Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Меж двух Миров

$ 0.01
Меж двух Миров
Цена: Бесплатно
Издательство:SelfPub
Год издания:2019
Просмотры:  7
Меж двух Миров Александр Осмаков Действие разворачивается в Поднебесье, которое населяют гуманоиды: люди, орки, эльфы, гномы, гоблины и другие. В Поднебесье две великие державы: Орда – страна орков и Вольные Королевства, населённые людьми, гномами и эльфами. Противостоит Поднебесью Тёмный Мир – параллельная вселенная, куда можно попасть через Врата Междумирья. Герои выполняют миссию по спасению мира. На их долю выпало испытать любовь и ненависть, боль утрат и радость побед. Героям помогает оптимизм, чувство юмора и немного магии. Но чем больше загадок они отгадывают, тем больше новых тайн встаёт перед ними. Это лишь начало их приключений, в которые их втягивает чья-то воля. 1. Огонь войны Безродный эльф 1 Беда на земли смертных пришла внезапно. Полчища неведомых существ появились из ниоткуда. Говорили, что они пришли из другой вселенной через Врата Междумирья. Они называли себя «бессмертными», слугами Тёмного Владыки Эрга. Их армию – Легион Смерти, вёл принц Дрэнор – правая рука Тёмного Владыки. В старинных легендах говорилось о существовании Тёмного Мира, вечного соперника Поднебесья. В давние времена открылись Врата Междумирья и хлынули тёмные силы в Поднебесье и затопили его. Тёмный Владыка хотел власти над обеими мирами. Он начертал в Книге Судеб смертным – быть рабами бессмертных. Но народы Поднебесья – орки Румурии, эльфы Северного Леса, люди и гномы Вольных Королевств и даже тролли, рассеянные по всему Поднебесью, объединились перед лицом общего врага и разбили Легион Смерти, обратив «бессмертных» в мёртвых. Тёмный Владыка Эрг спасся бегством в своём Тёмном Мире. Врата Междумирья были запечатаны, память о них похоронена. Мир на многие века воцарился в Поднебесье. И вот теперь всё изменилось, и древнее зло Тёмного Мира снова пришло в Поднебесье. 2 Легион Смерти сжимал кольцо вокруг столицы Орды, великого города Румустана – последнего оплота смертных. Земля предков ещё принадлежала оркам, но в степях уже хозяйничали рыцари из ударной армии принца Дрэнора. Кругом пылали пожары. Мирные жители ушли в леса и горы. Лишь немощные старики оставались в жалких лачугах. Армия Вольных Королевств в Западнных Землях была разбита в пух и прах. Многие Королевства перешли на сторону Тёмного Владыки в обмен на относительную автономию. Но каждый понимал, что нет и не может быть никакого союза смертных с бессмертными. И даже покорившиеся Королевства собирали свои армии, чтобы при случае выступить против бессмертных. Это было ясно и Тёмному Владыке Эргу, и командующему его легионами принцу Дрэнору. Но Легион Смерти не мог сражаться на два фронта, поэтому Владыку Эрга устраивало то, что Вольные Королевства попросили мира. Он рассчитывал расправиться с ними после победы над Ордой[Орда? – военно-административная организация государств и союзов кочевых племён.]. В Западнных Землях запрещалось иметь конницу, и лошади по всему материку изымались. Были закрыты многие кузнечные мастерские. Запрещалось ковать оружие и доспехи. Союз Вольных Королевств был вынужден идти на эти унизительные условия. И лишь анклавы[2 - Анкла?в (лат. inclavatus – «закрытый, запертый», лат. clavis – «ключ») – часть территории государства, полностью окружённая территорией другого государства.] ордена служителей Элуны и ордена Отверженных отказались подчиниться этим приказам, и готовы были сражаться до последнего. Принц Дрэнор несколько раз пытался штурмовать горные укрепления этих фанатиков, но потери его были слишком велики, а победа над этими орденами ничего ему не давала в стратегическом плане. Дрэнор ограничился тем, что перерезал им все пути и оставил их в покое до лучших времён. Верховный Вождь Раум – правитель Орды, был напуган молниеносной победой бессмертных над силами Союза Вольных Королевств. Над всей землёй нависло гнетущее чувство безысходности. Всем казалось, что победа Тёмного Владыки – лишь вопрос времени. Ползли упорные слухи о секретном оружии, о расовом превосходстве бессмертных. О том, что смертным предназначено самой судьбой быть рабами бессмертных. В войсках Орды царило подавленное настроение. Нет, орки – не трусы! Они рвались в бой. Но они рвались в бой, чтобы умереть. Это была храбрость отчаявшихся. Сибион, командовавший обороной Румустана, понимал это как никто другой. С таким настроением воевать нельзя. Воин должен воевать, чтобы выжить. Сибиону нужны были бесстрашные и бесстрастные командиры с холодной головой, на которых не действует магия Тёмного Владыки. Ему нужны были командиры, не поддавшиеся всеобщему унынию и чувству безысходности. Алеодор из рода северных эльфов был одним из таких командиров. Он командовал пехотным полком ополченцев, занимавшим оборонительную позицию на правом берегу реки Румур. Левый берег был намного ниже, и местность видна была как на ладони. Позиция была идеальной для обороны. Но враг с этой стороны всё не появлялся. И в то время, как другие полки уже две недели сражались в жестоких боях, воины Алеодора изнывали в ожидании сражения. Алеодору ещё не довелось испробовать своих воинов в бою. Его отряд состоял из мирных жителей, наспех собранных и обученных. Видимо, поэтому его и поставили на эту позицию – наименее вероятное направление удара вражеской армии. 3 Алеодор вышел из шатра Сибиона, командовавшего объединёнными силами смертных под Румустаном. После разговора с Сибионом, Алеодор долго думал, почему так произошло, что половина его родной страны захвачена за какие-то три месяца? Ведь армия орков – самая могущественная и бесстрашная в Поднебесье. И уже когда-то давно, совместно с армией Союза Вольных Королевств, Орда в пух и прах разбила Легион Смерти. И если верить преданиям, орки могли бы это сделать и без помощи Вольных Королевств. Что же случилось? Почему сегодня мы отступаем? Почему рыцари Легиона топчут нашу родную землю? Что за сила помогает армии Тёмного Владыки? Мифриловые мечи, которые разрубают самую прочную сталь – это, конечно, сильное оружие, но ведь это всего лишь оружие. И сами бессмертные – не бессмертны. Это лишь громкое название. Неужели даже это придаёт им сил? И вдруг Алеодора пронзила мысль: ужас пришёл в наши земли! Именно он сковывает наш дух. Именно он заставляет опускаться руки в полной безнадёжности. Вот оно – секретное оружие Тёмного Владыки! Он все эти годы не просто отсиживался в Тёмном мире, он готовился. И он, видимо, создал эту субстанцию ужаса, которая окутывает армию бессмертных. Поэтому перед ней разбегаются враги! Алеодору захотелось вернуться, доложить о своих догадках Сибиону, но какая–то зелёная пелена на миг застила его взор. Он моргнул пару раз, и решил в следующий раз непременно рассказать главнокомандующему о своих догадках. 4 Навстречу Алеодору шли и шли люди, пешие и конные, телеги, повозки, запряжённые кони и верблюды – беженцы стекались в Румустан. Верховный Вождь запретил пускать беженцев в город, и беженцы селились под его стенами. Раум понимал, что в случае осады эти люди будут лишь помехой, и принц Дрэнор непременно воспользуется ими как живым щитом. Он приказал строить для беженцев специальный укреплённый лагерь в двадцати верстах от города. Всех беженцев стали сгонять туда и заставили вырубать лес, возводить частокол из заострённых брёвен, насыпать валы, рыть рвы. Новый город рос на глазах. Вдруг кто-то окликнул Алеодора. Алеодор узнал Эйлиса – эльфа, командовавшего батареей баллист. Это была помощь, присланная союзниками – северными эльфами. – Алеодор, ты не хочешь вернуться в наши ряды и сражаться среди эльфов? – Ты же знаешь, Эйлис, я сражаюсь там, где я нужнее… – Да, ты всегда был себе на уме. И что за радость жить с этими грубыми орками? Ведь они не доверяют чужакам, и тебя даже в звании понизили. Я бы на твоём месте… – Слава Элуне, что ты на своём месте, а я – на своём. – А ведь у нас ты бы сейчас командовал целой армией. Алеодор грустно улыбнулся. – Не забывай о своих корнях, – сказал на прощание Эйлис. 5 Алеодор помнил о своих корнях. Он происходил из рода ныряльщиков за раковинами-жемчужницами. Эти раковины встречались лишь на больших глубинах, и в них иногда попадались крупные, радужные жемчужины, которые очень дорого ценились во всём Поднебесье. Ныряльщики считались чернью, вторым сортом. И хотя они часто становились богатыми, их не очень-то уважали. Поиск жемчужин считался несерьёзным занятием, чем-то вроде детской забавы. Хотя нырять на глубину до ста метров могли только потомственные ныряльщики. И для этого тренироваться нужно было с самого рождения, и лишь годам к сорока ныряльщик входил в полную силу. Алеодор с детства бредил историями о былых сражениях, в которых мужественные эльфы в союзе с орками повергли в прах Легион Смерти. Он постоянно разыгрывал баталии, лепил себе глиняные армии, строил крепости и брал их штурмом. Развитое воображение Алеодора резко выделяло его среди сверстников. Он был зачинщиком всех детских игр и забав. Он придумывал правила, разыгрывал сценарии битв и походов и постоянно твердил, что станет знаменитым полководцем. Как ни странно, самым ярым его соратником по всем играм и шалостям была соседская девочка, зеленоглазая Энни. Зелёный цвет газ – самый распространённый у эльфов. У Энни они были тёмно-зелёные, словно поросшие ряской озёра. Они понимали друг друга с полуслова. И даже когда он стал юношей, а она – прекрасной, стройной девушкой, им по-прежнему было легко друг с другом. Хотя между ними зародилось какое-то новое чувство, вносившее напряжённость. Алеодору всегда казалось, что они чего-то недоговаривают друг другу. А чего – он и сам понять не мог. Однажды он потребовал с Энни клятву, в том, что она навсегда останется ему верным другом. Энни хохотала, а он требовал от неё клятвы, был серьёзен, как никогда и злился на её легкомыслие. – Нет, ты поклянись! – требовал он, – поклянись, глядя мне в глаза! Энни вдруг перестала смеяться: – Неужели ты не понимаешь, насколько это серьёзно? Зачем ты требуешь от меня такую клятву? Я и так твой друг. – Я хочу, чтобы это было навсегда! – Навсегда? – Энни вздохнула, – легко вам, мужчинам…, – она не договорила. Алеодор выжидающе смотрел на неё. И она, вдруг решившись, горячо произнесла: – Я клянусь быть твоим другом. Навсегда! Как много лет прошло с тех пор! Он ни разу больше не видел Энни, своего верного друга «навсегда»… И вот он «полководец». Но под его началом не храбрая армия эльфов, а разношёрстный отрядик пожилых орков, которых он сам три месяца обучал военной премудрости. Муштровал на маршах, водил в учебные атаки. Каждый его воин отлично знал сигналы горниста и сигнальщика. Но это всё же было больше похоже на игру. 6 Армия орков состоит из ста кланов, каждый из которых обязан выставить полностью укомплектованный полк под начало Верховного Вождя. Но регулярная армия понесла тяжёлые потери, и Раум вынужден был объявить о наборе ополчения. Один из таких полков и достался Алеодору. В то время, как Легион Смерти покорял Вольные Королевства, Верховный Вождь спешно пополнял и обучал армию. За каких-то полгода армия орков выросла в два раза! Но брать нужно не количеством, а умением. А вот профессиональных вояк в армии орков как раз и не хватало. Войскам нужны были опытные наставники, талантливые командиры. Алеодор по настоящему любил военное искусство. Здесь не было мелочей. Он обучался премудрости у самых великих полководцев всех времён и народов. Он читал их книги и военную переписку, и видел в них то, на что другие просто внимания не обращали. И свой маленький оборонительный рубеж Алеодор оборудовал по всем правилам военной науки. Он приказал вырубить участок леса, примыкавший к реке – это был удобный плацдарм для противника, чтобы скрыто накопить силы для удара. Он заставил построить редуты[3 - Реду?