтому сосредоточься на этой задаче. – А остальные две? – Задача номер два – обеспечение доступа к необходимому количеству состава СНТ-60594 на протяжении следующих двадцати восьми суток. Вообще, эта задача гораздо важнее первой. Но без выполнения задачи освоения двигательных функций в текущих условиях данная задача невыполнима. А без поддержки составом твой мозг не сможет выжить, Вик. Переходный период требует завершения. – Ясно. Ну, а третья? – О ней я сообщу позже, когда ты разберешься с первыми двумя. – Ладно, отбой. Дай обмозговать ситуацию. – Если что – я рядом, Вик. Спасибо, что напомнила. Итак, что мы имеем в сухом остатке? Дурацкая фраза, согласен, но так любил сказануть док Стацкий, мир обглоданным костям его… Хотя не будем торопить события – труп его я не находил. Вдруг ему удалось выжить после нападения «Катеньки»? Но я отвлекся. Задача номер один – освоить тело. Так что вперед, двигай телом, солдат! Заодно совместим первоочередной квест с поисками нашего чертова «эликсира молодости». Я осторожно, как с сильного бодуна, сделал шаг в сторону окна, сквозь которое мутно шел уличный свет. Черт, я так давно не видел небо и солнце! Сколько я уже в этих казематах валяюсь? Окно оказалось плотно заперто и вдобавок с бронированным стеклом. И ничегошеньки сквозь эту мутную призму не разглядеть. И звук, походу, не проходит тоже. Такой вот НИИ, умеют хранить секреты от посторонних глаз… Конечно, при других обстоятельствах я непременно решил бы проверить стеклышко на прочность, но сейчас все же нужно было беречь силы. Кто его знает, когда я найду еще один схрон с бесценными бутылечками. И есть ли он здесь вообще. Может, этот пузырь и вовсе был последний? То-то он стоял на дверке пустого холодильника один-одинешенек… Вот это абзац будет полный! Всё! Не паниковать! Я иду искать. Кто не спрятался, я не виноват. Я повернулся в сторону двери, сделал шаг и внезапно толкнул краем стопы что-то, что тут же со звоном покатилось по полу. А, черенок от швабры, родной! Куда ж я без тебя. Ты теперь мой самый надежный приятель. Поднял, аккуратно взвесил в руке. Кажется, я теперь даже могу ощутить его вес. Грамм пятьсот, не больше. – Пятьсот двадцать три, – вдруг произнесла девка в моем мозгу. Сказать, что я ох… обосрался – ничего не сказать. Ах ты стерва… – Ты что, мысли мои читаешь? – Нет, этого я, к сожалению, не могу. Процесс распознавания аксоно-дендритных связей, импульсов и взаимодействий головного мозга является перспективной разработкой и не входит в спектр моих способностей. Я догадалась по твоим манипуляциям, Вик. Фу-ух!.. Если б мог – вздохнул бы с облегчением. И на том спасибо, милая барсеточка! Еще не хватало, чтобы ты мои мозги под лупой исследовала и куда надо сообщить могла! Отлегло так отлегло. Так, идем к двери, шаг, второй, третий… Веселей, веселей! Не смотрим на ноги. Сами, сами, давайте, не заплетайтесь. И черенок не выронить! Кажется, я, наконец, ощущаю холод металла ладонью. Неужели сенсоры постепенно синхронизируются с моими бедными нервными отростками? Было бы очень неплохо. Правда, у меня не отростки, а скорее, обрубки… Перед дверью я замер и прислушался. В коридоре было удивительно тихо. Что они, заснули там, что ли, жруны эти мерзопакостные? Берусь за ручку двери и плавно надавливаю. Только не скрипи, пожалуйста, очень тебя прошу! И тут руку вдруг сводит не на шутку, я непроизвольно дергаю дверь на себя и со всей дури бьюсь головой об угол двери! – Ну зачем же так резко дергать, Ири! – шепчу я на весь коридор. Искр из глаз, конечно, не было, но по инерции я сильно зажмурился и почти ощутил физическую боль. Хотя, кажется, на лбу не было ни одного болевого рецептора. – Прости, Вик, я еще не настроилась на твои импульсы, их так много… Ты хочешь снова все уметь и сразу. Спинным мозгом у такого импульсивного хозяина быть довольно тяжело. Я вместе с тобой учусь управлять этим телом. Но я стараюсь. – Ты уж постарайся, – шепчу, – нам еще жить и жить, и хорошо бы долго. – Я даже не буду начислять тебе штрафные баллы за неловкость. – Правда? То есть ты не будешь больше закидывать меня сообщениями? – Нет, иногда все же придется. Это часть системы обучения. Но так как в результате сбоя включился режим выживания, то я буду сообщать тебе только о самых важных и значимых приобретениях навыков. – Договорились. Я осторожно выглянул в коридор и глянул по сторонам. Справа тупичок под вытяжкой со скамеечкой и маленькой урной для хабариков. Они на месте – уже хорошо. Хоть что-то постоянно в этом мире. Слева – пустой гулкий коридор, в котором и кашлянуть страшновато, не то что идти в дальний конец. А прямо по курсу подсобка и дверь в мою пала… Я замер на месте и аккуратно поправил отвисшую челюсть. Двери не было. Вернее, на почти сорванных петлях болтались два неровных куска того, что от нее осталось, а вокруг валялись обломки раскрошенного дерева и пластиковой облицовки. Походу, озверятам не понравилась идея посидеть и не спеша доужинать собратом, пока я не приду… Но почему тогда они не сломали дверь в комнатку с холодильником? Наверное, я все же не очень вкусно пахну для них. И определенно, когда сплю, не храплю теперь на всю Ивановскую… – Вот, кстати, еще вопрос на засыпку, Ири. Я могу дышать? – Опосредованная доставка кислорода к биоимпланту в связанном виде происходит с помощью системы химических преобразователей, расположенных в разных частях тела и дублирующих друг друга. Потребности в дыхательном аппарате нет. – Ага… Ничего себе! Интересно, как быстро постареет мой мозг на таком суровом пайке? – Расчеты слишком сложны. Тебе потребуется наличие ученой степени для анализа ответа. – Ладно, проехали. Позже спрошу и, по возможности, сообрази ответ без всей этой научной белиберды. – Я постараюсь, Вик. – Идем дальше. Я перехватил покрепче стальной черенок и шагнул к своей палате. Надо все же убедиться, что там никого нет, чтобы не получить неожиданный удар в спину. Я тихонько, прихрамывая и стараясь не наступить на обломки, пересек коридор и не дыша (два раза ха-ха!) заглянул в палату. Глава 4. И все способные поднять оружие По палате, походу, одновременно прошлись древний мамонт и легендарный Мамай – настолько она оказалась засрана и разгромлена. Я запоздало и с досадой подумал, что неплохо было перед выступлением просканировать местность чудо-звуковым зрением, но умная мысль, как говорится… Да и незачем, как выяснилось. Не смотря на полный разгром и наличие невообразимого количества, хм… продуктов жизнедеятельности по всему периметру, палата была совершенно пуста. Озверята сделали свои дела – обглодали бывшего соратника до костей, тут же, походу, дружно и со знанием дела испражнились и ушли, нарочито громко хлопнув дверью. Вернее, тем, что