Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Еврейская эволюция. Исходы и всходы

$ 360.00
Еврейская эволюция. Исходы и всходы Лев Файбисович Книгу предваряют две цитаты из высказываний Льва Толстого о евреях. Первая, длинная, заканчивается словами «такой народ не может исчезнуть». Вторая короткая: «Любить еврея трудно, но нужно». Этими высказываниями охватывается проблематика книги.Обращаясь к трудам великих писателей, историков, философов и ученых, выдающихся деятелей культуры и просто умных людей, автор ищет ответы на множество непростых вопросов. Что такое национальность? Почему евреи привлекают так много внимания?…ЧИТАЙТЕ! Еврейская эволюция Исходы и всходы Лев Файбисович © Лев Файбисович, 2019 ISBN 978-5-4496-9101-9 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero . Он, который первым возвестил слова Господа, он, который так долго хранил пророчество и передал его всему остальному человечеству; такой народ не может исчезнуть. Лев Толстой Любить еврея трудно, но нужно. Лев Толстой ПРЕДИСЛОВИЕ. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭТОЙ РАБОТЫ Изначально к размышлениям о развитии еврейской нации меня подтолкнула полемика в общественно-публицистическом журнале еврейских общин стран СНГ «Корни». Хороший был журнал: его девизом было высказывание основателя сионизма Теодора Герцля «Еврейский народ не может, не хочет и не должен исчезнуть». В 2013 году редакцией вынесла на обсуждение концепцию гиперсионизма израильского раввина Авраама Шмулевича. Ранее гиперсионизм подробно представили многотиражные российские СМИ как некий «еврейско-израильский план». Этот план в их трактовке сводился к решению проблем нации путем умножения территории Израиля за счет соседних стран. Моя статья [14], по сути, была критической. В ней концепция гиперсионизма сопоставлялась с идеологиями, оказавшими наиболее сильное воздействие на историю еврейского народа. Сопоставление выявляло невозможность практического воплощения выдвинутых Шмулевичем предложений. Тем не менее в статье были отмечены и сильные, потенциально продуктивные соображения Шмулевича: Внимание к феноменальным созидательным достижениям евреев. Признание важности единения нации, без которого «нет ничего». Предпочтение стратегических шагов, лежащих вне плоскости действий потенциальных конкурентов. Я предложил сосредоточиться не на расширении контролируемых Израилем территорий, а на поддержке свойственного евреям стремления быть во главе, не в хвосте перемен. На развитии способностей продвигать изменения к лучшему, быть субъектами преобразований. Призвал заниматься раскрытием возможностей для свершений, благотворных как для еврейского народа, так и для человечества в целом. То есть предложил признать национальной идеей обеспечение достойного места евреев в авангарде мирового прогресса. Далее мной были представлены некоторые разъяснения этого предложения. Указание на творческий, созидательный характер соревнований, в которых следует участвовать евреям. Объяснение, насколько стремление быть во главе движения к лучшему мироустройству естественно для нации. Насколько оно соответствует целям, которыми евреи фактически руководствуются уже тысячи лет. Должен признаться, что той статьей я впервые публично высказался по тематике еврейского бытия. Прежде писал в основном о компьютерно прикладных исследованиях и системотехнике. Тем более приятной неожиданностью стало, что главный редактор журнала Семен Августевич очень хорошо принял мою работу: она была помещена в начало юбилейного номера 60. К сожалению, из-за финансовых трудностей издателей как раз тот номер журнала стал последним (по крайней мере, до настоящего времени). Однако сам факт публикации воодушевил. Тем более что статья вышла, но внутренняя неудовлетворенность, чувство недосказанности у меня остались. Сохранилось ощущение, что необходимо призывы к авангардному развитию перевести в плоскость действительности, обозначив направление усилий. Представляемое произведение – попытка исполнения этой задачи. В книге я стараюсь опираться как на исторический опыт еврейского народа, так и на достижения мировой цивилизации. Поэтому везде, где удается, привлекаю мнения специалистов, подтверждаю свои соображения примерами. Отсюда – обилие цитат и