Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Инициируя Стража

$ 139.00
Инициируя Стража
Тип:Книга
Цена:139.00 руб.
Издательство:SelfPub
Год издания:2019
Просмотры:  18
Скачать ознакомительный фрагмент
Инициируя Стража Марина Весенняя Жизнь Яны резко изменилась, когда в ней проснулся дар. Теперь она видит, что наш мир наполнен магией, а люди, в ком бы вы никогда не заподозрили опасности – и не люди вовсе. Проснувшиеся способности позволяют Яне вступить в корпус стражей. Одна проблема – уникальная структура, призванная сдерживать потусторонние силы и защищать простых граждан, до сих пор состояла исключительно из мужчин. И кто возьмется инициировать единственную девушку, способную пошатнуть устоявшееся равновесие темной и светлой сторон – еще большой вопрос. Да и готова ли Яна сделать правильный выбор, на чьей стороне она хотела бы быть?Оформление обложки – Юлия Таланова Глава 1 Первый день учебы в университете Яна точно никогда не забудет. Вместо веселых торжеств, памятных церемоний и пафосных речей ректора, которых девушка ждала, наивно насмотревшись студенческих фильмов, всех ожидала душная аудитория. Раскрытые ставни ничуть не облегчали положение – воздух просто стоял в помещении, с каждой минутой становясь еще тяжелее и неприятнее. Саму Яну уже давно клонило в сон. Наутро родители едва подняли девушку с кровати, чтобы она не опоздала в первый же день. И теперь, когда к концу подходила уже третья пара за сегодня, Яна едва сохраняла способность слушать нудную лекцию. Все-таки зря она послушала маму и выбрала поступать на химфак. Чудо, что девушке вообще удалось сдать вступительные экзамены, учитывая, что в естественных науках Яна смыслила чуть меньше, чем вообще ничего. Но зато у нее будет профессия. И корочка, если она дотянет до диплома. «Кому нужны все эти гуманитарии? На дворе двадцать первый век, философы и психологи заполонили собой пол–Москвы. Вон, кто дворником работает, кто кричит «свободная касса!» А химия – это благороднейшая из наук! Захочешь – будешь ученым. Захочешь – пойдешь в лаборатории. Ведь оно как? Любому производству требуются свои специалисты», – как-то так вспоминалась Яне лекция, которой ее мама умудрилась приболтать поступать именно на химический факультет. А теперь девушка просто плыла среди бесконечных формул и терминов, которые она даже в школе запомнить не могла. Веки постепенно тяжелели, голова клонилась к парте. Да и все нарастающая боль в висках вот-вот грозила перерасти в мигрень. Так что, увидев, как от их лекторши, Мары Васильевной, отделяется белая дымка, обретающая форму безликого призрака, Яна решила, что все-таки провалилась в сон. Она встрепенулась, как это бывает, если боишься уснуть или когда тело решает, что слишком расслабилось, и все мышцы надо разом перепроверить на работоспособность. Вот только странная картинка перед глазами не исчезла. Молочно-белая фигура, повторяющая очертания преподавательницы по физики, по-прежнему висела в воздухе, постепенно двигаясь ближе к первому ряду студентов. Девушка несколько раз проморгалась и даже протерла глаза руками. Ущипнула себя за ногу побольнее, но галлюцинация не менялась. Она видела приведение. Духа не останавливали преграды, он проскальзывал через парты и другие предметы на своем пути. Лишь студентов он осторожно огибал, его безликая голова совершала странные движения, будто обнюхивает пространство вокруг себя. Яна никак не могла понять, почему до сих пор не закричала. То ли горло действительно сковало от ужаса, то ли рациональная часть мозга продолжала отвергать происходящее. Хотелось вспомнить, не могли ли ей подлить что-нибудь в воду, шутки ради, например. Или Яна проспала предупреждение Мары Васильевны, что сегодня будет какая-то чудная демонстрация оптических иллюзий? Но вся остальная группа, кажется, вообще не замечала происходящего. – С вами все в порядке? Яна не сразу поняла, что Мара Васильевна обращается именно к ней. Поэтому на несколько секунд оказалась в идиотском положении. Все присутствующие на лекции повернулись и теперь таращились на девушку, в то время как Яне оставалось переводить растерянный взгляд с застывшего в воздухе призрака на Мару Васильевну и обратно. – Я… Яна подняла ручку, слабо указывая ей в сторону белого духа, лишь еще раз убеждаясь – галлюцинация только у нее. – Мне нужно выйти, – не дожидаясь разрешения, девушка сгребла тетрадь с пеналом в сумку и, не обращая внимания, что несколько ручек полетели мимо, поднялась со своего места. “Это все духота”, – повторяя про себя, Яна старалась не смотреть в сторону своей галлюцинации. Прикрыв ладонями виски, лишь бы ничего не видеть боковым зрением, девушка выскочила из аудитории. Во всем университете еще проходили пары, и коридоры встретили студентку приятной звенящей тишиной. Стук маленьких квадратных каблуков по старому паркету эхом разносился по этажу, будто возвещая всех вокруг о нарушителе устоявшегося режима. Не зная, в какой стороне находятся уборные, Яна просто двигалась вперед, надеясь, что наткнется на дверь женского туалета. Ей явно требовалось ополоснуть лицо холодной водой, чтобы прийти в себя. – Ой, – в своем поспешном стремлении как можно скорее оказаться подальше от аудитории, девушка совсем не заметила, что неслась прямо на кого-то. В воздух взметнулись белые листы, которые плавным танцем возвращались на землю. – Извините, пожалуйста. Высокий мужчина встретил извинения девушки весьма прохладно. Яне ничего не оставалось, как присесть на корточки и помочь собрать разлетевшиеся по ее вине документы. – Я не нарочно. Просто не заметила, – продолжая повторять тихо извинения, девушка поспешно сгребала листки в неряшливую стопку. – Вот, простите еще раз… Яна выпрямилась и протянула собранное мужчине, лишь теперь посмотрев на него. Высокий, темноволосый, с невероятно высокими скулами. Только невинная улыбка на губах девушки разом померкла, стоило ей заметить тонкое зеленое свечение вокруг кожи незнакомца. Картинка перед глазами словно искажалась и прыгала. Человек перед ней сохранял свою невозмутимость, хотя и напрягся. – Вы… вы… – Яна не могла подобрать слов. Свечение подрагивало, будто само желало спрятаться от пристального внимания девушки. Где-то глубоко в голове догадка о том, кого она перед собой видит, была готова обрести форму заветного слова, но мысль ускользала под давлением страха и непонимания. – Вы… – Понятно, – кивнул мужчина несколько скучающе. – Ведьма? Вообще-то, не очень вежливо с вашей стороны…. – В-ведьма? – Яна повторила, хотя уже не чувствовала собственных губ. Боль в висках едва ли позволяла сохранить здравомыслие, а подступившая слабость буквально валила с ног. Отбрасывая документы в сторону, мужчина успел подхватить студентку до того, как она ударилась головой об пол. Побледневшая и потерявшая сознание, она выглядела в его руках хрупкой сломанной куклой. – Не ведьма, – покачав головой, мужчина пришел к неутешительному выводу. Он перехватил девушку, поудобнее устраивая ее на своих руках. Не оставлять же ее посреди коридора? Да…. Студентки, падающие ниц к его ногам – определенно, такого начала учебного года у Акиила еще не было. Павел сидел в своем кабинете, когда дверь вероломно открыли с ноги, да с такой силой, что дверное полотно гулко врезалось в стену и отскочило обратно, стараясь наказать своего обидчика. Мужчина отложил в сторону все свои дела, желая посмотреть в глаза смельчаку, который решился столь дерзко появиться на пороге. Во всяком случае, таких идиотов Павел еще не встречал. – Акиил? – в тоне хозяина кабинета не было ни капли доброжелательности. Вошедший мужчина лишь поморщился. Его всегда раздражал тот факт, что страж позволяет себе обращаться к нему, используя настоящее имя. Это была привилегия для самых близких друзей, которых у Акиила оставалось не так много. А наглый зарвавшийся щенок нарочно допускал подобную грубость, чтобы показать – кто есть кто. Но в любом случае Акиил не опускался до словесной перепалки со стражем. Павел не первый и далеко не последний, занимающий должность куратора при университете. Или надзирателем по округу… да хоть всей Москвы, ему недолго быть. В сравнении с тем, сколько лет отведено Акиилу на этой земле, конечно. А светловолосый мальчонка, который возомнил себя хозяином положения – пусть тешится. – Какого черта?! Павел поднялся со своего места так, что массивное кресло со скрипом отодвинулось к стене. Незваный гость прошел через весь кабинет и водрузил на дубовый стол свою ношу – девушку с русыми волосами, бледную как сама смерть, без сознания. Первая же мысль, пришедшая в голову стража, оказалась отнюдь не веселой. Проверив пульс, Павел чуть успокоился, почувствовав ровное биение сердца. Во вторую очередь в сознании мужчины загорелась надежда. Неужели сам Акиил допустил такую ошибку – и укусил человека? Еще и в университете? Это стало бы настоящим подарком! – Можешь не искать, – прервал разгорающийся интерес стража брюнет, который устроился на шаткой табуретке в углу кабинета. А ведь Павел лишь невзначай убрал с шеи девушки длинные светлые локоны, чтобы проверить кожу. – Я ее не кусал. Она сама в обморок упала. – А на кой черт тогда ты приволок ее ко мне? – не скрывая разочарования, поинтересовался страж. Свой осмотр, однако, он не остановил. Пальцами прошелся по руке девушки, проверил запястья и собирался посмотреть, имеются ли отметины от клыков на лодыжках. Вампирам веры не было, а их изобретательность в попытках добраться до заветных артерий не знала никаких границ. – У нас на первом этаже медкабинет есть. – Ваше добро, вам и принес, – пренебрежительно ответил Акиил, поднимаясь на ноги. Свое дело он сделал. Как добропорядочный гражданин, донес невинную девушку туда, где ей окажут помощь. Остальное его не касается. И оставаться в кабинете, куда по своей воле никогда не заходил, мужчина желанием не горел. – Ведьма? – зачем-то спросил Павел, хотя точно помнил всех “своих” на выделенной ему территории. И эту девушку он видел впервые. Единственное, что оставалось предположить – ее перевели в университет, забыв поставить Павла в известность. Заодно потеряв личное дело где-то по пути. – Разбирайтесь сами, – сухо отрезал Акиил, за долгие годы привыкший, чтобы его все-таки звали Виктором (а еще лучше – Виктором Петровичем, как было принято в этой стране), направляясь к двери. – Не мои проблемы. “Пусть Павел Аркадьевич сам задаст девице этот вопрос”, – подумал про себя мужчина, покидая кабинет, – “Чтобы потом стражи не рассказывали истории, что только злобные и коварные вампиры доводят первокурсниц до обмороков”. Фантазия о том, как Паша спровоцирует у несчастной истерику своим допросом, вызвала у Акиила злорадную улыбку на лице. Павел хмыкнул, оставшись наедине с таинственной незнакомкой. Акиил, как, впрочем, и все остальные темные твари, никогда не считал нужным проявлять излишнюю вежливость в общении. И, видит бог, страж терпит этого упыря на своем участке исключительно до тех пор, пока тот соблюдает установленные законы и приносит пользу. – И все-таки… – Павел вновь посмотрел на девушку, которая начинала приходить в себя. – Кто ты? Яна резко открыла глаза, стоило ей почувствовать, что ее лица коснулись прохладные пальцы. Приятный и ненавязчивый аромат корицы не принес удовольствия, потому что испуг затмил все остальные чувства. Над девушкой склонялся молодой мужчина. И вроде он мягко улыбался и совсем не выглядел пугающим, но Яна все-таки отпрянула, перекатилась на бок и в следующую секунду свалилась на пол. Больно стукнувшись локтем, девушка выругалась, но не остановилась в своей попытке сбежать. Где-то глубоко внутри она подозревала, что производит впечатление сумасшедшей, но заставить себя действовать адекватнее – не могла. Хотелось остаться одной и не видеть никого. И главное – никаких галлюцинаций. Но и этого ей просто не дали сделать. Еще на полпути к двери светловолосый мужчина перехватил ее, зажимая в тиски своих медвежьих объятий. – Тише, – велел он, но сдержать визга Яна уже была не в состоянии. – Все хорошо, успокойся. – Отпустите! – еще один высокий вопль вырвался из груди девушки. Павлу ничего не оставалось, кроме как послушаться. Разжав руки, мужчина предварительно преградил путь из кабинета собой. – Успокойся, – мягко попросил он, чуть выставляя руки вперед. – Почему вы светитесь? – кажется, Яна больше не могла сдержать эмоций. Закрывая лицо руками, чтобы скрыть непонятные и пугающие видения, девушка еще и спрятала свои слезы. Она отступала, пятилась, пока не оказалась зажата в углу. – Почему вы светитесь? Выругавшись под громкие всхлипы девушки, Павел отошел от нее подальше и достал телефон из кармана. С подобным страж еще не сталкивался, и теперь ему требовалась помощь. – Барс? Привет. Можешь подъехать? Это срочно. – Что случилось? – послышался голос на том конце линии. – Я не уверен. Нужна консультация… Что значит – позвони еще кому-нибудь? Кто старший по моему округу? Черт возьми, заканчивай! Ты не девица, и я тебя не на свидание зову. У меня тут страж пробудился. – И что? – меланхолично ответил Барс. – Ты инструкции не знаешь? Посмотри в своих папках, там все