Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Чупакабра. Ограбление Сергей Алексеевич Глазков Первая криминальная история, которую расследует эксперт-криминалист Агрофена Волина. Инкассатор Петров, убив сотрудников, угоняет бронированную машину с деньгами. Через время за городом находят мёртвого Петрова и пустую машину. Оперативникам нужно выяснить, кто убил инкассатора? И разыскать пропавшие деньги. Волина, работавшая в это время в морге врачом-патологоанатомом, изучает труп Петрова и помогает следствию найти и деньги, и преступника… Первая история из жизни эксперта-криминалиста Аграфены Волиной 1 Из здания банка выходят инкассаторы Петров и Ульянов. В руках несут мешки с деньгами. Подходят к бронированной машине. Петров открывает заднюю дверь и забрасывает мешки внутрь. Ульянов, сделав то же самое, приседает, обхватывая живот руками. – Черт знает, что такое! Я же сегодня ничего не ел. – Вот если бы ел, Ульян, – говорит Петров, – может, сейчас не мучился. – Ваня, я быстро, – произносит Ульянов, поднимается и бежит в здание банка. Петров с улыбкой смотрит ему вслед. – Давай быстрей, а то не успеешь! Петров закрывает заднюю дверь и идёт к кабине. Смеясь, стучит в дверь. Водитель открывает. – Ну, что? Поехали? – Подожди, – просит Петров, – Небольшая задержка. У Ульяна авария случилась. Побежал штаны менять. Посмотри, как чешет. Пятки сверкают. Водитель смеётся и высовывается из кабины, чтобы видеть Ульянова. Петров вынимает пистолет и бьет рукояткой водителя по голове. Водитель вываливается наружу. Петров садится за руль и нажимает на газ. Инкассаторская машина срывается с места и исчезает за поворотом. 2 В приёмный покой операционный медбрат на тележке ввозит Мефодьеву. Та стонет, говорит жалобным тоном: – Подожди, сынок, дай отдышаться. – Вам то что, мамаша? – Удивляется медбрат, – Это я вас сюда затаскивал, а вы ехали. Мефодьева открывает сумочку-ридикюль. Вынимает бутылочку и делает из неё несколько глотков. – Помру я скоро, – проглотив жидкость, произносит она. – От боли в ноге, – сообщает он, – ещё никто не умирал. – Не спорь со мной, сынок, – всхлипывает Мефодьева, – Это мой организм, я лучше знаю. Всё. Отплясалась. Пора и честь знать. Медбрат вздыхает, понимая, что её в чем-то убеждать бесполезно: – Согласен, мамаша. С ногами у вас действительно проблема. Танцевать не придётся, а вот к господу Богу на ковер вы рано собираетесь. Не пришло ваше время. Мефодьева закрывает глаза: – И не успокаивай меня даже. Молодой ты ещё. Устремив взгляд в дальний угол, где по её убеждению должна быть икона, Мефодьева размашисто крестится: – Прости, Господи, что не успела исповедаться. Очистить душу свою от грехов земных. – Успеете, – успокаивает её медбрат, – Ещё двадцать раз к батюшке сходите. А, может, и больше. У нас замечательных хирург. Волина. Она вас мигом с того света вытащит. Мефодьева вздыхает, будто прощается с жизнью, и скорбно говорит: – Не успеет, сынок. Плохи мои дела, нутром чувствую. – Что я вас уговариваю? – Пожимает плечами медбрат, – Вот её увидите, сразу поймёте, что она и с Богом, и с чёртом договориться может. Она поворачивается к нему и с надеждой заглядывает в глаза: – Ты правду говоришь? – А как же, мамаша! – Улыбается он ей в ответ, – И пусть меня стукнет 220 вольт, если лгу. – Где же мой ангел-спаситель, сынок? – Спрашивает она. – Сейчас на работу придет, – произносит медбрат, показывая на лифт, – Да вот она! Двери лифта открываются. Из него выходит Волина. Одета она в алую блузку, сверху которой болтаются массивные блестящие цепи. В юбку, представляющую собой разорванные полоски ткани разной длинны. Ноги сокрыты яркими полосатыми гетрами до колен. Обута в тяжелые туфли на высокой платформе. На голове заплетено множество афрокосичек, в ушах висят огромные кольца. Крупные губы подведены черной помадой. Мефодьева видит Волину