т (фр. redoute от лат. reductus – удаленный, убежище) – отдельно стоящее укрепление сомкнутого вида, как правило (но не обязательно) земляное, с валом и рвом, предназначенное для круговой обороны.] – острые колья торчали вверх на уровне лошадиной груди. Перед редутами посадил кустарники, так, чтобы их не было видно с противоположного берега. Из брёвен построил подземные укрытия для своих воинов. А позади линии обороны – воздвиг небольшую крепость – фальшивую цель для врага. Там он велел разложить солому и хворост, в нескольких срубах поставил ёмкости с «адским огнём». С трёх сторон окружил эту крепость рвами с кольями, и тщательно их замаскировал. Весь левый берег реки был изрыт норами, прикрытыми сеном – с таким расчётом, чтобы нога лошади или человека провалилась туда по колено. Попадая в такую нору, лошадь сходу ломала ногу. На позиции были установлены лаги из брёвен, по ним, как по рельсам должны были скатываться брёвна – на атакующего врага. С правого, вражеского берега был виден лишь ряд кустов и крепость вдали. За стенами крепости виднелись чучела людей. Это была военная хитрость. Алеодор предусмотрел и длинные боковые подземные ходы, перекрытые брёвнами – для быстрого отступательного манёвра. Он несколько раз на дню заставлял своих солдат гуськом бегать по этим ходам и выныривать в перелесках, росших по обеим сторонам крепости. Вся территория перед крепостью была пристреляна арбалетчиками. Алеодор сделал всё для победы. Но он был готов и к отступлению. В книге одного древнего полководца он прочитал, что солдаты должны быть готовы умереть, и должны знать, что отступать им некуда. И только полководец должен знать, куда можно отступать. И Алеодор знал, куда он будет отступать. По извилистой горной тропе, в горы, лежащие западнее Румустана. Вдоль этой тропы он заранее подготовил несколько обвалов. Стоит выбить клинья из–под настила с камнями – и со склона горы покатятся огромные валуны. Эту работу он проделал силами беженцев, чтобы никто из отряда не знал о возможности отступить. Иначе это ослабит дух обороняющихся. 7 Все работы по подготовке рубежа обороны были завершены, а намёка на боевые действия в этом районе по-прежнему не было. Алеодору даже стало немного грустно – он очень хотел опробовать в деле все свои ухищрения. Вестовые приносили сообщения, что армия бессмертных рвётся к Румустану. Что первая линия обороны прорвана и Сибион спешно латает дыры и создаёт вторую, а заодно и третью линию обороны. От этого на душе у Алеодора становилось совсем грустно. Третья линия обороны – сколько же можно отступать? Алеодор смотрел на карту, на которую он каждый день наносил новую линию обороны, руководствуясь донесениями вестовых. Было очевидно, что принц Дрэнор вбивает клин в линию обороны Сибиона. «Почему Сибион не смыкает фланги?» Алеодору казалось очевидным, что армия бессмертных «лезет в бутылку», и стоит Сибиону начать наступление с флангов – как Легион Смерти окажется в окружении. Да, масштабы этого окружения потрясали, но всё же это было бы окружение. Алеодор задумался. Видит ли это Сибион? Что он замышляет? Может он беспокоится – хватит ли сил удержать армию бессмертных в «бутылке»? Но ведь к Орде постоянно притекают свежие силы – со всего материка. А Легион Смерти будет отрезан от тылов. И его силы будут только таять. Ведь очевидно, что в этом случае время будет работать только на нас! Алеодор даже вскочил от возбуждения, настолько мысль окружить принца Дрэнора, его захватила. Ему казалось, что Сибион – этот крепкий, умный старик, за своими сиюминутными проблемами не видит главного. Но тут же ему подумалось, что, вероятно, это он, Алеодор, чего-то не знает, ведь ему известен лишь фрагмент общей картины войны. А Сибион видит всю картину. И он лучше знает, что предпринять. И какая-то апатия навалилась на него. И зелёная пелена на мгновение мелькнула перед его взором. Алеодор тряхнул головой. Густые, длинные чёрные волосы волной окутали плечи. Он решил, что не стоит считать себя умнее главнокомандующего, а надо заниматься своим участком обороны. 8 Вскоре и через позиции Алеодора потянулись беженцы: брели жители, бросившие всё на разграбление врагу, попадались отбившиеся от своих отрядов воины. Умом военного, Алеодор видел то, чего не видели другие – враг сместил направление удара. Решающая битва не за горами. Беженцам были отрезаны прямые пути в Румустан, и один из потоков повернул на юг – на позиции Алеодора. Алеодор выставил заставу, перекрыв пути в расположение своих войск, и послал солдат регулировать движение и направлять поток беженцев в обход своих позиций. Он боялся, что мрачное, упадническое настроение от толпы передастся его воинам. И хотя орки всегда отличались отчаянной храбростью, но и в их души могло закрасться смятение и чувство непобедимости врага. Ни к чему будоражить дух армии перед решающим сражением. Кроме того, Алеодор опасался вражеских лазутчиков, которые могли выдать врагу позиции войск, их количество, расположение укреплений и глубину обороны. Он знал, как никто другой, что война – путь обмана. И чем больше тумана и неясности для врага, тем лучше. Через три дня поток беженцев иссяк. Те, кто успел уйти, ушли. Судьба остальных – никому не известна. Алеодор, как опытный стратег понимал: это значит, что минимум три дня бессмертные непрерывно наступали. «Неужели у Орды нет сил, чтобы остановить это нашествие? Сколько можно откатываться назад? И если здесь, на подступах к Румустану, Сибион собрал всю мощь Орды, почему он до сих пор не остановил принца Дрэнора? Почему линия обороны проходит так близко от столицы Орды? А если и здесь наши войска будут разбиты?» Алеодор поморщился от слова «разбиты». Придёт же такое на ум! Что это за безысходность? Не престало командиру впадать в уныние. Не «разбиты», а «вынуждены будут отступить». «Да, так гораздо лучше» – подумал он. – «Что, если мы вынуждены будем отступить? Если у Сибиона нет резервов, то это конец». Алеодор понимал, что если у Сибиона нет резервов, то это будет означать поражение в войне. Даже если принцу Дрэнору не удастся сходу захватить Румустан, и начнётся его осада – без наличия мощного резерва время будет работать против Сибиона. И если сейчас угроза окружения нависла над армиями Дрэнора, то после его подхода к Румустану ситуация изменится на противоположную. У Сибиона не останется места для манёвра. В тылу у бессмертных окажутся леса и поля, продовольствие и оружие, Южная гавань с мощным портом. Снабжение армии принца Дрэнора будет только усиливаться со временем. Он сможет пополнить и перегруппировать войска, запастись новыми стрелами, катапультами, баллистами и стенобитными орудиями, починить оружие, перековать лошадей, отремонтировать обозы. Осаждённый Румустан в это же время будет слабеть, терять силы и тратить продовольствие. Вооружение пополнить будет неоткуда, кавалерия без запасов фуража обречена на гибель максимум, через пару недель. Коней придётся забивать на мясо. А без кавалерии ни о каком серьёзном противостоянии, а тем более о контрнаступлении – не может быть и речи. Пешая армия лишена манёвренности и годится разве что для статической обороны крепости. И даже дерзкие вылазки для разведки или отправки приказов, без кавалерии невозможны. Куда ни кинь – всюду клин. Сколько ни думал Алеодор о положении армий Орды, всё было печально. Только мощный резерв, или постоянное маневрирование могли улучшить положение орков. Но Сибион почему-то отдаёт территорию, лишая свою армию простора для манёвров. Может быть, он специально концентрирует все силы в один кулак? Но как опытный стратег, Алеодор знал, что концентрация большого войска на маленькой территории ни к чему хорошему не приводит. Если только твой противник – не дурак. А принц Дрэнор был далеко не глуп. Он искушён именно в управлении огромными массами войск. Он отлично знает стратегию и тактику большой войны. И не боится проиграть несколько сражений, если общий план и ход войны при этом не нарушен. Алеодор усмехнулся, вспомнив историю знаменитой Лесной войны. Тысячу лет назад молодой и бурно развивающейся цивилизации орков стало тесно, и орки решили потеснить эльфов с их исконных территорий на материке. И началась так называемая «Лесная война», вошедшая впоследствии во все учебники по военному искусству. Война эта знаменита тем, что в ней орки выиграли практически все битвы, но в итоге проиграли войну. Они превосходили противника тактически, но уступали ему в стратегии. И в итоге их разросшаяся армия сама себя и погубила. Отсутствие надёжных тылов и безграмотное снабжение армии, антисанитария и, как следствие, массовые эпидемии в войсках – в короткий срок развалили могучую армию орков. Орки прокатились могучей волной по лесной стране эльфов, побеждая почти в каждом сражении, но армия эльфов не была разбита. Она просто рассеивалась и собиралась вновь за спиной у орков, не давая им насладиться победой. Эльфы постоянно держали армию орков в напряжении, не давая ей ни дня передышки. Неповоротливая, огромная армия орков гонялась за эльфами по всем лесам, выигрывала битвы и таяла на глазах. Это было похоже на попытку убить комара кувалдой. В итоге орки позорно бежали из лесов, понеся такие потери, позор и унижение, что до сих пор это оставило горький осадок в народной памяти. И хотя эльфы и орки уже давно стали союзниками, осталась всё-таки некоторая неприязнь между этими народами. 