Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Загадка ранчо Ковингтон

Загадка ранчо Ковингтон
Загадка ранчо Ковингтон Тара Эллис Таинственные расследования Саманты Вулф #4 Новое захватывающее расследование Саманты Вулф! На этот раз 12-летние Сэм и Элли пытаются разгадать загадку рубина «Глаз Ориона». Баснословно дорогой камень был дерзко похищен! Подруги хотят помочь своей новой учительнице, мисс Лизе Ковингтон, единственной законной наследнице рубина, разобраться в этом запутанном деле. Но они никак не могли предположить, что во время расследования разгадают ещё и тщательно оберегаемую семейную тайну! Тара Эллис Загадка ранчо Ковингтон Tara Ellis Samantha Wolf Mysteries Book #4: The Heiress of Covington Ranch Text copyright © 2015 by Tara Ellis Cover and internal design © Melchelle Designs Cover Models: Breanna Dahl, Janae Dahl, Chloe Hoyle Photographer: Tara Ellis Photography ООО «Издательство «Эксмо», 2019 Это литературное произведение. Имена, характеры, места и происшествия либо являются продуктом воображения автора, либо используются фиктивно. Любое сходство с реальными людьми, живыми или мертвыми, деловыми учреждениями, событиями или местами совершенно случайно. 1. Блюз первого дня Сэм прижалась лбом к окну школьного автобуса, восторженно разглядывая проносящиеся мимо пейзажи. Где-то за деревьями пряталась дорога, ведущая к начальной школе, в которую она ходила практически всю сознательную жизнь. Теперь же она впервые сидела в автобусе, который вёз ее через половину графства в центральную среднюю школу. Она не только далеко от дома, она ещё и огромная! Там шестьсот учеников, и знакомых из них совсем немного. – Ты что-то неразговорчивая. Сэм повернулась и посмотрела на свою лучшую подругу Элли, сидевшую рядом. Они росли вместе, а этим летом сблизились ещё сильнее. Они во многом были не похожи, но такие разные характеры словно компенсировали друг друга. Им было всего по двенадцать лет, но они уже раскрыли несколько очень интересных тайн и не раз побывали в опасности. Сэм знала, что Элли тоже побаивается новой школы, но ей удавалось неплохо это скрывать. – У тебя тушь на ресницах? – вдруг выпалила Сэм; воспоминания о лете отступили, когда она заметила на лице лучшей подруги макияж. Почему-то ей это очень не понравилось. – Ага! Мама разрешила. Как смотрится? Драматичным жестом поправив рыжие волосы до плеч, Элли захлопала ресницами и стала позировать для подруги, но, увидев выражение лица Сэм, быстро перестала улыбаться: – В чём дело? Тебе не нравится? Сэм вдохнула, прежде чем ответить, раздумывая над своими чувствами. Она заметила, насколько стильно одета Элли в сравнении с её простыми джинсами и выцветшей футболкой. Дело не только в том, что у Сэм куда меньше денег на одежду, чем у Элли, – она предпочитает комфорт. Но теперь, оглядывая других девочек в автобусе, она начинала понимать, что, скорее всего, ошиблась, когда вчера, подбирая одежду, не послушалась совета подруги. Ей уже сейчас казалось, что она не вписывается в коллектив – неброская одежда и чуть-чуть блеска для губ резко контрастировали даже с лучшей подругой. Похоже, всё будет даже труднее, чем она думала. – Нет-нет, – заставила себя сказать Сэм, улыбаясь Элли. – Отлично выглядишь! Сэм стащила резинку с хвостика, освободив свои чёрные волосы, и пригладила их. – Может быть, поможешь мне завтра выбрать одежду? – добавила она, отрывая кусочек ткани от потрёпанной кроссовки. – Сэм, – тихо сказала Элли, понимая, насколько же ошиблась в оценке ситуации. Сэм всегда была сильной и уверенной в себе. – Ты же знаешь, я сделаю всё, что ты попросишь, но мне кажется, что ты и так отлично выглядишь. Немногие девочки могут выглядеть так мило в джинсах и с блеском для губ. Сэм никогда не называли милой, и она сдержала первый импульсивный ответ, пришедший на ум. Посмотрев на Элли ярко-зелёными глазами, Сэм поняла, что подруга пытается поднять ей настроение, так что просто улыбнулась вместо того, чтобы спорить. Чуть сильнее выпрямившись на неудобном сиденье, она решила сосредоточиться на позитивных моментах. – Ну… может быть, стоит порадовать маму и надеть новую рубашку, которую она мне купила. Но вот с тушью, наверное, повременим. Мир к этому ещё не готов. Элли засмеялась и успокоилась, увидев прежнюю Сэм. Они обе нервничали из-за начала учебного года в средней школе, и Элли рассчитывала, что подруга поможет ей справиться. Повернувшись обратно к окну, Сэм увидела, что деревья вокруг дороги так же отчаянно хватаются за лето, как и она сама. Хотя сентябрь уже начался, листья всё ещё были ярко-зелёными и явно пока не собирались покидать ветки. И вдруг рощица исчезла, уступив место ухоженному полю, окружавшему большое двухэтажное здание. Вокруг него стояла, наверное, целая дюжина школьных автобусов, из которых выбирались толпы шумных детей. У Сэм засосало под ложечкой, и она взяла Элли за протянутую руку. Когда автобус остановился, они быстро присоединились к шумной толпе. Тревожно оглядываясь, Сэм попыталась вспомнить, как добраться до своего шкафчика. Они с Элли сильно расстроились во время ознакомления с правилами средней школы на прошлой неделе, когда им сказали, что общего шкафчика у них не будет. Девочки дошли до главного входа, обнялись и разошлись в разные стороны. Сэм было как-то неловко из-за того, что она едва сдержала слёзы, и ей даже пришлось напомнить себе, что это уже не детский сад. «Уверена, я найду много новых друзей, – сказала она себе. – Надо просто хорошенько постараться, вот и всё». Но незнакомые лица проходивших мимо учеников сливались воедино. В коридоре было так тесно, что ей приходилось буквально проталкиваться дальше; ей отчаянно хотелось поскорее добраться до места назначения. Завернув за следующий угол, она увидела странную девочку, стоявшую около её открытого шкафчика. «Должно быть, это та девочка, которая на той неделе не пришла на ознакомление», – решила Сэм и прибавила шаг. Она пыталась вспомнить имя девочки, чтобы позвать, но так и не смогла, а дойти вовремя тоже не успела. Мрачного вида девочка посмотрела в сторону Сэм, затем хлопнула дверцей шкафчика и быстро удалилась. Сэм