от нее осталось. Ну что же, себя они показали во всей красе. Будем знать, чего опасаться. Я еще раз окинул взором разноцветных глаз комнатушку, так и не ставшую родной за месяцы, проведенные в ней. Теперь же и вовсе не было смысла тут оставаться. Я привычно повел носом, но почему-то ничего не почувствовал. – Ири, – тихо произнес я, – почему нет запахов? Я ведь включал обоняние в настройках. Когда я очнулся в палате, то почти сразу почувствовал вонь от первого встреченного зеленого человечка. Как так? Будет весело, если после сбоя все системы одна за одной станут выходить из строя… – По умолчанию в расширенном режиме выживания, – спокойно произнесла «подруга на все времена», – заданы фильтры на отсечение несущественных для текущих задач молекулярных испарений в окружающем воздухе в пределах концентраций, неопасных для встроенных химических преобразователей. – Опять ты за своё, – недовольно сморщил я искусственную кожу на лбу и аккуратно потрогал ее пальцами. Вот черт, прямо как настоящая! – Так бы и сказала, что запах говна в данный момент не решает. – Что может решать запах экскрементов? – недоуменно спросила моя «вторая половинка». – Э-э… – я на пару секунд озадачился и даже замер на месте. – Это сленг. Всекаешь, подруга? Хм, насчет «второй половинки» как-то очень уж символично получилось. Притом что буквально, считай, так и есть… – Понятно, – невозмутимо произнесла Ири. – Я учту это в дальнейшем, Вик. Ага, давай-давай, не все тебе меня поучать… Однако, что же теперь делать будем? В палате «эликсира» точно нет. Даже если вдруг и была еще одна бесценная заначка в каком-то из разрушенных ящичков, то теперь все надежды на это улетучились. Ладно, будем искать. Надо, все же, с Иркой поменьше трепаться, а то эти голоса в голове уж больно смахивают на зачатки шизофрении. Я вновь посмотрел налево, в жутковатую глубину коридора. Идти туда, где по этажам в неведомом количестве шарились в поисках добычи монстряки, совсем не хотелось. Но оставаться здесь и ждать, что состав «СНТ-сколько-то-там» упадет прямо с потолка на голову, – а лучше прямо в приемник, ловко имитирующий рот, – попахивало безнадегой еще сильнее. Я мысленно вздохнул поглубже и оглядел себя. Потом одернул задравшуюся пижаму, перехватил понадежнее железку и зашагал в неизвестность по направлению к лифтам и лестницам. Шел вдоль стеночки, чтобы случайно не наступить на грязные следы от ступней и хм… ладоней жрунов. Да, наследили они прилично. Спасибо хоть на этом – по их отметинам я точно не пойду. По крайней мере, пока не освоюсь и не найду что-то поэффективнее палки от швабры. Осторожно ступая по гладкой напольной плитке, я, наконец, сообразил, что иду совершенно босой. Вообще, это не доставляло никаких неудобств, но, чисто по привычке, ощущался какой-то дискомфорт. В отличие от тех уродцев, быстро забывших о том, что такое одежда и обувка и приличное поведение, я, выходит, все еще оставался подобием человека, даже будучи всего лишь куском поврежденного мозга… Пожалуй, стоило найти какую-нибудь приличную обувку. Да и одежку сменить неплохо было бы. Например, на привычный уже армейский камуфляж. Правда, где его тут взять, в этом НИИ? Ладно, просто прочные штаны найти бы – уже хорошо. Кстати… Я замер на месте, медленно опустил голову вниз, потом еще медленнее оттянул резинку больничных штанишек. Бля! Болта не было! Я судорожно сунул руку в пах, но ничего не нащупал! Кроме… Кроме какого-то разъема на месте сами знаете чего. Вот это удар ниже пояса! Как так-то? В девятнадцать лет – и без болта! Зачем мне такое классное, правдоподобное, красивое, черт возьми, тело, если самого главного не завезли? Что, солдатам болт не нужен? Но я не хочу быть как солдат Джейн! Кое-как придя в себя, я снова двинулся по коридору. Все же, разъем давал хоть и призрачную, но какую-никакую надежду. Оставалось только выяснить, что к нему можно прикрутить. М-да… Вот это удар судьбы… А у меня ведь и девчонка-то была всего одна. Один раз, и то, типа, мимоходом, суетливо как-то. Теперь, походу, дембель красиво точно не отгуляю… Так горестно размышляя, вернее, теряя веру в человечество и особенно в отдельно взятых хирургов-убийц и жестоких ученых-экспериментаторов (феминисты они там все, что ли?), я добрел до холла с лифтами. Следы уводили к обеим лестничным пролетам и дальше вверх и вниз примерно в равной пропорции грязи на ступеньках. И ежу понятно было, что на обесточенных лифтах далеко не уедешь, а вот куда идти по одной лестниц, нужно было решать. Немного пораскинув остатками мозгов, я тихо произнес – Ири, инфракрасное зрение. Картинка в глазах тут же сменилась, словно кто-то мгновенно надел мне рубиновые очки. Ну конечно! Как я и думал – более свежие и теплые следы светились ярче и уходили наверх, причем сразу по обеим лестницам. Походу, озверята неплохо освоились в здании и при этом почти все время держались стаей. И к тому же, до сих пор не сообразили, как отсюда выбраться сквозь бронированные стекла и наружные двери, иначе вонючий след их давно бы простыл. Ладно, тогда идем вниз. Мне сейчас натыкаться на них нет резона. Я начал спускаться вниз по лестнице, старательно обходя многочисленные бурые пятна на полу и молясь, чтобы ногу внезапно не схватило нервной судорогой и я не скатился кубарем по ступенькам, грохоча жестким скелетом и черенком на всю округу. Кстати, а сколько я теперь вешу, интересно? Сотню кэгэ или две? А может, все три центнера? И вообще, чего я стремаюсь этих облезлых чудиков? Взять да раскидать по стенкам… Стоп, стоп, погоди – опять за старое, кусок импульса! Освойся для начала, парень. Вспомни про дверь и разгромленную палату. Они, сопливые, тоже стали крепче, чем были раньше. Это уже не те обычные штатские со случайным, вернее, нулевым боевым опытом. И гораздо злее. А злость в нашем деле… Это порой в моменте +10 к силе и скорости дает… Ту шавку в палате я, конечно, удачно придавил, но если кинутся всей сворой, то хрен его знает. А если, вдобавок, повстречаю мощную тяжеловесную Катеньку… На нижнем этаже было тихо. Я осторожно вышел на середину холла и огляделся по сторонам. Здесь расположение коридоров, уходивших в далекую даль, было несколько иным, чем на моем этаже – их было целых три. По правую и левую руки и центральный – прямо передо мной. Коридоры справа и слева были совершенно пустынны и терялись в сумраке, а вот центральный был как будто светлее. А еще, там, вдалеке, я разглядел какую-то большую темную кучу неизвестно чего. И самое главное, следы на полу, шедшие от лестницы и едва светившиеся красным, уходили влево и вправо, а в этот, центральный коридор – нет. Вот, значит, туда и двинем. Я сделал маленький шаг. Системное сообщение: Восприятие +1. Для