Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Замуж за монстра

Замуж за монстра
Замуж за монстра Татьяна Иваненко Попасть в другой мир? Попасть дважды? Выйти замуж и быть совсем не против этого? Почему бы и нет? Особенно, если твой новоиспеченный муж – «монстр», младший брат Посейдона, повелитель рек, болот и озер…Ах да, в комплекте прилагаются Мир Хаоса, странные способности и множество сказочных существ, половина которых хочет убить, а вторая – украсть… Замуж за монстра Татьяна Иваненко © Татьяна Иваненко, 2019 ISBN 978-5-0050-3480-9 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero От автора Эта история началась как баловство. Зарисовка, идея, выложенная в интернете. И когда она вдруг вызвала небывалый для меня резонанс, отклик читателей, идея вдруг стала расти в историю. В книгу. Она писалась год. Невероятно быстро для меня. Поверьте. Для сравнения – «Крылья» я пять лет писала (редактировала и переписывала, точнее). Но без моих верных читателей, ставших за это время верными друзьями, без их поддержки, я бы не смогла ее закончить. О, и да, будет вторая книга. Так как приключений на долю героев выпало слишком много! А еще я невероятно благодарна моей любимой мамочке и бабушке, – моим самым близким читателям и «пинателям». Когда от тебя почти в приказном порядке требуют продолжение, это весьма мотивирует! А пока… Добро пожаловать в Мир Упорядоченного Хаоса! Глава 1 – Настюха? – знакомый голос тормознул меня почти у перехода. Еще несколько секунд и загорелся красный. Эх, а ведь была возможность быстро перейти и поспешить домой. После долгого рабочего дня! Ну почемууууууу? Кому я нужна? Просто отстаньте от меня все и дайте мне спокойно уйти домой! Но я уже привычно нацепила доброжелательное выражение лица и постаралась скрыть раздражение в глазах. Мда… Администратор третий год – это все-таки опыт. В особенности, когда приходиться общаться с неадекватными людьми очень часто. А статус обязывает улаживать практически любые разногласия и конфликты. И привычка держать лицо неизменно проникает в мою повседневную жизнь. Аж бесит. Честно. Хоть порой и помогает. – Настя, ты! – ураган из короткой пышной юбки, топа, каблуков и невообразимо ярких зеленых волос налетел на бедную, несчастную, уставшую меня. – Эля? Бывшая одноклассница, с которой мы не виделись… вот уже сколько? Лет шесть – не меньше. Наши с ней взаимоотношения были весьма странными. То ли приятельницы, то ли злейшие враги. Но все же… Столько лет прошло уже. Последний раз мы виделись на встрече выпускников, на которую я перестала приходить уже на второй год. На мой взгляд на такие мероприятия необходимо попадать исключительно на юбилейные даты: пять и десять лет. Так хоть видно, кто и как изменился. Эль определенно изменилась, судя по её «прикиду». – Насть! – продолжала громко восклицать девушка. – Мы так давно не виделись! Как у тебя дела? Ты с работы? У тебя парень есть? Или ты уже замуж вышла? Эльвира тарахтела без умолку, даже не дожидаясь ответа на свои вопросы. Да, она всегда была такая. Знойная брюнетка, теперь уже правда… (как назвать зеленые волосы?) не брюнетка, в общем, влюбленная исключительно в себя. Нет, она ни в коем случае не была стервой. Но искренне не понимала, как её такую – прекрасную-распрекрасную – можно не любить. – Эльвира, здравствуй, – я едва успела улучить паузу – как раз на её вдохе для несомненно еще одной длинной и лишенной смысла тираде, и отодвинуть нас с пешеходного перехода, дабы не мешать людям, что стали уже косо на нас поглядывать. – Да, я тоже очень рада тебя видеть. Дела хорошо. Да, иду с работы. Работаю администратором в офисе, да, по сути – секретарша, но мне нормально и зарплата хорошая. Да, парень у меня есть. Нет, я еще не замужем, ибо пока не позвали. И если ты не против, давай созвонимся завтра, так как сейчас я спешу именно что к парню на свидание. Пожалуйста, пусть она от меня отстанет! Пожалуйста! Пожалуйстапожалуйстапожалуйста… – Вау! – выдохнула она. – Какая ты вся серьезная, взрослая, леди прямо! – восхищенно улыбнулась Эль. – Ладно, – неожиданно спокойно и по-доброму взглянула девушка. – Беги к своему ненаглядному, а номер телефона я твой помню. Я более чем уверена, что он у тебя с 9 класса не менялся. Эльвира? Спокойно и по-доброму? Без навязчивого приставания и выпытывания подробностей? Действительно. Изменилась. И больше всего – она сама. Внутри шевельнулось чувство вины. – Элька, прости. – примирительно улыбнулась я, прекратив строить из себя строгого администратора, будто рабочий день все еще продолжается. – Я действительно очень рада тебя увидеть. Ты сильно изменилась. И нет – я легонько дернула её за зеленую прядь. – Я не про внешность. Хоть она и довольно привлекательна. Необычно, ярко, но круто. На самом деле. Все мы выросли и изменились, правда? Давай встретимся завтра вечером. Я как раз после работы освобожусь. Посидим в «Буланжере», выпьем кофейку с тортиком, поболтаем о веселых школьных деньках. Я очень соскучилась. – Ок. Я только «за». – лучисто улыбнулась она в ответ и, махнув рукой на прощанье, почти вприпрыжку направилась к другому пешеходу. Я же вспомнила, куда торопилась буквально пять минут назад. А ведь я не соврала подруге. Можно же хоть сегодня так её называть? У меня был парень, с которым мы сегодня должны были отмечать годовщину знакомства. Но, обо всем по-порядку. В прихожей небольшой, но все же моей однушки, сегодня не встретили знакомые мужские туфли. А значит Андрей еще не пришел с работы. В зеркале все той же прихожей отразилась молодая привлекательная девушка, слегка запыленная и уставшая – все же конец рабочего дня в большом городе. Рыже-русые волосы уложены в высокий хвост, чуть вьющийся на конце. В обычных, серо-голубых, глазах горят предвкушение и решимость. Сегодня. Сегодня я переведу отношения с Андреем на новый уровень. Элька была права – мой номер так и не поменялся. Как привычка заплетать дома косу и сразу после еды ставить посуду в раковину. За четыре года учебы я едва ли надела больше трех блуз, цвет которых варьировался от молочно-белого до нежно-кремового. За три года работы моя юбка-карандаш всегда была безупречно выглажена. Волосы всегда уложены, а на лице скромный дневной макияж. Анастасия – я – всегда была образцовой. Была ли в том вина воспитания родителей, или же моя привычка быть во всем правильной? Мне самой было сложно об этом судить. Отличница в школе – золотая медаль. Отличница в университете – красный диплом. Отличница в работе – ни одного нарекания, идеальный послужной список. Порой сводило зубы от собственной правильности. Но послать все лесом, забить хоть раз на учебу или работу, пойти на сомнительную вечеринку, выпить чуть больше бокала вина… Увы, я просто не могла. Я боялась подойти к краю пропасти и увидеть там не опасную мглу, как всегда казалось, а великолепный пейзаж, раскрашенный всеми цветами радуги. Было страшно рушить стабильную, расписанную по плану в ежедневнике, жизнь. И я, со всеми своими «старомодными» принципами прекрасно понимала, что слегка не вписываюсь в современные моральные устои (точнее отсутствие каких-бы там ни было устоев, но на этот счет можно рассуждать долго). А потому, когда в моей жизни появился Андрей – не такой правильный, вредный, упертый как баран, и сплошная неряха – и полюбил меня, я просто не стала отбрасывать появившийся шанс. Да, было сложно, особенно, когда молодой человек хотел более близких отношений. Умом, я прекрасно понимала, что молодому парню, не привыкшему к целибату, тяжело сдерживать свои желания. Но первым условием с моей стороны, когда эти отношения только начинались было «только после свадьбы». Андрею не особо понравилось, но он остался рядом. Я так и не могу сказать, люблю ли я его так, как это принято в общем понимании. Да, мне с ним хорошо. Хотя порой очень ранят его эгоистичные выходки. Он рядом. И я ему нужна. Думаю, я могу пойти на компромисс и смирить свою гордость, не отвечать обидой на его колкие и злые слова, обвиняющие меня в сухости, черствости, занудности. Ведь Андрей всегда извинялся, всегда помогал мне. Ведь помогал же? Верно? Сегодня годовщина. Ровно год, как мы познакомились. И хоть я не придаю большого значения праздникам – да я даже свой собственный день рождения не праздную – зачем? – но эта дата согревает меня теплом воспоминаний. Весь год я присматривалась к Андрею. Смогу ли я быть с ним и дальше, в замужестве, на всю жизнь, рядом. И хоть все еще не знаю точно ответа на этот вопрос, но хочу сделать ему подарок. Ведь в отношениях всегда должны стараться оба, верно? Это – шаг с моей стороны. Я хочу подарить ему самое ценное, что у меня есть сейчас. Себя. Переступить через все эти бесчисленные «правильно» у себя в голове и просто сделать это. Я далеко не неотразима. Я простая девушка, каких миллионы в этом городе. Да, красива – поверьте, я не страдаю от ложной скромности. Но – не незаменима. Как и бывает всегда. В последнее время наши с Андреем ссоры из-за моей неприступности становились все чаще. Содержание его выпадов – все больнее. Я – все больше и больше задумывалась о правильности своих принципов. И пусть – я все еще уверена в том, что сначала стоит выйти замуж, а потом открывать свое тело мужчине, но… Ради отношений люди идут на разные жертвы. Я пойду на эту. И пусть мой парень никак не хочет понять всей важности этого шага для меня, я ведь люблю его, значит я должна… Люблю ведь, верно? Внутри все дрожало от волнения. Все же я не маленькая девочка и знаю, что за желания порой бушуют в теле. Сегодня. *** Когда в дверях звякнули ключи, я постаралась успокоиться и сделать независимо-соблазнительное выражение лица. Кошмар, что я несу? Меня всю трясет от волнения, а тонкий шелковый халатик постоянно сползает с плеч. И какой идиот сказал что шелк – это круто? Жутко неудобно и раздражает! Ужас! Я уже хотела выйти навстречу парню, когда услышала его громкий голос. Кажется, Андрей с кем-то увлеченно разговаривал. Я решила не мешать ему. По себе знаю, как порой бывает важен разговор. Странно, кстати, что он пришел раньше. Обычно наша программа встреч предполагала свидание часов в девять вечера, прогулка в парке, просмотр кино с вкусняшками у меня дома, иногда мы ходили в кинотеатр. Иногда мы целовались. Если честно, я не очень любила поцелуи. Слишком страшно мне становилось в этот момент. Я боялась, что перейду черту и совершу ошибку. Да, мы встречались, да у Андрея были ключи от моей квартиры. Но я никогда не позволяла ему оставаться на ночь. Мой молодой человек был очень раздражен. – Да, Паш, че ты начинаешь? – крикнул он в трубку. – Ты достал меня уже своими звонками! Мало ли что Лерка могла тебе наговорить. Забудь! Я не хотела подслушивать его разговор, но Андрей говорил слишком громко. Похоже, он еще не понял, что я уже дома. Нет, можно, конечно прервать не самую лучшую беседу для него и выйти навстречу, но женское любопытство, вечно задавливаемое моими «правильно» подняло голову, словно выжидающая в засаде змея. – Нет, Паш, еще не разобрался. – вздохнул Андрей и зло процедил. – Да что ты хочешь от меня? Я год с этой бабой вожусь! Представляешь, у нее все по расписанию! Поход в кино, цветы, кафе, прогулки, поцелуи эти идиотские! Ты понимаешь, что эта девица на целибат меня посадила? До свадьбы ни-ни. – пискляво передразнил он. – Если бы не Лерка, я бы сдох от воздержания. Так что отстань от меня! Я на твое сеструхе-малолетке жениться не буду, мне еще эту… Я замерла. Мне же показалось? Скажите, что мне показалось! Пожалуйста! Что это кто-то другой, но не Андрей. Что это не тот человек, который мне нравился. Что эти слова я просто выдумала себе, пересмотрев идиотских сериалов про любовь… Пожалуйста… – Да, если бы! Она ж зануда. Я не думал, что такие сегодня еще остались. Но по другому квартиру получить не получится, ты же знаешь! Да не тяну я! Думаешь мне легко в общаге, в комнатушке веселиться? Ладно, бывай! Может мне и не придется жениться на этой… даже слов неприличных нет эту правильность обозвать! Шаги молодого человека раздавались за дверью. Вот он положил что-то в прихожей. Вот пошлепал на кухню. А я все пыталась задавить в себе… нет, не слезы. Ярость. Зануда значит? Синий чулок? А то, что я готовила