Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Правила поведения попаданок на отборе

$ 89.90
Правила поведения попаданок на отборе
Тип:Книга
Цена:89.90 руб.
Издательство:SelfPub
Год издания:2019
Просмотры:  15
Скачать ознакомительный фрагмент
Правила поведения попаданок на отборе Алиса Субботняя Попали на отбор? Не страшно. Хотите домой? Не трудно. Вот вам три правила от попаданки со стажем:1. Не ввязывайтесь в авантюры с новыми знакомыми! 2. Не пытайтесь самостоятельно что-то узнать! 3. И последнее: не связывайтесь со всякими герцогами! Просто стойте, дышите и никуда, слышите, никуда не идите! Иначе… Иначе будет весело.В оформлении обложки использована фотография автора ryzhov, ресурс depositphotos. Глава 1. О том, как в жизни случаются перемены Утро, если быть честной, не задалось. Новая девушка моего друга, с которым я снимаю квартиру, решила устроить мне скандал просто потому, что я, видите ли, не очень хорошая, и ее Лешеньке мешаю. Да еще и совращаю заодно ясное и невинное солнышко в лице парня. – … дура крашеная! – в сердцах завершила пламенную речь девушка, и я, выдохнув с облегчением, выставила ее за порог и просто захлопнула дверь перед носом. Зря открывала. Точнее, надо было плюнуть на все и, заткнув уши, продолжить спать. Пускай и под аккомпанемент ударов и треля звонка. Первый день отпуска испортила эта… прекрасная дама. Чуть ли не закипая от злости, позвонила “Лешеньке” и совсем не ласково попросила обезвредить пассию, а то та продолжала выть на весь подъезд. Мне-то все равно, но соседей жалко. От ее голоса у меня кактус, который почти расцвел, завял. Я бы попыталась ее успокоить, если бы не это. За кактус дико обидно. Решив, что заснуть я все равно теперь не смогу, умылась, переоделась и, игнорируя Лешу и до сих пор визжащую девушку, которых громко выясняли отношения на лестничной площадке, пошла искать утешение в высоком искусстве – во вкусных пирожных и кофе. Но, наверное, я сегодня встала не с той ноги, разбила с дюжину зеркал и перешла дорогу всему московскому чернокотству, раз мне опять так крупненько “повезло”. Вот топаешь ты, топаешь, очень по-доброму вспоминаешь некоторых индивидов, как – бац! – проваливаешься куда-то не туда. Мой крик застрял в горле, так как я, похоже, падала в бездну. Черную и бесконечную. Но внезапно она закончилась, и я грохнулась на что-то твердое. Все произошло настолько внезапно, что я почувствовала только стремительную боль в мягком месте. Рискнула открыть глаза, которые в процессе падения зажмурила. И лучше бы не открывала! Я была не в канализации, не в яме и, в конце концов, не в шахте метро! Я сидела в шкафу! Потрясенно потрогала ночные рубашки и шелковые халаты… Вроде не глюк. Не менее обалдело толкнула створки шкафа и выползла на дорогой ковёр. – Есть кто-нибудь? – решилась я проявить себя. Тишина. Никого. Если зрение меня не подводило, я находилась спальне: большая кровать с лёгким сиреневым балдахином, комод, зарешеченные окна, из которых проникал в комнату солнечный свет, и злополучный шкаф. Красиво обустроена. Только вот два вопроса. Как я здесь очутилась? И счастлив ли будет хозяин спальни, если увидит у себя незваную гостью? На первый вопрос ответа я не знала вообще, а вот на второй вполне могла бы ответить: точно нет. Так что поспешила покинуть личное пространство, попытавшись отыскать выход в шкафу. После исследования поняла страшное: там даже дырок не было, не то что прохода обратно на дорогу. Спальня соединялась с уютной светлой гостиной, куда я потом подалась, едва поняла, что в шкафу мне ничего не найти. Пол комнаты застилал такой же мягкий бежевый ковер, который приглушал стук моих каблуков, небольшой стеклянный столик стоял в окружении софы и двух кресел, на стенах висели картины. Здесь имелись еще две двери: одна, стеклянная, вела, вероятно, на балкон, а вторая дверь – двустворчатая, белая, с золотистой ручкой – на выход из покоев. А мне надо узнать, куда меня занесло, поэтому направилась к первой. Открыла незапертую дверь, выглянула убедиться, что никого там нет, и потом только ступила на белые плиты террасы. Первым, что увидела, были цветы. Знакомые, незнакомые, в горшках, в вазонах, висели или же стояли на полу и на столиках. Не став задумываться, зачем нужно столько растений, подошла к парапету, оплетенному лозами диковинного цветка с фиолетовыми бутонами. Вид с террасы открывался потрясающий! Внизу простирался сад с подстриженными кустами разномастных цветов, клумбами и ажурными скамейками, вдалеке даже фонтан разглядела. Пение птичек дополняло райскую картину. Вдохнула чистый воздух с необычными ароматами, которые исходили буквально отовсюду: от декоративных деревьев, кустарничков и горшков. Точно рай. Но не мой, я домой хочу. Посмотрев по сторонам, поняла, что комнаты, в которых я нахожусь, расположены на втором этаже белокаменного дворца. Но как я здесь оказалась?! Я… я… Слов нет! Одни многоточия. Мои многоточия и все остальные мысли прервал громкий стук в дверь. Мамочки! Только этого не хватало! Надеюсь, если меня вышвырнут, то предварительно сообщив, где я оказалась. Не могла же я упасть в Германию или во Францию там? Не могла. А если это какой-то подземный город? Мда, а солнце тогда откуда? И птички, и сад, и небо? А вдруг все просто дурной сон? Ущипнула себя за руку и зашипела от боли. Нет, не сплю. Ладно… А если меня похитили? А мое падение – меня