застонала и стала крутить кодовый замок. Через несколько минут она поняла, что на память рассчитывать не приходится, залезла в рюкзак и нашла там бумажку с кодом. Закусив губу, она выставила числа в правильной последовательности и с облегчением вздохнула, услышав громкий щелчок. Убрав куртку и два больших учебника, которые прямо сейчас ей не понадобятся, Сэм побежала на первый урок, едва успев зайти в класс до звонка. К счастью, день начинался с урока, который, как она подозревала, будет её любимым – рисования. Однако, оглядевшись, она поняла, что из примерно тридцати учеников не знает вообще никого. Хуже того, большинство мест уже оказались заняты, так что ей предстояла не очень приятная задача – найти свободное место. Она словно оказалась в автобусе, полном незнакомых людей, и никто из них не предлагал ей сесть. В классе стояло шесть больших столов, вокруг каждого из них располагалось по шесть высоких стульев. Столы в заднем ряду были уже заполнены, так что она устроилась за одним из передних, где сидело лишь трое ребят. Они практически не обратили на неё внимания; а как только она села на своё место, прозвенел звонок. Сэм решила, что это предзнаменование и что весь учебный день пройдёт именно так. 2. Мисс Ковингтон День тянулся и тянулся, и лучше совершенно не становилось. Сэм знала двух девочек, которые пришли на второй урок, английский язык, но там всех по местам рассадили заранее. И, конечно же, её посадили очень далеко от знакомых. Ну а третий урок, математика – это, ну, математика. К тому времени, как Сэм приплелась на четвёртый урок, историю, у неё уже совершенно не работала голова, и она буквально умирала от голода. Учеников в школе столько, что обед пришлось устраивать в две смены. К вящему недовольству своего желудка, Сэм обнаружила, что обедает во вторую смену – после истории. И вот обед наконец наступил, и она испытала немалое облегчение, стоя в очереди за едой. Она держала простой пластиковый поднос, крепко прижав его к животу; костяшки пальцев побелели от напряжения. Встав на цыпочки, она в отчаянии оглядела море лиц, но так и не нашла нигде Элли. Выключенный телефон Сэм лежал глубоко в боковом кармане рюкзака. Мама строго-настрого указала ей следовать школьным правилам и не пользоваться телефоном до тех пор, пока не закончится последний урок. Если она нарушит правила и телефон у неё отберут, родители не придут ей на выручку. Да и вообще, скорее всего, Элли пообедала в первую смену и сейчас сидит на уроке. Если у Элли включён телефон и Сэм отправит ей сообщение, то проблемы будут у них обеих. Окончательно пав духом, Сэм протянула поднос повару, взяла безвкусную еду и выбрала первый попавшийся на глаза пустой столик. Пытаясь не обращать внимания на то, что сбылся её худший школьный страх – сидеть одной на обеде, – она вместо этого попыталась представить, как потратит свободное время после уроков. Полчаса прошли, к счастью, очень быстро, и Сэм с облегчением услышала звонок. Обрадованная, она поспешила в школьный спортзал. Физкультура – единственный урок, общий у неё с Элли. Здесь уроки отличаются от физкультуры в начальной школе: их разделяют на обучающий и игровой отрезки. Несмотря на спешку, Сэм едва успела добежать вовремя, потому что столовая располагалась в противоположной части школьной территории. В заднем ряду она увидела рыжие волосы Элли, которые ни с чем не спутаешь, и с радостью плюхнулась на свободный стул рядом с ней. Они поприветствовали друг дружку, и тут прозвенел звонок, возвещавший о начале урока. – Ты не представляешь, как я рада тебя видеть! – чуть не плача, воскликнула Сэм. Беспокойство, накапливавшееся весь день, угрожало хлынуть через край, но она изо всех сил его сдерживала. – Что случилось? – встревоженно спросила Элли. Сэм явно было не по себе. Элли, конечно, тоже расстроилась, не увидев её на обеде, но не в характере подруги было придавать этому настолько большое значение. – Просто слишком много всего навалилось, – призналась Сэм. – Я почти никого не знаю. Едва успеваю на уроки, потому что классы разбросаны по всей территории. А на обеде я сидела одна. Элли взяла её за руку и крепко сжала. – Я знаю тебя, Сэм. Готова поспорить, что к концу недели ты подружишься почти со всеми. А ещё узнаешь самую короткую дорогу между классами, ну а твой столик вообще будет самым громким во всей столовой! Сэм засмеялась, и настроение сразу улучшилось. Элли умела говорить именно то, что она хотела услышать, и Сэм её очень за это любила. – Простите, девочки? Сэм быстро подняла голову, услышав укоризненный голос учительницы, и сразу пала духом, заметив её недовольный взгляд. – Пожалуйста, простите, что прерываю вас, – начала учительница, уперев руки в стройные бёдра. – Я уверена, что вы обсуждаете что-то ужасно важное, но мне ваше поведение кажется невежливым. По классу пробежали смешки; Сэм и Элли ещё глубже вжались в стулья. – Давайте посмотрим, – сказала учительница, всматриваясь в распечатанный список учеников класса. Сэм видела такие распечатки и на других уроках. Рядом с именами располагались фотографии, сделанные на ознакомительном занятии. – Саманта Вулф и Эллисон Паркер? – Сэм и Элли, – ответила Сэм и сразу поняла, что не стоило поправлять учительницу. – Простите, – быстро добавила она, – я просто очень обрадовалась, наконец увидев Элли. У нас нет других совместных уроков. Я не хотела перебить вас. Учительница слегка склонила голову, приподняла бровь и отвернулась. Судя по всему, удовлетворённая извинением, она написала на доске синим маркером своё имя. – Меня зовут мисс Ковингтон, – объявила она, очевидно, на случай, если кто-то не смог прочитать. Повернувшись обратно к классу, она скрестила руки на груди. Ростом она была не выше пяти футов, но при этом выглядела так, что её просто невозможно не уважать. Прямая спина, расправленные плечи – она напомнила Сэм сержанта-инструктора. Медово-жёлтые волосы тщательно расчёсаны и обрезаны на высоте плеч, а чёлка закреплена заколками, чтобы волосы не попадали в глаза. Она была довольно миловидна, несмотря на строгие манеры. Наверное, ей было не больше двадцати пяти. А потом мисс