ему еду, стирала его вещи, утешала, когда на работе был завал? Я потакала многим его прихотям, не обращала внимания на недостатки, терпела все эти неприятные приколы, шуточки, все эти жестокие слова, которые он неумело пытался замаскировать под юмор! Бесит! Не заботясь больше о тишине, я переоделась. Что ж, хоть я и редко носила джинсы, но в моем гардеробе они присутствовали. Что-то расхотелось мне вдруг быть правильной. Я хочу быть просто собой. Просто дурой, которую бросил парень. Ну или она его. Какая разница, если отношениям конец в любом случае. В сумочке очень кстати оказались паспорт и деньги. Большего мне сейчас и не нужно. Андрей, похоже, так и не услышал звука закрываемой двери. Вечерний воздух был свеж. Настолько все вокруг было здорово, что хотелось плакать. Ну почему? Ведь я всегда старалась жить как следует! Как правильно! А закончилось все вот так… Обидно. До слез обидно. Но лучше так, чем выйти замуж и узнать какой сволочью окажется супруг. А ведь я в таком случае спасала бы брак до последнего, оттягивая развод как можно дальше. Меня могли ждать годы морального (а может и физического, кто знает?) насилия со стороны Андрея, слезы в подушку, несчастливая семья, которая, скорей всего пополнилась бы как минимум одним ребенком. А теперь этого не будет. По крайней мере – не с Андреем. Новая страница – чистый лист бумаги – будущее не написано. И впервые мне было так легко. Так просто. И в голове витали лишь четкие мысли, что нужно сделать. Еще никогда не было все так… ясно. Ася никогда не врала своему парню. – Привет, Андрюш, прости, сегодняшние посиделки отменяются, у меня аврал на работе. Надо доделать документы. – такое иногда, но случалось. Он поверит. Ася никогда не манипулировала людьми – Нет, милый, не заезжай. Отдохни. Можешь оставаться у меня, если хочешь. – я знаю, он уйдет. Ему нет смысла находиться в пустой квартире. Конечно! Есть же более приятные развлечения, чем я. Ася никогда не выкидывала вещи – Все, целую, дорогой. – новый телефон со старой симкой полетел в ближайшую урну. Пофиг. Ведь я могу позволить себе новый. Все же зарплата у меня не маленькая. Я ведь всегда делаю свою работу хорошо. А за хорошую работу и платят прилично. Ася никогда не напивалась в сомнительных клубах Музыка бьет по мозгам, а неоновые вспышки по глазам. Тем не менее, коктейль в моем стакане достаточно вкусный и достаточно алкогольный, чтобы все еще сидеть на кожаном диване, разглядывая дергающуюся под биты толпу. О! Я знаю кому позвонить! Кажется, у бармена можно одолжить телефон. – Элька, привет! – язык еще не заплетается, но по голосу слышно, что я явно не минералочку хлебала. – Настя? – изумление одноклассницы перебивает даже голос диджея. – Ася. Называй меня так, не люблю свое имя… Так, не перебивай, я отвлекаюсь, а мне сейчас делать это нельзя… Так, о чем это я? В общем я тут. Как это называется? Затусила. Вот. Клуб называется «Дьяволенок». На Знаменской, знаешь? Приезжай ко мне, а то говорят, что пить в одиночестве – первый признак алкоголизма. Так что давай, приезжай ко мне. Я угощаю! – Ася… – оторопело проговрила в трубку Эль. – А что случилось? – А! Подумаешь! Заливаю горе алкоголем. Оплакиваю несостоявшиеся отношения. Давай ко мне! – Значит так, Анастасия. Выходишь на улицу и ждешь меня возле входа. – четко, едва ли не по слогам ответила девушка. – Ни с кем не говоришь, ни с кем не знакомишься. Просто выйди из этого места! – Эй, ты чего, Эль? – удивилась я. Но в трубке уже шли гудки. Ну и пусть. Выпить что ли еще коктейльчику? Ася никогда не знакомилась со странными типами – Детка, ты хочешь новых впечатлений? – лицо мужчины не запоминалось. То ли он был таким, то ли алкоголь подточил разум до такой степени, что я уже не соображала вообще ничего. Ох, остатки трезвости что-то там вякают предупреждающее, но мне море по колено! Я хочу жить и жить на всю катушку. Пофиг на правила! – Нет. Мне нужны не впечатления. Мне нужна новая жизнь. Язык едва слышно заплетается, что меня слегка бесит. А слова идут от всего моего пьяного в хлам сердца. Нет, правда! Что мне теперь делать со своей до боли правильной жизнью? Если она ни к чему хорошему так и не привела. – Ты хочешь новую жизнь? – мужчина как-то странно усмехнулся и перешел на деловой тон. – Это мы обеспечить можем. Пойдешь? Ася никогда не принимала опрометчивых решений – Пойду! Глава 2 Голова болела не по-детски. А еще очень сильно хотелось пить. Я впервые в жизни просыпаюсь с таким самочувствием. Интересно, что я вчера делала? Или меня стукнули по голове? Что происходит? В мыслях вертится что-то очень важное. Не просто так же я в таком состоянии? Андрей! Я резко села, тут же пожалев об этом действии, ибо головокружение и тошнота нахлынули довольно резко, мешая думать. Нет, надо вспомнить. Что вчера произошло? Ах да, произошло то, что случается всегда и везде, но каждый думает, что он – другое дело. Меня парень бросил. Нет. Предал. А бросила я. Что если изначально все эти отношения были не очень качественно спланированной аферой? Ради чего? Однокомнатная квартира? Серьезно? Да, новая. Да, неплохой район. Но ведь ничего особенного! Таких полно было вокруг! Так ради чего? Наверное, потому я вчера и напилась до цветных кругов перед глазами. Или это была светомузыка? Я попыталась то ли утопить горе в алкоголе, то ли найти в нем ответы. Судя по моему паршивому состоянию – не получилось ни то, ни другое. Я зажмурилась и попыталась прогнать раздражающее головокружение, помотав головой… Ой, дуууураааа…Ругать себя можно было бы еще, если бы не стойкое желание пообниматься с унитазом. Что люди делают при таком сильном похмелье? Пьют минералочку и таблетку. Какую? Мозг, давай соображай быстрее! Аспирин! Вот! Мне нужна таблетка аспирина. Срочно. А еще контрастный душ. Должно пройти головокружение. И воды. Можно даже не минералки. Просто воды. Много воды. Где мой любименький душик? Я встала и слегка подвисла. Простите, господа хорошие, а я где? Вроде не настолько сильно напилась вчера, чтобы проснуться в абсолютно незнакомом место. Или настолько? Свежее сено, тюками нагроможденное вокруг. Только сейчас в нос ударил неповторимый аромат сухой травы, успокаивающий взбудораженное сознание. «– Пойдешь? – Пойду» В памяти всплыл обрывок разговора. Здрасьте приехали! И куда это я пошла? В «новую жизнь»? Молодец, Ася, пришла. Получите и распишитесь! Начала было нервничать, но вдруг резко успокоилась. Безумство? Так разве не этого я хотела? Неужели моих сил, знаний и желания не хватит, чтобы выпутаться из той… кхм… тех приключений, в которые я умудрилась влипнуть. Ведь желала, чтобы все изменилось? Желала. Сбылось. А что не совсем так, как думала – так желание надо было точнее проговаривать. Головная боль поутихла, остро захотелось откинуться на пахучее сено (кажется, я на нем и спала?) и смеяться от восторга! Такие позабытые ощущения далекого детства. Когда не надо было жить по правилам, выгрызать у судьбы для себя клочок счастья. И что, выгрызла? Неа! И пусть идет лесом вся эта «правильная» жизнь! Я вдруг поняла, что страшно устала жить как «надо». Видимо поэтому вчера раз и навсегда решила для себя хотя бы чуть-чуть сделать «как хочется». Кивнув своим мыслям, моя весьма «решительная» персона направилась к выходу с сеновала. Деревянные двери (петли не скрипели – хороший хозяин) распахнулись, открывая пронзительно-синее небо, гомон людей, крики играющих детей и пение птиц. На глаза навернулись слезы ностальгии. Моя родной городок был, конечно, «деревней» для других людей людей. Ведь там были частные кирпичные домики, огороды, домашнее хозяйство, почти такое же, как здесь. Вот только сейчас это действительно Деревня. Такая, какой она, наверное, была на Руси. Темные от сырости бревна добротных домиков – кажется, их называют «срубы». Такие же деревянные заграждения, отделяющие загоны для животных. Зеленая трава на земле не знавшей асфальта. Узкая пыльная дорожка от сеновала – сюда часто ходят. Разгар сенокоса? Мимо вальяжно прошагал огнехвостый петух. Я опять слегка зависла. Нет, я конечно же, в силу происхождения видела живых кур, петухов, коров и коз. Детство ведь прошло в попытках убежать от обязанности пасти птицу! Но этот словно сошел с детской иллюстрации – яркий, красочный. Я все еще пьяна? Слышала, что под некоторыми веществами мир кажется в несколько раз ярче. Но я ведь все прекрасно осознаю. Вряд ли в моем организме есть сейчас что-то кроме токсинов после алкоголя. Я внимательнее присмотрелась к окружающему миру. Да, это не петух особенный. Это все-таки весь мир как под ЛСД. Интересно… Надеюсь я все-таки не стала наркоманкой. Откуда-то из-за угла вынырнула парень, весь в траве, с вилами в руках. – О, проснулась уже? – Вы? – я в шоке вылупилась на знакомое лицо. Ведь это тот самый парень, с кем я заканчивала свою импровизированную пьянку. Именно он сделал мне то предложение. Это что, я с ним приехала сюда. Ой, мамочки, надеюсь мой мозг не выдавал то, за что мне будет потом очень стыдно! – Я. – улыбнулся он. – Меня кстати Иван зовут. Ну что, все еще хочешь изменить свою жизнь? Или это было по пьяни? – А есть варианты? – улыбка вышла немного нервной. – Тут уж либо я сошла с ума, либо вы меня чем-то накачали, либо я во что-то вляпалась, уже изменив свою жизнь бесповоротно. Какой вариант верен? Где я? – Деревня Гранинская – откровенно скалился Иван. – Правое пограничье Мирского леса. – Ладно, одна из всех моих безумный теорий вписывается в реальность. – пробормотала я негромко. – Надеюсь все будет не так плохо, как могло бы быть. – Ты не удивлена? – видимо парень рассчитывал на несколько другую реакцию, нежели легкая задумчивость. – Эй, не считай меня тупее, чем я есть! – он что, меня совсем за дуру держит? Ладно, сейчас разъясню этому индивидууму, что Анастасия, то бишь я, не просто так в школе училась и думать умеет (пьянка и отношения с Андреем не считаются!) – Пункт первый. Ты предложил изменить мою жизнь. Я согласилась. Второй – на карте России нет ни Мирского леса, ни деревни Гранинской, поверь, я географию хорошо учила. Третье – за ночь меня вывезти никуда не могли. А обколоть снотворным и переправить в другую страну вы бы не успели, учитывая, что я прекрасно чувствую симптомы похмелья, которое, пройди времени больше суток, успело бы закончиться. И, наконец, четвертое. В суперчеловека я не верю, а значит объяснить яркость мира суперзрением, появившемся вдруг из ниоткуда, я не могу. Вывод? Либо я все же под каким-то препаратом, что если честно, меня не очень устраивает как версия, да и ощущений нет почти – так не бывает. – Или? – Или… – горло неожиданно пересохло, выдавая безумную, но более реальную версию – …я в другом мире. – Ты не под препаратом. – лукаво улыбался молодой человек, ожидая моей реакции. Так, Ася, успокойся. Глубокий вдох – глубокий выдох. – Так и знала! – глаза против воли раскрывались как можно шире, стараясь запомнить каждое мгновение. Чистый воздух наполнял легкие кислородом, а кровь – адреналином. Иначе чем еще объяснить небывалый подъем в ситуации, когда надо… не знаю даже… испугаться? Рыдать? Пытаться вернуться домой? – И тебя это не удивляет? – слегка озадачился Ванек (решила про себя, что буду называть его так. А то «Иван» -звучит уж больно официально и скучно) – Удивляет, конечно. Ведь одно дело, когда читаешь про попаданцев в книжке. Другое – когда ты сама становишься этим самым героем. Согласись, оказаться на месте Иванушки из сказки не всякий хочет. С другой стороны, если ты мне объяснишь процесс моего «попаданства», причины, а также варианты развития событий, я буду тебе очень благодарна. – протарахтела я, особо не задумываясь над словами. У меня такое бывает, когда я нервничаю. Повод в таком случае, как правило – неважен. – Обычно все верещат, рыдают и просят вернуть их обратно. – хмыкнул парень. – Я не все. Мне терять больше нечего. – Ясно, – вздохнул молодой человек. – Ладно, давай присядем. – он махнул рукой на широкое бревно, лежавшее неподалеку. – Я тебе все расскажу, раз уж это я притащил тебя сюда. Ваня сел на импровизированную лавку. Я же, поддалась тому безумному чувство вседозволенности в отношении себя и плюхнулась на траву. В голове мелькнула мысль, что джинсы из синих станут