ссылок. Публикации, к которым я обращаюсь несколько раз, представлены в конце работы. Есть и разовые ссылки на источники. Они включены прямо в текст. Упоминания конкретных личностей, как правило, сопровождаются указанием их национальности, соответственно теме преимущественно цитируются евреи. Но сразу хочу заявить: я не считаю, что еврейский народ лучше других. Все люди имеют равное право гордиться своей национальностью. И всем стоит это делать. Лишь бы такая гордость была добродетельной, способствовала совместному выживанию и процветанию народов. Я думаю, что произведений, подобных этому (о перспективах развития), заслуживает каждая национальная культура. Наверное, тем, кто проявил интерес к теме и дошел до этого места, хотелось бы, прежде чем углубляться далее, понять, о чем пойдет речь. Поскольку я искренно признателен за внимание каждому читателю, то в самом кратком виде обозначу последовательность рассматриваемых вопросов: Национальные культуры, их значение для выживания и процветания этносов. Откуда происходят и как сложились особенности еврейской нравственной культуры. Положение еврейской нации трудно признать благополучным, несмотря на порождение множества тех, кем гордится человечество, кто сделал феноменальные вклады в современную цивилизацию (пример Альберт Эйнштейн). Главная национальная беда в том, что еврейский народ разобщен, это подрывает перспективы его развития. Наиболее подходящей основой для преодоления проблем, порождаемых разобщением, является концепция объединения многообразия различий. Концепция единства многообразия по-разному реализовывалась на протяжении всей истории евреев, их взаимодействий с другими народами. Нынешние недостатки единства ограничивают жизненные перспективы, эволюционные способности нации, ее возможности содействовать разрешению общечеловеческих проблем. Нужно единение, помогающее предупреждать катастрофические бедствия, извлекать эволюционные выгоды из перемен. Евреи больше других подготовлены к решению этой, актуальной для всего человечества задачи посредством совершенствования нравственной культуры. Чтобы произведение было легче воспринимать, каждому разделу и каждой главе предшествуют эпиграфы. Их назначение не столько концентрированно выражать, сколько оттенять содержание последующего текста. Книга получилась непростая. Чтобы было легче ее понять, в самом конце, перед послесловием я сжато описываю, что хотел сказать в каждом разделе. То есть представляю как бы «авторский реферат». Думаю, что заявленная тема своевременна и важна. Все дальнейшее предлагаю интерпретировать как приглашение к размышлениям, к полемике и социальным экспериментам. ЕВРЕИ: КТО И ОТКУДА Всякий, кто отвергает идолопоклонство, есть еврей. Талмуд, Мегила 13а Тот, кого не преследовали, не есть еврей. Талмуд, Хагига 5а Национальная принадлежность, значение культуры Говорят, Хемингуэй в детстве тоже был еврей. Евреи, все евреи, кругом одни евреи… Аркадий Звездин (Северный), советский музыкант и певец Казалось бы, простое понятие – национальность. У каждого человека она есть, обычно считается существенной характеристикой. Для многих людей национальность очень важна. Они придают большое значение и собственной национальности, и национальности других. Казалось бы, при такой-то заинтересованности идентификация национальной принадлежности не должна вызывать трудностей. Что касается практического распознания евреев, его уверенно и быстро производят миллионы людей, включая подавляющее большинство самих евреев, а также тех, кто их активно не любит, попросту говоря, антисемитов. Но если вдуматься, что значит национальность человека, что ее характеризует, выявляется много неочевидного. Хорошо, что в последние годы определением национальной принадлежности занялись ученые. Их интересу к этому вопросу способствовало правительство Испании. Не так давно оно объявило об упрощении процедуры получения гражданства для потомков евреев, изгнанных из страны более пяти веков назад. Национальная идентификация в контексте выполнения этого решения стала предметом научного анализа. Результаты исследований были представлены статьями в журналах American Scientist и PLOS ONE. Их авторы пришли к выводу, что принадлежность к любой нации определяется двумя видами факторов. Необходимо