Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Стезя чародея

Стезя чародея
Стезя чародея Алексей Алексеевич Глушановский Путь демона #3 Окончив первый курс, Олег перевелся на огненный факультет. Настало время как следует изучить светлую магию огня, а заодно, подчиняясь требованиям жизни, и сложное искусство утонченного обмана и политической интриги. Лорд Элиас Альфрани – хороший наставник, а желание выжить – отличный стимул для усердных занятий! Алексей Глушановский Стезя чародея Глава 1 Выгодное предложение Полцарства – за глоток воды, А за бутылку пива – царство! Сушняк-то, в общем, полбеды, От головы бы мне лекарство!     PomorNik Цок-цок-цок – стук копыт Звездочки по мощенной камнем дороге звонко разносился по ярко освещенным утренним солнцем окрестностям Вольграда. Бум-бум-бум – эхом отдавался каждый звук в больной голове восседающего на ней всадника. Олег в напрасной надежде вновь проверил свою флягу. Увы! Последние капли были вылиты в измученное похмельным синдромом горло еще час назад. Когда сей прискорбный факт дошел до сознания (фляга подвергалась проверке уже в третий раз), Олег решил переменить тактику. Он принялся ныть. – Вер, а Вер! – Что? – устало откликнулась Вереена. Нытье и мольбы не действовали на вампирессу, безжалостно выдернувшую Олега из кровати и настоявшую на немедленном отправлении из шикарного трактира, в котором Олег отмечал свое возвращение на «родину». – Дай попить. Пожалуйста-а… Совсем горло пересохло! – как можно более жалобно протянул Олег, надеясь смягчить жестокое сердце вампирессы. – Пить вчера меньше надо было! – отрезала та. – Сейчас терпи! Доедем до владений Бельских – там и напьешься! – Нет у меня воды, – взглянув на печальное лицо студента и смягчаясь, добавила девушка. – А во фляжке?! – Какой фляжке? – Которая из седельной сумки выглядывает! – Там не вода. Тебе не подойдет. – Какая разница! Я пить хочу! Ну дай хлебнуть, будь человеком! – Вообще-то я не человек, причем уже давно. Но если ты так просишь… – Вампиресса ехидно усмехнулась и, вытащив фляжку, перебросила ее Олегу. – Только, чур, потом не обижаться! Тебе ЭТО не понравится! Будь похмелье хоть чуть менее слабым, Олег, несомненно, обратил бы внимание на ехидные нотки в голосе Вереены, однако мучительная жажда сосредотачивала все его мысленные усилия на единственной цели. Перехватив фляжку, Олег быстро скрутил крышку и приник к горлышку. Густой напиток с пряным, смутно знакомым запахом и приятным, слегка солоноватым вкусом смочил пересохшее горло и, скользнув в желудок, словно взорвался энергией. Похмелье исчезло, как не бывало. Где-то в глубине души заворочался в неспокойном сне демон, требуя: – еще, еще! Выхлебав половину фляжки, Олег с трудом оторвался и вернул ее изумленно и даже с каким-то испугом смотрящей на него Вереене. – Класс! Что это? Почему я раньше не пробовал? – Как ты думаешь, – мягко начала девушка, – что может быть во фляжке у нежити, которая не нуждается ни в еде, ни в питье и единственное, что составляет ее рацион, – это человеческая кровь? – Ты хочешь сказать… – Олег испуганно отшатнулся и рефлекторно провел по губам рукой. Взглянув на оставшуюся на ладони темно-красную полоску, он с трудом удержал рвотный позыв. – Не забывай, что, по вашему с княгиней Катиной договору, мне нельзя охотиться в окрестностях замка Бель. Вот я и решила подготовиться. Если должным образом зачаровать свежесцеженную кровь, то она может сохранять свои свойства до трех суток, не сворачиваясь и теряя не больше половины своей энергии. Вчера я охотилась с запасом… Не выдержав столь подробных пояснений и неравной борьбы со своим желудком, Олег перегнулся с лошади. Звездочка крайне неодобрительно покосилась на хозяина и брезгливо переступила оставленное грязно-бурое пятно. Вереена сердито нахмурилась: – Ты зачем хороший продукт переводишь?! Сказано же, тебе не подходит! Так нет, сначала выхлебал половину, а теперь плюется! – Извини. Не понимаю почему, – немного отдышавшись, начал Олег, – но мне понравился этот вкус! – Может быть, он понравился не тебе, а тому, кто живет в твоей душе? – Вереена усмехнулась. – Интересно, теперь ты будешь составлять мне компанию на охоте или же заставишь бедную меня таскать тебе добычу прямо домой? – Нет уж! Вкус, конечно, интересный, но я как-нибудь обойдусь! Недоставало еще, чтобы разошелся слух, будто ненаследный княжич Бельский балуется вампиризмом! – А что тут такого? В конце концов, урожденная графиня дель Нагаль, вот уже полторы сотни лет как находится на гемоглобиновой диете и не видит в этом ничего оскорбляющего чести рода. Да и наследный княжич сейчас бы тоже уже год как заимел длинные зубки, если бы кое-кто не вмешался! – Оно, конечно, да… Но тем не менее я уж лучше воздержусь. Кстати, по поводу княжича… Думаю, тебе не стоит появляться в замке. Надеюсь, ты не обидишься, если я предложу тебе пока вернуться на прежнее место, в Форпост? – Вот она, твоя справедливость! Теперь я знаю, за что не любят демонов! Сам едет развлекаться в замок, а бедной девушке предлагает отправиться в какие-то развалины! И перед этим он еще сожрал половину всех моих пищевых запасов! Все, я на тебя обижена! – Вереена демонстративно отвернулась, однако по каналу до Олега доносились отголоски веселого смеха. Тем не менее в результате продолжительной и упорной торговли и уговоров Вереена милостиво согласилась пожить пару дней в старом даркианском укреплении, не афишируя свое присутствие на землях княжества. В обмен на это Олег обязался проводить ее и помочь с распаковкой и обустройством в ее старой комнате, а также задолжал два желания и одно бальное платье из селийского шелка. На том и порешили. * * * Форпост встретил радостными огнями. Старый дух-хранитель был искренне обрадован их приездом. И если надземные этажи оставались все такими же разрушенными и заброшенными, то в подземельях уже было восстановлено некое подобие порядка. На вопрос Олега, почему не было проведено полное восстановление подземелья, хранитель виновато ответил, что, несмотря на пополнение энергоресурса, он проводил только самые необходимые воздействия, так как самостоятельно восстановить энергоуловители ему не под силу, а запас энергии в накопителях имеет пренеприятное свойство заканчиваться. Тонкий намек не остался незамеченным. Покосившись на часы, Олег понял, что все равно не успевает в замок Бель до заката. Ломиться же в ворота после захода солнца почиталось чрезвычайно плохим тоном. Немного подумав над альтернативой – ночевать с Верееной на шикарной постели последней комендантши Форпоста и ужинать дорожными припасами или прокатиться до ближайшего села, расположенного около замка и ночевать в трактире, где будет свежая еда, но без прекрасной вампирессы под боком – Олег начал распаковывать свои сумки. – Ну, показывай, где там твои уловители и почему ты не можешь починить их сам, – проворчал он, закончив догрызать гигантских размеров бутерброд, после чего направился к магическому лифту. Любопытная Вереена последовала за ним. – Вам не сюда, повелитель. – В призрачном голосе Форпоста прорезались виноватые нотки. – Надземные пленочные