Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Огненный побег

$ 199.00
Огненный побег
Тип:Книга
Цена:199.00 руб.
Просмотры:  23
Скачать ознакомительный фрагмент
Огненный побег Франк Шмайссер Страна драконов #2 Драконы – жутко опасные существа! Об этом знают все, кто хоть раз побывал на Драконовом пике. А уж Оскар и подавно! Ведь ему пришлось сразиться с настоящим ящером, плюющимся огнём. К счастью, мальчику удалось обхитрить его и сбежать вместе с друзьями прямо во время грандиозной битвы! Теперь команде смельчаков предстоит найти место, где сбываются все мечты. Только там Оскар сможет загадать желание и наконец вернуться домой. Правда, сначала друзьям придётся пройти сквозь огонь и воду, встретить на своём пути великанов, злобных гномов и других необычных существ. Получится ли у них преодолеть все испытания? И что ждёт их в конце пути? Франк Шмайссер Огненный побег © Бабурова Галина, перевод на русский язык, 2019 © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019 Побег из Златенбурга В знаменитом справочнике Гертруды Элеоноры Тряппенштик «Волшебные и заурядные существа» о драконах написано следующее: «Драконы коварны и очень опасны. Но если вам удалось оседлать одного из них, можете считать себя счастливчиком. На свете нет ничего прекраснее, чем парить над великолепными ландшафтами Драконова пика на спине огромного ящера, который плюётся огнём». И ещё: «На вкус эти существа так себе – отдают серой. Не рекомендую употреблять в пищу. Даже с гарниром из зелёного горошка». Тот, кто видел Драконов пик с высоты драконьего полёта, несомненно, согласится со знаменитой ведьмой и искусной кулинаркой: полёт на драконе – самое лучше, что может приключиться в жизни! Видеоигры и рядом не стоят! Но Оскар Шафкеллер, впервые летевший на спине дракона, не любовался пейзажем. Ему не было дела ни до бескрайних лесов, ни до заснеженных гор, которые местные жители прозвали Белыми всадниками. У Оскара перед глазами стояла ужасная картина: Горанд, их храбрый товарищ и закалённый в боях рыцарь, вёл свою последнюю битву. И вот он уже лежит на арене, раскинув руки, рядом – сломанный меч. Несмотря на то что Горанд был опытным воином, королевские солдаты одолели его. Храбрый великан отдал жизнь за то, чтобы Оскар, Флориан и Лизбет улетели со стадиона Златенбурга верхом на Хлюпе, приручённом драконе. Он спас рыцарей-новичков – ведь у тех не было ни единого шанса победить ящеров: они были самыми обычными детьми, которых заманили на Драконов пик лживыми обещаниями и заставили бороться с огромными зубастыми чудищами. И Оскара, и Флориана наверняка бы изжарили и сожрали под аплодисменты королевы Эльдер-Зарины и её подданных. Оскар невольно вспомнил, как всё начиналось. Он печально бродил по саду вокруг дома бабушки и дедушки и думал о пропавших родителях. И вдруг откуда ни возьмись появился волшебник и наврал ему с три короба. Сказал, будто Оскар – избранный, который призван спасти Драконов пик. Ха-ха-ха! Да если б Оскар сдуру не возмечтал о Драконовом пике, то сидел бы сейчас за столом вместе с бабушкой, дедушкой и тётей, играл с ними в карты и томился бы от скуки… Мрачные раздумья Оскара прервал Хлюп. – Я уфтал! – заявил он, работая крыльями. Оскар вытянул шею и попытался перекричать ветер, свистевший в ушах: удивительное дело, но огромный дракон летел очень быстро. – Что ты говоришь? – Я уфтал! Вы флифком тяфёлые, а ветер флифком фильный! – Что он говорит? – беспокойно заёрзал Флориан, сидящий позади Оскара и держащий Лиззи, которая до сих пор была без сознания. – Говорит… что мы очень лёгкие! – Оскару не хотелось волновать малыша. – Что ему нравится с нами летать! – Хорошо, – успокоился Флориан. И в этот самый момент Хлюп ухнул вниз. Флориан взвизгнул. Зелёные щёки дракона покраснели от натуги. Он из последних сил пытался набрать высоту, но махать крыльями становилось всё труднее. Хлюпа вело из стороны в сторону, кроны деревьев приближались… Оскару казалось, будто его усадили на качели – в детстве он их терпеть не мог, ему на них всегда становилось дурно. – Мне страшно! – пропищал Флориан. Оскар наспех огляделся: внизу расстилался густой лес, вокруг не было ни одной полянки, где можно было бы приземлиться. – Лети дальше! – крикнул он Хлюпу. Но тот затряс головой: – Не могу больфе! Это фе мой первый полёт! Дерфитефь! – И дракон ушёл в крутое пике. Оскара отбросило назад. Чтобы не свалиться, он подался вперёд и ухватился за шею дракона. Флориан изо всех сил вцепился в него. Хлюп стрелой летел вниз – прямо к огромному дереву! Они едва не врезались в мощный ствол, но дракону чудом удалось снова набрать высоту. – Офторофно! Хлюп оттолкнулся лапой от зелёной верхушки и стал перелетать от одного дерева к другому. Вверх-вниз! Вверх-вниз! И тут дракона повело влево. – Ой! – только и успел сказать он. В следующую секунду Хлюп уже впечатался в толстенный ствол дуба, обхватив его короткими лапами. Оскар руками и ногами обвил шею дракона. Сейчас они были вылитые коалы, разве что не такие симпатичные! Флориана зажало между веткой и крылом Хлюпа. Малыш из последних сил удерживал Лиззи и тоненько скулил. Оскар с тревогой посмотрел вниз: за пышной листвой земли не было видно. Похоже, они застряли на высоте метров двадцать, а то и тридцать! – Эй, что вы забыли на моём дереве? – осведомился тихий голосок. Сначала Оскар даже решил, что ему почудилось: наверное, листья шуршат на ветру. Но когда мальчик поднял голову, он увидел, что над ними порхает крошечное существо с серебристыми крылышками, в пижаме и ночном колпаке. Это же эльф! В руках он сжимал волшебную палочку. В справочнике Гертруды Элеоноры Тряппенштик о лиственных эльфах написано всего несколько строк: «Нетрудно догадаться, что лиственные эльфы живут в кронах деревьев. Они питаются росой, пыльцой и птичьим помётом. В отличие от других родственных видов, лиственные эльфы не умеют колдовать, но всё равно не расстаются с волшебной палочкой, сами не зная почему. Готовить из них не советую – слишком костистые». – Убирайтесь, это моё дерево! – скомандовал эльф. – Мы бы ф удовольфтвием, только не фнаем как! – сказал Хлюп. – Меня не колышет! Проваливайте! – Тогда помоги нам спуститься! – попросил Оскар. – Помочь? – растерялся эльф. – Да! Это было бы здорово! – Не просто здорово, а очень-очень мило с моей стороны! – заметил крылатый. – Точно! – закивал Оскар. – Повтори! – Что? – с досадой переспросил мальчик. – Что я буду милашкой, если я вам помогу! – Ты будешь милашкой, если нам поможешь! – быстро проговорил Оскар, потому что дерево угрожающе накренилось. – А я не желаю быть милашкой! – пропищал эльф и, словно колибри, запорхал вокруг дракона, щекоча его волшебной палочкой. – Хи-хи-хи! Эй! Хи-хи-хи! Перефтань! – Хлюп хотел сдуть противного эльфа, но у него ничего не получилось. Эльфы хоть и крошечные, но от них так просто не отделаться! К тому же им очень не нравится, когда на них, брызгая слюной, дует дракон. – Эй, я сегодня уже принимал душ! – взвизгнул эльф и злобно добавил: – Ну погоди у меня! Он запорхал перед Хлюпом так быстро, что у бедняги закружилась голова. При этом задира вовсю орудовал волшебной палочкой. – Фдаюфь! – крикнул Хлюп. – Дерфитефь крепфе, я отпуфкаю! И Хлюп с тремя рыцарями на спине разжал лапы и съехал вниз по стволу дуба как пожарный по шесту. Оскар крепко вцепился в дракона и зажмурился. Ветки трещали, Флориан вопил, Хлюп стенал – шум стоял такой оглушительный, что у Оскара зазвенело в ушах! Он хотел крикнуть Фло, чтобы тот держался крепче, но позади него никого не оказалось. Неужели Флориан с Лизбет уже свалились на землю?! Листья хлестали мальчика по лицу, он едва держался за Хлюпа одной рукой – и вдруг его пальцы разжались. Оскар соскользнул вниз и с шумом проехался по драконьей спине. «Мне конец!» – пронеслось у него в голове, и в следующее мгновение он бухнулся на землю. Однако приземление вышло намного мягче, чем он ожидал. Оскар открыл глаза – на него стремительно летела огромная драконья задница! Мальчик проворно откатился в сторону, и через секунду Хлюп грохнулся рядом с ним. – Только посмотрите, что вы сделали с моим деревом! – завопил эльф и набросился на Оскара с волшебной палочкой, но получил серьёзный отпор. Наконец противному эльфу ничего не оставалось, как улететь, сыпля ругательствами. Оскар посмотрел наверх. Дуб и в самом деле остался почти голым, Хлюп снёс бо?