получения навыка «Следопыт» и снятия базовых ограничений рецепторов необходимо неоднократно успешно применить все виды зрения. +25. Осталось до следующего уровня – 15 Опять двадцать пять. – Ири, это еще что? – Ты идешь в нужном направлении – анализируешь полученную информацию и делаешь выводы на ее основе. Восприятие – крайне важная характеристика. – Снова догадалась? – Да, Вик. – Тогда верни простое зрение. Не, лучше расширенное. – Готово. Ладно, хрен с тобой, кидай свои ачивки дальше. Если хорошая вещь – возьмем… Всё, хорош разглагольствовать – просто идем, обучаемся, зарабатываем очки опыта. Если будет нужно, опять где-нибудь прячемся и сидим тише компьютерной мыши, не щелкаем. Ну, давайте поиграем в ваши ребячьи игры… Кстати, об играх. – Ири, а ведь ты мухлюешь, – шепнул я. – Почему, Вик? – Я уже пользовался акустическим зрением, а ты бальчики зажала. Вот. – Извини, но параметры с базовым функционалом для получения очков опыта нужно использовать с пользой по крайней мере трижды. Заодно снимешь ограничение. Удачи, Вик! Смотри-ка, опять выкрутилась. Я пригляделся к куче вдалеке повнимательнее. Нет, какими бы не были засранцами те озверята наверху, столько они определенно навалить не способны. Пойти, проверить, что ли? Вдруг что полезное найдется? Я посмотрел на свое оружие, не начало ли оно по привычке вываливаться. Нормально вроде, сидит в кулаке как влитое. – Ири, я бегать вообще могу? – Разумеется, Вик. Но прежде, чем будет доступна возможность бега, ты должен сделать не меньше тысячи шагов без потери контроля. Хреново. Тогда идем и почаще оглядываемся. Коридор длинный, а дверей особо не видно. Как-будто что-то похожее на дверные коробки виднеется там, вдалеке, за кучей, слева и справа. Заодно и проверим. Я двинулся по коридору, жалея, что мне не пришили один глаз на затылке, и секунд за тридцать-сорок добрел-таки до странной кучи. Дерьмо… Это была куча тряпья и всего, что осталось от тела охранника института. Ну, по крайней мере, судя по полукруглой нашивке с крылышками и буквами «СБ» на разорванной в хлам черной куртке – вероятно, она находилась в районе груди. А еще такие же лейблы виднелись на оторванных рукавах, валявшихся по обе стороны от останков. Бедняга… Сожрали полностью, даже костей что-то не видно. Я еще раз оглянулся, – вдруг крадется кто, – и, медленно присев рядом, проверил, не осталось ли чего у бедолаги в карманах. На жестком ремне, удивительно хорошо сохранившемся, висели наручники и пустая кобура. Плохо, что пустая. Зато в одном из навесных сумок-кармашков на нем обнаружились целых три пистолетных магазина! Я дрожащей от нетерпения рукой взял один из них и, вертя, поднес к глазам. Так и есть – полный, на восемь патронов калибра 9мм. Ого, это для того, о чем я подумал? Я быстро огляделся по сторонам, обшаривая взглядом пол. Если патроны на месте, то на него, походу, и в самом деле напали мои новые озверевшие приятели, и тогда… Есть! В углу проема ближайшей двери по левую сторону коридора я разглядел чернеющий матовым, знакомый до боли контур. Я чуть не заорал на весь этаж от радости. Пистолет! Уже что-то! Я резко подскочил и… тут же пожалел о содеянном. Естественно, меня, на пару с моей подругой, забравшейся мне под черепушку и в позвоночник, привычно переклинило, и черенок отправился в очередной полет, сопровождаемый беспомощным взглядом моих разноцветных брызг. С-су!.. Нет, повезло. На этот раз железяка шмякнулась прямо на кучу грязного тряпья, и оно приглушило звук падения. Я опять мысленно выдохнул. Черт! Когда уже я освоюсь с этим долбанным скафандром? Ловкость ?1. Значение не может быть меньше чем 0. Игнорируется. Получено достижение «Увалень». Скорость сервоприводов понижена на 25%. – Ири, ты охренела? – Не переживай так, Вик. Скорость снижена в целях безопасности. Зато риск нейроспазмов будет меньше. Интересно, какой она мне выдаст следующий уровень способности, если я не освоюсь? «Тормоз» или «даун»? «Не жрите меня, я тупой и невкусный»? Не-не-не, «сделайте это ме-е-едлен-но, пож-ж-жалуй-ста»… А они как ломанутся! Хе-хе. Нашел время шутить. Я поднял черенок, взяв его в правую руку и заодно отметив неприятную легкую вялость в конечностях, преодолел расстояние до оружия и осторожно взял левой рукой «ТТ». Я ж левша. Был, по крайней мере. Как теперь – не знаю. Я посмотрел на себя, потом на свои руки. Нет, так не пойдет. Вернулся к тряпью, аккуратно положил оружие на пол и осторожно вытянул ремень из тряпок. Перевернул кобуру на левую сторону, получилось как для скрытого ношения. Надел, не слишком туго затянул ремень вокруг талии на предпоследнюю дырочку. Поднял пистолет, проверил магазин и патронник. Все патроны на месте, патронник пустой – бедняга-охранник даже не пытался отстреливаться. Очень странно. Сунул старую добрую тэтэшку в кобуру за поясом, но застегивать, само собой, не стал. И, подхватив с пола палочку-выручалочку, сотый раз воровато огляделся. Экипировка улучшена. +1 к выживаемости, +1 к первому впечатлению. +5 Надпись быстро промелькнула перед глазами. Впечатление… Хе-хе, не на кого мне пока что впечатление производить. Особенно без болта. Жрунам пофигу до одежки – вон, на парне почти вся форма целая. А от него разве что пятна на ней и на полу остались… Я вдруг вспомнил чудовищный разгром, учиненный озверятами в палате, и опять удивился тому, как аккуратно они разделались с бедолагой-эсбэшником. Ладно, надо проверить, что находится за этими дверями. Хорошо бы, если сразу там будет надежный стальной ящичек с нужными мне склянками. А то тут как-то жутковато. Слишком уж сумрачно и тихо. И еще этот охранник… Я снова вернулся к двери, у которой нашел пистолет и тихонько подергал ручку. Заперто! Подошел к следующей, а их тут в тупичке коридора было четыре. Тут я сообразил, что расположение дверей подобно тому, что было на этаже моей палаты. Толкнул дверь – открыто. Я тихо-тихо распахнул ее и вгляделся в сумрак. В принципе, даже можно было не включать другие режимы – почти точная копия моей палаты-лаборатории. Может даже тут до сих пор кто-то лежит парализованный и пристегнутый к койке, беспомощно тряся облысевшей головой, кистями тощих рук и ступнями посиневших ног, если, конечно, ему их не еще не отрезали, чтобы пришить жуткие протезы и… Бли-ин, вот меня накрыло мое полушарие-то! Воображение будь здоров разыгралось! Палата оказалась совершенно пустой и необжитой. И ловить тут, походу, было нечего. Я шагнул внутрь, обшарил все три ящика и плоский шкаф, но безрезультатно. Тут я вспомнил, что нашел первую склянку в комнатушке напротив своей палаты. Что, если здесь тоже есть комнатка с холодильником? И бегать медсестре далеко не надо… Я развернулся и двинул обратно в сторону коридора, положив