Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Никому не доверяй! Вторая часть Сергей Алексеевич Глазков В этом ироничном кинодетективе рассказывается о Паше Петровой, в размеренную жизнь которой врываются события, в корне меняющие её отношение к жизни. Она становится случайной свидетельницей убийства следователя Емельянова, который передает ей важные документы, за которыми охотятся и бандиты, и полиция, и прокуратура, и пресса. Ей устраивают засады на болоте, её преследуют по крышам, по лесу, с собаками и без, но наступает момент, когда Паше надоедает убегать и она сама превращается в охотницу… Пятая серия 1 – До свидания, – Аркаша галантно целует Паше руку. – Спокойной ночи! – Произносит Саша, пожимая руку. – Спасибо. – Отвечает Паша, – И вам спокойной ночи! Она машет рукой и заходит в подъезд. Аркаша и Саша идут по дорожке. 2 Паша поднимается на третий этаж и останавливается перед дверью. Как же она попадёт к себе домой без ключей? Она берётся за ручку и тянет дверь на себя. Дверь легко открывается. Паша вздыхает. Очередная преграда преодолена. Но заходить в квартиру сразу Паша не решается. Она сначала заглядывает в коридор. Затем мышью проскальзывает внутрь. 3 На выходе со двора Саша останавливает за руку Аркашу. – Аркаша, ты ничего не хочешь объяснить? – Саша, ты что, – удивленно смотрит на него Аркаша, – действительно не понимаешь? – Нет, – вертит головой Саша, – Я не понимаю, почему мы не могли попить чай у Паши? – Да, я забыл, что в нашей компании только у меня стратегический склад ума, а у тебя – практический. – Короче, Аркаша, – обрывает его Саша, – Хватит умничать. Аркаша принимается объяснять своему младшему товарищу: – Саша, нам нельзя Паше выказывать свою заинтересованность в ней. Иначе она догадается, что мы хотим узнать у неё про документы. Мы просто сделали вид, что ушли, а сами сейчас быстренько вернёмся и будем за ней следить. Расстроенный Саша, машет рукой. – А мы не могли это делать после чая? – Нет, – категорично отрезает Аркаша. – Тебя не поймёшь, Аркаша! – Вздыхает Саша, – Говори, что делать? – Пошли. Аркаша разворачивается и идет назад к дому. Саша торопится за ним. Они подходят к подъезду. – А теперь что? – Интересуется Саша, остановившись перед дверью. – А теперь тихонько входим в подъезд – объясняет свой стратегический план Аркаша. Аркаша входит в подъезд. Саша – за ним. 4 В подъезде горит тусклая лампочка. Аркаша поднимается вверх по лестнице, останавливается перед квартирой №11 и прилипает к двери. Саша, молча, повторяет все за ним. Ничего не услышав, Аркаша проходит к лестничной клетке. Осматривается. За лифтовой шахтой на первом этаже находится мусоропровод. Не останавливаясь, Аркаша, захватив с собой картонную коробку, поднимается на второй этаж. На втором этаже мусоропровода нет. – Саша, посмотри, какие апартаменты! Саша кивает. – Вот здесь мы и проведём остаток ночи. А завтра, как только наша подопечная выйдет из дома, мы сразу последуем за ней. И проследим, где она прячет, интересующие нас, документики. – А поесть? – Спрашивает Саша. – Ночью есть вредно, – безапелляционно сообщает Аркаша. Саша ложится под стенку. Аркаша, подложив под голову картонную коробку, примащивается рядом. – Спокойной ночи! – И тебе пусть приснятся миллионы. 5 Зайдя в коридор, Паша вооружается табуретом и включает свет. Свет включает и в ванной комнате, и в туалете, хоть туда и не заглядывает. Смотрит только в кухню. В ней никого нет. Спальная комната пуста. Включив свет в зале, она обнаруживает Чекалина. Одет он в костюм тройку. Паша опускает табурет. – Вы знаете, я даже не удивлена. – Я очень рад. Паша садится на табурет. – Как вы сюда попали, я у вас не спрашиваю. Дверь была открыта. Кто вы? – Чекалин Виктор Ефимович. Начальник охраны одного очень высокопоставленного чиновника. 6 На экране монитора – фотография Чекалина, сделанная Егоркиным у подъезда Петровой. Рядом с ней замирает фотография Чекалина в военной форме. Журналист прилипает к экрану, читая информацию, расположенную под фотографией. Затем снова поднимает руки вверх и откидывается на спинку стула. – Так вот ты кто, доктор Зорге… Так он сидит некоторое время, потом выключает компьютер, поднимается и идет к выходу. 7 Комната, в которой беседуют Паша и Чекалин – квадратная. С одной стороны – стена зашита от пола и до потолка книжными шкафами, на которых располагаются полные собрания сочинений классиков русской и зарубежной литературы. Пол устлан ковром темно-коричневой расцветки, величиною комнаты. Вторая стена занята большим окном и дверью на балкон. Окно и дверь скрывают тяжёлые шторы, коричневой расцветки. На подоконнике стоит горшок с единственной в квартире растительностью: денежным деревом. У третьей стены, напротив окна, располагается сервант с посудой и баром. В нём находятся столовый сервиз и хрустальные рюмки, бокалы и фужеры разной величины и размера. Четвёртую стену закрывает ещё один ковёр, на котором развешены на разных уровнях театральные маски, веера и бра. Вплотную к нему приставлены раскладной диван, который в народе называют: «тёщин язык», и два кресла. В одном из кресел Чекалин, заложив ногу за ногу. В квартире темно. Кажется, что хозяева давно спят. – И вас тоже интересует, что сказал мне перед смертью Емельянов? – Спрашивает Паша. – Вы догадливы, – отвечает Чекалин. – Ничего, – сообщает она, – Вы удовлетворены? – Не очень. – Факт остаётся фактом, – говорит Паша, – Больше мне нечего вам сказать. А вот вашему высокопоставленному чиновнику передайте, что я понятия