расписано. – Тут особый случай… Это девушка. В трубке на несколько секунд повисла тишина. – Буду через пятнадцать минут. *** Яна сидела на белой медицинской кушетке, пальцами сминая одноразовую стерильную подстилку под собой. В кабинете кроме нее находились двое. Врача и медсестру выгнали. Тот, что был с девушкой, когда она очнулась, теперь стоял в углу и молча наблюдал, как его товарищ осматривает Яну. Ей уже дали выпить стакан холодной воды с валерьянкой, чтобы хоть немного унять дрожь в девичьих руках. Так что сейчас Яна могла немного спокойнее воспринимать все происходящее. Мужчина, что пришел позже, сидел перед ней на корточках и водил молотком влево-вправо, проверяя девушку. Яна уверилась, что эти двое здесь, чтобы ей помочь, поэтому выполняла все, что от нее требовали. И заодно любовалась. Красавец-брюнет у ее ног походил на идеал мужской красоты. Стройный, накачанный… Футболка явно была мала своему владельцу размера на два, и с каждым его движением Яне казалось, что ткань вот-вот лопнет. До того напрягались мышцы мужчины, каждую из которых было видно, словно он и вовсе сидел без майки. – Что думаешь? – поинтересовался тот, что стоял в углу. Второй, которого друг называл “Барсом”, почесал бровь и не торопился с ответом. – Хорошо бы еще МРТ сделать… – Это рак мозга? – успела сделать свой вывод Яна. – Я смотрела сериалы, такое бывает… Я умру? О боже, я умираю… – Яна, успокойся, – в сотый раз за последние двадцать минут попросил Барс. – Все умирают. – Но не ты, и не в данный конкретный момент! – поспешил вмешаться блондин, пока девушка опять не свалилась в обморок, на этот раз стараниями Барса. На своего старшего товарища Павел посмотрел с укором. Ему уже порядком надоел запах нашатырного спирта, который приходилось держать наготове. – Ну, в общем, да, – согласился Барс, почесывая лоб. Способность успокаивать женщин никогда не было его сильной чертой. А таких молодых и впечатлительных – тем более. – Милая, расскажи, что ты видишь. Яна глянула на Павла, который жестом подбодрил ее, предлагая поделиться откровениями. Барс опустил свои теплые ладони на ее колени, еще больше смущая девушку. – Ну… это прозвучит дико глупо… Но вы светитесь. Оба. Как будто вокруг вас белое поле. Не знаю… Блин, как ангелы. Черт…. вернее, не черт, – на всякий случай поправила себя Яна. А вдруг и правда ангелы? Хотя, скорее всего, эти двое – санитары, приехавшие забрать ее в психушку. – Это все? – поинтересовался Барс. – Нет, еще в коридоре был мужчина. С ним тоже что-то не в порядке. Не смогу это описать. И на лекции я видела призрака. Он отделился от преподши и полетел в аудиторию… – На лекции? – Барс повернулся к Павлу. – Мара Васильевна, – пояснил страж. – Они у тебя тут совсем все сдурели? – разозлился второй мужчина. – Первый учебный день, а морок уже студентами подкрепиться решила? – Я с ней поговорю, – заверил Павел, понимая, что это действительно его оплошность. – То есть… – Яна не была уверена, что правильно поняла услышанное. – Кому-то можно питаться студентами, просто нужно это делать не в первый день? “Куда я попала?” – Яна с благодарностью приняла от Павла ватку с нашатырным спиртом и привела себя в чувство, пока снова не лишилась сознания. – Строго говоря, не совсем так. Существует определенный порядок, дотации и талоны на питание для таких, как Мара Васильевна, – начал было Барс, но Павел его вновь перебил: – Думаю, это все мы успеем объяснить Яне потом. Наверняка сейчас девушку больше интересует другой вопрос. И в этом блондин оказался чертовски прав. – Что здесь вообще происходит?! Глава 2 – Яна, знакомься, это Костя, – на соседний с девушкой стул опустился молодой человек. На первый взгляд он был ровесником Яны, может, на год или два старше. – Как видишь, он тоже один из нас… Яна видела. Вокруг Константина собиралось такое же мягкое белое свечение, как и у Барса с Павлом Аркадьевичем, только чуть слабее, бледнее. После медкабинета Барс уехал, бросив что-то вроде “мне надо поговорить с чудовищем”, а второй мужчина, который предложил называть себя Павлом Аркадьевичем, проводил девушку обратно к себе. “Павел Аркадьевич”, – фыркнула про себя Яна. Мужчина выглядел лет на тридцать, не больше, зато очень хотел выглядеть важным и значимым. Это чувствовалось в его поведении. Стоило Барсу уехать, конечно. Рядом с товарищем Павел вел себя более дружелюбно и мирно. А теперь, оставаясь наедине со своими воспитанниками (насколько Яна поняла свой новый статус), хотел должного уважения. Даже кабинет куратора подчеркивал его стремление к высокому положению. Каждая деталь интерьера была старше своего владельца минимум в два раза. Шикарный дубовый стол занимал чуть ли не большую часть помещения. А ведь когда Яна на нем лежала, то спокойно могла вытянуться в полный рост. Стеллажи с архивными папками и книгами дотягивались до самого потолка. – Я подумал, что тебе будет несколько проще воспринять всю информацию, если ты поговоришь с кем-то своего возраста. И положения, если на то пошло. Костя у нас… – Подождите, – Яна улыбнулась, хотя выражение ее лица больше походило на плохую комическую гримасу. – Давайте сразу договоримся. Нет ни малейшей возможности “проще” воспринять то, о чем вы мне тут рассказываете. Это ненормально. – А никто и не говорит о нормальности, – согласился Павел. – Просто чуть-чуть альтернативная версия того, к чему ты привыкла. – Чуть-чуть?! – взорвалась девушка. – Чуть-чуть альтернативная версия?! Вы мне только что сообщили, что вампиры, оборотни и еще бог знает кто существуют и живут среди нас. А я какой-то охранник… – Страж, – поправил Павел Аркадьевич терпеливо. – Потенциальный страж. – Ладно, – кивнула Яна. – Страж… Без каких-либо по-настоящему крутых магических способностей. Без волшебных палочек. – Это же не сказка какая-нибудь, – подтвердил Павел. Он сложил руки перед собой в замок и чуть подался вперед. – Без отправки меня в тайную академию в каком-нибудь старом красивом замке… – Ага, – первый раз подал голос Костя. – И в чем прикол? Яна продолжала смотреть на Павла Аркадьевича, сохраняя надежду, что новоиспеченный “куратор” хоть чем-нибудь ее порадует. А то пока новые способности не приносили ничего, кроме головной боли. В прямом и переносном смысле. – Я тебе потом расскажу, – с улыбкой заговорщика шепнул Костя. – Отставить, – рявкнул Павел, стукнув ладонью по столу. – Яна, ты должна понимать, что мы выполняем очень ответственную задачу. Стражи – единственная сила в этом мире, которая сдерживает нечисть. Не будет нас – и планета вернется в темные века, когда эти твари свободно убивали направо и налево. Мы являемся хранителями равновесия и порядка. – Лучше бы это была сказка, – с разочарованием вздохнула девушка, подперев подбородок кулаком. – Выбирать уже не приходится, – напомнил куратор. – Работаем с тем, что есть. Яна смотрела на Павла, приходя к выводу, что когда он просто молчит и улыбается, намного лучше. А то стоит ему постараться как-то ответить, сразу создается впечатление жуткого непроходимого болота проблем. “Правда, Барс со своим “все умирают” – не сильно лучше. Этим ребятам надо работать на горячей линии психологической помощи”, – девушка недобро хмыкнула. Ну вот куда ей – маленькой и хрупкой, хранить равновесие и бороться со вселенским злом? Имея в запасах только способность галлюцинировать до головной боли? – Павел Аркадьевич, давайте я поговорю с девушкой? Объясню, что к чему. Яна посмотрела на Костю с явным интересом. Во всяком случае, был шанс, что парень нормальным языком расскажет обо всем, а не предложит перечитать целую уйму папок с инструкциями, как Павел. Хотя что-то Яне подсказывало, что заботливый куратор все равно заставит учить ее матчасть в мельчайших подробностях. – Идите, – кивнул мужчина, практически не раздумывая. – Только, Костя… Не увлекайся. Яна – я впишу тебя в наше расписание, запрошу твои документы в деканате. Павел сам был не рад, что все так складывается. В конце концов, человеку со стороны очень тяжело воспринять такую информацию, даже если искренне веришь в сверхъестественное. И, как большинство стражей, Пашу готовили практически с рождения к тому, чем он будет заниматься. – А зачем вам мои документы? – полюбопытствовала девушка, но Костя уже тянул ее за руку прочь из кабинета. – Я тебе все объясню потом, – шепнул парень. – Мы пойдем? – Да, – кивнул Павел, провожая студентов уставшим взглядом. Оставалось надеяться, что Константин не подведет. Из всей команды он наиболее коммуникабелен. Теперь главное, чтобы это не стало новой проблемой, пока неуставные отношения не запрещены указом сверху. Как-то раньше такой проблемы возникнуть просто не могло. – Ух, вырвались, – выдохнул Костя, захлопнув за собой дверь. Хотя его возглас облегчения наверняка остался слышен куратору… Блондин, чьи волосы были заметно выжжены белой краской, закинул руку на плечо Яны, направляя ее движение по коридору. Его предплечья были обильно забиты татуировками, на длинных пальцах красовались несколько крупных серебряных колец. Да и вообще, молодой человек производил впечатление. – Пашка у нас хороший, но такой зануда, если честно, когда включает биг-босса. – У нас? И много таких, как мы? – На самом деле – не очень. Меньше, чем хотелось бы. В нашем универе потенциальных стражей восемь человек. Это если с тобой. В остальных – меньше. – В остальных? И сколько таких мест? – Все ВУЗы. И не только. Почти в каждой школе есть хотя бы один потенциальный страж. Нас не хватает, чтобы охватить абсолютно все СОШи, но как только кто-то из будущих стражей пробуждается – дыры латают. Обычно лет в четырнадцать-пятнадцать нас берут в оборот. – Звучит ужасно! – девушка чуть не споткнулась на лестнице, когда услышала подобное. Костя едва успел подхватить ее за талию, пока будущая напарница не свернула себе шею своим незапланированным полетом. – Отчего? – искренне удивился парень, прижимая к себе Яну. Запах дорогой туалетной воды, слишком резкий для такого душного дня, ударил в ноздри, не давая головной боли отступить окончательно. Яне пришлось отстраниться, чтобы избавиться от этого навязчивого аромата. – Это на самом деле круто! Мой отец тоже страж, мама ведьма. Я с детства ждал, когда во мне проснется дар и я смогу принять участие в общем деле. – Но ты же был еще ребенком… – Ребенком, с властью над учителями, – улыбнулся Костя довольно. – Пока остальных детей эта нечисть мучила домашками и двойками за поведение, я уже стоял выше. Следил за соблюдением Наших законов, по вечерам ходил в патруль. Романтика! – Ты хочешь сказать, что все учителя – нечисть? – у Яны округлились глаза от такой новости. День и так выдался из ряда вон… Но каждую минуту появлялась еще более шокирующая информация. – А ты как думала? Люди на такую зарплату существовать не могут… То ли шутка, то ли издевательство. Яна смотрела на Костю и ждала, чтобы тот хотя бы улыбнулся. Но парень сохранял спокойствие, от чего внутри становилось совсем жутко. У девушки даже мурашки по коже побежали. – Слушай, все на самом деле достаточно просто, – пояснил Костя. – Сотни лет назад произошел Прорыв. В наш мир попали твари, куда сильнее и опаснее людей. В тот момент для сохранения равновесия пробудились первые стражи. Пролились реки крови, – с должным пафосом продекламировал парень, – и установилось некое подобие перемирия. Оборотни заняли Новый Свет. С людьми им делить нечего, а другую нечисть они к себе не пускают. Вампиры хотели большего, но получили только Европу. Дальше Прибалтики они выбираются, только получив разрешение. Там много тонкостей, но ничего сложного… Они уже давно вышли из здания на улицу, и теперь Яна наслаждалась солнечным светом. Словно из темного царства девушка вернулась в теплую осень. Да и без пустых скрипучих коридоров старой советской постройки рассказ Кости не казался таким уж мрачным. – А ведь остается море всяких тварей, которых тоже надо куда-то девать. Стражи позволили им жить в обмен на их труд. – Определив в школы? – Яна приподняла одну бровь. Решение казалось весьма сомнительным. Она бы, наверное, всяких зомби и упырей к своим детям ни за что не подпустила, будь детки хоть трижды одаренными. – Только самых безобидных. Домовых, перевертышей, низших духов. Всех тех, кто питается эмоциональным фоном. Дети им подходят, ведь выплескивают столько эмоций. Так что твари не наносят никакого вреда. “Ага, конечно”, – Яна вспомнила, как иной раз приходила домой после уроков выжатая, словно лимон, хотя видимых причин так уставать не было. – Раз они такие безобидные, зачем в каждой школе по надзирателю? – Стражу, – поправил Костя. – Для страховки. Как понимаешь, если все разом накинутся подпитываться от одного подростка – ничего хорошего из этого не выйдет. – А что с университетами? Костя ответил не сразу. Будто подбирал осторожные слова, чтобы не отпугнуть новичка. – Говори как есть, – потребовала девушка, понимая, что лучше сразу узнать все и сразу, чем сейчас сохранить ванильные иллюзии. Костя неуверенно почесал затылок. – Везде по-разному… В нашем универе собраны самые хищные из московской нежити. Поэтому и стражей у нас тут много. Тварям требуется жизненная