энергоуловители во время штурма были разрушены полностью и восстановлению не подлежат. По косвенным данным, я могу предполагать, что подземные уцелели, и нарушены лишь энерговоды. К сожалению, более точной информацией я не обладаю. В зале уловителей и поблизости от него сеть моих заклинаний отсутствовала, во избежание разрушения и потерь энергии под их воздействием. Вход в тоннель, ведущий в зал уловителей, находится на шестом подземном уровне. Олег присвистнул. Столь глубокое расположение, насколько он знал, свидетельствовало о крайней опасности протекающих там процессов. – А сколько всего у тебя подземных уровней? – вдруг поинтересовалась Вереена. – Под моей непосредственной опекой находятся уровни с первого по пятый. Шестой подземный исключен из общей магической сети и представляет собой шлюз-переход в тоннель, ведущий к залу энергообеспечения. Связь с ним отсутствует со времен штурма. Седьмой подземный – лаборатории бестиария, и восьмой – испытательный полигон также были выведены из общей сети, дабы исключить возможность наведенных помех от силовых линий. О происходящем там я сведений не имею. – Ты хочешь сказать, что не имеешь никаких сведений о том, что происходит на трех нижних уровнях? – с наигранным спокойствием поинтересовался Олег. – Причем один из них – тот, на который нам надо спуститься? – Да. Кроме того, должен предупредить о возможности встреч с вырвавшимися за пределы бестиария созданиями. – Так! – Олег развернулся и направился назад, в комнату. – Сегодня никаких разведок. Что-то я не в настроении пока сражаться с даркианскими боевыми монстрами. Это надо делать на свежую голову! – пояснил он свое решение явно разочарованной Вереене. – Вот съезжу в замок, договорюсь с княгиней, а когда вернусь, можно будет начать решать эту проблему. – Ты боишься? – Голос вампирессы был полон искреннего изумления. – Не боюсь, а опасаюсь! Разумная осторожность еще никому не вредила. Кстати, Форпост, какого типа энергоуловители были установлены внизу? – Темный пожиратель, – немедленно откликнулся дух-хранитель. – Вот видишь, – обратился Олег к девушке. – Насколько я помню из лекций о характеристике этого типа уловителей, рядом с ними я не смогу колдовать. Они просто будут вытягивать мою энергию, прежде чем та оформится в заклинание! А переть на чудовищ с голым задом и неактивным мечом духа, по-моему, весьма неразумно! Так что не стоит лезть на рожон, а следует хорошенько отдохнуть. – Так ведь они не работают, энергоуловители-то! И, следовательно, колдовать ты можешь свободно! Чего бояться? Ты любое чудище на раз поджаришь! – Заскучавшая Вереена рвалась в бой. Олег давно отметил некий авантюризм своей подруги, что вызывало в нем сильное изумление. По его мнению, подобное поведение было крайне нетипично для опытной диверсантки, которой она когда-то была. В конце концов, на войне выживают самые осторожные, а герои гибнут первыми. Особенно это касается диверсионных подразделений, в одном из которых когда-то состояла Вереена. Так что, по всем законам логики, именно Вереена должна была настаивать на всевозможных мерах предосторожности. Но в реальности ничего подобного не происходило. Бесшабашная вампиресса, несмотря на свой довольно немалый возраст, старательно лезла на рожон всюду, где это только было возможно, и именно Олегу приходилось заботиться о подстраховках на случай возможных неприятностей. Вот и сейчас изначально прислушивающаяся к разговору без особого интереса Вереена развила бешеную активность и выказывала самое искреннее желание посетить зал уловителей, стоило ей только услышать про чудовищ. – Ошибаешься. – Олег покачал головой. – Уловители типа «пожиратель» изготавливались в Дарке из адамантина и отличались преизрядной прочностью. Если же добавить невозможность пользоваться магией рядом с ними… Вряд ли победители стали тратить несколько недель на тяжелый труд, разбивая их с помощью кувалды. Скорее всего, перебили питающие и связующие тяжи и ушли. Да и вообще, глупо рисковать попусту! Я, конечно, понимаю, ты к бою готова всегда, но я-то пока живой! Мне отдохнуть после дороги хочется! Так что никакой спешки. Тем более у Форпоста энергия пока есть. В общем, сейчас ложимся спать, – с деланой строгостью обратился он к Вереене, – и никаких исследований! Тем более завтра к полудню мне надо быть в замке Бель. – Так-таки и никаких? – Вереена игриво улыбнулась. – Выспаться, говоришь, надо, устал сильно… Бедный! Ладно, ты меня убедил. Располагайся на кровати, а я, так уж и быть, займу свой старый гроб. – Она махнула рукой в сторону этого произведения мебельного искусства, изрядно запылившегося за время отсутствия хозяйки и все так же обвязанного кокетливой черной ленточкой. – Зачем? – не понял Олег. – Мы великолепно поместимся на кровати и вдвоем! – Но ты же так устал! – продолжала ехидничать вампиресса. – Тебе надо отдохнуть, выспаться… – Вредина! – припечатал Олег, стянул сапоги, критически понюхал воздух, после чего снял и носки, поставив их в максимально далекий от кровати угол (а что вы хотите – дорога дальняя, и стираться в пути негде), и, не раздеваясь далее, завалился на кровать. – Я, конечно, устал, но все же не настолько! – заявил он, водружая ноги на спинку кровати. Несмотря на потрясающую ширину сексодрома, принадлежавшего бывшей комендантше Форпоста, в длину он был слегка маловат для намного более высокого, чем эльтианцы, Олега. – Так что давай сюда! – Он демонстративно подвинулся. – Как скажете, мой повелитель, – в притворной скромности потупилась Вереена. Последовавшая за этим ночь оказалась совершенно неспокойной, но очень приятной. * * * На следующий день, подъезжая к замку Бель, Олег отчаянно зевал и клевал носом. Его ждали. – Приветствую вас, сын мой. – Княгиня Катина, строгая и величественная, в шикарном синем платье, встретила его в малой гостиной. – Была ли легка ваша дорога? – Приветствую, матушка. – Олег церемонно поцеловал руку в тонкой перчатке. – Благодарю вас, дорога была легка… Разговор в таком тоне продолжался довольно долго. В спокойной обстановке княгиня старательно соблюдала все условности, принятые в высшем свете, и Олегу ничего не оставалось, кроме как подыгрывать бывшей светской львице. Лишь потом, под вечер, анализируя произошедший разговор, он осознал, что в такой вроде бы безобидной беседе княгиня незаметно вытянула у него множество сведений из жизни Академии и о его собственных приключениях, и подивился ее таланту политика. Однако наконец-таки подошли и к делу. – Медоус рассказал мне, что недавно у него был разговор с многоуважаемым Элиасом Альфрани, в котором тот сообщил о вашем желании вступить во владение Черной башней и о своей поддержке этого желания. Это так? – Да. Во время охоты на вампира я обнаружил там интереснейшие магические плетения черной магии, которые мне как ученику-некроманту очень хотелось бы изучить потщательнее. Более того, я смог переподчинить их себе и сейчас хотел бы продолжить изучение. Кроме того, как-то неловко находиться в дворянском окружении в роли имперского князя и при этом не иметь возможности сообщить о своих владениях. В связи со всем этим я и хочу попросить