Ковингтон улыбнулась. Преображение было просто потрясающим, и первое впечатление Сэм тут же переменилось. Молодая учительница опустила руки, шагнула вперёд и облокотилась на стол. – Первый день всегда даётся тяжело, – сказала она, посмотрев на Сэм. – Но, полагаю, этот учебный год будет приятным. На моих уроках действуют простые правила, которые я прошу вас соблюдать. Я раздам их вместе с анкетами, чтобы чуть лучше вас узнать. Анкеты вы должны сдать завтра, они стоят десять баллов. Если вы справитесь с этим домашним заданием, то начнёте год с пятёрок. По классу разнеслись вздохи облегчения, и мисс Ковингтон попросила кого-нибудь раздать листочки. Прежде чем Сэм успела отреагировать, руку поднял кто-то ещё. Девочка встала и прошла к учительскому столу, и Сэм узнала в ней сбежавшую соседку по шкафчику. Пока девочка ходила между рядами, Сэм пыталась вспомнить её имя. Они несколько лет учились в одной начальной школе, но в разных классах. Девочка была робкой и держалась отдельно на детской площадке. Сэм вспомнила, что иногда её обижали другие ребята. «Келли? Нет, не Келли», – подумала Сэм, стуча пальцем по карандашу. Разглядывая девочку и копаясь в глубинах памяти, она заметила, насколько же не по размеру у неё одежда. А ещё грязная. Ну, точнее, даже не то что грязная, но в каких-то пятнах. Джинсы даже выглядели аккуратно отглаженными, вплоть до стрелок, но слишком короткими. Теннисные туфли были дырявыми, и из них торчали носки. – Что таращишься? Не вписываюсь в твои стандарты? Сэм вздрогнула, поняв, что туфли, которые она разглядывает, стоят уже совсем рядом. Она покраснела и взглянула обвинительнице в глаза, и имя вдруг само всплыло в голове. – Кэсси Санчес! – сказала Сэм, не зная, как ещё ответить. Кэсси окинула её хмурым, удивлённым взглядом. – Чего? Ну, хорошо, ты знаешь моё имя. Это должно меня впечатлить или что? С силой опустив бумаги на стол Сэм, Кэсси схватила пальцами прядь волос, выбившуюся из хвостика. Движение выглядело заученным, и Сэм показалось, что это нервная привычка. Одежда Кэсси выглядела не очень опрятной, но вот её длинные чёрные волосы были чистыми и блестящими, хорошо оттеняя оливковую кожу. – Извини, – пробормотала Сэм, забирая листочки. – Ты просто моя соседка по шкафчику. А смотрела я на тебя, потому что пыталась вспомнить, как тебя зовут. Честно. Сэм огляделась, надеясь, что никто больше не слушает их разговора. Похоже, интересовалась происходящим одна только Элли. – Много ты сегодня извиняешься, – сказала Кэсси и отвернулась, прежде чем Сэм успела хоть что-то ответить. – Не волнуйся, – шепнула Элли, толкнув Сэм в бок. – Она всегда была странноватой. Я пыталась с ней поговорить в прошлом году, а она меня игнорировала. Сэм, впрочем, всё-таки мучила совесть, и она решила во что бы то ни стало извиниться перед Кэсси. У них целый год будет общий шкафчик, так что возможность появится. Остаток учебного дня прошёл нормально, Сэм даже встретила нескольких друзей на последних двух уроках – физики и социологии. Настроение Сэм заметно улучшилось, и она прождала целых десять минут у своего открытого шкафчика, надеясь помириться с Кэсси. Но, когда толпа в коридоре разошлась, стало ясно, что девочка побывала там раньше её. Наконец сдавшись, Сэм захлопнула дверь, закрыла её кодовым замком и пошла на улицу, где утром их высадили из автобуса. Пройдя несколько шагов, она вдруг обратила внимание, что коридоры уже пусты, и перешла на бег. Распахнув входные двери, она увидела, как последний автобус поворачивает за угол, оставляя за собой маленькие клубы дыма. Длинная подъездная дорожка для школьных автобусов была абсолютно пуста. Остались только родители в собственных машинах. Она опоздала на автобус! Шлёпнув себя ладонью по лбу, Сэм сбросила на землю тяжёлый рюкзак и достала оттуда телефон. Едва она включила его, телефон тут же зазвонил. Это была Элли. – Ты где? – закричала Элли, с трудом перекрикивая шумных соседей по автобусу. – Я пыталась попросить водителя подождать, но он ни в какую! – Я ждала Кэсси, чтобы поговорить, – объяснила Сэм. – Я не знала, что автобусы так рано уезжают. Как вообще все так быстро на них сели? Обещав, что отправит сообщение сразу, как вернётся домой, Сэм с огромной неохотой позвонила маме. Она отлично знала, как же трудно усадить в машину её двухлетних сестёр-близняшек. Миссис Вулф была очень недовольна, но сказала, что постарается приехать как можно скорее. Оставалось только ждать, и Сэм решила погулять по территории школы, пока не приедет мама. Пиная встреченные на дороге камни, Сэм даже не смотрела, куда идёт; она думала о лесных тропинках недалеко от дома. Через несколько минут она оказалась на небольшой парковке для учителей. Там стояло немало машин, и Сэм решила, что их владельцы ещё работают. Мама несколько лет проработала учительницей, прежде чем сосредоточиться на воспитании близняшек. Пока мама работала, она всегда возвращалась домой позже Сэм и часто продолжала до глубокой ночи проверять домашние задания. Сэм переступила бордюр и пошла по траве вдоль дороги, и тут её внимание привлекло какое-то движение в стоявшем неподалёку «Фольксвагене»-«жуке». Она прищурилась, пытаясь разглядеть что-нибудь в вечернем свете, затем нырнула в тень близлежащего здания, чтобы присмотреться получше. Старая машина была уютного голубого цвета, и Сэм не удивилась, увидев за рулём женщину. Удивило её другое: женщина закрыла лицо руками, а её плечи сотрясались от рыданий. Даже через закрытое окно Сэм слышала всхлипы. А ещё сильнее удивилась Сэм, поняв, что это мисс Ковингтон. 