отключили, чтобы… Ну, и в наше время людей крадут и продают в рабство. От этой мысли стало непосебе. Стук повторился. Вздохнув, оторвалась от созерцания иномирного пейзажа и потопала открывать. Как-то не хотелось быть застуканной хозяином покоев, лучше уж кто-нибудь другой меня по-тихому выставит вон. И меня не радует дорогая обстановка: если бы я очутилась в какой-нибудь хрущевке, то, может быть, на меня не сильно бы разозлились. С такими мыслями я и открыла резные двери. В коридоре стояла худенькая кареглазая женщина средних лет в старомодном бордовом платье, доходящим до щиколоток, а ее длинные темные волосы были собраны в косу и перекинуты через плечо. При виде меня женщина сделала книксен. Эм… Похоже, меня приняли за хозяйку покоев. И чего делать? Не успела я и рта раскрыть, чтобы спросить, где я, как женщина начала говорить: – Добрый день, леди. Меня зовут Лави, и с сегодняшнего дня я ваша личная горничная. По всем вопросам вы можете обращаться ко мне, – она окинула меня взглядом с ног до головы, с осуждением посмотрела на мои открытые плечи и ноги. – Вы находитесь в императорском дворце Азарии. Завтра вам все расскажут более подробно, а сейчас я позову швею, чтобы она сняла мерки. Вам необходимо пошить платье, достойное вашего положения. Я зависла. Какая ещё империя Азария? Какое “достойное положение”? И почему говор женщины странный? Вроде родной русский, но вроде и что-то не так. – Простите, – мой голос звучал хрипло, – это розыгрыш? Женщина недоуменно на меня посмотрела и покачала головой. Я сжала ткань своего летнего сарафана, который недостоин моего «положения». И что, собственно, за положение, если все творящееся не розыгрыш?? Этот вопрос я и поспешила задать: – А… а что за положение? – Вы претендентка на роль невесты одного из принцев, – все тем же странным говором поведала мне женщина. Я подавилась следующим вопросом! Искала Сашка принца? Нет? Все равно держи! И меня утащили в покои… Пока я сидела на софе и думала, в какую из психушек Москвы попала, Лави сделала легкий пас рукой, отчего что-то зазвенело, и наш междусобойчик через пару минут скрасила еще одна женщина – дородная блондинка в чепчике и в бордовом платье, очень похожем на форму горничной. Она, кстати, тоже сделала книксен. – Добрый день, леди, – поздоровалась прибывшая. – Меня зовут Ната. Я кивнула ей. Говорить я не могла при всем своем желании, как и противиться – слишком была потрясена. Так что, когда мне подали теплую руку, чтобы помочь подняться, я не возражала. Ната окинула взглядом мою фигуру, с осуждением посмотрела, как и горничная, на открытые плечи, спину и ноги. Я не стала реагировать: не нравится мой сарафан – ну и их проблема. Потом Лави меня вертела в разные стороны, летающая сантиметровая лента делала замеры, а швея, прикусив губу, переносила измерения в тетрадку. Я с любытством вытаращилась на ленту. Потыкала – необходимо было убедиться, что не глюк. Нет, не испарилась, настоящая. Я что, как Алиса, в страну чудес попала? Вроде и не Алисой меня звать. Черт! О чем я вообще думаю?! Надо думать о том, как найти выход из этой ситуации. Сняли мерки довольно быстро, так что швея ушла, напоследок расспросив о моих любимых цветах и тканях. А я решила провести допрос горничной, которая сидела с вышивкой (и откуда только достала?) на софе и никуда не спешила. Надо же знать своё сумасшествие в лицо. Может быть, если очнусь, то напишу роман! Нет, даже на два впечатлений хватит. – Лави, расскажи, пожалуйста, подробней о принцах, Азарии и о тому подобном, – с вежливой улыбкой начала я разговор, присаживаясь рядом. Надеюсь, не оскал вышел. Женщина, не ожидавшая вопроса, уронила бисеринку. Приколов иголку в свободное от вышивки место, она поискала глазами бусину, а потом небрежно взмахнула рукой на пропажу и повернулась ко мне. – Так что? – поторопила я волнующуюся Лави. Она помялась еще с минуту, но под моим выразительным взглядом сдалась: – Азария – одно из государств Западного Союза, – начала она. – В союз входят пятнадцать королевств и империй, которые в этом году устраивают отбор невест для своих кронпринцев. Невесты… – тут она запнулась. Скорее всего, хотела сказать иное, но продолжила: – не только из нашего мира, но и десяти соседствующих… И чем больше она говорила, тем ярче становился образ моей неприятности. Я ожидала скупого рассказа и отговорок, что обо всем меня осведомят завтра или когда-нибудь еще, после дождичка в четверг, но нет, горничная довольно информативно обо всем поведала. Итак, что я имею? Первое – другой мир и Азарию, где проходит отбор. Второе – семь принцев (угу, сказочная цифра) и тридцать девушек. Третье – себя, которая вообще не рада оказаться здесь. Но самое главное – другой мир! Другой! Я не в шахту метро попала, не под машину, не сошла с ума, не угодила в психушку, не сплю, а перенеслась в другой мир! Везет мне, как утопленнику, с утра. Как быть? Я не жажду знакомства с принцами, я хочу домой! Теперь не в кондитерскую и не в кафе, а просто домой. Можно даже до остановки довести, дальше сама доберусь. Но мечтам моим не суждено было сбыться, ибо в ответ на мой вопрос о возвращении Лави пожала плечами, мол, не знает, и спокойно продолжила вышивать. Прелестно! Ладно, завтрашний день покажет, будем проситься на аудиенцию вышестоящих лиц. Можно сразу к императору. А сейчас остается только, как мне сказали, ждать швею с платьями, так