льшую часть веток. Уцелела всего одна – теперь она напоминала зелёный панковский ирокез. Мальчик огляделся и понял, что сидит на толстом ковре из опавших листьев – именно он и смягчил удар. Оскар пошевелил руками и ногами, чтобы убедиться, что ничего не сломал. Фух, кажется, всё цело. Только вот бедро почему-то горит. Неужели он поранился?! Оскар ощупал ногу. Оказалось, это нагрелся маленький шарик в кармане. Значит, рядом кто-то чужой! Впрочем, чего удивляться – они же в дремучем лесу, здесь наверняка полно жутких существ, не говоря уж о подлых лиственных эльфах! – Вы как? – вдруг раздался знакомый голос. – Фло! – обрадовался Оскар. Весь перепачканный, из кустов выбрался юный убийца драконов. Он благополучно пережил падение – если не считать двух царапин на лице, похожих на кошачьи усы. Флориан протянул Оскару руку и помог подняться. – Я крыло задел! – простонал Хлюп. – Только не это! – воскликнул Оскар. И правда, драконье крыло безвольно свисало вниз. – Похоже, оно сломано… – Очень больно? – спросил у Хлюпа Флориан. Дракон покачал головой: – Не-а! Только лететь не фмогу. Так себе новость. Оскар понятия не имел, куда им деваться, но перемещаться по незнакомой местности уж точно лучше по воздуху, чем по земле. Должно быть, королевская стража уже бросилась за ними вдогонку. Его размышления прервали возгласы Флориана: – Лиззи! Лизбет! Очнись! Оскар поспешил за ним к кустам. Стоило ему увидеть лежащую на земле Лиззи с кровоподтёками на лице, как его сердце ушло в пятки. – Лиззи! – Флориан потряс девочку за плечо. – Осторожно, не тряси её! – предостерёг Оскар, опустился на колени рядом с подругой и пощупал ей пульс. Слабый, но есть. Значит, Лиззи жива! Оскар с облегчением выдохнул. – Что же нам делать? – спросил Флориан. – Не знаю. Ноль идей. – Хлюп? – Фло с надеждой перевёл глаза на дракона, но тот грустно покачал головой. Оскар поднял с земли большой лист, выжал над ним кусочек сырого мха и капнул водой на губы Лиззи. Он не знал, поможет ли это – но вдруг вода каким-то чудом вернёт девочку к жизни и она вскочит на ноги, целая и невредимая. Но этого не случилось. Капли сбежали с губ на подбородок Лиззи, затем на шею и впитались в землю. Она даже не шевельнулась. – Лиззи умерла? – захныкал Флориан. – Нет, но скоро умрёт, – ответил незнакомый мужской голос. Друг или враг? Оскар и Флориан вскочили на ноги и схватились за мечи. Перед ними стоял человек в тёмно-зелёном пальто до колен и тяжёлых коричневых сапогах. Светло-голубые глаза казались особенно яркими на обветренном лице. Незнакомец носил бороду, но она была гораздо короче, чем у волшебника, одурачившего Оскара. Юный рыцарь узнал таинственного посетителя из «Логова дракона», который помог ему, сказав «Возьми дракона в небо!». – Что вам нужно? Убирайтесь! Оставьте нас в покое! – Флориан грозно взмахнул мечом. Незнакомец подошёл ближе: – Спрячьте мечи, я вам не враг. Я пришёл, чтобы помочь. – Он отвёл в сторону меч мальчика и присел на корточки рядом с Лизбет. Флориан занёс меч над нежданным помощником, но Оскар удержал его руку. Незнакомец приложил ухо к груди Лиззи, затем полез в карман, достал кожаный мешочек и вытряхнул из него себе на ладонь сушёные листья. Бормоча что-то на непонятном языке, он растёр листья в ладони и высыпал труху на Лиззи. – Что он делает? – прошептал Флориан. – Не фнаю! – откликнулся Хлюп. Расстегнув пальто, мужчина сунул руку во внутренний карман. Оскар заметил, как блеснули клинки – незнакомец скрывал под одеждой не меч для сражения в честном бою, а пару кинжалов, которыми исподтишка разят в спину. Чужак вынул стеклянный пузырёк с розовой жидкостью, откупорил его и капнул три капли Лиззи на губы. Жидкость зашипела, и с губ девочки поднялось облачко дыма. Оскар не мог поверить своим глазам: снадобье начало действовать! Сначала Лизбет пошевелила пальцами, затем руками и наконец открыла глаза! Через секунду она вскочила на ноги и, прижав незнакомца к дереву, приставила клинок к его горлу. – Что тебе надо, Гиннердир, жалкий ворюга?! – прошипела она, сверкнув глазами. – Ворюга? – удивился Оскар. – Этот тип ворует из гнёзд драконьи яйца, – сквозь зубы процедила Лизбет, не сводя глаз с Гиннердира, – и продаёт их королеве, чтобы та устраивала битвы с драконами! – Не офень-то мило ф его фтороны! – возмутился Хлюп. – Ни разу не мило, – кивнул Флориан, занося меч. – Собирателей яиц милыми не назовёшь, – подтвердила Лиззи и сильнее надавила на клинок. – Эй, потише! – сдавленным голосом просипел похититель драконьих яиц. – Я тебе только что жизнь спас! – Я бы и так не умерла! – От ран, может, и нет. Но замёрзла бы насмерть. Зима на носу. Оскар посмотрел на небо – Гиннердир был прав. В волшебной стране времена года сменяли друг друга в течение дня. Уже наступила осень, и на землю падали пёстрые листья. Лиззи огляделась и опустила меч: – Куда нас занесло? Мы же вроде были на арене! – А теперь в непролазном лесу, – усмехнулся Гиннердир. – Не может быть! Как же так вышло? – Лиззи не могла оправиться от изумления. Совсем как Оскар, когда угодил из своей комнаты прямиком на Драконов пик. – Мы улетели с арены на спине у Хлюпа, – начал объяснять Флориан. Дракон кивнул и гордо повёл плечами: – Да, я умею летать! Лизбет шутливо ткнула его в бок: – Всегда знала, что ты просто супердракон! А где Горанд? Ответом ей была тишина, которую нарушило лишь оглушительное карканье. Над лесом чёрной тучей кружила стая воронов. Гиннердир посмотрел наверх, кивнул, и стая исчезла так же быстро, как и появилась. – Пора идти, – сказал он. – Солдаты королевы рыщут по лесу. – Где Горанд? – повторила Лиззи. Оскар беспомощно повернулся к Фло, но малыш только пожал плечами. Наконец, запинаясь, мальчики рассказали о том, что произошло на арене: великан пожертвовал собой ради всех них. Оскар думал, что Лиззи заплачет или закричит, требуя возмездия. Но он ошибся. Выслушав их, девочка поднялась на ноги и сказала: – Горанд жив. И больше ни слова. Гиннердир же снова напомнил, что им пора уходить отсюда. Гертруда Элеонора Тряппенштик, самая известная на Драконовом пике ведьма, тоже недолюбливает собирателей драконьих яиц: «Почти все собиратели драконьих яиц родом из северных гнусов. Криминальные наклонности этого племени очень пригождаются в избранном ими ремесле. Даже самые толстые из них передвигаются совершенно бесшумно. Собиратели на удивление ловки, шестым чувством улавливают близкую опасность и могут несколько недель обходиться без еды. Но самое главное – им неведомы сомнения. Собиратели не моргнув глазом продали бы родную мать. Женщины из племени северных гнусов, опасаясь такой судьбы, за гроши уступают новорожденных младенцев бродягам, кочующим по стране». И всё же Оскар был рад появлению Гиннердира. Пусть у собирателя яиц не хватило целебной силы, чтобы вылечить крыло Хлюпа, но он хотя бы знал лес. Зима подбиралась всё ближе и ближе. Редкие пожухлые листья ещё цеплялись за ветки, остальные давно опали. Сухую листву кружил ветер, с каждой секундой становившийся только холоднее. Оскар замёрз так, как