9 В эту ночь Алеодор впервые увидел костры вражеской армии. Насколько хватало глаз, горели огни. Армия бессмертных подковой охватывала подступы к Румустану. Отсюда, с высоты холмов, панорама была как на ладони. Было ясно, что Легион Смерти находится в одном броске от позиции Алеодора, и атаки можно ожидать в ближайшие день-два. Сибион снова вызвал всех командиров в свой штаб. На карте Сибиона Алеодор увидел изменившуюся ситуацию на фронтах – орда отступила за реку Румур, и лишь севернее Румустана на противоположном берегу ещё не было армии бессмертных. Но и войск Орды там не было. Сибион разъяснил полководцам задачи и стратегию предстоящей битвы. Сибион был уверен, что сконцентрировав все силы под Румустаном, он остановит принца Дрэнора на этом рубеже. Это была первая задача операции. А вторая и главная задача – перейти в контрнаступление, и, не давая Дрэнору никакой передышки, на плечах отступающего Легиона ворваться в Южную гавань и овладеть морским побережьем. Для реализации этого стратегического замысла, Сибион решил сдать позиции и по левому берегу реки Румур, чтобы армия Дрэнора частично переправилась через реку. В первой фазе сражения должна была участвовать лишь половина армии Орды. Она должна остановить и перемолоть наступающие волны легиона бессмертных, заставив принца Дрэнора втянуть в сражение все свои войска. На завершающей фазе сражения орки должны будут опрокинуть переправившиеся отряды бессмертных в реку, и ворваться на правый берег, развивая наступление и не давая Дрэнору времени на перегруппировку. И только на этой фазе в бой должны будут вступить резервы – свежие и отдохнувшие. Именно для этого Сибиону было нужно решающее численное превосходство. – Вам предстоит перемолоть в труху армию Дрэнора, – Сказал Сибион, – не ждите никаких резервов. Они понадобятся нам для другого. Здесь мы должны будем взять не количеством, а умением. Далее Сибион уделил особое внимание укреплениям и редутам на подступах, скрытым ёмкостям с «адским огнём», которые нужно было сдать врагу, и когда он займёт оставленные позиции – поджечь. Сибион делал акцент именно на военные сооружения и технические уловки, чтобы малой силой уничтожить как можно больше врагов. Алеодор задумчиво смотрел на лица полководцев из разных кланов. Ему стало ясно, что они не до конца прониклись мыслями командующего силами смертных. Орки, по своему обыкновению, больше полагались на свои мечи и топоры да безумную храбрость в бою, чем на всякие там технические ухищрения, а тем более – на зарытые под землю ёмкости, легковоспламеняющуюся солому и горящие стрелы и катапульты. Алеодор видел, что устаревшие стереотипы мышления командиров могут дорого обойтись оркам в этом сражении. В стратегии Сибиона именно умелое использование преимущества обороны, ловушек и укреплений и прочих ухищрений играло решающую роль. И он прямо указывал на это, но, казалось, никто из вождей кланов не придал этому должного значения. Сибион сказал: «итак, фигуры расставлены, пора начинать игру…». Полководцы разошлись по своим рубежам обороны, чтобы выполнить последние приготовления к битве. Отбитая атака 1 На рассвете следующего дня полчища бессмертных двинулись через реку Румур. Они были встречены мощным укреплённым рубежом орков. Задача первой линии обороны была вынудить принца Дрэнора ввести в бой как можно больше сил. Дрэнор видел, что узкий брод в месте его главного удара не позволяет ввести в бой мощную группировку, способную сходу отвоевать плацдарм на левом берегу Румура. Несколько атак захлебнулись. Принц Дрэнор решил задействовать все броды, доступные на ближайшем расстоянии от главного удара, чтобы заставить орков рассеять силы. Один из таких бродов и прикрывал Алеодор. Первые всадники Легиона Смерти появились напротив позиций Алеодора. Сердце его бешено заколотилось: «вот оно, начинается!» Алеодор приказал не открывать стрельбу, пока враг не подойдёт на достаточное расстояние. Он понимал, что враг нацелен на фальшивую крепость, и станет накапливать силы на расстоянии полёта стрелы от «крепости», не подозревая, что позиции Алеодора намного ближе. Это давало шанс нанести врагу ощутимый урон лучниками и арбалетчиками ещё до начала атаки бессмертных. Разведчики уже переправились через Румур и гарцевали перед замаскированными позициями Алеодора. Их можно было расстреливать в упор, но Алеодор ждал, когда переправится основная масса войск. Из фальшивой крепости было выпущено с десяток стрел – это резерв Алеодора под командованием Бронника имитировал пристрелку по врагу, как бы демонстрируя ему: «наши стрелы не достают до вас». Всадники бессмертных презрительно усмехались и гарцевали, демонстрируя свою безнаказанность. «Ну погодите! Придёт и ваш черёд!» – со злорадством подумал Алеодор, а вслух произнёс: – Сидим тихо! Легион начал переправу основных сил. На плацдарме перед Алеодором выстроились сотни рыцарей в латах. Вслед за ними стали переправляться лучники и пехота. Алеодор понял, что дальше ждать нельзя – стоит лучникам бессмертных переправиться на этот берег, и преимущество будет потеряно – ответным огнём они смогут подавить наших лучников. Алеодор прокричал команду: «лучники! Залпом! Пли! Пли! Пли!». Небо почернело от тучи стрел, среди рыцарей раздались стоны, некоторые из них упали. А орки продолжали стрелять и стрелять. Всадники заметались по берегу, пытались вернуться на правый берег, сминая своих же переправляющихся лучников. А орки стреляли и стреляли. На берегу осталось множество рыцарей, теперь уже мёртвых. Атака бессмертных на этом участке захлебнулась. Враг был в явном замешательстве, весь его первоначальный план по захвату плацдарма провалился. Стало ясно, что переправляться здесь придётся под градом стрел. Но замешательство врага было недолгим. Алеодор увидел, что к переправе подтягивается тяжёлая пехота. Лучники вернулись на правый берег и прикрывали переправу пехоты, поливая позиции орков градом стрел. Оркам пришлось укрыться в убежища. Тем временем, тяжёлые пехотинцы бессмертных уже выстроились «черепахой» и двинулись на позиции Алеодора. Через реку вновь начали переправляться закованные в броню рыцари. 2 Алеодор понимал, что теперь ему нужно спровоцировать конную атаку. Пехота врага подошла уже достаточно близко к позициям орков, чтобы лучники с обеих сторон стали бесполезными. Теперь можно было переходить в контратаку. Он вывел свою пехоту навстречу врагу, заставив его, тем самым, развернуть боевые порядки. Но когда до столкновения с противником оставалось около пятидесяти шагов, орки по команде вдруг разом отбежали назад и спрыгнули в окопы. И в это время с холма по лагам покатились брёвна, сминая всё на своём пути. Ряды вражеской пехоты были смяты и рассеяны. Орки выскакивали из окопов и добивали раненых и отступающих бессмертных. Это была блестящая победа, но Алеодор приказал восстановить боевые порядки, добивать раненых сейчас было опасно. Он увидел, что вражеские рыцари уже изготовились к атаке. Алеодор приказал своему войску развернуться и удирать на холм, к фальшивой крепости. Орки отступали по специальным незаметным проходам, оставленным в изрытом норами холме. Алеодор специально провоцировал конную атаку на себя. И уловка удалась! Уж больно соблазнительными кажутся спины удирающего врага для закованных в броню всадников. Рыцари пошли в атаку, наращивая темп. На вершине холма «удирающие» орки вдруг дружно развернулись, и, выставив пики, пошли на врага. Наступающую конную лавину, казалось, ничто не могло остановить. Но тут стали срабатывать заранее подготовленные ловушки и норы. Некоторые лошади, попадая в них, ломали ноги. Те, кто пытался объехать упавших, попадали в такие же норы. Началась свалка, крики и стоны, ржание лошадей. Всадники сбились в кучу, мешая самим себе, потеряв все преимущества перед пехотой, не имея возможностей для манёвра. А орки всё наступали и методично убивали и убивали. Многие рыцари остались лежать на склоне холма. Это было сокрушительное поражение бессмертных. На плацдарме уже накопилось достаточно много свежих войск Легиона Смерти. Но их командир медлил, наблюдая ужасную картину гибели своего войска. В этот день он так и не решился снова пойти в атаку на холм. Бессмертные расположились на ночлег на захваченном плацдарме. Алеодор видел множество костров на левом и на правом берегу. Он понимал, что сегодня враг уже не будет предпринимать попыток атаковать, но завтра оркам уже не устоять на этом рубеже. У них уже не будет элемента внезапности. Почти все свои хитрости они уже использовали. «Нет внезапности?» – и Алеодор вдруг зловеще улыбнулся. Он понимал, что сейчас творится в головах командиров бессмертных. Они жаждут мести за это побоище. Они уверены, что теперь зверь загнан в ловушку, и только вопрос времени, когда он будет уничтожен. То, что замыслил Алеодор, было по-настоящему дерзким. Он решил поменять местами охотника и добычу. Вместо того, чтобы готовиться к обороне на новом рубеже, Алеодор решил ночью атаковать бессмертных! Алеодор подозвал к себе сотников. Разъяснил им свой план. 3 Неслышно с трёх сторон подошли орки к спящему лагерю врагов. Завоеватели были беспечны, и даже не потрудились усилить охрану лагеря, полагая, что инициатива на стороне нападающих – на их стороне. Сняв дозорных, орки стали молча и хладнокровно убивать. Когда до спящих врагов дошло, что происходит, началась настоящая паника. Они бросали всё, и кто в чём спасались бегством. Крики командиров были бессильны против ужаса, охватившего обезумевших врагов. Они кидались в реку или бросались на ордынские мечи и погибали. Кругом их ждала смерть. Это была не битва. Это была кровавая бойня. Лишь немногим удалось спастись бегством в бурных волнах реки Румур. Итак, Алеодор выполнил свою задачу. Как и задумывал Сибион, малыми силами Алеодор остановил превосходящие силы врага и нанёс ему ощутимый урон. Рубеж остался за орками. Но надолго ли? А что же дальше? Как обстоят дела на других участках обороны? И скоро ли наше контрнаступление? Алеодора срочно вызвали в штаб к Сибиону. 