как мой сарафан оказался очень неприличным в этом мире. Ну, знаете ли, сарафан как сарафан! И вот что интересно: как Ната сможет за пару часов сшить платье? Глава 2. О том, как не везет попаданкам В этом мире тоже было лето, но не такое душное, как в Москве. Дул приятный ветерок, который ласково играл с моими волосами. Я радовалась этому уже второй час кряду, сидя на пуфе на террасе и маленькими глотками попивая нечто похожее на очень холодный гранатовый сок с нотками малины. Название напитка, который принесла мне несколько минут назад горничная, я не запомнила да и не старалась. В общем, было очень скучно! Даже в экскурсии по коридору мне отказали в моей одежде, так что я оставила Лави одну дальше вышивать, а сама, сменив босоножки на довольно приличных каблуках на новые голубенькие балетки в цветочек, которые дала мне горничная, направилась на балкон любоваться пейзажем. И ещё думать, как быть дальше. Что-то мне подсказывало: будет настоящая бойня за принцев, ибо какая дура упустит возможность повысить свой статус? Правильно, никакая! И поэтому разум повелевал мне по-тихому свалить, а вот ищущая приключения часть жаждала зрелища. Интриг, расследований и прочего. Ведь такой заманчивый шанс попасть в императорский серпентарий. Тихий скрип открываемой двери привлек мое внимание, и я отвернулась от ярко-рыжего бутона, который в задумчивости изучала, посмотрела на Лави. – Леди, – горничная склонила голову, – пришла Ната. Как меня уже начали подбешивать эти книксены, поклоны и “леди”! А ведь и дальше придется сталкиваться с подобным обращением ко мне. Тихий ужас. – Лави, а можно без поклонов? – попросила я, поставив полупустой бокал с темно-алым напитком на низкий столик – И вообще, называй меня по имени, Александрой. Мне так привычнее. Если я ожидала, что так и будет, то глубоко ошибалась, ибо: – Но… – начала женщина и осеклась. – Хорошо, леди Александра. Мда… У меня скоро глаз дёргаться будет. Хор-р-рошо, подумаем обо всем на досуге. Только гляну сначала на платье, сшитое за пару часов. Поэтому встала с пуфика и направилась первой в гостиную, оставив растерянную Лави стоять посреди горшков и вазонов. В гостиной меня ждали уже знакомая мне Ната и две тоненькие светловолосые девушки в таких же бордовых платьях, как и у горничной и швеи. Конечно, как только я вошла, они сделали поднадоевший книксен. С трудом сдержала мученический стон. В руках у швеи был небольшой сверток, а вот её помощницы держали по платью. – Добрый день, девушки, – я с любопытством посмотрела на два платья, которые принесли помощницы. Первое платье было нежно-персиковое, с расшитым декольте и короткими рукавами, а второе – изумрудное, более нарядное, с расходящимися у локтей рукавами и, вероятно, корсетом. Юбка у обоих платьев была пышная. И такую красоту сшили за столь короткий период?! А еще меня смущало то, что они для меня. Я, конечно, как и почти все жители Земли, любитель халявы, но чтобы такие платья и просто так! Но в то же время у меня нет другой одежды, и я попала сюда по воле правителя данного государства, поэтому в лес смущение. – Леди, – Ната сделала знак девушке, держащей персиковое платье, чтобы та принесла мне наряд, – это платье вам для сегодняшнего дня, а изумрудное для завтрашнего приема у императора. Девушка легкой походкой подошла ко мне. Я же заметила вот что: у нее глаза больше обычного и чуть светятся. Последнее мне показалось очень странным, однако я списала данный феномен на игру света. Поблагодарив, взяла у молчаливой помощницы платье. Осторожно, чтобы ненароком что-то не испортить. Это я могу, умею и практикую, ибо руки растут не оттуда. Девушка смущённо улыбнулась на благодарность и кивнула. Я обнаружила еще одну странность: помощницы ни слова не сказали за все время. Им запретила Ната? Или кто-то ещё? Я нахмурились. Что же не так? – Остальные платья сошьют в самое ближайшее время. – торопливо заверила швея, неправильно поняв причину моего негодования. И вообще, в смысле “остальные”? Это я и поспешила высказать: – Какие остальные? Я не собираюсь здесь задерживаться, – возмутилась я. Уже завтра меня здесь не будет, императору быстренько объясню, что к чему, и он первым же порталом отправит меня домой. Задержать или оставить в своем мире меня он не имеет права, а остальное все ерунда. Подумаешь, подождать чуток да и не сойти с ума в ожидании аудиенции. Но это я так думала, а Ната считала иначе и лишь улыбнулась мне в ответ, словно неразумному дитя. Ее право, я не стала развивать тему, пожала плечами и пошла мерить платье в спальню. – Леди Александра, вам помочь с платьем? – спросила молчавшая до сих пор Лави, когда я уже дошла до дверей, ведущих в спальню. Я удивилась ее вопросу. Что сложного в надевании платья? Посчитав, что ничего, я вежливо отказалась от помощи. Однако в спальне, когда сняла свой сарафан и натянула платье, поняла, что мне нужна помощь. И очень даже нужна. Застёжка представляла собой больше дюжины маленьких пуговиц, которые тянулись по всей спине. Мои попытки застегнуть самой с треском провалились. Пару раз со злости пнула пуфик. И ведь знала же об этом факте Лави, но не сказала мне! Но ничего другого не оставалось, кроме как, пыхча и придерживая платье на груди, топать к двери. Босыми ногами было приятно ступать по пушистому ковру, мягкий ворс приятно щекотали кожу ног. Балетки я сняла, как только зашла в спальню – не в обуви мерить же. – Как думаешь, девчонке что-то светит? – услышала я тихий голос Наты, когда добралась до двери. Не люблю подслушивать, но тут уж не удержалась и осталась стоять, чтобы узнать, что ответит горничная. Ужасно любопытно. – Вполне возможно. Она миленькая, – неопределенно ответила Лави. По тону женщины поняла: она не желает продолжать этот разговор. А ещё поняла, что ничего информативного не услышу. – Принц… – начала говорить швея, но я прервала ее, нарочно громко открыв дверь. С звукоизоляцией в этом мире очень плохо, надо запомнить. Обвела взглядом гостиную – помощницы все так же стояли тихо, как мышки, Ната разглядывала картины, а моя личная горничная спокойно сидела в кресле. – Лави, поможешь? – обратилась я к ней. Швея хмыкнула, девушки все также хранили молчание, а Лави, все такая же спокойная, встала и направилась помогать мне. – А почему помощницы Наты молчат? – не вытерпев, спросила, когда женщина закрыла за нами двери. Горничная развернула меня спиной и, начав застегивать пуговички, тихо ответила: – Не умеют. В смысле? Они немые? Девушек стало очень жалко. – Как? Совсем? – мой голос дрогнул. – Ну, не совсем, конечно, – заверила меня Лави, застегивая ещё несколько пуговиц. – Как я понимаю, в вашем мире нет лаир? Мне это слово ничего не говорило, так что кивнула, подтверждая гипотезу Лави. – Лаиры – древняя раса, они общаются между собой… хм… особым калебанием магического фона. И поэтому у них глаза чуть больше обычного, а зрачки ярче. Я вспомнила глаза одной из помощниц и чуть сверкающие зрачки, сияние которых я списала на игру света. – А как Ната с ними общается? – поинтересовалась я. – Жестами, – легко ответила женщина, – или пишет на бумаге. Занимательно. Какие еще расы живут в этом мире? А вампиры тут есть? А оборотни и некроманты? И эти, ушастые… эльфы! Всегда мечтала интервью взять у необычных людей… Ну, или не совсем людей, но они необычные точно. – Все, – Лави отошла на пару шагов и сделала пас рукой. Из воздуха сформировалось зеркало в серебряной резной оправе! Я, не удержавшись, провела рукой прохладной оправе. Настоящее. – Как? – только и смогла произнести. Горничная, стоявшая и смотрящая с улыбкой на меня, пожала худыми плечами и коротко ответила: – Магия. А меня всю жизнь уверяли в том, что магии нет, и теперь такое… Или я все же в психушке? – Как вам платье? – вырвала из сумбурных мыслей Лави. Перевела взгляд от резной рамки зеркала на своё отражение. Русые волосы, собранные когда-то в высокий хвост, растрепались, серые глаза сверкали от удивления, кожа бледнее обычного, а губы покраснели от гранатового напитка – в общем, красотка! Лучше в гроб кладут. А вот платье шикарное и правильно подчеркивало фигуру – талия казалась тоньше, а кожа будто бы сверкала, декольте было скромным, что отлично, ибо нечем у меня в этом месте хвастаться. Я даже обрадовалась тому, что меня до выпечки, а не после перенесло, а то животик бы выпирал некрасиво. – Платье великолепное, – я оторвала-таки взор от отражения. – Ната сшила? – Вот ещё! – Лави фыркнула. – Она только определенным лицам шьёт. А, значит, госпожа не занимается всякими холопами. Не то, чтобы я расстроилась, но было как-то неприятно. – А кто тогда? – коснулась приятной ткани. Я в восторге от платья, даже дизайнерская одежда из наших дорогих бутиков меркла по сравнению с ним. Видно, что сделано от души. – Лаиры. У этих сестер талант, императрица велела им создать наряды для всех девушек Отбора. Ответ Лави меня очень удивил, а ещё дал наводку вот на что: не только я с одним комплектом одежды. Не страдаю злорадством, но почему-то стало приятно, хотя это значило, что девушкам придется очень много работать. – А не много им работы? – сестричек жалко. – Их семеро, и они используют магию, – поведала Лави и взмахнула рукой. Зеркало исчезло. – Идем? Семеро? Вау. Хотела бы и я сестру иметь, хоть одну, но, к сожалению, не суждено. Горничная подошла и открыла мне дверь. – Идем, – согласилась я, надев на обратно балетки. Гостиная встретила нас тишиной. Лаиры стояли там же, словно не двигались с места, а Ната со скучающим лицом разглядывала гобелены и, увидев меня, пересекла гостиную и вручила мне тонкие бежевые перчатки до локтей. Я повертела в руках презент. Красивые, в тон к платью. Но зачем мне перчатки? – Прекрасно! – воскликнула швея. – Вам очень идёт, леди! Платье да, прекрасное, а вот я сейчас далека до идеала. – Спасибо, Ната, – с улыбкой ответила я на комплимент. – И огроменное спасибо вам, девочки, – с благодарностью посмотрела на сестричек. А ведь реально сестрички, так на друг друга похожи: сверкающие лиловые глазки, тонкая фигура, бледно-розовая кожа, тонкий овал лица, только губы и носики у них были разные да и оттенок волос. У одной светло-русые, а у другой почти пепельные. Интересно, а сколько им лет? Семнадцать и шестнадцать? Видно, что одна чуть старше. Но вслух вопрос, конечно же, не задала, ещё невоспитанной посчитают. Девочки неуверенно улыбнулись и почти синхронно кивнули. – Остальные наряды сошьем вам до завтрашнего дня, а сейчас нам нужно уйти, – резко вставила главная швея. Я поразилась столь быстрой смене настроения. Ведь минуту назад еще улыбалась! – Хорошо… – и что я могла ещё ответить? Она сделала неловкий книксен и поспешила покинуть наше неугодившее ей общество под мой удивленный взгляд. Вслед за ней скользнули и помощницы, передав