не имею, где хранил Емельянов компрометирующие документы на его светлость. Всё, отстаньте от меня! Чекалин вытягивается: – А вот с этого момента я попрошу вас рассказать всё, что знаете подробнее. – Что рассказать? – Уточняет Паша. – Что вы знаете о документах? – Ничего не знаю. Но почему-то об этих документах у меня спрашивают все. – Кто «все»? – Все интересуются документами. И вы один из них. – Тогда задам вопрос по-другому: кто кроме меня ещё интересуется документами? – Слушайте, почему я вам должна отвечать? – Замечает Паша. – Потому что только я смогу вам помочь, – говорит Чекалин. – В чём? – Чтобы вас не убили, как убили Емельянова. Паша устало смотрит на Чекалина. – Мне сегодня предлагали защиту, по крайней мере, как минимум два человека. В обмен на информацию о документах. Один – прокурор, а другой – следователь. И оба не смогли её обеспечить. После этого прикажете мне верить вам? – Я не буду настаивать на первенстве в этом вопросе, – произносит Чекалин, – Но помочь смогу. – Хорошо. Только потому, что я очень устала и хочу спать, я отвечу вам. О документах я впервые услышала от какого-то бандита, которого все звали Мультиком, когда вывезли меня за город. Что это за документы и где они хранятся, Емельянов мне не говорил. Вас удовлетворил мой ответ? – Вполне, – соглашается Чекалин. Паша поднимается, давая понять Чекалину, что разговор окончен. – Тогда попрошу вас покинуть мой дом и не приходить сюда больше никогда. Чекалин встает и выходит в коридор. Паша проходит за ним, но останавливается у двери. – И не забудьте за собой захлопнуть дверь. Мне до смерти надоели непрошеные гости. Она следит за тем, чтобы Чекалин выполнил её требование. Когда он выходит из квартиры, она идет к двери и набрасывает цепочку. За вешалкой достает швабру и вставляет её в ручку, заблокировав дверь. Снимает кроссовки и халат. Выключает свет и проходит в ванную комнату. 8 Шум в подъезде привлекает внимание Аркаши. Он поднимается и выглядывает на площадку. Сверху по лестнице спускается Чекалин и говорит по телефону. – Она ничего не знает. Или говорит, что не знает. Меня беспокоит то, что о документах осведомлены многие. И эти многие, эти документы ищут. Аркаша, выждав, когда Чекалин спуститься ниже, идет следом за ним. – Никифоров, а это означает, что и Сыромятина, Ревва и, что самое интересное: наш старый знакомый Караваев Михаил Иванович, всем известный Мультик. Открыв дверь, Чекалин выходит во двор. 9 Выйдя из подъезда, Чекалин останавливается. – Нет. Кто заказал Емельянова, я не выяснил. Но это вопрос времени. Рано или поздно я это узнаю. К Чекалину подъезжает «Форд». Чекалин садится на переднее сидение. Машина тут же двигается с места. 10 Аркаша, проводив Чекалина, возвращается на второй этаж. Аркаша бросает взгляд на безмятежно спящего Сашу и вздыхает. – По-моему, Саша, мы с тобой вступили в дерьмо. Не знаю, как денег, но вони будет много. 11 Красный рассвет. Всё говорит о том, что день будет холодным, ветреным. Над землёй клубится утренний туман, скрывая деревья и дома. Гаснет свет на столбах. Город просыпается ото сна. Идут первые трамваи, звеня на поворотах, пытаясь разбудить тех, кто мечтает поспать подольше. 12 Паша, приняв душ, решает уже не ложиться спать, а, позавтракав, отправиться на работу. Аппетита нет, но она заставляет себя проглотить бутерброд с сыром и выпить сладкий чай. Затем одевается и долго красится, замазывая синие круги под глазами, появившиеся после бессонной ночи. Берёт баночку для сожженных спичек и высыпает содержимое на стол. Среди использованных спичек находит ключик и кладёт его в сумочку. Набросив на плечи плащ, выходит на лестничную площадку. 13 Запирает дверь, провернув ключ на два оборота. Минуя лифт, по лестнице спускается вниз. Аркаша, услышав шум, снова вскакивает и выглядывает из своего укрытия. Мимо него, не заметив, спускается Паша. Услышав, как стукнула подъездная дверь, Аркаша нагибается к Саше. Схватив за лацканы пиджака, принимается тормошить. – Саша, подъём! Труба зовёт! Девушка вышла из квартиры. Саша открывает один глаз. – Какая девушка? – Паша. Та, которую мы вчера спасли из плена. – Какого плена? – Саша, ты просыпайся. Я тебе потом расскажу: какая девушка, и из какого плена? Саша поднимается, потягивается. Смотрит по сторонам. – Аркаша, где мы? – В Париже. – В каком Париже? – Саша удивленно смотрит по сторонам. – Ещё один вопрос не в тему, – вздыхает Аркаша, – Оно тебе сейчас надо, где мы находимся? Главное сейчас не упустить девушку. Поднимайся! Саша прыгает на месте. Ладонями хлопает себя по щекам. – Хорошо. Только не шипи. Каждое утро одно и то же! – Потому что каждое утро тебя невозможно разбудить. – Всё. Я уже проснулся. Что нужно делать? Аркаша хватает Сашу за руку и тащит вниз. – Прежде всего, нам надо не упустить девушку, – говорит Аркаша, спускаясь вниз по лестнице. – Пашу, которую мы вчера освободили, – уточняет Саша, спеша за Аркашей. Тот, услышав последние слова своего молодого товарища, останавливается и в восторге хлопает в ладоши: – Правильно, Саша. Которая приведёт нас к документам. Вспомнил, наконец. – А я и не забывал, – говорит Саша. Они выбегают из дома на улицу. 14 Во дворе Паши нет. Аркаша мечется по двору. – Вот. Пожалуйста, – произносит Аркаша, – Она ушла. А всё из-за тебя. Саша, ты когда-нибудь проспишь и царствие небесное. – Аркаша, что ты дёргаешься, – успокаивает его Саша, – Отсюда на улицу только одна дорога. Пошли. Они отправляются к выходу со двора. 