3. Дом там, где домашнее задание По дороге домой Сэм сидела тихо. Поймав мамин взгляд, она закатила глаза. Мама словно всегда знает, что что-то случилось. – Я тут спорила с собой, говорить тебе или нет, – призналась Сэм. – Но я совсем забыла, что ты всегда догадываешься, о чём я думаю. – Давай, говори, – сказала мама, смотря в зеркало заднего вида на близняшек. – И тебе станет легче, – уже мягче добавила она и, остановившись на красный свет, повернулась к Сэм. Сэм не знала, с чего начать, так что решила рассказать маме о первом злополучном разговоре с новой учительницей. Когда она дошла до того, как молодая женщина плакала в машине, Кейти сильно нахмурилась. – Я знаю, тебе не нравится, когда кто-то тебе грубит, – сказала мама, проехав перекрёсток. – А ещё больше тебе не нравится, когда кто-то расстроен, но мне кажется, что об этом тебе лучше забыть, Сэм. Полагаю, мисс Ковингтон просто устала от долгого рабочего дня в школе и решила таким способом выпустить пар. – О нет, – ахнула Сэм. – Как думаешь, это может быть из-за разговора со мной? Кейти засмеялась и мягко коснулась руки Сэм. – Сэм, когда я работала учительницей, ученики постоянно меня перебивали. Причём так, как ты, почти никто не извинялся. Я уверена, что это никак не связано с её… срывом. По крайней мере, я надеюсь, что она в самом деле не настолько чувствительна, иначе долго ей не продержаться. – Мисс Ковингтон – новенькая учительница? Услышав мамины слова, Сэм приободрилась. После ухода с учительской работы мама вошла в школьный совет и знала обо всех новых сотрудниках. – Да, это её первый год работы учителем. Но, пожалуйста, никому об этом не рассказывай, особенно учитывая, что ты видела сегодня. Сэм была разочарована. Неужели мама всерьёз думает, что она способна на такое? Тем не менее слова она выбирала тщательно: – Я ни за что так не поступлю, мам. – О, я знаю, Сэм, – ответила Кейти, когда они въехали на длинную подъездную дорожку, ведущую к дому. Припарковав машину, она подняла руку, показывая, чтобы Сэм не уходила сразу. – Просто помни: я, конечно, не буду просить тебя не рассказывать ничего Элли, потому что всё равно знаю, что ты не выполнишь этого обещания, но если ты расскажешь ещё хоть кому-нибудь, это уже будут сплетни. «Мне и поговорить-то больше не с кем», – подумала Сэм. Но мама явно ждала от неё не такого ответа. Сэм – не сплетница. Она, может быть, любопытная и настойчивая и иногда лезет не в своё дело, но уж точно не рассказывает потом об этом всем подряд. В данном случае, впрочем, мамино беспокойство вполне понятно. О таком можно проболтаться, даже не желая того – например, сидя в автобусе или на обеде. Чтобы запустить слух, много усилий не требуется, а новая учительница от этого пострадает. Сэм понимающе кивнула и улыбнулась маме. – Я понимаю, о чём ты, – заверила её Сэм. – Если я и расскажу Элли, то там, где нас никто не подслушает, и я не буду донимать мисс Ковингтон. У нас, конечно, знакомство не задалось, но человек она вроде бы хороший. Я не хочу портить ей жизнь. Тут раскричались близняшки – им явно не нравилось, что приходится так долго сидеть в машине после приезда домой. Кейти, судя по всему, осталась довольна ответом Сэм и переключила внимание на её младших сестёр. – Придержите коней, девочки! – воскликнула она, состроив смешную гримасу. Малышки тут же начали неумело подражать лошадиному ржанию, а потом засмеялись друг дружке. Это хорошо отработанная игра, в которую они играли ещё до того, как начали ползать. Сэм помогла сестрёнкам выбраться из машины, потом закрылась в своей комнате, чтобы сделать домашнее задание. Заданий было не много, самое большое – прочитать целую первую главу учебника истории. Сэм нравилось читать, но она предпочитала художественную литературу. Без особых усилий она, справившись с десятком уравнений по математике, заполнила анкету мисс Ковингтон, а потом достала из рюкзака огромный учебник истории. В этот момент близняшки решили, что настала пора поиграть. Сэм услышала их топот в коридоре задолго до того, как они добрались до её комнаты. Она сделала глубокий вдох и приготовилась разбить их маленькие сердечки. Они распахнули её дверь – этому трюку они научились несколько недель назад. Сэм увидела, как в дверь просовываются милые светлые головки близняшек. Обе девочки унаследовали мамины ярко-голубые глаза, а вот у Сэм были такие же тёмно-русые волосы и необычные зелёные глаза, как у отца. Сэм любила сестрёнок и обычно с удовольствием их развлекала. Но сейчас ей нужно сначала закончить с домашним заданием. – Сэмми не может сейчас с вами играть, – сказала она. Пропустив её слова мимо ушей, близняшки вошли в комнату и попытались забраться на её кровать. Хватаясь за мягкое одеяло, они в конце концов взяли высоту, смяв при этом примерно половину домашнего задания, разложенного на кровати. Тревожно вскрикнув, Сэм бросилась к своим записям, пытаясь спасти как можно больше. Испугавшись крика старшей сестры, близняшки изумлённо уставились на неё, и их личики тут же сморщились. – О нет, – застонала Сэм, понимая, что будет дальше. – Табби, Абби, я не хотела. Я на вас не злюсь. Всё хорошо! Близняшек, впрочем, мольбы сестры не убедили; они открыли ротики и дружно разревелись. Опустив голову, Сэм отошла от кровати, оставив смятые и разорванные бумаги валяться на полу. В дверях появилась Кейти, ожидая найти в комнате обиженных близняшек и старшую сестру, которая наотрез отказывается играть. Но, увидев, что Сэм стоит на коленях, отчаянно пытаясь разгладить смятые листочки, она быстро прогнала близняшек. – Извини, Сэм, – тихо сказала она, заметив расстроенное лицо дочери. – Я отвернулась на секундочку. Они ещё не привыкли, что Сэмми теперь не всегда сможет с ними играть. Отправлю их в другую комнату до ужина. – Спасибо, мам, – ответила Сэм. – Думаешь, мисс Ковингтон поверит, что мои сёстры съели домашнее задание? – добавила она, протянув ей разорванную анкету. Кейти с мягкой усмешкой забрала бумагу у Сэм. – Я заклею её скотчем и приложу записку – объясню, что произошло. Уверена, всё будет хорошо. Кивнув, Сэм засунула остальные домашние задания в рюкзак и вернулась к учебнику истории. Она закрыла дверь, пожалев, что на ней нет замка, и, опершись об изголовье кровати, приступила к чтению. После первого же абзаца зазвенел мобильный телефон. Она поставила специальный сигнал на входящие сообщения от Элли, так что точно знала, что это от её лучшей подруги. Ей не терпелось рассказать о том, что произошло с мисс Ковингтон, но она всё же решила, что это подождёт. Глянув на сообщение, Сэм увидела, что Элли вот-вот помрёт от скуки и хочет, чтобы Сэм пришла прямо сейчас. Покачав головой и улыбнувшись таким эмоциональным сообщениям