Лави второе платье и свёрток, который ранее держала Ната. Когда же за ними закрылась дверь, спросила невозмутимую горничную: – Что за метаморфоза случилась с Натой? – Благодарили не ее, – женщина пожала плечами. Мда… Обижаться и злиться за такой пустяк? Ну и характер у нее. Ладно, ну ее, эту Нату! Надо подумать, чем заняться до завтрашнего дня. Хотелось бы, прежде чем возвратиться домой, все-все здесь посмотреть. Не каждый день в шкафы другого мира переносишься. – Пойдем гулять? – предложила я Лави. Та покачала головой и объяснила: – Сначала необходимо привести вас в порядок, леди Александра. А что со мной не так? Я хотела было задать этот вопрос Лави, как вспомнила своё отражение. Блин! Лицо надо помыть и хвост переделать. Только вот я не знала, где находится ванная, о чем и сообщила горничной. – В спальне еще две двери есть, – она указала в сторону оной. И как я не заметила? Хотя, у меня тогда настроение не исследовательское было, все же непонятно где оказалась. Поэтому я поспешила исправить упущенное и утопала в сторону санузла. Благо, платье было не очень пышным, а ткань легкой, а то я бы точно упала с непривычки. Оказалось, что в конце спальни комнатки таки были, но очень незаметные, еле нашла их. Одна вела в комнатку с удобствами, а другая – в ванную, слава всем богам, не доисторическую. Деревянной лохани и ведер не было. Я увидела вполне нормальную ванну и умывальник, только вентили были странные – медные двухголовые змеи с открытой пастью, высунутым языком и каменными глазами: красными и синими. Страшная штука. И как пользоваться-то? Нет ничего, за что бы можно было дёрнуть или покрутить. Может, надо руку поднести, как на Земле? С опаской поднесла ладонь к языку головы с синими глазами, предположив, что здесь синий тоже означает холодную воду. Зенки-камни чуть сверкнули, и на руки мне из языка полилась обжигающе-ледяная вода! Я с криком отшатнулась! Ладони горели от холода! На мой визг в ванную влетела Лави, хорошо хоть я дверь не закрыла, сейчас открыть бы не смогла. Я не чувствовала рук. – Лави… а что с холодной водой? – едва выговорила, не отрывая взгляда от посиневшей кожи ладоней. – Только не говорите, что… – горничная запнулась. – Вот я дура! Не подумала, что вы не знаете ничегошеньки! Слова женщины как-то глухо доносились, я чувствовала лишь стук своего сердца и тупую боль в ладонях. И прежде чем я провалилась в темноту, плечи стиснули горячие руки… Глава 3. О сюрпризах местной сантехники Приходила в себя я очень странно – вроде и в сознании, но открыть глаза не могла. Попыталась хотя бы шевельнуть ногой, ибо рук не чувствовала, но не смогла. – Как всё произошло? – услышала я приглушенный мужской голос, а за ним женский всхлип. – Я… я не предполагала… – опять всхлип. – Сейчас, у-успокоюсь, испугалась сильно. Лави? Это она из-за ладоней? Да вроде же жива, не стоит так волноваться. Но сказать я женщине ничего не могла – я все еще “спала”. – Леди пошла умываться, а потом внезапно закричала. Я бросилась к ней и… и увидела ее ладони, они были синющие, а потом она потеряла сознание. Горничная судорожно вздохнула и продолжила: – Я перенесла леди в спальню и послала стражника за вами. Перенесла? А ведь с виду женщина хрупкая и худая. – Леди твоя дура полнейшая! – вынес вердикт оппонент Лави. – Просить силу у духа Холода, не имея и толики магического резерва! Мозгов не дал Всепрощающий, но хоть в везении не отказал. Силу? Это он о чем? Я воду просила! Обидно стало из-за необоснованных выводов. И вообще, если я и дура, то совсем чуть-чуть. – Она не из нашего мира, – тихо произнесла горничная. – Я виновата, не подумала, а теперь… – Нет в этом твоей вины, Лави. И не волнуйся так, все с ней хорошо, успела девчушка отдернуть руки. Походит месяцок с холодными руками, а впредь будет думать, прежде чем засовывать их куда ни попадя. Лави ахнула. Я мысленно тоже ахнула, а ещё попинала чертов кран! Теперь согревай пальцы и в разгар лета. К сожалению, я относилась к группе людей, которые вечно мерзли. Осенью и весной я как-то выживала, а вот зимой было просто невыносимо, приходилось кутаться в несколько одеял и стараться не высовываться – это дома, на улицу же я примеряла на себе роль местного колобка, надевая сразу два свитера и теплые лосины под плотные брюки. О юбках и платьях зимой я только мечтала. Летом же моя мерзлячность чуть притормаживала, и лишь иногда мерзли кончики пальцев. Я услышала шорох ткани, а потом на мой лоб легла широкая теплая ладонь, опять погружая в темноту. *** Во второй раз я проснулась уже утром. Точнее, меня разбудили, бесцеремонно раскрыв портьеры и впуская в комнату солнечные лучи. – Леди Александра, вам нельзя долго спать, вставайте, – добавила Лави. Я согласилась с ней и сильнее укуталась в мягкое одеяло. Кровать тоже такая мягкая была, а подушки вообще райские. Но все счастье омрачали холодные пальцы рук, которые не согревались. Горничная, судя по хлопку закрывшейся двери, куда-то ушла, так что я решила со спокойной совестью поспать ещё. Однако заснуть не удалось – мне захотелось есть. Все же в последний раз я ела на Земле, а вчера пила только сок. Когда встала, обнаружила на себе не то персиковое платье, в котором я хлопнулась в обморок, а длинную ночную сорочку. Отличненько. Только в таком виде вряд ли можно куда-нибудь сходить за едой, ибо есть очень хотелось. Шкаф! Насколько я помню, там лежали сорочки