зелеными. Но… Ай! Не все ли равно уже?! Небо было ярко-голубым, воздух пах травами и прогретым солнцем теплым деревом. Все проблемы, которые были у меня, постепенно покидали мысли, словно шелуха. Да что ж такое! У меня – новая жизнь. Я буду жить её так, как хочу этого я сама! Без глупых правил серого общества. Лишь я, мои проверенные годами принципы и легкая капелька безумия, что заставляет нас совершать необдуманные, но порой такие важные поступки. – Продолжишь рассказ? – я не отрываясь любовалась открывшимся видом. Сейчас мы сидели на небольшом холме. Совсем рядом оказывается есть опушка светлого леса. Отсюда я вижу, как стройные березки едва качают ветвями под небольшим ветерком. Так же рядышком, только чуть в стороне – веселая речушка. С нее слышны звонкие детские голоса. Детворе весело. А в стороне от реки – поле. Оно одним краем подходит совсем близко к лесу. Часть земли колосится желто-зеленой пшеницей. Другая же – вся зеленая, видно это участок под сено. Зеленое марево – в нетронутой его стороне. А чуть ближе… Цветные платки, словно язычки пламени колыхаются по всей поверхности. Это женщины. Мужики и парни, да даже детвора – почти все бегают без рубах – жарко. И такое умиротворение внутри царит. Даже странно, как эти чувства все смогли уместиться во мне. – Мда… – он хмыкнул своим мыслям и, расположившись поудобнее, начал – Начну издалека. В мире есть много миров, уж прости за тавтологию. Какой-то хорош, какой-то безобразен. А в каких-то мирах и того и того примерно поровну. В одни можно гулять как к себе домой, в другие приходится пробиваться силой. В третьи же лучше вообще никогда не попадать. Мало, кто верит искренне в другие миры, еще меньше тех, кто может пройти. Лишь избранные могут вернуться. У каждого мира свои законы, свои правила. Стоит лишь ошибиться, сделать что-то вопреки законам Мира и ты больше никогда не вернешься домой. Что если твой мир наполнен кислородом для дыхания, а ты случайно попадешь в водный мир? Что если врата, через которые ты прошел, открываются только с этой стороны? Тебе придется захлебываться водой, зная, что пути назад нет, что тебя никто не спасет. Да просто потому, что не успеет, не поймет, что тебе нужно. Согласись, страшно? – Очень, – я передернула плечами сбрасывая мурашки. – Вот. Есть же миры, где про подобные путешествия знают, их изучают, пытаются контролировать перемещения и так далее. Наш мир, он кстати называется – Арлен, один из таких. Оглянись вокруг – деревня. Здесь нет всего того, что бывает в городе, но даже мы можем путешествовать между мирами. Не всеми, да, у нас есть лишь деревянный допуск, но ведь можем. А теперь немного к сути. Деревня наша называется Гранинская не просто так. Грань между мирами. – он вытянул руку в сторону опушки леса, хорошо просматриваемой отсюда. – Вооон там. Мирский лес. Нзвазвание понятно почему такое, да? Опять же Лес Миров. Вообще все гораздо проще и менее пафоснее. Просто центр леса изначально пересекался с центром всех миров – Миром Хаоса. Во всем остальном – обычный лес с грибами, ягодами и так далее. Живем мы здесь хорошо, очень даже. Сказывается близость Грани. Но за эту привелегию надо платить. Мир Хаоса – средоточие всех врат. Там живут те, о ком мы привыкли слышать в мифах, легендах, сказках. Они требуют плату. Каждый год мы отдаем одного человека в лес. Там его забирают. – Почему у меня возникает смутное подозрение, что плата – это я? – Да. – в глазах Ивана мелькнула легкая вина. – Но ты не бойся. У нас есть гарантии, что никого из отданных не убивают, не приносят в жертву и так далее. В основном, им живется хорошо. Ну, это насколько мы можем судить. Зависит от того, к кому попадешь. – И зачем же им люди? – Замуж за чудовище, конечно. – хмыкнул молодой человек. – Согласись, тому же Лешему, что выглядит как древний старик, весь в листьях, корешках, траве и так далее, очень сложно подобрать себе жену. И таких довольно много. Вроде на очереди Водяной, насколько я знаю. – Сильно страшный? – лучше заранее знать к чему готовиться. – Ну… Если верить проводникам, то приятного мало. Правда что из всех этих слухов верно, а что нет, я сказать не могу. – Что же за слухи? – Одни говорят, что у него водоросли вместо волос, чешуя по телу, плавники и хвост. Другие – что его кожа как у жабы, серо-зеленая, между пальцев перепонки и глаза навыкате. И таких слухов очень много. Боюсь что-то да правда. – Ага. В общем, либо рыб, либо жабак с человеческий рост. Вариантов с русалом не рассматривали? – Эээ, нет, но ты сейчас подала мне новую идею! – рассмеялся Иван. – Так вот кто распускает все эти сплетни! – я со смехом толкнула его в ногу. – Не мог что-то поинтереснее рассказать жертве! Не обязательно же меня пугать! – Нет, – грустно улыбнулся парень. – До тех пор, пока в лес не отдали мою любимую, я буду и слухи распускать, и людей из других миров красть. И я не один такой. Одно из правил нашего Мира – любовь раз и навсегда. Если ты любишь, то это навсегда. Разлюбить невозможно. Единственный плюс – любовь всегда взаимна. Поэтому, прости, ты хорошая, ты даже не пытаешься сбежать или прибить меня, все узнав. Но ты пойдешь в лес. А моя Лана останется со мной. Я вздохнула. Приятного мало, но зато честно. Что ж, Иван любит, его любят. Без лжи и обмана. Это ведь хорошо, правда? Кто знает, может Земля все-таки не мой мир, раз я так и не смогла найти себе место? Нет, все было хорошо, но я всегда знала, что стоит мне сделать лишь шаг не так, и все мои труды полетят прахом. Арлен – тоже не мое. Деревня – это очень хорошо. Это как в детстве. Вот только острое чувство ностальгии по ушедшему никогда не даст жить спокойно и счастливо. Да и то, в лес отправляют. Так может, Водяной окажется не таким страшным? А Мир Хаоса наведет порядок в голове? Кто знает? А оглядываться и жалеть о прошлом я больше не хочу. Глава 3 Деревня есть деревня. Даже если она в другом мире. Потому что даже здесь мне закатили гулянку. Вынесли столы на главную улицу, накрыли такими яствами, которых и в ресторанах порой не увидишь. Пару часов я не могла выбраться и загребущих рук местных женщин. Ровно до тех пор, пока меня не вырядили полностью. Даже косу красивую заплели. С моими тонкими и мягкими волосами любое плетение как правило не держится. Однако, видимо я просто не была в руках лучших. Сарафан был прекрасен. Вот честно, для меня, живущей в «технологически развитом» мире было удивительно ощущать тонкую приятную ткань под пальцами, расцвеченную витиеватыми вышивками. А еще каждый, – буквально каждый, – стремился меня накормить. Особо смелые еще и укоряли, что я уж больно худая. Честно, если бы не пришлось в юности сидеть на диетах и тренажерах, чтобы привести фигуру в порядок, я бы и слова не сказала. Тут же приходилось держать себя в руках и улыбаться. – Иван! – я выцепила в толпе старого знакомого, схватив его за рукав рубахи. – О, Ася, ты чего? – Спрячь меня! – надеюсь за его широкой спиной не будет видно мою бедовую головушку. – Ты чего? – оторопел парень, пытаясь повернуться ко мне лицом. Я не давалась. Или я сейчас помучаюсь, или буду еще лет пять сгонять лишние килограммы. А широкая спина и высокий рост молодого мужчины великолепно прикрывают меня от местных девушек, которые стремятся всему «научить» меня. И ладно бы только советы давали! Они же натуральным образом откармливают меня! – А, понял. – Ванек увидел оглядывающуюся в поиске кого-то группу лиц женского пола. – Пойдем, я тебя спрячу. – Я все понять не могу, почему ко мне такое отношение! – жаловалась я Ване в горнице одного из домов. – Нет, мне конечно приятно, что в меня не плюют презрительно и не связывают, заставляя выполнять чьи-то требования. Но эта гиперопека меня несколько напрягает! – Ну у тебя и фантазия! – хмыкнул парень на мои слова о связывании. – А опекают, наряжают и откармливают потому что благодарны. – За что? – Ты и правда не понимаешь? – перестал улыбаться он. – Возможно… Не до конца. – Ась, в лес идешь именно ты. Не чья-то девушка, дочь, сестра. Ты. Они благодарны за то, что не их родным или им самим приходится уходить в неизвестность. Они просто рады, что это не они. А еще мы все благодарны за то, что ты не устраиваешь истерик, забастовок всяких, не пытаешься сбежать, или покончить с собой. Еще ни одна похищенная девушка не вела себя так примерно. Поэтому да, тебе благодарны. И только когда мы уже сидели за столом, накрытым белой скатертью и всяческой снедью, я поймала за хвост мысль. – Вань, а почему все остальные пытались сбежать? Ты же всем нормально предлагаешь новую жизнь в другом мире? – Ну, – парень, сидевший рядом, тяжело вздохнул. – Каждый раз я ищу девушку, молодую женщину, парня – зависит от очередности того, кто забирает дань – таких, кому терять нечего. Пару раз вылавливал самоубийц. Причем обе, когда попали в Граннинскую, закатывали истерики, хотя казалось бы: неужели выйти замуж страшнее чем умереть? Вроде и мужья для них подобрались не особо уродливые. Один был джинном, ему в лампе стало скучно одному жить. Другой так вообще – повелитель ветров, забыл, если честно, как зовут. Причем красавчик, просто живет высоко, жена нужна была, которая высоты не боится. Так я ту девку и выловил, едва успел поймать, кстати, со шпиля высотки в одном городе. Название для меня мудреное, не помню как назывался. – Я смотрю ты имена не очень запоминаешь. – улыбнулась я. – Русские проще запомнить. Этот язык нам ближе. Хотя и на остальных разговариваем свободно – врожденная способность. А вот имена… У нас имя – не просто набор звуков. Это суть человека. А потому имена, ничего не значащие, или значение которых мне не понятно – я не запоминаю. Вот ты – понятная. Анастасия. Настасья, если по простому. Твое имя подходит к тебе – «перерожденная». Я не знаю, почему так, но чувствую – подходит. – Это да… Моя жизнь на Земле была хорошей с человеческой точки зрения. Я всегда была лучшей, стремилась к этому. Учеба, работа, личная жизнь. А потом меня предал близкий человек и я вдруг поняла, что во всей этой жизни не нашлось для меня кусочка счастья. Сейчас я сижу здесь и понимаю – что бы меня ни ждало в Мире Хаоса, с Водяным, я уж всяко буду счастливее, чем тогда. Даже сейчас я чувствую себя… да, перерожденной. У меня появился абсолютно читстый, не замараный ничем, шанс на новую жизнь. Это ведь хорошо? – Хорошо, Настасья, – одобрительно кивнул Иван. – Хорошо. *** «Отдавать дань» было принято на рассвете. Я шла, словно невеста (хотя, почему словно? меня же замуж отдают). Белый сарафан был простым, минимум всяких вышивок, кружев, украшений. Но мне нравилось, как я в нем выглядела. И какое счастье, что не возникало никаких ассоциаций с саваном. Деревенские едва не плакали, да и мне было грустно прощаться с этими простыми и честными людьми. Я успела и побегать с детворой, и посплетничать с девушками, да даже посекретничать с замужними бабами (в те периоды, когда они наконец уставали гоняться за мной с едой. Смех, да и только!) Сейчас же я с предвкушением (и что врать, толикой страха) ступала по зеленому травяному ковру. Босая. Как ни странно, в лесу мне не попалось под ноги ни одной ветки, ни одного камня. Лишь мох и травы. Иногда под ноги попадались кустики земляники. И через пять минут ноги были в алых брызгах. Нереалистичность происходящего поражала. Я в подвенечном платье с фатой иду босая по лесу чтобы выйти замуж за Водяного и меня сопровождает мерно гудящая какую-то песню толпа. Жесть! Я украдкой обернулась. Чуть позади шагал Иван. – Ванька, – шепот утонул в причитающем гуле деревенских. – Чего? – так же шепотом ответил парень. – Я спросить забыла, а что за порталы то у вас? Почему обратно возвратиться не получится? – Вот. – он достал из-за пазухи деревянный медальон на простой пеньковой веревочке и стал негромко рассказывать, – Такие врата, или портал, по-вашему, есть у каждого желающего в этой деревне. У всех с молоком матери впитаны истории неправильного обращения, а значит подобная вещь для человека безопасна. Одна сторона впитывает энергию мира из которого уходишь – он повернул медальон, он оказался двойным, из светлого и темного дерева. – Вторая же из мира в который идешь. Первая нужна, чтобы прорваться сквозь завесу миров, вторая – чтобы