совместно рассматривать биологически наследуемые характеристики и параметры культуры, влияющие на поведение. Выводы исследователей стали основой решения, принятого Министерством внутренних дел Испании совместно с Федерацией еврейских общин. Согласно ему, на испанское подданство могут претендовать как зарегистрированные члены еврейских сефардских общин (культурный признак), так и носители распространенных среди сефардов фамилий (наследственный параметр). Видимо, подобный подход к определению национальной принадлежности теперь можно считать общепризнанным. Правительство Португалии, например, тоже воспользовалось им, принимая аналогичное решение о своих еврейских изгнанниках. Эта история научного определения национальности в двух отношениях связана с нашей темой. Во-первых, выводы науки соответствуют еврейской традиции. Согласно принятым более двадцати веков назад правилам евреем является человек, рождённый матерью-еврейкой или добровольно прошедший обряд приобщения к еврейским традициям (гиюр). Во-вторых, примечательно, что ученые рассматривали вопрос национальной идентификации именно евреев. Судя по всему, евреи, особенно если принять во внимание сравнительно небольшую численность, самый заметный, привлекающий к себе внимание народ. Это повышенное и, преимущественно, негативное внимание объясняется тремя причинами: евреи «повсеместны», евреи отличаются от окружающих и, главное, они успешны. С точки зрения многих, слишком успешны. Существуют разные объяснения выдающихся достижений евреев. Политолог Чарльз Мюррей (нееврей), написавший вместе с психологом Ричардом Хернстайном (евреем) бестселлер «Колоколообразная кривая», считает, что все дело в генах. Он доказывает, что евреи-ашкенази в результате многих веков близкородственных браков обрели феноменально высокие показатели врожденного интеллекта (I.Q. по американским данным в среднем 113). Поэтому они – ведущая этническая группа Соединенных Штатов по мыслительным талантам и способностям к обучению. Однако большинство специалистов придерживается другого мнения. Одним из контрдоводов Мюррею является то, что евреям-сефардам тоже свойственны выдающиеся достижения. Например, такие прославленные исторические фигуры, как Рамбам и Спиноза, – сефарды. От себя добавлю, что генная теория Мюррея не соответствует многим фактам, часть из которых я собираюсь привести в дальнейшем. Здесь только отмечу, что зачастую жизненным успехам представителей других наций способствовало сотрудничество, длительное созидательное взаимодействие с евреями. Что подтверждает и профессиональный опыт самого Чарльза Мюррея. Всемирная история (подробнее об этом будет ниже) свидетельствует, что прибытие евреев способствовало ускорению развития многих стран. Имеются доказательства, что польза от присутствия евреев может сказываться очень долго. Не так давно в СМИ прошло сообщение о результатах исследований экономиста и социолога Луиджи Паскали, профессора барселонского Университета имени Помпеу Фабра. Он анализировал причины различий в уровнях экономического развития севера и юга Италии. Профессор пришел к выводу, что основой дифференциации стала политика региональных властителей несколько веков назад. На юге, исходя из религиозных соображений, евреев изгнали, а на севере, руководствуясь экономическими интересами, оставили. Сотни лет прошли, а различия сохраняются. Север остается богаче примерно на 10—20%. Недавно под эгидой ООН международным коллективом ученых было проведено сравнение эффективности национальных культур, измерение культурного капитала народов. Полученные результаты представлены в книге Лоуренса Харрисона [17]. Выяснилось, что «национальные культуры не равнозначны с точки зрения движения к демократической стабильности, социальной справедливости и экономическому процветанию, к целям, установленным Всеобщей декларацией прав человека». Участниками исследований выявлен ряд культур, ценности, верования и установки которых благоприятствуют выдающимся достижениям на путях развития цивилизации. В этом ряду, включающем протестантизм, конфуцианство (а также духовные системы нескольких небольших национальных общин), место самой древней заняла еврейско-иудейская культура. «Если отсчитывать от Авраама, то еврейские ценности, верования