подруги, Сэм написала ответ. «Надо сделать домашнее задание. Приду после ужина. Хочу рассказать тебе кое-что!» Она ещё шире улыбнулась, зная, что последняя фраза сведёт Элли с ума. Сэм снова попыталась сосредоточиться на истории древних цивилизаций. Когда телефон подал сигнал, она отключила его. Отчаянно стараясь не разозлиться, она в третий раз прочитала первый абзац. – Я хочу играть, СЭММИ! – вдруг закричала Абби из коридора. Сэм точно знала, что это Абби, потому что Табби всё ещё разговаривала фразами не длиннее пары слов. – Абигейл, мама же сказала: Саманта сейчас занята. Будь большой девочкой и подожди. Сэм вздрогнула, услышав своё полное имя. Её родителям очень нравилось звать её именно так. Мама просто с ума сходила, когда Сэм называла близняшек «Абби и Табби», но от этой привычки избавиться очень сложно. Табиту, например, назвали в честь прабабушки, которая очень оскорблялась на уменьшительное имя Табби. Так что когда Сэм называет так свою младшую сестру, это почему-то считается неуважением. Сэм часто заморгала и покачала головой, понимая, что мысли опять уплыли куда-то в сторону. Она до сих пор читает первый абзац! «Ничего не получится», – подумала она, захлопнув книгу. Сэм посмотрела в окно на вечернее небо и приняла решение. Схватив учебник истории, она пошла к чёрному ходу и надела свои старые кроссовки. Она их очень любила даже несмотря на то, что они уже буквально разваливались. Тем не менее она по-прежнему их обожала и отказывалась выбрасывать, несмотря на мамино недовольство. – Ты куда? – спросила Кейти из кухни, где боролась с близняшками, пытаясь усадить их на высокие стульчики для кормления. Вопрос напомнил Сэм, что она голодна, и она прошла к холодильнику. – Пойду в амбар, почитаю, – сказала она, заглядывая в холодильник. Вытащив бутылку с напитком и сырную палочку, она взмахнула учебником. – Мне нужно прочитать одну главу, но я вернусь и помогу с ужином. Сегодня очередь её старшего брата накрывать на стол, но он не вернётся вовремя с футбольной тренировки. У Хантера сегодня первый день в старшей школе, и Сэм надеялась, что у него этот день выдался получше, чем у неё. Он, конечно, всячески её изводит, но он всего на два года старше, и когда-то они были довольно близки. Они стали лучше друг к другу относиться после поездки на пляж в прошлом месяце, где Хантер и Джон, старший брат Элли, помогли распутать сложную загадку[1 - Читай о приключениях ребят на пляже в книге «Тайна домика на пляже»!]. С ужином обычно помогал папа, но сейчас он улетел на Аляску на ежегодную рыбалку. Он профессиональный рыбак и стал единственным кормильцем семьи после того, как мама ушла с работы. Денег часто не хватало, но в последнее время дела у папы пошли на лад, и начальник даёт ему всё больше обязанностей. Это также означало, что папа, возможно, задержится в командировке дольше. Сэм старалась не задумываться об этом. Борясь с угрызениями совести из-за того, что оставила маму наедине с орущими двухлетками, она направилась к самому своему любимому месту во всём мире – обшарпанному амбару в дальнем конце их земельного участка. Скромный старый дом её семьи стоял на участке в три акра. Большая часть этой земли расположена позади дома; широкая подстриженная лужайка постепенно переходит в лес, окружающий маленький городок, в котором они живут. Родители купили этот дом за год до её рождения, так что никакого другого дома она не знала. За это время амбар использовали только как склад вещей и место для снов наяву. Когда-то в нём держали лошадей, но сейчас там можно найти только паутину и пыль. Открыв большие скрипучие двери амбара, Сэм вошла внутрь и вдохнула знакомый запах лежалого сена и потёртых кедровых половиц. Солнечный свет проникал в амбар через выломанные доски в стенах, и она на мгновение остановилась под тёплыми лучами, закрыла глаза и повернула голову к свету. С самого детства Сэм мечтала о собственной лошади, о том, что к нынешней атмосфере добавятся уникальные запахи от лошади, кожи и седельного мыла. Но она единственная во всей семье, кто был готов тратить время и силы на уход за лошадью, и ей всегда говорили, что она ещё слишком маленькая. А теперь, когда Сэм подросла, у родителей не было денег ни на саму лошадь, ни на то, чтобы за ней ухаживать. Вздохнув, Сэм отвернулась от света и забралась на чердак. Папа каждый год бросал туда пару тюков свежего сена, потому что знал, что ей нравится здесь сидеть. Плюхнувшись на примятое сено, она сбросила кроссовки и открыла книгу. – Теперь я могу сосредоточиться! – громко сказала Сэм, наслаждаясь тишиной. К сожалению, она заснула, даже не успев открыть первую страницу. 4. Кэсси Второй учебный день начался куда лучше, чем первый, отчасти – потому, что Сэм уже точно знала, куда идти, и не приходилось везде бежать бегом. Опять же, когда представляешь, что тебя ждёт, боишься как-то меньше. В автобусе она всю дорогу объясняла Элли, почему так и не пришла к ней вчера вечером. К тому моменту, когда Хантер разбудил её, кинув в лицо сеном, она уже опоздала на ужин. Пока она поела и помылась, уже настало время купать близняшек и укладывать их спать. Сэм, конечно, отправила Элли сообщение, но подруге этого оказалось недостаточно. И Сэм пообещала провести с ней время сегодня после школы. У Элли работали и мама, и папа, и обычно они приходили домой поздно вечером. Поскольку её старший брат Джон возвращался с футбольных тренировок не раньше шести, она на некоторое время оставалась в своём огромном доме совсем одна. Так что Сэм часто ходила к Элли в гости – у неё ещё и была большая игровая комната. На первом уроке Сэм ждал приятный сюрприз: девочка, уже знакомая по предыдущей школе, опоздала. Сэм помахала ей и показала на пустой стул рядом с собой, радуясь, что на занятиях по рисованию будет с кем поговорить. На второй обеденной смене она прошла в двери столовой и остановилась, робко оглядываясь; её хорошее настроение быстро улетучивалось. Сэм твёрдо намеревалась найти друзей, чтобы обедать вместе с ними. Но для этого нужно поднять голову вверх, а не стоять глазами в пол. Сделав глубокий вдох, она шагнула вперёд, и тут кто-то