вернуться. Самое страшное, когда в чужом мире не оказывается нужно энергии. Сам ты вернуться не сможешь, а те, кто может тебя вытащить – еще и догадаться должны, куда ты попал, почему не вернулся и что сделать, чтобы вернуть тебя. Так что просто так никто по мирам не гуляет – мало ли. – Ясно. – я призадумалась. Иван слегка нервно оглянулся. – Вот, держи, – он быстро впихнул в мою ладонь медальончик-портал. – Что? Зачем? – Тише! – зашипел парень. – Не привлекай внимания, спрячь и никому не показывай! Я сжала руку в кулак и спрятала в складках платья, типа придерживаю подол. Удачно, что оно достаточно длинное для этого. – Не потеряешь? – тревожно спросил Ваня. – Нет, – улыбнулась я. – Спасибо. – Ася, ты другом мне стала! – вдруг горько зашептал молодой человек. – Не знаю, что тебя ждет там, но вдруг врата помогут, вдруг плохо тебе будет – захочешь вернуться домой. Они уже настроены на твой мир, тебе останется только пожелать там оказаться – сильно, от всего сердца. – Спа… спасибо! – сердце кольнуло, а на глаза набежали слезы. – Спасибо тебе за все, Вань. – Пришли! – громогласно возвестил старик – глава деревни. Посреди леса, полного привычной растительности, располагалась странная каменная площадка. Я несколько растерялась, но меня поставили перед самым краем этой площадки. Недоуменно оглянувшись я поняла, что ни один человек не перешагнул края. – Дева, пришедшая с мира другого, прими слова раскаяния нашего и благодарности. В день сегодняшний мы отдаем дань Хаосу. – старик осторожно, но настойчиво взял меня за руку, заставляя шагнуть на камень, оказавшийся неожиданно теплым. – Вот откуп наш! – вдруг громко воскликнул он. – Просим! – Просим! Просим! Просим! – начала скандировать толпа сзади. Резко стало неуютно. А кому приятно, когда тебя едва ли не ритуально в жертву приносят. Ну ладно бы открыли портал и спихнули туда. А тут прям дрожь пробирает от того, насколько привычно и четко кричит народ. Вдруг пришла мысль, испуганной пташкой забившаяся в голове. Были ли они искренни в своей заботе? Возможно. Но сейчас они приносят меня в жертву неизвестному и опасному существу совершенно без жалости. Они так привыкли. Интересно, что они просили? Того, чтобы жертву их приняли? Или все же благословений для себя? Стало вдруг так обидно, что в глазах защипало от слез. Но я не желала плакать тут перед всеми. Хотелось просто обнять себя руками и обидеться на весь мир. Но гордость подняла голову и сжала кулаки. Нет уж! Я не позволю кому бы то ни было считать меня безропотной жертвой. На этот раз я приму все, что свалится мне на голову и выгрызу для себя если не счастье, так свободу действий. Не дождетесь!!! И все же я заметила, как одна слезинка, самая резвая, успела капнуть на сухой и теплый камень. Капнула темным пятнышком и тут же впиталась, как будто её и не было. Слезы вмиг высохли. Сейчас что-то будет, ибо на керамзит данный камешек совсем не похож. Народ резко замолчал. В наступившей тишине я услышала как где-то совсем рядышком журчит вода. И если бы я не знала, что поблизости нет ручья, то не обратила бы на это внимания. Звук успокаивал и умиротворял. Стало все равно. Что бы деревенские ни сделали – это уже позади. Пришло чувство легкости и свободы. В конце концов, что мне терять то? Впереди новый мир, новая жизнь с чистого листа. Так что отбросить страх и вперед. Я наплевала на напряженную тишину и вопреки всем правилам (глава мне раз пятьдесят повторил, что мне нужно стоять и ждать, пока меня не заберут), я двинулась к центру каменной площадки. Стоило лишь остановиться, как из-под ног брызнула вода, расплескиваясь в стороны причудливым цветком. Сквозь листву проглянуло солнце и я замерла, любуясь мерцающими капельками вокруг. Какая же все-таки красота! По ногам скользнула прохлада. Я посмотрела, а это вода мягко, как будто даже нежно, окутывала меня все выше и выше. Но страха не было. Наоборот, пришло ощущение защиты. Мельком глянула на народ. Стало смешно. Я запомню их выпученные глаза и отвисшие челюсти! Повинуясь интуиции, я резко раскинула руки в стороны и перед глазами взметнулась вода… *** Прозрачные лепестки слабо засияли и вдруг резко схлопнулись, оставляя после себя лишь притихшую толпу и абсолютно сухой камень. Глава 4 Это было… странно. Я отчетливо понимала, что в данный момент мое тело полностью находится в воде. Рассеянный свет и ощущения подтверждали это. Однако я спокойно дышала и не чувствовала какого-либо дискомфорта. Подол платья мягко колыхался вокруг, не путаясь в ногах. В принципе, как и волосы. Свет лился откуда-то сверху, и я подняла голову, чтобы посмотреть, как меня аккуратно, но настойчиво потянуло туда. Когда голова вынырнула, глаза на мгновение залило водой, капающей с волос. Почему-то здесь, на поверхности, они сильно мешали, хотя до этого не причиняли вреда. А потом, когда, я, наконец, проморгалась, то едва не открыла рот от удивления. Как оказалось, вынырнула я прямо посреди озера. Вот только не водная гладь простиралась вокруг… Нет, вода-то была. В виде спиралей, арок, цветов и маленьких фонтанчиков, украшающих пространство над озером. Кажется, были даже кресла из воды, на которых… Ой, мама! На которых сидела толпа людей? Существ? Кого-то в общем. И что-то все это очень напоминало нашу земную… свадьбу. Я посмотрела под ноги и (уже устала удивляться, честно) обнаружила, что преспокойненько стою босая на воде. Впрочем, как и все остальные, видимо. Лааааадно. Видимо сие торжество и есть мое бракосочетание. И где же тогда жених? Ага, и он тутоньки. Стоит ко мне полубоком, метрах в ста, правда, но когда это мешало? И я направилась к женишку, аккурат под изящную арочку. Взыграло ли это шило в одном месте, или же действительно крышу слегка снесло после всех событий, но адреналин кипящий в крови позволял вести себя не то чтобы нагло, но не робко уж точно. Белые и голубые лотосы укрывали небольшую площадку, на которой и стоял человек в маске. Не поняла? А где мой товар лицом? Я подошла и внимательно рассмотрела маску. Что ж, красивая. Но зачем? Неужели, он такой урод? Это уж вряд ли, если учитывать все остальное, открывшееся мне. Стройный, но не слишком худой, я бы сказала – жилистый. Ткань его одеяний мягко обрисовывала наличествующие мускулы. Не качок. Уже хорошо – не люблю сильно перевитых нитками мышц людей. Волосы – темные, с глубоким зеленым отливом. Смотрится на удивление органично. И отлично подходит к светлой коже. А лицо закрыто. Непорядок. Не знаю, что заставило их спохватиться и начать церемонию – видимо то, что я не убегаю с криками ужаса – но к нам под арку вышел третий. Это был крепкий, я бы даже сказала – мощный, мужчина с вьющимися синими волосами. Наверное, тоже кто-то из водяного народа. Я его особо не рассматривала, не до того было – вслушаться в речь пыталась. Витиеватые выражения «счастья-любви-благополучия» я вроде разобрала. Что удивительно, я понимала язык, хоть мозг и осознавал, что он немного другой, не привычный мне. Задумавшись, едва не проморгала обещания. Только когда вокруг наступила напряженная тишина, это привлекло мое внимание. – А? – все внимание зрителей было сосредоточено на невесте, то бишь на мне. – Так, я понимаю сейчас клятвы идут? Я повернулась к проводящему церемонию, желая наконец прояснить несколько моментов, которые не могла задать раньше, ибо перебивать не очень красиво в любом из миров. – Можно я, прежде чем обещать что бы то ни было, уточню несколько вопросов? Проводящий нахмурился и открыл рот, чтобы что-то сказать, как его вдруг остановила чья-то рука. Проследив за направлением, стало понятно, что это непосредственно сам жених очнулся. – Задавай. Я отвечу на них, если смогу. – послышался немного приглушенный маской, но довольно приятный, мужской голос. – Хорошо, возможно мои вопросы покажутся странными, или смешными, но пожалуйста, войдите в мое положение иномирянки и ответье на них, какими бы глупыми они не казались. Итак, первое – что меня ждет после замужества? Я имею в виду: я стану одной из нескольких жен, вы меня съедите, или же я буду жить на правах рабыни без права голоса? – Нет, ты будешь единственной моей женой. Людей мы не едим. Ты будешь вольна в своих решениях и действиях. Они будут ограничены лишь несколькими правилами, по которым живет наш мир. Эти правила нерушимы, и служат для безопасности все живущих здесь. – ровно и понятно ответил мужчина. – Хорошо. С этим я согласна. Вопрос второй – что от меня будет требоваться в качестве жены? – Ты вольна в своих действиях и решениях. – повторил мой жених и продолжил: – Кроме одного правила: ты не должна пытаться убить меня. Сделать это у тебя не получится, а ты пострадаешь. – А ты сможешь вернуть меня в мой мир? – пожалуй, это был один из самых волнующих меня вопросов. Все-таки, приключения-приключениями, но путь отступления хотелось бы иметь. – Я не смогу это сделать. Как и любой другой житель нашего мира. Мы не можем проникать в другие миры. Но я могу обещать тебе, что если появится такая возможность, и ты захочешь этого – я верну тебя домой. – Хм… – я задумалась. – Что ж, позволь мне еще кое-что. – Чего ты хочешь? Я не стала отвечать. Лишь протянула руку и осторожно коснулась его маски. Мне показалось, что мужчина едва вздрогнул. Но не стал противиться. На ощупь материал маски был похож на фарфор, только более бархатистый. Маска снялась легко… На меня смотрели пронзительно-серые глаза. Чистые. Ясные. Прекрасные. Высокие скулы. Тонкие губы. По-девчачьи длинные ресницы. А если не по частям – то мой жених был прекрасен. – Зачем маска? – непроизвольно вырвался у меня возглас. – Ну, – он немного отвел взгляд. Серьезно? Засмущался? Милаха!!! – Человеческие девушки считают меня достаточно… страшным. Я не хотел тебя пугать. Я еще раз внимательно вгляделась в него. Да. Его инаковость чувствуется невооруженным взглядом. Однако, на мой взгляд, светло-зеленые чешуйки, идущие от волос и покрывающие часть лба и скул – лишь вызывают умиление. Ну правда! А эти милые, почти прозрачные плавнички на месте ушей? Ну милаха же! – Заявляю тебе как твоя невеста – ты прекрасен! Да, не человек. Да, необычен для нашего взора. Но немногие человеческие мужчины могут похвастаться такой красотой. А те девушки, которые тебе это говорили – просто дуры! Его глаза расширились в удивлении, и несколько мгновений он рассматривал меня так, будто в первый раз увидел. Так, Аська, не красней. Не красней, кому говорю! – Спасибо. – и столько теплоты в его голосе, столько усталой благодарности в глазах, что хочется схватить и затискать! – Только я хочу тебя попросить об одном. – я постаралась ничем не выдать охвативших меня эмоций. – Я стану твоей женой. Вот только меня уже однажды предали, сделав сердцу очень больно. Ты можешь не любить меня – о чем речь, мы ведь впервые видимся! – но прошу, уважай мое мнение, даже если оно ошибочно. Исправляй, но уважай. И защищай меня. Просто будь мне стеной и опорой. Кем-то, на кого я всегда смогу положиться. И умоляю – не предавай. Не надо. Если ты станешь мне мужем, прошу тебя – никогда не предавай мое доверие. Я же никогда не предам твое. Я буду уважать тебя как своего мужа, как личность. Я буду верна тебе, и постараюсь быть помощницей во всем. – в голосе звенели предательские слезы. – Только прошу, не предавай… Мне казалось, что эти кристально-чистые серые глаза смотрят мне прямо в душу, и видят всю меня насквозь. Но отвести взгляд я не могла. – Я не предам. – его тихий голос разорвал напряженную тишину. Только сейчас я поняла, что все гости этой странной свадьбы прислушивались к каждому нашему слову. Мягко вспыхнули водяные ленты на арке и опустились на наши руки. Я даже не заметила, как в процессе разговора схватила жениха за руки. Наши ладони лежали на предплечьях друг друга. И когда водные ленты опустились на руки, мне показалось это таким правильным! Будто так и должно было быть! Будто ради этого момента я и жила всю свою серую и суетливую жизнь! Ленты мягко обвились, будто связывая нас, и впитались под кожу. Не было ни колец, ни браслетов, ни татушек, о которых так любили писать фантасты моего родного мира. Просто вдруг внутри появилось ощущение кого-то рядом. И это было так тепло и приятно! Ощущение, что я больше никогда не останусь