энергия живых. Студенты… подходят. Молодые, крепкие. Силы восстанавливаются быстро. А мы следим, чтобы не было… злоупотребления. Слушай, это все не так ужасно, как кажется. Никто не умирает, никаких кровавых жертвоприношений. И никто не страдает. Вся нежить получает питание по карточкам. Столько, чтобы не подохнуть с голода и не начать кидаться на людей на улице. – А как же те, кем они питаются? – Яна схватилась за горло, чувствуя подступающую тошноту. – Обычно берут тех, кто отстает в учебе. Перспективных специалистов никто трогать не позволит. У нас их и так недостаток по стране. Так что ботаники на особом положении… “Ну хоть какая-то практическая польза от зубрежки”, – подумала Яна. – А остальные… Ну, болеет ленивый олух немного, пропустит пару дней учебы. В принципе, ничего страшного. Эти оболтусы себе каждый день здоровье больше подрывают пивом и дошираками. В конечном итоге государственная система позволяет стражам удобно отслеживать всех, при этом не давая гражданскому населению что-либо узнать. Все заняты делом, никто не страдает. Разве это не здорово? – Все равно как-то это все безрадостно… – Отнюдь. Давай посмотрим на все это с позитивной стороны, – предложил Константин. – Во-первых, считай, что диплом у тебя уже в кармане. Тут Павлуша постарается. Наглеть, конечно, не стоит, а то наш куратор весь мозг склюет. Да и посещение занятий у нас обязательно, мы ж вроде как на работе. “Да с таким перспективами, как стать чьим-то обедом, я лучше каждый день за учебниками сидеть буду”, – молчаливо фыркнула девушка, – Во-вторых, повышенная стипендия. Корпус стражей заботится о всех, кто с ними сотрудничает. Кстати, тут и третий бонус – работой всегда будешь обеспечена. А то и карьерным ростом. Еще и с личной жизнью помогут. – Прости, что? – Яна тут же вспомнила слова Павла, обращенные к Косте: “Не увлекайся”. – Ну как… Моим родителям корпус помог найти друг друга. Девчонки-студентки – это, конечно, прикольно. Но встретить настоящую ведьму… Ух! Костя мечтательно закатил глаза, его губы растянулись в улыбке. – Ты бы видела, какие фокусы она умеет вытворять. Может, познакомлю вас когда-нибудь. Но если что, я никогда не называл мамины способности фокусами. Хотя мне никогда не говорили, что среди стражей могут быть женщины. Это наверняка круче, чем ведьмочки. – А ведьмы – они тоже нечисть? – Яна поморщилась. После всего, что она услышала от парня, странно представлять себе, что кто-то желает связываться с такими “тварями”. – Нет, что ты! Они светлые, такие же, как и мы. Ведьмы, ведьмаки. Мы пока потенциальные стражи, так что способностей у нас не так много. Видим нечисть, зачатки магии имеем. Зато после инициации, – Костя снова загадочно улыбнулся, – будет тебе и сказка, и магия во всей красе. Сильнее стражей никого нет. Нас боятся, ведь мы умеем блокировать способности других магов. – Мда… Яна присела на край фонтана. Уже совсем скоро их наверняка отключат, подготавливая к наступлению холодов. А пока еще была возможность насладиться игривым танцем брызг на солнце. Мощные струи били на несколько метров вверх и по диагонали, скрещивались и опадали белой пеной обратно в неглубокий бассейн, превращаясь обратно в грязную воду. – А еще мы живем дольше. Регенерируем быстрее. Да и стражи все – невероятные красавцы и вообще крайне обаятельные личности. Яна улыбнулась. Может, Костя и имел в виду себя, но на ум первым делом пришел Барс. Настоящий слюнипускательный мужчина, просто картинка из девичьих грез. – Слушай, – Костя присел на гранитную плиту рядом с девушкой и взял ее за руки. – Я понимаю, это все пока звучит дико. Мне было проще – я-то рос, зная всю правду. И всю жизнь готовился к тому, чтобы быть стражем. Но поверь, никто не жалеет, что нам досталась именно эта стезя. Считай, что ты попала в очень любящую и заботливую семью, состоящую из отличных ребят. “Ага. И теперь у меня, судя по всему, есть десятки очень любящих и заботливых старших братиков”, – Яна сосредоточено смотрела, как Костя нежно проводит подушечками пальцев по ее костяшкам, стремясь успокоить и внушить иллюзию безопасности. Глава 3 Куратор совсем не шутил, когда говорил про инструкции. И про расписание… Вообще, казалось, что Павел Аркадьевич шутить не умел в принципе. У Яны слипались глаза. Что пытался втолковать Виктор Петрович группе, девушка не понимала. Нить повествования она потеряла еще где-то на рассказе об электронных уровнях, спинах магнитных… чего-то там. Состояние постоянного недосыпа для Яны стало вполне привычным. Утром ее ждал университет, где она оставалась обычным студентом, обязанным ходить на все пары. Беготня между корпусами, затяжные очереди в столовой, прожженные кислотой лабораторные халаты и бесконечное количество теории по базовым предметам. Все как у всех. Разве что от физкультуры куратор Яну освободил. Вместо нее три раза в неделю Яна ходила в спортивный комплекс при университете. Для отчетности в документах девушка числилась участницей кружка по дайвингу. А по факту – ее ожидали тренажерный зал и спарринги. Пока, правда, только тренажерный зал. На первом занятии Павел Аркадьевич остался крайне недоволен ее уровнем подготовки. А чего он ждал? Яна даже бегом никогда не занималась. Только нормативы в школе сдавала, и то – в основном на тройки. Так что куратор лично следил за тем, чтобы девушка как можно скорее привела себя в спортивную форму. Как же Яна ненавидела его в эти моменты! “Давай еще километр!” “И еще десять повторов…” Приседания, бег, отжимания, растяжка, упражнения с весом… “Чертовы повторы и чертовы стражи”, – ругалась девушка, пока мышцы не перестали ныть каждый день. Костя не обманул – магическая регенерация творила чудеса. Яна уверена, что если бы не эта сверхспособность, она бы вряд ли смогла вообще шевелиться после таких нагрузок, первые дня три точно. После двух недель такого режима мышцам стало проще, но ненадолго, ведь заботливый куратор тут же увеличил нагрузки. После пар выдавались часа два свободного времени, а затем начинались совершенно другие занятия. Любимые инструкции Павлуши. И не только. Для ребят, которые занимались своим ремеслом уже несколько лет, куратор вел лекции. Борьба с высшей нечистью, изменение в делении зон влияния, поправки в соглашениях и еще бесконечное число информации, которую Яна не успевала запоминать. Ведь слушать она могла только вполуха. В первую очередь девушке требовалось изучить азы. Научиться отключать свое новое зрение, например. Все-таки видеть истинную суть некоторых созданий было неприятно. Яна даже в школу свою старую сходила, чтобы посмотреть, кто ее учил. Больше подобных желаний не возникало. Один трудовик – болотный черчень – чего стоил. Гора желеобразного нечто с тремя ртами и одним огромным глазом на уровне живота. Брррр. Но и на этом заботы не заканчивались. После вечерних занятий ежедневно нужно было выходить в патруль. На самом деле ничего сложного в этом не было. Или ребята из потенциальных стражей специально водили девушку по безопасным местам. Во всяком случае, пока что патрулирования напоминали Яне легкие романтические прогулки. Но и они отнимали время и силы. Которых теперь не хватало. На сон и учебу. Фраза “опять двойка” стала привычной. Особенно по химии, на которой Виктор Петрович просто зверствовал, устраивая проверочные работы каждое занятие. А ведь девушка надеялась, что оценки и проверки уйдут в прошлое с окончанием школы. – Уварова, задержитесь. Яна со вздохом возвела взор к потолку и осталась на своем месте ждать, пока остальные покинут аудиторию. Она и не заметила, что время лекции подошло к концу, вероятно, вновь задремала. И теперь разговаривать с преподавателем у нее не было ни малейшего желания. Особенно учитывая, что Яна еще не успела узнать, кто он такой. Павел Аркадьевич, конечно, выдал ей личные дела на нечисть в университете, но девушка просто не успела как следует ознакомиться со всей информацией. Нет, дело своей физички Яна сразу посмотрела. Все-таки Мара Васильевна произвела неизгладимое впечатление в первый день. Женщина являлась мороком – сущностью с двумя телами. Первое – приятная женщина, которая читала лекции своим студентам, а вторая – тот самый безликий призрак. Именно эта ее часть занималась подпиткой, присасываясь к человеку и вытягивая из него жизненные силы. А вот мужчина перед ней оставался загадкой. Яна внимательно следила за его плавными тягучими движениями. В них не было ни капли суеты или волнения. Мужчина продолжал заниматься своими делами, вежливо бросал прощания в ответ тем, кто проходил мимо. С виду – обычный человек. Одет даже лучше, чем большинство преподавателей – легкий серый костюм, белая рубашка. Даже слишком белая – ткань практически сияла. Пара верхних пуговиц была расстегнута, обнажая небольшую впадинку между ключицами. Очень стильно, привлекательно. Если не думать о том, что перед тобой на самом деле некая потусторонняя тварь, которая питается двоечниками. Такими, как Яна. Максимум, что девушка могла разглядеть из сверхестественного в этом нечеловеке – странное зеленое свечение, которое постоянно ускользало от пристального взора. Будто Виктор Петрович нарочно старался скрыть свое истинное лицо. Как только последние одногруппники покинули аудиторию, девушка поднялась на ноги, чтобы подойти к преподавательскому столу. Хотя, видит бог, чувствовала, что лучше держать максимальную дистанцию с этим человеком. Обаяние, смешанное с опасностью, что он наверняка нес, всякое разумное существо заставит держаться подальше. А неразумные, словно мотыльки с пламенем свечи, будут стремиться оказаться как можно ближе. Сумка неприятно оттягивала плечо, после вчерашней тренировки все тело еще болело. А ведь у Яны даже оружия до сих пор никакого не было, от чего девушке еще больше становилось не по себе. До того, как лектор успел огласить причину, по которой Яне пришлось остаться, девушка набралась смелости произнести: – Виктор Петрович, а можно бестактный вопрос? Высокий темноволосый мужчина замер, вскинув правую бровь вверх. – Ну, попробуйте, – позволил он, начав собирать со стола работы студентов в свой кожаный портфель. – А вы кто? Виктор Петрович на секунду замер, но на Яну оборачиваться не стал. – Действительно бестактно, – согласился он. – Разве Павел Аркадьевич не снабдил вас всей необходимой информацией? – Я еще не успела ее изучить, – Яна притянула свою наплечную сумку ближе к телу, будто готовясь защищаться. Химик подозрительно повеселел, на его губах проступила игривая улыбка. – Зря, – отметил мужчина. – И, между прочим, весьма обидно. Яна не совсем уловила тон преподавателя – говорит ли он серьезно или подтрунивает над девушкой. – Я-то был уверен, что статус исчадия ада и самого главного врага стражей требует большего внимания от новичков. С каждым словом волосы на голове студентки все больше приходили в движение. – Яна, выдохните спокойно, – мягко улыбнулся мужчина. Пусть настроение немного потешиться над новым стражем еще не отступило, но вид перепуганных девушек Виктора никогда не приводил в восторг. И сейчас смотреть на эту маленькую пташку, склонную падать в обмороки, было почти жалко. – Я вампир, если вам это настолько принципиально знать. – Вы шутите? То, как Уварова вздохнула с облегчением и даже хохотнула, резануло мужчину по живому. “Совсем молодежь разбаловалась”, – отметил про себя он, а вслух сделал замечание: – А вот это уже просто грубо. Виктор Петрович прислонился к краю стола и скрестил руки на груди. – Простите, просто… – Яна запнулась. Врожденная вежливость боролась с животным страхом, любопытством и еще целой бурей эмоций. А еще девушка усердно сдерживалась, чтобы не пуститься в расспросы. В голове загудел целый рой вопросов, которые хотелось задать. – Мне сказали, что вампиры обитают только в Европе. – Вам еще очень многому нужно будет учиться, – Виктор Петрович взглянул на девушку исподлобья. Он больше не выглядел веселым и благодушным. Его брови сошлись на переносице, взгляд помрачнел. – В том числе по моему предмету. Мужчина моментально переключился на другую тему. Поднял со стола несколько листов, где поверх синих чернил расположились размашистые красные перечеркивания и исправления. – Ваши работы ужасны. И вы спите на лекциях. Это никуда не годится. – Простите. – Сегодня вечером придете ко мне. Адрес вот, – вампир протянул узкую визитку, которую достал настолько ловко, что Яне показалось, что она возникла из воздуха. – К вам? – девушка не была уверена, что правильно расслышала его. – Зачем? – У меня наступило время кормления, – Виктор замер и теперь не сводил с Яны пристального взгляда, от чего у нее побежали мурашки по телу. – С вашим куратором я уже все согласовал. Жду в восемь. – Вы меня съедите? – Яне пришлось прокашляться, чтобы вернуть себе голос. Как-то не верилось, что за несколько неудов по проверочным работам куратор пустил ее на обед кровососу. “И вообще, разве стражей можно кушать?” – посмотрев в глаза преподавателя, в которых будто загорелся голод, Яна поняла: во всяком случае, вампир точно не отказался бы. – Я могу считать это предложением? – вновь заулыбался мужчина. Хищный оскал не казался