Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Подростки в дистантных семьях: становление самосознания

Подростки в дистантных семьях: становление самосознания
Подростки в дистантных семьях: становление самосознания Елена Александровна Сорокоумова Анна Леонидовна Цынцарь Монография посвящена проблеме становления самосознания подростков из дистантных семей. Авторами показано, что на процесс становления самосознания как психологического новообразования подросткового возраста большое влияние оказывают внутрисемейные отношения родителей и детей. В исследовании представлен анализ социальной ситуации развития современной семьи. Книга адресована научным работникам, специалистам в  области возрастной и  педагогической психологии, практическим психологам, а также студентам и аспирантам психологических факультетов, практическим работникам образовательных учреждений. Может быть полезна педагогам и  психологам, обеспечивающим деятельность психологической службы школы. Е. А. Сорокоумова, А. Л. Цынцарь Подростки в дистантных семьях: становление самосознания Монография Предисловие С начала XIX в. в странах СНГ наблюдается мощный миграционный процесс малоимущих слоев населения в экономически-развитые регионы и города. Появился особый социально-психологический феномен – трудовой миграции населения. В миграционный поток вовлекаются не только мужчины, но и женщины, порой оставляя собственных детей дома на попечение бабушек, родственников, соседей. В семье, где глава семейства уезжает на длительное время за пределы своей страны с целью трудовой деятельности, возникают своеобразные детско-родительские отношения, которые оказывают влияние на процесс формирования самосознания в подростковом возрасте. Многие исследователи отмечают значительное влияние семьи на развитие детей, на становление их самосознания и сензитивности, в том числе в подростковом периоде (Р. Бернс, Л.И. Божович, Г.В. Бурменская, А.Я. Варга, С.Т. Джанерьян, О.А. Карабанова, И.С. Кон, А.М. Колышко, Р. Крайг, Ж.Г. Куповых, М.И. Лисина, А.Е. Личко, А.М. Олесик, Д.В. Ольшанский, Е.О. Смирнова, А.М. Прихожан, Н.И. Сарджвеладзе, О.В. Селезнёва, А.И. Сильвестру, Л.С. Славина, Е.Т. Соколова, А.С. Спиваковская, В.В. Столин, С.Р. Пантилеев, И.И. Чеснокова, Э.Г. Эйдемиллер, Д.Б. Эльконин, В.В. Юстицкис и др.). В настоящее время появляется новый тип семьи – «временно разлученные» или «дистантные семьи», которые стали далеко не редкостью, а даже альтернативной формой семьи. Проблема дистантных семей нашла свое освещение в трудах К.Б. Левченко, Ф.А. Мустаевой, В.С. Торохтия, И.М. Трубавиной, Д.И. Пенишкевич, Н.И. Кубьяк. Исследователи выделяют семьи, где жизнедеятельность каждого из супругов в силу специфики их профессии проходит в большей степени отдельно. К числу таковых относят семьи бортпроводников, моряков, артистов, космонавтов, геологов, военных, спортсменов (Ф.А. Мустаева, В.С. Торохтий, Т.Г. Веретенко и Н.В. Заверико); семьи, члены которой находятся по разным причинам на расстоянии друг от друга (в заключении, на лечении и др.), поэтому родители неспособны содержать семью (И.М. Трубавина); семьи работающих за рубежом (Д.И. Пенишкевич). Среди дистантных семей выделяют благополучные и неблагополучные семьи (И.М. Трубавина, В.С. Торохтий, Д.И. Пенишкевич). В социально-психологическом исследовании Л.В. Боярина выделяются причины образования и функции дистантных семей. В нашем исследовании дистантная семья понимается как семья, в которой один из родителей длительно отсутствует в силу трудовой деятельности для повышения благосостояния семьи, выполняемой в другом городе (или стране), в силу чего контакты с детьми отличаются нерегулярность (вызванной трудовыми вахтами) и дистантностью (вызванной опосредованным общением с помощью средств связи), что в целом приводит к искажению личностного развития подростка и сказывается на формировании его самосознания. Таким образом, актуальность настоящего исследования, заключающаяся в необходимости изучения психолого-педагогических условий формирования самосознания подростка из дистантых семей, обусловлена противоречиями между: • преобладанием исследований дистантных семей в социологических и социально-психологических исследованиях и недостаточным изучением их в педагогической психологии; • необходимостью исследований психологических