схватил её сзади. – Сэм! – крикнула Элли ей в ухо. Сэм повернулась к лучшей подруге. – Элли! Меня чуть инфаркт не хватил! – с шуточной укоризной воскликнула она. – Что ты тут делаешь? – По-моему, что-то перепутали со списками классов, – объяснила Элли. – На третьем уроке, домоводстве, собралось человек сорок, так что пришлось отправить некоторых на другие занятия. Я теперь хожу на резьбу по дереву. Думала, возненавижу эти занятия, но на самом деле всё довольно круто. Я сделаю маме на Рождество шкатулку для драгоценностей! Так вот, – торопливо продолжила она, не давая Сэм вставить ни слова, – теперь я хожу на обед во вторую смену, так что буду обедать с тобой! Болтая, они встали в очередь за едой. Сэм взяла поднос, потом протянула Элли другой. Как же ей повезло! – Идеально! – воскликнула она, кладя себе большой кусок пиццы. – Хоть так, раз уж совместный у нас всего один урок. И, опять же, я не буду «той девочкой, которая каждый день на обеде сидит одна!». Смеясь, они нашли свободный столик и сели. Сэм даже уже было неважно, сядет ли с ними ещё кто-нибудь. Главное, что с ней Элли. Однако, откусив от пиццы приличный кусок, она заметила, что мимо идёт Кэсси. Всё ещё желая извиниться за вчерашнее, Сэм положила еду обратно на поднос и встала. – Кэсси! – позвала она удивлённую девочку. – Хочешь поесть с нами? Тут много места. Кэсси неуверенно посмотрела на Сэм, словно обдумывая варианты. Сэм понимала, что Кэсси подозревает, что её, возможно, просто дразнят. Неудивительно, что она сразу насторожилась. Другие ребята нередко смеялись над необычной девочкой, и она не слишком привыкла к нормальному общению. – Ага, садись со мной! – добавила Элли, постучав по пустому стулу. – М-м-м… ладно. Ну, то есть да, конечно, – наконец пробормотала Кэсси. Она медленно подошла к столу, стараясь не встречаться взглядами с другими девочками. Элли и Сэм вопросительно переглянулись, и Сэм пожала плечами. Она даже не представляла, почему Кэсси так неуверенно ведёт себя с ними. Она знала, что Кэсси не такая, как все, и её из-за этого дразнят, но не очень много с ней общалась, так что не могла знать, насколько плохо с ней обращались другие дети. – Что у тебя на обед? – спросила Сэм, пытаясь завязать разговор. Кэсси выложила на стол смятый, потёртый бумажный пакет и стала его разворачивать. По состоянию бумаги было очевидно, что пакет используется уже не в первый раз. Не проронив ни слова, она сунула руку внутрь и достала маленькое, мягкое на вид яблоко. Рядом она положила упаковку крекеров с сыром. Когда она открыла крекеры, стало ясно, что больше у неё ничего нет. Сэм была поражена. Внутри зрело плохое предчувствие. Рискуя, что её снова обвинят в невежливости, она стала рассматривать Кэсси. На ней та же одежда, что и вчера. Рюкзак, который она поставила на пол, разваливается, разорванные края закреплены скотчем. Но, как и вчера, она не выглядела замарашкой. А одежда, пусть даже старая и покрытая пятнами, тоже не была грязной. Кэсси высокая для своего возраста, как и Сэм. Возможно, она даже была примерно одного роста с Сэм, но намного более худая. Её лицо было бледным в сравнении с тёмными волосами, а щёки казались слегка ввалившимися. У Кэсси были глубокосидящие светло-карие глаза, а под ними – черновато-фиолетовые полосы. У неё было приятное лицо, когда она не хмурилась, но в целом выглядела она не очень хорошо. – Кэсси, – осторожно начала Сэм, – ты не думала записаться на бесплатные обеды? Не донеся яблоко до рта, Кэсси сильно ударила им об стол; Сэм и Элли даже подпрыгнули. – С чего ты взяла, что мне нужны подачки? – спросила она, гневно глядя на Сэм. Эта странная вспышка сбивала Сэм с толку. Чаще всего Кэсси казалась робкой и необщительной. Но если её осуждали, она тут же давала отпор. «Должно быть, именно так она научилась защищаться», – подумала Сэм. Поняв, что нужно быть очень осторожной, она стала тщательно подбирать слова. – Это не подачка, – тихо сказала она. – Это хорошая программа, ею пользуются многие ребята… даже я. Выражение лица Кэсси тут же изменилось, и она посмотрела на сморщенное яблоко в руке. – Ой. – Я пользуюсь ею уже два года, с тех пор как мама перестала работать, – сказала Сэм. – И это мне очень помогло, потому что обычные обеды довольно дорогие. Ты знала, что утром дают ещё и бесплатный завтрак? Теперь Кэсси смотрела на Сэм с интересом. – Правда? Я не знала. Даже не заполняла формуляров. Не хочу, чтобы люди думали, что… ну, что мне нужна помощь. Последние слова она произнесла так тихо, что Сэм и Элли едва расслышали её. – Это не программа для бедных, Кэсси, – объяснила Элли. – Здесь, наверное, ею пользуются больше половины учеников. Ты стоишь в общей очереди, а когда даёшь продавцам номер своего пропуска, они видят, что обед оплачен. Никто ничего не узнает. Формуляр лежал вместе с другими документами для средней школы. Он до сих пор у тебя? Молча кивнув, Кэсси начала крутить пальцами черенок яблока, пока совсем его не оторвала. – И что мне с ним делать? – спросила она, не смотря на девочек. Элли с воодушевлением улыбнулась: – Просто заполняешь, а потом отдаёшь в административный отдел. Через день или два они всё подготовят. Может быть, мама или папа помогут тебе его заполнить? Кэсси молчала почти минуту. В конце концов она отложила яблоко, и её черты лица смягчились: – Я живу с бабушкой, она в таких вещах не разбирается. Но… Кэсси развернулась и начала рыться в рюкзаке; найдя формуляр, она положила его на стол. – Может, вы… мне поможете, а? – робко спросила она. – Конечно! – весело ответила Элли. – Готова поспорить, ты ещё до конца недели начнёшь бесплатно завтракать и обедать! Кэсси улыбнулась, и её лицо совершенно изменилось. Сэм была настолько заинтригована, что её внезапно охватило желание по-настоящему узнать её получше. Она восхитилась её силой духа и поняла, что за её внешним видом скрывается много интересного. – Кэсси, хочешь приехать в пятницу после школы и посидеть со мной и Элли? – спросила она, не особенно надеясь на положительный ответ. – Ты серьёзно? – спросила Кэсси и посмотрела на Сэм с такой надеждой в глазах, что Сэм просто не смогла не подтвердить