вас продать мне Черную башню. Со своей стороны могу гарантировать, что после восстановления защитных плетений там не бу… – Олег хотел сказать «там не будет никакой нечисти и нежити», но вовремя осекся: ведь они с Верееной как раз и собирались обосноваться в нем. Помолчав и сформулировав в голове приемлемый вариант, он продолжил по-другому: – Никакая нечисть и нежить не будут нападать оттуда на ваши владения. Эта заминка не ускользнула от внимания княгини. – То есть ты хочешь сказать, что нежить там все же будет, просто ты не позволишь ей нападать? – уточнила она. Олег пожал плечами. – Я некромант, – просто ответил он. – Для восстановления башни мне нужны будут рабочие и слуги. А кто из ваших подданных согласится работать в Черной башне? Вряд ли таких найдется достаточное количество. Вот я и планирую прилично сэкономить, навербовав себе персонал на ближайшем кладбище. И работать будут не за страх, а за совесть, и жалованье платить не нужно. – Тут Олег позволил себе небольшую ухмылку а-ля злобный черный маг, отработанную еще в Академии, но, заметив, каким серьезным и колючим стал взгляд княгини, немедленно убрал ее и торопливо добавил: – Разумеется, все мои планы были согласованы с милордом Элиасом и получили полное его одобрение. – Я гляжу, у тебя большие планы на эту башню… – медленно, в раздумчивости протянула княгиня. – И ты твердо уверен, что я ее тебе передам… – Глубоко задумавшись, она сама не заметила, как оставила светскую церемонность и перешла на «ты». – Немало мужей из нашего рода сложили головы в войне с Темной империей, и их смерти сильно ослабили наш род. Частично именно поэтому я и усыновила тебя. Негоже, если из всех мужчин в роду есть лишь еще незрелый юнец, воспитанный слабой женщиной и не умеющий как следует держать клинок в руках, и три старика, которые некогда были великими воинами, но старость и былые ранения сейчас превратили их в беспомощных инвалидов. Род Бельских всегда славился своими бойцами, а ныне лишь ты, мой приемный сын, можешь поддержать его славу. – Произнеся это, княгиня в упор посмотрела на Олега требовательным взглядом. Тому ничего не оставалось, как кивнуть. – Вот и отлично. Вначале, когда Медоус только сообщил мне о просьбе лорда Альфрани передать тебе во владение Черную башню с прилегающими землями, я собиралась отказать. Нехорошо дробить манор, да и возрождение тьмы рядом с моими землями может принести немало неприятностей. Однако твоя решимость постоять за честь рода Бельских на великом турнире вынуждает меня изменить свое решение. В конце концов, действительно будет негоже, если княжич из нашего рода, представ перед лицом императора, не сможет назвать своих владений! Олег тяжело вздохнул. Похоже, княгиня в очередной раз подбивала его на какую-то авантюру. Впрочем, платила она, как всегда, щедро. – Интересно, – спросил он, решившись, – что это за турнир, на участие в котором я согласился? Почему на нем не может участвовать, например, Колин? – Его отец, мой муж Радомир Бельский, погиб слишком рано, когда Колин был еще совсем ребенком. Так что его воспитывала я, слабая женщина. – На этом месте Олег, не удержавшись, скептически хмыкнул. Как бы то ни было, но слабой княгиню Катину назвать было никак нельзя. Воля у этой женщины была стальная! – Да, слабая женщина, – с нажимом проговорила Катина, правильно истолковав Олегов хмык, – которая при всем желании не смогла организовать обучение Колина владению оружием, чтобы добиться в нем того уровня навыка, который позволил бы ему не опозорить честь рода на Великом турнире. – Проще говоря, – не выдержал Олег, – Колин – плохой боец, других воинов в роду не осталось, и вы хотите, чтобы я сразился за вашу команду. За это вы готовы передать мне Черную башню и земли вокруг нее. Кстати, сколько земли? – Достаточно. Все пораженные земли вокруг башни, заливной луг на правом берегу Велесовой речки, весь лес вплоть до Вольградского тракта и деревни Заразиху и Чесночницу с прилегающими угодьями. – Встав со своего кресла, княгиня подошла к висевшей на стене карте и очертила указанную область. Олег всмотрелся. Кус действительно получался вполне приличный. – Что за турнир, где проходит и когда начало? – Кивнув в знак согласия, спросил он. – Великий турнир проходит раз в пять лет в столице империи, Хориве, под личным патронатом императора. Туда собираются сильнейшие бойцы империи, и не только ее. Участие в турнире – великая честь и почетная обязанность для всех княжеских родов империи, от которой род Бельских был вынужден отказываться в течение последних пятнадцати лет, после того как мой муж погиб на очередном турнире. Сей прискорбный факт плохо отразился на нашем положении в обществе. Сейчас мы вновь должны представить участника, и я очень рада вашему согласию. – Э-э-э… А можно немножко подробнее, как погиб ваш муж? – Обыкновенно. – Княгиня и глазом не моргнула на очередную бестактность. По всей видимости, она действительно была крайне заинтересована в участии Олега в этом турнире. – На третьем туре он допустил ошибку, и его противник, граф Вашек Вельский, не успев сдержать удара меча, нанес ему смертельное ранение, почти перерубив шею. Радомир скончался на месте. Обычный несчастный случай. – И много таких несчастных случаев происходит за время турнира? – Вы боитесь? – Княгиня улыбнулась уголками губ. – Не волнуйтесь. Последнее время на турнирах стали куда больше обращать внимание на меры безопасности. Так, на последнем вообще было всего лишь сорок погибших. Олег закашлялся. Если сорок погибших – это «всего лишь»… – А сколько людей участвовало в турнире? – О, это же Великий турнир! На него съезжаются знатнейшие витязи всей империи. Прошлый раз участвовало более пятисот человек! Быстро прикинув цифры, Олег обомлел. Чуть меньше десяти процентов погибших, и это, по словам княгини, немного! Понятно, почему она так отчаянно не хочет отправлять туда Колина. Однако, с другой стороны, что смогут противопоставить ему, полудемону, простые воины, пусть даже и очень искусные? В состоянии частичного превращения его сила и скорость многократно превышали человеческие, а прочнейшую чешую невозможно прорубить даже самым тяжелым мечом, если на него не будут наложены магические чары. На всякий случай он все же поинтересовался: – А как на турнире с магией? Можно ли использовать магические артефакты или заклинания? Княгиня сурово посмотрела на него, после чего отчеканила, поджав губы: – Пойманные на мошенничестве, к коему относится использование любых магических средств, с позором изгоняются с турнира, а род подвергается обструкции. За этим внимательно следят придворные маги императора. Я искренне надеюсь, что вы не станете позорить наш род, прибегая к подобным средствам. – Не волнуйтесь. Я всегда чту заключенные договоры и не буду пользоваться на турнире своими возможностями мага, даю вам слово, – ответил Олег, мысленно добавив: – Мне и демонических за глаза хватит! – Вот и хорошо, – успокоилась княгиня и, позвонив в колокольчик, вызвала служанку. – Малиша, проводи моего сына в гостевой покой и проследи, чтобы он был хорошо устроен. Завтра я подпишу документы о передаче владений, и вы можете ехать. Турнир начнется только через месяц, однако дорога до Хорива длинна, и к тому же вам нужно будет время, чтобы устроиться и заказать турнирные доспехи. У меня есть в столице небольшой особняк, он в вашем распоряжении. – Благодарю. – Олег коротко поклонился и последовал за служанкой. Вечером следующего дня он уже галопом гнал Звездочку по направлению к теперь уже своей Черной башне. В седельной сумке, в специальном металлическом футляре, предназначенном для хранения особо ценных документов, лежали свитки, удостоверяющие его право владения. По заключенному с княгиней устному договору, у него была всего лишь неделя для ознакомления с новыми поместьями и вступления в право владения. Потом было необходимо с максимальной скоростью ехать в Хорив для участия в турнире. Глава 2 Отголоски войны – Ich gehe nach Haus, und Chaos gehen на…! – произнес Корум, покидая замок Ариоха.     