15 Выглядывает утреннее солнце. Люди прячут зонтики и радуются тому, что закончился дождь, а солнце хоть и не греет, но зато ярко освещает крыши домов, чистые улицы и зелёные деревья. Белые облака хороводят в небе, никак не собираются в одну большую тучу, готовую разразиться громом и молниями. Машины, не обращая внимания на чудесную погоду, шуршат по дороге, торопясь по своим делам. С каждой минутой их становится всё больше и больше. На трамвайной остановке собирается уже приличное количество народа. Саша и Аркаша видят Пашу и замедляют шаг. На улице людей мало, поэтому, чтобы не попадаться ей на глаза, Саша и Аркаша переходят на другую сторону улицы. Паша направляется к трамвайной остановке. Саша и Аркаша прячутся за рекламный щит. Оттуда наблюдают за Пашей. За ними, сидя в машине, следят двое молодых людей: Никита и Петр. Они прилично одеты и гладко выбриты, будто не провели бессонную ночь. 16 Петр не выпускает из вида Пашу, Сашу и Аркашу, а Никита говорит по телефону. – Виктор Ефимович, за объектом следуют два подозрительных типа. Что делать? – Они представляют опасность для объекта? – Интересуется Чекалин. – Затрудняюсь дать какой-то ответ, – говорит Никита, – Ведут себя странно, но не агрессивно. – Возьмите их незаметно и проверьте, кто они? – Распоряжается Чекалин, – Чего хотят от объекта? Отбой. – Хорошо. 17 Паша садится в подошедшую маршрутку. Саша и Аркаша, выскочив из-за рекламного щита, бегут за ней, но дорогу им преграждают Никита и Петр, которые ловко скручивают их и бросают на заднее сидение машины. Всё проходит так быстро, что ни Саша, ни Аркаша ничего не могут понять. 18 Саша и Аркаша приходят в себя они лишь тогда, когда машина трогается с места, увозя их в неизвестном направлении. Аркаша принимается метаться по сидению. – Караул! Убивают! Никита поворачивается к ним, ткнув в щеку Аркаше пистолет с глушителем. – Рот закрой! Аркаша, увидев грозное оружие, мгновенно успокаивается, но начинает икать от страха. – Так бы сразу и сказал. Помолиться хоть дашь? Аркаша откидывается на сидении, зажмуривает глаза и шевелит губами. – А теперь отвечать быстро и чётко, – приказывает Никита, – Врать будете – пристрелю. Мне это ничего не стоит. Кто вы? К какой группировке относитесь? – Вы, наверное, нас с кем-то спутали, – отвечает Саша. – Ответ не верный! – Говорит Никита. Никита, не размахиваясь, бьёт Сашу рукояткой пистолета в лицо. Кровь течет из разбитого носа. Аркаша с ужасом смотрит на Никиту. – Я всё скажу, только не бейте его. Что вы хотите от нас услышать? – Повторяю вопрос. Кто вы? – Спрашивает Никита, – К какой группировке принадлежите? Аркаша проглатывает подступившую к горлу слюну. – Отвечаю. Мы Аркаша и Саша, мы сами по себе. В этот раз рукояткой получает Аркаша. – Если вам нравиться такой разговор, я его могу продолжать до бесконечности. Пока у вас вместо лица не станет сплошное месиво. В очередной раз спрашиваю, кто вы и откуда? – Хорошо, – тянет время Аркаша, чтобы придумать выход из создавшегося положения, – я представлюсь, но хотелось бы знать, кто вы? Снова следует удар. Аркаша отлетает назад. – Вопросы здесь задаю я, – произносит Никита, – Понятно? – Понятно, – кивает Аркаша, – Сразу не было понятно, а теперь вы аргументированно объяснили. Вместе с ударом у Аркаши из головы вылетают последние надежды на благополучное спасение. Саша протягивает Аркаша грязный платок. Аркаша вытирает кровь. Саша отвечает на вопрос Никиты: – Мы из группировки Мультика. Погремухи: Трактор и Шустрый. Аркаша подхватывает друга: – Он – Трактор, а я – Шустрый. Никита удовлетворённо кивает. Дает время для того, чтобы Аркаша и Саша вытерли кровь, которую они просто размазывают по лицам. Никита вынимает телефон и связывается с Чекалиным. – Виктор Ефимович, это ребята Мультика. – Узнайте, почему они следили за объектом? – Приказывает Чекалин. Никита прячет телефон в карман и снова поворачивается к Саше и Аркаше. – Второй вопрос. – А вы не скажете, сколько будет ещё вопросов, – Спрашивает Аркаша, прикрывая лицо руками, – чтобы настроиться отвечать? Но защита не помогает – Никиту это не останавливает. Аркаша снова получает по зубам. – Второй вопрос. Зачем вы следили за женщиной? – Понравилась, – говорит Аркаша, выплевывая кровь в носовой платок. Чтобы больше не получать от Никиты, на этот вопрос быстро отвечает Саша: – Нам Мультик приказал. И предваряя следующий вопрос, добавляет: – Зачем следить, он не сказал. Мы не того уровня, чтобы нас посвящать в какие-то тайны. Просто приказал проследить, а вечером доложить, где она была и с кем встречалась. Никита кивает, удовлетворившись таким ответом. Затем, открыв дверь, выталкивает из машины Аркашу и Сашу. 19 Покувыркавшись по мокрому асфальту, Саша и Аркаша слетают в кювет. Приземляются без ушибов и переломов. Саша поднимается на ноги сразу, а Аркаша сидит. – Первый транш из ста тысяч долларов мы только что с тобой выгребли. И заметь, Саша, без сдачи. 20 Паша выходит из маршрутки и осматривает все вокруг. На остановке никого нет. Никто не сидит на лавочке. Никто не изучает место трагедии. Ничто не напоминает о вчерашних событиях. Всё проходит, как обычно. Паша, не торопясь, направляется к институту. Погода отличная. Яркое солнце играет разными цветами радуги, отражаясь в зеркальных окнах многоэтажных домов, в тонированных стеклах автомобилей, в огромных витражах магазинов. Солнце согревает Пашу, подарив хорошее настроение. 21 Она подходит к старинному зданию института, поднимается по широкой лестнице и исчезает за массивными дверьми. 