и испуганно креститься. – Я всю жизнь думала, что смерть выглядит лучше… 3 Полицейская машина сворачивает с грунтовой дороги и останавливается рядом с инкассаторской, возле которой стоят менеджер банка Каледин и участковый Трубников. Оперативник Величко и судмедэксперт Кашин открывают двери и выходят наружу. Кашин сразу направляется к трупу Петрова, который с простреленной головой лежит у заднего колеса. Это тучный сорокапятилетний мужчина, проработавший в отделе долгое время. Болезненно реагирует на удачи своих коллег, завидует их успехам, а потому плетёт тайные интриги против всех, но страдает от них сам. На себе Виктор Петрович Кашин давно поставил крест: «Я – старый, толстый и больной». Поэтому не понимает тех, кто страдает от неразделённой любви и стремится к семейному счастью. В работе – ленив, необязателен. Чтобы руководство не заметило его профессиональной несостоятельности, в нужные моменты создает видимость бурной деятельности. И сейчас с умным видом он рассматривает место преступления. Медлительный капитан следственного отдела ГУВД Игорь Величко – с большим опытом работы. Он долго думает перед тем, как что-то сделать, но делает всё быстро, чтобы не задерживаться. Его лозунг: «Чего тянуть, если всё и так ясно!» Величко осматривает брошенную бронированную машину, затем подходит к Трубникову и Каледину. – Добрый день, капитан, – встречает его участковый, протягивая руку для приветствия. – Привет, участковый, – Величко пожимает руку, – Показывай, что здесь интересного. Трубников проводит рукой вокруг: – Сам смотри. Всё, как на ладони. А с подробностями не ко мне, а к этому гражданину. Участковый Трубников показывает на Каледина. – А кто это? Каледин делает шаг вперед. – Старший менеджер банка Каледин. Это у нас угнали броневик с деньгами. – Капитан, я, как вам позвонил, – говорит Трубников, – так сразу и в банк сообщил. Величко недовольно кривится. Участковый, видя это, интересуется: – Что? Не нужно было? Величко машет рукой: – Что сделал, то сделал, участковый. Затем поворачивается к Каледину: – Ну, рассказывайте, гражданин Каледин, как вы докатились до такой жизни? Каледин испуганно смотрит на следователя: – До чего? – До того, что у вас инкассаторскую машину угнали, – уточняет Величко. – Это не у меня, – объясняет Каледин, – а у банка. – Какая разница, – машет рукой следователь, – Денег много было? Каледин вздыхает: – Достаточно… Точно смогу сказать, когда выручку посчитаем. Величко оглядывается по сторонам: – Где напарник убитого инкассатора? – В поликлинике. – Ранен? Каледин отрицательно вертит головой: – Если бы! Нет. У него целый день проблемы с желудком. – А водитель? – В больнице. – Тоже обкакался? Каледин хмыкает. – Нет. Ему Петров голову проломил. Кашин, осмотрев мертвого Петрова, подходит к Величко. – Отпечатки снимать? – А как же, – удивляется Величко. – Капитан, вряд ли это что-то даст, – уговаривает эксперт. – Кашин, так положено, – обрывает его Величко, – Ты что, забыл? Кашин недовольно возвращается к бронированной машине. 4 В операционной на столе лежит Мефодьева. Ассистент делает анализ крови. – Сыночки, может не надо? – Просит она. – Поздно, мамаша, – говорит медбрат, – Уже погрузились. С подводной лодки теперь не выберешься. Ассистент, сделав анализ, подходит к Мефодьевой. – Вы сегодня сахар в пищу употребляли? – Я от него, сыночек, уже лет пять, как отказалась, – сообщает она, – Как доктор сказал, что у меня диабет, так и не ем. – Странно… Медбрат делает Мефодьевой укол. – А теперь медленно считайте до ста. – Я и до тысячи могу, – говорит больная. – Я в этом не сомневаюсь, – улыбается медбрат, – Только это не понадобится. Мефодьева громко считает. На «Восьми» отключается. Молодой хирург-ассистент ходит по операционной, нервно заламывая руки. – Я не смогу сделать операцию. Гангрена – не мой профиль. Теоретически я знаю, как