Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Woodpark

Woodpark
Woodpark Мадина Кеберлейн Что, если книги в Вашей домашней библиотеке являются порталами в фантастический мир?Что, если всем Вашим мечтам суждено рано или поздно сбыться?Что, если все события сплетены в единую логическую цепочку? "Woodpark" – фантастическая история компании подростков и их борьбы за мир, приправленная юмором. История, повествующая о необходимости баланса добра и зла в мире. История, напоминающая нам о важности поколений. История, указывающая нам на истиные ценности, забытые в суете современного мира. "Woodpark" – место, где всё простое сложно, а сложное так просто. Летний солнечный зной нагревал красную черепицу двухэтажного дома. Светловолосый мальчик беззаботно раскачивался на самодельной качели, приделанной к раскидистой ветви большого дерева. Корни старого дерева по – хозяйски заняли львиную долю двора, рассекая его на сегменты. Листва была настолько густая, что под ней можно было с легкостью укрыться от летнего зноя. Ветерок обдувал лицо мальчика, он закрыл глаза и мечтательно вдыхал свежий воздух, пропитанный беззаботностью. Ветер приносил с поля нежный аромат цветов: некоторые бутоны тянулись к солнцу, а были и такие, что прятались от жары под своей листвой. Последние же дарили свой сладкий аромат по ночам, под серебряными лучами луны и стрекотом цикад. Мальчик витал в мечтах о путешествиях и о новых знакомствах с интересными людьми. Он любил придумывать места, где бы он хотел оказаться. Порой эти места были выдуманы самим мальчиком. Как раз сейчас он прыгнул со стометрового водопада, а может и двухсотметрового (он ещё не решил), под ликующие возгласы своей семьи, которые аплодировали его смелости и любви к авантюризму. Пока он летел вниз, раскинув руки, он заметил несколько птиц с райским окрасом оперения, а ещё в кустах, прямо перед погружением в кристально чистую воду, он заметил глаза небывалого хищника, огромных размеров. Вот он уже с головой нырнул в воду, такую освежающую и бодрящую. Адреналин в его крови заставляет тело содрогаться. Мальчик радостно кричит и машет своей семье наверху. Солнце слепит, и он с трудом может разглядеть их фигуры, как вдруг луч солнца преломился и он услышал всплеск воды рядом. Мальчик резко открыл глаза, что-то вырвало его из мечтаний о райских местах. Он огляделся, дверь в дом заперта, вокруг никого не было. Только он прикрыл глаза, чтобы увидеть, кто прыгнул за ним следом, как сквозь шёпот листвы он опять услышал посторонний звук. Значит, ему всё же это не показалось. Он слез с качели и побрёл сквозь цветущее поле, звук доносился оттуда. Выйдя из поля, мальчик оказался на песчаном берегу бурной реки. Он напряжённо смотрел вдаль, в поисках источника шума. Послышался пронзительный нечеловеческий вопль, будто зверь попал в западню или капкан. И вот он остановил взгляд в точке на другом берегу, у мальчика выступил холодный пот. Он закрыл уши руками, вопль начал его глушить, голова кружилась, лицо исказилось от страха. Мальчик от испуга побежал обратно через поле, каждый раз оборачиваясь на вопль, страх заставлял его бежать прочь. Он перемахнул лестницу, вбежал в дом, захлопнул дверь и забился в угол за комодом в гостиной. Всё громче и громче раздавался вопль над полем, заставляя мальчика кричать от страха. Его взгляд был прикован к входной двери, сердце колотилось, дыхание было прерывистым. Он ждал, что вот – вот послышатся тяжёлые шаги на деревянном крыльце. *** Чёрный пикап въехал на закрытую территорию, перед воротами которой красовался указатель с название "Woodpark"[1 - Вымышленное название поселка.] – Вот мы и на месте! – радостно сообщил мужчина за рулём, подъезжая к участку с двухэтажным домом. – Ого! Сколько тут ребятни! Герман, ты только взгляни! Уверена, ты быстро найдёшь себе новых друзей! – с переднего пассажирского сидения, молодая женщина обратилась к мальчику, сидящему позади. Мальчик-подросток держал на коленях толстого кота с одним глазом. – Меня устраивали и мои старые друзья – пробурчал в ответ Герман. – Как тут чудесно! – женщина не обратила внимания на тон подростка, она уже вдыхала полной грудью свежий воздух из открытого окна. – Сынок, ну перестань дуться! Мы, в конце концов, не навсегда сюда переехали! Контракт закончится, и мы вернёмся домой! – через зеркало заднего вида к Герману обратился мужчина, лет сорока, с короткой стрижкой. Мимические морщины вокруг глаз выдавали в нём весёлого человека. – Угу! Нет ничего более постоянного, чем временное! – Герман открыл дверь и,  держа кота на руках, вышел из машины. Герман, наконец, смог размяться после долгой дороги, он потряс ногами и сделал круговые упражнения для спины. Кот недовольно урчал на руках. – Тихо ты! Отпущу скоро! – Герман осматривал окрестности. Это был типичный коттеджный посёлок, окружённый высоким забором, отделяющий его от внешнего мира. Перед домами были высажены молодые деревья и кустарники. Дома были разделены дорожками и немного отличались друг от друга планировкой. Через три дома сидела компания ребят, пристально рассматривающая новых соседей, приехавших на новом пикапе. В конце улицы, на детской площадке, галдели мамы с детьми помладше. Взгляд мальчика остановился на доме, который выбивался из общей картины. Старый, перекошенный дом, с забитыми окнами. Из-за забора виднелись поросли сорняков. «Заброшенный» – первое слово, пришедшее на ум Герману. Откуда-то повеяло запахом свежей выпечки, и мальчик ощутил подступающий голод. Герман достал свой рюкзак с заднего сидения, рядом встала его мать, та самая женщина из автомобиля. Ветерок развевал её вьющиеся тёмные волосы, женщина уткнулась в путеводитель. – Отличная новость! Неподалёку есть минимаркет! – женщина указала вниз по дороге и вернулась к изучению карты местности. Сын громко вздохнул и состроил недовольную гримасу. Рядом отец выгружал сумки из багажника: – Не нагнетай! Ты сильно драматизируешь. В выходные поедем на рыбалку, научу тебя подсекать, наварим ухи на костре! Заночуем прямо под звёздами… Мужчина поставил на землю последнюю сумку и обернулся к сыну, который решил не дослушивать его до конца. Герман уже поднимался на террасу дома. Отец тяжело вздохнул и оглядел гору сумок с коробками на земле: – Нет спасибо, мне Ваша помощь вовсе не нужна! Я сам справлюсь! Герман перешагнул порог и оказался в холле, освещённом солнечным светом. В доме стоял стойкий запах свежего дерева. Вся мебель была накрыта белыми покрывалами. Мальчик сорвал резким движением ткань, обнажив зеркало на стене. Одноглазый кот, освободившись от объятий хозяина, рванул вверх по лестнице. Герман, сбросив сумку с плеча, побежал за беглецом: – Пират! Трусливый котяра, куда побежал? Поднявшись по лестнице, Герман оказался в неосвещённом коридоре. Двери в комнаты были заперты, свет проникал тонкой линией из-под них. Сбежавший кот пытался открыть дверь в одну из комнат. – Вот ты где, трусливый кот! – Герман улыбнулся уголком рта и взял на руки кота. – Что ты тут нашёл, а? Они вошли в небольшую, светлую комнату, обставленную новой мебелью. – А здесь что тут у нас? – Герман выпустил кота и подошёл к большому предмету мебели, накрытому тканью. Под покрывалом оказался потёртый письменный стол. Два нижних ящика были сломаны и не закрывались до конца. Мальчик присел перед столом и силой пытался задвинуть ящика до конца, но тщетно. – О! Ты свою комнату уже нашёл! Молодец! – в дверях стоял отец с коробкой в руках. – Папа! – от неожиданности Герман ударился головой о стол. – Нельзя же так пугать! – Ты же говорил, что ничего не боишься! – засмеялся из коридора отец. – Пап, тут со столом непорядок! – сын проигнорировал сарказм отца. – Что? – отец вернулся из кладовки. – В столе ящики не работают. Поможешь? – Если ты поможешь мне с коробками. Занесём вещи и посмотрим твой стол, договорились? – Идёт. – Сын тяжело вздохнул, согласившись на условия отца. Герман ногой задвинул ящик и поспешил за отцом: – Откуда вообще этот винтаж? – Из зданий, со старой части посёлка. – Послышался ответ отца. Коробки и сумки были распределены по комнатам спустя два часа. – Сам бы я точно только к ночи управился. – Вытирая пыльные руки тряпкой, отец оценивал проделанную работу. – Мы молодцы! – И у меня всё готово, к столу, мои помощники! – кудрявая женщина вышла из кухни в гостиную. *** – Вот чёрт! – мама Германа стояла перед распахнутой полкой на кухне. – Герман! Сынок, иди сюда, пожалуйста! – Что? – Герман лежал на кровати, занятый перепиской в мессенджере с друзьями. Мальчик громко и недовольно цокнул, не получив ответа матери: – Мам, что? – Сынок, иди сюда, пожалуйста! – снова громко крикнула мама. Герман закатил глаза и с недовольным видом пошёл на зов матери: – Что? – Дорогой, сходи в магазин, пожалуйста! У меня мука закончилась. Я бы сама, но у меня ещё тысяча дел. – Ну, м-а-ам! – застонал сын. – Я даже не знаю куда идти. – Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Ты меня очень выручишь! – мать подошла к сыну и начала его щекотать грязными от готовки руками. – Хорошо, хорошо! Только перестань. Что это вообще? – Герман принюхивался к пятну на футболке, которое оставила мать. – Рыба в кляре, наверное. – Фу, мам, рыба? Эту вонь не отмыть теперь никогда! – Заодно переоденешься, ходишь уже больше недели в одном и том же! Деньги в сумке, магазин вниз по дороге. Поменяв зловонную футболку на чистую, Герман вышел из дома. Яркое солнце слепило ему глаза. Он запрыгнул на скейтборд и медленно покатился вниз по улице. Улицы были на удивление пустыми, магазина всё не было. Мальчик остановился на перекрёстке, решив осмотреться. Ни одной вывески, ни одного намёка на торговую точку. Из-за угла вышел старик с авоськой и палочкой. – О! Извините! – Герман покатился в сторону прохожего. Старик не поднимая головы, что-то бормотал себе под нос. – Дедушка! – Герман встал на пути пожилого прохожего с авоськой. – Вы не подскажите, где тут магазин? Старик остановился и поднял голову. Его лицо выражало недовольство дерзостью мальчика. Из-под кустистых бровей серые глаза пронзали своим холодом. Старик больно прижал палку к предплечью Германа, отодвигая его с пути. – Ай! Больно же! – потирал ушиб Герман. – Можно было и повежливее. Что за люди тут такие? Старик пропустил мимо ушей замечание подростка и пошёл дальше, бубня под нос. Герман проводил взглядом хамоватого старика, который зашёл за угол, поднимая пыль, шаркая ногами. Он вскочил на доску, резкий разворот, удар, падение. – Эй, новенький, ты чего не смотришь куда едешь? Герман обернулся и увидел, что рядом лежит коротко стриженый мальчик, которого он часто видит в окно, на другой стороне улицы. Дерзкому соседу было лет пятнадцать на вид, ростом он был выше Германа, да и телосложением