на всякий случай руку на рукоять пистолета. Старый добрый «ТТ» под калибр 9мм «парабеллум»! Довелось пострелять из такого на стрельбище, только с родным калибром… Точно помню, что довелось… А в том, последнем бою, первом и последнем, я вообще не успел сделать ни одного выстрела! И даже не увидел врага. Смутно всё, смутно… Я выглянул в коридор – все так же тихо. Быстренько пересек коридор к левой двери напротив и взялся за ручку. Черт, опять заперто! Здесь я, чуть не убив себя фейспалмом, вспомнил, что наверху в ординаторской на стене висел ящичек для ключей. Вот дубина! Надо было взять всю связку и ходить с ней. Но возвращаться было до жути неохота. Я неожиданно, естественным и привычным жестом из прошлой жизни похлопал себя свободной рукой по карманам. Так, в правом ничего кроме пустой склянки… Вдруг в левом кармане я нащупал что-то до боли знакомое. Сунул руку в карман и вытащил, что бы кто подумал? Катькину шпильку! Вечно она их везде раскидывала, и я как-то одну нащупал на простыне и автоматом сунул в карман, чтобы потом отдать. Док Стацкий частенько ругал Катюху на предмет антисанитарии в палате, когда та забывала скрутить узлом свою пышную рыжую копну и убрать под милую сестринскую пилоточку. Эх, пилоточки, мечты, мечты… Так, попробуем. Я осторожно приставил черенок к дверному косяку и опустился на одно колено. А молодец Ири, неплохо разбирает мои «хаотичные сигналы». Я думал – месяц буду заново учиться ходить. Последний раз я подобный фокус с замками проворачивал в детдоме, когда ходили с пацанами ночью воровать еду с кухни… Я достал шпильку и стал пытаться завести ее в замочную скважину. Да, мелкая моторика, или как там ее, мне пока давалась с большим трудом… Наконец, с десятой попытки, я загнал шпильку в щель. Так, теперь слегка покачать, чтобы раскидать выступы и быстро повернуть… Есть! Замок предательски громко щелкнул, и дверь открылась. Эх, люблю я наши кондовые ведомства. Все по старинке, ламповое, механическое. Не то, что у вероятного противника. Сейчас бы возился с электронными замками. С другой стороны, при вырубленном питании, такие замки вроде должны сами открываться. Так что, неизвестно, что еще было бы лучше в текущих обстоятельствах. Я легонько толкнул дверь и стал вглядываться в сумрак комнатушки, в которой не оказалось окон. Но… дерьмо. Там точно кто-то был! Глава 5. Не только лишь те ребята Системное сообщение: Ловкость +1. Получено достижение «Ученик взломщика». +10. Поздравляем! Вы получили первый уровень! Выберите бонус! Черт, как не вовремя! Я замер на месте, зажмурил глаза и быстренько закрыл навязчивое окошко. Да, в кладовке кто-то был. Или что-то. Не знаю! В расширенном диапазоне я разглядел лишь странный серый сгусток между двумя стеллажами у противоположной ко входу стенки. Как-будто рой ос завис и дрожал в нетерпении, ища на кого накинуться… Жмурки, быстрый доступ – режимы зрения, инфракрасный!.. Нет, не светится, ни красным, ни синим, ни оранжевым! Что за хрень?! Только я собрался опять моргнуть, чтобы быстро переключить режим, как «рой» вдруг угрожающе качнулся в мою сторону. Я на автомате обхватил черенок обеими руками и выставил его вперед. И тут «рой» кинулся в атаку. За долю секунды он преодолел расстояние между нами и… Не зная, что делать, я резко сдал назад, ноги свело спазмом, и я упал навзничь. Но вместо того чтобы напасть на меня, начать душить или что оно там могло сделать, нечто вдруг пронеслось надо мной вихрем, обдав запахом озона, и уперлось в запертую дверь на той стороне коридора. Секунду я смотрел на это жуткое дрожание снизу вверх, а потом сообразил, что «рой» начал готовиться ко второй атаке. Словно копил силы… и опять начал дрожать. Не долго думая, я перевернулся на живот и крутанулся на месте как стрелка компаса, а потом буквально втянул себя руками в каморку со стеллажами, ухватившись за края дверного косяка. И тут же захлопнул дверь. Походу, через двери оно не ходит, раз уперлось дверь в коридоре… Привалился к двери спиной и стал слушать. За дверью было тихо. Нет, все-таки слышалось какое-то слабое потрескивание. Что-то мне оно напомнило… Я осторожно поднес правую руку к голове – так и есть! Волосы на ней стояли дыбом. Этот «рой», походу, электрический. Мог и долбануть какой-нибудь шаровой молнией. А учитывая мою сложную электронную начинку… Ловкость +1. Скорость сервоприводов приведена к нормальной. И на том спасибо, подруга! А то двигаюсь, как тюлень на берегу. Я снова прислушался. Вот же пакость! Я теперь заперт в этой каморе, снаружи оно, нечто, трещит разрядами на весь коридор… И черенок я в коридоре выронил, хотя толку от него против этого! Наоборот, как проводник сработало бы, прямо в мои нежные ручки, пожгло бы мои новенькие нервы и прочую чудо-проводку… Да, попал… Я оглядел комнатку вторым режимом, расширенным, ставшим уже привычным. Унылые бетонные пол и стены, беленый потолок. Кроме стеллажей и пары каких-то железных шкафов до потолка в ней больше ничего не было. Ладно, раз пока не выйти отсюда, надо пошариться по полкам и шкафам, может, что полезное найдется. Только запереть дверь… Я нащупал над головой ручку замка и осторожно, стараясь не греметь, повернул против часовой. Замок негромко щелкнул. Кажись, запер. Внезапно треск в коридоре усилился, и я, чуя, как снова топорщатся волосы на башке, отпрянул от двери и с опаской стал вглядываться в ее пластиковую облицовку. Походу, рой завис прямо за дверкой, среагировав то ли на движение, то ли на звук. Странное нечто. Слышит звуки? Или оно, как датчики движения в сигналке, реагирует на изменение магнитного поля? Обалдеть, конечно, что тут в этом НИИ творится… Но почему до сих пор никто не пришел проверить, что тут случилось? Где, например, рота-другая доблестных спецназов, вроде прежнего меня, вперемешку с бригадами спецов в защитных костюмах, бодрыми пинками ломающих внешние двери и кладущие всех мордой в пол? Или просто кладущие из укороченного калаша. Как придется. Дело-то явно нешуточное… ЧП ведь случилось. Однозначно, ЧП… Непохоже это все происходящее на запланированную программу… Все эти «Катеньки», жрущие профессоров академии наук, вот эти вот агрессивные рои-вихри, до краев полные электричества… И наверняка еще встречу какую-нибудь форму неведомой гребанной фигни! А я даже из своего крыла в здании не выбрался, не говоря о том, чтобы выйти наружу, на свежий воздух. Надеюсь, туда эти твари не выберутся. Надо будет поплотнее закрыть за собой дверки. Лишь бы добраться до людей, а там легче будет. А потом, может быть, сообщить куда следует. Но сначала выбраться. Правда, я даже не знаю, как теперь без потерь выбраться хотя бы из этой кладовки… Однозначно, мне не стоит обниматься с этими электрическими