и халаты. Быстренько застелила постель и пошла копаться в “Нарнии”. Все было на месте, так что, предположив, что раз спальня моя, то содержимое тоже мое, я взяла один из шелковых длинных халатов нежно-кремового цвета с узорами на широких рукавах, а еще нашла на дне шкафа свою сумочку. Последней я больше всего обрадовалась. Как-то я про нее и забыла! А тут сюрприз. Вытряхнула на ковер все содержимое. В летней сумочке, которую я подбирала к своему “неприличному” цветастому сарафану, помещалось очень мало вещей: телефон, кошелек, влажные салфетки и блокнот с ручкой. Я пожалела, что не ношу собой сумище с набором для выживания в других мирах. И обязательная вещь в наборе – нормальный кран. Телефон отправился под подушку сразу, ибо не подавал никаких признаков жизни. А ещё реклама твердит, что работает везде и всегда. Даже под водой. Кошелёк я повертела в руках, с грустью посмотрела на пластиковые карты. Зарплата должна была вчера вечером прийти, а я тут… Обидно стало за зарплату, некому пока ее тратить. Кошель отправился за телефоном, а вот салфетки, блокнот с ручкой и саму сумочку я положила на видном месте, еще понадобятся. И вот на этой не самой печальной ноте явилась горничная, чтобы украсить мой день в вкусные цвета. Она пришла с завтраком! – Доброе утро, леди Александра, – поздоровалась женщина, внося поднос с едой. Все, я уже ее обожаю. Что может быть добрее сытой женщины? Очень сытая женщина! Так что я пошла добреть. Даже если Лави себе принесла еду, ничего, попросим! Вот только я вспомнила, что не умывалась. Как-то я теперь боюсь подходить к ванной. Психологическая травма у меня, вот. – Доброе утро, Лави, – я встала с мягкого ковра, на котором разбирала содержимое сумочки. – Я тут боюсь теперь вашей ванной комнаты… Как и где можно умыться без холодных последствий? – Я научу вас пользоваться, идемте. – Горничная виновато улыбнулась. Похоже, шутка не удалась. Как назло, мне вспомнились сверкнувшие синие глазки пресмыкающегося и что-то как-то расхотелось умываться… Но показывать свою трусость не стала, смело шагнула в сторону жуткой комнатки со змиями. Мне страшно представить, что случилось бы, если бы я протянула лапы в сторону красноокого змеюки… Как оказалось, я все делала не так! Надо было сначала коснуться шапок гадюк ладонями, дабы духи запомнили температуру тела и, скорее всего, вычислили температуру воды, которую будут подавать, а потом держать ладони между головами пресмыкающейся, но не под языком. Так как у меня руки пока были холодные, трогала змеюку Лави, а я была рада: мне касаться ее совсем не хотелось. Вот только… Зачем им такой опасный кран? Этот вопрос я и задала своей помощнице. – Опасный? – горничная рассмеялась. И что смешного? Или я чего-то не понимаю? – Духи многое дают, леди. Например, если бы я попросила силу, то со мной ничего не случилось бы. Силу, конечно, я бы не получила, так как у меня нет предрасположенности к магии холода, но мои мысли стали бы яснее. Это один из даров Всепрощающего. – А красноглазая голова? – решила посмотреть страху в глаза я. – Дух Искр? У вас тогда руки искрились бы и, вполне возможно, температура кожи стала бы выше. А я продлила бы свою жизнь на день. Из-за силы какого-то духа?! Везёт магам. Я бы не отказалась пару тысяч дней себе прибавить. Но только как-то все просто! Где тернии-то? – И что берет дух взамен? – нет, ну не верю я, что все так гладко может быть. Даже в волшебной стране. – К каждому духу можно обратиться только три раза. После третей… потеря магических сил. Ох… Непростые духи. Но я взывать к ним не собиралась, первый подарочек еще не прошел. – Леди, поторопитесь. Завтрак стынет, – вывел из размышлений голос Лави. Я кивнула горничной, которая стояла теперь у двери ванной, и повернулась к зеркалу, чтобы привести себя в порядок. Лави же ушла, прикрыв дверь за собой. Отражение меня не радовало. На голове после сна образовалось воронье гнездо. И я очень была счастлива, когда на полочке рядом увидела расписной гребень. Еле расчесала непослушные волосы и быстренько заплела в небрежную косичку. Вот, теперь я больше на бабу Ягу не похожа. Так что умылась, но зубы не смогла почистить – зубной щетки и пасты я не нашла. Ладно, потом спрошу у Лави. Глава 4. О вкусностях и трудностях А меня ждал завтрак! Увы, не в спальне, а в гостиной, но я была счастлива. И готовили здесь превосходно! Нет, божественно! Мне принесли маленький бутерброд со странным серым хлебом и сыром, оладушки под шоколадным соусом, чашку, от которой исходил тонкий аромат земляники, и ванильный пудинг. Я сначала пришла в мини-шок. Где каша, где хардкор? Я себя так даже не кормила, просто лень было готовить, а если и готовила, то несколько дней свою стряпню ела, и лишь иногда баловала себя в кафе или кондитерской. Потом уставилась на подозрительный бутер, повертела в руках и – была-не была – откусила кусочек. Серый хлеб оказался вовсе не похож на хлеб с отрубями, как я предполагала, он был нежным и мягким, а сыр просто таял во рту. Оладушки и пудинг были не менее восхитительными. Все, я влюбилась в того, кто готовил. В лес принцев моего мира и этого! – Лави, а кто готовил? – делая глоток ароматного чая, поинтересовалась я. Было мне очень круто – чай, который, кстати, не остывал почти, согревал мои холодные ладони, так что я кайфовала. Горничная сидела рядом со своей вышивкой. От моего предложения разделить