пугающим, наоборот – он завораживал, заставлял не отводить взгляда от пухлых губ. Яна ожидала увидеть длинные клыки, но зубы вампира оставались идеально ровными. – Виктор Петрович, я понимаю, что провалила последние две контрольные… Но это не повод делать меня обедом! Кажется, ее голос звучал несколько истерично в этот момент. Но как иначе? Не каждый день стоишь один на один с опасным хищником. В одной аудитории. Без свидетелей. – Яна, – Виктор Петрович слегка причмокнул губами, словно пробовал женское имя на вкус. – Вам не только химию нужно подтянуть, но и теоретическую часть по моей расе. Маленьких девочек я кусаю, только если они очень хорошо об этом попросят. В сознании девушки фраза прозвучала настолько пошло, что мозг тут же выдал фантазию, как химик кусает ее пониже спины в совершенно внеучебной обстановке. Щеки моментально зарделись, и Яна поспешила опустить взгляд в пол, надеясь, что Виктор Петрович не заметит. Но он заметил. А вот его довольную улыбку девушка видеть не могла. – Не думал, что ваш куратор настолько распускает своих подопечных. Инструкции стоит изучать тщательнее, – произнес он мягко и даже скучающе. Яна была прекрасна в собственной неосведомленности. Когда еще встретишь необученного стража? Который не знает, что стоит тронуть его хоть пальцем, то любому потустороннему существу спустят шкуру. “Да еще и девушку”, – Виктор скользил взглядом по ее фигуре. В этой хрупкой пташке скрыта немалая сила, это мужчина отлично чувствовал. Нёбо неприятно заныло, десны чесались от предвкушения. Виктор никогда не кусал стражей. Да и кого? Этих слабоумных юнцов, которые считали себя всесильными? С такими даже в честный бой не вступишь, слишком зеленые. “Павла?” – продолжил перечислять Виктор имена в своей голове. Ему бы он точно перегрыз горло с удовольствием, но никак не для удовлетворения разыгравшегося аппетита. А эту девушку хотелось попробовать на вкус. Внутри разгоралось приятное предвкушение. Это столетие только-только начинается, а вампир уже чувствовал, что век прожит не зря. – Я проживаю в Москве по временному разрешению, – уточнил Виктор Петрович, понимая, что пауза между ним и студенткой слишком затянулась. – А значит, нахожусь под контролем вашей структуры. От вас, Яна, требуется прийти и зафиксировать акт кормления. – Звучит не слишком приятно, – искренне призналась девушка. – Не я придумал, это законы стражей, – напомнил вампир. – Не опаздывайте сегодня, пожалуйста. *** – Павел Аркадьевич! – Яна никогда не замечала за собой капризных ноток в голосе. Но и в подобных ситуациях она раньше не оказывалась. Пройдя в кабинет куратора без приглашения, девушка плюхнулась на привычное место – широкий стул напротив рабочего стола Павла – и скинула на пол наплечную сумку. – Что такое, Уварова? – устало спросил мужчина. Признаться честно, за прошедшие дни он порядком устал от имени этой девушки. С одной стороны, Яна, конечно же, не виновата, что для нее все так сложилось. Павел это понимал, но поделать с собой ничего не мог. Пробуждение первой в истории корпуса девушки-стража растормошило их закрытое сообщество. Будто кто-то палкой разбередил осиное гнездо. Даже несмотря на то, что Павел с Барсом договорились пока не афишировать произошедшее, информация растеклась со скоростью горной реки. – Павел Аркадьевич. Мне нужна методичка по вампирам! – Яна выпалила на одном дыхании. – Говорила с Акиилом? – С Виктором Петровичем, – не совсем поняв, кого имеет в виду куратор, ответила девушка. Павел тяжело вздохнул, представляя себе, как именно мог пройти этот разговор. – Методичка у тебя есть, я выдавал вместе с остальными документами, – бросив быстрый взгляд на девушку, которая сегодня казалась бледнее, чем обычно, Павел продолжил уже мягче: – Уварова, – ему самому было тошно от сложившейся ситуации, но в случае с вампиром сделать мужчина ничего не мог. – Что касается кормления. Это стандартная процедура. Ничего сложного. Мужчина достал из стола желтые бланки, скрепленные клеевым краем, и протянул их Яне. – Приходишь. Отсиживаешь все время кормления. Заполняешь бланк. Дату, время, присутствующих. От тебя – запись “кормление произведено в полной мере” внизу бланка и подпись. И по капле крови от них – кормящего и кормящегося. – И как мне оценить полноту меры? С секундомером сидеть? Павел улыбнулся. Девушка, конечно, произнесла фразу с сарказмом, но не подозревала, что секундомеры стражи отменили относительно недавно. С этими кровососами все равно не рассчитаешь, сколько каждому до нормы нужно. А питаться с помощью донорских пакетов с точным замером порции твари отказывались. – Просто напиши и всё. – Но почему я? – не унимала отчаянное негодование Яна. – Есть же другие ребята, более опытные. – Вампир имеет право выбрать наблюдателем любого из сотрудников корпуса на территории, к которой прикреплен, – заученной фразой ответил Павел. Хотя и мог добавить лично от себя: “Потому что больной на голову упырь решил устроить себе очередное развлечение”. – Это отвратительно, – насупилась девушка, сложив руки на груди и сгорбившись, всем своим видом демонстрируя, как ей не нравится затея с походом на “званый ужин”. – И как часто придется на такое ходить? – Для разрешения на проживание у вампиров обязательно кормление раз в тридцать дней в присутствии стража. Виктор – единственный вампир в нашем округе. И не факт, что в следующий раз он захочет видеть именно тебя. “Захочет”, – на самом деле в этом Павел вообще не сомневался. Уж кто-кто, а Виктор сделает все, чтобы насолить куратору. И раз заставлять самого Пашу присутствовать на своих вакханалиях кровососу надоело, от Яны он не отцепится. – И кого он будет есть? И вообще, а что мне делать, если кого-то убьют? Или он на меня нападет? – Не нападет, – заверил Павел, сохраняя свой ровный, практически безразличный тон. – Виктор весьма осторожен со стражами. И знает, что его уничтожат, как только он даст малейший повод. А от кого он будет питаться – не наши с тобой проблемы. Яне категорически не нравилось, как Павел Аркадьевич без единой эмоции рассказывает ей о таких диких повадках. И еще хуже было представлять себе, что на месте донора могла оказаться сама девушка. Ей-то повезло, что в ней открылись способности. А если бы нет? Сдавала бы зачет по предмету на столе преподавателя? Причем в виде его же обеда?! – Я могу идти? – Яна сморщила нос, не заботясь о том, что звучит грубо. Куратор к ней тоже без какого-либо трепета относился. – Иди. И… – Павел тяжело вздохнул, будто до сих пор решал, сказать или нет. – Предупреждаю. Зрелище не для слабонервных. На первый раз лучше выпей успокоительного. Нам очередные обмороки ни к чему. Девушка вылетела из кабинета, так и не закрыв за собой дверь. И через секунду вернулась, вспомнив, что забыла на столе куратора отчетные бланки. На второй попытке уйти Яна уже со всей злостью захлопнула дверь. “Этот рабочий день никогда не закончится”, – устало подумал Павел, растирая круговыми движениями виски. “Зачем ты так с ней?” Голос Барса прозвучал в его голове осторожно, будто друг старался вежливо напомнить о своем присутствии. “Ты еще тут? – удивился Павел. – Прости, я совсем забыл, что мы разговаривали. Кстати, на чем мы остановились?” Яна очень не вовремя появилась, как раз в тот момент, когда мужчины устроили небольшую конференцию по ментальной связи. “Уже без разницы, – отозвался Барс, – Ты зачем девочку загонял? Своих мужиков не третируешь, как Яну”. Паша ответил не сразу. Да и вообще сомневался, что может открыть правду. Барс, конечно, друг. Но еще и его начальник. А значит, лицо заинтересованное. “Хотел, чтобы она отказалась быть стражем?” – боевой товарищ и сам все понял. “Ты понимаешь, что не для нее это все? Не то чтобы я шовинист, но… Во-первых, Яна вообще не готова к такой жизни. Она слабая, ее пугает все, с чем приходится сталкиваться…. Во-вторых…” “Можешь не расписывать, – отозвался Барс. – Я сам, наверное, поступил бы так же. Но в любом случае уже поздно. Чудовище запретил блокировать у Яны способности.” – Твою мать, – выругался вслух Паша. А ведь он до конца надеялся, что руководство все-таки внемлет голосу разума. Наивно, конечно. Слишком многих взволновало произошедшее. И, наверняка, Чудовище и его ближайшее окружение приложат все силы, чтобы Яна не стала последней женщиной–стражем в истории корпуса. “Ага…” – отозвался Барс, – “Так что предлагаю искать плюсы.” “Плюсы?” – хмыкнул Паша скептически, – “Я посмотрю, как ты объяснишь молодой девушке плюсы становления племенной кобылой”. Нет, конечно, как и любого в Корпусе, Павла прельщала идея получения идеальных стражей. Никаких тебе гаданий – получится ли из твоего ребенка от брака с ведьмой страж? Или он останется обычным середнячком или, не дай бог, пустышкой, без каких-либо способностей. Вот только куратор Яны прекрасно понимал – за девушку начнутся настоящие соревнования. Своим орлам он уже надавал по шее, чтобы не тянули руки к тому, что им никогда не сможет принадлежать. “Как знал”, – вздохнул Павел. Не зря он высказывая Константину все, что думает про заигрывания парня с новой коллегой. Самому мужчине тоже претендовать не на что – уровнем силы не вышел. “Глеб,” – протянул Паша, – “Ты-то сам собираешься побороться? Ты же у нас тоже холостяк.” “Я?” – Барс густо засмеялся в ответ, – “Я ей в отцы гожусь,” “Ты хотел сказать в дедушки?” – немного повеселел блондин. Да, стражи очень хорошо сохранялись, и беспокоиться о начале угасания раньше лет девяноста–ста не имело смысла. “Издевайся,” – бросил друг. – “Посмотрю, как твои сопляки будут гонять дедушку–Пашу, когда подрастут. Но давай ближе к делу. У нас новый приказ. Уварову беречь, как зеницу ока. Не нагружать, учебой не третировать. С патруля снимать, правда, не можем. Но посмотри, чтобы маршруты были безопасны и отправляй с ней побольше своих ребят.” “Просто великолепно,” – в очередной раз возмущенно выдохнул Павел, – “Мы вырастим самого бесполезного и беспомощного стража в истории Корпуса.” “Тебе-то что? Пройдет инициацию, ей определят пару. А после – самый тяжелый труд, что ее ждет – работать в Корпусе секретарем у своего мужа. И то, если у нее на это будет время.” “Ты просто-таки расписал голубую мечту современной женщины”, – с сарказмом заметил Павел. “Тебе есть дело до ее амбиций? В любом случае ни ты, ни я не заставим Чудовище передумать. Так что заботься о своей шкуре и должности”. – Одна новость лучше другой, – произнес Павел вслух, не давая своему мысленному собеседнику услышать нотки негодования. “Не кипятись. От тебя требуется не так много. Пока Яну в курс дела не вводить, запрет сверху. Просто дай девочке расслабиться, получать удовольствие от новых знакомств и возможностей. И, пожалуйста, никаких моральных потрясений”. Павел засмеялся в полный голос. “С этим ты несколько опоздал, друг, – блондин едва перевел дыхание. – Вашего золотого теленка сегодня ждет незабываемое свидание с Акиилом”. Барс долго не отвечал, а Павел почувствовал, насколько его товарищ помрачнел от этой новости. “Ты совсем больной?” – наконец взорвался Барс. Конечно, ему ни разу не доставалась “почетная” возможность присутствовать на кормлении этого вампира, но рассказов Павла более чем хватало. “Не мог предложить ему другую кандидатуру?! – взревел Барс, подозревая, какой нагоняй получит от Чудовища. – Уговорить, предложить послабления по визе… Твою ж…” “Думаешь, я не пытался? – перебил Паша. – Даже сам напрашивался. Но ты знаешь – этот урод сделает все, лишь бы мне назло”. “А сколько раз я говорил тебе – не дразни Виктора? – с упреком напомнил мужчина. – Доигрался”. “Спасибо, знаю”. “Мы Яну будем отпаивать после такого не меньше недели…” – заключил Барс. “Двух”, – поправил товарища куратор, помня, насколько Акиил изобретателен в своих фантазиях. Глава 4 Яна нервничала. Настолько, что приехала по выданному адресу на двадцать минут раньше указанного времени. И теперь топталась на лестничной площадке, постоянно поглядывая на часы. Для себя она приняла решение: нажать на кнопку звонка ровно в двадцать ноль-ноль. Мало ли, что Виктору Петровичу не понравится – приход секундой позже или секундой раньше? Времени изучить методичку по вампирам практически не было. Девушке и так пришлось отказаться от нормального ужина и перекусить по дороге у метро какой-то сухой булкой. До квартиры Виктора Петровича она проехала три остановки на метро, а потом еще тряслась в маршрутке немного. За это время Яна мало что успела прочитать о вампирах. Больше всего ее интересовало, как можно защитить себя в случае нападения. Но ответ ее только больше заставил волноваться. Никак. Нет, в методичке, конечно, описывалось, что на охоту за вампиром необходимо выходить отрядом боевых стражей не менее четырех человек, Подручные средства вроде чеснока и святой воды никак не отгоняли кровососов. Зато кол действительно мог помочь. Только Яна не совсем себе представляла, как у нее может появиться возможность вбить кусок дерева своему химику в грудь. «Виктор Петрович, вы могли бы не шевелиться? Минут пять… Мне нужно найти у вас сердце», – примерно так должна будет выглядеть ее самозащита? «Ага. А потом Виктор Петрович просто умрет со смеху, пока я, в попытках попасть молотком по колу, отобью себе все пальцы», – вздохнула девушка. Одна надежда – что при таком исходе событий вампир просто сжалится и отпустит свою жертву, решив, что унижений с нее достаточно. Ровно восемь. Яна позвонила в дверь. – Открыто! Девушка не сразу толкнула дверь, для начала ей пришлось себе напомнить, что пути назад нет. Заходя в квартиру вампира, Яна ожидала многого. По-настоящему многого. Жилище древнего вампира же должно быть шикарным! Девушка готовилась насладиться золотыми колоннами, вертикальными стенами-водопадами, бархатными занавесками и… Яна не знала. Наверное, еще по апартаментам должны были гулять павлины, или белые тигры сидели бы где-нибудь по углам на цепи, пока факелы освещают все вокруг. И девушка точно ожидала увидеть какой-нибудь шикарный массивный трон, обязательно на возвышении. Но нет. Ее встретила простенькая однушка. Узкий коридор с пожелтевшими от времени обоями. Прямо по коридору кухня, чьи скромные размеры были заметны уже с того места, где остановилась Яна. На старой, потрескавшейся двери прямо напротив входа висела пластиковая табличка с изображением душа, которая, видимо, сохранилась еще с советских времен. И по правую руку стояла дверь, вероятно, в хозяйскую спальню. Но ее Виктор Петрович, вышедший из кухни, поспешно прикрыл. Мужчина по-прежнему выглядел как с иголочки. Белая рубашка (наверное, та же, что была на нем во время лекции), серые брюки. Разве что сейчас вместо пиджака на преподавателе красовался плотный фартук цвета асфальта. – Уварова?  – удивленные нотки в голосе Виктора Петровича заставили девушку взглянуть на часы еще раз, чтобы убедиться, что она ничего не перепутала. – Вы вовремя. Не ожидал. Яне стало даже немного обидно. Все-таки в чем ее точно никогда нельзя было упрекнуть, так это в отсутствии пунктуальности. Мужчина обошел девушку и, к ее удивлению, помог снять куртку. «Галантно», – Яна не смогла сдержать смущенной улыбки. Такой вежливости от парней-ровесников не дождешься. – Проходите, – пригласил Виктор Петрович, указывая в сторону кухни. Девушка неуверенно проследовала вперед, гадая, что ждет ее дальше. Кухня тоже оказалась совсем простая. Крошечное пространство, старенький холодильник, простой стол с алюминиевой окантовкой по краю. Стены выкрашены в белый цвет, без обоев или плитки. Никаких картин или часов. Только у плиты на крючках висели две квадратные ухватки, одна из которых была опалена. Над холодильником расположился небольшой шкафчик с глухими дверцами. «Все как у людей», – разочарованно подумала Яна. – Не это ожидали увидеть? – мужчина мягко улыбнулся, видя растерянность на лице гостьи. – Здесь очень… мило, – выдавила из себя неуместный комплимент девушка. – Уварова, врать вы не умеете. Но за вежливость спасибо. Редкая черта у стражей. Вы голодны? – Нет, – выпалила Яна быстро, хотя от потрясающих запахов, доносящихся со стороны плиты, голова закружилась. Там на конфорках что-то активно кипело и парило, и Виктор поспешил открыть форточку, чтобы немного проветрить помещение. Стекла уже давно запотели, и влага начала скапливаться в крупные капли. В кухне пока было слишком душно, но свежий воздух быстро наполнял комнату, даря коже приятный контраст прохлады и практически тропического зноя. Поспешный ответ Яны Виктора ничуть не порадовал. Ведь опять соврала – в этом вампир был уверен. Ему не составило труда заметить, как девушка сглотнула слюну, с жадным взглядом посматривая в сторону плиты. Но на этот раз он замечания делать не стал. В конце концов, отрицание Яны могло быть продиктовано многими причинами: начиная от природной вежливости и заканчивая отвращением, которое ей уже наверняка начали прививать заботливые стражи. – Вы любите пасту? – несмотря на отказ, уточнил Виктор, поднимая со столешницы венчик. Белый соус был почти готов, оставалось не дать ему подгореть. Девушка совсем сникла, не зная, куда себя деть. Какие-то странные у вампиров представления о кормлении. После разговора с Пашей Яна готовилась встретиться с настоящим кровавым ужасом. А не с пастой. Мужчина тем временем достал с полки большую белую тарелку с широкими краями и скромным углублением по центру. Сначала он выложил на нее несколько отваренных гнезд, затем присыпал их жареным беконом, обильно полил соусом. Сверху – щепотка тертого сыра и маленькая веточка какой-то зелени. – Удивлены? – Виктор приподнял одну бровь. «Не то слово», – Яна смотрела на вампира, который развернулся к ней, держа перед собой готовое блюдо. – Э–э… Можно вопрос? – Опять бестактный? – взгляд Виктора Петровича был очень мягким и игривым, и Яна никак не могла соотнести всю окружающую обстановку и внешний вид мужчины с образом кровожадного убийцы. – Вы готовите? – А почему нет? – Виктор опустил тарелку на стол и выдвинул табуретку, приглашая Яну присесть. Второй рукой он ловко достал из ящика рядом с раковиной столовые приборы – вилку и ложку. – То, что я не нуждаюсь в человеческой пище, не значит, что мне дозволено морить голодом своих гостей. – Сильно сомневаюсь, что вы каждый раз готовите для стражей, – осмелилась заметить Яна. Ей не терпелось попробовать пасту, которая так заманчиво-вкусно пахла. Мужчина ответил не сразу. – Ваша правда, – протянул он, присаживаясь напротив девушки. – Но моя вторая гостья сегодня несколько задерживается. А для вас, Яна, мне приятно и несложно сделать исключение. Девушка аккуратно подцепила пасту вилкой, молясь, чтобы не уронить все обратно в тарелку, не заляпать стол и себя соусом… или как-то иначе опозориться. Все равно в голове не укладывалось, что она сейчас на работе, а Виктор Петрович – и не человек вовсе. Как-то больше казалось, что она попала на неожиданное свидание, разве что кавалер ничего не ел, а просто сидел напротив, смущая ее скромными комплиментами. – Это… фантастически, – честно выдохнула девушка, распробовав пасту. Душой кривить не пришлось. Она, правда, никогда не пробовала настоящую пасту в ресторанах, но в любом случае – то, что у нее лежало в тарелке, было в сто крат вкуснее, чем Яна могла бы приготовить себе сама. – Очень вкусно. Черт… Ой. Извините. – Ничего, – Виктор Петрович продолжал сидеть и наблюдать, с каким восторгом Яна уплетает результат его трудов. То, что девушка слегка выругалась на позитивных эмоциях, его ничуть не волновало. Даже наоборот – можно счесть похвалой. – Но… как у вас получается, если вы этого не едите? От внимательного взгляда вампира становилось немного не по себе, и Яна хотела хотя бы беседой отвлечься от посторонних мыслей. – Кулинария почти как химия. Главное знать, что и как смешивать. Плюс, – мужчина дважды постучал себя по переносице указательным пальцем, – сверхъестественный нюх очень помогает. И вам не стоит питаться дрянью, купленной возле метро. Можно отравиться. Яна чуть хихикнула, но быстро себя одернула. Все-таки все это не простой поход в гости. Да и то, как вампир не моргая смотрит на нее, напрягало, отбивая аппетит. – Вы… Вы не могли бы перестать пялиться? – не выдержала девушка, понимая, что кусок в горло больше не лезет. Мужчина улыбнулся и расслабленно отодвинулся от стола. – Неприятно? – он сложил руки на груди. – Никто не любит, когда на них смотрят во время еды. Я бы тоже предпочел избавиться от чужого присутствия в этот момент. Хотя и рад, что на этот раз наблюдателем будет столь милая девушка. – Может… Будет лучше, если вы сами все сделаете, а я просто подпишу документы и пойду? – с надеждой предложила Яна. Виктор в очередной раз за вечер оказался удивлен. Определенно, он ничуть не жалел о сделанном выборе. Выводить из себя Павла, устраивая для стража феерические кровавые игрища, уже приелось. Реакция куратора перестала приносить удовольствие – однообразные угрозы, скучные оскорбления. А по факту – полное бессилие стража как-либо достойно отыграться. А вот Яна – не только новая возможность насолить Павлуше, но и что-то интересное. – Боюсь, вашему куратору не понравится такой подход к работе, – заметил Виктор, прищурившись. – Но… мы же можем не говорить ему? Виктор хмыкнул. – Поверьте, если вы не увидите весь процесс вживую, он это сразу поймет. И проблемы начнутся у нас обоих. – Просто… Если быть честной: я не в восторге, что мне придется наблюдать ваш… прием пищи, – Яна окончательно отложила приборы в сторону, поняв что сегодня есть больше не сможет. – То есть… Спокойно сидеть и смотреть, как вы убиваете какую-нибудь девушку, которой наверняка запудрили мозги… Мужчина громко засмеялся. – Яна, мы не питаемся людьми, – Виктор почувствовал, что по-настоящему расслабился. С его гостьей было очень легко вести беседу, что вносило приятное разнообразие. – Но… Как это? – Вы ничего не успели прочитать про вампиров? Девушке только оставалось опустить голову и начать с интересом разглядывать свои коленки. Виктор вздохнул, но информацией все-таки решил поделиться: – Мы предпочитаем питаться от себеподобных. Нет, мы, конечно, можем и человеком перекусить. Это бывает… весело. Но, во-первых, это запрещено действующим соглашением со стражами. А во-вторых, для нас питаться людьми – все равно что человеку заменить весь рацион алкоголем. Калории есть, а пользы – никакой. Так что вампиры кусают людей только от сильного голода… Мужчина поднялся, чтобы забрать тарелку и поставить ее в мойку. Оказавшись за спиной Яны, он наклонился, чтобы шепнуть ей на ухо: – Или если нас очень хорошо попросят. *** От теплого дыхания на шее у девушки побежали мурашки. Ей казалось, если сейчас Виктор опустит руки на ее плечи – она точно взвизгнет и побежит прочь из квартиры. А ведь он уже произносил для нее эту фразу. Своим низким, вибрирующим голосом. Словно Каа гипнотизировал, пытался вбить новую мысль, столь желанную ему просьбу. «Укуси меня? Ну уж нет», – вот чего-чего, а себя, произносящей подобную фразу, девушка совсем не представляла. Как минимум, звучит пошло. Как максимум – совершенно неприемлемо! – Яна, вам совершенно нечего опасаться, – заверил Виктор Петрович, заметив, как его гостья в очередной раз вздрогнула. – В моем доме вас никто обидит. Разве что я еще немного вас посмущаю. Яне досталась очередная милая улыбка на устах мужчины. – А вот и моя гостья, – в дверь еще не успели позвонить, а Виктор уже направился в коридор. «Тут не только супер-нюх, еще и слух хороший», – заметила девушка, поднимаясь со своего места. Она подошла к раковине, чтобы помыть за собой тарелку. Это займет не так много времени, зато она не станет мешать вампиру и его знакомой. – Яна, оставьте, – Виктор Петрович появился в дверях, стянул с себя фартук и повесил его на крючок. – Пойдемте, я вас познакомлю. Девушка нехотя оставила посуду и вытерла руки о кухонное полотенце. Выйдя в коридор, Яна увидела высокую женщину невероятно необычной внешности. Ростом она была почти на полголовы выше Виктора, с темной кожей цвета крепкого кофе. В ярком платье до колен, чья ткань состояла из ломаных желтых, черных и красных линий, она казалась настоящим пришельцем в этом мире. – Ты привел аперитив? – гостья заметила Яну и облизнулась. Полные губы, покрытые кричащей красной помадой, растянулись в довольной улыбке. – Прекрати, – отрезал Виктор Петрович, поворачиваясь к своей студентке. – Яна – это Нгуэн. Нгуэн – Яна. Она будет нашим свидетелем. – Женщина-страж? – хищница ловко скинула с себя балетки, а тяжелую шерстяную шаль повесила на крючок при входе. На ее длинной шее красовались тонкие золотые обручи, образующие широкий ошейник до самого подбородка, а на груди держались массивные камни всех цветов и форм. Головной убор из шелкового платка, затянутого в высокий тюрбан на волосах, Нгуэн снимать не стала. – Любопытно… – собственно, на этих словах весь интерес женщины к Яне пропал. – Ты готов? – Проходи, – Виктор указал ей на дверь в свою комнату. – Яна? Девушка в собственной готовности уверена не была. – А меня точно не съедят? – Я не планировал, – заверил Виктор, приглашая стража пройти в комнату. –  А от Нгуэн я, если что, прикрою. Зайдя в комнату, которая служила для хозяина квартиры спальней, Яна поежилась. Хищный взгляд Нгуэн заставлял чувствовать себя куском мяса. Почему-то словам Виктора девушка охотно верила – он ее трогать не станет. А вот его гостья вела себя менее дружелюбно. – Располагайся, – Виктор Петрович незаметно перешел на «ты». Словно ему самому от этого проще принять присутствие постороннего в столь интимный момент своей жизни. Яна осмотрелась. Комната оказалась меньше, чем она ожидала увидеть. Свободного пространства практически не оставалось, почти все место занимала кровать королевского размера. Вот что точно не вписывалось в остальной интерьер квартиры – это спальное ложе и, собственно, сам хозяин этого места. Огромная кровать с балдахином до самого потолка с тяжелым пологом выглядела нелепо на такой скромной площади. Кресло, которое было отведено Яне, едва поместилось в комнату. Усевшись, девушка заметила, что от ее колен до хозяйского ложа оставалось сантиметров тридцать, не больше. От этой близости становилось не по себе. Нгуэн величественно сидела на краю матраса, и казалось, что свои тяжелые украшения с