мошками. Ири это не понравится. Ладно, пойду пошарюсь по полкам. Я еще раз прислушался. Странно, но треск куда-то пропал, и за дверью наступила полнейшая тишина, как вначале, когда я забрел в этот чертов коридор. Я подошел к полкам. Бли-ин… Это я классно зашел! Походу, здесь был склад тех самых секьюрити с крылатыми лейблами «СБ»! Правда, почти все полки оказались пусты. Так себе склад, ни о чем – пара комплектов формы охранника, три нательных броника, пяток магазинов для «ТТ» и пачка на пятьдесят патронов (это обязательно прихвачу, только высыплю в карман из картонки), резиновые дубинки… На кой ляд дубинки в НИИ? Профессуру разгонять после очередной невыплаты зарплаты? Кстати, насчет формы. Я оглядел себя и хмыкнул. Пожалуй, не стоило таскаться везде в больничной пижаме, которая после того, как я на пузе заполз сюда, к тому же, оказалась разорвана почти надвое. Это все равно, что ходить голым. Я быстро расстегнул ремень и скинул все с себя, вынув шпильку, бутылек из карманов и личное дело из-за спины. Натянул штаны и куртку, прихватил это все давешним ремнем. Экипировка улучшена. +2 к выживаемости, +2 к первому впечатлению. +15. Не забудьте выбрать бонус уровня. О, Ири, я про тебя совсем забыл… – Ири, что ты думаешь о том рое, что кинулся на меня и теперь трещит за дверью? – Данных для анализа недостаточно. Определенно, присутствует мощное электро-магнитное поле неизвестной природы. Попробуй просканировать его всеми доступными тебе способами. – Ладно, об этом чуть позже. Мне стоит надеть броник, как думаешь? – Решение за тобой. Вероятность применения по назначению низкая. Ну да, точно, пока что мне попадаются противники другого свойства… Я снова критически оглядел себя и заглянул на нижние полки. Есть! Четыре пары берцев, и даже разного размера! Я с опаской поднял правую ногу и по очереди приложил их подошвами к ступне. Одна пара оказалась моего размера. Только носков не завезли, печалька. Ну, у меня теперь ноги особые – не должны потеть и стираться, хе-хе. Натянул обувку, чуть походил туда-сюда. Красота! Экипировка улучшена. +1 к выживаемости, +1 к первому впечатлению. Бонус за комплект +10. Ну вот, если что, сойду за охранника. Может парни из карантина, если таковой все же нагрянет, не будут сразу стрелять на поражение… В задумчивости я рассовал по просторным карманам униформы магазины, патроны и прочую найденную на полках мелочевку – два мотка изоленты, пластырь, маленькую шлицевую отвертку и выдвижной строительный нож. Личное дело, чтобы влезло в широкий нагрудный карман, я аккуратно сложил пополам. Броник я решил не надевать. Толку от него пока что я не видел. А вот подвижность может пострадать. Впрочем, как и мягкие ткани без него. Ладно, поживем – увидим. Может, еще удастся вернуться. Я перевел взгляд на шкаф справа. Он смахивал на оружейный, и это было бы круто, если бы не здоровенный навесной замок на нем, который я вряд ли мог вскрыть шпилькой, потому что он был кодовый. Я горестно покачал головой, представив, что могло оказаться внутри. Да всё, что угодно! От многозарядной помпы до калаша! Я перевел взгляд на шкаф слева. Тот не был похож на оружейный. Я оглянулся на дверь и подошел к нему. Не заперт, уже хорошо. Два отделения, как у холодильника. Черт, это ж и есть холодильник! Наподобие того, что спас меня наверху, только этот размером побольше раза в два. Я открыл верхнюю дверцу. Холодильник оказался примерно наполовину заполнен разными продуктами и напитками – бутылками с лимонадом, пакетами, контейнерами. Некоторые пакеты были вскрыты и кое-где зеленела плесень. Я потрогал стенку холодильника изнутри. Теплая. Это все добро должно было уже попахивать, но я опять не чувствовал «несущественной» вони. Мда… Походу, это не тот холодильник, который мне нужен. Без всякой надежды я открыл нижнюю дверцу. К моему немалому удивлению за ней показался встроенный контейнер с еще одной дверцей, запертой на маленький замок. Вот те на! Первый раз вижу холодильник с замком внутри. Я сунул было руку в карман за шпилькой, но потом еще раз внимательно осмотрел внутренности и понадежнее ухватившись пальцами обеих рук за ручку контейнера, дернул что было дури на себя. И чуть не грохнулся назад вместе с зажатой в руках дверкой контейнера. Сила есть… Сила +1. +10. Не забудьте выбрать бонус уровня. Некогда мне, родная. Надо проверить тут всё и тикать от очень стремного электрического роя. Как бы не шарахнул. Я присел, заглянул в развороченное нутро контейнера и ахнул. Вот они, родимые! Скляночки, до боли похожие на ту, что валялась в моем кармане, стояли рядами, одна к одной и радовали глаз. Красавицы вы мои! Я быстренько пересчитал их, для верности достав одну и всмотревшись в этикетку. Оно! Состав СНТ-60594! Пять рядов по шесть склянок, итого – тридцать штук. Как раз мне на месяц, с небольшим запасом. Вернее, пару раз я пропустил, валяясь в беспамятстве в пустой палате посреди всего этого мандеца… Яйцеголовые, видать, недолго думая, решили хранить особо ценный продукт прямо на складе охраны. Посчитали, что так надежнее, должно быть. И правда надежнее. С такой-то охраной. Вон она валяется в коридоре… Ну, и что же мне со всем этим добром делать? Оставлять здесь нельзя – хрень за дверью слишком опасна. Не набегаешься туда-сюда… И тут меня пробило не на шутку. Охранника, походу, не жруны оприходовали! Потому как, судя по следам, они сюда даже не пытались сунуться! Почуяли, чем пахнет. Вот я лошара – не допер, когда следы разглядывал… Эх, от парня даже мокрого места, считай, не осталось. А что со мной будет от успешной атаки роя, даже представить боюсь. Во мне же электроники немеряно. А я, можно сказать, только начал жить по-новому… И тут меня накрыло еще раз. Я снова пробежал глазами этикетку. Точно! Как я сразу не сообразил! Хранить это бесценное дерьмо можно при температуре не выше шести градусов по Цельсию. А здесь сколько? Я еще раз потрогал рукой стенку холодильника. – Ири, сколько градусов под пальцами? В уголку глаза на пару секунд зажглась красным цифра «+13». Потом потрогал холодильник снаружи. «+22». Черт… Холодильник, конечно, хороший, раз до сих пор такая разница с наружкой, но… Пузырьки уже минимум сутки греются выше положенного, и температура будет только расти. Как бы не протух мой эликсир, вот это тогда будет действительно печальный номер! Нужно срочно что-то придумать! И перетащить склянки отсюда. Только куда? Вряд ли я найду хоть один работающий холодильник в обесточенном здании. Я смачно и многоэтажно выругался. Проблема была даже еще серьезнее. Если я собираюсь выбраться из этого поганого места, то будет очень глупо оставлять запас состава где бы то ни было в здании НИИ. Ну да, чтобы потом каждый день пришлось