покрепче. Переносица у него была заклеена пластырем, костяшки на руках поцарапаны. Связываться с таким типом Герману совсем не хотелось: – Извини, я не заметил тебя. – Вы как? Сильно ушиблись? – подъехала девочка с русыми волосами, убранными в рожки. – Кое-кто тут ездить не умеет. – Мальчик с пластырем осматривал свой велосипед. – Вот это было падение! "Вот и вся компания в сборе" – подумал про себя Герман, когда подъехал мальчик на самокате. – Вообще-то я спиной стоял, а ты на меня налетел. – "Ну, вот кто тебя за язык вечно тянет!" – ругал себя Герман. – Чего? Я налетел? Да ты всю дорогу загородил своей доской, ни пройти, ни проехать! Скажи спасибо, что мой велик цел! Мальчик с пластырем поднял с земли велосипед и медленно покатил его вверх по дороге. – Не обращай на него внимания, Глеб на самом деле хороший! Ты сам-то в порядке? – к Герману обратилась девочка с рожками. – Угу. "Глеб значит" – подметил Герман. –Эй, долго Вас ждать? – торопил друзей Глеб. – Витька, поехали! – девочка позвала мальчика на самокате. Герман начал приходить в себя и вспомнил про покупки: – Эй, а магазин тут где? – Сразу за поворотом увидишь. – Девочка на прощание махнула рукой. Краем уха Герман услышал разговор ребят: – Это что сейчас было? – девочка строго обратилась к Глебу. – Нечего всю дорогу занимать. – Я всё видела, ты специально это подстроил… – Ой, Варя, вечно ты везде подвох видишь, отстань… На этой фразе ребята завернули за поворот. Герман, наконец, вышел к магазину. Двери были распахнуты настежь. Возле входа за кассой сидела полноватая женщина. Появление нового покупатель отвлекло её от настройки музыкального проигрывателя. Герман бродил между стеллажами, рассматривая ассортимент магазина. Женщина за кассой следила за его передвижениями на мониторе. – Тебе помочь? – кассирша обратилась к Герману по громкой связи. – Да, да, это я тебе. – Мне мука нужна. – Крикнул Герман в ответ. Он был потрясён чрезмерным вниманием к своей персоне. – В хлебобулочном отделе поищи. Герман хотел поскорее уже оказаться дома, на сегодня приключений и внимания ему было достаточно. Он нашёл муку и поспешил на кассу. Вернувшись, домой, он громко поставил упаковку муки на стол перед матерью, которая нарезала салат. – Ты чего так долго? Что-то случилось? – Переезд сюда! Вот что случилось! Мать не понимая, что произошло, стояла с ножом в руке: –Игорь, ты должен поговорить с ним. Он же не может вечно дуться на нас. – Катерина, отстань уже от парня. Дай ему немного времени, и он сам всё поймет. По взгляду Кати, Игорь понял, что ему проще уступить: – Я поговорю с ним после ужина. – Вот и славненько! *** На лицо спящего Германа что-то упало, он приподнялся и взглянул на телефон: – Пират, девять утра, ну дай поспать! Из открытого окна доносилось пение птиц. Солнце уже успело нагреть воздух в комнате, стояла духота. Герман лег обратно, откинув покрывало. До него начали доноситься знакомые голоса. Он лежал с открытыми глазами, пытаясь разобрать обрывки разговора: – Говорю же это окно в его комнату… – Варя, ахаха, ты, что следишь за ним? – У тебя больное воображение, Глеб! Давай бросай. В спину Германа что-то больно ударило. Он обернулся и увидел маленький камень на полу. Он подскочил с кровати и подошёл к окну. – О! Привет! Не спишь? – Варя радостно замахала рукой. – Привет! Уже нет… – Мы на озеро едем, поехали с нами? "Вот пристали" – подумал Герман. – Далеко озеро? – Что? – Он спрашивает, далеко ли озеро. – Глеб недовольно повторил слова, стоя к дому спиной. – А! Минут в десяти отсюда. – Ответила Варя. – Сейчас спущусь. "Зачем я только согласился? На озеро с этим Глебом, так себе развлечение". – Герман, ведя внутренний диалог, пытался найти необходимые вещи для похода на озеро. Он влез в шорты и надел мятую футболку, после попытки разгладить её на теле, посмотрелся в зеркало: – Да уж… С рюкзаком на плечах, Герман забежал в ванную комнату, чтобы почистить зубы и пригладить взъерошенные волосы. – Я гулять! – он пролетел мимо кухни, где завтракали родители. Дверь за Германом захлопнулась. – Мне сейчас послышалось? – Катя чуть не подавилась кофе. Отец подошёл к окну: – Нет, он с ребятами какими-то. – С какими ребятами? – Катя подбежала к окну. – Ликуй, мать, наш сын на новом месте друзей нашёл! – засмеялся отец и вернулся к завтраку. Катя смотрела в окно, пока ребята не скрылись из виду. *** Ребята шли по тенистому лесу, их обдувала легкая прохлада. – Тебе бы велик! На скейте далеко тут не уедешь. – Варя катила свой велосипед рядом. – Я уже это понял! – Герман нёс скейтборд в руке. – Вот мы и на месте! – Витя кивнул вперед. Теневая прохлада сменилась духотой, и перед ребятами развернулось небольшое озеро. Солнце беспощадно нагревало всё вокруг, и друзья решили наперегонки переплыть водоём. – Глеб, кажется, ты хотел что-то Герману сказать. – Варя расправляла плед на траве. Глеб выпучил глаза на подругу и безмолвно отмахивался от неё, как от назойливой мухи. Наконец он обратился к Герману: – Это. Я не прав был тогда… Но и ты тоже, встал посередине… – Кх – кх. – Варя притормозила Глеба. Глеб взглянул на неё, он испытывал неловкость в данной ситуации и слова давались ему с трудом. Его гордость не давала ему признаться в неправоте. – Я тебя понял. – Герман протянул ему руку. Глеб с облегчением вздохнул и крепко пожал руку новому члену их компании: – Плавать умеешь? – Есть немного! – Вода ещё недостаточно нагрелась! – застонал Витя, попробовав ногой воду. – Варя, перестань уже везде таскать за собой сестрёнку! – засмеялся Глеб Ребята засмеялись и погнались за Витей, чтобы бросить его в воду. – Варя, я всё… бабушке… ахаха… расскажу… – Витю уже раскачивали над водой. – Раз, два, три-и-и! – Варя и Глеб бросили Витю в воду. Герман следил за друзьями со стороны и хихикал. Витя вынырнул и что-то стал шептать друзьям, те оглянулись на берег и сорвались с места: – Лови его! – Упс! – Герман не успел среагировать и его уже тащили за руки и за ноги к воде. – Раз, два, три-и-и! – считали ребята, и Герман плюхнулся в воду. – Будешь знать! А то стоит он на берегу деловой такой! – смеялся запыхавшийся Витя. – Что-то его долго нет. – Варя всматривалась в воду. – Да он прикалывается! – Глеб пошёл к берегу. Варя нырнула в поисках друга, потом ещё и ещё: – Его нет под водой. Глеб и Витя взглянули друг на друга и побежали в воду. Друзья поочередно опускались под воду, все начали нервничать. – Эй, там на берегу! Долго Вас ещё ждать! – Герман сидел на другом берегу озера. – Ты сумасшедший! – прокричала Варя и засмеялась. Ребята поплыли в сторону Германа, который лежал на траве, раскинув руки и ноги. Ему хотелось смеяться в голос. Первый раз, за всё пребывание в Woodpark, он почувствовал себя как дома. – Да! Я ждал тебя всю свою жизнь! – задыхаясь и хохоча, сказал Витя, приплыв последним. – Почему? – улыбаясь, недоумевал Герман. – Ты тот, кто утрёт нос Глебу! Ты же меньше, чем за минуту озеро переплыл, ещё и под водой. – Ты плаванием, что ли занимаешься? – спросила Варя, выжимая от воды свои волосы. – Мы с отцом иногда по воскресеньям в бассейн ходили. Правда, такое случалось редко, мой папа много работает. – Давай один на один? – Глеб не мог поверить, что у него появился соперник. – Глебка то наш завёлся! – Витя тут же подколол друга. – А давай! Всё равно обратно плыть. – Согласился на предложение Герман. Мальчики забрались на покосившийся пирс, Варя взяла на себя роль судьи: – На старт, внимание… Марш! Ребята нырнули в воду. – Вот сумасшедшие! – смеялся Витя, следя за соревнованиями двух друзей. Герман опередил Глеба на несколько секунд, он вышел на берег и победоносно махал рукой друзьям на другом берегу. Витя громко свистел победителю в ответ. Глеб с досады ударил ладонью о воду: – Я требую реванш! – Дай отдышаться! И насладиться победой! – Герман растянулся на пледе. Из воды появились брат с сестрой. – Как Вам в роли проигравшего? – Витя делал вид, будто берёт интервью у Глеба, поднеся свёрнутое полотенце к его рту. – Витя, отстань от Глеба! – вступилась Варя. – Лучше возьми интервью у победителя. Ребята засмеялись, Глеб уличил момент и вырвал импровизированный микрофон из рук Вити. Началась погоня, слышались хлёсткие удары полотенцем по телу. В животе Германа громко заурчало, он вспомнил, что не успел позавтракать. – Ого, Витька, да у тебя тоже смотрю, конкурент появился! – удар Глеба полотенцем пришёлся в живот Герману. – Мой рекорд всё равно никому не побить! – Витя принялся изображать культуриста. – Что за рекорд? – поинтересовался Герман. – Семнадцать пышек и три молочных коктейля! Я несколько месяцев копил на этот рекорд. – Похвастался Витя. От услышанного в животе Германа ещё громче заурчало. – Раз такое дело, пойдёмте в "Пышку"? – предложила Варя. – Если победитель ещё и угощает, то я двумя руками «за»! – Витя принялся одеваться, Варя толкнула его в бок, напомнив о правилах приличия. Герман засунул руку в рюкзак, в поисках карманных денег. В городе он чаще общался с друзьями по социальным сетям и деньги просто копились в кармашке рюкзака. – Угощаю! – улыбнулся Герман, нащупав рукой наличные деньги. – Ура! Погнали, погнали! – торопил друзей Витя. – Ты неисправимый жрун! – Глеб натягивал футболку. *** –О-о-о! – резко остановился Витька. Все затормозили и обратили свой взор на друга, который стоял с закрытыми глазами. – Ну что ещё? – спросила Варя. – Чуете? Пы-ы-ышки совсем рядом! – Да ну тебя! – ребята засмеялись и поехали дальше. Они подъехали к небольшому зданию с красной крышей, на которой красовалось название заведение – "Пышка". Окна были открыты, и изнутри доносился аппетитный аромат пышек, посыпанных сахарной пудрой. Возле газонов у входа суетился  мужчина, лет шестидесяти пяти, одетый в униформу. В фартуке с красной полоской и пилоткой на голове, он напоминал мороженщика из зарубежных фильмов. Он напевал и пританцовывал, поливая цветы. – Добрый день, дядя Слава! – поприветствовали его ребята. – О! Добрый, добрый! – обернулся к ним мужчина в униформе. – Вы вовремя, как раз свежая партия пышек готова! – Здравствуйте! – смущёно добавил Герман, когда дядя Слава открыл ребятам дверь. – Проходите, проходите! Полечка, к нам ещё посетители! Прими заказ, пожалуйста! Из двери за стойкой появилась молодая девушка, с тарелками в руках: – Привет! Я сейчас подойду. Присаживайтесь пока. Полина несла заказ на другой столик, за которым сидели двое мужчин, в форме строителей. Ребята направились к любимому столику у окна. Варя села вместе с братом, Глеб выдвинул для Германа стул рядом с собой: – Падай сюда! – А тут симпатично! Я так понимаю, Вы тут частые гости. – Тут готовят лучшие пышки, которые я когда – либо пробовал! А молочные коктейли просто отпад! – Витя нетерпеливо постукивал по столу, выглядывая Полину. – Вам как