22 Егоркин подходит к двери в квартиру Паши Петровой и звонит в звонок. Не дождавшись ответа, он звонит соседям. – Кто там? – Спрашивает его из-за двери старческий голос. Егоркин достает из папки блокнот. – Социологический опрос. Принимаем жалобы от населения по поводу работы ЖКХ. Дверь распахивается. На пороге появляется полная женщина пенсионного возраста. – Уважаемая, – с вежливой улыбкой интересуется Егоркин, – Вы готовы ответить на несколько вопросов. – Конечно, – отвечает женщина, – это ЖКХ давно в печенках сидит. – Как я вам сочувствую! – Произносит журналист, – а соседи ваши тоже так думают? 23 Шустрый просыпается раньше Трактора, который спит на сидении рядом. Он не удивляется этому. – Вот шланг! Но не будит его, а быстро вылезает из машины. 24 Шустрый направляется в ближайшие кустики справить малую нужду. Бежит быстро, не разбирая дороги. 25 Когда возвращается, то видит, что Трактор спит, уже развалившись на двух сидениях. Его сон сопровождается громким храпом. Шустрый его толкает. – Трактор, ты почему спишь? Трактор вскакивает. – Я не сплю. – Как поживает наша баба? – Интересуется Шустрый. – А что с ней сделается? – Отвечает Трактор, – Сидит себе, молча, привязанная. – Иди, проверь. Трактор жалобно просит Шустрого: – Слышишь, Шустрый, я целую ночь глаз не сомкнул. Дай поспать немного. Если тебе надо, иди сам и проверяй. – Трактор, ты меня на «слышишь» не бери, – отвечает Шустрый, – Твоя очередь – ты и иди. – Шустренький, пожалуйста, – уговаривает Трактор, – не будь жлобом. Я тебе десять долларов подгоню. – Когда? – Потом. – Знаю я твое «потом». Сейчас давай! Трактор роется в карманах, достает деньги и передает Шустрому. Тот улыбается, прячет банкноту и захлопывает дверь. 26 Оставив спать в машине Трактора, Шустрый мчится к окну, чтобы проверить, что делает пленница. Он хватает руками подоконник и подтягивается. Упирается ногами в стену. Заглянув в разбитое окно, он вначале не понимает, что находится на стуле, потому что не удерживается и срывается вниз. Он встает с земли и чешет ушибленное место. Снова хватается руками за подоконник. Снова упирается ногами в стену. 27 Шустрый заглядывает в окно и видит стул, на котором в луче солнечного света возлегает рваный матрас, из которого в разные стороны торчит грязная вата. 28 Шустрый спрыгивает на землю. – Ой, ё! Шустрый, стремглав, бежит к входной двери. 29 Влетев в помещение, Шустрый подбегает к стулу и останавливается, как вкопанный. – Ой, ё! Он мечется по помещению в поисках беглянки. По ходу он заглядывает в пустой шкаф, под ржавую кровать. Забегает в кухню-веранду. Открывает дверь на улицу. 30 Оказавшись на крыльце, Шустрый смотрит по сторонам. – Ау! Спрыгивает с крыльца. – Ой, ё! Оббегает вокруг дома. У окна останавливается. – Вот это влёт! Всё, Трактор, готовь рулон туалетной бумаги. Плюет и решительно идёт к машине. 31 Шустрый открывает дверь, Трактор продолжает спать. Шустрый стучит кулаком по крыше «Мерседеса» и садиться внутрь. – Трактор, подъём! – Шустрый, я же тебе деньги дал… – стонет Трактор. – Возьми их назад. – Чего? – Они тебе на похороны пригодятся, – говорит Шустрый, – Чтоб венки купить. – Не понял? – Баба сбежала. Трактор моментально открывает глаза, садится на сидении, уставившись на Шустрого. – Как сбежала? – Ножками, – рассказывает Шустрый, – Развязалась, пока ты спал, и смылась. – Куда сбежала? – В ужасе спрашивает Трактор. Шустрый пожимает плечами: – Я не знаю. – Когда сбежала? – Когда ты спал. Трактор вытирает вспотевший лоб? – Ой, ё! И тут звонит телефон. Они оба вздрагивают. Трактор берет трубку и смотрит на дисплей. На экране написано: «Мультик». Трактор просительно смотрит на Шустрого. – Ты ответишь? Шустрый отрицательно мотает головой. – Это не мне, а тебе звонят. Трактор берет трубку и ещё раз смотрит на дисплей. – Мультик… – Ты среди нас старший, ты и отвечай, – произносит Шустрый. 32 Егоркин выходит из квартиры соседки Паши Петровой. – Большое спасибо вам за информацию, Татьяна Сергеевна. Мы обязательно отреагируем на ваши замечания. – Пожалуйста, молодой человек, – отвечает пенсионерка. Журналист стоит в двери и не уходит, делая вид, что очень переживает: – Вот только вашего заявления маловато будет. Может, соседей ваших подключить? – Навряд ли, – говорит соседка, – они все своими делами занимаются. Им всем на дом плевать с высокой горки. – А если я их уговорю? – робко интересуется Егоркин, – тогда шансы на то, что администрация отреагирует, увеличатся с геометрической прогрессией. – Сомневаюсь, – вздыхает пенсионерка. Егоркин, продолжая стоять в двери так, что соседка не может закрыть дверь, смотрит на двери квартир, находящихся на этаже. Показывает на дверь одиннадцатой квартиры. – А эта? – Паша Петрова? – говорит соседка, – Да она собственной тени боится, не то, чтоб с ЖЭКовскими бездельниками воевать. – Такая трусиха? – Интересуется журналист. – Не то слово. – А где она работает? Может, я все-таки попробую с ней поговорить? – Не унимается Егоркин. – В университете на кафедре иностранных языков, – сообщает соседка, – не понимаю, как её студенты слушают? Курица – одно слово. – В каком университете? – Финансовом, – подтверждает пенсионерка, – на Петроградке. – Такая обязана помочь. Преподаватель все-таки. Она должна сеять разумное и вечное. – Не тратьте время зря, молодой человек. Она себе лад не может дать, а вы хотите, чтобы она другим помогла. – Как посоветуете, Татьяна Сергеевна, так и поступлю. Может быть вы и правы. Егоркин освобождает дверь в квартиру и прощается с говорливой пенсионеркой. – Может не стоит беспокоить ваших равнодушных соседей. Мы сами с вами управимся. Соседка кивает: – Я всегда права, молодой человек. – До свидания. Егоркин спускается по лестнице вниз. Соседка, проводив его взглядом, закрывает дверь в квартиру. 