шеи снимать не собиралась. Виктор зашел в комнату последним, прикрыв за собой дверь. Мужчина неторопливо расстегивал на себе белую рубашку, и Яна не знала, куда деть взгляд, который раз за разом устремлялся к накачанному торсу. Девушка зарделась и закрыла глаза, чтобы перестать пялиться. – Ты смущаешь нашу девочку, – улыбнулась Нгуэн. От ее слов Яна вовсе хотела провалиться на месте. Щеки обдало жаром, и это было неприятно. «Я будущий страж. А это просто вампиры…» – напомнила девушка сама себе. И Павел, и Виктор Петрович предупреждали ее, что зрелище предстоит не из самых приятных. Так что зря, наверное, она так на все реагирует. Сам Виктор на слова партнерши внимания не обратил. Он подошел к кровати со стороны Яны, нагнулся над матрасом, чтобы подхватить Нгуэн под колени, и притянул вампиршу к себе. Следующим движением мужчина опустился на колени, распахнул полы цветастой юбки и развел смуглые ноги в стороны. В этот самый момент Яна поняла, что готова убить своего куратора. Он не мог человеческим языком объяснить – что именно предстоит увидеть?! Становиться свидетелем того, как твой преподаватель химии впивается клыками во внутреннюю часть бедра своей подруги и начинает с глухим стоном из нее пить… Яна не знала, куда себя деть. Нгуэн выгибала спину, томно прикрывала глаза, будто все происходящее приносило ей нечеловеческое удовольствие. Хищница запустила свои тонкие пальцы в густые черные волосы Виктора, массировала его голову, заставляя впиваться в себя еще сильнее. Да и мужчина не лучше… Он блаженно отдавался на волю инстинктов. Жадные глотки сопровождались низким рычанием. Его полные губы ласкали шелковистую кожу, не упуская ни единой капли крови. Так близко к черному кружевному белью… «Я сваливаю», – приняла решение Яна. – «Кормление я точно увидела. Спасибо, Павел Аркадьевич, что предупредили, блин». Но стоило девушке шелохнуться, как ладонь Виктора властно легла на ее колено. Мужчина надавил, заставляя стража остаться. И больше руку Виктор не убирал. Вампир продолжал свою неспешную трапезу, в то время как его пальцы выводили неизвестные узоры на коленке девушки, вынуждая ту испытывать необычную дрожь внутри. Каждое его движение отзывалось тяжелыми ударами сердца в груди, от чего Яна чувствовала, что задыхается. Смотреть на мощную мужскую спину, видеть, как сокращаются тугие мышцы при каждом глотке, Яна не могла. Все происходящее было слишком… непристойным. Наконец, Виктор остановился. Его кисть сползла с колена студентки, проскользив вниз по голени. Чуть пошатываясь, мужчина выпрямился. – Протокол? – хрипло напомнил он. Яна дрожащей рукой протянула заготовленные бланки, выданные ей куратором. Вампир быстро прокусил подушечку большого пальца и оставил на бумаге свой отпечаток, затем ту же процедуру повторила Нгуэн. – Ты знаешь, где выход, – грубо и с хрипотцой произнес Виктор. Яна решила, что это обращение относилось к ней, и поднялась. Только к двери из комнаты поспешно направилась вампирша, запахивая на себе длинную юбку, а Виктор своей фигурой преградил проход девушке. Его глаза казались практически черными – настолько широко раскрылись зрачки, и Яна не была уверена, что сейчас мужчина вообще что-либо видит перед собой. Глава 5 – В-виктор Петрович? – Яна попробовала вернуть к реальности вампира, который медленно надвигался на нее, продолжая сверлить немигающим взглядом. Споткнувшись, девушка обошла кресло и безрезультатно попробовала его подвинуть, лишь бы создать преграду между собой и хищником. Приходилось отступать, не зная, что еще можно сделать. Прямо сейчас вампир, кажется, вообще не отдает себе отчета в том, что он делает. Мужчина задел ногой кресло, но даже не поморщился. Массивный стул со скрипом подвинулся, пропуская хозяина вглубь комнаты. – Вы обещали, – напомнила Яна, а сама посмотрела через плечо вампира. «Нельзя давать себя загнать в угол. А к выходу только один путь – через постель», – это даже в мыслях звучало не слишком многообещающе, но больше Яна вариантов не видела. Пока Виктор Петрович не оказался слишком близко, девушка отчаянно рванула с места, ловко проскальзывая под мужской рукой. Виктор весьма лениво попытался остановить свою гостью. Ведь процесс охоты куда интереснее и зажигательнее, чем моментальная облава. Яна нырнула в кровать, чем вызвала у Виктора улыбку. В полумраке комнаты можно было разглядеть удлиненные клыки, по которым мужчина не спеша провел языком. – Виктор Петрович! – взвизгнула девушка, когда вампир схватил и дернул ее за лодыжку. – Фу! «Фу?!» – кажется, большей наглости Виктор не слышал за всю жизнь. От чего и опешил, отпуская чужую ногу. И пока мужчина приходил в себя, стараясь совладать с древними инстинктами, Яна окончательно переползла через широкую кровать и поспешно направилась в сторону двери. Голос разума бился где-то совершенно глубоко, так что Виктор едва его слышал. Ну страж.... Ну обещал… Надо остановиться?.. Но свой голод мужчина еще не утолил до конца. Когда тело насытилось живительной энергией, просыпалась совершенно иная жажда, которую Нгуэн удовлетворить была не в состоянии. Яна уже добралась до двери, когда Виктор со всей своей ловкостью бросился наперерез. Не успела девичья кисть надавить на ручку вниз, как вампир оказался возле нее. Его ладони резко впечатались в дверь по обе стороны от головы Яны. Мужчина нависал над девушкой, пока не позволяя себе прижаться к хрупкому телу студентки. Она стояла к нему спиной, боясь пошевелиться. Этот страх отзывался в бешеном биении ее сердца, в хриплом, почти надрывном дыхании. В легкой дрожи, стоило Виктору приблизиться и вдохнуть аромат ее светлых волос. Он лишь едва коснулся ее шеи кончиком носа, уговаривая себя не поддаваться соблазну – артерия так сильно пульсировала, что казалось, это отдается вибрацией в воздух. Но кровью он сегодня уже насытился. В отличие от… – Виктор…Петрович, – с придыханием произнесла Яна, медленно разворачиваясь к мужчине лицом. Она старалась говорить со всей твердостью, на которую способна в данный момент. – Возьмите себя в руки… «Маленькая… – отозвался внутренний хищник. – Ты не представляешь, насколько я себя сдерживаю…» Мужчина наклонился ниже, желая разглядеть выразительные глаза Яны. Испуганная и такая беззащитная, что голова начинала кружиться от всех тех фантазий, которые приходили вампиру на ум. Его тело вновь жило и дышало, пусть и совсем ненадолго. И теперь он пьянел от собственных возможностей. Снова чувствовать, снова получать наслаждение. Как можно отказать себе в небольшом удовольствии прямо сейчас? – Виктор? – последнее, что успела произнести Яна, прежде чем губы мужчины накрыли ее. Девушка подняла руки, намереваясь оттолкнуть мужчину от себя, но Виктор перехватил тонкие запястья, мягко отводя их в стороны и прижимая к стене. Яна замерла. То ли от неожиданности, то ли в надежде, что вампир одумается. Он не кусал, не нападал и даже не пытался быть грубым. Мягкие полные губы мужчины осторожно обхватили сначала ее нижнюю губу, и теплый язык оставил за собой влажную дорожку. Будто пробуя, ненавязчиво исследуя. Затем та же ласка досталась верхней губе, настолько томительно медленно, что Яна и не заметила, как совсем чуть-чуть приоткрыла рот, выпуская горячее дыхание. И приглашая Виктора продолжить. Так, во всяком случае, посчитал мужчина, уже с большим напором углубляясь в поцелуй, которого вообще никогда не должно было случиться. Прижавшись всем телом к девушке, он позволил ей почувствовать, насколько возбужден. Язык скользнул внутрь, с наслаждением не встречая никакого сопротивления. Эта податливость способна свести с ума любого – и Виктор больше ни о чем не думал. Не мог. Он просто хотел проникнуть в маленький влажный ротик еще глубже. Сминать эти тонкие губы сильнее, заставляя их раскраснеться. Вызвать возбужденный румянец на щеках девушки. Услышать ее хриплый стон. И не один. Ощутить подушечками пальцев гладкую теплую кожу, скрытую под одеждой. Яна задыхалась от нахлынувших эмоций. Страх слишком быстро уступил место сначала смущению, а затем и вовсе неуместному удовольствию. Не было в мыслях никаких вампиров, преподавателей и стражей. Вообще в голове не осталось ни единой мысли. Была только она – молодая девушка, которую никто и никогда не целовал настолько завораживающе. И был он – красивый мужчина, вкладывающий в каждое свое движение невероятную энергетику. Животную, дикую, но при этом столь сдержанную, подвластную только ему одному. Виктор ощущал, что игры со стражем должны закончиться. Он этого хочет, девушка тихо пламенеет от каждой подаренной ласки – так почему нет? Руки потянулись к ремню на брюках. И для Яны бряканье металлической бляшки стало тревожным звонком, сиреной, кричащей о том, что пора остановиться. – Виктор, – позвала она, когда мужчина нетерпеливо опустился осыпать поцелуями ее шею. – Хватит… Но он ее будто не слышал. В голову ударила настоящая паника. Ладони девушки взмокли, кожу разбирал неприятный зуд. – Хватит! – Яна изо всех сил толкнула мужчину в грудь. На мгновение комнату озарила белая вспышка света. Виктора с силой откинуло назад, в глазах мужчины на несколько секунд все померкло, а стоило зрению вернуться – и он обнаружил себя лежащим на кровати. С невероятной головной болью, словно его резко накрыло похмельем. Яна по-прежнему стояла у двери, теперь с испугом разглядывая свои ладони. «Это я сделала?» Не верилось…  Но если откинуть весь лишний ворох мыслей, главным оставалось чувство: хоть какая-то польза от способностей стража все-таки есть! – Яна? – Виктор поднялся на ноги, его немного пошатывало. Девушка моментально вскинула руки, надеясь на то, что фокус с белой световой волной сработает еще раз. –  Простите… Я не должен был… Виктор сам не знал, чем его так сильно огрело только что, но трезвость сознания вернулась моментально. И получить подобный удар еще раз ему не слишком хотелось. Он чуть развел руки в стороны, демонстрируя, что не собирается нападать. Хотя, с тем количеством проблем, что у него начнутся, если кто-то узнает, что он только что сделал – казалось, проще убить стража и как можно скорее покинуть город. Яна, кажется, опомнилась, что ее больше не держат, и пока к вампиру не вернулась прыть, кинулась прочь из комнаты и, как она надеялась – из квартиры. – Яна! – Виктор вновь перехватил ее, уже в коридоре. Перепуганная до полусмерти, девушка зажмурилась и попыталась вывернуться из чужого захвата. – Яна! Успокойтесь! Я взял себя в руки. Этого больше не повторится! Мне очень жаль, Яна! Вы меня слышите? – Слышу! – огрызнулась девушка, переставая дергаться. – Посмотрите на меня, – уже спокойнее, возвращая свой привычный холодный тон, произнес мужчина. Он создал проблему – он должен ее решить. – Нам надо поговорить… – Виктор Петрович! Оденьтесь! – попросила Яна, напомнив своему преподавателю, что он до сих пор стоит перед ней без рубашки и с расстегнутыми штанами. Стоит и требует к своей персоне пристального внимания. – Пожалуйста… – Хорошо, – Виктор отступил. – Поставьте чайник. Мужчина скрылся в спальне, а Яна еще несколько секунд переводила взгляд с кухни на выходную дверь. Виктор Петрович, казалось, действительно взял себя в руки, и сбегать сейчас – как-то не очень красиво. Но девушка продолжала переживать, что ситуация снова выйдет из-под контроля. На цыпочках она подкралась к закрытой спальне, чтобы прислушаться. Зачем? Скорее сработал инстинкт, а не логика. Или любопытство. Помня, с какой скоростью вампир умел двигаться, удивительно, что простое одевание занимало у него столько времени. Стоило приблизиться к двери, как Яна услышала яростный удар с той стороны и чуть не взвизгнула. – Яна. На кухню, – донеслось с той стороны. – Мне нужно еще пару минут. Уже не раздумывая, девушка послушалась приказа и юркнула по указанному направлению. Чайник она нашла с легкостью, все-таки не так много полок на кухне было. Наполнив его водой из-под крана, Яна уселась на свое место за столом и стала ждать. Можно было услышать, как хлопнула дверь спальни, а затем в ванную. Чайник закипел раньше, чем объявился Виктор Петрович. Так что девушка решила позаботиться о себе самостоятельно: нашла кружку и заварку, налила чай и с удобством расположилась на табуретке, подтянув под себя ноги. – Не стесняйтесь, – Виктор вошел на кухню тихо, в очередной раз заставив Яну вздрогнуть. – Я так понимаю, что мне стесняться больше нечего, – ответила девушка язвительно, кинув быстрый взгляд на мужчину через плечо. Только из душа, его волосы блестели от влаги. А одежда сменилась на что-то более домашнее – мягкие спортивные штаны и серая толстовка. Виктор Петрович прошел в кухню, достал с полки прозрачный заварник с салатовой пластиковой ручкой и начал поспешно накидывать в него каких-то травок. – Вы пьете чай? – удивилась Яна. – Нюхаю. Мне нравится запах мяты и корицы, – признался мужчина. Он залил кипяток в заварник и уселся напротив своей студентки. В любом случае она не поймет, насколько это прекрасно. После кормления все чувства обостряются, и даже привычные запахи приобретают новые оттенки – начинают дарить внутреннее тепло, щекочут что-то глубоко в душе. А мята отлично