не мёрз никогда в жизни. Пальцы на руках и ногах почти не двигались. Одежда рыцарей явно не была рассчитана на прогулки по сырому осеннему лесу. Следом за Оскаром семенил Флориан. За ним через заросли с трудом пробирался Хлюп. Лизбет сильно отстала от всех. Пока они шли через лес, девочка не сказала ни слова, и никто не отважился с ней заговорить. – Прости! – пискнул Флориан, в очередной раз врезавшись в Оскара. Ещё немного – и малыш совсем выбьется из сил. Итак, они свободны – но какой ценой! Лиззи словно онемела, Хлюп сломал крыло, а Горанд погиб. В доме убийц драконов было хотя бы тепло! А теперь они плетутся через тёмный холодный лес вслед за подозрительным незнакомцем… Вскоре у Оскара из головы испарились последние мысли. Он шёл и шёл, точно робот, а Гиннердир расчищал им дорогу, ловко орудуя мечом Флориана. Вдруг собиратель яиц остановился и посмотрел в серое небо, затем опустился на колени и принюхался к листве. – Почти пришли, – объявил он и поднялся на ноги. – Осталось чуть-чуть. – Гиннердир, куда мы идём? – решился спросить Оскар. – К великанам! – ответил собиратель. Оскар так и застыл на месте, и Флориан в очередной раз врезался ему в спину. – К каким ещё великанам?! – К обыкновенным. Оскар нагнал Гиннердира и в надежде, что ослышался, переспросил: – Ты сказал, мы идём к великанам? – Ну да! – подтвердил тот. – Их зовут Хадфи и Вей. – Какие странные имена! – Вообще, они пара. Хадфи – это он, а Вей – она. Великанов трудно различать, мужчины и женщины слишком похожи. – Как же они узнают друг друга? – По запаху. Оскар тут же вообразил себе великанов, которые обнюхивают друг друга, словно собаки. Гиннердир, явно наслаждаясь недоумением мальчика, расхохотался и добавил: – Может быть, они помогут Хлюпу. – Помогут? Великаны? Я думал, они злые и глупые. Конечно, Оскар читал о великанах только в сказках, а там их описывали не очень-то лестно. – Вовсе нет! – возразил Гиннердир. – Великаны нисколечко не глупы. Наоборот, они очень хитрые, только… – Только? – насторожился Оскар. Не нравились ему эти «только». Обычно после них ничего приятного не следует. Может, они «только» ненавидят людей и едят младенцев?! – …только они очень неуклюжие! – закончил Гиннердир. – Ясно. – Оскару не верилось, что он на полном серьёзе вёл беседу о характере великанов. Каждой клеточкой своего тела он ощущал, как далёк сейчас от привычной жизни и от своей семьи. – Хадфи – так вообще жуткий растяпа. Берегитесь, чтобы они вас случайно не раздавили или не облили кипятком! Оскар представил, как великан палкой счищает его с подошвы, скривившись, будто наступил в собачью кучку. Так себе перспектива! – А вот и река! – обрадовался Гиннердир, выйдя к журчащему ручейку, который вился через бесконечный лес. – Сейчас наловим рыбы. – Ты серьёзно?! – охнул дрожащий от холода Флориан. – Будет невежливо, если заявимся к великанам с пустыми руками! – кивнул Гиннердир. – А великаны страсть как не любят невежливых. Мы же не хотим их разозлить? – Нет-нет, ни в коем случае! – выпалил Оскар. Всё ясно, правила тут как на школьном дворе: не стоит злить тех, кто больше и сильнее тебя, иначе всю перемену проторчишь головой в унитазе. – Давайте наловим побольше рыбы! – Вот и славно, – заключил Гиннердир и, подкравшись к ручью, заглянул в воду. – Так и знал! Здесь полно блабларели! – Кого?! – Это такая разновидность форели. – Смешное название, – улыбнулся Оскар. – Сейчас поймёшь, почему их так назвали! – Сунув руку в воду, собиратель яиц выхватил извивающуюся рыбу и бросил её Оскару. Рыба невероятно обрадовалась: – Ну наконец-то! Спасибо-спасибо! Как хорошо, что вы меня поймали! Вода сегодня просто ледяная! Я вся замёрзла, только посмотрите, я вся покрылась мурашками! – И блабларель гордо продемонстрировала плавники, на которых, конечно же, не было никаких мурашек. – Рыбы умеют разговаривать?! – Оскар так удивился, что даже позабыл о замёрзших пальцах. – Конечно, умеют! Ещё как! Кто это к нам пришёл? – Блабларель завертелась у Оскара в руках. – Привет-привет! Как дела? Всё нормально? Уже придумали, как будете меня готовить? Предлагаю изжарить на сковороде и подать с гарниром из зелёного горошка, так вкуснее всего! У вас есть горошек? Нет? Не беда, с соусом и капелькой лимонного сока тоже очень вкусно! Ну да ладно, кому я это рассказываю! Кстати, кто-нибудь знает хороший анекдот? Уже сто лет не слышала! – Рыба оглядела собравшихся. – Что, никто не знает? Тогда я расскажу. Приходит рыба в аптеку и говорит: «Дайте что-нибудь от перхоти!» – Блабларель выжидательно умолкла, но никто не рассмеялся. – Эй, алё! Вы что, оглохли?! Рыба просит что-нибудь от перхоти! Разве у рыб бывает перхоть?! И снова в ответ – тишина. – Ладно, раз так, я знаю ещё один анекдот – ужасно смешной, животики надорвёте! Лягушка в ресторане зовёт официанта: «Вы издеваетесь! Почему в моём супе нет мухи?!» – Рыба разразилась хохотом, но никто её не поддержал. – Эй, вы чего такие унылые? Отличная ведь шутка! – А мне не смешно, – сказал Оскар. – Бедняга, у тебя совсем нет чувства юмора. Ладно, повеселились – и хватит! Возьми-ка палку потолще и тресни меня по голове, а потом бросай на сковородку! Помни: рыбу жарят с двух сторон, только недолго, а то буду как картон! Блабларель захлопнула рот, закрыла глаза и показала плавником себе на затылок – бить сюда! Оскар не шелохнулся. Гиннердир взял всё на себя. Потом они с Лизбет выловили из воды ещё девять блабларелей. На берегу рыбин подхватывали Оскар и Фло – били палкой по голове и нанизывали на тонкий прутик. Гиннердир подвесил прут с уловом на длинную палку и вручил Флориану: – Неси! Идёмте быстрей, пока мы тут совсем в ледышки не превратились! Ребята шагали за собирателем ещё около часа. Гиннердир довёл их до огромного дерева и вскарабкался по нему, как белка. Солнце почти село, началась зима, и вскоре ясное небо осветила бледная луна. У Оскара изо рта вырывались облачка пара, а на ресницах застыли ледяные капли. Он очень устал и замёрз. Лизбет поддерживала Флориана под локоть. Мальчик весь посинел и, едва держась на ногах, брёл по лесу с полузакрытыми глазами. Один Хлюп, казалось, не чувствовал холода. Он жадно вдыхал морозный воздух и, несмотря на сломанное крыло, пребывал в отличном расположении духа: – Как тюдефно! Вофдух такой фвефый! Не то фто в фахте! Гиннердир спрыгнул с дерева и сообщил, что идти осталось совсем чуть-чуть. Оскар даже не нашёл в себе сил улыбнуться. Великий хаос Оскар услышал великанов задолго до того, как увидел. – Ай! – взревел грубый голос так громко, что перепугался не только Оскар: разбежались косули и кабаны, разлетелись встревоженные птицы и древесные эльфы. Флориан схватил Лизбет за руку. – Прости, я тебя не заметил! – извинился ещё более грубый голос. Должно быть, это Хадфи, решил Оскар. – Ещё бы, я ведь такая крошка! – проворчал первый. Оскар и так не особо радовался предстоящей встрече с великанами, а теперь и вовсе упал духом. Он оглянулся на Гиннердира, но собиратель выглядел вполне безмятежно. – Я же не нарочно! – извиняющимся тоном произнёс второй. Гиннердир подмигнул Оскару и выудил из-под пальто небольшую позолоченную трубу, изогнутую кренделем. Собиратель яиц поднёс инструмент к губам и дунул в него. Тот отозвался неожиданно низким звуком. Великаны тут же прекратили перебранку. – Гиннердир? – спросил Хадфи. – Да! Мы не помешаем? – крикнул тот и прошептал на ухо Оскару: – Великанов нужно заранее предупреждать о том, что идёшь к ним. Они очень пугливые. – «Мы»? Какие такие «мы»? – Я и мои друзья! При этих словах Лиззи поморщилась. – Конечно, приходите! – крикнул Хадфи. – Погрейтесь у нашего костерка! Вы, наверное, насквозь продрогли. – Идём-идём! – откликнулся Гиннердир, спрятал