со мной завтрак, она отказалась, и мне пришлось есть одной, как бы неловко я себя при этом не чувствовала. – Господин Зингс, один из помощников главного повара, – Лави с удивлением на меня посмотрела. – А зачем вам? Я хихикнула. – Спрашиваю имя своего будущего мужа. Лави закашлялась, посмотрела на меня округлившимися темно-карими глазами. – Да ладно, Лави, он так готовит, что… – хотела сказать “я вся его”, но подумала, как это прозвучит, и прикусила язык. – Влюбилась, в общем, с первого завтрака. Если этого Зингса забрать с собой на Землю, то он там быстро знаменитым поваром сделается. А я буду его музой, вот! И пусть кормит меня. Согласна даже на роль близкой подруги, а не жены. Все же надо человека узнать… – Господин Зингс… хм… немножко другой расы и… женат, – разбила Лави мои мечты вдребезги одним предложением. А я уже представила себя в роли колобка, даже думала, как и где обновлять гардероб свой буду. – И леди, вы же участница Отбора! – возмущенно воскликнула Лави. Я подавилась чаем. – Я вообще-то не планирую здесь оставаться, да и отбор проходить не желаю. Вдруг у меня дома двенадцать детей голодных и муж? Мне двадцать один, так что с двенадцатью нервопийцами я как-то переборщила, как я успела родить столько детей? – Дети? Муж? – переспросила Лави. – Ну да. Мое сердце давно занято! – занято шоколадом и малиной, но я уточнять не стала. Кажется, шутка опять не удалась. Ладненько, тогда это будут планы на будущее, которые я осуществлю, когда попаду домой. Лави тем временем скользнула взглядом по моей фигуре и осторожно заметила: – А по вашей фигуре и не скажешь. – Ой, у нас просто есть аналог вашей магии. Одна процедура, и тебе сново семнадцать! – и ведь не вру. Да и без операций можно выглядеть в сорок, как в двадцать пять, зависит от организма. Вот тёте моей тридцать пять, три раза рожала, но фигура без спорта и всяких волшебных пилюль, как у двадцатилетней, да и лицо молодое, почти без морщин. Ага, некоторым очень везёт. – Но на обеде в честь начала Отбора вы обязаны присутствовать. Да и вернуться вы вряд ли сможете… Абзац полный! Отставила на всякий пожарный чашку… – А как же муж и тринадцать детей?! Господи, да я попала! И ведь реально попала! На счёт работы не волновалась – отпуск только начался, я думала, что договорюсь быстренько с местными властями, и меня отпустят восвояси домой, поэтому не задавалась вопросом: а как вернут-то? – Так детей двенадцать же… – вырвал голос женщины из раздумий. – Тринадцатый не родился ещё! – буркнула я, шевеля моторчиками и прочей ерундой в голове. Что за бред я несу? Лави посмотрела на мой живот, я же, откинувшись на софу, демонстративно погладила его. После плотного завтрака там было, что гладить. Горничная неловко улыбнулась и продолжила свое вышивание. Надеюсь, не считает меня сумасшедшей. Это нервное. Так, что мы имеем теперь? Во-первых, я попала в другой мир и Азарию, в которой проходит отбор на роль невесты принцев, которых аж семь штук, во-вторых, я, вероятно, застряла в этом мире. – А почему я не могу попасть обратно домой? – удивилась я. Лави подняла голову от пяльцев, помялась, но все же ответила: – Портал создавала джина… А алтарь второй раз найти сложно. Джин? Создавала? Алтарь? К большому сожалению, мои знания о джинах были крайне скудны, а информацию мне предоставил диснеевский мультик. Судя по той инфе, джины заточены в лампе, исполняют три желания и имеют голубую кожу. – Джин? – Сложно объяснить. У нас ее алтарь почти не появляется, что хорошо. Она проклятая богами! То есть надо как-то найти и уломать джину? Уже лучше, значит выход есть. Только смущало “у нас ее алтарь почти не появляется”. А если я останусь здесь навсегда? Как же моя одежда? Я буквально позавчера купила дорогую сумочку, на которую долго копила. Кто ее носить будет? А квартира и работа? Квартира была съемная, так что найдет Леша нового сожителя, может, даже с пассией заживёт, но вот работа… Я работала журналисткой в довольно известном журнале “Авангард”. Меня туда взяли, когда я еще училась в универе, и терять свое тепленькое местечко я не собиралась. Хорошо платили, работа была интересная и полностью подходила мне. В общем, вернусь на Землю ради сумки и работы! Вот с такими мыслями я и допила свой до сих пор горячий чай. Поставила чашку на поднос и перевела взгляд на Лави. Она сидела на кресле рядом с моей софой и вышивала маленький домик на берегу лазурного моря, только ясное небо и часть золотого песка еще не были вышиты. Все равно безумно красиво. Я сама даже вязать не умею. Помню, как меня пытались научить. К сожалению, я даже не смогла правильно держать спицы, не то что начать вязать. Густую тишину прервал легкий звон колокольчика, на который Лави отреагировала странно – побелела, прикусила губу и, бережно отложив вышивку, резко поднялась. Я вопросительно на нее посмотрела. – Обед, – коротко бросила горничная и убежала в спальню. Так как мне делать нечего было, пошла за ней. В спальне оказалось пусто, из ванной комнаты доносился шум воды. Ванну готовит? Мне опять вспомнились “милые” змейки. Пальцы стали еще холоднее. Я поднесла ладони к губам и подышала на них, чтобы хоть как-то согреть. Тут незаметная дверь приоткрылась и появилась Лави: – Леди Александра, я приготовила для вас ванну. Через полтора часа вам нужно быть в главном тронном зале. О, круто! Руки согрею и народ увижу, а то надоело сидеть