Из муркокнутого творчества – Великий турнир? Ты согласился выступать на Великом турнире за какие-то пару кладбищ? Ты как, не заболел случаем? – с деланой заботливостью Вереена прикоснулась ко лбу Олега. Ладонь вампирессы приятно охлаждала разгоряченное быстрой скачкой лицо. Он тут же перехватил собирающуюся отдернуться руку и прижал ее покрепче. – А почему кладбищ-то? – поинтересовался Олег, все так же не отпуская руку девушки. – А как ты думаешь, во что могут превратиться деревни, расположенные неподалеку от гнезда вампиров? Не забывай, до встречи с тобой никаких запретов на питание крестьянами у меня не было. И у моих птенцов, которых впоследствии истребили охотники, – тоже. Так что на эти две деревни хорошо, если тридцать дворов живых людей осталось. А вот кладбища там больши-и-е… Да и другой вопрос возникает. Как ты собираешься драться? Ну, допустим, в мечном бою я тебя немного поднатаскала, хотя до мастера тебе еще очень далеко. А вот что ты собираешься делать в копейной сшибке? И позволь тебя спросить, где ты собираешься брать подходящего, выдрессированного по всем правилам и привязанного к тебе боевого коня? Их, между прочим, обучают едва ли не с рождения! Да и доспех. Ну, его, допустим, ты возьмешь у своей нанимательницы. Но его ведь еще и подогнать надо! Думаешь, управишься со всем этим за месяц, да еще и с дорогой? А самое главное: как ты намерен хотя бы выжить на этом турнире, я уж не говорю о победе? Между прочим, трирцы считаются лучшими воинами Ойкумены, а представители знати – воины потомственные, насчитывающие множество поколений предков-бойцов, с детства обучавшиеся бою. Да и керры могут там появиться… – Керры? Это кто? – Магически измененные бойцы. Названы по имени мага жизни, изобретшего способ изменять человеческие тела, Йоркаса Керра. Их стали создавать во время войны. Пытались найти противовес нашему корпусу. Вот только эксперимент оказался не очень удачным. – Вереена выдернула руку и направилась в свою комнату. Олег последовал за ней. – То есть? – Понимаешь, опытные маги жизни могут зачаровывать живых существ, изменяя их естественные характеристики. Ну, это ты и без меня, наверно, видел, достаточно взглянуть на личики валенсийских аристократок. Но это косметические примочки, ерунда. Однажды одному сильному, но не очень умному магу, Йоркасу Керру, пришла в голову гениальная, как он решил, идея. Изменить организм человека так, чтобы он стал идеальным бойцом. Ускорить прохождение нервных импульсов, увеличить силу мышц, крепость костей, ну и все такое прочее. Время было военное, и его проекту дали зеленый свет. Вскоре он умер, но тем не менее разработки продолжились. Так и появились керры. – А отчего он умер? – От естественных причин. Разрыв сердечной мышцы лезвием вейтангура. Нашему командованию очень не понравились его идеи. Впрочем, все оказалось не так страшно. Как выяснилось, человеческий организм и без того находится почти на пределе своего совершенства. Дальнейшее совершенствование возможно только при переходе на новую ступень, когда он уже перестает быть человеческим. – Тут вампиресса изящно взмахнула рукой, словно невзначай указывая на себя. – Пойти на такое светлые маги не рискнули. А совершенствование в пределах ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО тела одних систем неизбежно приводит к угнетению других. Так, керры – Сильные – оказались совершенно безбашенными. – То есть? – Обо всем в бою забывают. Сражаются без разума, могут даже своих рубить начать. Да и проблемы у них какие-то с физиологией. Точно не знаю, в чем там дело, но когда встал вопрос о продолжении экспериментов, те из них, кто были созданы первыми, ОЧЕНЬ убедительно попросили больше не калечить людей, превращая их в керров. – Это как? – Ну, одним из аргументов стала их угроза перейти на сторону Цитадели, если подобные эксперименты не будут прекращены. И их абсолютное убеждение, что все новосозданные Сильные, пообвыкшись и узнав, что у них были предшественники, будут поступать точно так же. – Тогда эксперимент изменили. Были созданы керры – Быстрые. Им была максимально увеличена скорость реакции. Однако – увы! Они оказались весьма субтильными субъектами, с костями, не выдерживающими наиболее быстрых их движений, и очень коротким сроком жизни. Керры – Равновесные, разработка, в которой попытались компенсировать все эти недостатки, оказались лишь очень немногим сильнее и быстрее самого обыкновенного, хорошо обученного и тренированного бойца. При этом их создание обходилось многократно дороже. Так что данные разработки светлых пошли скорее на помощь цитадельцам. На турнире ты теоретически вполне можешь столкнуться с кем-нибудь из них. Это, конечно, маловероятно, их осталось очень мало, да и в турнирах они, особенно Сильные, стараются не участвовать из-за своей несдержанности, но все возможно. – Ничего страшного, – усмехнулся Олег. – Я-то все же не совсем человек! Вряд ли у них найдется кто-нибудь, кто сможет противостоять возможностям демона. – Нелюдь на турнир не допускается. – Ха! Пройду проверку как человек, а на поле использую частичный оборот. – Это нечестно! – Вереена усмехнулась. – Почему? Каждый использует то, чем обладает. У них – тренировки, у меня – природные способности! – Ладно. Допускаю. В таком случае у тебя действительно есть очень неплохие шансы на победу. Вот только позволь поинтересоваться, что ты, победив, собираешься делать с главным призом соревнований? – Ну, не знаю… поставлю на полку или на стену повешу… – Олег с недоумением посмотрел на рухнувшую на пол от дикого хохота Вереену. – На стенку… повесишь… – в изнеможении заходилась та. – Я сказал что-то не то? – недоуменно переспросил Олег. – А какой, кстати, там главный приз? – Рука, сердце и – для большинства участников это главное – обширные владения какой-нибудь знатной дамы, в жилах которой течет хотя бы толика императорской крови! Приз этого турнира – светлая княжна Ирена Ленская, троюродная племянница императора. Интересно, она согласится стоять на твоей полке? – … … … мать! – только и смог вымолвить Олег. – А ты-то откуда это знаешь? – Если бы ты хоть чуть-чуть интересовался светской хроникой, то и ты бы это знал! Между прочим, уже пару