особенностей становления самосознания подростка из дистантных семей и их отсутствием в психологических исследованиях данного направления; • необходимостью личностного развития подростка из дистантных семей и отсутствием теоретической и практической разработанности содержания этого процесса в психолого-педагогической литературе. Существование данных противоречий, необходимость их научно-обоснованного разрешения и наличие для этого определенных теоретических предпосылок в психологической науке и других, смежных с нею научных направлениях, свидетельствует об актуальности исследования и выбора проблематики исследования, которая состоит в изучении становления самосознания подростка из дистантных семей и создании психолого-педагогических условий его формирования. В связи с этим, научная проблема исследования состоит в выявлении психолого-педагогических условий позитивного формирования самосознания подростков из дистантных семей. В теоретическом плане решение этой проблемы связано с обоснованием необходимости изучения особенностей самосознания подростков из дистантных семей как ведущего психологического новообразования этого возраста, влияющего на развитие всей личности и выявление психолого-педагогических условий его формирования. В практическом плане – это разработка программы психолого-педагогического сопровождения и формирования самосознания подростков из дистантных семей. Таким образом, появилась необходимость в более детальном анализе и уточнении психолого-педагогических условий, влияющих на особенности самосознания подростка в период временной трудовой миграции их родителей. Глава 1 Теоретико-методологические подходы к изучению самосознания детей подросткового возраста 1.1. Феномен самосознания личности в отечественных и зарубежных исследованиях Проблема становления личности была и остается одной из наиболее актуальных как для общей, так для возрастной и педагогической психологии. Развитие личности тесно связано со становлением самосознания человека. Л.С. Выготский писал: «То же, что принято обычно называть личностью, является ничем иным, как самосознанием человека» [41, с. 4]. Проблеме исследования самосознания посвящено немало работ в отечественной и зарубежной психологии. Изучение феномена самосознания имеет глубокие исторические корни. Специфика указанной проблемы заключается в ее тесной связи с философскими представлениями. Первая группа философских представлений включает в себя таких мыслителей, как Платон, Р. Декарт, Д. Беркли, Б. Спиноза, И. Кант, И. Фихте, Г. Гегель, Л. Фейербах. В данном случае речь идет о так называемой «Я-философии», которая отличается рационализмом, склонностью строить знания на основе абстрактно-логических связей. Центральной точкой данных философских концепций является проблема «Я». Вторая группа объединяет представителей русской философии, именуемой «Мы-философией», характеризующейся иррационализмом. Человеческое «Я» представляет собой некий особый мир, микрокосмос, функционирующий по тем же законам, что и макрокосмос, связанный с космическим и божественным бытием. Развитие «Я» в данном случае происходит изнутри вовне, связано с духовным совершенствованием, а познание является интуитивным процессом. Представителями данной группы философов являются Г. Сковорода, А.Н. Бердяев, В.С. Соловьев. Третья группа представлений связана с философией экзистенциализма, учениями С. Кьеркегора, Ж.-П. Сартра, В. Франкла, определяющими сущность «Я» через необъективируемость. Экзистенция, проявляющаяся как единство, целостность субъекта и объекта, недоступная мышлению, ускользает от понимания. Среди зарубежных исследователей известны работы Э. Бернса, Ч. Кули, Д. Мида, Э. Эриксона, К. Роджерса. Зарубежными авторами вводится понятие «Я-концепция» (К. Роджерс, 1962; Р. Берне, 1986; Т. Шибутани, 1969). Р. Берне [20] определяет данное понятие как совокупность всех представлений индивида о себе, связанную с их оценкой. «Я-образ» рассматривается им как описательная составляющая «Я-концепции», оценочная сторона представлена в ее структуре самооценкой. К. Роджерс [117], приравнивая значение терминов «Я» и «Я-концепция», определяет данное понятие как структурированный непротиворечивый гештальт, состоящий из представлений свойств «Я» как субъекта, и «Я» как объекта к другим людям и различным сторонам жизни. Гештальт включает в себя также оценки, связанные с этими представлениями. В российской психологии проблеме самосознания личности уделяется огромное внимание в работах С.