обычно, ребят? – рядом со столиком появилась Полина с блокнотом. Ребята синхронно закивали головой. – А ты что будешь? – мило улыбаясь, девушка обратилась к Герману. – Я? Мне? А! То же, что и им. – рассматривая интерьер, Герман не успел ознакомиться с меню. Полина постелила подложки на стол перед ребятами и ушла на кухню за заказом. – Вот так просто? То же, что и им? А если мы обычно кузнечиков тут едим? – Глеб ехидно смотрел на Германа. – Ел я твоих кузнечиков! – Фу-у-у! – Варя зажала рот ладонью. – Надеюсь, ты шутишь? – Круто! И какие они на вкус? – Витя лег на стол, чтобы ни одно слово не ускользнуло от него. – Да никакие! Мы их как семечки ели. – Всё, больше ни слова об этом! – Варя закрыла уши руками. – Да ты врёшь всё! – не унимался Глеб. – Где это ты их ел? – В Камбодже! Папа меня в командировку брал с собой, мы там месяц целый жили. – С гордым видом ответил Герман. – Ваши коктейли, леди и джентльмены! – беседу прервал дядя Слава. – Дядя Слава, как Вы вовремя! Иначе мой аппетит был бы испорчен! – Варя радостно выдохнула. – А мне ничего не может аппетит испортить! – Витя начал жадно всасывать свой коктейль. – Это ты точно подметил! – Глеб кинул в друга трубочку. – Вас как величать, юноша? – дедушка обратился к Герману,  протягивая стакан, с высокой завитушкой из сливок. – Герман. – Мальчик протянул ладонь для рукопожатия с новым знакомым. – Очень приятно, Герман! Зови меня дядя Слава. Ты надолго к нам? – Пока не знаю. – Герман застенчиво пожал плечами. – Всё зависит от папиной работы! – А где твой папа работает? Если, конечно, это не секрет. – Дядя Слава, это же сын Гордеева! – Варя вмешалась в разговор. – Ну, который главный на заброшке! – О-о-о! У твоего папы важная работа! Ну, отдыхайте, не буду Вас больше отвлекать! – дядя Слава уходя, похлопал по плечу Германа. – Ого! А ты откуда про моего отца знаешь? – Герман удивлённо спросил Варю. – Так, а кто его не знает. От него зависят сроки новой застройки, много рабочих мест должно появиться. Вот все и обсуждают! – А вот и пышки! – Полина поставила на середину стола глубокую миску с пышками. Ребята налетели на тёплые и ароматные пышки, и в скором времени чаша опустела. Довольные ребята развалились на стульях, допивая свои коктейли. – Вы были правы! Кормят тут просто отпадно! – Герман доел последнюю пышку. – Тут с тобой не поспоришь! – сказал с ухмылкой Глеб. – Слушайте! Вчера я встретил возле магазина деда с палочкой, странный такой, синяк мне поставил. – Герман задрал рукав футболки, чтобы показать синяк на предплечье. – Это какой-то местный чудак? – Дед Тимоха походу! – предположила Варя. – Точно. Он перед нами из магазина выходил. Скандал ещё устроил на кассе. – Вспомнил Глеб. – Он у нас немного того! – Глеб покрутил пальцем у виска. – Глеб, – одёрнула его Варя. – Он просто одинокий старик. И вообще, возраст нужно уважать! Герман, он же сосед твой, кстати. – Сосед? – Он в старом доме живёт, в конце перекрёстка. – Объяснила Варя – Но на перекрёстке заброшенный дом только? – Вот в нём – то дед Тимоха и живёт! – Там же окна заколочены… – Вот – вот, я же говорю того! – Глеб опять покрутил пальцем возле виска. – А ещё говорят, что он в детстве убил и спрятал всю свою семью. А теперь скрывается в этом старом доме. – Наклонившись над столом, устрашающе прошептал Витя. – Опять ты за своё?! Сколько раз я тебе говорила, что беспочвенно нельзя человека обвинять. Что с Вами не так, мальчики? Сначала разговоры про кузнечиков, потом про убийства. Варя достала кошелёк для мелочи, заплатив за себя и брата, направилась к выходу. – Эй, я же угощаю! – крикнул вдогонку Герман. – Кузнечиками друзей своих угости! – не останавливаясь, пробурчала Варя. – Ну, ты Витька даёшь! Опять сестру довёл! – тихо засмеялся Глеб. – А я тут причём? Это всё Герман со своей Камбоджей! – Я? – Одним словом – девчонки! – Глеб встал из-за стола, оставив оплату за себя. – А вот посуду надо бы убрать. – Ну, Вы чего все сговорились что ли? Я же угощаю! – возмущался Герман. – Мы с друзей денег не берём! – Витя допил коктейль сестры и поспешил к выходу. *** – Я дома! – крикнул из прихожей Герман. Из мастерской послышался грохот, и в дверях появилась запыхавшаяся Катя, вся перемазанная в краске. – Привет, сынок! Где ты был? Ты голоден? С кем гулял? Это хорошие ребята? – мать всё-таки потеряла самообладание. – Воу, воу! Полегче, мам! Всё отлично! Я устал немного, пойду, полежу. – Конечно, конечно! Я в мастерской, если понадоблюсь! – Мам! – вспомнил Герман. – Папа сегодня во сколько приедет? – Не знаю, дорогой! У него много работы. А что ты хотел? – Он мне обещал помочь со столом… – Значит, обязательно поможет! Ты же его знаешь! – Знаю… Герман улыбнулся маме и пошёл наверх, к себе в комнату. Он рухнул на кровать, закинул руки за голову и принялся вспоминать сегодняшние события. Его лицо расплылось в улыбке, но тут он вспомнил разговор про соседа. Герман встал с кровати и подошёл к окну. Чтобы увидеть заброшенный дом, ему пришлось немного высунуться из окна, и взглянуть налево. "Как можно жить в таких условиях?". В голове мальчика никак не укладывалась эта мысль. Он детально разглядывал дом с участком: заколоченные окна, покосившаяся крыша и поросли кустарников, торчащие из-за щербатого забора. И среди этого всего живёт одинокий старик. Германа передернуло от этой картины. Он вернулся на кровать, закрыл глаза и  провалился в сон. *** Германа разбудил дождь, барабанящий по оконному откосу. Небо было затянуто, и определить время было невозможно. Он взглянул на экран телефона, 8:47. В доме стояла тишина, значит, родители ещё спят. Он потянулся и устроился поудобнее. Пират беспробудно сопел рядом, подставив пушистый живот хозяину. Слух мальчика уловил тихий стук. Герман открыл глаза, опять стук. Нет, ему не показалось. Он обернулся в сторону окна. Точно, кто-то опять кидает камешки в окно. – Кажется, я знаю, кто за этим стоит! – Герман потрепал проснувшегося кота и встал с кровати. Под окном стояли ребята в дождевиках. Увидев друга в окне, они принялись приветственно ему махать. – Здорово!  – в окне появился сонный и лохматый Герман. Из открытого окна подул прохладный ветерок, мальчик попросил подождать друзей и пропал из виду. Герман снова появился в окне, но уже закутанный в плед: –Вы вообще спите когда-нибудь? – А ты всё на свете проспишь! – засмеялась Варя. – Ноги в руки и спускайся. Покажем тебе наше убежище! – Глеб сидел верхом на велосипеде. – Дайте пару минут! – прохрипел Герман и закрыл окно. "Опять без завтрака, когда они только всё успевают?" – умываясь, недоумевал Герман. – Сынок, а ты чего так рано встал? – в дверях стояла лохматая Катя в халате. – За мной зашли просто. – А завтрак? Опять голодный гулять пойдёшь? – Может в "Пышку" зайдём, не знаю. – Дай мне десять минут! – Ну, мам! Катя уже поспешила на кухню. Снизу послышался грохот посуды и шум включённого чайника. Герман заглянул в шкаф в поисках тёплой одежды: – Да-а-а… Уборку всё-таки надо иногда делать. Он потянул за рукав любимый свитшот и за ним начали вереницей падать мятые футболки, джинсы, носки и кепки. Герман поднял с пола ворох одежды и протолкнул её обратно на полку. Дверца еле закрылась, вещи то и дело выпадали. Снизу послышался голос мамы: – Ну чего Вы там стоите под дождём? – Мам! – Герман хотел остановить, как ему казалось, чрезмерно заботливую маму. – Вот он уже и спускается! Сынок, а я тут увидела ребят в окне и предложила подождать тебя внутри. В прихожей уже скромно стояли друзья в мокрых дождевиках. – Ещё я узнала, что похода в "Пышку" не намечается. Поэтому подождите минут пять, и я Вам с собой сложу завтрак! – Какой завтрак с собой? – Герман жестом попросил друзей подождать и поспешил за мамой. – Мама, блин! Какой завтрак с собой? – прошипел Герман. – Здоровый и питательный! – громко ответила мама. – Ш-ш-ш! – Герман попросил маму говорить тише. Мама, не обратив внимания на шипение сына, продолжала упаковывать завтрак. Она, молча, сняла с сына рюкзак и наполнила его всевозможными контейнерами. – Какао все любят? – Катя выглянула в прихожую. Ребята от стеснения потеряли дар речи. Но любовь к вкусному у Вити взяла вверх: – Конечно! – Ну и отлично! – Катя залила какао в термос и отправила его вслед за едой в рюкзак. – Готово! Можете идти. – Он теперь тонну весит, мам! – Герман с трудом надел рюкзак на плечи. – Это всё, потому что ты голодный! – мама поцеловала сына в лоб и помогла надеть рюкзак. – Блин, как стыдно… – Забота матери – не стыдно! Иди, давай уже, ребята ждут. – Пойдёмте. – Герман прихватил бомбер и вышел вместе с друзьями. – До свидания, тётя Катя! – на прощание крикнули ребята. – Пока, пока! Развлекайтесь! – Катя закрыла входную дверь. – Когда тебе уже велик купят? – Глеб, с трудом крутя педали, обращался к Герману, сидевшему на его багажнике. – Интересно, а что там тебе мама сложила покушать? – рядом ехал Витя и не отводил взгляда от набитого рюкзака друга. – Раз ты так любишь поесть, в следующий раз ты его и повезёшь! – Да понял я, понял, попрошу велик! – Герману стало неудобно, что Глеб постоянно его подвозит. Через два километра ребята подъехали к месту, напоминающему землянку. Над дверью, сколоченной из досок, висела  табличка с надписью: "Осторожно! Опасно!". Варя поставила велосипед к стенке и полезла в поясную сумку под дождевиком. Она достала ключи и отварила навесной замок. Ребята по очереди, слегка наклоняясь, вошли внутрь. Герман остался снаружи. – Ну чего завис? Входи! – выглянула из двери Варя. Глеб дёрнул за шнурок и лампочка зажглась: – Да будет свет! Вот это наше убежище! Здесь мы тусуем в плохую погоду обычно. – Мы тут сами всё смастерили! – начал хвастаться Витя. – С дверью только дед помог, а вот стол и скамейки мы сами! – Я хотела тут немного навести красоты, но эти, – Варя кивнула в сторону Глеба и Вити. – Только плакаты одобрили. – Здорово у Вас тут! Герман разглядывал маленькое помещение с низкими потолками. Стены были обклеены плакатами героев комиксов, а из мебели имелись: низкий стол 1?1 м, две скамейки и одно старое кресло, в углу стояла самодельная метла из веток. – Та-а-акс! – Витя прервал экскурсию. – Что там, говоришь, у тебя в рюкзаке? – Еда на роту солдат, судя по весу. – Герман поставил рюкзак на стол. – Теперь ты мой лучший друг! – Витя уселся за стол. – Варя, да сводите Вы его к доктору, наконец! Ну не может человек всегда хотеть есть! – засмеялся Глеб. – Ну, точно, на целую роту. – Герман заглянул в рюкзак. – Есть у нас тут одна "рота"! Да, Вить! – пошутил Глеб. – Просто у меня растущий организм! – начал оправдывать свой аппетит Витя. – Вот и всё! Герман стал доставать контейнер за контейнером, разглядывая содержимое: – Так, что тут у нас… яйца… бутерброды с сыром… овощи свежие и… жареный бекон. Вроде