месяцев весь высший свет только об этом и говорит. – Ладно. Хватит болтовни. Пошли спать. – Вереена подошла к своему гробу и, аккуратно развязав ленточку, заглянула внутрь. Удовлетворенно хмыкнув, продолжила: – Раз обещал, придется тебе все же сражаться. А что делать с княжной, решишь, когда выиграешь турнир. Тогда и разберешься – вешать ли ее на стенку, класть ли на полку, или, может, в другое место укладывать… вместе с собой. – Вереена усмехнулась. – Я сейчас тебя уложу! Причем вовсе не на полку! И, что характерно, именно вместе с собой! – Олег подхватил девушку на руки и шагнул к кровати. – Нет уж! Если так хочется, можешь уложить меня в гроб. Одну! Потом пожелать спокойной ночи и задвинуть крышку! Я проголодалась, и к тому же тебе надо выспаться. Завтра пойдем смотреть, что там с подземными энергопоглотителями Форпоста. Наружные разрушены качественно, а вот подземные могли и уцелеть. – Не могли, а наверняка уцелели, – недовольно пробурчал Олег, сдвигая крышку гроба и укладывая вампирессу на мягкие подушки. – Попробуй разбей адамантиновый кристалл, да еще и без использования магии. Наверняка не стали мучиться, перебили энергоканал, да и пошли дальше. – Завтра увидим. Спокойной ночи. – Тебе тоже. – Олег улыбнулся и добавил, закрывая крышку. – Приятных эротических снов! – Поганец! – донеслось из глубины. * * * Олег матерился. Долго, со вкусом, поминая эльтианских богов, нечисть, нежить, войну, придурков магов, гребаные завалы, дураков-архитекторов, строящих подземные ходы без должного запаса прочности, и собственный идиотизм, из-за которого он дал Форпосту слово, что поможет наладить энергоснабжение. Прислонившись к выложенной красновато-черным гранитом стене подземного хода, Вереена восхищенно внимала замысловатым конструкциям, в которых бывший студент-филолог отводил душу. Наконец, спустя пять минут, Олег исчерпал весь свой запас ругательств на валансеа и, обернувшись к ехидно улыбающейся вампирессе, убито спросил: – Ну и что будем делать? Посреди широкого подземного коридора возвышался гигантский завал, полностью блокирующий проход на шестой уровень. – А что тут можно предложить? Будем копать. Думаю, через годик-другой разгребем эту кучу земли. Вряд ли коридор обрушился на всем протяжении. Цитадельцы строить умели. Скорее всего, этот завал – маленький подарочек от светлых магов тому, кто попытается восстановить энергоснабжение. Светлые маги всегда были очень предусмотрительны. На этот раз Олег перешел на русский. Ни в валансеа, ни в тририрне, ни в фенрианском наречии подходящих слов попросту не нашлось. Закончив пятнадцатиминутную речь сложным шестиэтажным оборотом, в котором светлым магам предлагалось использовать их предусмотрительность в качестве фаллоимитатора, чтобы не опозориться, занимаясь сложным групповым сексом с ослами (причем активная позиция отводилась как раз-таки вьючным животным), он присел на корточки и задумался. Затем, сотворив небольшой фаербол, швырнул его в кучу земли, громоздящейся перед ними. Посмотрел на крохотную оплавленную выемку, окруженную спекшейся коркой, и грустно покачал головой. Идея не проходила. – Сюда б мага земли… – протянул он печально. – Или экскаватор и роту стройбатовцев с саперными лопатами. – Ну наконец-то ты начал думать, – усмехнулась Вереена. – Я уж боялась, что этого никогда не произойдет. Не знаю, кто такие эти экскаватор и стройбатовцы, но мысль действительно здравая. Как ты думаешь, а толпа зомби и скелетов с простыми лопатами и тачками для вывоза земли их заменить не сможет? – Вер, ты гений! – В порыве чувств Олег обхватил вампирессу за талию, приподнял и сделал пару кругов по тоннелю. – Наконец-то это до тебя дошло, – довольно усмехнулась та. – И года не прошло, а ты уже додумался до этой мысли! Нет, зря я считала, что у тебя в голове совсем мозгов нет! Есть они, есть! Правда, мало… Но ничего страшного, зато голова прочная! А теперь поставь мудрую и прекрасную меня на место и шагом марш в свои деревеньки. Покойников там много! – Ну ты и вредина! – с чувством произнес Олег, чмокнул вампирессу в аккуратный носик и поставил ее на землю, после чего быстрым шагом направился к ближайшему «лифту», как он окрестил мини-порталы перемещения внутри Форпоста. Ему предстояло еще множество дел, а времени оставалось очень немного. * * * В поездку по деревням Олег отправился один. После рассказа вампирессы о том, что эти две несчастные деревеньки весьма долгое время являлись своеобразной «общественной столовой» для нее и вампиров организованного ею гнезда, он решил, что брать ее с собой будет несколько… нетактично. Ради такого визита Олег, зная о том пиетете, который трирцы питали к светлым магам, нарядился в свой ярко-алый плащ ученика Огненного факультета. Учитывая, что в остальном он отдавал предпочтение одежде темных тонов как более практичным и немарким, смотрелось это несколько попугайски. Однако на крестьян явление нового владетеля-мага произвело огромное впечатление. Как оказалось, княгиня Катина не сочла нужным скрывать обстоятельства его усыновления, и теперь крестьяне искренне радовались, что их сеньором стал такой умелый охотник на нежить, тем более обучающийся в магической Академии. Повод для радости и верно был немалый. Олег поставил надежную защиту от нежити – простейший отпугивающий контур. По его прикидкам, года два теперь никакая неразумная нежить и близко не посмеет подойти к общинным полям. Да и нечисть к таким контурам относилась с немалой опаской. От разумных представителей нежити и нечисти защиту поставила Вереена – магические метки «ЭТО МОИ ОХОТНИЧЬИ УГОДЬЯ!!!» должны была надежно защитить крестьян. Действительно, разумные виды предпочитали не связываться с Высшими вампирами. Кроме того, Олег более чем в три раза снизил налоги. В основном крестьяне платили их продуктами питания и зерном, и он не видел для себя нужды заготавливать столько еды, а заниматься торговлей не было ни времени, ни желания. Освободил от барщины (по той же причине) и даже дозволил играть свадьбы без предварительного «опробования» невесты. В последнем случае отказ от права первой ночи дался Олегу не так уж и просто – крестьяночки были весьма симпатичные, но, представив себе реакцию Вереены на попытку осуществить свои «права феодала», он решил, что благородное самоотречение – вещь очень полезная, поскольку помогает избежать множества неприятностей. К тому же вампиресса все равно красивее! Правда, нашлись и недостатки. Самым крупным было то, что новый владетель оказался не только добрым светлым магом, но и изучал темную магию! Впрочем, как он сказал, только для того, чтобы помогать людям. Когда староста Заразихи, довольно еще крепкий мужик лет сорока, недоверчиво поинтересовался, какие такие добрые дела можно делать с помощью проклятой богами темной магии, молодой господин не оскорбился и не приказал всыпать наглецу плетей, как подсознательно ожидали многие, а просто ответил: – Мне надо где-то жить. Я собираюсь жить в Черной башне. Не в крестьянской избе же ютиться! Кто из вас хочет, чтоб я устроил барщину и заставил вас восстанавливать башню? – Деревня ответила настороженным