Л. Рубинштейна [119], Л.С. Выготского [42], И.С. Кона [72–74], В.В. Столина [137; 138], И.И. Чесноковой [169], Г.В. Акопова [8] и др. Современные психологические концепции, вобрав в себя философские представления, многообразны в своем понимании сути феномена человеческого «Я», сути самосознания: так многие авторы рассматривают в качестве синонимичных ему понятия «Я», «Я-концепция», «образ Я», «идентичность» (И.С. Кон, 1978, 1984; В.В. Столин, 1983; Х. Ремшмидт, 1994), усматривая общие черты их формирования и проявления. Другие же, напротив, пытаясь представить структуру самосознания иерархически, настаивают на различии этих понятий (Н.И. Сарджевеладзе, 1989; В.С. Агапов, 1994). В философском энциклопедическом словаре самосознание определяется как «осознание или оценка человеком своего знания, нравственного облика его интересов и идеалов, а также мотивов поведения. Его целостная оценка самого себя как чувствующего и мыслящего существа, как деятеля» [124]. Словарь практического психолога определяет самосознание как «высший уровень развития сознания и является основой формирования умственной активности и самостоятельности личности в ее суждениях и действиях. Это переживания единства и специфичности Я как существа, наделенного мыслями, чувствами, желаниями, противоположное осознанию внешнего мира (объекта)» [122]. Самосознание неразрывно связано со стремлением к самоизменению и самоусовершенствованию. Одной из задач работы самосознания является попытка найти смысл собственной деятельности, что нередко вырастает в поиск смысла жизни. Главная функция самосознания – познание себя, усовершенствование себя и поиск смысла жизни. Хотя, конечно, этим не исчерпываются все формы и определения самосознания. Эти определения, на наш взгляд, позволяют рассматривать самосознание и Я-концепцию как синонимы, и данной точки зрения мы будем придерживаться в своем исследовании и в дальнейшем. В качестве терминов, родственных указанным выше, Х. Ремшмидт (1994) рассматривает также следующие: «самость» как совокупность индивидуальных восприятий и воспоминаний; «идентичность» как осознание личностью тождественности самой себе; непрерывности во времени и связанное с этим ощущение, что другие также признают этот процесс [116]. Однако ряд авторов подчеркивают недостаток подобного отождествления, поскольку он порождает неясность в понимании данных феноменов. Так, В.С. Агапов [5] разводит понятия «самосознание» и «Я-концепция», указывая на то, что первое является компонентом второго. Подобная точка зрения представляет собой интересную попытку структурировать сферу самосознания. Обобщая существующие взгляды, можно заметить, что большинство авторов остаются единодушными в понимании ключевых вопросов. Самосознание имеет сложную многоуровневую структуру, в которой каждый уровень связан с другими, образуя систему. Данная система имеет ряд структурных компонентов, каждый из которых несет определенную смысловую нагрузку в общей структуре. Таким образом, мы коснулись проблемы структуры самосознания. Изучению структуры данного феномена, функций, особенностей его формирования и механизмов воздействия на этот процесс посвящена большая часть современных исследований. Как уже указывалась, структура самосознания многомерна, а рассмотрение данного феномена в той или иной плоскости дает нам различные его составляющие. Так, в ряде работ рассматривается проблема уровней самосознания. М. Розенберг называет следующие критерии выделения таких уровней [118]: 1. Степень когнитивной сложности и дифференцированности. В данном случае речь идет о числе и характере осознаваемых личностью собственных качеств. Существует прямая зависимость между количеством осознаваемых качеств, их сложностью, обобщенностью и высотой уровня самосознания. 2. Степень отчетливости, «выпуклости» образа «Я», его субъективной значимости для индивида. Здесь подразумевается степень развитости рефлексии и качества ее объектов. 3. Степень внутренней цельности, последовательности образа «Я». Данный критерий отражает характер противоречий в образе «Я» субъекта, которые могут как способствовать его самосовершенствованию, так и являться источником глубоких психологических проблем. 