4 Оставив полк под командованием Бронника, Алеодор поехал в штаб. И только здесь он узнал, как развивались события прошлого дня. Сначала всё шло, как и задумал Сибион. Упорное сопротивление орков заставило принца Дрэнора рассеять силы, чтобы переправиться сразу в нескольких местах, для поддержки основного удара. Левый фланг бессмертных должен был переправиться напротив участка обороны Алеодора, а правый – значительно ниже по течению. Центр армии Дрэнора непрерывно атаковал орков в лоб. Им противостоял клан Снежных Псов, под командованием Зонга – честолюбивого и самодовольного молодого полководца. Увидев, что армия Дрэнора разделилась на три части, он решил атаковать Легион Смерти самостоятельно. Ему удалось сбросить в реку группировку бессмертных, и выйти на оперативный простор на правом берегу. В то время, как левый фланг Легиона Смерти безуспешно пытался переправиться через позиции Алеодора, правый фланг сумел переправиться через реку Румур и начал теснить орков с юга. Как и было задумано, орки стали отступать ко второй линии обороны. И тут выяснилось, что клан Снежных Псов воюет по ту сторону реки, обнажив, таким образом, правый и левый фланги орков по эту сторону Румура. Центр армии орков ушёл в атаку, а фланги остались на другом берегу. Правый фланг бессмертных повернул на запад – в образовавшуюся брешь. У принца Дрэнора был богатый выбор – либо идти к переправе, помогая центру, либо обойти южный рубеж орков с западной стороны, где ему открывался путь на Румустан и в тыл к Алеодору. У Сибиона был мощный резерв ударной армии, который он планировал использовать только для преследования принца Дрэнора на правом берегу Румура. Но получилось так, что Зонг со своим кланом ушёл в наступление, оставив брешь по эту сторону реки. Мощный ударный кулак орды был вынужден срочно переходить к обороне. Нужно было прикрыть фланги и путь на Румустан. Верховный главнокомандующий вынужден был срочно действовать, перекрывая сразу два возможных направления удара. В результате Сибион поделил ударную группировку на две части – одна осталась на северном направлении второй линии обороны – защищать путь на Румустан и прикрывать тылы Алеодору, а вторая отправилась перекрыть путь с запада в тыл южного рубежа обороны орков. Командующий правым флангом бессмертных здраво рассудил, что идя на север – на Румустан, или на восток – в тыл южного рубежа, он неизбежно окажется зажатым между двумя группировками орков. Поэтому он повернул на запад, чтобы поддержать центр Легиона Смерти, переправляющийся через реку Румур. Таким образом, он оказался в тылу у клана Снежных Псов, преследующего центр принца Дрэнора. В результате получился слоёный пирог из армий Легиона Смерти, между которыми оказался клан Снежных Псов. И теперь вопрос времени – кто первым поймёт, как изменилась ситуация. В то же время левый фланг армии принца Дрэнора, так и не смог переправиться через Румур, и стоял выше по реке, напротив позиций Алеодора, единственного заслона на пути в Румустан на этом направлении. Алеодор сразу всё понял. Атака клана Снежных Псов стала началом поражения орков. Теперь у орков вроде бы было преимущество в численности, но их мощная армия оказалась зажатой на подступах к Румустану. Выйти на оперативный простор за реку Румур уже не получится – клан Снежных Псов далеко оторвался от своих и попал в окружение. Сибион срочно выравнивал линию обороны, возвращая армии на прежние рубежи – по левому берегу реки Румур. Верховный Вождь Раум срочно вызвал Сибиона к себе для оценки сложившегося положения. Алеодор был удручён. Блестяще задуманная операция провалилась из-за самовольства одного из вождей клана. В погоне за личной славой он предал всех. Не умышленно, конечно, но от этого легче не становилось. Алеодор ещё раз убедился, насколько важна дисциплина и управляемость войсками, особенно когда размеры армий такие огромные. Вернувшись от Раума, Сибион срочно вызвал к себе Алеодора. Он обрисовал ему сложившуюся ситуацию: – Хотя мы вернулись на прежние рубежи, силы у нас уже не те – клан Снежных Псов потерян, да и другие кланы понесли потери в боях. Ударная группировка, предназначенная для атаки и преследования армии принца Дрэнора, вынуждена перейти к обороне. Второй раз провернуть подобную операцию уже не удастся. На Совете Вождей решено перейти на осадное положение. Для обеспечения снабжения Румустана, необходимо взять под контроль и удерживать Северный Путь в Румустан со стороны Северного Леса и Высокогорья. Эту задачу ты и будешь выполнять, Алеодор. Я дам тебе под командование ещё три клана. Сегодня же ночью мы выбьем левый фланг Легиона Смерти, и ты переправишься на правый берег Румура. Это кратчайший путь к перевалу. Ты, конечно, мог бы пройти туда и через Румустан по горным тропам, но боюсь, это займёт очень много времени и враг окажется там раньше. Рейд к Северному пути 1 Этой же ночью усиленное войско Алеодора переправилось через реку Румур. Войска левого фланга бессмертных уже покинули свои позиции и ушли на соединение с центром. Алеодор совершил молниеносный марш-бросок через холмы и повернул на север. Следов Легиона Смерти тут не было – видимо, они ещё не знали о стратегическом значении Северного Пути для Румустана. Пока этот путь в наших руках, Румустан будет обеспечен притоком продовольствия и вооружений из Высокогорья и из Северного Леса. Алеодор, как никто другой, понимал это. В связи с изменившейся стратегией Сибиона, Северный Путь становился ключевой позицией в этой войне. Через три дня пути Алеодор вышел к горному перевалу. Здесь пересекались дороги из Румурии, Высокогорья, Северного Леса и Румустана. В Румустан вела узкая горная дорога, на которой не могли разъехаться две повозки. Тот, кто контролировал этот перекрёсток, контролировал путь в Высокогорье и в Румустан. В Северный Лес можно было попасть и другими дорогами, а в Высокогорье и в Румустан с запада – только через этот перевал. Путь, которым пришёл сюда Алеодор, через день уже был перехвачен Легионом Смерти. Итак, перед Алеодором стояла задача «оседлать» этот перевал и удерживать под контролем. Он долго размышлял, где же лучше занять позицию. Алеодор собрал совещание сотников. Расстелил карту. – Ну, как будем выполнять поставленную задачу? Сразу было ясно, что одной заставой не ограничиться. Придётся блокировать дороги в нескольких местах. Но где? Посыпались предложения. Алеодор слушал в пол-уха, а сам размышлял. Перекрывать путь на Румустан смысла не было – с тыла не приходилось ждать нападения. Со стороны Высокогорья тоже – там войск Легиона Смерти не было. Но… на всякий случай и его надо перехватить. Дорогу в Румурию нужно будет контролировать обязательно. И лучше это сделать внизу, там, где дорога петляет между холмов. Путь в Северный Лес – тоже. Это всегда была тёмная территория. Стоп! От кого мы будем охранять Северный Путь? От Легиона Смерти. А он может прийти только одним путём – из Румурии. Через Северный Лес огромная армия не сможет пройти и быстро развернуться незамеченной. В том направлении достаточно выставить посты, лучше всего – скрытные, и просто наблюдать за передвижением. В Высокогорье – тоже. А вот со стороны Румурии нужно возвести полноценную линию обороны, и лучше не одну. Чтобы пробиться здесь было невозможно даже огромной армии. Алеодор изложил свои соображения, сотники его поддержали: ни к чему распылять силы на всех направлениях. Нужно удерживать стратегическое направление. На том и порешили. 2 Последующие дни Алеодор занялся строительством линии обороны. Он оседлал холмы, идущие вдоль дороги в Румурию, на протяжении нескольких вёрст, соорудив на их вершинах редуты. У выхода в долину, в самом узком месте он вырыл три линии глубоких и широких рвов. Один из них заполнили водой, перенаправив русло одной из речушек. На дне рвов устроили ловушки и острые колья. По бокам от дороги выстроили деревянные башни, частокол из заострённых брёвен. Получилась полноценная крепость, через которую проходила дорога. Алеодор приказал замкнуть кольцо стен, чтобы можно было выдерживать осаду и биться в окружении. Когда основные работы были завершены, Алеодор приказал продолжать строить новые и новые линии обороны – на всю длину дороги среди холмов. Это превратилось в рутинную работу – воины должны быть всегда чем–то заняты, и они строили и строили. Кроме того, Алеодор разыгрывал со своими командирами всевозможные сценарии битвы за дорогу. Рассматривали даже самые невероятные ситуации, например, атаки с воздуха или пожар от молнии, сжигающий все укрепления. После одного из учений решено было сделать земляную линию обороны, которая не сгорит даже во время пожара. Параллельно работам в крепости, Алеодор посылал продовольственные отряды в Северный Лес и в Высокогорье. Отрабатывались маршруты и скорость доставки продовольствия и припасов. Каждый день посылались гонцы в Румустан и обратно – правда, новости, которые они привозили, отставали от реального времени на пять дней – именно столько времени тратил гонец на путь до Румустана через горный перевал. 