возвращаться, рискуя нарваться невесть на что? Не просто глупо, а очень глупо. А если все это бесценное добро брошу? Вряд ли первый же встречный-поперечный по первому требованию с готовностью выдаст мне бутылочку сверхсекретного состава СНТ-60594. Ага, прям каждый добрый проходимец мимо специально будет носить с собой пузырик, да еще в переносной сумке-холодильнике. Я очень сильно сомневаюсь, что этот чудо-состав вообще где-то еще есть на белом свете. Вот он весь. В количестве тридцати единиц. Весьма, падла, хрупких единиц. Сказать, что все это жопа полная – ничего не сказать. Без состава мне – хана. Составу без плюс шесть за бортом – хана. Найти холодильник – нереально. Выбраться отсюда с ящиком склянок и пройти сквозь рой – все равно что добровольно лечь рядом с тем парнем. Вывод – оставаться здесь и сидеть месяц, посасывая раз в день… Тю ты, испортится же! Да… Влип я, походу, плотно. Я вдруг взъерошил себе волосы пятерней, как всегда делал раньше, когда был чем-то озадачен, и с удивлением посмотрел на ладонь. Обживаюсь в новом теле? Ладно, об этом позже. Вернемся к нашим баранам. Выходит… А выходит следующее. Мне нужно как-то выбраться отсюда, найти прохладное место, перетащить туда склянки и месяц тусоваться неподалеку, совершая набеги на окружающую действительность или отражая набеги окружающей действительности. В общем, как пойдет. Месяц или пока не прибудут ребята, которые во всем разберутся. Надеюсь, они не начнут с порога палить во все, что движется, и с ними удастся договориться и все такое. Далее по обстоятельствам. Главное – сохранить пузырьки в целости и прохладе. Или носить все это добро с собой… – Ири, какова обычная температура моего тела? – В целях имитации температура на поверхности поддерживается в пределах 36-37 градусов. – Я могу ее регулировать? – В режиме длительного ожидания, а также в режиме маскировки, температуру тела можно уравнять с температурой окружающей среды, но не ниже пяти и не выше пятидесяти градусов Цельсия. Следует учесть, что режим охлаждения вызовет снижение функции биоимпланта и мягких тканей. – И в результате? – Сонливость, скованность движений, замедленные реакции. При нахождении в режиме минимальной температуры тела более трех часов, система будет переведена в состояние анабиоза. – Ну, логично, че. Впаду в спячку, как бурый медведь. Значит, понижать температуру – не вариант. Короче, беру одну склянку на всякий пожарный. До следующего приема всяко доживет. Разбираюсь с роем, жрунами – в общем, зачищаю сектор. Ищу холодный погреб и тащу туда склянки. Дальше – по обстоятельствам. Найден состав СНТ-60594. Выполнена задача № 2. +50. До следующего уровня 25. Удача +1. Бонус уровня не выбран. Получен бонус способности «Аналитик». – Ири, что дает способность «Аналитик»? – Расширен доступ к базе знаний. Я могу отвечать на твои вопросы по гораздо более широкому спектру тем. Хм… Эликсир-то найден, да не все так просто. Ладно, попрыгали, как командир учил перед марш-броском. Типа, чтобы ничего не гремело и случайно не спалиться. Я выкинул из кармана своей новой куртки пустой пузырек, положил один полный, что держал в руке. Потом заглянул в пустую морозилку, что была на самой нижней полке, выгреб оттуда ножиком всю ледяную кашу со стенок и потолка, которая еще не растаяла, обсыпал ею сверху ряды пузырьков и плотно прикрыл дверцу холодильника. Так всяко получше будет. Потом посмотрел на дверь. Ну… Если эта хреновина за дверью электрическая, то, может быть, прокатит одна идейка… Я подошел к ближайшему стеллажу и отодрал одну из верхних полок. Длинная, узкая, а главное – стальная. То, что нужно. Я сотый раз пожалел, что не могу нормально выдохнуть для пущего расслабона, и поглядел на дверь. Пора. Я подкрался к двери и включил акустическое зрение. Даже ладошку приложил, чтобы лучше прием был. Смотри-ка, ни звука, ни шевеления. Треска тоже не слышно. Неужели нечто свалило? Так, аккуратно поворачиваю ручку замка, тяну на себя, выглядываю… В коридоре и правда было тихо и не наблюдалось столба роящейся мошкары. Я тихонько вышел в коридор и неслышно прикрыл дверь. И тут круглое пластиковое ведро для мусора, стоявшее в углу тупичка, с грохотом упало и покатилось в мою сторону. Едва ведро остановилось в паре метров от меня, как из него вырвался давешний мой знакомец, состоящий из мерзкой серой тучи, которая вовсе не медведь! Я резко дернулся в сторону лестницы, но меня опять всего свело судорогой (мать!), и я рухнул на пол мордой вперед, вытянув перед собой дурацкую полку. Походу, этот дивный маневр опять меня спас. Рой с жутким визгом циркулярки пронесся прямо над моим затылком, наверняка подпалив растопыренный еж из наэлектризованных волос и… Неожиданно завис над рваной униформой. Вдруг ни с того, ни с сего серый рой резко нырнул вниз, прямо в эту проклятую одежку! А потом… Одежда зашевелилась и начала подниматься вверх, приобретая форму… Знакомые очертания человеческой фигуры! Мля… Хорошо, что у меня на заднице даже намека на устройство сброса нет. Было от чего обделаться! И тут жуткое подобие человеческой фигуры раскинуло «руки» в рукавах с нашивками «СБ», присело, согнув «ноги» в коленях… И на месте головы вдруг возник маленький вращающийся вихрь, который спустя пару мгновений превратился в подобие огромного рта. И тварь закричала. Нет, это был даже не крик, а какая-то сверхмощная акустическая атака на все голоса. Долбанный хор Турецкого! Будь у меня человеческие органы слуха, я бы, пожалуй, получил разрыв перепонок и поехал крышей. Но умница Ири только приглушила жуткое звучание до приемлемого и обрезала частоты… Не долго думая, я вскочил и рванул вбок. Сейчас проверим, сработает ли идейка… Фигура ринулась мне навстречу, широко раскинув жуткие конечности. Все – или тот план, или пропал! Как в замедленной съемке, я резко выкидываю вперед железяку, целясь одним концом прямо в грудак этой твари, принявшей облик недочеловека, а другим концом… Они коснулись железки одновременно – искрящийся от напряжения рой, вблизи выглядевший еще страшнее в человекоподобном обличье, и старая облезлая труба, шедшая из пола к стальной гусенице длинной батареи отопления, растянувшейся вдоль стены коридора. Раздался взрыв, ярчайшая вспышка ударила по глазам, треск разряда, похоже, разорвал мои акустические сенсоры… Дальше я не помню – звук пропал, в глазах опять потемнело, как тогда, после приема эликсира… Восприятие +1. Удача +1. Сила +1. Ловкость +1. +100. Бонус уровня (2)… Серебристые циферки всё сыпались и сыпались в темноте и дрожали перед глазами… Я очнулся, лежа на полу, уткнувшись прямо в кучу до боли знакомой черной материи. Попробовал сфокусироваться – глаза вроде работают, не выгорели. Ну, слава Богу… Я