4. Степень устойчивости, стабильности образа «Я» во времени. Этот критерий характеризует степень стабильности характера частных самооценок во времени. И.С. Кон (1984) на основе теории В.А. Ядова об иерархической системе диспозиций [73] рассматривает самосознание как систему, образованную следующими уровнями. Первый, нижний, составляют, по его мнению, неосознанные, представленные в переживаниях установки по отношению к себе, именуемые «самочувствием» и «эмоциональным отношением». Следующий уровень связан с самооценкой отдельных свойств и качеств собственной личности. Третий уровень образуется интеграцией частных самооценок в относительно целостный образ. Верхний уровень образуется посредством объединения данного образа «Я» с целостной системой ценностных ориентаций личности, связанных с осознанием ею целей своей жизнедеятельности и средств, необходимых для их достижения. Указанные уровни могут вступать в противоречия между собой [72]. В.Ф. Петренко (1988), анализируя данную проблему с точки зрения восхождения от осознания своего телесного «Я» к проявлениям самосознания как атрибута личности в процессе деятельности, выделяет четыре уровня самосознания [107]. 1. Непосредственно-чувственный – осознание индивидом себя как телесно существующее, реально-жизненное начало. 2. Целостно-личностный (персонифицирующий) – на данном уровне развивается механизм отражения психикой своего личностного начала, собственных эмоциональных состояний, восприятие себя индивидом как активного внутренне единого существа (Я-переживание). 3. Интеллектуально-аналитический – речь идет о способности индивида к осознанию своих когнитивных процессов, теоретических форм и способов своей деятельности. Субъект отражает себя как мыслящего и самосознающего, на основе чего становится возможной сознательная саморегуляция и самовыражение, что обеспечивает переход на четвертый, высший уровень. 4. Целенаправленно-деятельностный – в данном случае самосознание проявляет себя в логически завершенной форме как система осмысленной самодетерминации человека. В.В. Столин (1983) рассматривает проблему выделения уровней самосознания, соотнося их с различными уровнями активности человека как организма, индивида, личности [137]. Таким образом, В.В. Столин выделяет три уровня, на первом из которых находятся функции, играющие важную роль «обратной связи» в формах активности организма. В данном случае речь идет о процессах «самовыделения и принятия себя в расчет» в перцептивных и двигательных актах. Следующий уровень представляет собой совокупность процессов, связанных с принятием точки зрения другого на себя, идентификацией с родителями, усвоением стандартов выполнения действий и формированием самооценки, самопонимания, формированием самоидентичности в рамках семейных отношений и отношений со сверстниками, формированием половой и профессиональной идентичности, становлением самоконтроля. Данный уровень именуется самосознанием индивида. Наконец, высшим уровнем развития самосознания автор называет выявление социальной ценности и смысла бытия, формирование и изменение представлений о будущем, прошлом и настоящем. Именно на этом уровне может идти речь о самосознании личности [179, с. 100–103]. Таблица 1.1 Структура самосознания по В.В. Столину Приведенные точки зрения в целом характеризуются рассмотрением уровней самосознания как иерархической системы от низших, связанных с деятельностью человеческого организма, к высшим, определяющим становление личности, и совпадают с фазами его развития в онтогенезе. Другим важнейшим аспектом рассмотрения модели самосознания является выделение в его структуре отдельных элементов, которые именуются в различных работах как структурные звенья (В.С. Мухина, 1975, 1985, 1986), стороны, компоненты, аспекты (П.Р. Чамата, 1960, 1966; Н.И. Чеснокова, 1977; А.М. Прихожан, 1980, 1982; М.И. Лисина, А.М. Силиверсту, 1983; Е.А. Сорокоумова, 2010 и др.). Так, среди прочих можно назвать следующие подходы к рассмотрению данной проблемы. 1. Выделение в структуре самосознания двух основных компонентов – когнитивного, связанного с процессами самопознания, и эмоционального, ответственного за формирование самоотношения личности (М.И. Лисина, А.М. Силиверсту, 1983; В.С. Мухина, 1986; Ольшанский Д.В, 1984; А.