делать, но практически никогда не делал. – Не переживай, ассистент, – успокаивает его медбрат, поднимает простыню и показывает ноги Мефодьевой, – С одной ногой не получиться, у нас вторая имеется. Ассистент качает головой: – Тебе смешно, а мне нет. Ну, зачем она отказалась у Волиной оперироваться? Медбрат показывает на спящую Мефодьеву: – Ассистент, что ты заводишься? Ей, по-моему, сейчас всё равно, кто её будет оперировать. – Тогда я зову Волину? – С надеждой спрашивает ассистент. – Зови. 5 У лесополосы останавливается машина. Из неё выходит новый начальник следственного отдела полковник Захаров и направляется к Величко и Кашину. До прихода в отдел Захаров служил в армейской разведке, воевал в «горячих» точках и был ранен. Из-за ранения уволился из армии и перешёл служить в полицию. Воспринимает работу, как временное пристанище, «ментов» не любит, надеясь после окончательного выздоровления вернуться в армию. – Ну, что тут у вас? – Спрашивает он. – Старший менеджер банка опознал своего инкассатора Петрова, – докладывает Величко, – который совершил угон машины с наличностью. Захаров качает головой: – Да-а! Дела! – Второй инкассатор отсутствовал, – добавляет капитан. – Почему? – интересуется полковник. – У него схватил желудок, товарищ полковник, – объясняет Величко, – и он вернулся в банк. Я уверен, что он устроил это специально. – Его нужно задержать и хорошенько потрясти, – предлагает Кашин. Захаров поворачивается к Величко: – Займитесь этим. – Уже бегу, – кивает тот. Полковник обводит всех вопросительным взглядом: – Что еще делать? Вы люди опытные. Это я без года неделю в начальниках хожу. – Не прибедняйтесь, Сергей Алексеевич, – произносит Кашин, – с вашим опытом работы в армейской разведке, не такие дела расследовать можно. – Может быть вы и правы, Виктор Петрович, – говорит Захаров, – Попробуем. Что мы знаем об ограблении? – Практически ничего, товарищ полковник, – отвечает капитан Величко, – А об исполнителе Петрове ещё меньше. Нам известно, что он проработал в банке пять лет. Сначала охранником, а потом инкассатором. – Нам нужно выяснить, – тут же предлагает Захаров, – кто его на эту должность перевёл? – Узнаем, – обещает Величко, – Далее, определить круг его общения дома и на работе. После этого разработать несколько версий преступления и приступить к их проверке. – Это все? – Спрашивает полковник. – А этого мало? – Тут же интересуется эксперт. – Я этого не говорил… – поднимает руки Захаров. 6 Волина переодета в медицинский костюм. Афрокосички скрыты медицинской шапочкой. – Не переживай, ассистент, – говорит она, бросая взгляды на молодого коллегу, – Я тоже боялась брать в руки пилу, когда проводила свою первую операцию. А потом привыкла. И ты привыкнешь. Сейчас её сделать – сущие пустяки. Вот раньше! Электропил не было. Для того чтобы отпилить ногу нужна была грубая женская сила. 7 – Что делаем в первую очередь? – Задает вопрос полковник Захаров. – Я отправляюсь домой к Петрову, – говорит капитан Величко, – Если у него есть родственники, встречусь с ними, поговорю. Может, что-нибудь нарою. А потом пойду в банк. Поговорю с начальством и сотрудниками. – А я пока наведу справки о Петрове в адресном бюро, – сообщает полковник. Величко скептически смотрит на Захарова. – В адресном бюро? Ну-ну. Попробуйте. 8 – Смотри, ассистент, – показывает Волина ногу Мефодьевой, – Гангрена зацепила ногу выше ступни. Поэтому ампутировать всю ногу не будем. – Согласен, – кивает тот. – Попробовал бы ты не согласиться, – вставляется медбрат, – Сейчас бы сам мамашей занимался. Ассистент складывает руки на груди: – Честное слово, я готов сотню аппендицитов удалить вместо одной такой операции. Не могу слышать, когда кости пилят. – А тебе и не предлагают, – сообщает медбрат, – Александра Леонидовна сама всё сделает, только бы ей не мешали. – Я не буду, честное слово. Волина незаметно подмигивает медбрату и показывает на ногу Мефодьевой чуть выше ступни: – Будем пилить здесь. Нога ей ещё может пригодиться. Так что, пожалеем старушку. – Хороша старушка, – подхватывает её медбрат, – всех достала эта чёртова гангрена. – Неизвестно, каким ты будешь в её возрасте, – осаживает его Волина. Медбрат хитро улыбается: – Александра Леонидовна, я имел в виду её болезнь, а вы что? Волина бросает в него резиновые перчатки. 