приглашение: – Конечно. Если хочешь, можешь даже остаться на ночь. Уверена, моя мама разрешит. Но предупреждаю: у меня две двухлетних сестры-близняшки и четырнадцатилетний брат, который нас с ума сведёт! – Сейчас ещё достаточно тепло – может быть, просто поставить палатку у тебя на заднем дворе? – предложила Элли, явно обрадовавшись идее с ночёвкой. – М-м-м, надо будет спросить бабушку, и всё такое, но, наверное, меня отпустят. Ну, я… да, я уверена, что будет весело! – Кэсси явно была очень сильно взволнована. Прозвенел звонок, обозначавший конец обеда, и девочки поспешно убрали со стола. Они успели на четвёртый урок за пару минут до начала, и Кэсси тепло улыбнулась, когда они расходились, чтобы занять свои места. – Она в самом деле мне нравится, – шепнула Элли, когда они с Сэм достали свои домашние задания. Сэм в очередной раз разгладила складки на помятой, заклеенной анкете, надеясь, что записки от мамы будет достаточно, чтобы у неё не возникло проблем. – Мне тоже, – ответила она. – По-моему, Кэсси просто нужны настоящие друзья. Прозвонил звонок. Сэм приложила палец к губам, когда Элли собралась и дальше болтать. Сегодня дела шли замечательно, и ей совсем не хотелось новых проблем с учительницей. Урок прошёл без происшествий. Воодушевлённая Сэм решила предложить свою помощь мисс Ковингтон. Она знала, что у мамы в классах были ученики-помощники, которые помогали собирать домашние задания, передавать сообщения, делать ксерокопии и так далее. Практически все в классе были заняты новым заданием, но Сэм уже его выполнила. Она прошла с листком к учительскому столу, где мисс Ковингтон внимательно разглядывала экран компьютера. Не желая мешать ей читать, Сэм прошла ей за спину и стала терпеливо ждать. Учительский стол был двусторонним и стоял под углом в переднем правом углу класса. Монитор стоял на стороне, прилегавшей вплотную к стене, так что мисс Ковингтон сидела к Сэм спиной. Не зная, ждать ещё или нет, Сэм, не удержавшись, посмотрела через плечо учительницы и увидела на экране компьютера заголовок статьи: Украден «Глаз Ориона»! Был там и подзаголовок, но его Сэм уже не разглядела. Заинтригованная, она подошла на шаг ближе. Почувствовав движение позади себя, мисс Ковингтон повернулась и увидела, что Сэм смотрит ей через плечо. – Прости, чем могу помочь? – ровным голосом спросила молодая женщина, щелчком мыши свернув страницу. Сэм густо покраснела и неуверенно протянула ей листок. Всё пошло не так, как она планировала. «Почему мисс Ковингтон не хочет, чтобы я увидела эту статью?» Сэм покачала головой, прогоняя непрошеную мысль, и сосредоточилась на задании. – Моя мама была учительницей, и… м-м-м, ну, я просто хотела сказать, что если вам нужна какая-нибудь помощь, то… я хотела бы вам помочь. Я, конечно, не думаю, что вам необходима помощь, – быстро добавила Сэм, увидев, что учительница хмурится ещё больше. – Я просто знаю, что моей маме помогали ученики, и… ну, я тоже могу делать то же самое. Ну, помогать вам. Если понадобится. Повисло неловкое молчание. Сэм отступила на пару шагов, пока подбирала слова, и теперь стояла, сложив руки перед собой и раскачиваясь на пятках. Несколько учеников на первых партах даже прервали работу, наблюдая за диалогом. – Спасибо, Сэм, – наконец ответила мисс Ковингтон с натянутой вежливостью. – Буду иметь в виду. Можешь садиться на место. Радуясь, что её отпустили, Сэм резко развернулась. Но, шагнув к своей парте, она заметила, что мисс Ковингтон потянулась к старой газете на столе и украдкой её перевернула. До этого Сэм её не замечала, но ей удалось заметить несколько слов, прежде чем учительница успела спрятать газету. Сэм, уже не просто заинтригованная, торопливо прошла на место. Ей не терпелось рассказать Элли о том, что она видела вчера на парковке, но теперь у неё было что к этому добавить. В газете, как и на экране учительского компьютера, было слово «Орион». Но ещё там было имя, которое вдруг очень заинтересовало Сэм: Ковингтон. 5. Что в имени твоём? Монитор освещал лица девочек голубым светом. Сэм и Элли наклонились поближе, чтобы прочитать результаты поиска. Они сидели в богато обставленной комнате в доме Элли. Вдоль стен располагались книжные шкафы, а на полу лежал дорогой персидский ковёр. – «Глаз Ориона» – редкий шестидесятикаратный звёздчатый рубин, – прочитала Сэм. – Найден в Бирме в начале двадцатого века, в тридцатых годах куплен за 25 000 долларов Самуэлем Ковингтоном. Сейчас его примерная цена – три миллиона долларов!» Сэм присвистнула и посмотрела на Элли; та вытаращила глаза. – Ух ты, это куча денег! – А о краже ничего не говорится? – спросила Элли, просматривая остальную статью. Она встревожилась, когда Сэм рассказала ей, что вчера видела мисс Ковингтон плачущей в своей машине. Учительница казалась хорошим человеком, и Элли очень надеялась, что у неё всё хорошо. Но этот странный поворот добавил новой учительнице таинственности. Она родственница Самуэля Ковингтона? Она плакала, потому что драгоценный камень украли? Элли знала, что если кто и сможет узнать ответ на эти вопросы, так это Сэм! – Я здесь ничего об этом не вижу, а ты? – ответила Сэм, всё ещё прокручивая экран. Когда Элли отрицательно покачала головой, Сэм задала новый поисковый запрос, добавив слово «кража». Появилось несколько новых результатов, и пятая статья сверху, похоже, оказалась той самой. – Вот она! – торжествующе воскликнула Сэм, увидев сайт газеты. – Я узнала баннер наверху. Так, посмотрим… его украли три года назад из дома биржевого магната Питера Ковингтона. Сэм недоуменно посмотрела на Элли: – Кто такой «магнат»? – Ну, большая шишка, наверное. Он хорош в своей работе и зарабатывает кучу денег. – Хм, – повернувшись обратно к компьютеру, Сэм продолжила читать: – «Представители Питера Ковингтона очень неохотно выдавали информацию об ограблении. Официальный запрос показал, что мистер Ковингтон знал, что вора зовут Джон Браун, и в происшествии замешан по крайней мере один член семьи. Несмотря на это, никто не был арестован и не было выдано ни одного ордера. Это приводит нас к выводу, что имя настоящего вора неизвестно, и, поскольку