33 Паша идёт по длинному коридору. Паша поднимается по широкой мраморной лестнице, ведущей на второй этаж. Когда-то она светилась белизной, теперь померкла и потерлась. Ступени приобрели округлые формы. И вместе с тем она не потеряла своей помпезности. На стенах висят портреты видных деятелей современности, которые сыграли большую роль в международных отношениях. 34 Кабинет кафедры иностранных языков находится в конце коридора второго этажа. Зайдя в кабинет кафедры иностранных языков, Паша снимает плащ, вешает его в шкаф и садится за стол. Что-либо делать не хочется. Следом за ней на рабочее место прибегает секретарша Зоя. – Доброе утро, Паша! – Здравствуй, Зоя. – Я думала, что буду первой, – говорит Зоя, – А ты уже на работе. У тебя же вчера зачёты были. Ты могла бы сегодня до обеда дома валятся. Зоя переобувается и усаживается за свой стол рядом с дверью в кабинет заведующего кафедрой. Включает компьютер. – Я бы на твоём месте сегодня вообще не пришла. – У меня консультация, – отвечает Паша, – Её никто не отменял. Входит Сергей. Кивает Зое и Паше. – Здравствуйте. – Здравствуйте, Сергей Алексеевич, – отвечает Зоя. – Доброе утро, – здоровается Паша. Сергей направляется в кабинет и, взявшись за ручку, поворачивается к Паше: – Павлина Георгиевна, зайдите ко мне. – Хорошо, Сергей Алексеевич. 35 Сергей заходит в кабинет. Паша – за ним. Сергей бросает на стол портфель и поворачивается к Паше. Паша плотно закрывает за собой дверь. – Что случилось, Паша? – Спрашивает Сергей, – Я тебе целый вечер звонил. Домашний телефон молчит. Мобильный отвечает, что ты вне зоны обслуживания. Я же волнуюсь. Где ты была? Паша проходит по кабинету и садится на стул у стола. – Я не могла тебе позвонить, Серёжа. – Ты что, мне изменяешь? – Подозрительно интересуется Сергей. Паша улыбается. – Господи, Серёжа, ты можешь думать о чём-то другом? – А о чём остаётся думать? Я от волнения места себе не находил. Целую ночь, между прочим. Паша прекращает улыбаться и сообщает: – Я была в полиции. – Где? – Переспрашивает Сергей удивленно. – В полиции. Сергей опускается в кресло, стоящее за столом. – Ты? – Я. – Что ты натворила? – Я стала свидетелем убийства. Сергей удивляется ещё больше: – Час от часу не легче. Как ты умудрилась попасть туда, где убивают людей? – Как? Случайно. Сидела на остановке, а он подошел и умер у меня на руках. Сергей качает головой: – Я же предлагал тебе вчера, остаться и проводить тебя до дома. – Чтобы сказала твоя жена, если бы ты пришёл домой поздно? – Ничего. Она знает, что в институте идут зачёты и экзамены, за результаты которых, отвечают заведующие кафедрами. Пусть это тебя не волнует. Паша хмыкает: – Спокойствие твоей семьи – это твоё спокойствие. А значит, и моё. – Преступников схватили? – Схватили. – Одно это уже радует. Ну, а ты как? – Нормально. – Я рад за тебя. Может, помочь тебе чем-то? – Нет. Всё в порядке. Сергей подходит к ней и обнимает за плечи. – Слушай, Паша. А иди-ка ты домой отдыхать. Выспись. У тебя сегодня только консультация? Я попрошу провести её Карпова. А вечером встретимся. Идёт? Паша кивает: – Идёт. Она встает и берётся за ручку, но перед тем, как открыть дверь, поворачивается. – Серёжа, у тебя есть время? – Найду. Паша возвращается к столу. – Мне нужно, чтобы ты сходил в банк. – В банк? Хорошо. Зачем? – Я сейчас. Она выходит из кабинета. 36 Проходит к своему столу, берёт сумочку и возвращается в кабинет Сергея. Зоя с удивлением провожает её взглядом. 37 Паша высыпает содержимое сумочки на стол. Среди вещей находит ключик и протягивает его Сергею. – Вот возьми. Сергей берёт ключ и рассматривает его. – Что я должен делать? – Это ключ от сейфа в банке. В ящике лежат какие-то документы. Ты должен забрать их и принести мне. – Домой? – Нет. Это опасно. Сюда. Сергей садится за стол. – Сядь, Паша. Она послушно садится на стул. – А теперь давай начнём сначала. Что это за документы, которые домой приносить опасно? – Серёжа, я сама не знаю, что это за документы. Их собирал заместитель прокурора, которого из-за них убили. Сергей долго смотрит на Пашу, потом садится за стол. – Паша, у меня двое детей. Ты хочешь, чтобы я оставил их без отца? Я не хочу лезть под пулю из-за каких-то документов. И тебе не советую. – Извини… – тихо лепечет Паша. Сергей поднимается и ходит по кабинету. – Паша, я хочу тебе помочь. Все, что я могу сделать – это дать тебе время отнести этот ключ в полицию. Сергей садится за стол напротив Паши. – Спасибо, Сережа. Я так и сделаю. Паша поднимается из-за стола и выходит из кабинета. Сергей идет следом за ним. 38 Сергей выходит из кабинета. Паша за ним. Выходя, Сергей надевает плащ и обращается к секретарше: – Зоя, если меня будут спрашивать, я – в отдел образования. – Хорошо, Сергей Алексеевич. Сергей у двери останавливается. – Да. Ещё позвоните Карпову и слёзно попросите его сегодня заменить Петрову на консультации. – Будет выполнено. Сергей кланяется и выходит из кабинета. Зоя поворачивается к Паше. – Паша, он тебя отпустил? – Да. – Чего сидишь? Иди домой. – Да. Сейчас пойду. Паша оглядывается, не зная, что делать. В кармане находит мобильник, который ему подарил Саша. Она решительно выходит из кабинета. 