всё! – А какао? – Витя заглянул в полупустой рюкзак Геры. – Витя! – Варе стало стыдно за брата. – А! Точно, какао! – Гера достал синий термос, из бокового кармана рюкзака. – Только у меня стаканов нет. – О! Подождите! – Варя выбежала на улицу и вернулась с мокрым свёртком. – С прошлых выходных вожу. В пакете был небольшой комплект для пикника: три стакана, одна вилка и бумажные салфетки. – Отлично! Ну, всем приятного аппетита, так сказать! – Герман пригласил всех к столу. – Я обожаю твою маму! – с полным ртом сказал Витя. Все засмеялись в голос. Глеб ударил яйцом о лоб Вити, и началась битва. Скорлупки от яиц летели во все стороны. Ребята играючи опустошили все контейнеры. Дождь прекратился, сквозь щели в двери проступили солнечный лучи. Сытый и довольный Витя, со скорлупками в волосах, открыл дверь. Повеяло прохладой и запахом мокрой травы, доносилось пение птиц. – Я вчера разглядывал дом того старика, как там его, ну чокнутый этот. – Герман не мог вспомнить имя. – Неужели он и правда там живёт? – Дед Тимоха то? Да уж, в это трудно поверить. – Варя принялась убирать со стола. – Витя, а это правда, что ты про него рассказывал? – спросил Герман. – А-а-а! Я знал, что заинтриговал тебя! – Витя допивал своё какао. – Мне дедушка это рассказывал. – Дедушка не так всё рассказывал! – возмущалась Варя. – Ты всё переврал, как всегда. – Витька у нас тот ещё рассказчик! – Глеб развалился в кресле. Витька махнул на них рукой и наклонился к Герману: – Дедушка рассказывал, что когда за ним приехала психушка, он был дома совсем один. – Да не так всё было, Витя! Ну, я же тоже слушала этот рассказ. – Хорошо, ну а как всё было? – Витя недовольно обернулся на сестру. – Где была вся его семья? А? – Психушка? Мне не послышалось? – удивлённо переспросил Герман. – Я же говорю, что он ку-ку! – Глеб крутил указательным пальцем у виска и сделал круговые движения глаз. – Да поняли все уже! – Варя опустила руку Глеба от виска. – А что дальше с ним было? Где семья его в итоге? – продолжил свои расспросы Герман. – А дальше он превратился в злобного старикана! – сказал Витя. – А с семьей там какая-то история запутанная, то ли пропали, то ли погибли. Не помню, надо у деда переспросить. – То есть Вы хотите сказать, что человек вернулся из психушки и никто не знает, что же в итоге произошло? – Как-то так? – развела руками Варя. – Да уж, не понятная история! – недоумевал Герман. – Витя, а почему ты сказал, что он скрывается? – Вот это я объяснить могу и, Варя, тут ты не поспоришь! – продолжил Витя. – Со слов дедушки всё было так: рос он обычным парнем, общительным и активным. После того, как маленького Тимоху запекли в психушку, о нём никто не слышал. История же давняя. Дом долгое время пустовал. Все уже забыли про хозяев этого дома, и вот однажды дед увидел еле заметный свет на участке чокнутого. Он сразу сообразил, что это грабители пытаются влезть в соседский дом. Он взял ружье, надел поводок на Бурана, пёс был у него такой. И пошёл на разведку. Калитка была закрыта изнутри, он посмотрел через забор и точно, кто-то ходит со спичками. Вдруг Буран начал лаять на шаги за забором и знаешь, кто вышел? – Дед Тимоха? – предположил Герман. – Нет! – с долей радости Витька хлопнул себя по коленям. – А кто? – Женщина из антикварного магазина! – Стоп! Какая женщина? Какой антикварный магазин? Что-то я окончательно запутался. – Не ты один такой! – сказал Глеб. – Да погодите Вы! Слушай дальше! – продолжил свой рассказ Витя. – Вышла женщина, как она потом объяснила, что работает в антикварном магазине и, что приняла моего деда за Тимофея. – А что она там вообще делала? – в голове Германа возникали вопрос за вопросом. – Так ты слушай и не перебивай! Ей поступил заказ, в нём был указан этот адрес. Заказ был дорогущий и ценный, вот она и решила сама его доставить. Приезжает, а тут заброшенный дом и никто не отзывается. Дедушка ей попытался объяснить, мол, дом, заброшенный, и хозяев тут давно не было. А она ему сказала, что заказ свежий, сделанный от некоего Тимофея Ильича Лаврентьева. А в заявке было указано, оставить коробку возле двери. В общем, женщина коробку оставила и уехала. Дедушка решил прояснить ситуацию. Он привязал Бурана к дереву и поднялся на крыльцо. Он рассмотрел бланк на посылке, действительно, получателем значился Тимофей. В этот момент из дома ему послышался шорох и он начал заглядывать в окна. Буран истошно лаял и не давал прислушаться к шуму. Дедушка подошёл к двери, и хотел было взяться за ручку, как та сама стала крутиться. Кто-то открывал дверь изнутри. Сердце у дедушки заколотилось, и он стал суетиться по крыльцу, в поисках места, где бы он мог спрятаться. Буран всё лаял и лаял, вдруг свет на крыльце зажёгся и дверь открылась. Из темноты на свет показалось дуло ружья. Дед поднял руки вверх и замер, бежать было бесполезно. Послышался голос из темноты: "Что тебе тут нужно?". Дедушка испуганно ответил: "Я просто подумал, что воры забрались в дом, вот и всё". Незнакомец: "Пошёл вон с моего участка! В следующий раз стрелять буду, без предупреждения, ты понял?" Дедушка сказал, что всё понял и медленно, не опуская рук, начал спускаться с лестницы. Поднятыми руками он нечаянно задел плафон уличной лампы и тот начал раскачиваться. В этот момент, лицо незнакомца на мгновение осветилось, и дедушка увидел знакомые черты: – Тимоха, это ты? – Пошёл вон, я сказал! – заорал незнакомец. Дедушка сорвался с места, по дороге он быстро отвязал Бурана и поспешил уйти с этого участка. Больше он туда и носа не совал. Говорил только, что постоянно к этому дома приезжали машины и заносили коробки какие-то. А чокнутый, после этого случая, все окна собственноручно и заколотил. – Это всё? – спросил Герман. –Ага! – И какая часть рассказа должна нас привести к твоему умозаключению про убийство? – Вот ты тоже туполобый какой! Я же всё объяснил! – Понятно, что ничего не понятно! – Потому что Витя много добавил от себя! – засмеялся Глеб. – Ничего я не добавлял! Варя, подтверди! – Единственное, что я могу подтвердить, это только то, что ты пересмотрел детективных сериалов с бабушкой! – подколола брата Варя, собирая рюкзак Германа. – Я в сотый раз говорю, мутная эта история Лаврентьевых! – не унимался Витя. В этот момент где-то неподалеку послышались гудки автомобиля. – Пойдём, сыщик, молочник приехал! – Варя вышла из бункера. – Вот чёрт! – округлил глаза Витя. – Что ещё? – Глеб стоял в дверях. – Я бидон дома забыл, Варя сейчас меня убьёт. – Не о том ты, Витька, думаешь! Всё тебе преступники мерещатся! – Глеб постучал Вите по голове. Витя отмахнулся от друга и пошёл сдаваться сестре с повинной. – Витя, о чём ты только думаешь?! – послышался голос Вари. – Гони давай домой за бидоном, иначе не видать тебе блинов! Глеб закрыл дверь на замок и ребята втроём медленно пошли в сторону машины с молоком, возле которой уже образовалась очередь из местных жителей. – Ребят, пока ждём, запишите мой номер телефона. – Предложил Герман. – Просто, таким путём, скоро все камни из-под дома окажутся в моей спальне! – О! У нас же есть чат! Давай телефон, я свой номер введу и добавлю тебя туда. – Варя взяла телефон Германа и начала вводить цифры. Вернулся запыхавшийся Витя с бидоном и пакетом: – Бабушка сказала ещё творога и сметаны взять. – Хорошо. – Варя вернула телефон Герману. – Чат "группа"? – Герман прочитал название беседы. – Оригинально, ничего не скажешь! – Да просто эти двое не могут никак договориться. – Варя кивнула в сторону Глеба и Вити, которые толкались в очереди. – А какие были варианты? – Я предлагал "Ай да банда"! – Витя оттолкнул от себя Глеба. На лице Германа читался вопрос, и Витя решил объяснить свой вариант: – Дедушка всегда так говорит, когда зовёт нас, типа "Витя, ай да кушать! Витя, ай да завтра на рыбалку". Ну, ты понял! – Вот и шёл бы со своей "айдой!" да дедом на рыбалку! – засмеялся Глеб, зажав Витю в удушающем приёме. – И пойду! – вырвался из захвата Витя. – А у тебя-то самого, какой был вариант!?  Не помню, как там? Ах да вспомнил. "Вонялы"! – Сам ты воняла! "Держалы" я предлагал! – Глеб погнался за Витей. – Держалы чего? Собственных штанов? – Витя ловко увернулся от захвата друга, вскочил на велик и помчался вниз по дороге. – Ну, держись, малой! – Глеб тоже оседлал велосипед и погнался за Витей. – Забавные ребята! – засмеялся Герман. – Ты скоро к ним привыкнешь! – хохотала Варя. – Ладно, мне домой пора, мама эсемесит вовсю. – Герман помахал телефоном в руке. – Спишемся! – крикнула вдогонку Варя. *** – Смотри, Гера, что я тебе нашла! – из дверей магазина показалась Катя, с ярко – жёлтым дождевиком. – Прямо как на афише фильма, как его!? Ну, мальчик стоял с шариком ещё. Ну, ты понял! – Мама, хочу тебя огорчить, но этого героя убивают в самом начале фильма. – Серьёзно?! – Катя брезгливо вытянула руку с дождевиком. – Нет, нам он не подходит тогда. Извините, а есть такой же, только другого цвета? Катя зашла обратно в магазин и обратилась к продавщице, скучающей за просмотром очередного сериала про детективов. – Ма, я прогуляюсь, окей? – Герман громко обратился к маме, которой уже не было видно из-за стоек с вещами. – Да, да, сынок! Встретимся минут через тридцать возле машины. – Как же, через тридцать, ага! – Герман тихо посмеялся над любовью своей мамы к покупкам. Герман пошёл вдоль немногочисленных витрин: "Одежда и обувь", "Товары для охоты и рыбалки", "Ремонт обуви", "Продукты", "Салон красоты". Возле дверей сидели сотрудники, в ожидании малейшего дуновения ветра. Каждый из них провожал взглядом Германа, который проходил мимо них. Герман дошёл до перекрёстка и торговые точки закончились: – Да уж, не разгуляешься тут особо! Внимание Германа привлекла табличка, бордового цвета, на здании через дорогу. Он решил подойти поближе. – А тут у нас что? – Герман перешёл дорогу и стал читать. – "Центральная библиотека посёлка …" – Маша, стой! Кому говорю, стоять!  Ты же можешь потеряться! Не отходи от мамы ни на шаг, ты поняла меня? – девушка с коляской истошно закричала на маленькую девочку, бегающую возле дороги. Она виновато, посмотрела на Германа, который подпрыгнул на месте от её крика,  подхватила девочку и пошла дальше по обочине. Слова девушки звенели в ушах у Геры, и он вспомнил фразу Вити: "то ли потерялись, то ли погибли…". В голову закралась идея: – А что, если.... Герман вошёл в здание библиотеки и попал сразу в пустую гардеробную. В самом конце висел одинокий шарф, скорее всего, когда-то кем-то забытый. Стояла тишина, свойственная данному учреждению. В нос мальчика ударил запах старых печатных изданий. Герман прошёл дальше по коридору и попал в читальный зал. Солнечные лучи пробивались сквозь пыльные окна и освещали пустые столы. Среди посетителей были два старика, молча играющие в шахматы, в углу зала. Послышался кашель и Герман обернулся. Из-под очков, с толстыми линзами, на него смотрели два огромных карих глаза. Женщина преклонного возраста, с туго затянутым седым пучком на голове сидела за столом, усыпанным читательскими карточками: – Здрасьте! Потерялся? Герман понял, что перед ним сидит библиотекарша: – Здравствуйте! Нет, спасибо, я в порядке… – Книги мы не продаём.