3 А новости из Румустана были неутешительны – через неделю боёв орки были вынуждены укрыться за стенами Румустана. Началась осада. Вскоре через Северный Путь потянулись обозы в Румустан и обратно. Движение приходилось контролировать – чтобы встречные обозы могли разъехаться, порожним обозам из Румустана приходилось останавливаться на немногочисленных площадках, или их вообще ставили на бок, давая пройти обозам с продовольствием. Командующий бессмертными принц Дрэнор пытался найти обходной путь, чтобы замкнуть кольцо осады вокруг Румустана. Вскоре его отряды наткнулись на крепость Алеодора, преграждавшую путь на север. Произошло несколько стычек, в результате которых бессмертные не смогли продвинуться вперёд ни на шаг. Из-за отсутствия пространства для манёвров, численное превосходство бессмертных не могло быть реализовано. Принц Дрэнор посылал разведчиков в объезд, они нашли путь через Северный Лес, о чём Алеодор сразу же узнал. Но он особо не переживал по этому поводу. Он понимал, что, скорее всего, принц Дрэнор туда соваться не станет. Уводить огромное войско в сторону от основного очага боевых действий, чтобы долго пробираться по извилистым тропам и вернуться к исходной точке – не оправдано ни с тактической, ни со стратегической точек зрения. Но на всякий случай со стороны Северного Леса орки срочно выставили заставу, чтобы избежать любых неожиданностей. Алеодор посчитал, что, скорее всего, Дрэнор решится на лобовой штурм его укреплений. И он оказался прав. Видя, что наскоки с ходу не приносят результата, принц Дрэнор решил действовать по всем законам военного искусства. К крепости подогнали стенобитные орудия, катапульты. Легион Смерти массово заготавливал лестницы и верёвки. Алеодор усмехнулся. Самоуверенность принца Дрэнора не знала границ. Ночью Алеодор послал один клан во главе с Бронником уничтожить осадные орудия. Это удалось без особого труда – отряды Легиона Смерти, как всегда, были беспечны, решив, что запертый в крепости враг способен только дрожать и обороняться. Алеодор же мыслил по-другому. «Война – путь обмана», – говорили древние. Нельзя сидеть и ждать, нужно делать ответные ходы. Даже если ты в безвыходном положении, ты можешь управлять поведением врага, навязывать ему свою волю. Хотя бы тем, что заставляешь его держать свои войска в постоянном напряжении. И Алеодор действовал. Его задача – отстоять Северный Путь. И он его отстоит! Совещание у Раума 1 Когда Сибион был вынужден укрыться за стенами Румустана, Верховный Вождь Раум не на шутку обеспокоился. Откуда ждать помощи? Союз Вольных Королевств разбит и принял унизительные условия Тёмного Владыки Эрга. Собственная армия Орды разбита, и её остатки прячутся за стенами Румустана. Остаётся одно – идти на поклон к магам и чародеям. В своё время Раум лишил их особых привилегий и низвёл до уровня обычных подданных Орды. Он был так уверен в своём могуществе, что гордо отказался от помощи магов в управлении государством. Он распустил совет чародеев, оставшийся в наследство от прежнего правителя Орды – Оррка. И вот теперь ему придётся униженно просить их о помощи! Раум поморщился от одной мысли об этом. Он решил поступить хитро: созвать чрезвычайный Большой Совет Старейшин, на который будут приглашены представители всех кланов и родов, населяющих Орду. Таким образом, получится, что он не напрямую обращается к магам за помощью, а как бы совещается со всеми. Хотя магов провести очень трудно, но эта уловка позволит ему сохранить хотя бы видимость своей гордой независимости от чародеев. Вскоре глашатаи были посланы во все районы Румустана для созыва Большого Совета Старейшин. Раум лично проследил, чтобы в той части города, где жили маги, информация дошла до каждого. Большой Совет Старейшин состоялся на следующий день. Представители кланов и родов высказывали свои мысли по поводу выхода из создавшейся ситуации. Раум внимательно всех выслушивал. Но он ждал, что скажет представительница магов Румустана – Верховыный магистр клана Одеона, рыжеволосая эльфийка Тэя. Но она молчала. Раум понимал, что, возможно, она не хочет выдавать своих секретов широкой общественности. И тогда он сказал: – Если у кого-то есть что добавить, можете попросить о личной аудиенции у моего секретаря. Дело срочное, решение нужно принять в три дня, поэтому аудиенцию назначайте сегодня. Раум дал указание секретарю первой предоставить аудиенцию Тэе, остальных записывать на послеобеденное время. Все разошлись, и Тэя тоже. Раум был удручён – его уловка не удалась. Он справился у секретаря, не просили ли аудиенции маги. Тот покачал головой: никто не подходил. Раум приказал проследить за Тэей. Вскоре ему сообщили, что Тэя вернулась к себе в замок и оттуда не выходила. 2 Раум сидел у себя в тронном зале, уставший и печальный. Он подумал, что теперь весь груз ответственности ляжет на него, никто не хочет разделить с ним тяжесть принятия решений. Тут к нему заглянул секретарь и сообщил, что верховный маг клана Одеона – Тэя желает немедленной аудиенции. – То есть, как? Где? – Раум был в замешательстве. – Здесь и сейчас, мой вождь. – Она здесь? – Да. – Пригласи Роксая, а затем её. Роксай был из рода людей, опытный лазутчик, достигший невероятного мастерства в искусстве шпионажа. Он был обязан Рауму своей жизнью, и был предан ему, выполняя роль личного телохранителя и человека для особых поручений. Рауму было очень удобно иметь такого человека. Во-первых, в Румустане его никто толком не знал, во-вторых, понятие чести всегда было у людей превыше всего, и на Роксая можно было положиться, как на самого себя. Ну и в-третьих, даже при всём желании Роксай не мог быть замешан ни в каких придворных интригах, так как не имел никаких родовых и финансовых интересов в Румурии, и внутриклановая борьба орков ему была глубоко безразлична. Бесшумно вошёл Роксай. Это был атлетически сложенный, высокий человек, передвигающийся с грацией лесной пантеры. Его тёмные волосы были охвачены на затылке ремешком и хвостом лежали на спине. – Мой вождь… – Роксай, сейчас ко мне войдёт Тэя, или та, которая выдаёт себя за Тэю… – Вот как? – Мои шпионы проследили за Тэей с момента, как она вышла сегодня из этого зала и до того, как она вошла в свой замок. С тех пор она оттуда не выходила. А мне докладывают, что Тэя просит немедленной аудиенции… – Разрешите проверить её до того, как она войдёт в тронный зал. – Нет. Ты же знаешь этих магов! Это будет оскорблением, если это действительно она. – А если не она? Мой вождь, ты не должен рисковать собой. – Иногда это приходится делать. Такова моя доля. Правитель некоторые вещи обязан делать. Слово «обязан» Раум выделил особо. Но Роксай не унимался: – И всё же я проверю её. Это тоже моя доля. И есть вещи, которые личный телохранитель обязан делать. – Роксай тоже интонацией выделил слово «обязан». Раум усмехнулся: – Будь по-твоему. Но сделай это поделикатнее… – Не извольте беспокоиться, я к ней пальцем не притронусь! – Неужели? – Раум удивлённо вскинул брови. – Ну что же, не заставляй её ждать. Роксай вышел. 3 Та, которая назвала себя верховным магом Тэей, стояла в голубом балахоне с глубоко накинутым капюшоном. В руке её был посох, и Роксай сразу определил по нежной кисти руки, что это женщина, и что её руки не знали оружия, кроме, разве что, посоха, который маги носят в руках, но никогда не пускают в ход как холодное оружие. Роксай прикинулся простачком и спросил: – Кто тут следующий? Он специально не стал называть Тэю по имени, и не сказал: «кто следующий к Верховному Вождю», чтобы не привлекать ненужное внимание случайных посетителей, вестовых и адъютантов, толпившихся в приёмных покоях. Сделав вид, что он ищет следующего посетителя среди ожидающих приёма вождей кланов, Роксай направился было к ним, и как бы случайно натолкнулся на Тэю. – Извините, – не глядя на неё, произнёс Роксай и отодвинул её обеими руками в сторонку, как досадное препятствие. При этом он определил массу её тела. Масса соответствовала её росту. «Препятствие» в негодовании зашипело: – Потрудитесь быть аккуратнее! Я – следующая… Роксай в недоумении вытаращил глаза, и не спеша, демонстративно осмотрел посетительницу с ног до головы. Со стороны могло показаться, что туповатый адъютант пытается сообразить, кто перед ним и что делать дальше. На самом деле Роксай опытным взглядом подмечал, как лежат складки балахона, нет ли под ними ремней для крепления оружия, и нет ли в фигуре напряжения, говорящего о том, что где–то под балахоном спрятано тяжёлое, громоздкое оружие. Но ничего подозрительного он не заметил. – Ну, тогда пройдёмте, Вождь ждёт вас, – и, не дав опомниться, он взял посетительницу за руку, в которой был посох, и приподняв руку вместе с посохом, повлёк за собой. – Пойдите прочь! – гневно воскликнула посетительница. Капюшон съехал, и Роксай увидел огненно рыжие волосы и зелёные глаза эльфийки, сверкающие яростью. Это действительно была Тэя – верховный маг клана Одеона. Роксай где-то слышал, что рыжие женщины очень коварны. Вроде бы такова одна из народных примет на его далёкой родине. Говорят, в приметах хранится мудрость народа, собранная за всю его многовековую историю. Роксай согнулся в три погибели и услужливо засеменил к двери в тронный зал, и открыл её перед посетительницей. Тэя влетела в тронный зал, сверкая глазами. Её балахон клубился, как грозовая туча, волосы пылали огнём. Раум насторожился, и строго глянул на вошедшего следом Роксая. – Мой вождь! Я просила вас об аудиенции наедине. Попросите этого мужлана убраться отсюда! – Тэя ткнула пальцем в сторону Роксая. – Конечно, дорогая Тэя. Оставь нас! – последние слова были обращены к Роксаю. Роксай поклонился и вышел в боковую дверь, которая вела за фальшивую стену тронного зала. Он прокрался вдоль неё и оказался за спиной у Раума, готовый в любую секунду выскочить, чтобы защитить своего вождя. 4 Оставшись наедине с верховным вождём, Тэя заговорила спокойнее. Она, в отличие от Раума, не знала, что в тронном зале их по-прежнему трое. – Мой вождь! Мне известно об артефакте, который позволит усилить оборону Румустана. – Говори, Тэя, возможно, это наш последний шанс. – Никто не знает, что записано в Книге Судеб, но мы должны делать всё возможное для блага народов Поднебесья. – Да, Тэя, ты права. Говори же, что может нас спасти? – Давно ли ты, Раум, стал считать меня правой? – Ну ладно, Тэя, ты всё не можешь простить мне реформу Совета. Ты же знаешь, это всё политика… – Не прикрывайся политикой и красивым словом «реформа». Ты всегда хотел быть великим вождём, единолично правящим Ордой. И от чародеев ты отмахнулся потому, что ничего в этом не понимаешь и не можешь контролировать магические силы. «Разговор начинает напоминать семейную ссору» – подумал Роксай. Раум сказал: – Времена меняются, Тэя, я рад, что ты всё-таки пришла. Тэя усмехнулась: – Но теперь и я потребую кое-каких гарантий для себя. – Каких же? – Дело в том, что этот артефакт принадлежит не мне. И если я помогу …, – тут Тэя замялась, подыскивая замену слову «выкрасть», – скажем так, получить этот артефакт, то окажусь в большой немилости у могущественных сил… – Тебе нужна защита? – Да. – Ну что ж, я гарантирую тебе защиту на всей территории Орды… Тэя рассмеялась: – И надолго? На год? На два? – Я тебя не понимаю… – Раум, ты сказал: «я гарантирую», а что будет после твоей отставки? Или после твоей смерти? Раум усмехнулся: – Как далеко ты заглядываешь в будущее! – Даже если меня они не достанут, они смогут уничтожить мой род, мой клан… – Тэя заметно волновалась. Её зелёные глаза сверкали, как у кошки. Раум невольно залюбовался ею. – Что же ты хочешь? Как же ещё я могу гарантировать тебе защиту? – Верни магов в Верховный Совет. Закрепи это законом. – Раум задумался. – Верни магов в правительство, но не всех… Раум всё понял. Он удивлённо