М. Петрулите, 1984; Е.А. Сорокоумова, 2010). Е.А. Сорокоумова определяет самопознание как процесс получения знаний о самом себе путем выделения себя среди других, идентификации и обособления себя от других людей на основе сравнивания себя с ними и с самим собой в прошлом, настоящем и отдаленном будущем. Идея самопознания отображает ведущие тенденции изменяющегося мира, а ее реализация обеспечит готовность учащихся к образованию через всю жизнь. Самопознание становится отправной точкой для консолидации и единения людей независимо от их взглядов, жизненных позиций, ориентиров, жизненной философии [131]. 2. Регулятивный компонент, который стоит в ряду аспектов самосознания и ответственен за оценку и регуляцию собственной деятельности, рассматривала И.И. Чеснокова (1977) [169]; волевой компонент – П.Р. Чамата (1966) [168]; функционально-поведенческий – А.М. Прихожан (1996) [111]. Сходную точку зрения высказывают авторы, рассматривающие в качестве одного из компонентов Я-концепции динамический, поведенческий компонент, связанный с проявлением в деятельности аффективного и познавательного компонента (И.В. Вачков [33], Р. Берне [20]). Самосознание растущей формирующейся личности рассматривается отечественными и зарубежными психологами как следствие и предпосылка социального взаимодействия, которое определяется социальным опытом человека. В самосознании отражается жизнь личности растущего человека в социальном пространстве и времени (А.Н. Леонтьев [86], С.Л. Рубинштейн [119]). Существуют и другие точки зрения, рассматривающие структуру самосознания как совокупность определенных компонентов. Так, И.С. Кон выделяет следующие его аспекты. • Я-идентичность, от которой зависят единство и последовательность поведения и психических процессов индивида и мера их участия в различных ситуациях и контекстах, на разных этапах жизненного пути. • «Эго», представляющее собой процессы и механизмы сознательной саморегуляции поведения, действующее на основе соотношения сознательной внутренней мотивации личности, сигналов из внешней среды и эмоциональных реакций. • Сила «Я», характеризующая степень сознательной саморегуляции. • Образ «Я» – один из важнейших феноменов в структуре самосознания, интегрирующий в себе представления индивида о самом себе, посредством психических процессов и механизмов, формирующих степень адекватности самооценки, структуру и динамику образа «Я» и проч. [71, с. 72–74]. А.Д. Олейник (цит. по: Тарабаева В.Б. [140]) предлагает рассматривать самосознание как единство следующих сторон: самочувствие, самопознание, самооценка, самоконтроль и самокритичность. Р. Берне рассматривает Я-концепцию как совокупность установок личности, направленных на саму себя (1986). В структуре Я-концепции он выделяет три основных компонента: 1) образ «Я» – представления индивида о самом себе; 2) самооценка – аффективная оценка себя, положительно или отрицательно окрашенная, различной интенсивности; 3) потенциальная поведенческая реакция – конкретные действия в зависимости от особенностей вышеперечисленных компонентов. Согласно гипотезе С.Р. Пантелеева [105], принципиальная разница между самооценкой и самоотношением заключается в различии оснований этих видов самооценивания. Самооценка является отражением субъект-объектных отношений превосходства и предпочтения, т.е. основана на социальном сравнении. Само-отношение имеет своим основанием сопоставление «Я» с самим собой и отражает отношение к себе только в координатах «Я» – «Я». В качестве важнейших компонентов самосознания, обеспечивающих его динамику, принято выделять процессы идентификации, самопознания или рефлексии (Е.А. Сорокоумова) [131]. Процесс идентификации играет ключевую роль в становлении самосознания личности и связан с формированием личности в контексте социального взаимодействия. Анализируя процесс идентификации как основу становления самосознания, В.В. Столин рассматривает выбор субъектом определенной «модели», в качестве которой изначально чаще всего выступают родители [137, с. 245]. Начальным этапом данного процесса становится усмотрение ребенком своего сходства с данной «моделью», затем к действию подключается механизм переживания субъектом «викарных аффективных реакций», соответствующих событиям, в которых оказывается «модель». Субъект также стремится обладать теми чертами избранного образца, которые кажутся ему желательными, стремится к сходным целям, усваивает его установки и особенности поведения. Таким образом, идентификация представляет собой процесс формирования идентичности (Х. Ремшмидт, 1994) [116], а, следовательно, самосознания зрелой личности. Идентификация обеспечивает наличие у индивида объективной и дифференцированной самооценки (Ю.