трубу и подтолкнул Оскара вперёд. Несмотря на то что великанов было хорошо слышно, шагать до их обиталища пришлось ещё целый час. Наконец за деревьями показался костёр. Пламя вздымалось почти до самого неба, как вышка для прыжков в Лессенском бассейне. При виде такого «костерка» у Оскара отвисла челюсть. Жители Лессена давно бы завопили «Пожар, пожар!» и разбежались во все стороны во главе с пожарными. Когда путники наконец выбрались на поляну, Оскар едва не удрал назад в лес. Костёр был гигантским, но сами великаны… Они были гораздо выше. В каждом из них росту метров под десять. И оба абсолютно одинаковые! Мускулистые, из одежды на них были только зелёные шорты, а тела с ног до головы покрывала густая коричневая шерсть. Волос не было только на круглых дружелюбных лицах с носами картошкой. Великаны с любопытством посматривали на гостей голубыми глазами. Сначала они оглядели Оскара, потом Лиззи, потом Флориана. И напоследок – с явным недоверием – Хлюпа. – Он ручной, – поспешно заверил гигантов Гиннердир. – Ты ведь Хлюп? – спросил один из них. – Дракон для тренировок из Златенбурга? – Да, это я! – Кажется, Хлюп обрадовался, что великаны его узнали. – А меня зовут Хадфи, – представился один из них. – Будь здоров, – сказал Хлюп. – Нет, меня так зовут. – Как тебя фовут? – Хадфи! – Будь здоров. – Хлюп попятился, явно не желая подхватить простуду. – Да нет, это имя такое! Хад-фи, – попытался объяснить великан, но напрасно. – Бедняга, фдорово ты профтыл, – сочувственно протянул дракон. – Платок не нуфен? – Нет! Это моё… А, ладно. – Простите, пожалуйста! – вмешался Гиннердир. – Очень невежливо, что я вас не представил. С нашим драконом Хлюпом вы знакомы. А это убийцы драконов Оскар, Лизбет и Флориан. Знакомьтесь, великанов зовут Хадфи… – Будь здоров, – сказал Хлюп, а сам подумал: «Ой-ой-ой, простуда же заразна!» – …и Вей. – Здравствуйте! – сказал Оскар и помахал рукой. Фло выставил перед собой палку со связкой рыбы. Мальчик дрожал как осиновый лист, то ли от холода, то ли от страха. – Здравствуйте! Добро пожаловать! Блабларели – это нам? – спросила Вей, облизнувшись. При этом во рту великанши сверкнули на удивление мелкие, но острые зубы. – Конечно! – Гиннердир забрал у Фло палку. – Отлично, сделаем шашлычок! Маловато будет, но ничего, всё равно очень мило с вашей стороны. Большое спасибо! – поблагодарил Хадфи, поднялся на ноги и шагнул навстречу гостям. При этом великан споткнулся о бревно, на котором только что сидел, пошатнулся и толкнул Вей. Та рухнула навзничь и угодила прямо в костёр. – Ай-ай-ай, горячо! – завопила великанша, вскочила на ноги и заплясала на месте. От этого земля затряслась так, что Оскара подбросило в воздух. В стороны полетели искры и тлеющие угли. – Сейчас, голубка моя! – вскричал Хадфи. – Я потушу, у меня тут вода! Великан схватил ведро – огромное, как бассейн, – и перевернул его. К несчастью, он промахнулся мимо Вей. Оскар хотел отскочить, но не успел – и на него обрушился целый водопад. Их с Флорианом сбило с ног и закружило водоворотом. Оскар ударился о дерево, попытался подняться, но ничего не вышло. Он не мог даже пальцем пошевелить, потому что превратился в ледышку! Вода на нём мгновенно замёрзла, и мальчика с ног до головы сковало льдом! Сквозь толщу льда Оскар увидел, как к нему топает великан Хадфи. – Упс! – смущённо проронил тот, заметив две ледяные скульптуры. Он подхватил мальчиков и понёс обратно к костру. – Простите, пожалуйста, – пробормотал великан и поставил их отогреваться. Через несколько секунд лёд растаял. – Может, искупаем их в горячем источнике? – предложила Вей. – Я покажу дорогу, – поспешно заявил Гиннердир, прежде чем Хадфи опередил его, и потянул мальчиков за собой. Недалеко от поляны располагалась пещера, где жили великаны, а рядом из-под земли бил горячий источник, над которым клубился пар. – Снимайте одежду, – распорядился Гиннердир. – Отвернись! – попросил Оскар, не желающий раздеваться перед посторонним. – Это ещё зачем? – удивился тот. – Ну, мы же останемся голыми, – смутился Оскар. – Да, с голыми по… попами, – кивнул дрожащий Флориан. Гиннердир закатил глаза: – Бросьте! Я-то думал, вы настоящие рыцари, а не какие-нибудь там закомплексованные эльфы. Раздевайтесь и ныряйте к рыбам-мочалкам, а то замёрзнете насмерть! – Каким-каким рыбам? – встревожился Оскар. – К рыбам-мочалкам! В озере их полно. Они объедят с вас всю грязь. – А это больно? – забеспокоился Флориан. – Ни капельки, – рассмеялся Гиннердир и отвернулся. – Вперёд! Оскар поспешно скинул с себя одежду и прыгнул в озеро. Как же хорошо! Вода была приятной и тёплой. Замёрзшее тело постепенно отогрелось, мышцы расслабились, настроение улучшилось. Купание вышло на славу. Оскар почувствовал, как рыбы-мочалки принялись за дело. – Ох, до чего же прекрасно! – простонал рядом Флориан. Оскар подплыл к нему и расположился рядом, облокотившись на камень у берега. Мальчики вытянули ноги и задрали головы к небу. Над ними кружили снежинки. – Честное слово, – сказал Флориан, – когда вернусь домой, обязательно заведу таких рыб! Представь только: никогда больше не придётся мыться самому! Классно, да? Лежишь себе в ванне, а рыбы всё делают за тебя! – Классно… – Может, ещё есть рыбы – зубные щётки? – Надеюсь, что нет! – Оскар ни за что бы не позволил рыбам орудовать у себя во рту – а вдруг они там нагадят?! Когда кожа у мальчиков сморщилась, словно у стариков, вернулся Гиннердир и выложил на берег огромное полотенце, из которого можно было сшить палатку на шесть человек. – А это свежая одежда! – Собиратель яиц бросил на землю два свёртка. – Вот это здорово! А где ты её взял? – спросил Флориан, разворачивая тёмные брюки, тёплую кофту с длинными рукавами, свитер и шерстяные носки. – У великанов. – А великаны откуда взяли? – беспечно поинтересовался Флориан. – Да так, осталась… Оскар напрягся: Гиннердир явно чего-то недоговаривал. – Что случилось с теми, кому принадлежали эти вещи? – прямо спросил он. – Ну… Их сожрали. Флориан выронил носки: – Кто сожрал? Великаны?! – Да. Раньше они жрали всё подряд, но теперь уже нет. От людей, оказывается, толстеют. Вы не знали? Жир откладывается на бёдрах, поэтому великаны изменили рацион. Не бойтесь. Оскар полагал, что великанов-людоедов определённо стоит опасаться. Кажется, Флориан был того же мнения. – Ты уверен? – спросил он, заметно побледнев. – Точно-точно? – Точно-точно. В общем, вытирайтесь и приходите. Еда уже готова. Известная ведьма и гурманша Тряппенштик знает о великанах не очень много: «Великаны живут в непролазном лесу и никогда из него не выбираются. Впрочем, это к лучшему. В пищу они не пригодны – во?первых, не помещаются в духовку, а во?