взглянул на Тэю. – Ты хочешь, чтобы я ввёл в правительство только твой клан? – Да! И даже повод есть – помощь в защите Румустана. Раум, ты всегда был очень умным. – Но тебя по коварству мне не обойти, – Раум усмехнулся. – Какое же это коварство? Это честная сделка. Для магов клана Одеона это будет вопрос жизни и смерти, как и сейчас защита Румустана – вопрос жизни и смерти Орды. Раум задумчиво молчал. Он понимал, что в случае падения Румустана он потеряет всё. А если введёт в правительство один клан магов, то не потеряет ничего. А возможно даже – приобретёт могущественного союзника, заинтересованного в том, чтобы клан Раума всегда оставался у власти в Румустане, у власти в Орде. Пожалуй, этот союз с магами даже более выгоден ему, Рауму. Ведь после этого маги Румустана будут жизненно заинтересованы, чтобы у власти стоял дружественный им клан, гарантирующий их безопасность. А что может быть лучше клана магов, искренне преданных тебе, жизненно заинтересованных в твоей власти? Раум воспрял духом, ему открылись новые перспективы в борьбе за власть и её укрепление в будущем. Верховный Вождь Орды – до сих пор должность выборная, и чтобы оставаться у власти, кланы ведут постоянную политическую борьбу между собой. Клан Раума – клан Чёрных Псов, уже много сотен лет находится у власти. Исторически это сложилось так – за заслуги в спасении орков от полного истребления. Но до сих пор формально место Верховного Вождя может занять представитель любого другого клана. А новые поколения орков уже забывают былые заслуги. И клану Чёрных Псов всё труднее удерживать власть. Раум решился: – Тэя, я гарантирую тебе то, что твой клан будет введён в правительство. Детали оговорим позже, а сейчас – к делу. Тэя внимательным, долгим взглядом посмотрела на Раума. Она легко могла распознать ложь и фальшь. Она видела, что Раум был искренен. – Хорошо! В Высокогорье хранится Кольцо Силы Шугуна – могущественный артефакт древних. Это кольцо даёт небывалую власть над жизнью и смертью носителю кольца, но у него есть и вторая способность – кольцо может накрывать куполом защиты огромную площадь. Правда, при этом его сила рассеивается и ослабевает, но её достаточно, чтобы многократно повысить защиту всего живого в зоне действия кольца… Я говорю: «живого», а бессмертные, как тебе известно, не из нашего мира. Они не вполне «живые», вернее, энергия их жизни иная и потому, я полагаю, Кольцо будет защищать только наших воинов. – Я слышал об этом кольце из бабушкиных сказок. Неужели это правда? И ты знаешь, где оно хранится? – Да. Оно находится в знаменитой Башне Чёрных Магов высоко в горах, куда нет прохода для простых смертных. – И как же его заполучить? – Это уже второй вопрос. У меня есть кое–кто, способный проникнуть в эту башню. Но ей нужна помощь… – Ей? – Да, это моя ученица. Она единственная из моего клана обладает способностями, позволяющими ей выполнить эту миссию. Она может контролировать разум. – А теперь давай поговорим о деталях… 5 Решено было провести всю операцию в глубочайшей тайне, но со всевозможным обеспечением. Участвующие в операции не будут знать цели их миссии. Каждый будет отвечать за свой этап операции. После доставки кольца в Румустан, будет проведена огромная пропагандистская работа, чтобы все узнали о проведённой операции и о роли магов в ней. В дальнейшем это должно облегчить принятие закона о включении магов клана Одеона в состав правительства. Раум, как опытный политик, понимал, что это нужно будет сделать по горячим следам – сразу же после первого крупного успеха Орды в этой войне. Например, после снятия блокады Румустана. Ни один вождь не осмелится отрицать роль магов в этой победе и проголосует за включение представителей клана магов в Совет. Тем более, что ещё памятны те времена, когда маги правили совместно с кланами орков. А то, что теперь право это будет принадлежать лишь определённому клану магов – можно выставить как уступку оппозиции, которая будет протестовать против введения магов в правительство. Итак, масштабная реформа власти теперь зависела от маленькой, но важной секретной миссии – завладеть Кольцом Силы. Миссию поручили выполнить ученице Тэи – Айе. Айя – эльфийка по крови, невзрачная, белокурая, с живым взглядом ясных синих глаз, была фанатично предана своему клану – клану магов Одеона. Эльфы от природы имеют способности к магии. Айя обладала сильно выраженными способностями по телепатии и контролю над разумом – редким даром даже среди магов. Да и остальные её способности были намного выше, чем у прочих магов Румустана. Тэя сообщила Айе, что эта миссия не только спасёт Румустан и весь мир от Легиона Смерти, но и возвеличит магов клана Одеона. Айя была полна решимости любой ценой выполнить миссию. Её должен был сопровождать Роксай. Этот непревзойдённый мастер шпионажа и скрытности, как никто другой подходил к выполнению данной миссии. К тому же он был посвящён во все подробности предстоящей операции, и в её последствия. Только эти двое – Айя и Роксай, знали цель экспедиции. Остальные участники – отряды охранения, снабжения, гонцы и другие – не догадывались о цели миссии. Башня Магов 1 В Высокогорье был срочно выслан отряд орков, задачей которого было расставить посты по всему Северному Пути – от Высокогорья до Румустана. Расстояния между постами составляли день пути. Кроме того, в Высокогорье будут выставлены две заставы – опорные пункты, где могли бы укрыться Роксай и Айя в случае непредвиденных осложнений и переждать там серьёзную осаду. Командирам этих застав было приказано защищать именно Роксая и Айю и выполнять их приказания. Раум вызвал к себе Роксая и объяснил ему суть их миссии. Затем добавил: – Ты обеспечишь техническую сторону операции. Твоя задача – сопровождать Айю и обеспечивать ей беспрепятственный проход по всей территории Высокогорья. Ты должен привести и увести её целой и невредимой. – Ясно, мой вождь! Всё будет исполнено. – Пойдёте налегке. Всё необходимое вам предоставят на постах и заставах. С собой возьмите минимум экипировки и запас еды на пару дней, не больше. Будь рядом с ней неотлучно, как тень. Выступаете завтра. А пока иди, познакомься со своей напарницей. Роксай вышел и направился в гостевую комнату, где располагалась прибывшая накануне Айя. 2 Он тихо постучал. – Войдите! – откликнулись за дверью Роксай толкнул дверь и вошёл. Он увидел светловолосую девушку, перебирающую вещи в дорожной котомке. Она вопросительно взглянула на Роксая. – Меня зовут Роксай, я буду сопровождать вас… – Я знаю. Так вот вы какой… – произнесла задумчиво Айя. – Знаете? Ах, да… – Роксай вспомнил о телепатическом даре молодой чародейки. – Я уже давно почувствовала вас, но представляла себе другим. – Ну а теперь представлять уже не нужно, теперь мы друг друга знаем. – Знаем? – Айя улыбнулась. – Возможно… – Много ли у вас груза? – поинтересовался Роксай – Только эта котомка. – Мы пойдём в эльфийских плащах, так что свой можете оставить здесь. Айя пристально взглянула на Роксая. Ему стало не по себе. «Читает мои мысли» – подумал он. «Интересно, что она там видит?» Айя встрепенулась, словно очнувшись от оцепенения, и отвела взгляд. «Да уж, ничего себе напарница. Не подарок. Никогда не думал, что самым трудным в этой миссии окажется сознание того, что твои мысли читают, как открытую книгу» – думал Роксай. – Я вас понимаю, – вдруг произнесла Айя, – я дам вам амулет, экранирующий мою магию. И я не смогу читать ваши мысли. – Надо же! Вот спасибо! Я не хотел вас обижать, но так мне будет спокойнее. А то, знаете ли, постоянно быть в напряжении оттого, что кто-то читает твои мысли… – Я понимаю. Вот, держите, – Айя протянула руку с верёвочкой, на которой были завязаны какие–то узелки. – Это заговорённый мною амулет, который не позволит мне читать ваши мысли. Но только мне… – Значит, другие маги смогут прочитать мои мысли? – Конечно. Чтобы зачаровать такой амулет, нужно знать ментальную ауру мага, против которого делается амулет. – Понятно, – ответил Роксай, хотя он мало что понял. Роксай взял амулет и надел себе на шею. Облегчённо вздохнул. Айя улыбнулась: – Ну вот и познакомились. Роксай попросил Айю поподробнее рассказать, как она думает добраться до Башни Магов и проникнуть в неё. Есть ли там охрана, какой численности, чем вооружена? – Я не знаю, – беспечно ответила Айя, – на месте разберёмся. – Как на месте? То есть, ты хочешь сказать, что понятия не имеешь о том, как охраняется башня? – Роксай не заметил, как перешёл на «ты». – Не имею понятия. Подумаешь! Какое это имеет значение? – Какое это имеет значение?! – Роксай задохнулся от негодования. Он не ожидал такого глупого вопроса. – Чтобы одолеть врага, нужно хотя бы знать, кто твой враг! – Там всё узнаем. И всех одолеем, – лукаво улыбалась Айя. – Ты хочешь сказать, что эту часть операции ты берёшь на себя? – Я всю операцию беру на себя. А ты просто будешь помогать мне. Будешь на подхвате. – Айя специально сделала ударение на слове «ты». «Ах вот как! На подхвате? Ну и наглая же эта девица! Хорошо хоть, что она не может прочитать мои мысли» – подумал Роксай. А вслух сказал: – Ну что ж, посмотрим. Я буду на подхвате, а ты всё сделаешь сама. Так? – Так. – Хорошо. Мне так и объяснили мою задачу. В комнату вошёл Раум: – Слышу, слышу, что вы уже перешли на «ты». Уже подружились? Отлично! Времени у нас мало, завтра ещё затемно вы отправитесь по Северному Пути. А сегодня пораньше ложитесь спать, вы должны быть полны сил перед дорогой. Выходя из комнаты, Роксай заметил на шее Раума пару верёвочек с завязанными узелками. Одна из них была точь в точь такой, что и у него. «Раум тоже защищается от этих чтецов мыслей» – подумал Роксай, – «и правильно делает. Как можно иметь дело с такими всевидящими партнёрами?» Роксай отправился к себе в каморку, снял мифриловую кольчугу и завалился спать. Вещмешок его был уже собран, оружие разложено по кармашкам и подвязано к нательным ремням. Он был готов трогаться в путь хоть сейчас. 