М. Орлов, 1987) [103]. В процессе развития индивида происходит усложнение его когнитивных способностей, основой и следствием данного процесса становится развитие рефлексии. Рефлексия представляет собой и способ, и форму деятельности самосознания, она обеспечивает его постоянное наполнение новым материалом, способствует его структурированию и помогает субъекту адекватно реагировать на существующие условия. Функционируя на уровне понятийного мышления, рефлексия позволяет индивиду «объективировать» собственные интеллектуальные операции, эмоциональные состояния и переживания. Процесс рефлексии делает самосознание важным положительным фактором самоконтроля, сохранения своего поведения в принятых индивидом нормативных рамках. Экспериментальные исследования (И.С. Кон, 1984) свидетельствуют о том, что люди с более высоким уровнем самосознания (т.е. более склонные к рефлексии) точнее описывают свои противоречивые внутренние состояния, лучше контролируют свое поведение, приводя его в соответствие с такими ценностями, как достижение поставленной цели, честность, помощь людям, соблюдение социальных норм и т.д. [72]. Деиндивидуализация, способствующая девиантному поведению, сопровождается снижением уровня самосознания и самоконтроля. Рефлексия участвует в процессе самовоспитания личности, разворачивающемся как реализация трех основных ступеней, наблюдение своих мыслей, поступков, чувств, фиксация их противоречивости и, наконец, активизация внутреннего диалога, способствующего формированию желательных элементов поведения. Процесс рефлексии тесным образом связан с самопознанием личности. Однако в данном случае возникает проблема направленности этого процесса, т.е. объекта внимания самосознания. В случае направленности самопознания на публичные аспекты «Я», оно способствует формированию социально-нормативного поведения. Венцом развития сознания является формирование самосознания, которое позволяет человеку не только отражать внешний мир, но, выделив себя в этом мире, познавать свой внутренний мир, переживать его и определенным образом относиться к себе. Мерилом для человека в его отношении к себе являются, прежде всего, другие люди. Каждый новый социальный контакт меняет представление человека о себе, делает его более многогранным. Сознательное поведение является не столько проявлением того, каков человек на самом деле, сколько результатом представлений человека о себе, сложившихся на основе общения с ним окружающих. Таким образом, в психологической науке существует огромное количество позиций по определению и генезису самосознания. Мы придерживаемся понимания самосознания как процесса осознания личностью самой себя во всем многообразии ее индивидуальных особенностей, осознания своей сущности и места в системе многочисленных общественных связей. Традиционным является понимание самосознания как исходной генетически первичной формы человеческого сознания, основывающейся на самоощущениях, самовосприятии человека, когда еще в раннем детстве у ребенка формируется целостное представление о своем физическом теле, о различении себя и всего остального мира. А в подростковом возрасте самосознание является ведущим новообразованием. 1.2. Самосознание как психологическое новообразование в подростковом возрасте Изучая развитие самосознания, многие авторы указывают на ключевую роль в данном процессе подросткового возраста (Л.И. Божович, 1968 [24], Л.С. Выготский, 1982 [41], С.Л. Рубинштейн, 1989 [119], Д.Б. Эльконин, 1971 [175], И.С. Кон, 1978 [71]. И.И. Чеснокова (1977) полагает, что выразительность и многообразие особенностей самосознания подростка привлекают внимание психологов к изучению данного генетического среза. Процесс формирования самосознания пронизывает все уровни жизни подростка, начиная от физиологического и заканчивая социальным [169, с. 117]. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=43254603&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.