39 Паша выходит в коридор и смотрит по сторонам. Отходит к окну и набирает номер. После небольшой музыкальной паузы на вызов отвечает Аркаша. – Слушаю, Паша? – Как обстоят дела с бутылками? – Спрашивает Паша, чтобы как-то начать разговор. – С какими бутылками? – Которые вы собирались сдавать в пункте приема стеклотары. Аркаша смеется: – А-а! Эти… Операция прошла успешно. На вырученные деньги мы прилично погудели. – Что сделали? – Позавтракали. – Значит, вы сейчас свободны? – Мы всегда свободны, Паша. Это наша – идеология. Паша мнется, не зная, как приступить к разговору, но все-таки решается заговорить о деле. – Мне нужна ваша помощь. – Еще? – Да. – Надеюсь, грабить банк не придется? – Нет. – Что нужно делать? Паша облегченно выдыхает: – Я расскажу при встрече. – Идет. Где пройдет свидание? – В университете. Зависает пауза. Потом в трубке снова слышится голос Аркаши: – Мы с Сашей готовы, но вряд ли нас в таком виде пустят в светоч науки. – Я вас встречу. – Говорите адрес. 40 Трактор и Шустрый едут в машине, расстроенные и злые. – Из-за тебя и я выгреб от Мультика, – упрекает товарища Шустрый, – Где её теперь искать? – Найдём, – успокаивает его Трактор, – Куда она денется? От меня ещё никто просто так не уходил. Она ещё у меня получит за то, что подставила меня. Я теперь с ней церемониться, как Мультик, не буду. – И я тоже. Я ей: «Нам просто с вами поговорить нужно!», а она, сучка, в обмороки падать! Я её на своём горбу тащил, а она сбежала. А у меня горб не казённый. 41 Паша заводит в спортивный зал университета Аркашу и Сашу. – А вы переживали, что вас не пустят. – Если бы мы сами сюда прорывались, вряд ли ваш секьюрити сжалился. Саша тревожно смотрит на Пашу: – Паша, что случилось? Она показывает на кровавые ссадины на лицах Саши и Аркаши. – Прежде всего, объясните, откуда у вас эти украшения? Ночью, когда мы с вами расставались – их не было. Саша смущается: – Не переживайте, Паша. Мы просто упали. – Оба, – добавляет Аркаша, – несколько раз. Паша качает головой. – Ладно. Не хотите говорить – не надо. – Хотели без очереди стеклотару сдать… – объясняет Аркаша. – Вот и получили. – Но раны нужно обработать, чтобы не было заражения, – предлагает Паша. Саша машет рукой: – Обойдется. – Это потом, Паша, – кивает Аркаша, – Рассказывайте, чего вызывали? Паша колеблется, потом вынимает из кармана ключик и протягивает его Аркаше. – Вот. Аркаша берёт ключ и рассматривает его. – Это ключик от квартиры, где деньги лежат? – И так можно сказать, – соглашается Паша. – Что мы должны сделать? – Спрашивает Саша. – Это ключ от сейфа в банке. Аркаша хлопает себя по ляжкам и поворачивается к Саше. – Я же говорил, что будем грабить банк! – Зачем грабить, Аркаша, если у нас есть ключ? – Качает головой Саша. – Ты прав, Саша. Не подумал. – В ящике лежат документы, – объясняет Паша, – Вы должны забрать и принести их мне. – Паша, нас сюда с трудом пустили, а вы просите в банк зайти, – хмыкает Аркаша, показывая на свой помятый вид. – А мы сейчас приведем вас в порядок. – Каким образом? Паша показывает рукой на спортивный зал. – Мы будем сейчас качаться? – Скептично спрашивает Аркаша. – В нашем спортивном зале есть раздевалка, – говорит Паша, – А в ней – душевые кабины. В раздевалке можно подобрать вам что-нибудь переодеться. – Здорово! – Восклицает Саша, – Два дня хочу ноги помыть. 42 Саша купается под душем. То же самое делает Аркаша в соседней кабинке. Паша засовывает их одежду в стиральную машину и набирает программу. Барабан в машине начинает крутиться. Паша смотрит на кабинку, где за рифленым стеклом купается Саша. Он ловит себя на мысли, что ей хочется подсмотреть за Сашей, смущается и отворачивается. 43 В палате на кровати лежит Петайкин. На его забинтованной груди находится ноутбук. Петайкин без интереса играет в очередную игру, убивая время. В палату заглядывает Любушкин. – Привет, Петайкин! Ты на месте? Петайкин, видя Любушкина, расплывается в улыбке. – А куда я денусь? Любушкин исчезает за дверью. И через мгновение входит в палату вместе с Реввой. В руках у Реввы пакет с фруктами. – Здорово, симулянт. – Добрый день, товарищ майор! – Улыбается в ответ Петайкин и пытается сесть, но ему это не удается. Он крепко сжимает зубы от боли. – Лежи, Петайкин, – останавливает его Любушкин, – Субординацию будешь соблюдать, когда выпишут из больницы. Ревва передает Любушкину пакет с фруктами. Любушкин принимается выкладывать их на тумбочку, стоящую у кровати. – Как ты себя чувствуешь, Петайкин? – Интересуется Ревва. – Уже лучше, товарищ майор, – отвечает Петайкин, – Только грудь пока побаливает. – Я думаю! У тебя же почти все ребра поломаны, – сообщает Любушкин, – Как ты только не помер, Петайкин? – От чего? – Спрашивает раненный Петайкин. – От болевого шока. – А я его не почувствовал, – объясняет Петайкин, – Я тогда без сознания был. – Повезло тебе. – Ага. Их разговор перебивает Ревва: – Сколько ещё в больнице валяться будешь? – Пока ребра не срастутся, и нога тоже. Он же прямо в меня въехал. Ревва хлопает Петайкина по плечу: – Ты давай, ешь хорошо, Петайкин, чтоб быстро поправится и на работу. Петайкин вздыхает: – Да я бы завтра отсюда смылся, но не отпускают. – Правильно делают, – говорит Любушкин, – Зачем нам в полиции инвалиды? – Люба, на одного больше будет, – машет рукой Ревва. Любушкин, Ревва и Петайкин смеются. Смех Петайкину предоставляет боль. Смеясь, он хватается за грудь. – Что, Петайкин, тебе и смеяться нельзя, – сочувствует Любушкин. Петайкин вздыхает. – Можно, но не очень. – Тогда будем говорить серьезно, – предлагает Любушкин. – А что рассказали те, которых мы задержали? – Интересуется Петайкин. – Ничего, – отвечает Ревва. – Крепкие ребятки попались? – Нет, Петайкин. Они погибли, – сообщает Ревва. – От взрыва, – добавляет Любушкин. – Выходит, что мне повезло больше, – делает вывод Петайкин. – Выходит, счастливчик. Ревва кашляет, давая понять Любушкину, что посещение больного Петайкина пора заканчивать. – Нам пора. Ты выздоравливай, Петайкин. – Спасибо, что пришли, товарищ майор, – благодарит Петайкин. – Бывай, – прощается Любушкин. Любушкин кладет на койку рядом с Петайкиным несколько пятитысячных банкнот. – Что это? – Удивленно спрашивает Петайкин. – Это мы сбросились тебе на лекарства, – бурчит Ревва. – Что вы? Не нужно, – машет руками Петайкин. – Спрячь и трать разумно. Больше не дадим. – Спасибо. 