3 На рассвете следующего дня путники двинулись в дорогу. Они ехали верхом на лошадях, сопровождаемые сотней всадников. Роксаю и Айе предстояло за несколько дней проехать расстояние до перекрёстка Северного Пути. Затем путники должны будут повернуть на дорогу, ведущую в Высокогорье. Перекрёсток охранялся армией Алеодора, и, судя по ежедневным сообщениям гонцов, пока был в руках Орды. Но сообщения эти отставали от реальных событий на несколько дней – именно столько времени требовалось для доставки срочного донесения. С установкой постоянных постов в дне езды друг от друга, время донесений сократилось почти вдвое – гонцы могли передавать послание друг другу, сменяясь на постах, и тогда послание непрерывно находилось в пути и днём и ночью. Но и в этом случае сведения быстро устаревали, и была опасность неожиданного изменения ситуации. Поэтому и было выслано усиленное сопровождение экспедиции. Сотня отборных всадников могла обеспечить надёжное прикрытие на узкой горной дороге. Будет ли перекрёсток свободен к этому времени? А если его займут полчища Легиона Смерти? На этот счёт у Роксая имелись особые указания. 4 Через пять дней пути отряд во главе с Роксаем и Айей прибыл к перекрёстку Северного Пути. За всё время им ни разу не пришлось столкнуться с врагом. Это означало, что Алеодор надёжно держит оборону. Роксаю даже в голову не могло прийти, что в это самое время Алеодор принял решение оставить деревянную крепость на холмах и отступать сюда, к перекрёстку. Заночевав у перекрёстка, следующим утром процессия двинулась на север, в Высокогорье. По данным разведки, Высокогорье было по-прежнему свободно от вражеских войск, и отряду Роксая опасаться было нечего – их отряд был, пожалуй, самой крупной военной силой в Высокогорье. Однако Роксай опасался вражеских лазутчиков, которые могли устроить засаду и совершить покушение на Айю. А смерть или даже ранение юной волшебницы означала бы полный провал миссии. Поэтому Роксай, сам одетый в доспехи, обрядил в них и Айю, накинув поверх лат эльфийский плащ. Всадники плотным кольцом окружали их, так что подобраться к ним никто не мог. Угрозу могли представлять только меткие лучники или арбалетчики, или умело устроенная засада. Поэтому Роксай постоянно высылал боевые охранения на фланги и вперёд по ходу движения. Замыкал процессию небольшой арьергард, отстававший от основной процессии на полверсты. Роксай не хотел, чтобы ему неожиданно ударили в спину. 5 Через два дня пути по Высокогорью, путники разбили лагерь. Дальше Роксай и Айя должны были отправиться вдвоём, чтобы не привлекать к своей миссии внимания. Они должны были ускользнуть ночью. Остальной отряд должен был изображать из себя военный засекреченный лагерь и совершать патрулирование окрестностей, отвлекая на себя внимание возможных лазутчиков Тёмного Владыки. Путники не знали, что в это самое время Алеодор со своим войском, сдав крепость, прикрывавшую путь на север, прибыл перекрёстку Северного Пути и готовился к битве с Легионом Смерти. Глубокой ночью Роксай и Айя оседлали своих коней и тайно отправились в путь. Копыта лошадей были обмотаны мягкой тканью. Процессия двигалась практически бесшумно по мягкой земле, поросшей густой травой. Роксай направился в густой лес – в сторону от цели миссии, чтобы сбить с толку возможную слежку. Об отъезде Айи и Роксая знал только командир охраны. Остальные думали, что они по-прежнему в лагере. 6 Ехали молча. Ветви деревьев то и дело задевали за головы путников, стремясь стащить с их голов капюшоны. Приходилось пригибаться и отводить ветви руками. Аромат осеннего леса пьянил. Было в этом запахе что-то первобытное, дикое. Роксай жадно вдыхал этот запах, словно хищный зверь, вынюхивающий добычу. Нюх у Роксая и вправду был очень острым, почти звериным, и в темноте заменял ему глаза. Он то и дело оборачивался и смотрел на юную волшебницу. Неужели от этого хрупкого создания зависит судьба всего мира? Айя была сосредоточена и полностью погружена в свои мысли. Казалось, она не замечает ничего вокруг. А вот Роксаю расслабляться было некогда: от его талантов и навыков теперь зависел успех операции. И хотя он знал, что верховный маг Тэя незримо присутствует с ними, защищая их экраном не-бытия, расслабляться не следовало. Тэя со своим кланом магов круглосуточно обеспечивала магическое воздействие на Айю и Роксая, закрывая их пеленой не-бытия. Сквозь эту пелену не проходило сияние ауры, и другие магические существа не могли почуять её и при сканировании пространства воспринимали Айю и Роксая как пустое место. Но обычный следопыт, полагающийся лишь на свою наблюдательность и нюх своих собак-ищеек, мог бы обнаружить путников, поэтому Роксай предпринимал все меры предосторожности, чтобы сбить со следа возможных преследователей. Иногда он делал ложные стоянки и оставлял следы, уводящие в сторону от их пути. Затем по своим же следам возвращался назад и продолжал путь. Периодически он рассыпал позади себя порошок из грибов-вонючек, чтобы отбить нюх у собак. А чтобы собаки не нашли его по запаху этих грибов, он то и дело менял порошки. Их у него было семь видов – каждый имел свой цвет и запах. Распыляясь, порошок быстро обесцвечивался, принимая вид серого пепла. Таким образом, если бы по их следу шёл следопыт с собаками, его собаки вскоре были бы сбиты с толку. 7 Был уже полдень, когда Айя вдруг встрепенулась и напряглась. – Я её чую. – Кого? – Башню Магов. – Чуешь? И далеко до неё? – Я не знаю. Я просто чувствую её силу. – Хорошо, что у меня есть карта, – усмехнулся Роксай. – Ты не понимаешь! – гневно сверкнула очами Айя. – Если я её чую, то и она меня может тоже почувствовать… – Кто, башня?! Ты говоришь о ней, как о живом существе. Айя презрительно глянула на Роксая и ничего не ответила. Роксай понял, что был не очень учтив, и попытался исправить положение: – Прости, я не совсем разбираюсь в ваших этих магических штучках… – Если хочешь, чтобы мы понимали друг друга, ты должен в этом разбираться так же, как и я. – Ты меня научишь? Айя только хмыкнула в ответ: – Я сказала: «если ты хочешь». А вот хочу ли этого я – ещё вопрос. Роксай был смущён. Надо же, как она его срезала! Вот уела, так уела. Такой девице палец в рот не клади. Да и сам-то тоже хорош! Возомнил о себе незнамо что. Что она, одна из сильнейших волшебниц, захочет с ним общаться на равных. Какое-то время они ехали в полном молчании. Роксай размышлял: «а с кем она захочет общаться? С великими магами? Только с магами? Или только с великими? А я, допустим, тоже великий. Великий следопыт». От этой мысли Роксай даже приосанился и гордо глянул на Айю. Айя заметила его надменный взгляд и вдруг рассмеялась, как девчонка. Роксай недоумённо выпучил глаза, но её смех был так заразителен, что он рассмеялся вместе с ней. – А ты забавный, – сказала Айя. «И великий!» – мысленно добавил Роксай, – «неужели я хочу ей понравиться?» Он внимательно посмотрел на Айю. Белокурые локоны выбивались из-под капюшона и обрамляли нежное личико. Огромные, голубые глаза казались бездонными. Вся её хрупкая фигура казалась такой беззащитной! Заметив взгляд Роксая, Айя улыбнулась, показав ровные, белые зубы. Роксай поймал себя на мысли, что она ему определённо нравится. 8 На горизонте показалась скалистая гряда. Где-то там, среди скал затаилась неприступная Башня Магов, хранившая древние тайны и артефакты. Тысячи лет ни один смертный не ступал в эту башню. Только маги имели туда доступ, да и то не все – башню охранял клан Чёрных магов, или как они сами себя называли – Хранителей. Ходили легенды о чудесных вещицах, могущественных артефактах, и несметных сокровищах, хранившихся в башне. Многие века собирали маги эти бесценные богатства и укрепляли своё могущество. Постепенно клан Хранителей обособился и закрылся от всего мира, превратившись в подобие секты, в которую невозможно было проникнуть со стороны. Чёрных магов побаивались и уважали и держались от них подальше. Все маги-хранители были тяжко больны. Говорят – это расплата за тайные знания. Их магистр – тяжелобольной полутруп. Никто не может объяснить этого явления, но это правда. Любой, посвящённый в тайные знания, начинает болеть. 9 Роксай объявил привал. Нужно было подготовиться к встрече с Чёрными магами. От этой встречи Роксай ничего хорошего не ждал. Они укрылись в густых зарослях шиповника и занялись каждый своими делами. Айя налила в чашку воды, рядом развела огонь и сыпала в чашку какие-то разноцветные порошки и травы. Магический настой бурлил и источал смрад. Айя всё подбрасывала в него травы, делала какие-то магические пассы руками, читала заклинания и под конец развела такую вонь, что Роксай поспешил уйти подальше под предлогом осмотра окрестностей. Роксай влез на высокое дерево на краю леса и вглядывался в далёкие горы. Опытным взором он уже отметил удобные пути подхода и теперь размышлял, воспользоваться ли ими или пойти там, где это кажется наименее логичным. Этим он хотел сбить с толку воображаемых преследователей. Но чем дольше он думал, тем яснее ему становилось, что он пытается переиграть самого себя, и сам строит себе ловушки и ищет из них выход. «Нужно идти самым лёгким путём» – наконец решил он и спустился с дерева. Когда Роксай вернулся к стоянке, Айя уже закончила свои манипуляции и сидела, задумавшись и глядя куда-то перед собой. От шума шагов она очнулась и посмотрела на Роксая. Лицо её было серьёзно. – Ты отдашь мне мой амулет, – сказала она. – Это ещё зачем? – возмутился Роксай, не желавший, чтобы Айя читала его мысли. – Я буду чувствовать тебя, и мы будем действовать согласованно, чтобы не было никаких неожиданностей. – А нельзя ли как-то заранее договориться? – Роксай не терял надежды отстоять свою независимость. – Ты что, не понимаешь, насколько это серьёзно? – Понимаю, понимаю. Но неужели нельзя, как нормальные люди… – Мы – не нормальные люди! И ты это прекрасно знаешь! – Айя была возмущена до глубины души. – От нашей миссии зависит судьба всего мира! – Ну ненормальные, так ненормальные – примирительно заключил Роксай. – Только давай я отдам тебе его перед самым входом в башню. Айя ничего не сказала, отвернулась и стала укладывать свои вещи в котомку. Роксай залез в шатёр, сладко потянулся и сказал: – В путь тронемся рано утром, затемно, поэтому давай как следует отдохнём. Через пять минут Айя услышала его богатырский храп и, свернувшись калачиком, легла в углу шатра под тёплым плащом с меховым подбоем. Она долго ворочалась и не могла уснуть. «Как можно доверить такую важную миссию такому легкомысленному типу?» – думала она про Роксая. 