– Ворчливо перебила его библиотекарша, продолжив перебирать карточки. – Книги мне тоже не нужны. –  Раздражённо ответил Герман. – Меня интересует архив. Местной газеты, например. У Вас есть архив? – А чего же нет, есть у нас архив. Тебя какой год интересует, внучек? – Год? Э-э-э… – Герман принялся вспоминать рассказ Вити. – Может событие определённое? У нас же тут особо ничего и не происходит. – Точно! Мне нужна информация о семье, что ж такое – то, как же фамилия их… двое сыновей у них ещё было… – Я поняла! Лаврентьевы тебе нужны. – Точно, Лаврентьевы! А как Вы поняли? – Я же говорю, у нас тут особо ничего и не происходит. Одни урожаи да не урожаи. И только про одну семью печатали все газеты в округе. – Женщина тяжело встала из-за стола. – Пойдём, внучек, покажу тебе архив. Бедные они, столько горя на одну семью. Вся семья сгинула, будто и не было их. А ведь приличная семья была, сыночки их сюда всё время приходили. Ой, такие фантазеры были, не могу, всё время смешили меня, а я тогда только в школе отучилась… Старушка, шаркая ногами, повела Германа по узкому и прохладному коридору. Они остановились возле серой металлической двери, звон ключей раздавался эхом в пустоте и она отварилась. Пожилая женщина вошла внутрь и продолжила своё повествование: – … А Ниночка, какая была хорошая! Вот мужа смутно её помню… Это же, сколько воды утекло с тех времён, какой год – то стоял? Старушка встала перед стеллажами с указателями временных отрезков периодических изданий. Она указала Герману на стремянку и велела ему влезать наверх. – Так, дай – ка вспомнить! Школу я окончила в пятьдесят шестом и мальчуганы Лаврентьевых прибегали ещё, а вот, когда мы со Степанычем свадьбу гуляли – их дом уже пустёхонек стоял. А год это был шестидесятый! Точно, ищи период с 1955 по 1960. Герман взобрался по лестнице и стал искать нужный период. – О! Нашёл! – Герман тащил на себя большие и пыльные папки со старыми газетами. – Ого, тяжёлые какие! – Глаз – алмаз! Ты давай только не урони, а то потом не собрать будет. – Постараюсь! Герман решил не рисковать и спускал по одной папке. Сделав пять ходок, он сложил все папки на столе, в центре комнаты. – Ну, ты тут один справишься? А то бабушке ещё надо передачу досмотреть. – Думаю, справлюсь. Спасибо! – Как закончишь – все папки на место, ключом вот этим закроешь и мне связку принесёшь. Ты всё понял, внучек? – старушка с прищуром взглянула на подростка. – Не набедокурь мне тут. – Я всё понял! Папки на место, ключи – Вам. – А ты смышлёный, я смотрю! Ну, всё бабушка ушла. За дверью послышались удаляющиеся шаркающие шаги библиотекарши. Герман взглянул на часы, у него есть ещё максимум тридцать минут. Он принялся листать папку с газетами за 1955 год. Старушка была права, событий в посёлке особо не было. – Приглашаем всех желающих на танцы в местный клуб… – Герман прочитал вслух один из заголовков и хихикнул. – А они умели уже тогда зажигать! Перелистывая страницу за страницей, Герман дошёл до конца папки. Следующая папка была за период 1956 года. Вдруг из коридора послышалось знакомое шарканье, и в дверях появилась улыбающаяся старушка с пучком. В руках она несла тот самый старый шарф из гардеробной: – Давай закутайся! Не успел Герман возразить, как старушка бережно закутала его в колючий шарф. – Спасибо, но не стоило… – Не хватало ещё тебе простыть тут. Ну, всё бабушка ушла, сиди, занимайся, внучек! Подождав пока шаги, затихнут, Герман выглянул в коридор. Убедившись, что заботливой старушки нет на горизонте, он быстро стянул с себя колючий шарф, шея и плечи жутко чесались. Герман положил шарф на стол и вернулся к просмотру старых газет. Папка с газетами за 1956 тоже не дала результатов. Герман достал третью папку, время было на исходе, мать могла позвонить с минуты на минуту. Он стал быстро перелистывать страницы, пока вдруг его взгляд не остановился на двух фотографиях под заголовком "Пропали люди". – "Пропали люди! – Герман стал быстро обрывочно читать статью. – 27 июня 1956 года ушли в поход и не вернулись… Нина Семёновна и Илья Георгиевич Лаврентьевы… Двое несовершеннолетних детей временно помещены в приют "Надежда""… Герману стало не по себе от этой статьи. Он стал рассматривать женщину с мужчиной на фотографиях. Судя по датам рождения, указанных в статье, им обоим было около сорока лет. Они улыбались и ещё не подозревали о своей трагической судьбе. Что же с ними произошло? Какие страшные события разрушили благополучную семью и оставили их детей сиротами? Герман сфотографировал статью и обратил внимание на экранные часы. Прошёл почти час, он быстро сложил все папки и взобрался на стремянку. Вдруг он почувствовал, что папки выскальзывают из его рук и всё посыпалось на пол: – Чёрт, чёрт, чёрт! Ну, не-е-ет, как же так!? – Герман спрыгнул с лестницы и выглянул в коридор, никого не было. Он быстро начал собирать все папки с пола, пока библиотекарша не пришла на шум. Только Герман обрадовался, что газеты были сшиты, как одна из папок развалилась по пути наверх. – Да ла-а-адно-о-о? Ты серьёзно? Как мне это теперь собрать? – Герман ругнулся и начал собирать газеты за целый год. – Так, почему одиннадцать? Мальчик стал крутиться, в поисках двенадцатой газеты, он заглядывал под многочисленные стеллажи и вот краем глаза он увидел виднеющийся газетный уголок под столом. – Вот ты где! – Герман нырнул под стол. – А это ещё что такое? На главной странице газеты была напечатана крупная фотография мальчика десяти лет, под заголовком "Беда не приходит одна". – "Беда не приходит одна. Воспитанник приюта "Надежда" Лаврентьев Т.И. (27.09.1946г.р.) не смог оправится после череды трагедий в его семье… мальчик помещён в учреждение для душевнобольных…" Какой ещё череды? Не понял. Герман уселся на пол и стал быстро просматривать газеты, за период между пропажей Лаврентьевых старших в июне и переводом в психиатрическую больницу Тимофея в декабре. И вот в октябрьском выпуске попался кричащий заголовок: – "Трагедия приюта "Надежда"… 17 октября 1957 года страшный пожар унёс из жизни Лаврентьева Н.И. (07.04.1942 г.р.)… Милиция и пожарная служба ведут поиски тела… По словам сторожа Похомова Э. А., Лаврентьев Н. И. вбежал в горящее здание, меньше чем за минуту, до обрушения перекрытий второго этажа… Всё произошло на глазах у младшего брата Лаврентьева Т. И. (27.09.1946 г.р.)… Мальчик находится в шоковом состоянии… – в горле Германа стоял ком, трагическая картина развернулась в его голове. Он сфотографировал статью и поспешил всё за собой убрать. Он оглядел комнату, убедившись в том, что всё на месте – закрыл дверь и пошёл сдавать ключ. – Я всё убрал на место. – Герман застал старушку за рабочим местом в читальном зале. – Спасибо Вам большое! Герман положил колючий шарф на стол перед библиотекаршей. Старушка вздрогнула от неожиданности. – О, а я и забыла про тебя, внучек! Убрал? Молодец, я потом проверю всё, сейчас самое интересное начнётся! – Старушка ткнула пальцем в экран маленького, пузатого телевизора. – Нашёл, что искал? – Да вроде! Раньше как-то плохих новостей было меньше. – Времена такие были, раньше народ любил хорошие новости, это сейчас всем страсти подавай да скандалы. Тьфу, одна жуть по телевизЕру… "Ну, началось!" – мысленно ругал себя Герман, – сказал спасибо и вали, кто тебя вечно за язык тянет?" – Ой, извините, мне мама звонит, наверное, потеряла уже. – Мальчик моментально нашёл выход из ситуации. – Мы с ней договорились встретиться. Спасибо Вам ещё раз! – Ну, беги, беги, внучек! – бабушка проводила Германа взглядом. – Какой хороший мальчик, воспитанный… – Митрофановна, ну сделай потише, в самом деле! – к библиотекарше обратился один из шахматистов. – Тише там! Тишина должна быть в зале! – грозно прикрикнула старушка, делая громче телевизор. – Ой, Саныч, бесполезно! Сейчас Лидка уснёт, мы сами и выключим, ходи пока давай! – сказал второй шахматист. Герман выскочил из здания библиотеки и на ходу записал аудиосообщение в беседу "Группа": – Через час встречаемся в убежище! Новость с пометкой “молния”. Он перебежал дорогу и направился к автомобилю матери. Рядом никого не было. Герман сразу сообразил, где ему искать свою мать. – Ма-а-ам! – Герман увидел свою маму через витрину всё того же магазина одежды, он вопросительно развёл руками. – Тридцать минут прошли уже что ли? – Катя пыталась взглянуть на часы, но ворох вещей в руках, ей не давали этого сделать. Герман закатил глаза и жестом показал, что ждёт её возле машины. Ему не терпелось поделиться найденной информацией с друзьями. *** – Что за спешка? – к убежищу подъехал Глеб. – Я Вам сейчас такое покажу! – Герман уже ждал друзей в назначенном месте. Следом подъехали брат с сестрой. – Что случилось? – Варя спрыгнула с велосипеда. – Открывай скорее, внутри всё расскажу и покажу! – Герман принялся искать нужные фотографии, в галерее своего телефона. Глеб стоял позади Германа и так как он был немного выше его, смог разглядеть некоторые личные фотографии друга. Наконец Герман нашёл фотографию первой статьи и передал телефон в руки, рядом стоящего Глеба. – Это просто бомба! Витя, ты это точно оценишь! – Герман подмигнул Вите. – Заинтриговал, так заинтриговал! – Витя вошёл последним в убежище и запер дверь. – Глеб, покажи ребятам! – Герман победоносно расселся в кресле и стал ждать расспросов друзей. Глеб ловким движением руки сменил фото статьи на личную фотографию Германа, где он напрягал бицепс перед зеркалом.  