вторых, ещё не нашлось того, кому под силу одолеть великана. Последними попытались шеф-повара Дрянни Петерсен и Шляп Хенкель. Обглоданные косточки смельчаков обнаружили на лесной поляне рядом с котлом и грязной сковородкой. Очевидно, поваров подали к столу с гарниром из зелёного горошка и жареного картофеля». Бобровая лапа и жаба Когда согревшиеся Оскар и Флориан в уютной одежде вернулись на поляну, костёр почти догорел и пламя больше не вздымалось так высоко. Остальные сидели вокруг на пеньках, вытянув ноги к огню. – А, вот и вы! – крикнула Вей, заметив мальчиков. – Согрелись? – с улыбкой спросил Хадфи. – Ещё как! – усмехнулся Флориан. – Я словно заново родился! – довольно проговорил Оскар, и они вместе с Фло уселись на свободные пеньки. Оскар очень любил сидеть у костра и смотреть на пламя: чувствовать тепло, слушать, как потрескивают поленья, подбрасывать в огонь сухие ветки. Костры – это просто супер! – Вы голодны? – спросил Хадфи. – У нас есть рагу. Мальчики закивали. Оскар и не помнил, когда ел в последний раз. Вей взялась за половник и хотела наполнить жестяные миски, но тут к ней подскочил Гиннердир: – Давай я всё сделаю сам! Присядь, отдохни, ты же готовила. Вей осторожно уселась. Оскар выдохнул с облегчением – он уже убедился, что великаны очень неуклюжи! Гиннердир положил себе и троим друзьям еду в миски, а Хадфи и Вей – в вёдра. Все пожелали друг другу хорошего аппетита и жадно набросились на еду. Помимо шерсти Вей, нападавшей в зелёное варево во время готовки, определить, что ещё входило в состав рагу, Оскар не сумел, а спросить побоялся. Вряд ли ответ ему понравится. На вкус рагу вышло неплохим, но скользким. Оскар запивал каждую ложку водой словно горькое лекарство. – Угадаете, из чего рагу? – поинтересовалась Вей. – Из бобровой лапы и жабы! – ответил Гиннердир, и великанша радостно захлопала в ладоши: – Точно! Молодец, Гиннердир! А из чего ещё? – Не надо! – взмолился Оскар. В животе и так нехорошо забурчало. Кто знает, вдруг в этом рагу ещё великаньи козявки, гусеницы и пауки? – Брокколи! – выпалил Гиннердир. Вей снова захлопала. Оскар рассердился. Бобровая лапа – ещё куда ни шло. Жаба – сойдёт. Но брокколи?! Это уж слишком! Мальчик поставил миску на землю и отпихнул её ногой. Когда все доели, Гиннердир с великанами закурили трубки. В воздухе поплыл запах жжёной лягушачьей кожи. – Мы толком и не поговорили, – протянула Вей. – Как вас занесло в лес? – Долго рассказывать, – пожал плечами Гиннердир. – Мы сбежали со стадиона, чтоб нас не сожрали драконы, – похвастался Флориан. – Нам уже вороны рассказали, – кивнул Хадфи. – Я вывеф вфех на фпине! – сказал Хлюп. – Я умею летать! Тофнее, умел. – Дракон показал сломанное крыло. – Вы ему не поможете? – с надеждой спросил Оскар. – К сожалению, нет, – покачала головой Вей. – Сломанное крыло трудно вылечить. – Эх! – вздохнули Оскар и Хлюп. – И куда вы теперь? – спросил Хадфи. – Какой план? – Ну… – протянул Оскар и умолк. Не было у них никакого плана. Больше всего на свете мальчику хотелось оказаться в Лессене, рядом с бабушкой, дедушкой и безумной тётей Бетти… Но как туда попасть? – Хочу домой, – тихо сказал Фло. Остальные молчали, глядя на пламя. – Так пожелайте попасть обратно домой! – предложил Хадфи. Оскар покачал головой: – Не выйдет. Я уже тысячу раз пробовал. – Отсюда не получится, это правда, но… – Великан задумчиво потёр подбородок. – Но?.. – в один голос переспросили Оскар и Фло. – …в Бурлящем озере можно попробовать, – закончила за мужа Вей. – Это где? – взволнованно спросил Оскар и вдруг заметил, что Лиззи вздрогнула. До сих пор она не проронила ни слова. – В Бурлящее озеро впадают Соляные водопады. Вода в нём кипит, потому что её подогревает подземная лава. Оно находится на северо-востоке Страны южного ветра, – объяснил Гиннердир. – И что, там мы можем пожелать вернуться домой? – уточнил Оскар. – Кто знает! Легенда гласит, что озеро усиливает мысли и чувства. Всё, что там переживаешь, ощущаешь в тысячу раз сильнее, чем в любом другом месте. Магия! – Пойдёмте скорей туда! – вскричал Флориан. И Оскар согласно закивал. – Если бы не сломанное крыло Хлюпа, мы могли бы туда долететь, – заметил Гиннердир. – В Стране южного ветра полно коварных болот, они кишат пиявками. А в горах из соли водятся ядовитые змеи и пауки. Пешком туда не дойти. – По крайней мере, живыми! – хохотнул Хадфи, и Вей его стукнула. – Ай! – Великан потёр руку. – А что, разве не правда? Мошки прикончат скорее, чем драконы! – Увидев, как сразу поникли мальчики, Хадфи умолк. Все молча пялились на огонь. Слышно было только потрескивание поленьев. – Вам нужно к лесным эльфам, – в полной тишине сказала Лизбет. – Они помогут Хлюпу. У них есть лучшие лекарства. А потом Хлюп отвезёт вас к Бурлящему озеру. Гиннердир, проводишь их к эльфам? – Да, фупер! – закивал Хлюп с горящими глазами. – Отличный план! – воскликнул Оскар. Он был невероятно рад, что Лиззи наконец-то заговорила. – План так себе, – пробурчал Гиннердир. – Лесные эльфы терпеть не могут собирателей яиц. – Почему? – удивился Оскар. – А кто вас любит-то? – прошипела Лизбет. Оскар подумал, что она несправедлива к Гиннердиру – он же так им помог! Разве бы они сидели сейчас у костра с животами, набитыми рагу? Без него они бы замёрзли в лесу насмерть! К счастью, собиратель яиц пропустил её слова мимо ушей. – Как вы сами понимаете, драконы нас недолюбливают, – продолжал он. – А лесные эльфы не хотят с ними ссориться, потому и не пускают собирателей яиц в свою страну. – Значит, мы сами отправимся к эльфам, – заявил Оскар. – Если Лиззи пойдёт с нами, всё получится! – И он посмотрел на Хлюпа и Флориана, рассчитывая на их поддержку. – Конечно! – воскликнул Фло. – Ефё бы! – улыбнулся дракон. – Фправимфя, как нефего делать! Но Лиззи покачала головой: – Нет. Я возвращаюсь в Златенбург. Надо спасать Горанда. Снова воцарилось молчание. Оскар растерянно уставился на сапоги. Когда тишина стала невыносимой, он произнёс: – Но Горанд… – Он не мог умереть! – перебила раскрасневшаяся от гнева Лизбет. Оскар умолк. Такой он её ещё не видел. – Но… – снова начал он, однако Лиззи не желала его слушать. Вскочив с места, она с глухими рыданиями убежала в лес. Оскар хотел ринуться следом – утешить и успокоить её, – но Гиннердир его удержал: – Оставь её. – Но я же видел Горанда… – Ты видел, как он упал на землю. – Там была сотня солдат! – Лизбет не поверит, что он мёртв, пока сама не убедится в этом. – И как же она вернётся? – спросил Флориан. – Это опасно. У Хлюпа крыло сломано, на нём не полететь, а через ворота её не пропустят. В смысле её ведь сразу узнают! – Это правда, – кивнул Гиннердир. – Через ворота нельзя. – Можно попробовать через шахту, – предложила Вей. – Через старые катакомбы. – Это ещё что такое? – нахмурился Оскар. – Старое подземное кладбище, – пояснила великанша. Мальчик поёжился. Даже при дневном свете кладбище не самое приятное местечко. А уж если оно находится под землёй… Брр, страшно представить, как там жутко! – Как она одна найдёт дорогу? – вмешался Хадфи. – Там целый лабиринт! Лабиринт из могил! При одной мысли об этом у Оскара кровь стыла в жилах. Как хорошо, что он не должен идти туда вместе с Лизбет! Или должен? Они ведь друзья, без неё он ни за что бы не справился на арене. Лиззи всегда ему помогала, всегда! Даже когда он вёл себя как идиот. Оскар вдохнул поглубже: – Если пойдём все вместе, то справимся! Гиннердир тряхнул головой: – Ценю вашу храбрость и преданность, но не стоит! Я её провожу. Чем меньше народу, тем лучше. Путь через катакомбы очень опасен. Флориан вскочил с пенька: – Ну и что? Мы же рыцари! Нам неведом страх! И с мечом мы обращаться умеем! – Мальчик выхватил из-за пояса клинок и занёс его над головой. – Вот тебе, получай, мерзкий зомби! Гиннердир и великаны с улыбкой наблюдали, как паренёк скачет по полянке, сражаясь с воображаемыми чудищами. – Пробил твой последний час, жирный паук! Хадфи вернул его с небес на землю: – Твой меч в подземелье так же бесполезен, как мешок с желудями. Существа, которые там обитают, уже давно умерли. Флориан сунул меч обратно за пояс и плюхнулся на пенёк. У Оскара в горле встал ком размером с футбольный мяч. – Это правда? – дрожащим голосом спросил он у Гиннердира. – Да. Сражаться с ними бесполезно, остаётся только незаметно прокрасться мимо. А вас двоих за километр слышно – уж очень громко вы топаете! Правда была в том, что Лизбет и Гиннердир и впрямь передвигались бесшумно, словно парили над землёй. Но утверждать, что Оскар с Флорианом громко топают, всё-таки было преувеличением. – Мы тоже прокрадёмся! – заверил Оскар собирателя. – Нет уж. Простите, если мои слова вам не по душе, но я говорю честно. Сейчас не время геройствовать. – Гиннердир