страховая компания после шестимесячного расследования выплатила немалую сумму, дело считается бесперспективным и, возможно, никогда не будет раскрыто». В изумлении замолчав, Сэм почувствовала, как у неё встают дыбом волосы на затылке… такое чувство часто проявляется у неё перед важной догадкой. «Чего-то не хватает», – подумала она. Постукивая пальцем по краю большого деревянного стола, она не сводила взгляд с имени «Ковингтон». – Ковингтон, – громко сказала она, понимая, что её подсознание сосредоточилось на этом имени не без причины. – Ковингтон! – повторила она, на этот раз ещё увереннее. Сэм вернулась к исходным результатам поиска и стала внимательно их просматривать. – Чего ты ищешь? – спросила Элли, понимая, что подруга напала на какой-то след. – Вот! – воскликнула Сэм. – Питер Ковингтон живёт в городе всего в паре часов езды отсюда, в штате Вашингтон. Как думаешь, каковы шансы? – На что? Что мисс Ковингтон – его родственница? Думаю, высоки. – Нет! То, что она его родственница – очевидно. Я говорю о ранчо Ковингтон! – Сэм, уже сидевшая на краю стула, схватила Элли за руку. – Помнишь, старое заброшенное коневодческое ранчо на вершине холма? Там никто не жил с тех пор, как я родилась, но я часто размышляла о том, как оно выглядело раньше. – Да, конечно, я его знаю. Мы туда много раз бегали, – сказала Элли. – Наверное, я просто не обращала внимания на вывеску над входом. Сэм хорошо помнила арку из кованого железа. Она всегда восхищалась этими красивыми буквами и считала, что этот дизайн очень удачен. Отец объяснил, что когда-то так выглядело тавро, которым клеймили очень дорогих коней-производителей, которых разводили на ранчо. Большая буква C в форме подковы и заглавная буква R[2 - Covington Ranch – то есть тавро состоит из первых букв названия ранчо.], свисающая с неё под углом. Во многих мечтах наяву, сидя на чердаке амбара, Сэм думала о заброшенном ранчо, но, хотя тавро она помнила хорошо, имя Ковингтонов ей не доводилось слышать много лет. – Ты правда думаешь, что это одна и та же семья? – спросила Элли, которую слова подруги не совсем убедили. – Прошло ужасно много времени. Разве ранчо не закрыли из-за какого-то жуткого происшествия или чего-то ещё такого? Сэм пожала плечами и снова повернулась к компьютеру. – Не помню, рассказывали ли мне вообще родители, почему ранчо заброшено, – призналась Сэм. После ещё нескольких запросов, не давших удовлетворительного результата, Сэм начала злиться. Она вскинула руки, встала и потянулась. – Думаю, прошло слишком много времени. Если мы хотим найти какие-то местные истории, надо идти в библиотеку и просматривать старые микрофильмы. Сэм знала о старой архивной системе только потому, что в прошлом году использовала её для поиска информации для доклада о происхождении её родного города, Оушенсайда. – Может, спросишь маму? – предложила Элли. – Думаю, она знает, особенно учитывая, что она работала в этой школе… – Не могу, – ответила Сэм, направляясь к выходу. – Мама уже предупредила меня, чтобы я не лезла в её дела. Если я начну задавать вопросы о прошлом мисс Ковингтон и о старом ранчо, она наверняка разозлится. А уж если узнает, что во всём этом замешана ещё и кража драгоценностей, то вообще придёт в ужас. Она наверняка переведёт меня в другой класс, и мы с тобой вообще не будем ходить вместе ни на один урок! – Может, ты и права, – признала Элли, выходя вслед за Сэм на улицу. – Этим летом у нас и так было немало проблем из-за того, что мы лезли в чужие дела. Но что нам ещё делать? – Бери свой велосипед, встретимся у моей подъездной дорожки, – сказала Сэм и бегом бросилась домой. Уже через пять минут девочки крутили педали, направляясь в сторону холма, который местные называли Маленькой Горой. На нём было около пятидесяти акров леса и всего три дома: два по сторонам и старое коневодческое ранчо наверху. Большая часть леса находилась на территории ранчо, а на заборе, стоявшем на границе этой территории, повсюду висели плакаты «Посторонним вход воспрещён», которые кто-то развесил пару лет назад. Девочки, как и многие другие ребята, просто игнорировали эти плакаты, но потом об этом узнали их родители и запретили туда ходить. Дорога, которую вполне логично называют Литтл-Маунтин-Роуд, Маленькой горной дорогой, была любимой трассой для катания на санках. В тёплое время года по ней часто ездили на велосипедах. Подруги уже несколько месяцев не катались на велосипедах, и Сэм тяжело дышала от усталости, когда они наконец выехали на вершину. – Ну неужели! – выдохнула она, останавливаясь у подножия арки. Ранчо выглядело точно так же – за исключением того, что кто-то недавно прополол сорняки вдоль длинной мощёной подъездной дорожки. Хороший знак. Элли остановилась у въезда. – Ты уверена? – спросила она у Сэм, разглядывая дремучий лес с обеих сторон. Они нередко ездили вместе на велосипедах. Этой дорогой, конечно, они не пользовались давным-давно, но выдумать отговорку, зачем им вдруг понадобилось поехать к ранчо, будет довольно легко. Но вот если они заедут на территорию, разговор будет уже совсем другой. За это их совершенно точно отругают. Кивнув, Сэм бросила велосипед на обочине. Пройдя по подъездной дорожке до самой эмблемы CR, она подняла голову и подбоченилась. – Надо просто заглянуть туда и посмотреть, стоит ли на территории машина мисс Ковингтон. Это единственный способ узнать точно – ну, не у самой же у неё спрашивать, – проговорила она. – И что вы собираетесь спрашивать у мисс Ковингтон? – внезапно послышался из-за спин девочек громкий, низкий голос. Подруги замерли от страха. 6. Ответы лишь приводят к новым вопросам Хантер буквально катался по земле от хохота. Сэм едва сдержалась, чтобы не пнуть старшего брата. – Не смешно! – крикнула ему Элли, но её первоначальная реакция уже сменилась невольной улыбкой. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=43661043&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Читай о приключениях ребят на пляже в книге «Тайна домика на пляже»! 2 Covington Ranch – то есть тавро состоит из первых букв названия ранчо.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 164.00 руб.