одна! Так вот каково это – быть замужем… – Ха, братишка, смотри не утони в розовых соплях! – раздался зычный голос у меня над головой. Сзади стоял тот самый мужик, что проводил церемонию. Не поняла? Это что, нас сам Посейдон женил? Ну ни фига себе! А потом до меня дошло, что он сказал. Муж (приятно-то как звучит!) ничего ответить не успел, как я вдруг взвилась. Ну не понравилось мне, как он себя вел сейчас! Никто не смеет обижать моего красавчика! В кои то веки перепало что-то хорошее! – Значит так! – я выпуталась из рук мужа и решительно двинулась к Посейдону. – То, что ты, синяя водоросль, приходишься мне деверем, совершенно не означает, что тебе можно смеяться над собственным братом! Имей уважение! – я все наступала и наступала. – Я не позволю тебе обижать, пусть даже и шутку, моего мужа! И ты настолько просолился в своих морях и океанах, что не способен оценить романтику момента, это не значит, что ты должен все портить своими неосторожными и идиотскими словами! Понял?! На плечи аккуратно легли чуть прохладные ладони, остужая мой пыл. Внутренний компас тут же подсказал, что это мой ненаглядный муженек. – Видишь, братец, – раздался над головой его мелодичный и негромкий голос. – Теперь у меня есть защитница. Маленькая, хрупкая, но такая смелая. Боюсь, в случае чего, ее и шторм не остановит. – в голосе слышалась улыбка. – А если это «в случае» наступит, то ничто не остановит уже меня. Ты сам хотел, чтобы я женился. Столетиями мне мозг просаливал. Все. Я женат. А тебе сейчас наступит засуха, потому что сюда направляется уже твоя жена. Посейдон резко сбледнул с лица. – Амфитрита? – Ну и что ты уже успел натворить, благоверный мой? – раздался мелодичный, но сильный женский голос. К нам приближалась столь же прекрасная, сколь и величественная женщина. – Ами, милая, и ты здесь! – слегка заискивающе улыбнулся «грозный» повелитель морей. Женщина подошла, мило улыбнулась. И залепила хорошего подзатыльника мужу. Не поняла? Это что сейчас было? – Дорогой мой, – от ласкового тона Амфитриты даже мне захотелось спрятаться куда-нибудь. Куда-нибудь под ракушку или камешек. – Ты должен был что сделать? Провести свадьбу любимому младшему брату и помочь его жене освоиться! А ты что делаешь? Мало того, что все пошло на самотек – стихийный клятвы, кто бы мог подумать! – так ты еще и смеешься над ними?! Морская владычица схватила Посейдона и подпихнула его к нам. – Иди давай, проси прощения у брата и поздравь его нормально! – она повернулась ко мне и мило улыбнулась (восторг в её глазах меня несколько напряг). – А мы пока с милой невестушкой поболтаем! О своем, о девичьем! И я не успела опомниться, как меня уже куда-то тащили. И за всей этой суматохой я поняла одну идиотскую вещь. Мы с мужем до сих пор не знаем как зовут друг друга. Мда. Я даже выйти замуж нормально не смогла. Ну ничего! Зато эту свадьбу я уж точно никогда не забуду! Глава 5 Я боюсь представить, как все это выглядело со стороны, если честно. Мое поведение не особо укладывалось в рамки не то чтобы приличного, да хотя бы просто нормального. Что во время свадьбы, что сейчас, когда чересчур активная Амфитрита тащила меня сквозь толпу гостей. Рассматривать их у меня не было возможности, а потому оставалось лишь повиноваться течению событий. Бурному течению. Наконец Владычица Морей остановилась около чего-то, сильно напоминающего опушку лесочка. Я видела что-то похожее на картинках в интернете – фото с лесов, затопленных водой. Выглядит даже на мониторе очень здорово, но сейчас, вживую… Рядом, повинуясь мановению руки Амфитриты, появляется нечто среднее между садовой лавочкой и креслом. – Думаю, сидя, и видя – улыбается она на открывшуюся с хорошего ракурса толпу – нам будет удобнее разговаривать. – Наверное. Мне сложно оценить, я несколько в растерянности. – О, наверняка! – улыбается она мне. – Начнем с самого простого – меня зовут Амфитрита, я жена Посейдона, этого недалекого мужлана, что по прихоти МУХ стал повелителем морей. Боюсь только из-за меня эти земли еще не накрыли соленые воды. Ты можешь звать меня Ами, милая. И я хотела бы помочь тебе освоиться в нашем далеко не простом мире. – Ладно… – я попыталась за пару секунд собраться с мыслями. Мое имя Анастасия, но вы можете называть меня Ася. Так звали меня в моем мире. Если честно, я слегка в шоке от того, как быстро на меня падают новости и события. Еще два дня назад я напивалась в баре как последняя… кхм, неважно, в общем – пила с горя от предательства парня, а сегодня я уже замужем в другом мире. Даже… В другом-другом мире, так как до этого я успела побывать в деревне Гранинской, откуда меня собственно и отдали вам в «жертву». – Ох уж эти деревенские, – пробормотала Ами. – И откуда только все слухи и сплетни узнают? – Не поняла? Разве меня не ждали? – Ждали, – женщина усмехнулась – Но вообще-то это должен был быть своеобразный «запрос» по мирам. Должна была появиться девушка, которой нечего было терять, та, которой будет все равно на то, за кого она выходит замуж. Мы же все-таки не нелюди какие, не хотели никого неволить. А тут появляешься ты, уже в свадебном платье, растерянная, чуток испуганная и почему-то с выражением восхищения и умиротворения на лице. Скажи мне, как вы, люди, совмещаете в себе это все? – Не знаю, как-то. – улыбнулась я. – Разве так не у всех? – У нас – нет. Или может мы просто еще не научились? Если любим – то всем сердцем и навсегда. Если ненавидим – то уже не сможем простить. Если мстим – то так, что об обидчике никто и не вспомнит. Но чтобы довести нас до таких состояний надо очень постараться, и этим мы отличаемся от людей. Вы вспыхиваете как волосок – легко и быстро. И так же быстро можете перегореть. Поэтому я и не хотела, чтобы Ной брал в жены именно человеческую девушку, не из нашего мира. – Ной? – Так зовут твоего мужа, милая. – Жесть… – мне захотелось побиться головой о ближайшее дерево. – В такой нелепой ситуации на собственной свадьбе могла оказаться только я! Вышла замуж даже не познакомившись с супругом. Как так можно! – я прикрыла руками горящее от стыда лицо. – О, не переживай! – расхохоталась Амфитрита – Это ты еще мою свадьбу не видела! – Что может быть хуже? – простонала я, все еще прячась в ладонях. – Я вместо клятвы зарядила Сею хуком справа. Это заявление меня так ошеломило, что я даже взглянула на Королеву морей. Но нет, та не шутила. – Ладно, – она вновь повернулась ко мне, по всей видимости, вынырнув из воспоминаний. – Должна же я рассказать тебе обо всем, раз пообещала сделать это. – Ну, что-то мне уже рассказали в Гранинской. – Догадываюсь, что они могли там понарассказывать! – возмутилась женщина, но тут же продолжила – Давай начну с азов. Наш мир называется МУХ. Мир Упорядоченного Хаоса. Не удивляйся названию, потом, думаю, поймешь, почему так. Наш мир – центр всех миров. А потому здесь ты найдешь и Арабского Джина, и Геркулеса с его чокнутым пегасом, и Геракла, и все их сумасшедшие семейки, и Леший тут недалеко живет, кстати… – Стой, – перебила я её, – а разве Геракл и Геркулес не один и тот же человек? – В твоем мире так? – Ну, считается, что это один и тот же герой, просто имена по-разному произносятся в разных мифологиях. – Да, бывает, но нет – это два разных идиота. Единственное, что их объединяет – гора мышц, эго до небес и отсутствие мозгов. Так вот, здесь есть те, мифы и легенды о которых ты могла встречать в своем мире, а также те, о ком ты и понятия не имеешь, например Снежные волки, Аксальи, Ривы и так далее. – Вот о последних двух точно понятия не имею. – пробормотала я негромко, чтобы не перебивать. – Когда-то в наш мир было довольно много путешественников, да и мы могли посещать другие миры. Оттуда и легенды с мифами и сказками появились. Но однажды наш мир закрылся. Стало очень трудно открывать двери. А потому мы распустили несколько слухов по граничащим с нами мирам, и те сделали все за нас. Как бы там ни было, в одном действительно есть проблема – мы живем долго, и у нас есть поселения обычных людей – ну насколько их можно назвать обычными – нам нужны путешественники. Иначе однажды мир закроется. Если мы окажемся изолированы – рано или поздно все погибнут. Увы, никто не знает, что происходит. Поэтому и появляются такие как ты – «попаданцы», как вы называете себя. Прости, не очень весело, да? – Да ладно, – я слегка призадумалась, – мир же не схлопнется прямо сейчас? А значит, у нас есть время просто жить, не так ли? – Да – Ами ласково и чуть грустно улыбалась – У нас есть время просто жить, жаль, что мы об этом так часто забываем. – мы задумчиво посидели несколько минут. – Ладно! – встрепенулась она. – Что я еще забыла тебе рассказать? Итак, территории. Для каждого из нас они свои. Кому-то необходимы пустыни, кому-то воды морей или реки, как нашим мужьям, кому-то горы. В общем, соответственно, еще много-много-много лет назад, земли МУХа были поделены между самыми сильными представителями. У каждого из них действуют свои правила, заметь, правила распространяются буквально на все, начиная от гравитации и возможностей твоего тела, заканчивая тем, что и в какой последовательности ты ешь. Да, все сложно и может меняться каждую секунду. Потому и Мир Хаоса. А судя по тому, что некоторые правила действуют по всему миру, то он у нас и называется Упорядоченным. В общем, совет – не думай много и решай проблемы на ходу, не пытайся выучить все правила – не поможет, лишь голову забьешь ненужным. Живи и радуйся, милая – улыбнулась мне Владычица морей – Просто живи и радуйся! В конце концов, ты только-только вышла замуж! – Ок, как скажете, Ами! – улыбнулась я в ответ. – Кстати, а где мой муж? Мне же с ним хоть познакомиться надо! – и я снова покраснела от нелепости ситуации. – Вон он, пойдем, спасем бедного мальчика от назойливых гостей! – хихикнула та, и мы направились прямиком к моему мужу (как же непривычно и интересно то звучит!) Ной стоял с равнодушным выражением лица, но мне казалось, что в уголках его глаз притаилась растерянность. Бедный парень просто не знал, что ему делать! Мне казалось, что я знала его всегда. Нет, конечно же я не знала точно что он любит на завтрак, его привычки и любимый цвет, но то теплое, что таилось у сердца, подсказывало немного, точно шепот интуиции, что Ной попал сейчас в не очень комфортную для него ситуацию. Рядом с ним стояли странные… как же называть жителей этого мира, что далеко не люди? В общем, рядом стояли двое мужчин. Один был рыжим, даже огненно рыжим, смуглым и светлоглазым. В целом – очень похож на человека, если бы не легкое парение над землей и кошачий разрез глаз. От него так и веяло горячим ветром и пустыней. Второй мужчина был совсем непримечательным. В принципе, очень похож на обычного человека. Даже на очень заурядного человека. Такого, которого встречаешь на улице и уже через секунду не помнишь его лица. А даже если и рассматривать его, то он окажется настолько серым, насколько опять же незапоминающимся. Вот вообще! Стоит отвести взгляд и я даже назвать цвет его глаз не могу! Серьезно, я проверила. Пока мы шли к ним, я раз пять попыталась запомнить цвет его одежды, глаз, или хотя бы цвет волос! И ни разу! Ни разу! Не смогла вспомнить, как только отводила взгляд. Это несколько сбивало с толку, да – пугало чуток, и еще раздражало. А потому, когда мы подошли к ним, я вцепилась в руку мужа, как бы обнимая её. – Привет всем! – постаралась улыбнуться как можно наивнее и беззаботнее. – Меня зовут Анастасия. Сердцем ощутила, как ощущение неловкости сменяется облегчением. И чувствовала, что это не мои эмоции. Интересно, что почувствовал от меня Ной? – Вы чего здесь делаете? – не особо дружелюбно поинтересовалась Ами. – О, несравненная и прекрасная Амфитрита, – расплылся в улыбочке рыжий. – Вы еще более великолепны сегодня! – Меня не купить твоей дешевой лестью, песчанник Сингх! – рассерженной кошкой прошипела вдруг Королева Морей. – Милый, – повернулась она к Ною. – Вы уже закончили? Вот и отлично, пойдем-ка, мои хорошие, поищем моего мужа! – и она, подхватив за руки, вновь утянула куда-то в толпу. – Как я терпеть не могу этого песчанника! – бормотала она по дороге. – Его речи насквозь фальшивы, даром, что джинн. – Это был джинн? – удивляюсь я. – Да. Песчанный