Глеб, еле сдерживая смех, передал телефон Варе. – И? Нам нужно это как-то прокомментировать? – глаза Вари расширились. – Ты ещё спрашиваешь? Вы просто обязаны это прокомментировать! – ухмыльнулся Герман. Варя передала телефон Вите, который моментально выпучил глаза, от увиденной фотографии: – Эй! Я не понял! А почему это именно я, по твоему мнению, должен это оценить? – Ну как? Ты же в теме! – Герман стал намекать на причастность Вити к истории Тимофея Ильича, интенсивными движениями бровей. Витя выпучил глаза на друга, не разделяя его позитивного настроя. Герман ожидал совершенно другой реакции своих друзей. – В какой такой теме? – Вите было не до шуток, его голос переходил на фальцет. Глеб держался из последних сил, чтобы не засмеяться, глядя на всю комичность ситуации: – И много у тебя это времени заняло? – Час примерно. – Мощно. – Смех вырывался из Глеба. – Я ничего не понимаю. – Варя опять взглянула на фотографию и показала экран Герману. – И вот ради этого ты нас выдернул из дома? – Что? – Герман чуть не упал с кресла. – Это… Нет… Это откуда здесь? Блин… Глеба прорвало, и он начал смеяться до слёз: – Ну, ты, Герыч, мощный вообще такой, опасный! Герман выхватил из рук Вари телефон, его лицо полыхало от ощущения стыда, руки дрожали: – Глеб, это ты что ли подстроил? – Герман кинул в него свой рюкзак. – Ты не имел права. Это личное… – Воу, воу, воу! Полегче, дружище! – Глеб не успел увернуться, и рюкзак прилетел ему в спину. – Ты просто такой важный приехал, вот я и решил немного разбавить твой пафос. Варя и Витя стояли в стороне и не понимали сути завязавшегося конфликта. – Мне может кто-нибудь объяснить, что же всё-таки здесь происходит? – не выдержала Варя и встала между Глебом и Германом. – Ты что обиделся что ли, Гера? – Глеб глупо улыбался другу. – Ну, смешно же вышло! Герман выслал три фотографии, сделанные в библиотеки, в общую беседу с друзьями и вышел из убежища. Его наполняла ненависть к Глебу, он глубоко дышал через ноздри, зубы были плотно стиснуты. Он ничего не слышал вокруг, только смех Глеба звучал в его голове. Не оборачиваясь на зов друзей, Герман встал на скейтборд и покатил домой. – Глеб, зачем ты это сделал? Ты бываешь таким редкостным… – не стала продолжать оскорбительную фразу Варя. – Да уж, Глебыч, некрасиво вышло. Смешно – не спорю, но обидно. – Витя открыл фотографию, полученную от Германа. – Да ну Вас! Хотел как лучше. – Глеб сел на кресло, достал телефон из заднего кармана и открыл общую беседу. Ребята, молча, всматривались в фотографии Германа. Первым заговорил Витя: – Ого! Этого нам дедушка не рассказывал. – Какой кошмар! Мне деда Тимоху даже жаль теперь. – Грустным тоном добавила Варя. – Да уж, непруха полная. Как теперь после этого над ним подшучивать? – Глеб дочитал до конца. –  Приют "Надежда", в старом районе который что ли? – Получается так. – Варя ещё раз взглянула на фото маленького Тимофея. – Такой маленький и совсем один остался. Кстати, на счёт "подшучивать", Глеб, ты должен извиниться перед Герой. – Ничего я не должен! Чего мне извиняться вообще за невинную шутку? – Как знаешь. – Вздохнула Варя и вышла из убежища. – Ладно, Вить, нам возвращаться уже пора. Брат пожал плечами и поспешил за сестрой. Глеб остался один в бункере, внутри себя он понимал, что Варя права, но его гордость не позволяла ему признать неудачность своей шутки. Стало темнеть, а он всё сидел в одиночестве, бессмысленно листая ленту в социальных сетях, изредка фыркая на непонимание его друзей. *** Герман влетел в комнату и громко захлопнул дверь. Он начал пинать вещи на полу и колотить подушку на кровати. Наконец силы закончились, и он рухнул лицом в подушку. Резкий переворот на месте и мальчик лежит уже на спине. Герман смотрел в потолок и прокручивал в голове глупую шутку Глеба. Он достал телефон и стал сильно стучать по экрану, удаляя фотографии в галерее. В комнату вошёл кот и стал обнюхивать все вещи, разбросанные по полу. Пират прыгнул под стол и стал чем-то играться в углу, мешая, сосредоточится своему хозяину на обиде: – Пират, хватит! Пошёл вон! Слышишь ты меня вообще или нет? Пират, я что сказал! Герман стал кидать в кота вещами с пола, но Пират не реагировал на угрозу, лишь недовольно вилял хвостом из-под стола. – Животное, ты тупое, хватит, я сказал…– Герман подскочил с кровати, и громко топая ногами, направился к непослушному коту. – Герман, ты, что тут так ругаешься? – в комнату постучала Катя. От неожиданного появления матери, Герман ударился о крышку стола. Он достал назойливого кота: – Пират мне мешает. – Ты давно пришёл домой? – Минут пятнадцать назад, не знаю… – Всё в порядке? Ты какой-то заведённый. – Всё просто отлично! – раздражённо ответил сын. – Понятно. – Катя поняла, что сын сейчас не настроен на диалог. – Давай мне Пирата, я его к себе заберу. Катя взяла кота на руки, ласково поцеловала сына в макушку и ушла в спальню. Герману стало не по себе за резкий ответ на заботу матери: – Мам! – Да, сынок? – Катя заглянула в спальню сына. – Папа сегодня опять допоздна? – Герман всё ещё сидел на полу, возле стола. – Скорее всего, да. У него много работы, потерпи немного, сынок. – Угу. Катя закрыла дверь, а Герман, сидя на полу, разглядывал покосившийся стол, который папа обещал ему помочь починить. – Куда же я денусь, конечно, потерплю. – Вздохнул мальчик и решил взглянуть на предмет, который так заинтересовал его кота. Герман залез под стол и увидел в нижнем углу посторонний предмет. Он протянул руку и уцепился за него, на ощупь предмет напоминал цепочку. Точно, цепочка, но она застряла между задней и боковой стенками стола. Цепочка никак не поддавалась, Герман вылез и присел на коленки, чтобы перевести дух и поразмыслить, как же достать цепочку. Было решено зайти с другой стороны. Он стал доставать ящики, начиная с верхнего. Наконец полка была освобождена, но в темноте ничего не было видно. Герман достал телефон из кармана и посветил в проём стола. На дне, в толще пыли, лежала книга. Он достал книгу, посветил опять и увидел в углу ту самую цепочку. Он с легкостью её достал, на ней висел ключ, это он мешал достать цепочку. Герман встал с колен и присел на кровать, чтобы внимательно рассмотреть находку. Он протёр ладонью книгу от пыли. Обложка была сделана из серой кожи, такой текстурной и мягкой, будто книгой много лет пользовались. На ней красовалось витиеватое, металлическое крепление, закрытое на маленький замок. Герман взглянул на цепочку с ключом. Он вставил ключ с орнаментом в замок и стал крутить. Герману пришлось повозиться с замком, по-видимому, его давно никто не открывал. И вот, наконец, после очередного поворота ключа, он услышал щелчок и замок открылся: – Есть! Книгой оказался обыкновенный блокнот, со страницами, пожелтевшими от времени. Герман пролистнул его, ни единой записи, блокнот был однозначно пуст. Герман прилёг на кровать, продолжив исследование блокнота. За дверью послышалось мяуканье Пирата, который просился обратно в комнату к хозяину. Герман встал с кровати и открыл дверь коту: – Ну чего сидишь, заходи, давай! Пират вальяжно вошёл в комнату и направился сразу под стол, не найдя там цепочку, он запрыгнул на кровать. – Глупый котяра! – Герман потрепал кота по голове, как бы извиняясь за его изгнание из комнаты. В голове мальчика сразу сложилась логическая цепочка из событий, и он вспомнил историю с фотографией. Герман вновь почувствовал одновременно обиду на Глеба и стыд перед Варей с Витей. Его разрывало желание плакать, хотелось провалиться сквозь землю. Герман представлял, как было бы отлично отмотать время и не дать Глебу, так подло поступить с ним. Но, увы, чудес не бывает. "Нельзя это оставить просто так, нужно отомстить Глебу! Точно, как он со мной, так и я с ним! Бумеранг, я где-то слышал про такое!" –  глаза Германа загорелись, он стал обдумывать план мести. Он схватил найденный старый блокнот, поднял с пола ручку и начал писать: "Глеб – …" – Тебя даже не обозвать в рифму, что за имя такое? – Герман закусил ручку, мыслей не было. Герман занёс ручку и сильно надавив, закончил фразу: "Глеб – идиот!". – И-и-и жирная точка! – Герман бросил блокнот на пол и закрыл глаза, негативные эмоции будто высосали его энергию. Герман проспал до утра, пропустив ужин. Утром он проснулся с тяжёлой головой, забыв о вчерашних событиях. Он спустил ноги с кровати и наткнулся на блокнот. Обида вспомнилась, настроение у мальчика сразу упало. Бросив находку на кровать, он ушёл в ванную. Из его комнаты донеслись сигналы входящих сообщений. Он быстро сплюнул пену от зубной пасты, умыл лицо и побежал к телефону. Как он и предполагал, это были его новые друзья: "Всем привет! Какие планы?" – с аватарки мило улыбалась Варя с букетом цветом в руках. Глеб печатает… – Печатает он. – Недовольно прокомментировал Герман. Пока Герман ждал, что же напишет Глеб, он присел на кровать, взял блокнот в руки и стал бессмысленно листать его пустые страницы. – Ну что ты там, поэму, что ли пишешь? В двери показалась Катя: – Сынок, ты проснулся уже, доброе утро! Пойдём завтракать, а то ты голодный, наверное, дико. Ну, ты и спать! – Доброе! Будем считать, что это был мой очередной скачок роста. – Герман взял телефон и пошёл вслед за мамой. – Куда ещё роста?! Скоро отца перегонишь уже! А он, кстати, ещё не уехал. – Ничего себе! Семейный завтрак. – О-о-о, какие люди! Ну, ты и спать! – внизу стоял отец, с чашкой кофе. – Ну, всё, дорогая, спасибо за завтрак! Мне пора бежать. Отец поцеловал жену, сделал обманный удар в живот сыну и умчался на работу. Герман взглянул на маму и вздохнул: – Прикольно пообщались. – Потерпи сынок! Ты же у меня умный и понимающий мальчик. Оладушки будешь? – Угу. Герман налил себе чай и сел за обеденный стол. Послышался сигнал входящего сообщения, и он достал телефон. Глеб, наконец, дописал свое послание друзьям: "Здорово! Есть супер предложение! Поехали сегодня вечером в старый район? Посмотрим на этот приют из газеты!" "Герман, ты тут?" – написала Варя. Герман чуть не подавился чаем, ему нужно было что-то ответить. "Привет! Я тут. Планов нет пока, завтракаю". – Быстро напечатал Герман. "Ну чего? Поехали на заброшку?" – не унимался Глеб. Герман понимал, что Глеб адресовал вопрос именно ему. Все молчали, обдумывая рисковое предложение, Герман прервал паузу в чате: "Через час в убежище?" "Ок" – аватарка Вари. "Ок" – фотография Глеба, в прыжке на велосипеде. "Витя, туалет освободи!" – добавила Варя. Витя печатает… "Изображение смайлика с красным, злым лицом" "Не тужься сильно, малой! Смотри, какой красный уже!" – пошутил Глеб над Витей. Витя печатает… – Герман, мы вроде договорились, во время еды никаких гаджетов! – Катя со сковородкой, грозно нависла над сыном. – Ой, прости, мам, забыл! Всё, убираю, убираю. Катя выложила, на тарелку перед сыном, пять пышных и ароматных оладушек. Убрав сковородку, она присела рядом с сыном и стала смотреть, как он ест. – Ты хочешь что-то мне сказать? – Германа немного напрягала широкая улыбка матери. – Мне большой заказ поступил! – Ну, это же отлично? – спросил Герман с полным ртом – Да, конечно! – Но? – Герман с лёгкостью определял, когда матери что-то было от него нужно. – Но мне нужна твоя помощь! – Катя сделала умоляющее выражение лица. – Опять позировать? – вздохнул сын. Катя прищурила глаза и двумя пальцами показала жест "чуть – чуть". – Ладно, – согласился Герман. – Только через час я встречаюсь с друзьями. – Спасибо, спасибо, спасибо! – Катя быстро допила свой кофе и принялась за мытьё сковородки. – Шляпа на комоде! – Что-о-о? – Герман всё-таки поперхнулся чаем. *** Когда Герман подъехал к убежищу, дверь была уже открыта. Внутри его ждали Варя с Витей. – Привет! Глеб ещё не приехал? – Герман робко поздоровался с друзьями. Ему было неудобно перед ними за то, что убежал и ничего не объяснил. – О, привет, Гера! Он с отцом забор докрашивает, сказал позже подъедет.