приподнялся и еще раз посмотрел на кучу. Протянул руку и заграбастал пятерней горсть истлевшей ткани, рассыпавшейся в горячую труху прямо у меня в ладони. Мир праху твоему, парень из «СБ», кто бы ты ни был. Я прикончил тварь, убившую тебя. Считай, что отомстил… Глава 6. Отдохнем, когда сдохнем Внезапно в конце коридора, там, возле лестниц, возникло движение. Я попытался сфокусироваться вдаль, но не получилось. И вообще тело стало подклинивать при любой попытке пошевелиться. Но вдруг я осознал, что по коридору что-то быстро движется в мою сторону! Я снова слышу мерзкие шлепки по скользкому полу… – Ири, ты где?! Еще полсекунды! Не отвечает! Что за хрень, контузило ее, что ли? Ну да, взрыв был мощный, да еще, считай, вплотную совсем… А что там двигается навстречу, догадаться несложно и без фокуса. Разведгруппа бывших зеленых человечков. Медперсонал, мать его. Осмелели, твари… Роя в углу больше нет, зато я объявился, и хотя бы внешне смахиваю на еду. Ну же, давай, девочка, приходи в себя! Ни за что не поверю, что тебя не рассчитали на такие нагрузки! А-а! Еще одна неловкая попытка движения – и меня совсем парализовало. Корректирую временную потерю опорных узлов матрицы сигналов вследствие внешнего ударного воздействия ЭМ-поля......................................... Точки побежали перед глазами ряд за рядом. Слишком медленно, Ири! Они уже рядом! ...................................Коррекция завершена. Перезапуск в реальном времени… Есть картинка! Вот дерьмище! Двое жрунов-каннибалов в обрывках зеленых халатов – на четвереньках, глаза на выкате, рожи перекошены, языки на плече – не дальше десяти метров, идут вровень, будто наперегонки!.. Рука сама собой нырнула под живот к кобуре и тут же вернулась обратно, сжимая рукоять «тэтэшки». Пять метров! Ну, момент истины… Стреляю в того, что слева, в левое колено – чтобы сбило с ног, отшвырнуло на второго – и сразу же, едва дернулся и обозначил уродливый профиль, сломав траекторию движения – в район правого уха, на поражение… Черт! Мимо! Руку подклинивает! Фокус съезжает… Еще раз! Есть, попадаю прямо в затылочную ямку! Второй сходу врезается в падающий прямо перед ним труп с простреленной башкой и кубарем летит через него. Здесь главное – не спешить, спокойно, чтобы ничего больше не заклинило… Лишь только когда второй номер доделывает импровизированный кувырок через голову и приятеля, удивленно разинув пасть, вылупив зенки и растопырив лапы-руки, летит прямо на меня, позабыв, зачем он здесь – только тогда стреляю еще раз. Всего один выстрел, аккурат промеж грязно-желтых глазищ с кроваво-красными белками, вылезших из орбит… Эх, не хватает мне точности – пуля вошла ниже, под левый глаз! Но все равно, походу, задевает мутировавший мозг… Перекатываюсь вправо, чтобы не контачить со смрадными тушками, грузно шмякающимися на кафельный пол аккурат туда, где я только что лежал. На них не смотрю – контролирую коридор, жду остальных. Раз эти двое услышали взрыв и тут же примчались, то остальные наверняка слышали хотя бы выстрелы. Акустика в коридорах неслабая. Ловкость +1. Бонус за успешное троекратное применение одноручного оружия «Стрелок из пистолета». +30… Фу-у-ух… Блин, как не хватает возможности выдохнуть! Это вы, ребята-проектировщики, прямо скажем, малость недоработали. Ну-ка, ну-ка?! – Ири! – шепчу на весь коридор, – Скорее! Акустическое зрение! – Готово, Вик. Вот умница, ожила, наконец. Появились на потолке бесформенные серебристые комки, пока еще этажом выше, но уверенно бегут к лесенкам. Один, двое, трое… Вроде все. Выходит, их и было всего пятеро. Менять магазин или обойдусь? Лучше поменять. А если что пойдет не так – отступлю в комнатушку охраны. Вытолкнул из тэтэшки магаз, сунул его в один из пустующих карманов, потом нашарил в кармане полный магазин. Гудящей от напряжения рукой затолкал его в рукоятку и передернул затвор. Вот так. На всякий пожарный достал еще один магазин и положил на пол рядом. Надо маленько расслабить нервные волокна… Блин, как же не хватает глубокого дыхания или чего-то ему на замену! Ладно, позже спрошу, что за ерунда. Кажется, троица, наконец, сообразила куда бежать. Вот они начали спускаться по лестничным пролетам, кучно идут, гурьбой. Один серебристый шарик как-будто крупней остальных. С него и начнем… Встаю на одно колено, поднимаю ствол обеими руками – все проделываю медленно, чтобы ничего не свело, не передернуло. Время еще есть… Так, коридор – метров двадцать пять длиной, эффективная дальность тэтэшки – метров тридцать в пересчете на прилично окрепшие тушки. Значит, шмаляю сразу же, как только появятся. И будет время на перезарядку, если вдруг не хватит… Пошла жара! На площадку перед лестницами вдруг кубарем выкатились двое уродов, как две капли похожих на тех, которых я уже вальнул. А за ними в холл вывалилась туша, раза в три превышающая в объеме каждого из своих подручных. Бли-ин, да это же Катенька! В рот мне ноги… Еще краше стала. И больше. Отъелась, поди… Время! – Ири! Включи «зум» или как его – увеличение! – Функция недоступна. Твою ж макаку! Упертая, зараза! Ладно, целюсь по старинке… Первого, того что справа, я снял с трех выстрелов – один мимо, два – в грудь и шею. Второму хватило двух – оба в уродливую голову. Пристрелялся малеха… «Катенька» к тому моменту уже миновала просторный холл и ввалилась в коридор – огромная, похожая на подругу Шрека, разве что широченная зелёная морда куда злее, и здоровенные глаза с кровавыми белками и жёлтыми точками зрачков совсем недобро светятся в этом сумеречном тоннеле, в котором я теперь заперт вместе с нею… Палю оставшиеся три наугад в корпус, лишь бы слегка придержать до перезарядки… Пули уходят как в желе, хоть и попал все три раза… Движением большого пальца сбрасываю магаз, хватаю с пола новый – только не спазм! Только бы не спазм! Время еще есть, медлительная «медсестра» едва достигла середины коридора… Я сильно рискую, но пусть подгребет еще ближе – у меня только одна попытка. Черт, она стала просто огромна – заняла собой добрую половину просвета коридора… Вставляю магаз, рву затвор! Только в голову, все восемь – только в голову! Я уже могу различить желтоватую слюну, свисающую с уголка ее пасти, полной крупных редких зубищ… Катенька вдруг замерла на месте, не дойдя до меня метров шести, и выпрямилась во весь рост. А потом заревела покруче царя зверей. Вот это глотка… Я высадил всю обойму прямо в эту раскрытую пасть. Но медсестра (а по совместительству – борец сумо и жуткий монстр, короче – три-в-одном) всё не падала. Только вдруг как-будто удивленно заткнулась… Я опять сбросил пустой магаз на пол и сунул руку за следующим, и тут она сделала шаг вперед! Потом еще один, и еще, развела ручищи в стороны, чтобы