джинн. И именно этот представитель данного народа бесит меня больше всего. – Ами, – негромко заговорил Ной. – Он ведь бесит тебя, потому что ты за него едва замуж не вышла. – В такие моменты я рада, что твой брат меня украл из-под свадебной арки. – чуть тише ответила женщина, а я разглядела у нее на щеках легкий румянец. Ничего себе тут страсти разыгрываются! Мне было довольно любопытно и капельку смешно. А еще – легко. Солнце отражалось от воды, по которой мы гуляли, отойдя чуть подальше от гостей, у которых, похоже, было что-то вроде закусок. Как же все-таки похожи свадьбы друг на друга, в каком бы мире ты не оказался! Вот только меня слегка напрягало большое количество незнакомцев. – Ами, мы с братом уже пообщались, так что позволь нам сбежать с этого праздника жизни? – мужчина будто почувствовал мое настроение, хотя почему «будто», скорее всего так и было. – А? Да, конечно! Покажи своей жене дом, в конце концов. – улыбнулась она хитро. Что ж, видимо, там есть на что посмотреть, раз она так многозначительно улыбается. – Мне было очень приятно познакомиться, Ами, и спасибо! – благодарю я её. – Ничего, милая, надеюсь это тебе хоть немного поможет. В конце концов, мы же родственники теперь. – она кивнула в знак прощания и удалилась в толпу, искать Посейдона, видимо. – Давай, наконец что ли нормально познакомимся? – обратился я к мужу, внезапно ощутив сильное смущение. – Меня зовут Ася. – Ася? – чуть удивился он. – Ну, для тебя – Ася. Для всех остальных – Анастасия. – Настасья, значит. – улыбнулся муж. – «Воскресшая». Хотя, скорее, наверное – «перерожденная», верно? – Думаю, в данной ситуации, как нельзя подходящее определение. – Меня называют Водяной, хозяин вод. Для краткости брат и Ами зовут меня Ной. Думаю, ты тоже можешь так ко мне обращаться. – он на секунду умолк и негромко продолжил – Мне будет приятно… Ася – Хорошо, Ной. – лицо горело от смущения. Вот же ж, значит как замуж выходить, так мы смелые, в другом мире, знакома с мужем всего один день и никаких там смущений и сомнений, а тут… как девчонка пятнадцатилетняя на первом свидании. Тоже мне, взрослая замужняя женщина! Я мысленно ругала себя почем свет стоит, а потом вдруг вспомнила, что Ной чувствует мои эмоции. Стало еще более неловко. А потом я почувствовала ладони на плечах. – Не переживай так, – послышался тихий голос за спиной. – Все хорошо. Давай я сейчас покажу тебе наш дом. Не бойся воды сейчас, запомни – вся вода, что есть в реках и озерах нашего мира, не причинит тебе вреда. Смотри, Ася… И вокруг снова заискрились прозрачные ленты воды, закрывая нас от всего мира. Почти как час назад, когда я только появилась в этом мире, вот только сейчас сзади меня стоял тот, кому я смогу верить, тот, кто осторожно и аккуратно обнимал меня со спины. А вокруг танцевали капли, точно сияющие изнутри. И когда мы вдруг резко оказались посреди… водного пространства? – Где мы? – вырвался у меня вопрос. А в мыслях сам собой отметился тот факт, что дышу и разговариваю я так же хорошо, как на суше. – Мы дома. – ответил мне Ной. – Просто мне показалось невежливым не показать тебе твоих владений. – Моих? – Ты же теперь моя жена. Я попыталась повернуться к нему лицом и это вдруг легко получилось. Вода повиновалась любому моему желанию. В глазах моего мужа плясали ласковые смешинки, а на губах притаилась улыбка. А мне хотелось плакать от счастья. Я все это время напоминала себе, что знаю мужа всего день (и того нет еще, если быть честной). А он, похоже, принял меня сразу и безоговорочно. – Можно? И не дожидаясь ответа, просто обняла его. Крепко, от всей души. Стремясь передать всю ту нежность, счастье и благодарность, что чувствовала сейчас… Он ничего не ответил, но вновь пришло ощущение тепла, будто душу у нежность окутали. Несколько минут мы так и стояли, точнее висели посреди толщи воды, просто обнимая друг друга. Но возможно нам и нужно было сейчас именно это. А потом Ной показал мне дом. Нет, Дом. Стены из светлого дерева (и как они не потемнели от воды?), простые и в то же время уютно обставленные комнаты. У дома также оказалась и надводная часть. То же светлое дерево, открытые, лежащие на воде, террасы. И простая обстановка. А еще оказалось, что у Ноя, несмотря на то, что он не жил во дворце (» – Это немного раздражает, жить в замке, у брата есть, так что я знаю»), все же оказались слуги. И их было довольно много. Больше десяти точно. И да, для меня, человека 21 века технически-прогрессивного мира, это было много. И странно. Но муж рассказал, что служат они ему совершенно добровольно, получают все, что пожелают, и вообще – почти все – его друзья, которых он уважает. Думаю, это здорово, иметь друзей среди персонала. Тем более, если они получают если не зарплату, то эквивалент ее. Да и мало ли какие причины были у них прийти именно к Ною. Муж показал мне мою комнату. Я как-то насторожилась. В смысле, МОЮ комнату? Разве мы… не женаты? Но решила разобраться с этим вопросом потом. А пока – гуляла по дому, разглядывая обстановку и знакомясь со слугами. Вот только когда я увидела одну из девушек, меня как приморозило к полу. Я смотрела на рыжие волосы, больши голубые глаза, веснушки, разбросанные по курносому носику, и не могла узнать ту, с которой просидела за одной партой без малого 11 лет. – Алена?! Девушка вздрогнула и испуганно уставилась на меня… Глава 6 Иногда в нашей жизни все поворачивается самым странным образом. Вот, ты только что сидела с одноклассниками отмечал выпускной, а вот ты уже через несколько лет встречаешь в другом мире лучшую школьную подругу, работающую служанкой в доме Хозяина Вод. А если добавить, что ты сама только сегодня утром встретила его и вышла замуж и теперь являешься по сути Хозяйкой… Да. Иногда все поворачивается ну очень странным образом. Знать бы теперь, как из этого образа обратно вывернуть. Я была в легком ступоре, встретившись с Аленой. И теперь срочно надо было поговорить с ней где-нибудь в… где-нибудь. Я схватила девушку за руку, боясь, что она может убежать куда-то, где я ее потом долго буду искать, и обернулась. Зачем? Не знаю. Может быть, надеялась увидеть что-то, что натолкнет меня на умную мысль? Натолкнуло. Я ведь только-только вышла из собственной комнаты! И вроде бы еще не успела забыть дорогу туда. А потому со всей возможной скоростью пошла туда. Так, я не могла толком сосредоточиться на количестве имеющей тут мебели, а потому, высмотрев в спешке небольшой диванчик, уселась на него вместе с девушкой. Что примечательно, она за всю дорогу не сказала ни слова. И вот это было уже странно. – Так, – я села таким образом, чтобы мы оказались лицом к лицу. – Я видела тебя последний раз на выпускном. Теперь рассказывай, четко и подробно, как ты тут оказалась. Алена сначала ошарашена уставилась на меня, а потом вдруг расплакалась, вцепившись в меня руками. Я не знала, как она себя поведет, но такой вариант событий приходил в голову. Мне казалось, что я пойму её чувства. Все же оказаться в другом мире, неважно каким способом, это потрясение. Я не знаю, что она успела пережить до моего появления, но представляю, какой для нее был шок, когда перед глазами вдруг появилась я – человек из далекого-далекого-близкого прошлого. Если я ничего не забыла, то Аленка всегда была человеком эмоциональным. Если радовалась, то об этом знали все вокруг. Если огорчалась – плакала. У нее не всегда ладилось с предметами в школе, но вот физкультура – её конек. Она любила её. Она жила бегом, прыжками, баскетболом и волейболом. Я же была точной противоположностью. Старалась держать эмоции в узде. Училась везде на «отлично». Вот только если все науки давались мне легко, то с физкультурой… что ж, буду честна – если бы не важна была эта оценка для золотой медали, я бы никогда не стала ломать себя, чтобы сдавать все нормативы. Мне всегда очень тяжело давался бег. И вроде не толстая, но дыхание всегда подводило, заставляя задышать уже через три минуты пробежки. Уже и различные техники применяла, и тренировалась, увы – безрезультатно. Гимнастику да – любила, очень. Гибкость мне дана от природы – спасибо маме с папой. Но бег, спортивные игры, силовые упражнения. Я понимала, что не быть мне легкоатлеткой, в отличие от Алены, а потому всегда сдавала нормативы на нижней планке оценки «5». Пока я вспоминала наши школьные годы, Аленка уже успела немного поплакаться. Я легонько гладила её по спине, не спрашивая больше ничего. Уверена, сейчас она сама расскажет. И правда, она наконец подняла зареванную мордашку и, шмыгнув носом, начала рассказывать: – Как давно это было, Ась… Мы были наивными юнцами, детьми, только закончившими школу. Я помню наш выпускной вечер, как это было… глупо! – вдруг зло воскликнула она. – Малолетние идиоты! Мы строили планы, совершенно неприемлемые в жизни, мечтали о чем-то глупом и нереальном! Мы были… – её запал кончился так же резко, как и появился. – Мы были так глупы… И совершенно не умели жить. Это ты тогда ушла раньше, чтобы не гулять допоздна. Ты всегда была правильной, единственный трезвый человек в тот вечер, островок спокойствия и стабильности. А я дура. Помнишь, я встречалась с Кириллом? Он был на два года старше нас. На тот момент он уже уехал учиться в другой город. Мы созванивались, общались, иногда он приезжал ко мне. А мне тогда так хотелось жить и наслаждаться жизнью. Тогда я была так наивна, хотела любить, наслаждаться своей любовью. И знаешь, я была счастлива. Тогда. Нет, ты не думай, Киря был хорошим парнем. Мне кажется, он тоже любил меня. Хоть немножко, но любил, баловал, терпел мои детские капризы. А я была дурой. И наверное, такой и осталась, Ась. Ты тоже уехала учиться. А я решила поехать к Кириллу. Я не знаю, о чем я думала, когда выкрала у родителей свои документы – они ведь не отпускали меня, Ась, не отпускали одну в другой город, – а я почему-то решила, что они против нашей любви. Нет, правда, я чувствовала себя пресловутой Джульеттой, которой не дают увидеться с любимым человеком. Я выкрала документы, взяла немного денег, по сути – только на билет. И уехала. Вот только, Ась, не доехала я. – В смысле? – не поняла я. – Ты попала в аварию? – Я к нему не доехала, подруга, только к нему. А в город-то я попала. Обколатая и мерзко хихикающая, в обнимку с кем-то таким же. Прости, я плохо помню этот момент. – Тебя накачали наркотиками? – голос перехватило от потрясения. – О, если бы! Тогда я смогла бы себя оправдать. Типа в беду попала, бедная и несчастная. Ась, я сама. – Что? Как это «сама»? Зачем? – А вот так. Все было хорошо, я ехала, слушала музыку. А потом мне предложили покурить. – Ты же не куришь! – Да. Не курю. А тогда ехала и думала, вот приеду я к Кире, вся такая взрослая, буду ему хорошей парой. А когда предложили сигарету, подумала, что это будет круто выглядеть. На остановке – затянулась. Дым был сладким, это показалось мне странным и я спросила что за табак. Не знаю, может быть одна затяжка уже подействовала, но на ответ о «легкой расслабляющей травке» я просто промолчала. И затянулась еще раз. Дым хорошо согревал изнутри. – Но ты говорила… – Да. Все началось с этой затяжки. Потом мы выпили веселые таблеточки. Ась, честно, я считала, что полностью контролирую себя. Ощущения вначале были как при легком опьянении. То есть просто все кружится, хорошо тебе, но вроде как голова работает. – А после таблеток… – Да. Потом пошла тяжелая артиллерия. Начала болеть голова, таблетки действительно были довольно легкими, эффект быстро проходил, оставляя после себя лишь последствия. От головной боли мне предложили «чудесное средство» в ампуле. А потом все. Лишь обрывки хаоса. Я молчала, понимая, что это лишь пауза в рассказе. – Ась, я подсела. Крепко. Жила на улице, воровала, побиралась. И все лишь ради того, чтобы продолжить пребывать в наркотическом угаре. Перерывы между дозами ознаменовывались рвотой, сильной головной болью и полной недееспособностью организма. Я плохо помню то время. Помню только, что очнулась как-то и на меня словно ведро холодной воды… я будто увидела всю свою жизнь со стороны. Кто знает, сколько раз я проходила мимо Кирила. Кто знает, сколько раз он видел меня в таком виде? Я не помнила три года своей жизни. Ася! Три года! Прошли как в