9 – Ну, а я покопаюсь в прошлом Петрова, – объясняет Захаров, – Нет ли там тёмных пятен, которые привели его к этому преступлению? – Вряд ли что-нибудь найдёте, Сергей Алексеевич, – говорит эксперт Кашин, – Служба безопасности банка, наверняка, его пробивала вдоль и поперёк. – И, тем не менее, не доглядели, – возражает полковник, – Факт остаётся фактом. – Согласен. – А потом я в больницу поеду, – сообщает Захаров, – чтобы допросить водителя бронированной машины. Может, он что-нибудь интересное вспомнит. 10 Медбрат включает электропилу. Ассистент смотрит на электропилу и падает в обморок. Волина бросает взгляд на распластанное на полу тело. – Тюхтя! – Машет рукой медбрат. – Ну, хватит. Глуши мотор, – просит Волина, – Подними его, иначе он простудиться на полу. Медбрат выключает электропилу, поднимает ассистента и укладывает на соседний операционных стол. – Приступаем к операции, – говорит Волина, – Будем спасать ногу. – Получиться? – Интересуется медбрат. – Нужно же опробовать новый аппарат для удаления тромбов из вен и артерий, – отвечает она, – В инструкции говориться, что он разбивает тромбы в мелкую пыль и отсасывает их из артерий. – А возраст? – У женщин нет возраста, – сообщает Волина. – Согласен. Они всегда молоды. – Отрезать стопу мы всегда успеем, – говорит она и берет в руки скальпель, – Попробуем восстановить кровообращение. 11 Капитан Величко останавливается у подъезда. На скамейке сидит Гунявый, оценивающе смотрит на него и грозно спрашивает: – Вы кого-то ищите? Величко подходит к нему. – Здравствуйте. – Здравствуйте, – отвечает Гунявый, – а вы к кому? Капитан показывает удостоверение: – К вам. Гунявый внимательно рассматривает фотографию, сличая с оригиналом. – Ко мне? – Да, – произносит Величко, – Вы живёте в этом доме? Гунявый кивает: – И в этом подъезде. – Значит, вы должны знать Петрова из 11 квартиры… – предполагает следователь. – Знаю, – соглашается Гунявый, – Он в банке работает… – Да. В банке. – Он мой сосед, а что случилось? – Убит ваш сосед, – сообщает Величко. Гунявый хватается за сердце: – О, Господи! Величко пугается: – Извините меня, что я так сразу вам об этом сказал. Я не знал, что вы так отреагируете на его смерть. – А как ещё реагировать? – Сосед трет грудь рукой, – Он мне десять тысяч должен. Кто отдавать будет? – Родственники, например, – Величко присаживается рядом с Гунявым на скамейку, – Жена у него есть? – Жены точно нет, – говорит сосед, – Ушла она от него. Когда вещи забирала, он ей много ласковых слов на прощание сказал, да так, что весь двор слышал. – С тех пор он сам живёт? – Аккуратно спрашивает у него следователь. Гунявый наклоняется к нему и по секрету сообщает: – Видел я тут одну. Приходила к нему. Наверняка, замужняя. – С чего вы взяли? – Шепотом интересуется Величко. – Когда в подъезд заходила, всегда оглядывалась, – рассказывает Гунявый, – Не следил ли кто за ней. А кто за такой кралей следить будет? Только муж. И то потому, что идти от неё некуда. Страшная такая, как моя жизнь. Выяснив, что жены у Петрова нет, Величко продолжает вытягивать из соседа информацию: – А дети у него есть? – Дети? Нет. Детей точно нет, – говорит Гунявый, – А вот брат есть в наличии, только живет отдельно. На Академке. 