посмотрел Оскару в глаза, и тот не смог отвести взгляд. Собиратель яиц словно внушал ему свои мысли. Губы Гиннердира не шевелились, но Оскар отчётливо слышал его голос: «Поступай по уму, Оскар. Твоя задача – отправиться вместе с друзьями на север. Не спорь. Всё решено». Оскар смотрел на него не моргая, в ушах зашумела кровь. И тут в его голове опять раздался голос Гиннердира: «Завтра будет тяжёлый день. Ты устал. Ложись отдыхать». Оскару тут же захотелось только одного – добраться до постели, а на следующий день отправиться на север: сначала к лесным эльфам, а потом к Бурлящему озеру. Мальчик попрощался с друзьями и пошёл в пещеру. Хадфи и Вей уже устроили им уютную постель. Чуть позже к нему скользнул Флориан. Глаза у малыша закрывались прямо на ходу, – должно быть, Гиннердир проник и в его мысли. Друзья устроились на набитом хвоей матрасе и укрылись одеялами из овечьих шкур. Флориан с улыбкой на губах сразу провалился в сон, но Оскар, как ни старался, уснуть не мог. И хотя он очень устал, он внимательно прислушивался к ссоре, разгоревшейся на поляне. Лизбет вернулась, но настроение у неё ничуть не улучшилось. Наоборот, девочка так и кипела от злости и кричала на Гиннердира. Великаны пытались её успокоить, но всё напрасно. Лизбет не желала никого слушать. Она наотрез отказывалась идти с ним через катакомбы в Златенбург. Пусть лучше её сожрут зомби, изобьёт зубная фея или застрелят королевские солдаты, чем она свяжется с жалким ворюгой! – Но ты сможешь попасть в Златенбург только через катакомбы. А кроме меня, тебя никто там не проведёт! – Иди лучше с малышами к лесным эльфам! Проследи, чтобы они добрались без проблем! С малышами, значит! Оскар нахмурился, услышав, что Лизбет считает их с Фло малышами. Ладно Фло – ему всего девять, но Оскару уже целых двенадцать! – Сама знаешь, что я не могу! – вскипел Гиннердир. – Это необязательно! – вмешался Хлюп. – За малыфами я и фам профлефу. Доведу куда надо. Только напомните, как выглядят и где фивут лефные эльфы? Ну вот, и Хлюп туда же! Оскар разозлился ещё сильнее. – Значит, решено! – заключила Лизбет. – В Златенбург я иду одна, Хлюп проследит за мальчиками, а ты проваливай! – Хватит орать! – взревела Вей так, что под Оскаром задрожал матрас. Снаружи всё стихло. Даже сычи и совы захлопнули клювы. – Вот и хорошо, – уже спокойно сказала великанша. – Понимаю, что закадычными друзьями вас не назовёшь. Только вот, Лизбет, тебе придётся принять его помощь. Выбора нет, иначе тебе не найти Горанда – если, конечно, он ещё жив. Прогонишь Гиннердира – распрощайся с надеждой. После нового витка споров, криков и ругани Лизбет всё-таки сдалась: – Только я ему слова не скажу за всю дорогу! – Очень на это надеюсь, – процедил Гиннердир. – Славно, значит, всё уладили, – быстро сказал Хадфи, пока вновь не вспыхнула ссора. – Гиннердир и Лизбет пойдут в Златенбург, а Хлюп с малышами – сначала к эльфам, а потом к Бурлящему озеру. А теперь идёмте спать, завтра трудный день. Все четверо вошли в пещеру. Оскар притворился, что крепко спит – хотя ему очень хотелось поспорить насчёт «малышей»! Пути разошлись Когда Оскар проснулся, в пещере никого не было – только Хлюп похрапывал в углу, свернувшись на мягком мху. Его сломанное крыло подрагивало при каждом вдохе. Оскар отбросил одеяло и почувствовал, что выспался и отдохнул. Ещё бы позавтракать как следует, без жабы и брокколи, и будет вообще замечательно! Ему хотелось поскорей добраться сначала до лесных эльфов, а потом до Бурлящего озера. Там он пожелает вновь оказаться дома, и весь этот кошмар наконец закончится! При мысли о доме рот Оскара растянулся до ушей. Вот уж где его жизни не будет вечно грозить опасность! Мальчик выбрался из пещеры и огляделся. Весенний лес был прекрасен! Солнечные лучи, пробиваясь через кроны, согревали Оскара. Эльфы с бранью отгоняли от деревьев щебечущих птиц. Над поляной, где уже полыхал костёр, порхали разноцветные бабочки. Вей готовила завтрак. – Надеюсь, ты проголодался! – крикнула она и помахала лопаткой, которой только что перевернула яйца на сковородке. На Оскара брызнули капли горячего масла. – Ай! – Он отпрыгнул и утёрся рукавом. – Прости, пожалуйста! – Ничего страшного! – добродушно откликнулся Оскар. Пара волдырей не испортят ему настроение! Великанша переложила яичницу в миску, накрыла сверху ломтём хлеба и поставила всё это перед мальчиком. – Спасибо! А где остальные? Фло давно проснулся? – Пару минут назад. Он пошёл искупаться. – Вей кивнула в сторону источника. – Захотел проверить: вдруг рыбы-мочалки ему и зубы почистят. Хадфи охотится, а Лизбет и Гиннердир ушли. – Насовсем? У Оскара тут же испортилось настроение. Неужели Лиззи могла уйти, даже не попрощавшись?! – Они оставили вам записки. – Вей вытащила из кармана фартука два сложенных листочка. Наскоро проглотив завтрак, Оскар развернул первое письмо – от Гиннердира. «Дорогой Оскар! Для того чтобы попасть к лесным эльфам, нужно перебраться через заснеженные горы, их называют Белыми всадниками. Через горы ведёт одна-единственная узкая тропинка. Путь опасный, но другого нет. Прежде чем туда отправиться, следуйте вдоль реки Развилка до города Луженбуль. Будьте осторожны: в Луженбуле полно мошенников и негодяев. Отыщите трактир «Хмельной рыцарь», спросите хозяина. Его зовут Горнолай. Он вам поможет. И ещё: пока не покинете Драконов пик, помните о королевской страже! В Бесконечном лесу и даже в Луженбуле вороны предупреждают о том, что рядом патруль. Считайте, что вы в безопасности, только когда переберётесь через Белых всадников. Солдаты не сунутся в страну эльфов. Удачи! Она всем нам пригодится.     Твой друг Гиннердир». Оскар сложил записку и сунул её в карман. Всё ясно, их следующая цель – трактир «Хмельной рыцарь» в Луженбуле. Затем он развернул записку от Лизбет. На крошечном клочке бумаги было написано всего три слова: «Не верь Гиннердиру». Оскар перевернул листок – с обратной стороны ни слова. Может, Лизбет оставила ему секретное послание? Оскар посмотрел записку на свет – ничего. «Не верь Гиннердиру». И всё, больше у Лизбет не нашлось, что ему сказать? И это после всего, что они пережили вместе?! «Не верь Гиннердиру»… Очень полезный совет! Как будто у Оскара был выбор! Другого плана всё равно нет, так что придётся довериться собирателю яиц. С другой стороны, Лиззи не зря этого парня на дух не переносит! И она всегда говорила разумные вещи. Оскар колебался, но вскоре решил отбросить сомнения. Сейчас они ни к чему. Нужно следовать плану, иначе ничего не выйдет. На поляну вышел румяный Флориан, и Оскар швырнул записку от Лиззи в костёр. Листок сразу же занялся огнём. – Рыбы-мочалки так и не почистили мне зубы, – пожаловался Флориан. – Собирайся, Фло, и буди Хлюпа, нам пора. В пещере мальчики переоделись в свою одежду. Вей и Хадфи дали им с собой два мешка – с тёплыми вещами и провизией. Оскар хотел закинуть мешки на дракона, но тот возмутился: – Я вам не офёл! Ефли меня увидят другие драконы – фафмеют! – Хлюп, но ведь мы сами их не дотащим! Ты такой сильный, а мы слабаки, – льстиво заговорил Оскар. – Да, это тофно, филой вам не похвафтатьфя! Ладно, давай фюда фвои мефки! – Хлюп по-собачьи припал к земле, и Оскар закинул мешки ему на спину. – Что ж, пора в путь! – провозгласил Оскар и сунул за пояс меч. – А куда нам идти? – спросил Фло. – На север! – А где север? – Там! – И Оскар показал на восток. – Точно? А разве не там? – Фло ткнул пальцем на юг. Великан Хадфи закатил глаза, совсем как математичка фрау Краузе, когда Оскар маялся у доски и не мог решить задачку. – Вообще-то север там, – сказал он. Они с Вей озабоченно смотрели на рыцарей. – Я так и думал, – кивнул Оскар. – Вам нужен компас, – решил Хадфи и повернулся