в комнате. Поблагодарив Лави и сняв шелковый халат, направилась отмокать. Вода была теплая, с пеной, а запах обожаемой мною малины разносился по всей ванной. Я вздохнула любимый аромат, стянула сорочку, распустила волосы и, положив на стеклянную подставку резинку, залезла в воду. Я почти дремала, когда постучали в дверь. Вода уже почти остыла, так что плечам, не скрытым оставшейся пеной и водой было холодно. Включать воду я не решалась, наученная горьким опытом. – Леди, – зашла в комнатку горничная с полотенцами и, судя по всему, бельем, чулками и нижней сорочкой, – вам помочь с волосами? – Спасибо, я сама. Поежилась от прохладной воды и на миг погрузилась в ванну с головой. Потерла ладонью лицо, чтобы вода с пеной не попали в глаза. – Чтобы включить воду, надо легко хлопнуть ладонью по бортику. А шампунь в розовой баночке – проинформировала Лави. За ней тихо закрылась дверь, оставляя меня одну. Я вытащила пробку из сливного отверстия, положила ее на полку с всякими баночками и прочими прелестями, встала и хлопнула, как мне сказали, по бортику. На голову полилась вода! С мраморного потолка! Хорошо хоть вода была теплая, второго подарка судьбы я б не пережила. Шампунь оказался совершенно без запаха и странного цвета: жёлтый в розовую крапинку. Второй раз осмотрела полки, нет, других розовых баночек не было. Значит, оно. *** Я сидела вся наряженная на пуфике, а меня, точнее, мои волосы, подвергали пыткам. Кстати, голову мне высушили магией. Я уже начала завидовать Лави, ибо фен из моих волос делал одуванчик, а после сушки магией они мягкой волной, вовсе не растрепанной, падали на плечи и спину. После использования местного фена меня, и так измученную странным бюстгальтером, одели в то самое изумрудное платье с корсетом и с расшитым декольте. Корсет оказался пыткой! Нет, он сильно не жал, но заставлял держать спину и голову прямо, и у меня с непривычки болели поясница и шея. А сидеть казалось ещё хуже. Так что я считала секунды до того времени, когда Лави завершит свой шедевр из моих волос, не видевших почти никаких причесок, кроме кривой косички и излюбленного высокого хвоста. Когда я вспомнила треть стишков, которые со скуки перебирала в уме, случилось чудо – последняя шпилька оказалась у меня в прическе, и Лави отошла, чтобы оценить свой труд. Но, как оказалась, мои мучения ещё не не завершились. Мне собирались делать макияж! – А может, не надо? – спросила я, когда горничная начала извлекать из мешочка, который выудила из комода, пудреницу и карандаши для век и губ. – Надо, – непреклонно ответила Лави. Пудреницу она сразу отставила, а вот карандаши положила поближе к себе и из того же комода достала странный флакон с прозрачной бледно-розовой жидкостью. Парфюм, наверное. В итоге мне подвели глаза, накрасили губы и побрызгали духами с тонкими фруктовыми нотками. Они, что, готовились? – Все, – произнесла долгожданные слова мой временный личный стилист Лави и сделала взмах рукой, призывая зеркало. Потом двери шкафа беззвучно открылись, и ко мне прилетели туфельки на каблучке и ажурные белые перчатки в тон к платью. Я с сомнением посмотрела на туфельки. А не лучше ли мои босоножки, в которых я здесь очутилась, надеть? Но спорить не стала, обулась, натянула перчатки и пошла смотреться в зеркало. Платье, как и то персиковое, сидело на мне отлично, а из-за корсета талия казалась тоньше. Мне очень понравились рукава платья – расклешенная у локтей ткань красиво струилась по бокам. Прическу мне сделали высокую, завив прямые волосы в локоны, серые глаза, подведенные карандашом, казались больше. Я так не наряжалась даже на выпускной вечер. Жалко как-то стало себя. А тут ради аналога “Холостяка”… Но ничего, вернусь – отомщу. В смысле, оторвусь по полной, буду даже дома наряжаться. – Лави, спасибо большое! Ты волшебница, – похвалила я горничную, на что женщина смущенно улыбнулась. – Леди, нам пора. Ого! Наступил этот знаменательный час, когда я свои апартаменты покину! Глава 5. О странностях, превратностях и о лжи Странности начались сразу. Едва мы вышли из дверей покоев, то в коридоре увидели троих мужчин в доспехах: двое несли женщину, одетую в платье наподобие Лави, а третий шел за ними. Женщина не сопротивлялась: глаза закрыты, руки безвольно свисали, растрепанные волосы на фоне неестественно-бледной кожи выглядели чернильно-угольными – судя по всему, она была без сознания. Я оторопела. – А кто эта женщина? – шепнула я застывшей горничной. Она не сводила глаз с бледного лица брюнетки. – Я не знаю, – уверенно солгала мне Лави и, повернувшись ко мне, нервно улыбнулась. Дальше развивать тему я не стала – не хочет говорить, ну и не надо. Потом все узнаю, а сейчас лучше полюбуюсь на дворец. Замок был прекрасен! Высокие потолки, узорная лепнина, позолота… Я вертела головой, пытаясь все рассмотреть, а еще еле сдерживалась, чтобы все не потрогать. Не экспонаты же, значит, трогать можно! Но я терпела. На этаже мы были не одни, так что позориться не стала. Тетенька же большая, а веду себя как ребенок, попавший в сказку. Не ребенок, но в сказку я попала, это точно! Когда мы дошли до широкой лестницы с позолоченными резными узорами на перилах и алым ковром на ступеньках, я опять застыла. – Леди Александра? – встревоженно позвала меня Лави. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42935570&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.