12 Волина отходит от операционного стола, снимает перчатки и маску. Бросает их в урну. – Всё. Когда проснётся, вколи обезболивающее. – Хорошо, Александра Леонидовна, – отвечает медбрат, – Вы – ас! Волина показывает на ассистента: – А этому нашатырь под нос и вон из операционной. Пусть лучше делом займётся, утки больным подносит. Больше толку будет. Волина моет руки. – А давайте, пока он в отключке, – предлагает медбрат, – что-нибудь ему вырежем? Аппендицит, например. Ассистент поднимается: – Не надо. – Сразу в себя пришёл! – Улыбается медбрат. – Отвезите больную в реанимацию, – распоряжается Волина, – и давайте следующего. – Есть, товарищ начальник, – козыряет медбрат. Она вытирает руки полотенцем. Полотенце вешает на место: – А теперь и покурить можно. – Это же вредно, – предупреждает медбрат. – Не твоё дело, – отвечает Волина и выходит из операционной. 13 Полковник Захаров снимает трубку с телефонного аппарата и, сверяясь со справочником, набирает номер. Трубка отзывается заунывными гудками, затем писклявым женским голосом, изменённым испорченной мембраной. – Аллё. Паспортный стол. Слушаю? Захаров откашливается: – Добрый день. – Добрый день, – говорят из трубки, – Что вы хотите? – Простите… – волнуется Захаров, вспомнив слова капитана Величко о том, что в паспортном столе он ничего не выяснит. – Прощаю. Что вы хотите? Полковник преодолевает смущение и произносит: – Вас беспокоит начальник следственного отдела полковник Захаров. Голос в трубке добреет: – Очень приятно, полковник Захаров. Что вы хотите? – Не могли бы вы помочь в расследовании одного уголовного дела? – Спрашивает Захаров. – Поможем. Говорите, что вы хотите? Полковник успокаивается окончательно и теперь говорит, четко задавая вопросы: – Нам нужна информация на одного человека. – С удовольствием дадим вам любую информацию. Захаров облегченно выдыхает, понимая, что сейчас все выяснит: – Большое спасибо. А голос из трубки разъясняет способ получение информации: – Присылайте официальный запрос. Мы обязательно ответим вам в течение недели. – А раньше? – Теряется полковник. – Раньше никак не получится, – отвечают ему, – Пока придёт письмо, пока мы найдём всё, что вас интересует, пройдёт неделя. Проверено. – За это время он ещё кого-нибудь ограбит, – бросает он последний аргумент. – А вы поторопитесь, – советует представитель паспортного стола, – Может, не успеет. Захаров вздыхает: – Спасибо. – Пожалуйста, – вежливо говорит голос из трубки, – Обращайтесь ещё. Всегда рады помочь. До свидания. В трубке снова звучат гудки. Захаров кладёт трубку. – Красиво она меня обставила. Снова набирает номер, но уже без справочника. Отвечают сразу. – Слушаю тебя, Серёжа. – Товарищ генерал, мне нужна ваша помощь? Полковник Захаров обращается за помощью к генералу Зырянову, который рекомендовал его на эту работу. Зырянов занимает должность заместителя начальника главка и появляется в следственном отделе для того, чтобы устроить очередной разнос для «повышения раскрываемости преступлений». – Что случилось? – Интересуется генерал, – Опера не слушают? – Слушают… – Так в чём дело? – Не понимает Зырянов. – Мне нужно срочно получить информацию в паспортном столе, – объясняет ему Захаров, – а там говорят, что через неделю. Голос Зырянова становится тусклым: – Ты хочешь, чтобы заместитель начальника главка, целый генерал позвонил в паспортный стол? Серёжа, меня просто не поймут. Захаров вздыхает: – Ясно, но что делать? Я – бывший армейский офицер, не привык, когда со мной так разговаривают. Зырянов продолжает говорить по-дружески: – Привыкай. Люди разные бывают. А что делать, я тебе подскажу. – Буду вам очень благодарен. – Когда ты служил в разведке, просил помощи у вышестоящего начальства? – спрашивает генерал и тут же отвечает, – Нет. Добывал информацию самостоятельно. Вот и прояви армейскую смекалку. У тебя ещё вопросы есть? – Нет. – Вот и хорошо. Желаю удачи. В трубке раздаются гудки. Захаров вздыхает. – Вот и поговорили. Спасибо, что не отказали, товарищ генерал. Полковник возвращает трубку на телефонный аппарат, достаёт мобильник и звонит ещё раз. В трубке звучит музыка, которая быстро обрывается. – Привет, Серёжа. Я сейчас занят. Перезвоню через две минуты. 