было к пещере. – Не нуфен нам никакой компаф! – остановил его Хлюп, небрежно стряхивая пыль с плеча. – У драконов компаф вфтроен внутри! Мы бефофыбофно определяем направление! – Правда? – удивился Оскар. Он уже догадался, что летающий ящер иногда не прочь прихвастнуть. – Ефё бы! Оскар взмахнул мечом: – Тогда вперёд, к реке Разложке! – Развилке! – поправил Хадфи. – Река называется Развилка. На мальчика легла глубокая тень, словно при солнечном затмении, – это Вей склонилась низко-низко и посмотрела Оскару прямо в глаза: – Послушай меня внимательно! Вам нужно поскорей добраться до реки! Идите через лес не останавливаясь. На берегу стоят заброшенные рыбацкие хижины, устроитесь там на ночлег. – Идти через лес без остановки, пока не доберёмся до хижин, – повторил Оскар. Вей наклонилась ещё ниже: – Не вздумайте переправляться через реку, течение слишком сильное! Идите вдоль берега, там будет мост, перейдёте через него – и окажетесь в Луженбуле. Понял? – Ага. – И самое главное: нельзя разводить огонь! Ни в лесу, ни в хижине! Ясно? – Огонь не разводить, – кивнул Оскар. Вей смотрела на него внимательно и недоверчиво. Мальчику этот взгляд был знаком. Бабушка с дедушкой наблюдали за ним почти двадцать четыре часа в сутки. Они бы с удовольствием обернули его ватой и связали – лишь бы с их драгоценным внуком ничего не случилось. Вей погрозила волосатым пальцем: – Никаких костров! Даже если замёрзнете и зубы застучат от холода! – Хорошо! – Конечно, если не хотите, чтобы к вам наведались нежданные гости. – Не хотим! – помотал головой Оскар. Только нежданных гостей им не хватало. – Вот и молодцы! Великанша улыбнулась и дружески похлопала его по плечу. У Оскара подогнулись колени – наверное, так ощущает себя гвоздь, который вбивают в доску. – Ой, прости! – смутилась Вей. – Ничего, – простонал мальчик, потирая плечо. Друзья сердечно распрощались с великанами, обменялись бесчисленными «Удачи!», «Счастливо оставаться!», «Доброго пути!» и договорились непременно как-нибудь встретиться. Наконец маленький отряд во главе с драконом отбыл в сторону реки Развилка. Север? А где север? Оскар наскоро объяснил друзьям расклад и рассказал о письме Гиннердира. Итак, река Развилка, город Луженбуль, трактирщик Горнолай, горы Белые всадники. Проще простого! Самоуверенные и вдохновлённые, они мечами прокладывали себе дорогу через лес, перепрыгивали через ручьи, пробирались через колючие заросли, карабкались по камням и скатывались со склонов. Порой друзья останавливались, и Хлюп с закрытыми глазами водил из стороны в сторону носом, определяя направление. Затем дракон командовал: – Нам туда! И они шагали дальше. Дело ладилось, и настроение у друзей становилось лучше с каждой минутой. Но прошло два часа, а они всё ещё плутали в Бесконечном лесу. У Оскара появилось нехорошее предчувствие. – Мы здесь уже проходили! – высказал сомнения вслух Флориан и показал на толстое раскидистое дерево. – Не мофет быть, мы вфё время фли на февер! – Да? А ничего, что я пописал у этого дерева? Смотри, оно до сих пор мокрое! – Не хофу я фмотреть, куда ты попифал! И вообфе, мофет, это кто-то другой! – И кто же? – Откуда я фнаю! Эльф или медведь! Вфем иногда надо попифать! – Ерунда! Просто нет у тебя внутри никакого компаса! – Он ефть у кафдого дракона! – злобно зашипел Хлюп. – А у тебя нет! – Хофефь фкафать, фто я не нафтояфий дракон?! – Хлюп всерьёз разозлился. Он и так досадовал, что не мог плеваться огнём, как все драконы, а тут ещё и это! – Вовсе нет, – простонал Флориан. – Ты супердракон! Только не знаешь, где север! – А вот и фнаю! – Погодите, – остановил их Оскар. – Будем ссориться – далеко не уйдём. – Я и не ффорилфя, – надулся Хлюп, сложив передние лапы на груди и демонстративно отвернувшись. – Может, у Хлюпа сбился компас, когда мы врезались в дерево? – предположил Оскар. Он знал, что их крылатый друг сильно обижается, что его считают ненастоящим драконом. – Мофет быть. Такие драконы, как я, офень фильные, но офень фюфтвительные! – И что же нам делать? – Флориан обессиленно опустился на землю прямо под тем деревом, где недавно справил нужду. Вспомнив об этом, он взвился как ужаленный и отошёл подальше. – Давайте поднимемся на пригорок и осмотримся, – предложил Оскар. Он взбежал на холм первым, но густо растущие деревья загораживали обзор. Оскар задумался. Как теперь быть? Положиться на удачу? На уроках математики такая стратегия ни разу не сработала. Да, вечно ему не везло! Сколько раз Оскар стоял у киоска с лотерейными билетами и стирал защитный слой с одного билетика за другим: без выигрыша, без выигрыша, без выигрыша. Никогда и ничего не доставалось ему просто так! Оскар встряхнулся. Сейчас речь идёт не об удаче, а о мужестве. Нужно осмотреться – значит, он залезет на дерево! – Подсади меня! – крикнул он Флориану. Хлюп уселся отдохнуть на поваленный ствол, а Флориан сцепил руки в замок. Оскар оттолкнулся и уцепился за первый сук. – Осторожно! – крикнул снизу Фло. – Ладно! Оскар карабкался вверх и вскоре почувствовал, что его согревают первые солнечные лучи. Руки у мальчика дрожали, царапины кровоточили, но он почти справился. Ветки становились всё тоньше, и Оскар осторожно перебирался с одной на другую, сначала проверяя, выдержит ли ветка его вес. Всё чаще они обламывались, и мальчик повисал на руках, словно бельё, вывешенное на просушку. Поболтав ногами, он нащупывал новую опору и медленно, но верно забирался всё выше и выше. Когда он добрался до самой верхушки и окинул взглядом местность, то обнаружил, что солнце укатилось далеко на запад. Поднялся осенний ветер, зашуршали листья. Дерево, на котором сидел Оскар, закачалось, словно хотело его сбросить. Но он не обратил на это внимания, потому что увидел горы – скалистую заснеженную гряду Белых всадников, простирающуюся у горизонта. Но радоваться было рано. Хотя они узнали, в какую сторону идти, им ещё предстоит перебраться через горы, с виду высокие и неприступные. С тяжёлым чувством на душе Оскар стал спускаться. Едва он спрыгнул на землю, к нему бросился Флориан: – Ну что, ты долез до самого верха? Хлюп по-прежнему сидел в стороне, со скучающим видом ловил языком мух и надувал их как жвачку, пока те не лопались у него прямо под носом. – Ты понял, куда идти? – не отставал Флориан. – Да, и надо спешить. Осень на носу. Дальше друзья пробирались через лес молча. Температура падала вместе с настроением. Все устали и проголодались. Всякий раз, когда Оскару хотелось сесть и передохнуть либо Хлюп или Флориан просили о привале, в ушах звучал голос великанши Вей: «Вам нужно поскорей добраться до реки! Идите через лес не останавливаясь». И они шли дальше. По пути Оскар пять раз взбирался на деревья, чтобы убедиться, что они не сбились с пути. Иногда всё-таки приходилось делать петлю и возвращаться. Да уж, пройти через лес совсем не так просто, как казалось Оскару сегодня утром! Начался листопад, припустил холодный дождь, и путники промочили ноги в глубоких лужах. Они скользили по камням и пробирались через туманные долины – и вот вдалеке послышался шум. Оскар, Фло и Хлюп остановились, прислушиваясь. Вдали как будто перешёптывались сотни эльфов. Похоже, это река. Да, это она, вне всякого сомнения! – Развилка! – прошептал Оскар. – Наконец-то пришли! – обрадовался Фло. Оскар устремился вперёд, у него будто открылось второе дыхание. – Стой, Оскар! Подожди! – закричали ему вслед Хлюп и Фло. – Не фпефы так! Но Оскар не обращал внимания на их крики. Он мчался через лес и остановился только у водопада. Река мощным потоком низвергалась с горы. Какое величественное зрелище! Вода бурлила и пенилась, унося с собой всё, что попадалось на пути. Оскара окатило брызгами, и он отступил. От воды