– Варя привезла новую партию постеров и, в данный момент, держала портрет очередного героя из комиксов. – Понятно. – Здорово, Герыч! Как ты вообще в библиотеке оказался? Это же бомба, а не информация! – Витя сидел в кресле. – Я знал, что ты оценишь! – Герман улыбнулся уголком рта. – Герман, – Варя приклеила постер и обернулась. – Как бы так объяснить… В общем, вчера Глеб повёл себя не красиво. Только не подумай, что я его оправдываю, просто он делает это не со зла. Любит он все эти подколки и шутки, и ничего с этим не поделаешь. Если ты это поймёшь, тебе проще будет с ним общаться. Он такой человек, понимаешь? – Глеб тот ещё тип! – добавил Витя. – Уж поверь мне! Снаружи послышался резкий шум торможения велосипеда. В дверях появился запыхавшийся Глеб, он сначала протянул руку Вите, потом обернулся и к Герману: – Здорово! Я ничего не пропустил? – Здорово! – Герман пожал протянутую ему руку Глеба. – Докрасили? – спросила Варя. – Не-а! К моему счастью, краски не хватило. – Смеялся довольный Глеб. – Ну что, как насчёт приключений в этом унылом местечке? – Что ты пристал к этой заброшке? – нахмурилась Варя. – У тебя есть другое предложение? – грубо спросил Глеб. – Пф. – Варя махнула на Глеба рукой. – Ну, вот и отлично! Встречаемся здесь в полседьмого вечера, в это время у охраны пересменка.  Иметь с собой фонарик, а тебе, малой, запасное чистое бельё! – Глеб с хохотом ударил кулаком в плечо Витю. – Ты, наверное, один туда хочешь пойти? – Витя не оценил насмешку в свою сторону. – Ну вот, что Вы за люди такие? Совсем шуток не понимаете! – Глеб взглядом остановился на Германе. – Это вовсе не шутки! – Герман не стал отводить глаза. – А что это, по-твоему? – Глеб начал заводиться. Он понимал, что друзья ополчились против него, но не мог ничего с этим поделать. – По-моему, это издёвки и сарказм. Ну, никак не шутки, как ты это называешь! – Глеб, ты в последнее время, действительно, стал перегибать палку. – Робко добавила Варя. – А тебе чего вообще жаловаться? – ответил Глеб на мнение Вари. – Я девочек вообще не обижаю. – Вот! Вот! Ты слышишь, что ты сам сейчас сказал? "Я девочек не обижаю", то есть ты сам понимаешь, что твои шутки обидные! – Оговорочка по Фрейду! – добавил Витя. – Так я не понял! – начал повышать голос Глеб. – Вы чего от меня сейчас хотите? Чтобы я извинился? Извините! Извините, что Вы не понимаете чувства юмора! Довольны? Ребята молчали. – Ну, вот и прекрасно! – закончил Глеб. – Встречаемся в полседьмого, короче. Глеб вылетел из убежища, оставив озадаченных друзей. Он злился на Германа: ведь до знакомства с ним, всех всё устраивало. "Тоже мне святоши. Недотроги нашлись мне". – В голове Глеба роились гневные мысли. – Да-а-а! Весело поговорили! Ну, хоть извинился! – отшутился Витя. – Ладно, я тоже пойду. Вечером увидимся! – Герман попрощался с друзьями. – Давай! До вечера! – Варя грустно улыбнулась другу. *** Все ехали, молча, каждый был погружён в свои мысли. Когда ребята подъезжали к воротам старого района, солнце уже стало опускаться за горизонт. – И? Что дальше? – Варя посмотрела на Глеба. – Спокойно, всё под контролем. За мной! – Глеб свернул налево, на лесную тропинку. – Супер. – Герман недовольно взял доску в руке и пошёл пешком за ребятами. Метров через пятнадцать, Глеб остановился и слез с велосипеда. Ребята последовали его примеру. – Что дальше? – подошёл Герман. – Дальше? А дальше "добро пожаловать!" – Глеб поднял ограждение вверх, чтобы все могли пролезть на территорию старого района. – Блин, ребят, это же незаконно! – Витя не шевелился. – Мы туда и обратно! Никто нас даже и не увидит. Сейчас у охраны пересменка, они чай пьют. Давай уже, проползай. – Глеб торопил Витю. – Варя? – брат смотрел на то, как его сестра первая пролезла под ограждением. – Это не – за – кон – но! – Ну что мы зря приехали сюда? Давай, не трусь! – шёпотом сказала Варя. – Сестра дело говорит! – сказал Глеб, всё ещё держа проход для друзей. Герман перелез вслед за Варей, они ухватились за ограждение, чтобы Глеб с Витей могли присоединиться к ним. – Если что, я буду всё валить на тебя! – не унимался Витя. – Хорошо! Хорошо! Я поняла! Всё свалишь на меня, как всегда! Витя недовольно прополз за друзьями и они, пригнувшись, побежали к ближайшему дому. – Куда дальше? – Варя обратилась к Глебу, который выглядывал из укрытия. – Сейчас, сейчас! Мне надо сориентироваться по крышам. – В смысле по крышам? Ты сейчас опять прикалываешься? – Варя одёрнула Глеба за толстовку. – Ты что не знаешь, куда нам идти дальше? – Без паники, Варюха, Глебка всё готовит из – под ножа! – Глеб пристально разглядывал, выгоревшие на солнце, крыши старых домов. – "Из – под ножа"!? Ты хоть понимаешь смысл этой фразы? – Ну, вот приключению и конец! Можно спокойно возвращаться домой. – Обрадовался Витя. – Кто знал, что фотки в картах устаревшие! Сейчас всё совсем по-другому выглядит. – Глеб не находил сходство между фотографиями из интернета и реальностью. Герман следил за провалом Глеба и ликовал внутри себя. Он достал телефон из заднего кармана: – Погодите паниковать! Я нашёл у отца в кабинете карту этого района. Сейчас посмотрим, куда нам дальше идти. – Скажи спасибо находчивости Германа, иначе мы сейчас же развернулись и поехали назад. – Варя шёпотом выругалась на Глеба. – Всё могло бы закончиться прямо сейчас и мы бы поехали домой. – Витя разочарованно присел на корточки, облокотившись о фундамент дома. – Кто тебя просил, Гера? Герман стал всматриваться в экран телефона, пальцами приближая элементы карты старого района посёлка: – Так, мы, значит, тут. А нам нужно сюда. Ага, понял! – Ну что? Далеко до приюта? – Варя пыталась рассмотреть карту, через плечо Германа. – Нам нужно сейчас пройти пять домов прямо, затем перейти дорогу, через три дома будет поворот налево, далее бежим до пустыря и вот сразу за ним должен быть и наш приют. – Отлично! Чтобы мы без тебя делали! – Варя одобрительно похлопала друга по плечу. “Один – один" – в голове Германа прозвучал счёт, сообщающий об отмщении Глебу, который сейчас стоял, как в воду опущенный. – Чего ждём? Погнали! – Варя махнула рукой и ребята, пригнувшись, побежали вдоль домов. На улице было тихо и темно, изредка попадались участки, освещённые фонарями. Вокруг стояли полуразрушенные дома, с выбитыми стёклами в окнах. Покосившиеся заборы были покрыты незатейливыми фразами, написанными баллончиками. Пробежав пять домов, ребята остановись оглядеться. Для того чтобы перейти дорогу, им нужно было обойти последний дом спереди. В окне этого дома горел свет, изнутри был слышен мужской смех: – Похоже это пункт охраны. – Прошептал Глеб. – Я же говорил, что ничего хорошего из этого не выйдет. – Витя вцепился в рукав сестры. – Варя, давай вернёмся. – Витя, да отцепись ты от меня! – Варя тоже нервничала. – Поздно уже возвращаться. Ребята гусиным шагом поползли вокруг дома, Витя промешкался и поспешил за друзьями. Все остановились и присели под крыльцом. Герман жестом показал друзьям направление в сторону зелёного забора, через дорогу. Только он хотел рвануть с места, как внезапно открылась дверь. Варя быстро прикрыла рот брату, Герман завалился на спину, все застыли на месте. – Я ему так и сказал, – мужчина смеялся в дверях. – Беги, пока я добрый! – Да ну тебя. Заливаешь, как обычно. – Изнутри послышался второй мужской голос. – Не мог ты ему так сказать. Витя силой убрал со своего рта ладонь сестры и стал пищать: – Варя, Варя… Герман шёпотом приказал всем сидеть тихо и не высовываться, он собрал весь дух и выглянул из укрытия. Было необходимо оценить ситуацию. Испугавшись, тени, падающей от мужчины в дверях, мальчик спрятался обратно. Ещё попытка, на этот раз удачная. Он разглядел мужчину на крыльце, который стоял к ним спиной: довольно крупный мужчина, одетый в форму охранника и громоздкие ботинки, покрытые грязью. Как в фильмах Герман начал показывать команды жестами своим испуганным друзьям. Первый для перебежки приготовился Глеб. Герман следил за обстановкой, он поднял ладонь и как только сжал кулак, Глеб рванул через дорогу.  Следующая приготовилась Варя. Ладонь. Кулак. Перебежка. Глеб подал сигнал, что они на месте. – Ты что мне не веришь? – не унимался охранник номер один. – Когда я тебя обманывал? На крыльце послышались шаги, Герман присел рядом с бледным Витей, который от страха боялся даже дышать. – Да ты вечно раздуваешь истории, а на самом деле пшик, а не разборка! – охранник номер два смеялся над хвастливым напарником. – Не понял. Ты меня брехуном сейчас что ли назвал? Охранник номер один вернулся внутрь и стал громко доказывать правдивость своих историй. Герман высунулся и выставил ладонь перед лицом Вити. Кулак. Движения нет. Кулак. Тишина. Герман опустился к другу и зашипел: – Ты чего тормозишь? Я же сигнал подал. – Я не успею, и меня поймают. Я точно не успею. – Что они там медлят? – Варя следила за друзьями. Они увидели, как охранник, размахивая руками, стал выходить из дома, а ребята всё ещё сидели под крыльцом. – Походу братец твой поплыл. Надо срочно их вытаскивать оттуда. – Глеб побежал позади забора. – Что ты делаешь? Ты куда? Они не успеют перебежать. – Стой здесь и следи за охранником, как только он уйдёт, подашь пацанам знак. – Глеб пробежал вдоль забора, поднял камень с земли, размахнулся и со всех сил метнул его в окно соседнего дома. – Это что ещё такое? – охранник номер один стоял на крыльце. Глеб быстро присел за забор, Варя ждала момент для отмашки мальчикам, которые вжались ещё глубже под крыльцо. – Иди, проверь! Мне ещё отчёт надо закончить, –  приказал второй охранник. – А то болтаешь без передышки, работать не даёшь. – Я скоро вернусь, и мы всё-таки выясним, кто из нас брехун! – охранник номер один пошёл выполнять приказ. Мужчина в форме спускался по лестнице, постукивая по мигающему фонарику. Проходя мимо ребят, он случайно ослепил себя, пытаясь понять причину поломки, тем самым не заметил нарушителей. Как только свет фонарика пропал за забором на участке дома, с разбитым окном, Варя начала сигнализировать Герману и Вите. – Варя что-то показывает. – От страха Витя еле говорил. – Это сигнал. Быстрее бежим. – Герман схватил Витю за капюшон и поволок за собой. Глеб с Варей следили за охраной, луч от фонарика уже появился из-за забора. – Быстрее, быстрее! – Варя подгоняла ребят. Витя путался в ногах, они были, будто ватными и не слушались его. Герман сделал рывок, и они влетели за забор к друзьям. Все окаменели, прислушиваясь к голосам охранников: – Нет никого. Птица или кошка, наверное. Давай всё же разберёмся, почему это я выдумщик! Дверь