14 Волина шагает по коридору. Навстречу ей из-за угла выходит главврач. Волина видит его, резко разворачивается и быстро идет в обратную сторону. – Александра Леонидовна, подождите минуточку, – кричит ей вслед главврач. Волина отрицательно машет головой и продолжает удаляться. – Доктор Волина, к вам обращается главный врач больницы, – повторяет он. Волина ускоряет шаг. Главврач срывается с места и бежит вслед за ней. Настигает у двери на лестничную клетку. Преграждает дорогу и шепчет сквозь зубы: – Волина, что ты меня вечно перед людьми позоришь? – Я? – Спрашивает она, – Ну, что вы. Я вас обожаю. Вы самый замечательный человек на свете. Если бы вы ещё были не мужчиной, а женщиной, цены бы вам не было. – Смеёшься? – А что делать? Без этого жить скучно. – Попрошу сейчас же зайти в мой кабинет на беседу, приказывает главврач. Волина вздыхает: – Не могу, товарищ начальник. Клиентка на операционном столе меня дожидается. Он теряется: – Ты что, во время операции вышла из операционной? – Да. – Ты с ума сошла! – Негодует главврач. – Не переживайте, она под наркозом, – успокаивает его Волина, – Мне очень писать захотелось. А терпеть вредно для здоровья. – Немедленно в операционную! – Топает ногами главврач. – А я куда иду? – Отвечает она, – Это вы меня задерживаете. – После операции попрошу зайти ко мне, – приказывает он, – На ковёрчик. – Обязательно, – произносит Волина и направляется к двери. Главврач кричит ей вдогонку: – И приведи свой внешний вид в соответствие с общепринятыми нормами. – Ага, – кивает она. – Тебя больные пугаются! Волина, не оборачиваясь, показывает средний палец и прячется за дверью. 15 – Где живёт брат Петрова, вы знаете? – Спрашивает капитан Величко о соседа Гунявого. – Знаю, – отвечает тот, – Проспект Науки, 12, корп. 3, кв. 1 – Откуда у вас такая точная информация, гражданин Гунявый? – Оттуда, капитан. У меня и ключи от квартиры Петрова есть. – Неужели? – Радуется Величко такой удаче. – Петров всегда мне ключи от своей квартиры оставлял, – объясняет сосед, – когда дома не ночевал. – Зачем? – А вдруг воду прорвёт, или ещё чего. А я всегда дома сижу. Пенсионер. – Мне можно попасть в его квартиру? – Не проблема. – Когда это сделаем? – Да, прямо сейчас, – отвечает Гунявый и поднимается, направляясь к подъезду. – Вот, горе какое! – Не переживайте, – успокаивает его капитан Величко, – Деньги не самое главное в жизни. – Да я не про них, – сообщает Гунявый, – Брат-то у него больной. С постели не поднимается. Как он теперь сам управляться будет? 16 В реанимацию входит Волина в медицинском костюме и шапочке. Следом за ней идет медбрат и ассистент. Волина подходит к Мефодьевой, берёт её за руку. – Как мы себя чувствуем? Мефодьева вопросительно смотрит на ассистента: – Кто это? – Врач, который вас оперировал и спас вашу ногу, – объясняет ассистент. Мефодьева поворачивает голову к Волиной: – Чувствую себя хорошо. – Вот и замечательно, – говорит ей Волина, – Операция прошла удачно. Вы молодчина. Если так пойдет дальше, скоро станете на ноги. – Вернее на одну ногу, – произносит в сторону медбрат. Волина наступает ему на ногу: – А некоторым я сегодня сделаю обрезание. – За что, матушка? – Спрашивает обиженно медбрат. – За то, что много говоришь, батюшка, – сообщает ему Волина и поворачивается к Мефодьевой, – Выздоравливайте. Волина собирается выйти из реанимации, но останавливается в ожидании ассистента и медбрата. Мефодьева спрашивает у него: – А где моя микстура? – Какая микстура? – Посмотри в моем ридикюле, – просит она. Ассистент достает из тумбочки у кровати сумочку-ридикюль. – Здесь? Мефодьева кивает. Ассистент вынимает из неё бутылочку. Мефодьева