шёл невыносимый запах, напомнивший ему собственные неудачные эксперименты на уроках химии. Почему-то вода в Развилке была жёлтой. С рекой явно что-то не так: ни рыбы, ни камышей с кувшинками, ни стрекоз – Развилка казалась мёртвой. – Почти на месте! – раздался позади голос Флориана. – Я фе говорил! – воскликнул запыхавшийся дракон. – Вфё время прямо! – Смотрите, вон хижина! – Оскар показал на деревянный домик, притаившийся у речной излучины, и бросился туда. – Хлюп, давай наперегонки! – крикнул Фло. Дракон отпихнул мальчика с дороги и припустил во всю прыть. В несколько прыжков он очутился у хижины и завопил: – Я первый! Хижина была большой и очень старой: дверь криво свисала с петель, ставни скрипели на ветру, а на печной трубе птицы свили гнездо. Оскар и Флориан вытащили мечи и осторожно открыли дверь. Внутри не оказалось никакой мебели, только чугунная печь и матрас в углу. На полу валялся всякий мусор: битое стекло, глиняные черепки, сломанные удочки. – Прямо как у меня в комнате, – хихикнул Флориан. Оскар сунул меч за пояс и вошёл в хижину. – Главное, что есть крыша над головой, – сказал он, поднял голову – и увидел серое небо. – Точнее, полкрыши! – поправился мальчик, пожав плечами. С неба уже начали падать снежинки, а вскоре и вовсе стемнело. Ночь выдалась безлунной и беззвёздной. Костёр разводить Вей строго-настрого запретила, поэтому друзья не выходили из хижины. Ветер то наносил сугробы, то разметал их. Дом продувало насквозь, холод пробирался под кожу и сковывал тела. Толстокожий Хлюп и то пожаловался: – У меня дафе флюни замёрфли! Матрас был покрыт слоем зелёной плесени, поэтому мальчики не стали на него ложиться, а постелили на пол тонкое одеяло. Оскар чувствовал под собой каждый бугорок. Выпирающие доски и шляпки гвоздей больно впивались в тело. Он вспомнил об уютных кроватях в доме убийц драконов – какие они были мягкие и тёплые. А как заботилась о мальчиках Нямхен! Пусть кухонная фея порой им грубила, но рядом с ней было хорошо и спокойно. Оскар даже испугался собственных мыслей: почему он вдруг затосковал о том, как им жилось в доме убийц драконов?! Неужели он так долго проторчал на Драконовом пике, что забыл о настоящем доме?! Нет. Ничего он не забыл. Лица родителей мальчик помнил по-прежнему чётко. Как они обнимали его на прощание, как улыбались и говорили, чтобы Оскар не грустил и вёл себя хорошо. У мамы, как и у него самого, в глазах стояли слёзы. Он вспомнил, как чувствовал спиной встревоженные взгляды бабушки и дедушки, когда шагал обратно в класс после звонка с большой перемены. Как тётя Бетти по утрам разворачивала его к зеркалу, любуясь нарядом, который сама же для него выбрала. И всё-таки именно сейчас он больше всего тосковал по жизни в доме убийц драконов. Скучал по Нямхен, Лиззи и Горанду, по вечерам у камина. При мысли о великане на глаза навернулись слёзы. Оскар тихонько всхлипнул. Ему не хотелось будить остальных, не хотелось, чтобы друзья видели, как он плачет. Хлюп спал, свернувшись клубком, и дрожал во сне. Но Флориан ещё не успел уснуть. Он заворочался и удивлённо спросил: – Ты что, плачешь? Оскар быстро утёр нос рукавом: – Нет, просто замёрз. Флориан не ответил. – Из носа всё время бежит, – вновь солгал Оскар, не зная, поверит ему Флориан или нет. Тот улёгся на спину и закинул руки под голову: – Вот бы сейчас искупаться в горячем источнике! – Ага! Или попросить у Нямхен чашку горячего шоколада! – Ммм, – протянул Фло. Сладкие мысли о горячем шоколаде и ореховом кексе навеяли сон, и Оскар наконец-то сомкнул глаза. Следующие дни было не отличить друг от друга. Утром, сразу после восхода солнца, трое друзей собирали пожитки, грузили их на Хлюпа и шагали по течению реки. Сначала месили ногами подтаявший снег, потом плавились под полуденным солнцем и отбивались от комаров. Путники без остановки шли дальше и дальше – только вперёд! Хлюп постоянно капризничал: – У меня ноги болят! – Мы уфе прифли? – Мне надо в туалет! – Хофю клубнифное морофеное! – А фейфаф уфе прифли? – Драконы не ходят, а летают! Ходить фкуфно! А бегать – ефё хуфе! – Ну фто, мы прифли наконеф? И так всё время, пока у Оскара не лопнуло терпение. – Мы поняли, Хлюп! Тебе не нравится ходить пешком! Всё ясно, спасибо! Теперь угомонись и не беси нас! На ночь они останавливались в ветхих хижинах, которые не слишком укрывали от стужи и непогоды. Уставшие путники закутывались в тонкие одеяла и делили скудный паёк – засохший хлеб да несколько сушёных фруктов. Они бы с радостью наловили блабларели и наелись досыта, но в Развилке вся рыба, похоже, давно передохла. Хотя многочисленные рыбацкие хижины, гнездившиеся на берегу, говорили о том, что раньше рыбы здесь было вдоволь. С каждым днём силы таяли, как и уверенность Оскара, что они доберутся до Луженбуля. Они так и будут вечно плестись вдоль реки, пока не умрут с голоду или не замёрзнут… Флориан день ото дня становился бледнее, и Оскар всерьёз беспокоился за друга. Спустя девять суровых зим, в начале десятого лета вдали показался город. Крыши Луженбуля, словно мираж, виднелись в дымке у горизонта. Через бурную реку вёл широкий деревянный мост. – Наконец-то! – из последних сил воскликнул Оскар. Остальные едва выдавили слабые улыбки. Загадка на мосту – Привал! – простонал Флориан и уселся прямо на землю под раскидистым дубом. Они почти дошли, к мосту вела широкая мощёная дорога. – Ефть хофю! – заныл Хлюп. Оскар открыл мешок, бросил каждому по последнему сухарю – твёрдому как камень – и присел рядом с друзьями: – Еда закончилась. Надо будет поискать съестное в Луженбуле. – Разве у тебя есть деньги? – спросил Флориан. – Нет, – помотал головой Оскар. Разумеется, денег у него не было. На Драконовом пике они были не нужны, и Оскар и думать о них забыл. – Доберёмся до города и посмотрим, что можно сделать. Может, нам подкинут какую-нибудь работёнку, или Хлюп покажет пару трюков, а мы пройдём по кругу со шляпой, собирая деньги. Выше нос, что-нибудь придумаем! Однако слова Оскара не произвели на друзей должного впечатления. Хлюп из зелёного стал пунцовым. Оскар даже испугался, что дракон вот-вот лопнет, словно воздушный шарик. – Какие ефё трюки?! Я, мефду профим, дракон, а не клоун! – Как же нам тогда заработать денег?! – возмутился Флориан. – Вот фам и покафывай фвои трюки! – Успокойся! Не хочешь – никто не заставляет! – Флориан закатил глаза. – И вообфе мне нельфя в город! – Почему это? – удивился Оскар. – Потому фто я дракон! Ефли меня увидят – фрафу убьют. Что ж, в этих словах был резон. Драконы – за исключением Хлюпа, конечно, – дружат только между собой. Все остальные их слишком боятся. – К тому фе королевфкие фолдаты меня повфюду ифют! – не без гордости заявил Хлюп. – Думаю, ты прав, – кивнул Оскар. Мог бы и сам догадаться. – И что же нам делать? – Мы с тобой пойдём в Луженбуль, а Хлюп спрячется в лесу, – сказал Флориан и поднялся на ноги. Оскару не нравилась идея идти в Луженбуль без такого сильного защитника, как Хлюп, но ещё больше ему не хотелось оставлять дракона в лесу. Хлюп, у которого живот урчал от голода, нырнул в подлесок, чтобы сорвать пару ягод. Он обернулся и помахал им на прощание. Дракон казался одиноким и потерянным. Оскару пришло в голову, что скорее всего тот впервые в жизни остался совсем один. С тяжёлым сердцем мальчики отправились в Луженбуль. Они прошагали совсем немного, и вдруг позади них раздался топот. Друзья обернулись. У горизонта возникло облако пыли, которое стремительно надвигалось на них. – Что это? – испуганно прошептал Фло. Облако приближалось. Оскар почувствовал, как накалился шарик в кармане. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42676712&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.