захлопнулась. Ребята выдохнули и обмякли. Витя лежал на земле, Герман пытался отдышаться, Варя держалась за сердце, Глеб сидел на корточках. Друзья посмотрели друг на друга и начали тихо смеяться. – Я думал это конец. Вся жизнь перед глазами промелькнула. – Только Витя не смеялся, он не отводил взгляда от звёздного неба. – Ещё чуть-чуть и мы бы попались. – тяжело дышал Герман. – Вовремя ты придумал с камнем. – Я друзей в беде не бросаю. – Глеб опустил глаза. – Мы ведь друзья? – Да, конечно, мы друзья! – Варя притянула Германа и Глеба в крепкие объятия. – Да мы просто банда "Ай да, держалы". Витя поднял кулак вверх, показывая этим жестом, что он с друзьями. – Ну, всё, всё. – Первым стал вырываться Глеб. – Поздно уже, надо спешить. Куда дальше? – Я уже надеялся, что на этом всё и закончиться. – Сам с собой говорил Витя, всё ещё смотря на небо. – Сейчас. – Герман достал телефон, и, прикрывшись курткой, смотрел на карту. – За мной. Глеб с Варей подняли Витю с земли и все продолжили путь. Оставшуюся часть пути они прошли без происшествий. Ребята быстро дошли до места назначения и вот они уже стоят перед забором, из металлических прутьев. За ним виднелось старое, кирпичное здание приюта "Надежда". В рамах окон, на первом этаже, торчали осколки стекла, дом будто скалился на не прошеных гостей. У ребят поползли мурашки от жутковатого места. Глеб начал открывать тугую калитку и тут раздался громкий скрип, все замерли и вытаращили глаза на друга, прислушиваясь к тишине. Никто не бежал за ними. Было решено перелазить через забор. Витя со своей комплекцией десятилетнего мальчика смог пролезть сквозь прутья забора. Друзья оказались по ту сторону. Все постройки утопали в растительности, одежда цеплялась за колючки кустарников. Герман включил фонарик. – Смотрите! – Витя указывал пальцем за основное здание. – Вон там, правее. Герман посветил в указанное направление и увидел обгоревшие столбы фундамента. – Пепелище прямо. – Варю передёрнуло, и она запахнула олимпийку. – Пойдёмте внутрь, а то комары сожрут сейчас. – Глеб включил фонарик и направился к огромным дверям. По недавнему опыту, Глеб сначала аккуратно приоткрыл деревянную дверь и, убедившись в её бесшумности, распахнул полностью. Ребята последовали за ним. Все оказались в тёмном прохладном фойе. Из коридоров доносился вой сквозняка. Каждый шаг отдавался эхом в пустых помещениях. Под ногами хрустело стекло. – Мне здесь совсем не нравится. – Застонал Витя позади всех. – Витя, представляешь, а тут раньше дети жили? – обернулась на него сестра. – А ты ноешь по поводу и без. Брат поджал губы и не стал отвечать на обвинения своей сестры. Ребята продолжили исследование заброшенного дома. Впереди шёл Глеб, заглядывая в комнаты. – Местные, я смотрю, время зря не теряют – Герман заметил, что со всех петель были сняты дверные полотна. – Ребят! Идите скорее сюда! – Глеб нашёл единственную  комнату с дверью. – А-бал-деть! Глеб толкнул дверь и не поверил своим глазам, он водил фонарём по стенам комнаты и не мог подобрать слов. Вслед за ним в полупустую комнату вошли и ребята. В углу стоял деревянный школьный стул, тумбочка без крышки и покосившийся шкаф с открытыми дверцами. Но Глеба привлекло совсем не это. Краска на стенах была частично отбита, и под ней всё утопало в рисунках. Будто огромное дерево обнимало эту комнату. Миллионы листочков были аккуратно прорисованы, несколько ветвей заходили на потолок и тянулись к центру. Ребята, раскрыв рот, стояли возле стен и присматривались к каждому штриху, отковыривая пальцами остатки краски. Герман прикоснулся рукой к рисунку на стене: – Это просто что-то нереальное? – Тут, похоже, буйные чудики жили! – Глеб светил в сторону окна. – С чего ты решил? – Варя отвлеклась от разглядывания стен. – Решётки на окнах! Я их больше нигде не видел, только в этой комнате. Все обернулись на окно и задумались. Окна действительно были снабжены грубо приваренной решёткой. – Что Вам здесь нужно? – из темноты послышался чей-то скрипучий голос. – А-а-а! Ма-а-а-м-а-а-а! Кто здесь? Не подходите! – ребята громко закричали и забились в угол, прижавшись, друг к другу. Всё это время за шкафом кто-то стоял и наблюдал за ними. Послышались шаркающие шаги в их сторону, но никто не решался посветить на незнакомца. – Варя, Варя, где ты! – Витя протиснулся за Германа, в поисках руки сестры. Среди ребят началась паника. – Что Вы тут делаете? – ещё два тяжёлых шага в их сторону. – Кто Вы? Что Вам от нас нужно? – Герман вглядывался в темноту, его фонарик кто-то в панике выбил из рук. – Я спрашиваю ещё раз! Что Вы тут делаете? – ещё два шага. Глеб стал поднимать трясущуюся руку с фонариком. Он хотел посветить в сторону незнакомца, но тот быстро приблизился к нему и схватился за его фонарик, не дав себя разглядеть. В борьбе со светом виднелось сморщенное, искажённое в гневе лицо мужчины. – А-а-а! – ребята завопили в голос, незнакомец был совсем близко к ребятам. Глеб, зажмурив глаза, оттолкнул от себя нападающего, кинув в него своим фонариком. Ребята уличили момент для спасения и побежали в коридор. – Варя, Варя! Не бросай меня! – визжал Витя, цепляясь за одежду друзей. Сестра нащупала руку брата и потащила его за собой. Пульсация в ушах глушила все звуки вокруг, и никто ничего не слышал. Спотыкаясь и задыхаясь, все бежали по коридору. – Сюда! – Глеб забежал под лестницу в фойе. Ребята быстро спрятались рядом с другом под лестницей, плотно прижавшись, друг к другу. – Эй, эй! Ты чего? – Варя сидела рядом с Глебом, как вдруг она почувствовала, что на неё наваливается брат. – Варя, мне плохо. – Витя начал терять сознание. – Витька, дружище, не сейчас, я умоляю. – Глеб начала постукивать ладонью по щекам друга. – Давай, приходи в себя. Варя быстро полезла в рюкзак, достала бутылку с водой и вылила её на брата, без остатка: – Ну, давай же, приходи в себя! – Кто это был вообще? – тяжело дышал Глеб. – Тише! – Герман шикнул на друзей, он пытался прислушаться к звукам, доносившимся из коридора. – Надо бежать отсюда, ну этот приют. – А я говорил, говорил, что ничего хорошего из этого не выйдет. – Витя пришёл в себя и в его голосе были слышны истерические ноты. Варя держала на трясущихся коленках, мокрую голову младшего брата. – Вроде чисто. Вы готовы? – Герман выглядывал из-под лестницы. – Я пойду первым, как только подам знак – бегите за мной к выходу. Ясно? Друзья одновременно закивали головой, у них на лицах читался испуг. Герман решил дойти до выхода перебежками. Вначале ему нужно было дойти до угла, ведущий в тот самый коридор с незнакомцем. Мальчик рванул с места. Толчок. Падение на пол. Дезориентация в темноте. Крик друзей в ушах. Яркий свет в лицо. – Так, так, так! Кто тут у нас? – сквозь звон в ушах доносился мужской голос. Звон в ушах стал затихать, Герман открыл глаза и увидел нависшего над ним охранника с крыльца. – Да это же на премию потянет! – охранник номер два держал за капюшон Глеба. – Эй, полегче! Порвёшь ведь! – брыкался Глеб. – Да тут целая банда вандалов! – охранник номер один светил под лестницу. – Ну, всё, детишки, больше Вы стёкла бить не будете! Варя с Витей крепко прижались друг к другу и прятали лицо от яркого света. – Мы стёкла не били. – Герман приподнялся и стал рукой ощупывать локоть, на который упал всем телом. – Вы нас с кем-то перепутали. – Поговори мне ёще! – охранник номер один вновь стал светить в лицо Герману. – Вы вообще знаете, что находиться здесь запрещено? – Перестаньте светить в глаза! – Герман выставил ладонь перед лучом. – Вы не тех поймали. – Не понял! Вы тут, не одни что ли? – охранник номер два тоже посветил на Германа. – Так ослепнуть же можно! – Герман прикрыл глаза руками, слёзы потекли от яркого света. – Там мужик какой-то напал на нас. – Вмешался Глеб, выдернув капюшон из рук охранника. – Да мы не собираемся бежать! – Какой мужик? Где? – охранник номер два вновь грубо схватил Глеба за толстовку и толкнул вперёд. – Давай показывай. – Нет, нет! Я туда не пойду! Вы не имеете права! – Глеб из-за всех сил пытался сопротивляться, но мужчина в форме был всё же сильнее. – Пошёл, я сказал! – охранник номер два силой поволок Глеба в коридор. – Что Вы делаете? Мы же дети! – закричала Варя. – Варя, Варенька! Молчи, пожалуйста, не нарывайся! – Витя начал закрывать рот сестре. Ругань Глеба резко затихла. Громко захлопнулась дверь. Все повернули голову в сторону коридора. – Егорыч, ну что там? – громко спросил охранник номер один. Тишина. – Мамочки! – запищал Витя и схватился за ногу сестры. – Глеб? – Герман крикнул в пустоту. Тишина. – Это конец! Точно конец! – не унимался Витя. – Да захлопни ты рот, наконец! – рявкнул на Витю охранник номер один. Варя прижала брата к себе, их обоих колотила дрожь. – Егорыч! Слышишь меня? Что там у Вас? – мужчина пошёл в коридор. – Не ходите туда! – Герман схватил руку охранника. – Руку убрал быстро! Егорыч, где ты? Охранник зашёл за угол. – Герман, Герман! – шёпотом позвала Варя. – Что делать будем? – Надо идти за Глебом. – Ты с ума сошёл? – лицо Вити переливалось от слёз. Из коридора послышался хруст стекла под ногами. – Тс-с-с! Идёт кто-то! – Варя прижала брата ещё крепче. – Варя! Варя! Сестрёнка! Не бросай только меня! – Глеб? – Герман встал и закрыл собой Варю с братом. Тяжёлые шаги приближались. – Глеб, это ты? – в горле Германа пересохло. Шаги остановились. Кто-то стоял прямо за углом. – Глеб? – Герман уже понимал, что это не он. Варя крепко вцепилась в брючину Германа. Ребята застыли в ожидании нападения. Внезапно послышались быстрые шаги в их сторону, кто – то бежал прямо на них. – Нет! Не трогайте нас! – зажмурившись, завопил Герман, размахивая руками. Варя с Витей обхватили ноги Германа и стали кричать от страха. Послышался истерический смех. – Вы бы себя видели со стороны! – перед ними стоял Глеб. – Эй, Вы чего разорались тут? А ты что ржёшь? – вышел охранник номер два и толкнул Глеба в спину. – Смешно тебе? Посмотрю я сейчас, как ты будешь смеяться, после моего звонка твоей мамочке! – Вы чего толкаетесь? – Глеб поправил толсовку. – Плохо Вы, Егорыч, работу свою выполняете! – из коридора послышался тот самый скрипучий голос незнакомца. – Бродят по объекту кто попало. Из-за угла на лунный свет вышел незнакомец, напугавший друзей. К большому удивлению ребят, им оказался чокнутый Тимофей Ильич, живущий в заброшенном доме по соседству. Именно его жизненная история и привела друзей в этот приют. В руках старик держал два фонарика, которые обронили ребята, он протянул их охраннику номер два, которого все звали Егорычем. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/madina-keberleyn/woodpark/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Вымышленное название поселка.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 109.00 руб.