протягивает руку. – Вы бы пока воздержались, мамаша, – советует он, – Пусть сначала наркоз выйдет. – Давай! – приказывает она. Ассистент нюхает жидкость: – На спирту? От двери отзывается Волина: – Что в бутылочке? – Микстура, – объясняет большая, – Дочка моя приготовила. Чтоб голова не болела. – Универсальное средство? – Спрашивает медбрат, – Вы мне потом рецептик запишите, мамаша, вашей микстурки. Волина пробует жидкость на вкус, тяжело вздыхает, прячет бутылочку в карман. – Ваша дочь здесь? – В приемном покое была… Волина решительно выходит из реанимации. Медбрат и ассистент идут следом за ней. 17 Мобильный телефон заливается ритмичной мелодией и начинает танцевать на столе. Захаров подносит его к уху. – Юра, это я. – Я догадался, – слышит Захаров мужской голос из трубки, – Как служиться в ментовке? – Ещё не понял. 18 Захаров беседует со своим старым другом полковником Юрой Юсовым, который продолжает служить в армейской разведке. Раньше они встречались чаще. Сейчас приходиться только созваниваться. – Ну, и повезло же тебе! – Подначивает его Юсов. – Ты издеваешься? – Обижается Захаров, – Всю жизнь терпеть не мог ментов, а тут влип. – Не переживай, Серёжа, везде люди есть, – миролюбиво продолжает друг, – Всё же лучше, чем с палочкой на лавочке под зонтиком сидеть, лелея свою инвалидность. – Спасибо на добром слове. – Пожалуйста. – Но я не теряю надежды на возвращение. Дырку залатали, она заживёт. Я снова на медицинскую комиссию напрошусь. Юсов сочувственно вздыхает: – Не хочу тебя расстраивать, но ты знаешь, что свято место пусто не бывает. На твою должность столько претендентов! – А боевой опыт? – Не сдается Захаров, – А участие в военных действиях? – И такие есть. – Умеешь ты успокоить. – А кто тебе правду скажет? – Оправдывается Юсов, – Только друг. А я у тебя друг. – Тогда по-дружески помоги, – просит Захаров. – Пожалуйста, – соглашается Юсов, – Что надо? Захаров думает рассказать другу о своих мытарствах с паспортным отделом, пожаловаться на генерала Зырянова, но вовремя передумывает. Решает сухо изложить свою просьбу: – Мне нужна информация об одном человеке. Юсов на удивление быстро соглашается: – Серёжа, весь информационный отдел армейской разведки в твоём распоряжении, если, конечно, информация предназначена не для «Моссада», МИ-6, ФБР или японских спецслужб. – Для нашей родной городской полиции. – Тогда другое дело. Армия всегда тесно сотрудничала с внутренними органами. Что необходимо узнать? – Записывай. Юсов хихикает: – Забыл, Сережа? У нас всегда всё записывается без напоминаний. Автоматически. Даже если ты этого не хочешь. – Нужна информация на гражданина Петрова Ивана Петровича, 1989 года рождения. Питерского. Работал в «Инвестбанке» инкассатором. – Он банк ограбил? – Спрашивает Юсов. – Как ты догадался? – Интересуется Захаров. – Точно забыл… Я же логистик, Серёжа, – объясняет друг, – Информации не густо, но я постараюсь. – Постарайся, Юра. – Через час встречаемся в нашем кафе. 19 В приемный покой входит Волина и смотрит по сторонам. – Родственники Мефодьевой есть? Дочь Мефодьевой поднимается со скамейки и подходит к Волиной. – Я – дочь Мефодьевой. Как прошла операция? Волина протягивает ей бутылочку. – Что это? Дочь Мефодьевой пугается, но быстро берет себя в руки. – Откуда я знаю? Я не медик. – Я сомневаюсь в том, что вы не знаете, – говорит Волина, – Эта жидкость содержит глюкозу. Её приготовили вы. Она спровоцировала у вашей матери приступ диабета. И если бы не вмешательство врачей… Дочь Мефодьевой выхватывает у Волиной бутылочку и выливает жидкость на пол. – Я ничего ей не давала! Старая карга не соображает, что говорит. У неё старческий маразм. Вы ничего не докажете. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sergey-alekseevich-glazkov/chupakabra-ograblenie/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 69.90 руб.