тумане. А тогда я стояла на крыше и понимала, что внутри не осталось ничего. Пустота. А край был так близко… – Ты прыгнула? – мой голос звучал слишком спокойно. Даже для меня. – Нет. Я не успела. – Алена тоже успокоилась и села ровнее. – Меня выдернуло порталом. Сюда. – Для чего? Неужели? – Ну, не знаю, что они ожидали увидеть. Но когда я оказалась лицом к лицу с каким-то парнем, я просто заорала. Он не был человеком. Я испугалась. И вдруг как-то резко передумала умирать. Видимо межмировые порталы неплохо прочищают мозги. А потом этот пугающий человек взял меня на работу. Он пообещал мне, что когда-нибудь найдет способ вернуть меня домой. И предложил дом, пищу, все, что пожелаю… Но знаешь, я боюсь. Этого мира, хозяина этого дома, его гостей и родных, я боюсь, Ась. Я просто хочу домой! – она снова всхлипнула. А потом замерла. И медленно подняла взгляд. – Кто ты? – вдруг резко спросила она и отпрыгнула с дивана в сторону. – Ален, ты о чем? – теперь удивляться была моя очередь. – Анастасия, которую я знаю, не могла бы оказаться здесь. Кто ты? – О, я Ася. Та, которую ты знаешь. – грустно улыбнулась я. – Только… все мы изменились. У каждого из нас был свой путь. И мы пришли туда, куда пришли. Ты попала в западню и лишь чудом оказалась жива. А я всю жизнь была правильно, действовала по плану и расписанию. А теперь смотри, ты работаешь в доме существа, что пугает тебя, ожидая возвращения домой. А я за двое суток успела перевернуть свою жизнь с ног на голову и вышла замуж за того, кого встретила лишь утром, за того, кто пугает тебя и кажется прекрасным мне. Мы все меняемся, Ален. Но мы – по прежнему мы. Внутри осталось то же, с чем мы и родились. А снаружи у нас есть опыт, переживания, трагедии и неудачи, достижения и желания. Но все вместе – это мы. То, что есть. И то, что будет. – Постой, – Аленка замерла, переваривая мою мини-речь. – Ты вышла замуж? – Ну да. – За хозяина? – Если ты имеешь в виду Водяного, хозяина этого дома, то… да. – … – Я не знаю как это получилось, – проворчала негромко я. – Точнее знаю, но до сих пор перевариваю последние дни. Если коротко, то парень с которым я встречалась год, оказался козлом, я напилась и попала в другой мир, в деревню Гранинскую. А там меня принесли в жертву, в качестве невесты, в МУХ. В общем, я была, да и до сих пор нахожусь в состоянии безумных поступков, а потому плюнула на все и вышла замуж за того, за кого они и хотели. Он красивый, ко мне – добр, мир этот мне нравится, а терять мне было больше нечего. Вот. – А меня пугает. – прошептала девушка. – Меня пугает этот мир, Хозяин Вод, другие существа, населяющие дом. Мне просто страшно. Я каждый день боюсь, что потеряю себя, что больше никогда не вернусь домой. А я очень хочу домой, в привычный серый мир, без ярких красок, без хаоса. Я хочу прийти к родителям и попросить у них прощения, найти Кирилла, или хотя бы узнать, как он живет. Я так хочу жить снова в самом обыденном и скучном мире. – Ален, ты вернешься. Я уверена, что Ной поможет, да и я в стороне не останусь. Мне немного рассказывали про эти порталы, про путешествия между ними. Если бы это было так просто, не приходилось бы выдергивать людей из других миров. – Ась, я все же не могу понять… – Что именно? – Как мы так оказались? В смысле, ты и я в другом мире. Для тебя фантастика и шанс изменить свою жизнь, а для меня страшный сон, из которого я никак не могу вырваться. – Я не знаю, Ален. Для меня все происходит слишком быстро, сумбурно, но этим мне и нравится. Та жизнь, что у меня была до этого, она была… не то, чтобы скучной, скорее – однообразной, правильной, по плану. Я каждый день знала, что будет завтра. Я знала, какие этапы мне нужно пройти в отношениях с парнем, с которым встречалась. Все было стабильно, ровно. И когда Андрей предал меня, я поняла, что ни к чему моя жизнь не привела. Когда все идет не по-плану есть только один выход – сделать вид, что так и надо. И знаешь, о чем я точно не жалею, так это о своем замужестве. Да, я едва его знаю, встретила вот только сегодня утром, еще не успела много узнать о том, с кем проведу всю свою жизнь. Но этот брак дал мне кое-что другое, то, чего я всегда хотела. Доверие. Я не знаю, что за сила связала нас с Ноем, но я чувствую его. Словно рядом с моей душой, сердцем, появилась тень его. Я чувствую тепло. Я чувствую отголоски его эмоций, настроения, желаний. Не все, конечно, но чувствую. Это как будто бы кто-то всегда стоит рядом с тобой, за твоей спиной. Я попросила его. И он пообещал. Что всегда защитит. Не предаст. Будет рядом. И это именно то, что я хочу. А любовь, она придет потом. Она вырастет на уважении, доверии, верности. И это точно будет именно любовь, а не страсть или юношеская влюбленность. А еще у меня есть целый новый мир и целая новая жизнь. Разве это не здорово? Девушка немного грустно улыбнулась. – Возможно, это именно то, что тебе действительно нужно. Я рада за тебя. – и подруга вдруг перешла на деловитый тон. – Но вот что еще тебе нужно, так это освоиться с домом. Это на первый взгляд он кажется таким милым, светлым и уютным. Но этот домик тот еще проказник! – она встала. – Давай начнем с твоей комнаты. Моя комната оказалась довольно большой. Я бы назвала её «покоями», как в замке. Назвала бы. Может быть. Вот только деревянные стены и мебель придавали ей больше сходство с русским теремом. Большим, светлым, будто все вокруг пронизано солнечными лучами. В какой-то момент ты забываешь, что находишься под водой. – Ой, Ален, а ты не знаешь, почему мы с тобой можем дышать под водой? – Понятия не имею. Может, хозяин воде приказал? – Это как? – Вот и спросишь у мужа, я ж не могу всего знать! – проворчала она. – Так, смотри. Все из дерева, но если захочешь, можешь попросить ковры там, подушки, другую мебель. В общем, что захочешь. – У кого попросить? – Просто попроси. Еду тоже можно просить, если уж сильно проголодалась. В доме кухни нет. Каким бы умным и сильным хозяин не был, все ж кушать под водой не очень удобно. Когда просишь еду, тебе дадут. Но кушать опять же лучше на поверхности. – Лааадно… разберусь по ходу. – Вот. Далее, это помещение, где мы находимся – гостиная. То есть, хорошо принимать гостей, если к тебе кто приходит. Здесь, – подруга открыла почти незаметную дверь. – Твоя спальня. – Вот скажи мне… – я задумчиво осмотрела довольно уютную, но явно на одного человека, спаленку. – Я ж вроде замужем, так? – Ну да. – не поняла Алена – Тогда вопрос: в этом мире муж с женой не спят в одной постели? У них разные комнаты? Или это мне одной так «повезло»? Она слегка зависла, обдумывая мои слова. – Да нет, вроде бы. Тут должно быть все как у всех. Я ничего такого не слышала… – Ага, – пробормотала я больше сама себе. – Значит, это мне так повезло. Ладненько, разберемся. – и уже к подруге – Что дальше? – Да ничего особенного, – пожала плечами та. – Почти все как у людей. Только есть одна особенность, к которой я никак привыкнуть не могу. – усмехнулась она. – Ты заметила, что тут нигде нет ни одного туалета? – А… – и правда. Нет, я конечно же специально ничего не рассматривала, да и когда бы я успела? Две комнаты только видела. Видимо подруга забыла об этом. Но вот сейчас вдруг задумалась. Когда читаешь книжки, как-то не обращаешь внимание на то, что главным героям надо не только интриги плести, приключения наживать и врагов побеждать, а еще и кушать, и мыться, и в туалет ходить. Эти вещи настолько прозаичны, что авторы как-то забывают о них. Но я то не героиня книги! Мое тело имеет обычные физиологические потребности! Кстати… – Ален, а как вы высчитываете время? – Очень просто. Смотри – она показала на руке плетеный ремешок из… дерева? Да. И каких-то голубых ленточек. – Это наши рабочие часы. Они конечно не так называются, но это понятие привычнее и удобнее. Такие выдают всем слугам в доме. Заодно они могут еще передавать сообщения. Работает это так. – она коснулась пальцами браслета, и ленточки вдруг аккуратно передвинулись – перетекли с места на место, точно маленькие ручейки, переплетаясь по другому и образуя уже понятные мне цифры. – Часы подстраиваются под носителя. Они отобразят тебе время таким, каким ты его привык видеть. Они могут даже изобразить классический циферблат часов, а не только обычные цифры, как в электронных. Сейчас, например, десять утра. – Здорово! – меня искренне восхищало такое! Ведь без всяких технологий! И так интересно! – Да, неплохо. Но, если быть откровенной, мне все же нравились обычные, земные. – вздохнула подруга. – Поначалу действительно удивляешься, пока новое – оно интересно. А потом, когда проходит время, хочется вернуться к старому и привычному. – Давай не будем унывать, Аленка! – улыбнулась я ей, чувствуя, что девушка опять скатывается в депрессию. – Ты же знаешь, я вытащу тебя из этого мира и отправлю в родной! – Ха, ты никогда не сдаешься. – усмехнулась она. – Ладно, давай дальше. Вернемся к приземленному – к элементарным удобствам. Дело в том, что при попадании сюда МУХ перестраивает тебя. Никогда не угадаешь в какую сторону. Но вот что удобно – все естественные потребности больше перестают быть естественными. Переработанная пища и вода исчезает из твоего организма. Тебе не хочется в туалет и ты не потеешь, по крайней мере, под водой точно. Ты по-прежнему можешь отравиться едой, и тебя может стошнить. Ты можешь болеть, подхватив простуду. Кстати, это редкость. Под водой, опять же, сложно простудиться. Но мало ли. Всякое бывает. В общем, к чему я веду, в твоих комнатах есть по сути спальня, гостиная и гардеробная. Эту потом сама посмотришь. Владычица Амфитрита каждый год заполняет ее различными платьями, в надежде, что хозяин женится и они все пригодиться. А потому, там сейчас просто не протолкнуться. Девчонки разгребут все по полкам, потом и принарядим тебя. – Ух… – гардероб? Серьезно? Это ж сколько там вещей, что их в несколько рук надо раскладывать? Глава 7 Этот день, самый первый в МУХе, пролетел слишком быстро. И слишком медленно. Так странно было ощущать, будто я знаю об этом мире уже довольно много, и в то же время понимать объективно прошедшее время. Аленка объяснила такой диссонанс тем, что я стала частью мира, а потому он сам помогает мне в осознании и принятии непривычных вещей. Она удивительно много знала для человека, который не хотел привязываться и мечтал о возвращении домой на родную Землю. Это казалось мне немного странным, но не мне было осуждать подругу. Кстати, Алена показала мне дом, сад, надводную часть и многое из того, что было не необходимо, но довольно интересно. Действительно интересно. Например, садик выглядел совсем обычным. Зеленые деревья, кусты и цветы. Мне понравилось. Все зелененькое, лужайка, несколько лавочек в неприметных местах – уютно. Картина была бы привычной, если выкинуть из головы окружающую нас толщу воды. Я чувствовала её, я дышала ею, она окутывала мое тело. Вот только это совершенно не мешало, хотя едва колышущиеся от подводного течения листья придавали всему происходящему капельку абсурда. Мне нравилось. А вот наземная часть… Представьте себе довольно большой и просторный… даже не знаю. Это не был дом в прямом понимании этого слова, как под водой, например. Это было похоже больше на деревянный настил, довольно большой, надо сказать. Стены, крыша – все из деревянных панелей. И полное отсутствие дверей. И мебели. Также, в надводной части была открытая трасса. И это оказалось просто невероятно – стоять на краю, когда перед тобой со всех сторон вода. Я так поняла, дом Ноя находился то ли посреди очень широкой реки, то ли посреди озера. Вдалеке виднелись берега. И, если честно, я была этому рада. Потому что как бы я не любила воду – что реки, что моря, – я чувствовала себя неуютно посреди большой воды. Было как-то. А здесь… Здесь был простор, но при этом отсутствовало чувство потерянности. Казалось, будто ты летишь над водой. Что еще интереснее, если возвратиться к бытовым вопросам, то даже на воздухе вода вела себя будто живое существо. Когда мы поднялись на поверхность, я не сразу обратила внимание на то, что мы вышли из воды абсолютно сухими. Платье, волосы. Только кожа была чуть влажной и прохладной. Все. А когда Аленка, хитро улыбаясь на мою растерянность, негромко