2. Последняя надежда Битва за Северный Путь 1 Как ни пытался Раум удержать в тайне секретную миссию Айи, принцу Дрэнору стало известно, что в Румустане что-то замышляют. Когда лазутчики доложили ему об установке постов вдоль всего Северного Пути и о сооружении двух мощных застав орков в Высокогорье, принц Дрэнор понял, что Раум что-то замышляет. И замышляет что-то серьёзное. Но что? Дрэнор сообщил Тёмному Владыке все данные разведки по активизации орков на Северном Пути и в Высокогорье. Владыка Эрг вызвал его в свою ставку. На совещании у Тёмного Владыки Дрэнор не мог высказать ни одного предположения по данному вопросу. Подготовка пути для подкрепления? Но откуда? В Высокогорье нет никаких войск, союзных Орде, Союзу Вольных Королевств, и вообще, нет никаких войск, представляющих хоть сколь-нибудь серьёзную угрозу Легиону Смерти. Подготовка отступления из Румустана? Перегруппировка сил? Подготовка бегства Раума? Ни одно из этих предположений не выдерживало никакой критики. Даже если Рауму удалось бы со всеми своими армиями уйти в Высокогорье, это означало бы его полный разгром. Он оказался бы заперт в небольшой горной стране, в которой отсутствовала даже минимальная цивилизация. Армия Раума только деградировала бы и таяла на глазах. В Высокогорье просто нет столько продовольствия, кузниц и мастерских, которые могли бы обеспечивать серьёзную армию всем необходимым. Правда, из Высокогорья была возможность бежать морским путём куда угодно. Но только небольшой горстке орков. Для переправы огромных армий необходим такой же огромный флот. А его ни у Орды, ни тем более у Союза Вольных Королевства просто не было. Принц Дрэнор был в полном недоумении по поводу действий Раума. – Может он хочет сбить нас с толку? Заставить бессмысленно перемещать войска и флот? Ослабить осаду? – Только если он считает нас полными болванами, – ответил Владыка Эрг. – Но Раум не болван, и он прекрасно знает, что и мы не болваны. И не станем гоняться за пустотой, тратя свои силы. Он действительно что-то задумал. И задумал что-то серьёзное. – Но тогда что? – Если нет ответа в области силы, ищи ответ в области духа… – Магия? Ты думаешь, Раум имеет какое-то магическое оружие, способное повернуть ход войны? – принц Дрэнор был искренне удивлён. Он всегда верил в мощь легионов, перед которой бессильна любая магия. – Ты прав, магия не способна изменить ход войны. Сама по себе. Но… – Эрг медлил. – Но что? – Но магия способна изменить судьбу смертного. А, как тебе известно, историю вершат личности… – Ты хочешь сказать, что Раум задумал использовать какой-то могущественный артефакт? Но что толку от этого артефакта и от личности Раума, если его армии разбиты и заперты в Румустане, словно в бочке! Ведь воевать, всё-таки будут легионы, а не сам Раум, хоть и могущественный. – Не забывай, что армия баранов под управлением льва разобьёт армию львов под управлением барана… – Мой повелитель, ты хочешь сказать, что Раум превратится в военного гения? В ясновидца, в чтеца моих мыслей? О, да! Тогда у него появится шанс предвидеть, какой смертью он умрёт! – Ты зря смеёшься. В отчаянии смертные способны на многое. Даже на то, что раньше казалось невозможным. Кто знает, на сделку с какими силами пойдёт Раум? Возможно, он даже пожертвует своей бессмертной душой ради победы, как когда-то это сделал ты. Принц Дрэнор угрюмо молчал. – Мы не знаем, что задумал Раум. Но что бы он ни задумал, это дело серьёзное. И нужно всеми силами помешать ему. – Но как помешать тому, о чём мы понятия не имеем? – Очень просто – мы не дадим ему делать то, что он делает. Вот и всё. Надо оккупировать Высокогорье, надо захватить Северный Путь, надо замкнуть намертво кольцо вокруг Румустана. Намертво! И медлить нельзя. 2 Вернувшись в Легион, Дрэнор немедленно стал осуществлять задуманное. Не теряя времени, он начал лобовую атаку укреплений Алеодора. Одновременно он послал пару полков в Северный Лес, чтобы обойти Алеодора с тыла и попытаться атаковать. Теперь, когда армия Орды была заблокирована в Румустане, принц Дрэнор мог себе позволить глубокий рейд по тылам. Алеодор накануне получил секретный приказ Раума – во что бы то ни стало удержать Северный Путь. От этого зависела жизнь или смерть, победа или поражение. Раум сообщал, что теперь время играет на нас, и Алеодору нужно продержаться хотя бы пару недель. Именно столько времени по расчётам Раума и Тэи потребуется, чтобы доставить Кольцо Власти в Румустан. Если его удастся раздобыть. Алеодор, конечно, не знал об этой миссии, но ему ясно дали понять, что у Раума есть конкретный план по спасению Румустана, а возможно, и всей Орды, который требует определённого времени на осуществление. Это давало надежду. Настроение Алеодора изменилось. Теперь он знал, что в его действиях имеется конкретный смысл, и они служат конкретной цели. Теперь он не просто оттягивает гибель Орды, теперь он приближает её победу. Но как донести это настроение до подчинённых? Как вселить в них уверенность в то, что помощь близка? Ведь все они знают, что помощи ждать неоткуда. Алеодор крепко задумался. На ум не приходили никакие вдохновляющие слова. Он продолжал думать: «что же, что же такое в приказе Раума заставило меня так воодушевиться? Стоп! Я понял, что в нём есть вполне конкретный смысл, когда узнал конкретный срок обороны. Конкретный срок. Конкретный… вот оно – это волшебное слово «конкретный»! Вот что так вдохновило меня!» Алеодор повеселел. Он понял, что своим воинам он должен поставить конкретную задачу. Обозримую, конкретную цель. Он срочно собрал командиров в свой штаб. Вождям кланов Алеодор поставил конкретную задачу – продержаться две недели. И подчеркнул особо, что это приказ Раума, и что за эти две недели будет подготовлен достойный ответ полчищам бессмертных. Он намеренно не употребил слова «контрудар или отпор». Он сам не знал, что задумал Раум. Ну да ладно – в войсках сами домыслят недостающее. Главное – что теперь у всех есть конкретная задача. Ограниченная во времени. И любой воин теперь будет ясно осознавать свою задачу. – Прошу командиров донести эту задачу до каждого воина. Сегодня, как никогда, каждому воину необходимо чёткое понимание его задачи, и нашей общей цели. Мы выигрываем время для подготовки достойного ответа. Время с этой минуты работает на нас. Алеодор увидел, как воспряли духом вожди, как оживлённо они переглядываются друг с другом. Он понял – у них появилась надежда. Реальная надежда на перелом в войне. И пусть они не понимали, как это произойдёт, они поняли главное: что-то грядёт! Грядёт что-то неизбежное и неотвратимое, грядёт возмездие. «Время работает на нас!» Командиры разошлись по своим войскам. Алеодор был уверен, что надежда, которую он заронил в души командиров, даже помимо их воли передастся каждому воину. Эта надежда идёт из глубин существа, она искренна, её невозможно подделать. И простой воин сразу почувствует это. Алеодор вышел посмотреть, как ведутся работы на рубеже, как идут учения. По тону приказов и бойких ответов на них он понял: настроение в войсках неуловимым образом изменилось. Невидимые токи энергии пробежали по всему войску и незаметно преобразили его. Внешне ничего не изменилось, но каждый воин теперь двигался бодрее, в движениях и словах было больше жизни, больше оптимизма. То тут, то там раздавался смех. А армия, которая смеётся – непобедимая армия! «Ну, с такими орлами можно смело в бой!» – подумал Алеодор. И зашагал в сторону редутов, расположенных на холмах. 3 Дозорный доложил, что войска Легиона Смерти готовятся к атаке. Алеодор выскочил из своего шатра. За ним следовали вестовые. Штаб Алеодора располагался на одном из холмов, находящихся по обе стороны от дороги в Румурию. На каждом холме были сооружены редуты и наблюдательные вышки. Алеодор взобрался на вышку и посмотрел вниз. Он увидел, что войска бессмертных выстраиваются в боевые порядки, каждый отряд несёт много длинных лестниц. Было ясно, что сейчас будет штурм крепости «в лоб». Другого способа штурмовать крепость просто не было. Бронник уже командовал у стены. Орки занимали оборону. Алеодор был уверен, что первую волну атаки они отобьют без особого труда. Даже если рухнет стена. Войскам просто негде будет развернуться, чтобы атаковать. С обеих сторон дороги её контролируют мощные редуты. Алеодор был готов к нескольким фазам сражения за дорогу. В первой фазе основной удар принимала стена с тремя рвами и всевозможными укреплениями. Во второй фазе врага, протиснувшегося вперёд по дороге, ждал жестокий обстрел с редутов. Обвалы брёвен и камней, град стрел и копий. Продвижение вперёд по дороге было немыслимо без огромных потерь со стороны атакующих. Прорвавшегося врага через несколько вёрст ждала очередная стена, редуты, и всё повторилось бы снова. И так – пять укреплённых рубежей, каждый из которых отнимал бы у атакующих много живой силы и времени. А ведь Алеодор не собирался просто так отдавать стену за стеной. Он готовился биться за каждую стену, как за последнюю. И поэтому он был спокоен – на этом направлении врагу не пробиться. Попробуй-ка, возьми нас! Алеодор и предположить не мог, что прошлой ночью два кавалерийских полка Легиона Смерти скрытно покинули позиции и двинулись в рейд через Северный Лес, чтобы ударить в тыл Алеодору. Когда силы Орды бились с бессмертными на подступах к Румустану, такой манёвр принца Дрэнора был немыслим и губителен для Легиона Смерти. И на тот момент решение Алеодора пренебречь защитой тылов в пользу обороны дороги в Румурию было вполне оправданным в условиях нехватки времени. Но с момента начала осады Румустана, ситуация коренным образом изменилась. Принц Дрэнор получил в своё распоряжение избыток сил и мог позволить себе безбоязненно оторвать от армии существенную часть и отправить её в дальний рейд. Что Дрэнор и не преминул сделать. И этот манёвр ускользнул от взора Алеодора. 4 А пока сражение развивалось по сценарию Алеодора. Легион Смерти штурмовал стену. Орки яростно отбивались. С башен осыпали бессмертных градом стрел и камней, поливали кипятком. Перелезающих через частокол, пехотинцы принимали на пики. Проломы в стенах быстро забивались трупами нападающих и атака захлёбывалась. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksandr-osmakov/mezh-dvuh-mirov/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Орда? – военно-административная организация государств и союзов кочевых племён. 2 Анкла?в (лат. inclavatus – «закрытый, запертый», лат. clavis – «ключ») – часть территории государства, полностью окружённая территорией другого государства. 3 Реду?т (фр. redoute от лат. reductus – удаленный, убежище) – отдельно стоящее укрепление сомкнутого вида, как правило (но не обязательно) земляное, с валом и рвом, предназначенное для круговой обороны.