схватить меня… И, наконец, хрипя как курильщик «беломора» с тридцатилетним стажем, завалилась всей тушей вперед, едва не придавив меня неподъемным телом, липким от язв и гнойников… Я оперся левой рукой о стену коридора и на всякий случай посмотрел в сторону лестниц – не стремится ли сюда кто-нибудь еще. Нет, вроде тихо. И то ладно. Пока что мне хватит. Я перевел взгляд на мощный затылок Катеньки. Хорошо, что стрелял прямо в рот… И все равно ни одна пуля не смогла пройти навылет! Вот это черепушка… Походу, она могла бы поспорить с моей в плане прочности. Я усмехнулся, вспомнив, как бедняжка прежде возилась со мной, жалела, гладила по забинтованной голове… Жаль, что так вышло, Катюха. Реально жаль. Я опять пожалел, что не могу толком даже печально вздохнуть. Ловкость +1. Восприятие +1. Бонус за успешное многократное применение одноручного оружия «Меткий стрелок из пистолета». +50… Доступно обучение в виртуальном тире. Опять ты, игра ценою в жизнь… – Ири, почему мне не сделали имитацию дыхания? Она могла бы понадобиться, например, в целях конспирации, ну там… разведки, работы под прикрытием. Или вот, хотя бы в целях борьбы со стрессом. И глаза меня выдают, при ближайшем рассмотрении… Что-то здесь недоработали ученые умники. – Имитация дыхательного процесса имеется в наличии, но в данный момент неактивна. – А-а, активны режимы обучения и выживания. Ну да, ну да. А что ты там упомянула про виртуальный тир? – Теперь тебе доступна возможность пристрелки неизвестного оружия без его фактического применения – по параметрам, доступным в моей базе данных оружия. – Обалдеть… Неплохо придумано. Надо будет воспользоваться, если вдруг найду что-нибудь эдакое. Чего зря шуметь, патроны тратить? – Ну, ладно. Насчет нашей основной задачи. Как думаешь, где холодное место можно найти? Пузырьки-то я нашел, но они на этом обесточенном складе долго не протянут. – У меня нет схемы этого здания, кроме той, что я составляю по мере твоего продвижения, Вик. Тебе следует исследовать подвальные помещения. Логично, чё. Значит, идем в подвал. Только сначала схожу за ключами в ординаторскую. Я поднял с пола пустые магазины и сунул в карман. Затем осмотрел поле боя и осторожно переступил через тушу Катеньки. Что же это за таинственная хрень их так изуродовала, а? Я еще раз взглянул на целехонький череп бывшей медсестры. Вот было бы весело, если бы Катька не разинула рот, и все пули поотскакивали от ее могучей непробиваемой башки… А потом деваха взяла бы меня в охапку и затем, в свою очередь, например, откусила мне мою бесценную во всех смыслах голову… М-да. Воображение опять играет. Ладно, хватит прохлаждаться – отдохнем, когда сдохнем, как говаривала в детдоме нянечка баба Маша. Суровая она была, кремень-бабка… Короче, надо двигаться дальше. Эликсирчики мои в каморке охраны греются, а это очень и очень скверно. Напоминание бонус уровня (3) не выбран. Возможны ограничения функционала. Ладно, уговорила. Посмотрим, что там в меню в вашей забегаловке. Та-ак, у меня уже третий уровень? – Ири, а сколько баллов нужно набрать за уровень? – Первые три – по сто баллов, далее каждый раз требуемое количество удваивается на основе текущей величины опыта. – Понятно. Геометрическая прогрессия, что-то такое проходили в школе. Походу, придется попотеть, чтобы ты мне хоть что-то стоящее рассказала про чудный проект «Иридиум»… – Удачи, Вик. Спасибо, милая. Выберите бонус уровня (3) 1. Ускорение сервоприводов на 15% 2. Снятие базовых ограничений (не более 3-х) 3. Легкая стопа (усоверш. динамика постановки) 4. Усиление кожного покрова (возможна частичная потеря чувствительности) 5. Базовая перестройка мышечных волокон (увеличение переносимого веса + 3кг (всего – 5кг, тек. 2кг)) 6. Внешние модули (базовый доступ) Ух ты… Выглядит неплохо. – Ири, а сколько всего пунктов в этом чудо-списке? – Фактически, количество модифицируемых параметров, функций и их комбинаций неограниченно. Ты можешь совершенствовать функции и способности столько, сколько посчитаешь нужным. Есть ограничения по совместимости. То есть, определенные функции – взаимоисключающие. Также есть некоторые физические ограничения, обусловленные возможностями базовой конструкции. – Ясно – пятую ногу собаке приделать не смогу. Советовать что-то будешь? – Исходя из выбранного тобою стиля поведения и действий, я рекомендую пока повременить с первым, четвертым и пятым пунктами. – Ладно, я сейчас обмозгую. Возможно, Ири права. С одной стороны, двигаться быстрее звездец как важно в текущей ситуации, с другой стороны – заманали уже постоянные фризы в самый неподходящий момент. Так что пока продолжаем синхронизировать нервишки и мышки с головушкой и терпим неудобства слоупочности. Второй пункт тоже беспонтовый какой-то – снять ограничения я и так смогу после пары применений по делу. А вот «легкая стопа» в третьем варианте – это уже поинтереснее и, пожалуй, даже поможет уменьшить количество фризов. Четвертый… Пока повременю с бронированием, мне нужно снимать как можно больше инфы с сенсоров для обучалки. Значит, третий и остальные два получаются простым исключением. Ну, с пятым вроде все и так понятно. Однозначно беру. Шестой менее очевиден, но выглядит перспективно. – Ири, беру третий, пятый, шестой. – Секунду, Вик… В глазах короткая вспышка, как от фотокамеры. И загадочная дрожь вдруг пробежала по телу. Ух, бодрит! – Готово, Вик. – Отлично! Да, Ири, забыл спросить – объясни, что там за тема про внешние модули? – При обнаружении устройств, пригодных для подключения к встроенным разъемам, я подам тебе сигнал и дам краткую сводку. – Разъемам? Я пока что нашел только один. Хм… – Некоторые разъемы скрыты под мягкими тканями. – Ну, тогда разберусь с этим позже. Сейчас есть задачи поважнее. – Тогда до связи, Вик. Ну, отдохнул малость, взбодрился – пора и двигаться. Кровь из носу нужно найти прохладную каморку в тихом месте. А там уж дальше будем смотреть, куда податься на разведку. Интересно, у меня может идти кровь из носу? Не забыть бы спросить потом у Ири… Эх, надеюсь, больше таких чудо-вихрей не встретится – слишком они опасные. Взять, что ли, полку от стеллажа с собой? Нет, лучше буду вести себя потише и поосторожнее. Возни с нею, да и куда я её засуну? Не подмышкой же носить всю дорогу. Я последний раз оглядел поле боя и покачал головой. Да… Жутковатая картина. – Ири, ты умеешь делать скрины? – Разумеется, Вик. – Тогда сделай пару фоток на память. – Готово. – А может ты и видео пишешь всего, что тут происходит? – В режиме выживания запись включается только при наличии опасности. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/igor-algranov-19451076/iridium-simbioz-i/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.