молчанием. – Вот видите – никому неохота. Тогда я просто подниму ваше кладбище, и вместо вас барщину отрабатывать будут мертвецы. Из задних рядов донесся истеричный выкрик: – Предки! Предков пожалей, барин! Дай им поспать спокойно! Они и при жизни трудились, а сейчас и после смерти покоя не будет! – Предкам вашим от того урону никакого, – спокойно объяснил Олег. – Души их на небесах вкушают заслуженный отдых, и обратно я их зазывать не собираюсь. Сложно это, да и не нужно. Мне требуются просто оболочки, тела мертвые, чтоб наполнить их магией и отправить восстанавливать башню. Душам от того никакого вреда нет. Впрочем, если кто очень уж боится за своих мертвых родичей, то может пойти восстанавливать башню сам. Укажите могилку, я ее и не трону. А вы пойдете башню ремонтировать. Мне в общем-то все равно, какие руки ее чинить будут – живые или мертвые. Главное, чтоб работали хорошо. Воцарилось угрюмое молчание. Вкалывать в проклятой башне не хотелось никому. Обстановку развеял чей-то тонкий, видимо, женский голосок: – Ан и то ладно. Раз ты, барин, говоришь, что беды нашим предкам от того не будет, значит, и пусть оно… Баре, они завсегда своему слову хозяева полные. Лгать им не к месту. А если и нет… Так почему бы предкам нашим и не помочь потомкам своим? Я своим деткам в помощи никогда б не отказала! Деревня зашумела. Метод кнута (сами пойдете ремонтировать!) и пряника (а оброка-то платить – в три раза меньше и на барщине корячиться не надо!) сработал безукоризненно. Крестьяне сошлись во мнении, что «барин добрый, хотя и со странностями…» – Ну дык ему и положено. Маг, как-никак, да и бразование имеет. Вон, как лихо грамотку подписывал… – такую характеристику себя он подслушал из разговора старосты Заразихи с женой, не предполагавших о возможностях демонического слуха. Это его изрядно насмешило и обрадовало. В конце концов, если уж довелось стать крепостником, так пусть уж лучше люди тебя любят, чем боятся. Поздним вечером следующего дня, закончив объезд владений, он возвращался в Форпост, ведя за собой навербованные на сельских кладбищах почти три сотни скелетов; более-менее свежие могилы он трогать не стал – зачем ему вонючие зомби в коридорах башни? Да и крестьян тревожить не хотелось. Все-таки люди куда более спокойно относятся к исчезновению старых, позабытых могил, чем свежих, в которых лежат дорогие и близкие люди. Вспомнить хотя бы истории советского времени – с постройкой жилых домов на месте старых кладбищ. Подумав об этом, Олег усмехнулся: вот где был бы простор для некроманта! В башне его встретила сытая и довольная Вереена. За время его поездки она успела посетить Вольград и хорошенько перекусить. Передав управляющий контур скелетов чрезвычайно довольному духу-хранителю – «Ну наконец-то хоть какой-то гарнизон появился!» – и пронаблюдав, как этот «гарнизон», бодро расхватав лопаты, ведра и тачки, отправился разбирать заваленный подземный ход, Олег, быстро ополоснувшись (к счастью, канализационная и водоподводная системы при штурме практически не пострадали), отправился спать. * * * Двое суток продолжался разбор завалов. Костяной «стройотряд» лихо таскал землю, не отвлекаясь на всякие глупости вроде сна, еды и перекуров. Олег в это время «наслаждался» усиленными тренировками. Вереена решила, что ехать на Великий турнир без подготовки будет просто оскорблением древних традиций, и усиленно гоняла его, обучая премудростям боя в тяжелом доспехе. Вооружившись своим старым эспадоном, обряженный в тяжелый, изукрашенный золотыми символами пластинчатый доспех Всадника Хаоса – наиболее близкую имитацию турнирного облачения из того, что нашлось в кладовых Форпоста, Олег пыхтел и сопел, выполняя осточертевшие упражнения. Вереена, помахивая огромным фламбергом, взятым из тех же кладовых, размер которого едва ли не превышал ее рост, так, будто в ее руках была не железяка весом под восемь килограммов, а легкая тросточка, отпускала ехидные комментарии и показывала новые приемы. – М-да… – говорила она, ловким движением сбивая его меч в сторону и чиркая кончиком фламберга по прикрывавшей шею Олега кольчужной бармице. – Нет, я, конечно, понимаю, что голова для тебя далеко не самый важный орган, но чем же ты есть собираешься? Ты уж, если намерен и дальше выполнять «проход теней», не зафиксировав запястье, заранее позаботься рот на пузе отрастить. Олегу не раз приходило в голову, насколько странно они должны были смотреться со стороны. По местным меркам чрезвычайно высокий, закованный в тяжелый доспех парень и невысокая, стройная девушка, ничуть не напоминающая перекачанных бодибилдерш, размахивали огромными двуручниками, при этом парень раз за разом терпел полное поражение. К счастью, в тренировочном зале Форпоста лишних глаз не наблюдалось, и его позор оставался неизвестен широкой общественности. Копейному бою Вереена его не учила. Как она объяснила, во-первых, сама знала лишь теорию – что удалось понять из наблюдений за тренировками братьев, а во-вторых, за оставшееся время научить его хоть чему-нибудь полезному было просто нереально. Так что в этой дисциплине Олегу оставалось рассчитывать лишь на свою скорость, силу и реакцию демона. В мечном же бою она сосредоточилась на том, чтобы научить приспосабливать разученные им за год приемы боя на легком одноручном мече к тяжелому двуручнику. Приемы годились далеко не все, колющие удары, излюбленные Олегом, в исполнении двуручника выглядели совершенно по-другому, однако многие удары боя на палашах более-менее подходили и для длинного меча. Однако и их требовалось долго приспосабливать и обкатывать. Силы Олегу в состоянии частичного превращения было не занимать, но большая масса эспадона и, соответственно, большая инерция не раз играли с ним злую шутку. Кроме того, стесняющие движения тяжелые доспехи очень мешали. То ли дело родная чешуя! И легче, и прочнее, и движения не сковывает! Но, увы, турнирный доспех был строго определен регламентом, и от этого было никуда не деться. Наконец утром третьего дня Форпост объявил, что ночью расчистка прохода была закончена и даже проведена небольшая разведка тоннеля «силами подведомственного гарнизона» вплоть до границ действия его управляющих заклятий. Следов живых чудовищ не обнаружено. Изредка в тоннеле попадались скелеты необычайных пропорций вперемешку с людскими, на которых сохранились остатки одежды, доспехов и оружия. Впрочем, скелетов различных чудищ было гораздо больше, из чего духом-хранителем был сделан логичный вывод о гибели перспективных лабораторных разработок, частично истребленных светлыми, а частично умерших от голода, не имея возможности прорваться к поверхности из-за завала. Далеко разведчиков Форпост заслать не смог. В тоннеле перехода его управляющие заклятия заканчивались, а посланные на дальнюю разведку несколько скелетов с программой автономных действий вернулись не все. Вернувшимися ничего опасного обнаружено не было. Выслушав доклад, Олег встревожился. Конечно, поднятые им скелеты были всего лишь второго уровня, и любой из них мог быть без особых проблем уничтожен даже средним воином, но Форпост посылал их на разведку группами