перебивает аромат стража, которую Виктор не отказался бы попробовать. Во всех смыслах. Кровь еще слишком кипела в жилах, холодный душ не сильно помог сбросить напряжение. Мужчина глубоко вдыхал горячий пар и не сводил хищного взгляда с Яны. Любой бы заметил, как в ней разгорается внутренняя борьба. Испуг и зажатость постепенно переходили в раздражение. Тишина, установившаяся в квартире, действовала на нервы не хуже пристального взгляда вампира. Но Виктор не торопился начинать диалог. Свои извинения он уже принес, и ему хотелось, чтобы Яна выплеснула то, что в ней сейчас копилось. – Какого черта это было?! – наконец, девушка взорвалась. Нервное биение пальцев по кружке больше не отвлекало от мыслей о страстном поцелуе. А продолжать молчать Яна смысла не видела. В конце концов, ее же попросили остаться ради разговора, а не для того, чтобы угостить пустым  чаем. Вот от шоколада бы Яна сейчас не отказалась, но ничего подходящего на кухне девушка не нашла. Она всегда любила погрызть что-нибудь сладкое, когда начинала волноваться. – В общем и целом – кормление, – спокойно ответил Виктор, отклоняясь назад, чтобы опереться спиной о стену. – Это ваш способ меня посмущать? – припомнила слова вампира девушка. – Нет, – честно ответил мужчина. – Я на самом деле не планировал ничего подобного. Вы должны понимать, что у моего вида кормление очень тесно связано с сексуальным возбуждением. К сожалению, я не сумел сдержать свой порыв. «К сожалению?» – Яне хотелось прицепиться к словам. Это была формальная вежливость или искренняя эмоция? Или вообще скрытая издевка – мол, обменялся слюной со стражем, фу, какая мерзость! – А Нгуэн вам на что? – Яна невольно вспомнила, с каким наслаждением женщина выгибалась и стонала, будто напрашивалась на большее, чем просто укус. – Не могли подождать, чтобы я ушла, и удовлетворить свои порывы с ней? – Нгуэн – мой хороший друг. А с друзьями не спят. – А со своими студентками и будущими стражами, значит, спать нормально?! – задохнулась от возмущения девушка. Виктор на несколько секунд задумался. – Вообще, не доводилось. Со студентками как-то неэтично. Со стражами же желания экспериментировать до сих пор не появлялось. Абсолютная честность мужчины походила больше на издевательство. Яна закатила глаза и шумно выдохнула. – И вы решили сегодня двух зайцев разом убить?! – совершенно незаметно ее страх перед вампиром растворился. Да и сложно было воспринимать Виктора Петровича серьезно – после поцелуя с ним, в такой уютной домашней обстановке, в этом плюшевом костюме… Яна чувствовала, что скорее общается с кем-то из старых друзей, и сейчас выступает в качестве старшего товарища, который отчитывает нашкодившего малолетку. – Яна, – Виктор наклонился обратно к столу. Немного грозно, но девушка уже успела себя накрутить настолько, что не боялась «большого и страшного серого волка». – Я бы очень хотел, чтобы данный инцидент не покидал пределов этой квартиры. – Да…– девушка запнулась. Все-таки она ожидала новых извинений, оправданий.  Но, видимо, опыта общения со взрослыми мужчинами ей не хватало. – Я и не собиралась об этом рассказывать… – Это почему? – удивился Виктор. – Зачем? – пожала плечами Яна. – На вашем месте другие бы воспользовались сложившейся ситуацией. – Не вижу ничего такого… Хвастаться мне нечем. Да и вам… В конце концов. Сорвались, с кем не бывает? Думаю, лучше, если мы просто забудем? Хорошо? – Яна облизнула нижнюю губу, которая до сих пор немного ныла после горячего поцелуя. – Плохой из вас страж получится, – улыбнулся Виктор, расслабляясь. – Я в этом даже не сомневаюсь, – грустно отозвалась девушка. Как будто она сама не заметила, что у нее ничего не складывается на этом поприще. – А как, по-вашему, мне стоит воспользоваться этой ситуацией? Виктор пожал плечами. Он точно знал, что Павел бы уже вызывал отряд стражей, чтобы убить вампира. Как, наверняка, и любой другой из Корпуса. – Я дотронулся до вас. За это у стражей полагается смертная казнь. – Что за бред?! – Яна фыркнула, не поверив. Но глядя на то, насколько мужчина нахмурился, догадалась, что он не шутит. – За какой-то поцелуй? – Или за то, что я коснулся вашей коленки, – напомнил вампир некоторые детали сегодняшнего вечера. – Это дикость! – Это реальность, – вздохнул мужчина. – Для стражей крайне важно держать контроль над всеми вокруг. Попробуй докажи кому-то из них, что это не была попытка убийства. Яна еще раз фыркнула. – Ну, если это и была попытка убийства, – она бросила осторожный взгляд на Виктора, – то весьма посредственная. Для исчадия ада и главного врага всех стражей, конечно. Мужчина засмеялся, возвращая в комнату атмосферу легкости и состояние расслабленности. Яна тоже улыбнулась. Видеть своего преподавателя таким было намного приятнее, чем холодным, угрюмым. Или мертвым. – Но, если вы так настаиваете, чтобы я вас шантажировала… – Яна закусила губу, чем в очередной раз привлекла внимание мужчины. Вампир сглотнул, пытаясь понять: представляет ли себе девушка, насколько дразнит его сейчас? Вероятно, нет. Мысли опять начинали путаться, пока он следил, как белые зубы мягко впиваются в алую плоть, а затем – томительно медленно скользят, высвобождая потемневшую от прилива крови губу на волю. Пульсация на этом участке чувствительной кожи отзывалась гипнотизирующей музыкой в ушах Виктора, мешая концентрироваться на чем-нибудь невинном, нейтральном. Пришлось заставить себя подняться на ноги и отвернуться к окну, чтобы не видеть. Пусть уже Яна выскажет свои требования, чтобы он был спокоен. Пусть она разрушит свое наивное очарование какой-нибудь банальной просьбой. Чего хотят все люди? Деньги, власть, вечную жизнь… «А я больше никогда не позову Нгуэн для кормления», – пообещал себе Виктор. Он не соврал Яне, говоря, что с Нгуэн у них исключительно дружеские отношения. Она из тех вампирш, что предпочли бы в качестве продолжения кормления не своего партнера, а кого-нибудь… вроде Яны. Возможно, Виктору стоило гордиться, что он единственный мужчина, которому Нгуэн позволяет из себя пить. Но невозможность сбросить после кормления накопившееся возбуждение сегодня чуть не привела к беде. "Такого не должно повториться". – Вы не могли бы посоветовать репетитора по химии? – наконец огласила свое требование Яна. – Хорошего. Но недорого. И у которого будет время позаниматься со мной, пока я подтягиваю хвосты. – Зачем? – в очередной раз удивился Виктор, повернувшись вполоборота. – Насколько я помню, ваш куратор и так обеспечивает вам зачеты по всем предметам. Если хотите, я поставлю вам отлично на экзамене. «Слишком мелкая цена за собственную безопасность», – то ли разочарованно, то ли настороженно решил мужчина. – Я бы предпочла все-таки позаниматься. – Зачем? – повторил свой вопрос вампир, и Яне начало казаться, что это его любимое слово. «Ему-то какая разница?» – немного раздраженно подумала девушка, но ответила искренне: – Потому что я не уверена, что вообще хочу быть стражем. А если так, то отказавшись от этого, учиться и сдавать все придется самой. – Ваша откровенность завораживает, – признался Виктор. Он окончательно развернулся и теперь опирался ладонями на подоконник, изучая Яну с любопытством. – Хорошо. Я буду с вами заниматься. – Виктор Петрович, я не имела в виду вас! – щеки девушки моментально покраснели. – Да и с шантажом – это же шутка! – Это я понял, – кивнул мужчина. – Но поверьте, хорошего и бесплатного репетитора вы просто так не найдете. «Ага. А того, кому при этом не требуется перекусывать кровью?» – Яна сжала кружку в руках еще крепче. – Мне не сложно, – настаивал мужчина. – Виктор Петрович… – Думаю, что после сегодняшнего вы можете звать меня просто Виктор. Когда мы остаемся вдвоем, естественно. Яна покраснела еще сильнее. Пока ей вся эта затея не казалась слишком удачной. – Но у меня будет к вам просьба. Личного характера, – продолжил вампир. – К-какая? "И что я за шантажист такой, которому еще и условия выдвигают?" – с досадой подумала Яна. – Я бы хотел, чтобы вы и впредь оставались моим наблюдателем. «О нет…» – девушка с ужасом представила, что вечера, как сегодня, станут для нее обыденностью. Но не успела она покачать головой в знак своего отказа, как Виктор продолжил: – Обещаю, что ничего подобного больше не повторится. Я уже говорил, что в моем доме вы в безопасности. Так и будет оставаться. А я буду держать себя в руках. И постараюсь вас больше ничем не смущать. – Вы же в любом случае можете потребовать у Павла Аркадьевича, чтоб я к вам приходила, – заметила Яна. – И тем не менее, я вас прошу. Заставлять не хочу. И не буду. Девушка смотрела на Виктора, не понимая, что за игру он затеял. Все внутри так и кричало ей: откажись, это глупость! Но, глядя на вампира, Яна совсем не ощущала угрозы или подвоха. Он казался таким… честным и открытым. Намного приятнее, чем Паша со своими стражами, который вечно был слишком занят, чтобы объяснить что-нибудь. Или поговорить по-человечески. – Хорошо, – кивнула девушка. – Но у меня тоже будет условие. – И какое? – мужчина с интересом ухмыльнулся. Собеседница ему досталась крайне неординарная. Не так часто, прожив столько лет, встретишь очаровательную искренность и непосредственное добродушие. Особенно зная, как Павел тренирует своих подопечных ненавидеть всех нелюдей. – Могу я задавать вам вопросы про таких, как вы? Иногда… ладно, возможно, почти всегда – бестактные? – Яна с надеждой сжала ладони в кулаки. Если она сможет и учебу подтянуть, и в бесконечных методичках по нежити разобраться благодаря Виктору Петровичу… вернее – Виктору, это сильно облегчит жизнь. В любом случае, получать информацию от первоисточника – всяко лучше, чем листать истончившиеся от времени страницы Пашиных талмудов. – Можете. И я обещаю, что всегда буду отвечать с той же искренностью, с которой вы общаетесь со мной. И раз мы договорились… На будущее, во избежание эксцессов… – мужчина сделал несколько глубоких вдохов и медленных выдохов, будто все еще старается держать себя в руках. – Никогда не пытайтесь бежать от вампира, чье внимание привлекли. Это только провоцирует на действия… Глава 6 Яна бежала от остановки до химического факультета, задыхаясь от неожиданных утренних упражнений. Вчерашний вечер у Виктора затянулся, она и не заметила, как за кружкой горячего чая несколько часов просидела в гостях, ведя с вампиром непринужденную беседу. В основном, конечно, они обговаривали график встреч. У Яны оказалось настолько загруженное расписание, что вписать туда еще и дополнительные уроки химии весьма проблематично. Учитывая, что и Виктор Петрович, как выяснилось, был не самым свободным преподавателем. Вернее сказать, вампиром, конечно. Был бы он обычным человеком, то вряд ли возникало столько проблем. В университете проводить занятия для Виктора оказалось нежелательно – мужчина на дух не переносил надзор Павла. И пусть он ни словом не обмолвился о том, чтобы Яна не распространялась по поводу их новых договоренностей, девушка и сама бы не захотела делиться таким со стражами. Опять что-то запретят или нагрузят… Пока загадочный Корпус не вызывал в ней никаких положительных эмоций. Опять же, хотя бы посмотреть на Виктора. Свободным он не был. По условиям визы, работать ему можно только на выделенной территории. Жить – только на выделенной квартире. Это, кстати, объясняло полное нежелание Виктора Петровича обустраивать дыру, которую приходилось называть домом. А ведь для нежити еще и существовал комендантский час. После восьми вечера нельзя было покидать пределов квартиры. Это не визы, а рабство какое-то. В конечном итоге Яна согласилась приезжать на дополнительные занятия к Виктору на квартиру. В голове беспощадно что-то стучало. Яна и так сбила дыхание в попытке не опоздать на лабораторную по неорганической химии, а тут еще мигрень, так не вовремя… «Яна!» – от голоса Павла Аркадьевича в своей голове девушка чуть не потеряла равновесие и не свалилась прямо на асфальт. «Почему не отвечаешь?!» – Всё… Дожили… – Яна остановилась и подняла взгляд к небу. – Кукушка все-таки поехала… Когда зазвонил телефон, девушка почему-то не сомневалась, что это ее куратор. – Яна! Почему не отвечаешь?! – гаркнул Павел, стоило принять звонок. – Павел Аркадьевич, не поверите… Только вас вспомнила… – Это не ты вспомнила, а я ментально передал послание. Методичку по внутренней связи, я так понимаю, ты тоже еще не читала? – Нет… – понуро ответила девушка. «А мы так тоже умеем?!» – про себя удивилась Яна. – Уварова, ты меня в гроб загонишь. Подойди ко мне в кабинет. – Но я на пару опаздываю! – Виктор Петрович тебе лабораторную проставит, – пообещал куратор. – Его я предупредил. Так что жду. Не задерживайся. Девушка еще раз с сожалением вздохнула. Очередная пропущенная работа выльется в попытки разобраться со всем самостоятельно. Тут еще посмотреть надо – кто кого в гроб загоняет. *** Павел устало размял пальцы, глядя, как белеют костяшки при каждом сжатии. Он с трудом вспоминал, когда ему в последний раз прилетало от руководства так же сильно, как сегодня утром. Поход Уваровой на кормление вампира был встречен крайне негативно в Корпусе. Но тут они сами виноваты – давно пора ужесточить правила кормления кровососущих. Почему они диктуют свои условия, когда находятся на территории стражей? Обязали бы уже всех вампиров питаться не дома под присмотром одного светлого, а в здании Корпуса. И желательно, из пакетов с донорской кровью. Но это все так, пустые размышления. Как ни крути, Павел был виноват, что вчера упустил Яну из поля зрения. Тот факт, что организованное наблюдение за девушкой потерпело провал, не остался без внимания руководства. Но кто, черт возьми, мог подумать, что Уварова вдруг решит покинуть подъезд вампира через заднюю дверь? Павлу и так хватало работы с потенциальными стражами  и патрулями, а теперь еще и за девчонкой полноценное наблюдение выставлять? Теперь, судя по всему, придется. Если Чудовище не угомонится. Хоть маячок на Уварову вешай, если ее снова на кормление вызовут. Барс отзвонился Павлу в начале первого ночи, сообщив, что Яна вернулась домой, пока сам куратор продолжал наивно ждать свою подопечную у вампирского подъезда. Мужчину от такой новости  передернуло. Акиил – больной на голову урод. Столько часов мучить девушку своими извращениями? Павел невольно вспомнил, как однажды Виктор его самого продержал на кормлении до шести утра, пока демонстративно развлекался с двумя вампиршами. И на любую попытку стража подписать протокол и покинуть эти «увеселения», Акиил отвечал: «Я еще ем!» Таким образом Павел мог себе представить, что пережила вчера Яна. – Павел Аркадьевич, можно? – Уварова тихонько постучалась, прежде чем просунуть голову в кабинет. Мужчина бросил на нее быстрый взгляд, сразу оценив тщательно замазанные мешки под глазами от недосыпа. Зато глаза не выглядели заплаканными, да и вообще Яна казалась вполне… обычной. – Проходи, – Павел жестом показал на кресло напротив своего стола. – Как вчера все прошло? – Нормально, – девушка пожала плечами и залезла в наплечную сумку, чтобы достать подписанный бланк кормления. – Нормально? – с подозрением переспросил куратор. – И тебя совсем ничего… не смутило? Скул Яны коснулся едва заметный румянец. – Нет, картина, конечно, не из самых приятных… Но бывало и хуже. Павел поперхнулся собственным дыханием. – То есть – хуже? Уварова загадочно улыбнулась. После беседы с Виктором Петровичем, она успела понять, что в ее присутствии вампир действительно вел себя весьма и весьма сдержанно. А вот Павла Аркадьевича он не жалел. Как и Яна не собиралась – учитывая, что куратор ни словом не обмолвился о «старом извращенце» и «любителе кровавых оргий». – Павел Аркадьевич, – Яна томно вздохнула, картинно поправляя непослушную прядь волос и закатывая глаза к потолку. – Вы, видимо, давно не бывали на студенческих вечерах. Там и не такое случается. Думаю, и вас, и Виктора Петровича сильно удивит, чем сейчас увлекается молодежь… Смотреть, как куратор зеленеет от шока и возмущения, девушке понравилось. После его бесконечных «еще десять повторов», было приятно отыграться. «Эх, Виктор Петрович, что ж вы меня на темную сторону-то затягиваете», – без единой толики сожаления, подумала Яна. Глядишь, по-доброму издеваться над Павлушей она научится не хуже вампира. – Уварова… – куратор прокашлялся. – У тебя времени не хватает методички изучать, а по вечеринкам, значит, бегать успеваешь? «Упс», – девушка продолжала улыбаться, но понимала: сейчас ей накинут еще больше дополнительных заданий. – Павел Аркадьевич… – Не надо, – мужчина перебил ее. – Я позвал спросить, не нужно ли тебе взять отвод от занятий у Виктора. Но, судя по всему… «Что?» – Яне хотелось узнать, как Павел закончит свое предложение. «Ты не кисейная барышня, которая падает в обмороки на каждом углу?» Или… «У вас стальные нервы, Уварова. Уважаю!» Вместо этого куратор просто не стал продолжать, сменив тему: – Вот твое новое расписание. Тренажерный зал сократим до одного раза в неделю. Занятия по теории оставляю, тебе нужно как можно скорее наверстать упущенное. Патруль… я половину убрал. Будешь ходить с Костей, по средам, пятницам и понедельникам. И… если что-то не успеваешь, или если что-то не понятно – пожалуйста, обращайся ко мне. Я все расскажу и объясню, если не хватает времени разобраться по методичкам. – Спасибо, – Яна приняла в руки новое расписание, но благодарность в ее исполнении звучала с вопросительной интонацией. «С чего вдруг такие поблажки?» – девушка смотрела на множество пустых окон в новом табеле и не верила, что это правда. Зато, кажется, и светлая сторона становилась хоть чуть-чуть притягательнее. – В принципе, это всё… – Павел повернулся и стянул с полки тонкую книжку. – До следующей пары у тебя есть время, почитай. Стражи между собой общаются в основном ментально. Это удобно и совсем не сложно. Пара легких техник, чтобы наладить связь и несколько правил этикета, чтобы не доставлять никому дискомфорта. Яна еще раз поблагодарила куратора и вышла. Паша задумчиво проводил девушку взглядом. Что-то незримо в ней изменилось. Или это он посмотрел на нее по-новому? В любом случае такие перемены куратора совсем не радовали. «Костя», – мысленно позвал он своего подопечного. Павел помнил, что Яна неплохо с ним общалась. «Да, Павел Аркадьевич?» – студенту не потребовалось много времени, чтобы ответить. «Присматривай за Уваровой, – кажется, эту фразу в ближайшее время придется говорить очень часто, – и отгоняй ухажеров». Не хотелось бы, чтобы девушка строила какие-либо планы на личную жизнь. Пока, во всяком случае. «Будет сделано, – радостно отозвался Константин. – Вы ж понимаете, что проще отгонять, если все будут думать, что у нас с ней отношения…» «Да пожалуйста, – коротко бросил Павел, – только ты не забывай, что играешь». «Я, кстати, тоже подал запрос на инициацию Яны», – зачем-то упомянул Костя. Павлу оставалось только хмыкнуть. Пусть подросток тешит себя пустой надеждой, что родственные связи с Барсом как-то помогут протолкнуть его кандидатуру.  Стражам еще не хватало, чтобы из-за оплошности малолетки что-то пошло не так с Уваровой. Хотя… всегда оставался шанс, что предпочтения Яны все же будут учтены, и в этом случае у Константина действительно появлялся шанс. А для себя Паша твердо решил: с Уваровой не связываться. Его вполне устроит простая жена-ведьма. А еще лучше, женщина, которая не будет иметь к стражам вообще никакого отношения. Отработать еще лет десять-двадцать и уйти ото всех этих дел. Забыть, как страшный сон. *** – Итак… – Павел расхаживал из стороны в сторону перед доской, медленно вводя Яну в транс своими движениями. На сегодня он разогнал остальную группу, решив провести беседу со студенткой один на один. – История Корпуса стражей уходит корнями в глубь веков. Насколько мы можем судить, магия присутствовала в нашем мире всегда. Ее аккумуляторами были различные шаманы, друиды и ведьмаки. Естественно, большинство имеющейся информации нам приходится игнорировать, ввиду того, что невозможно доказать подлинность фактов. Яна очень старалась не уснуть. Как можно превратить лекцию про магию в столь унылую ерунду? Старая лампочка в пыльной люстре постоянно мигала, а какой-то заблудший мотылек так и бился о стекло, отбрасывая на узкую аудиторию бледную и невероятно большую тень. И даже это казалось увлекательнее, чем томные расхаживания куратора перед доской. – Тем не менее, в истории магии нашего мира имеются две неоспоримые даты, ставшими поворотными для всего человечества. Первая – двадцать четвертое августа семьдесят девятого года. День, когда произошел Прорыв. Для человечества эта дата известна катаклизмом, повлекшим за собой гибель Помпеи. А для нас – глобальным вторжением. – Костя упоминал об этом, – отозвалась Яна в попытке хоть как-нибудь отвлечься от монотонности происходящего. «Настоящий ужас, когда сотни и тысячи живых мертвецов, монстров и чудищ хлынули в наш мир, убивая всех на своем пути», – загробным голосом передразнила слова Константина Яна. Все это больше походило на страшилки, которые дети рассказывают друг другу в лагерях перед костром. Еще бы девушка своими глазами не видела некоторых из этих чудовищ… – Хорошо, – кивнул Павел, поправив одним движением свои светлые волосы. Он всегда так делал, когда терял мысль – проводил ладонью по прядям, зачесывая их назад и немного взъерошивая в стороны. – Но так как все в природе стремится к равновесию, последовала ответная реакция – по всему миру стало появляться гораздо больше магов, способных противостоять толпам нечисти, заполонивших материк. Их сила возросла, появились новые способности. В том числе передавать чистым женщинам и своему потомству возможность подчинять магию. – Почему только чистым? – уточнила девушка. – Да хрен их знает, – Павел осекся. – То есть… доподлинно неизвестно. Уварова, не перебивай! – Но мне же интересно! – возразила Яна. – Получается, раньше магами только мужчины были? – Да, – кивнул куратор. – А почему? Хотя ответ Яна себе представила. Мужчина уже проговорился со своим «да хрен их знает…» – Это очень сложный процесс по обмену энергетическими потоками, о котором можно гадать и спорить очень долго, потому что доподлинно неизвестно… Думаю, если бы человечество нашло ответы на эти вопросы, существование магии не осталось бы тайной для большинства.  Но мы отвлеклись… Вторая дата, которая нас интересует – десятое марта тысяча пятьсот двадцать восьмого. Именно в этот день было заключено перемирие между людьми и нежитью, подписан первый и до сих пор действующий договор о сосуществовании. И, как следствие, сформирован Корпус Стражей, призванный для того, чтобы защищать интересы людей и отслеживать соблюдение новых законов. – А… – Яна, не перебивай, – отозвался Павел. – В стражи отбирались далеко не все маги, потому что, как бы это ни было неприятно, и от магов иногда требуется защита. Таким образом, стражами называют только тех ведьмаков, которые обладают способностью блокировать магический дар в окружающих. – Да-да-да, – нетерпеливо простонала Яна. – Костя уже что-то такое упоминал. Ну а женщин-то почему не брали?! – Уварова, ты…. Это шестнадцатый век. Женщины в принципе не рассматривались как равные мужчинам. Они не участвовали в самой войне, основная роль ведьмам на протяжении веков отводилась в качестве лекарей и хранительниц домашнего очага. В общем, я не могу сказать, что на данный момент ситуация в нашем закрытом обществе как-то сильно изменилась… Девушка подобралась и с прищуром посмотрела на своего куратора. – А как же я? – А что ты? – невинный взгляд, который изобразил Павел, было сложно назвать искренним. Настолько наигранно хлопать ресницами даже у мультяшных персонажей не получилось бы. – Но я же страж, – с нажимом произнесла Яна. – Потенциальный, – поправил куратор. – Это лишь значит, что в тебе есть задатки необходимых способностей. Но раскроются они или нет, мы узнаем… «Заканчивай!» – Барс рыкнул в голове Павла, вероломно нарушив всякие правила этикета. Куратор вздохнул. Начальство, как обычно, бдит. – На сегодня пока все, – с досадой произнес Павел. – Но… – Тебе наверняка есть чем заняться, – мужчина отвернулся, делая вид, что очень занят бумагами на своем столе. Целых три листочка, такая ценность! Павел ненавидел, когда приходилось попадать в подобные ситуации. Совесть, которая за недолгие годы работы в Корпусе, еще не успела атрофироваться, требовала подготовить юную девушку к неприятному обряду. Но и приказ сверху нарушить нельзя… Оставалось надеяться, что Яна – девочка умная и любопытная. А главное – с крепкими нервами, чтобы однажды переварить новость, что совершенно неизвестные люди найдут для нее первого мужчину. Которого сочтут достойным провести ее инициацию. Уварова смотрела, как Павел демонстративно закончил разговор, и не понимала, что его вдруг опять переклинило. «Странный он», – в очередной раз подумала про себя девушка. Но освободиться пораньше сегодня было приятно. На сегодня у нее запланирована еще одна встреча, и опаздывать совсем не хотелось. Глава 7 Яна выбегала из метро, запыхавшись. Кажется, опоздания становятся для нее нормой. Девушке это не слишком нравилось, но сделать с этим хоть что-то пока не представляется возможности. Да и Настя не из тех людей, кто станет осуждать ее. Весьма тощая девушка в короткой черной юбке и кожаном корсете ожидала свою подругу возле дверей метро, попутно что-то просматривая в своем телефоне. Всегда эффектная, с дорогой укладкой и обязательно на высоких каблуках, Настя упорно игнорировала любопытные взгляды парней в ее сторону. И Яну такая позиция всегда удивляла – любовь к вызывающей одежде и категорический целибат для семнадцатилетнего подростка казались странным сочетанием. Настя вообще всегда была полна противоречий. Дочка богатых родителей умудрилась оказаться в самой обычной московской школе, да еще и на другом конце города. Дорогие шмотки и аксессуары резко контрастировали с необходимостью пользоваться общественным транспортом (хотя Яна не раз видела, как родители Насти приезжали в школу на автомобилях с личными водителями). И при всех возможностях девушка оставалась очень душевной и открытой. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42952879&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.