попросила фруктов перекусить и ковер с подушками, – вот просто произнесла просьбу в пространство – из озера, сквозь пол, поднялись несколько струй воды и просто «телепортировали» нам требуемое. Я оторопела. Вот честно. Не знаю, как это было возможно чисто с точки зрения химии, физики и прочих наук, но выглядело это будто водяные струи просто создали небольшой смерчик на концах. А когда успокоились и утекли обратно в озеро, на тех местах оказался мягкий ковер странной расцветки в желто-зеленых оттенках, несколько однотонных подушек, смахивающих больше на наши земные пуфы-«груши» и блюдо с ломтиками фруктов. – Челюсть подбери! – рассмеялась подруга, увидев мое… удивление крайней степени. – Именно про это я тебе и рассказывала! Давай немного полюбуемся. Пожалуй, это то немногое, что мне нравится в этом мире – она указала рукой на озеро – волны. Вода. Они успокаивают мысли. Почему-то на Земле так не было. Возможно это свойства воды Хозяина. Все же, он её владетель, а она его сущность и жизнь. – последнее предложение она пробормотала. Негромко, но я услышала. – Что ты имеешь в виду? – Не важно, потом спросишь у мужа. Нет, мне все же дико об этом думать. Давай просто перекусим и полюбуемся видом. Тебе сейчас как никогда нужно успокоить свои мысли. Перекус оказался довольно вкусным и привычным. Многое из фруктов было мне знакомо. Однако попалось несколько кусочков, которые хоть и были довольно вкусненькими, в то же время оказались для меня новыми. Не знаю, местные ли это плоды, или же это я на Земле не все перепробовала. А успокоить мысли все же никак не получалось. Порой мне казалось, что я сплю. Было безумно интересно и в то же время хотелось уже немного передохнуть от впечатлений. Возможно, я все же устала от нового. Но теперь это был мой мир, вряд ли я попаду обратно на Землю. Выйдя замуж, я становилась частью этой реальности. И постепенно, я начинала это чувствовать. Знания, которых не могло быть. Ощущения, что медленно пробуждались. На ум приходило только одно слово, более менее подходяще описывающую ситуацию – синхронизация. Я синхронизировалась с этим миром, телом и разумом. Но, как и всякий процесс, это требовало энергии. Не столько физической, сколько моральной. А этот ресурс у меня начинал заканчиваться. Не помню, когда Аленка оставила меня одну. Скорее всего, подруга все поняла. А я смотрела на солнечную рябь на воде, слушала ветерок, дышала свежим воздухом и старалась ни о чем не думать. А если и думать – то не «грузиться», не придавать всему происходящему большого значения. Еще на Земле, в работе, мне это очень помогало. Порой мыслей становится так много, что кажется, будто голова скоро лопнет. Мысли нужно отпускать, не переживать понапрасну, и порой – просто жить, принимая происходящее как данность. А еще лучше – не копить все переживания. И сейчас я сидела, потихоньку погружаясь в состояние, немного похожее на медитацию. Я отдыхала. Телом и разумом. Не думая ни о чем, позволяя мимолетным мыслям проскальзывать не задерживаясь. А потому, погрузившись в себя, не заметила, как солнце склонилось к закату, выкрашивая небо и озеро в яркие цвета всех оттенков алого и оранжевого, с проблесками сиреневого, розового и островками небесно-голубого – день не хотел отдавать свои права ночи. И когда на плечи опустилась какая-то ткань, прикрывая от вечерней прохлады, я вздрогнула. Сзади тихо и молча стоял Ной. Только сейчас я осознала, что: во-первых, замерзла, во-вторых, я за целый день ни разу (ну, почти ни разу) не вспомнила о муже. А точнее, увлеклась беседой с подругой и собственными мыслями, вместо того, чтобы побеседовать с тем, кто, по определению, знает больше остальных. – Ой, прости! – я вскочила с пола. – За что ты извиняешься? – Ной по-прежнему выражал мало эмоций, хотя солнышко у сердца нашептывало о его удивлении. – Да просто… – смущение и неловкость встали вдруг комом в горле, – Я же ни разу не поговорила с тобой нормально. Не спросила, что я должна делать, как твоя жена, какие у меня обязанности… Да и все-таки, как-то это… не вежливо что ли… – Не переживай, – слегка улыбнулся он. – Все же тебе было непросто за последние дни, я чувствую это. Ной подошел к воде и всмотрелся в нее. – Ася, то, что мы с тобой теперь связаны, пугает тебя. – Нет, это… – Ты же знаешь, я чувствую это. – обернулся он, внимательно глядя на меня. – Как и ты чувствуешь меня. Это последствия нашей связи. И я не смогла возразить. Да. Пора признаться самой себе, несмотря на все то, что я говорю, то, в чем убеждаю сама себя мысленно и вслух – я все еще боюсь, вот только не того, о чем думает Ной. – Ты прав. – я подошла к нему и тоже взглянула вниз, вот только я смотрела лишь на его отражение в воде. – Меня пугает все это. Но лишь потому, что я обычный человек. Я привыкла читать о подобных приключениях в книгах, но никогда не представляла себе, что окажусь на их месте. Я убеждала сама себя, что мне все по плечу, что я все смогу и буду такой, какой всегда хотела быть, без оглядки на правила, стереотипы и… – голос ненадолго перехватило. – Но я все же обычный человек. Я не врала тебе ни в одном слове, что сказала. Я не врала в клятве своей. Но я боюсь не справиться. Боюсь подвести тебя. Боюсь, что сделаю что-то не то. Все же я теперь твоя жена, и мне безусловно очень приятно чувствовать твою заботу. Я хотела этого всю свою жизнь. Но, меня предал человек, к которому я испытывала если не любовь, то определенную привязанность, всего несколько дней назад. Я знаю, что ты меня не предашь. Я чувствую это, но… Я не договорила. В голове был сумбур и хаос. Хотя еще недавно, я думала, что все упорядочилось. И Ной просто сделал то, в чем я нуждалась – он обнял меня, закрывая руками от всех сомнений и бед. Он защищал меня. Прятал, будто маленькую девочку. И это было именно то, в чем я нуждалась. И из глаз потекли слезы, смывая, наконец, все переживания, все сомнения и страхи. Я приняла этот мир. Мир принял меня. Синхронизация завершилась. *** А утро началось с нарядов… Вот честно, насколько я девочка, но как оказалось, я терпеть не могу многочисленные примерки одежды и сортировку по типа «что и куда надеть». Я все понимаю, нужно было рассортировать все подаренную Амфитритой одежду по отделам. И да, гардеробная оказалась просто ух! Нет, конечно же, мне дали выспаться, а поверьте, выспаться было важно, и даже позавтракать. Но от примерки я не отвертелась. Аленка с другими девушками-служанками Шеир, Русей и Липкой, принялась в четыре руки наряжать меня как куклу какую-то. Ной, хитрюга этакая, тихо и незаметно исчез как только пошел разговор о примерке. По нашей связи пришло ощущение беззлобного веселья. А еще он ждал меня после всех этих мучений, где-то у себя. У него, было что-то вроде зала и кабинета, если честно, я не очень поняла, когда он объяснял. Да и вчера слегка не до того было. Но, как сказал мне муж, я пойму как дойти до него. Вода подскажет. Но все же, гардероб был мне необходим, так как я вчера весь день проходила в свадебном платье, и это оказалось не очень удобно. Наконец, спустя каких-то полтора часа (подозреваю, это было действительно чудо, судя по оставшейся еще одежде), девчонки сжалились надо мной, подобрали мне что-то вроде длинной туники и штанишек, удобные тапочки (босиком тоже не обязательно ходить, как оказалось) и отпустили. Волосы я заплела в простую косу и отправилась на поиски Хозяина Дома, то бишь моего благоверного. Стоило лишь подумать о том, как к нему пройти, как в голове появилась картинка, и четкое знание пути. Кабинет мужа оказался не совсем кабинетом. Это я так поняла для себя его рабочее место. Больше это походило на открытую площадку, чуть повыше всего остального дома, что-то вроде башни. Только без стен. Отсюда просматривался внизу дом и подводный пейзаж вокруг. Однако, как я поняла, другим нас не было видно. Странно. Ну ладно. Я просто открыла очередную дверь и оказалась вдруг на этой площадке. Посреди нее висел Ной. Почему висел? Так он и не касался ногами пола. Мужчина находился аккурат по центру, окутанный даже мне видимыми струями воды. Его глаза были закрыты, а лицо совершенно бесстрастно, но по ощущению связи я поняла, что он сейчас работает и не стала отвлекать, присев прямо на пол возле входа. Я подожду, а работа – это важно. Прозрачные течения окутывали Ноя, то едва касаясь его, то едва ли не опутывая. Иногда он шевелил пальцами и какие-то из струй утекали куда-то в толщу воды. Единственная ассоциации, пришедшая мне на ум при виде этой картины – принятие и отправка сообщений. Как я уже успела убедиться, здесь это было вполне возможно. Наконец Ной освободился и открыл глаза, опускаясь на пол. Увидем меня, он улыбнулся. – Ася, тебя, наконец, отпустили эти мучительницы? – О да, – я повернулась вокруг, показывая, что они мне подобрали. Все же в душе жило по-детски сильное желание нравиться своему супругу. – Мне можно так ходить? – Тебе можно все. – улыбнулся он. – Кто же осмелиться ругать Хозяйку? – А, да, – смутилась я, – Я все еще не привыкла к этому. – Давай я кое-что тебе покажу. – Ной протянул руку, – Подойди ко мне сюда. Я подошла в середину платформы. – А теперь держись! – Ной одной рукой обнял меня и мы вдруг взмыли вверх. От восторга, смешанного с испугом, перехватило дыхание. Особенно, когда вдруг вода закончилась и мы вынырнули наружу. И при этом продолжали подниматься все выше и выше! Я скосила глаза вниз. Нас поднимала большая струя воды, словно в фонтане! Правда, смотреть вниз дальше я побоялась, предпочтя вцепиться в мужа еще крепче. Наконец подъем закончился. – Ася, посмотри, – раздался голос Ноя. – Это все мои владения. Я повернула голову и обомлела. Нас окружали луга, горы, леса. Все испещренные реками и озерами. Зеленые и цветущие. – А еще, – негромко произнес Ной, почти шепча мне в волосы – Это теперь и твои владения. Ты – Хозяйка Вод. Все мое – твое. А потому, перестань сомневаться в себе. Просто поверь! Этот Мир принял тебя. И ты приняла его. Так почему же ты все еще боишься? – Не боюсь! – внутри все распирало от восторга. – Я больше не боюсь! Я повернулась, глядя в смеющиеся светлые глаза моего дорогого мужа, улыбнулась, снова осмотрелась вокруг, запечатлевая у себя в памяти и сердце все, до чего мог дотянуться мой взгляд. Высота больше не пугала меня. – Я верю! – прошептала я, или прокричала? Неважно. – Я подхвачу, если что – шепнул мне Ной, понимая меня без слов. И я прыгнула… Глава 8 Я задыхалась, захлебывалась восторгом! Страх ушел, как будто его и не было. И я летела все ниже и ниже, а потом, повинуясь моему желанию, моему восторгу и вере, за спиной соткались крылья. И они понесли меня вперед… Прекрасная земля раскрывалась перед моим взором: плодородная, зеленая, укутанная солнцем. Воздух был чист и свеж. И повиновался мне так же легко, как и вода. Я притормозила и повернулась, успев рассмотреть прозрачные (что, тоже из воды что ли?) крылья, мелькнувшие в уголке зрения. Недалеко от меня, в воздухе, парил Ной. Однако у него не было крыльев. Да и тот фонтанчик, что поднял нас наверх, тоже исчез. Я подлетела поближе. Ной легко улыбался, пряча в глазах смешинки и… гордость? Очень похоже. Да и тепло связи подсказывало, что он действительно мною гордится. Это было… приятно. И даже очень. – Как ты это делаешь? – я облетела вокруг мужа, пытаясь высмотреть его трюк. Все же он был Хозяином Вод, а не Ветра. – Ты такая солнечная. – улыбнулся он мне. – Скажешь тоже… – пробурчала в ответ. Ну сколько можно меня смущать?! Не знаю насчет солнечности, но вот вела я себя сейчас точно как маленький ребенок. – И все же. Как? Или ты и летать умеешь? – Нет, летать я не умею. – он придвинулся ближе ко мне. – Все же, каким бы ни был мир Хаоса, определенные законы физики здесь действуют. Вот их и можно использовать как хочешь. Ведь пар это тоже вода. А горячий пар легче, он подымается вверх. Я просто позволяю воде переходить из одного состояния в другое без задержек, постоянно. А поскольку вода слушается меня – пар держит мое тело, несмотря на то, что я явно тяжелее. Тут уж никакая физика не вправе ограничивать мою власть. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=43722234&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 320.00 руб.