по десять. Второй и четвертый десяток не вернулись и, значит, были кем-то или чем-то уничтожены полностью, и довольно быстро. Иначе хоть один из них вернулся бы и доложил об опасности. Забрав у Форпоста управление над сотней костяных бойцов, Олег заслал их в оружейную с приказом взять оружие и надеть доспехи. Разумеется, дополнительная защита мертвецам не требовалась. Однако доспехи утяжеляли легкие кости, и в случае серьезной опасности Олег смог бы просто завалить врага одоспешенными костяками. – В конце концов, – рассуждал он, – навстречу опасности лучше идти, максимально к ней подготовившись. Услышав отдаваемые им приказы, Вереена одобрительно кивнула. Она тоже считала, что будет куда лучше, если первый удар неведомой угрозы примут на себя и без того мертвые скелеты, дав время и возможность оценить опасность и соответственно к ней подготовиться. Наконец все было готово к спуску. Расчищенный скелетами тоннель был довольно широк, и, встав в середине строя, Олег и Вереена двинулись по нему вперед. Освещение на шестом подземном уровне отсутствовало. Впрочем, ночное зрение демона позволяло Олегу достаточно неплохо различать путь метров на двадцать впереди себя. Большего в прямом тоннеле и не требовалось. Первое время неожиданностей не происходило. Позвякивая кольчугами, скелеты бодро топали по тоннелю. У боковых проходов и развилок Олег выставлял стражу и мог не опасаться неожиданного удара в спину. Дорогу он выбирал, ориентируясь по направлению толстых жил темного обсидиана, служащего Форпосту в качестве энергопроводящего элемента. Некоторую нервозность вызывало то, что магический фон, который, по мере приближения к поглотителям, должен был бы понижаться, не только не уменьшился, но и, наоборот, начал резко возрастать. Однако, поразмыслив, Олег успокоился. По-видимому, поглотители, накопив предельно возможное количество энергии и не имея возможности передавать ее накопителям Форпоста, переключились на цикл «поглощение – отдача», и сейчас шел как раз цикл отдачи. Это радовало. Какой бы ни была таящаяся угроза, возможность использования магии для ее устранения намного повышала шансы на удачный исход мероприятия. Первый разрыв обнаружился в небольшом овальном зале, когда-то, видимо, являвшемся чем-то вроде операторской или локального центра управления. Собственно, зала как такового и не осталось. По всей видимости, здесь наступающие светлые столкнулись с сильным сопротивлением, и кто-то из магов земли, не мудрствуя лукаво, призвал каменного голема, использовав для этого материал облицовки. Желание выдержать стиль сыграло с темными плохую шутку. Природный гранит бордово-черных тонов, которым были выложены стены шестого подземного уровня, намного легче поддавался управлению магов земли, чем искусственные материалы типа кирпича. Сейчас зал зиял голой кирпичной кладкой, кое-где из проломов сыпалась земля и сочились подземные воды, в зале валялись переломанные человеческие кости, обрывки истлевшей ткани и перекрученное железо, когда-то, по-видимому, бывшее доспехами, а посередине возвышалась конусообразная груда гранитного щебня, в который превратился голем после исчерпания вложенного в него магом энергоресурса. Ряд обсидиановых «кирпичей», проходя по стене зала на высоте человеческого роста, обрывался в одном из крупнейших проломов, вновь продолжаясь на другой стороне и ныряя в темный боковой проход. Тут Олег призадумался. Отправляясь восстанавливать энергосистему, он как-то не озаботился прихватить «починочный материал» и сейчас пожинал плоды своей непредусмотрительности. Конечно, можно было бы выделить Вереене несколько скелетов и послать ее наверх, но это было бы слишком долго. Пролом был велик, и заделывать его для восстановления проводящих путей пришлось бы довольно долго. И кто знает, сколько таких проломов встретится еще на пути! Конечно, он мог бы пожертвовать частью своего воинства, заделав дыру человеческими костями. После определенных магических ритуалов, являющихся обязательной частью поднятия скелетов, кости становились идеальным проводником темной энергии. Однако терять приличную часть войска еще до первого столкновения с врагом Олегу остро не хотелось. Скелеты могли еще очень даже пригодиться, а на восстановление проводимости потребовалось бы штук двадцать как минимум. Растерянно оглядевшись, Олег зацепился взглядом за валяющийся в углу проломленный череп и расплылся в улыбке. Проблема была решена. Разумеется, создать более-менее боеспособные скелеты из разрозненных и многократно переломанных костей погибших магов было практически невозможно. Но этого и не требовалось! А работать энергопроводящей заплаткой они смогут без проблем! Очистив небольшой участок пола, скелеты вскоре натаскали туда множество разнообразного костного мусора. Проведя первичную инициацию, Олег не стал продолжать ритуал поднятия, а, экспериментируя на ходу, заставил кости срастись в один огромный неряшливый блин, который и был налеплен на место пролома. Оставленные с боков блина кисти рук цепко ухватились за обломанные края кирпичной кладки, надежно фиксируя его положение. Края сросшихся костей соприкоснулись с обсидиановыми дорожками, выпустили тонкие усики, как бы прорастая в прозрачный камень, по костяной заплатке словно прошла волна, подстраивая ее к неровностям пролома, и все замерло. Проводимость была восстановлена. Олег облегченно выдохнул и устало опустился на грязный пол, сердито поглядывая на неопрятный костяной блин, никак не напоминающий то изящное кружево, которым он должен был стать по его задумке. «Да, до истинного «скульптора кости» мне еще далеко… – самокритично подумал он. – Впрочем, чего же я хотел? Висс же предупреждал, что высоким уровням некромантии по шару научиться невозможно. И то чудо, что он мне основы преподать ухитрился. Интересно, что бы случилось, если бы я попытался создать костяного дракона или химеру смерти? Технология-то ведь, в общем, та же…»– Олег кинул на блин очередной взгляд и решил пока воздержаться от подобных экспериментов. Отдышавшись, он построил свое воинство и уже собирался продолжить путь, как вдруг понял, что в управляющем контуре отсутствуют сигналы шестнадцати скелетов, которых он попарно расставлял для охраны боковых проходов. Отправленная на выяснение Вереена доложила, что действительно пара охраняющих ближайший боковой проход скелетов куда-то исчезла. Следов схватки не было. Судя по отпечаткам на пыльном полу, создавалось впечатление, что скелеты вдруг сами направились в глубь охраняемого ими тоннеля. Олег непонимающе покачал головой. Такого просто не могло быть! Да, более сильный некромант мог бы переподчинить себе навербованную Олегом армию, но не незаметно же! Да и не стал бы он выдергивать их из-под подчиненного Олегу контура управления, а просто попытался захватить контроль над самим контуром. Впрочем, откуда взяться опытному некроманту в этих подземельях, где уже двадцать лет не было ни одной живой души?! С сомнением оглядев свою «армию», понесшую первые потери, он продолжил путь. Стражников на этот раз выставлять не стал. Однако Вереена потребовала, чтобы он передал ей командование