44 Саша и Аркаша обеты в чистые спортивные костюмы. Саша аккуратно укладывает постиранную одежду в спортивную сумку. – Бедные ребятки! – Говорит Аркаша, – Откроют свои ящички, а них – ничего. Не хорошо получится. – Это не скоро случится, – успокаивает Паша, – До конца каникул никто не кинется. – А нам сейчас нужнее, – вставляется Саша, – Правда, Паша? Аркаша недовольно морщиться. – Раньше ты у меня всё спрашивал, а теперь у Паши… – Аркаша, переодеться нам предложила Паша, а не ты… – Ага, и за тобой, когда ты в душе купался, она подглядывала… Паша опускает глаза. – Я не специально… Саша качает головой и поворачивается к Аркаше. – Не смущай девушку, Аркаша… Аркаша подходит у двери. – Значит так, детки, я иду в банк, а вы остаетесь здесь и ждете моего возвращения. – Чего ты так решил? – Спрашивает Саша. – Нам нечего там делать вдвоем. Я сам управлюсь. Да и Паша будет спокойна. – Почему? – Вдруг я захочу эти документы себе присвоить. А так ты будешь гарантом. Я же не брошу тебя. Ты без меня пропадешь… Саша вопросительно смотрит на Пашу. Та кивает. – Не скучайте, – прощается Аркаша, – И смотрите, чтобы здесь, пока меня не будет, кого-то третьего не появилось… Саша останавливает Аркашу. – Вот интересно, Аркаша, а в какой банк ты собираешься? Всемирный? Аркаша показывает Саше ключ. – В Проминвест… На ключе написано. Ячейка 523… Аркаша останавливается, морщит лоб и, задумчиво, чешет затылок. – Правда, нужен ещё код… Без кода сейф не открыть. – Откуда ты это знаешь? – Спрашивает Саша. – В кино видел. Саша и Аркаша внимательно смотрят на Пашу. 45 Кабинет Сыромятиной отличается от кабинета Никифорова богатой мебелью. Он в три раза больше. Мягкие кожаные кресла стоят по всему периметру. Между ними – журнальные столики и витые подставки с цветами. Но цветы – искусственные. Все стены заняты встроенными шкафами, наполненными книгами и папками. Среди книг по праву, в шкафах находятся тома Ленина, Брежнева, Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Из кабинета ведет ещё одна дверь во внутреннюю комнату отдыха. На столе стоят несколько фотографий в рамках: Сыромятина с сыном, Сыромятина с мужем, Сыромятина с внуками, Сыромятина с Налимовым, Сыромятина с губернатором и др. Кресло, стоявшее за столом, выше всех остальных. На трех окнах висят тяжелые шторы с крупным рисунком и бахромой по краям. Открываются и закрываются они при помощи роликов. Выходят окна на площадь перед зданием прокуратуры. Сыромятина, сидя за столом, ждет, когда секретарша соединит её по телефону с Москвой. Она нервничает. Отодвинув в сторону толстые папки, Галина Борисовна стучит пальцами по крышке стола. Звонит телефон. Она сразу же снимает трубку. – Александр Николаевич, Сыромятина беспокоит. У нас ЧП. Убили Емельянова. – Я знаю, – отвечает Александр Николаевич Налимов. Сыромятину этот ответ смущает. – Предполагаемые убийцы погибли. – Это я тоже знаю. Что думаете делать? – Есть несколько версий. Мы сейчас их разрабатываем. – Постарайтесь всё сделать так, чтобы об этом деле знало поменьше народа, – советует Налимов. – Конечно, Александр Николаевич, – соглашается Сыромятина, но вспомнив наглого журналиста Егоркина, который был на месте преступления, невольно морщиться, – Не хочется выносить сор из избы. – А что, этот сор имеется? – Интересуется Александр Николаевич. – Мне доложили, что Емельянов собирал компрометирующие материалы на какого-то высокопоставленного чиновника. Налимов делает небольшую паузу, потом спрашивает: – Уже известно имя этого человека? – Нет. – Жаль, – говорит Налимов, – А Емельянов занимался этим делом с вашего благословения? – Нет. Я бы не допустила этого. – Но ведь допустили, если он им занимался, – упрекает вышестоящий руководитель, – И это ваше упущение. – А я своей вины не снимаю, – гордо произносит Сыромятина. – Что вы думаете делать? – Прежде всего, найти эти документы. – Я надеюсь, что вы знаете, что эти документами должны увидеть, как можно меньше людей. – Я проинструктировала на этот счёт своих подчинённых. – Какие ещё есть версии? – Нельзя сбрасывать со щитов и версию бытового убийства. В пользу этого, на мой взгляд, играет тот факт, что исполнители были, скорее всего, дилетанты. Киллеры убивают сразу и наповал, а эти нет. – А вы не исключаете того, что они не должны были его убивать? – Может быть. 46 Паша вопросительно смотрит на Аркашу. – А сколько цифр в коде? Аркаша разводит руки в стороны: – Я почем знаю! Всего цифр десять: от нуля до десяти. А сколько в коде… Паша вспоминает, что говорил Емельянов перед смертью. Тогда она воспринимала его слова, как бред, а сейчас понимает, что он называл цифры кода. – Я знаю код. Один, два, три и четыре. Аркаша удивленно сморит на Пашу. – Ты уверена? – Да. – Просто и оригинально. «Один, два, три, четыре». Я пошёл. – Давай. 