над тремя десятками. Получив желаемое, вампиресса незамедлительно переместилась в арьергард для охраны тыла. Через полчаса блужданий был обнаружен второй обрыв. К счастью, пролом был невелик, и Олег смог заделать его, пожертвовав всего двумя скелетами. На этот раз обрыв находился перед развилкой узкого коридора, где не было никаких костных останков, а посылать своих воинов на поиски Олег не рискнул, резонно опасаясь новых, более крупных потерь. Судя по форме и внешнему виду пролома, нанесен он был специально, именно с расчетом перебить энергоподачу. Такую ровную, каплевидную, слегка оплавленную выемку мог оставить только мощный прожигающий фаербол, специально пущенный с этой целью вдоль протяжения энергоканала для его разрушения. Отсутствие в коридоре каких-либо следов боя еще больше утверждало Олега в этой теории. – Вот интересно, – вслух подумал Олег, установив очередной блин и присаживаясь, чтобы восстановить дыхание и запас сил. Благо интенсивность энергопотока по мере приближения к цели похода резко увеличивалась, уже превышая стандартный уровень более чем в три раза. – А почему это у Форпоста была сделана только одна линия подачи энергии от резервного источника? Это же военный объект! Могли бы сделать несколько линий передачи. А то тут – раз – разрушили канал, и все, он без энергии. Как-то нелогично. Такое впечатление, что военные инженеры Цитадели не отличались высоким умом! – С чего ты взял, что линия была одна? – возмутилась незаметно приблизившаяся Вереена. – К твоему сведению, подобные укрепления строились с трех-четырехкратным дублированием всех важнейших систем! – Ну и где же это дублирование? – насмешливо поинтересовался Олег, небрежно кивая на одинокую линию вулканического стекла, тянущуюся вдоль стены. – Что-то не видно никаких резервных энерговодов! Зрение у меня, что ли, испортилось? – Нет. Не зрение. Мозги! Из пяти энерговодов резервного питания три располагались непосредственно в земле и были уничтожены направленным землетрясением перед штурмом. Основной в данный момент недоступен ввиду полного обрушения стен вертикальной шахты, в которой он располагался, а тот, вдоль которого мы идем, остался единственным, который сейчас, хотя бы теоретически, возможно восстановить! – Откуда ты все это знаешь? – пораженно спросил Олег. – Полистала техдокументацию Форпоста, пока ты со своей приемной мамашей торговался, – улыбнулась девушка. – Скучно было, вот и решила заглянуть. Не всем же, как ты, переться на рожон, ничего не зная. Если уж решили заниматься починкой, то надо хотя бы знать, что и как чинить следует! Олег пристыженно понурился. Несколько минут прошли в молчании. – Ладно, приношу свои извинения мудрым инженерам Темной цитадели, – наконец пробурчал он. – Однако пора двигаться дальше. – С этими словами Олег начал было подниматься с каменного пола, но был тут же сбит с ног ловкой подсечкой Вереены. Пронесшийся над ним сгусток черной энергии обдал магические чувства Олега запахом смерти и тлена и расплылся по черепу стоящего за ним скелета. Следующие два комка разбились о машинально выставленный щит. – Левый проход! – Выкрик Вереены ударил по нервам, и мощный взрывбол умчался в указанном направлении. На мгновение в колеблющемся алом свете огненного шара мелькнула кривобокая, закутанная в истлевшие тряпки фигура, стоящая в глубине коридора, а затем весь проход затопила волна яростного пламени, рожденная взрывом. Огненный язык вырвался из тоннеля, обдал нескольких стоящих поблизости от него скелетов, сплавляя в единую массу надетые на них доспехи, лизнул защиту Олега, словно пробуя на прочность своего создателя, и опал, оставив после себя запах паленого камня. – И что это было? – непонимающе спросил Олег, поднимаясь с каменного пола и на всякий случай не убирая защит. Это оказалось мудрым решением. В следующий миг его щиты затрещали, сдерживая удар «копья смерти», нанесенный с невероятной силой. – Всю мощность на щиты! – выкрикнула Вереена. – Больше объемными заклинаниями не бей! Меня задеть можешь! – Она отступила к стене тоннеля и словно растворилась в окруживших ее тенях. Впрочем, Олегу так и так было не до масштабных атак. Его загадочный противник атаковал исключительно боевыми заклятиями низших уровней некромантии, но вкладывал в них настолько умопомрачительную мощь, что щиты трещали и прогибались даже при максимальном энергетическом наполнении. Олега пробирал холодный озноб, стоило ему подумать, что случится, если этот загадочный враг применит какое-либо более серьезное заклинание. Изредка метаемые Олегом фаерболы особого вреда его противнику явно не причиняли, а «бурлящая тьма», казалось, наоборот только добавила ему энергии. Внезапно какой-то подозрительный шум за спиной привлек его внимание. Короткий взгляд, кинутый им за спину, показал, как несколько скелетов, руководимых контуром «телохранитель», изо всех сил пытаются сдержать своего сотоварища, в которого пришелся первый удар неведомого врага. Прежде пустые глазницы его теперь горели тусклым зеленым светом, из-под доспехов стекали клочья тумана, а ранее не такой уж и сильный костяной воин легко прорывался сквозь толпу своих «сослуживцев» с явным намерением проверить крепость защищающей Олега чешуи лезвием своего слегка заржавевшего от долгого хранения меча. Как ни мимолетно было это отвлечение от схватки, оно едва не стало роковым. Новое «копье тьмы» пробило внешний щит, который Олег не успел скомпенсировать, и мощным ударом по внутреннему щиту отбросило его, сильно приложив спиной о стену тоннеля. Внутренний одноразовый щит личной безопасности замерцал и погас, до конца исполнив свой долг, оставляя Олега совершенно беззащитным. Возвести новую защиту он не успевал, и следующий удар пришлось отводить лезвием «меча духа». К счастью, магический меч не подвел своего хозяина. Приняв удар «черной плети» на покрытое пламенем лезвие, он на секунду замерцал, ладонь Олега кольнула резкая боль, но и гибкая веревка тьмы, протянувшаяся из коридора, вместо того, чтоб рассечь и Олега, и его меч, полыхнула рыжим пламенем и бесследно исчезла. Ранее не тренировавшийся в использовании доставшегося ему оружия как магического артефакта, Олег обрадованно взревел и сделал резкий выпад в воздух, целя в направлении коридора, в котором скрывался загадочный враг. С лезвия меча сорвалась длинная струя пламени, с гудением распоровшая давнюю тьму подземных коридоров. Его противник не издал ни звука, но по озарившему коридор мерцанию личной защиты Олег понял, что попал и тому сейчас приходится очень даже невесело. И тут сильный удар по плечу бросил его на пыльный пол подземелья. Обернувшись, он увидел, что его «охранную сотню» споро и деловито разбирают по косточкам около десятка скелетов с мерцающими уже знакомым зеленым светом глазницами, а один из них, видимо, самый прыткий, вновь заносит свой тесак для следующего удара. Судя по запомнившимся Олегу деталям доспехов, это были те самые, кого он оставлял охранять проходы. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksey-glushanovskiy/stezya-charodeya/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 69.90 руб.