47 Налимов сидит за столом с телефонной трубкой в руке. Его лицо мы не видим. В кабинет входит секретарша с подносом в руках, на котором стоит чашка с кофе. Она идёт через длинное помещение, подходит к столу и ставит поднос перед Налимовым. Тот, не замечая этого, продолжает говорить. – Галина Борисовна, вы на правильном пути. Действуйте. Держите меня в курсе. Звоните в любое время суток. Днём, ночью. Не стесняясь. Сыромятина смущается: – Я не имею привычки беспокоить людей ночью. – Для этого дела, Галина Борисовна, – примирительно произносит, Налимов, – сделайте исключение. – Хорошо. – До свидания, Галина Борисовна. – До свидания, Александр Николаевич. Налимов отсоединяется. 48 Аркаша выходит из института, столкнувшись у входа с журналистом Егоркиным. Пропустив того внутрь, Аркаша спускается по широкой лестнице вниз и идёт к дороге. Здесь тормозит такси. – Шеф, отвезешь на Садовую? 49 Таксист оценивает пассажира. Недовольно кривится, увидев кровоподтеки на лице. Аркаша показывает ему пятьсот рублей. – Не переживай, деньги есть. Аркаша показывает на синяки. – В битве за место под солнцем получил я эти раны. Таксист кивает. Аркаша садится в машину. – К Проминвестбанку. Таксист снова оценивает Аркашу, удивленно хмыкает и заводит машину. – Меня всегда встречают по одежке, а провожают, как Рокфеллера… Таксист украдкой еще раз смотрит на Аркашу. – Нужно будет все-таки послушать Рому Абрамовича и купить себе приличный костюм. А то пристал вчера «Купи, да купи…». – А чо не купить-то? – Произносит таксист. – Да не могу я, – вздыхает Аркаша, – он мне везде давит. 50 Такси проезжает рядом с машиной, в которой сидят Никита и Петр. Молодые люди не обращают внимания на такси, следят за входом в институт. 51 Егоркин входит на кафедру, быстро оценивает обстановку. За столом у компьютера сидит Зоя. Опытным взглядом он сразу оценивает секретаршу. – Здравствуй, красна девица! Зоя бросает на него безразличный взгляд. – Здравствуй, добрый молодец. Что привело тебя в царство бабы Яги? – Праздное любопытство, – отвечает он. – В праздники – у нас выходные, а в рабочие дни мы принимаем с 11—00, – говорит Зоя, – На двери висит расписание. Или вы читать не умеете? – Простите, не заметил, – Извиняется Егоркин. – Вернитесь и прочитайте, – предлагает Зоя. Журналист выходит в коридор и читает расписание, висящее на входной двери. Затем снова входит в помещение кафедры. – Прочли, – вежливо спрашивает Зоя, впервые улыбнувшись посетителю. – Прочел, – кивает Егоркин. – Ну, и… – Вы правильно говорите, что прием с 11—00. Улыбка исчезает с лица Зои: – А сейчас сколько? Журналист смотрит на часы: – Без двадцати… – Вот… – заканчивает разговор Зоя, – Ждем вас ровно через двадцать минут. А пока: «До свидания!» Обескураженный Егоркин топчется у двери, не зная, что делать. Зоя поднимается и идет на журналиста, выставив грудь вперед. Тот отступает. Таким образом, она оттесняет его в коридор. Затем закрывает дверь перед самым носом Егоркина. – Совсем обнаглел народ! – Делает вывод Зоя и снова усаживается на свое место. 52 Саша и Паша сидят на лавочке и раздевалке, которая расположена у входа в душевую. – Можно спросить? _ Спрашивает Паша. – Ага, – Кивает Саша. – Аркадий – твой родственник? – Нет. Мы с ним познакомились в подвале дома. Он тогда искал место, где можно зиму перезимовать. – А ты что в подвале делал? – Жил, когда меня из квартиры выкинули. – Кто? – Те, кому моя квартира понравилась. – Я не поняла. – А что тут не понятного? – Объясняет Саша, – Я задолжал банку. Мой кредит перекупила какая-то коллекторская компания. – И они тебя выгнали на улицу? – Ага. 53 Аркашу встречает сотрудник банка. – Чем могу служить? – Я хочу посетить хранилище, – торжественно произносит Аркаша. Сотрудник банка недоверчиво оценивает посетителя. Аркаша показывает работнику банка ключ от ячейки. – Амансио Ортега тоже не выглядит презентабельно. Но его состояние оценивается в 80 миллиардов долларов. Сотрудник банка недоверчиво хмыкает: – У вас тоже 80 миллиардов долларов? – Может больше, может меньше. Я свои доллары не считал. 54 Саша поднимается и принимается открывать подряд все ящики. Паша удивленно наблюдает за ним. – Что случилось? – Есть хочется. Смотрю, может где-то какой-то сухарик завалялся. Паша вскакивает с места. – Я сейчас. Паша направляется к выходу. – Ты куда? – На кафедру. У Зои обязательно пару бутербродов найдется. – Кто такая Зоя? – Секретарша. 55 Сотрудник банка проводит Аркашу в хранилище. Здесь он оставляет Аркашу одного. Осмотрев помещение, Аркаша видит множество ячеек, которые заполняют все стены помещения. Он обращает внимание на видеокамеру, висящую на стене. Аркаша с достоинством арабского шейха, проходит по помещению в поисках нужного номера ячейки. Когда находит, вставляет ключ в замочную скважину и набирает цифры кода: «1234». Дверь ячейки отворяется. Аркаша вытирает пот, выступивший от волнения, выуживает из сейфа объёмный пакет, в котором лежит папка. Он прячет пакет в портфель. Закрывает ячейку на ключ. Рядом с ним появляется сотрудник банка. – Вам нужна охрана? – Спасибо, не нужно… – Вы не боитесь нападения? – Боюсь, но кто может подумать, что у такого бомжа, как я, в портфеле лежит три миллиона долларов. Сотрудник банка глотает слюну: – Я вас провожу до выхода. Аркаша передает ему портфель. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sergey-alekseevich-glazkov/nikomu-ne-doveryay-vtoraya-chast/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 69.90 руб.