и установки существуют 4000 лет, конфуцианские – 2500, а протестантские – 500». К концу 20-го века все больше распространяется точка зрения, что надо не завидовать евреям, а поучиться у них. Причиной стало осознание, что главенствующую роль в жизненных успехах не только отдельного человека, но и социальных общностей, в том числе наций, играет именно их культура. А культуру можно изучать, осваивать, перенимать. Судя по всему, изучение еврейской культуры выгодно, прежде всего, остальному человечеству. Стивен Пиз, автор книги «Золотой век еврейских достижений» пишет: «Лучшее понимание культурных ценностей, побуждающих к позитивному поведению, выдающимся достижениям и несомненному вкладу, приносящему выгоду всем нам, будет означать, что успехи евреев не обязательно останутся уникальными. Нам не нужно иметь еврейские гены и обращаться в иудаизм, чтобы по достоинству оценить результаты, достигнутые евреями, и учиться у них». Аналогичная точка зрения распространена в Южной Корее и Японии, где во многих школах изучают Талмуд. Наконец, в Китае издается все больше книг, авторы которых пытаются «понять, как евреям удалось достичь столь впечатляющих успехов» (газета «Еврейское слово» №4 2016г. с.8). Думаю, что полезны такие исследования и евреям, поскольку способствуют выполнению заповеданной миссии – вести человечество к лучшему миру. Не секрет, что о достижениях евреев очень многие не знают. Приведу одновременно как забавный, так и характерный пример. Видному историку культуры Юрию Лотману во время публичного выступления из зала пришла записка. Он зачитал ее вслух: «Скажите, почему в Библии речь всё время идет исключительно о евреях, а о русских не говорится ни слова?». Лотман выдержал паузу и ответил, откладывая записку в сторону: «По техническим причинам». Однако популяризация прошлых и нынешних достижений, как показывают опросы населения подавляющего большинства стран, слабо способствует улучшению отношения к евреям. Не помогает эта популяризация и разрешать национальные проблемы. Со временем меняются условия существования еврейского народа, возникают все новые опасности и риски. Чтобы сохраняться и продолжать развиваться в качестве нации, евреям необходимо осознавать, последовательно и подробно выяснять, откуда берутся успехи наших соплеменников. Многие эксперты считают, что они непосредственно связаны с лучшим образованием и умелой коммерцией (с жизненным предпринимательством). Но что обусловило лучшее образование и тягу к предпринимательству? Откуда они происходят, благодаря чему свойственны нации? Нравственность – костяк любой национальной культуры Нравственность – основа всех человеческих ценностей. Альберт Эйнштейн Оказывается, понятие «национальная культура» даже весьма образованными людьми трактуется неоднозначно. В частности, я обнаружил, что люди с одинаковыми корнями и сходными взглядами на жизнь по-разному отвечают на вопрос о национально культурной принадлежности. Широко, в том числе среди живущих в России евреев, распространено убеждение, что культуру определяют «государственные» обстоятельства: родной язык, прочитанные литературные произведения, привычная музыка и тому подобное. То есть, если кого-то с детства окружали произведения русской культуры, значит, человек принадлежит ей. Доля истины в таком понимании есть, отпечаток на внутренний мир личности культура страны проживания накладывает. Но я убежден, а исследования культурологов подтверждают, что главное не это. Евреи, и не только евреи, сохраняли самобытность в условиях рассеяния десятками веков. А распространенность «государственного» взгляда на национально культурную идентификацию в России стала результатом целенаправленного, даже насильственного манипулирования сознанием, массированного внушения со стороны советских идеологов. Это внушение должно было трансформировать национальные культуры, а некоторые из них, в том числе еврейскую, фактически уничтожить. Надо признать, что подобная политика, хотя и не так навязчиво, и поныне проводится многими странами. Она направлена на обеспечение общности, согласованности населения. Кое-что в этом плане государства могут сделать, но не всегда, не все и не сразу. Дело в том, и это доказано, что культуру определяют обретаемые ее приверженцами возможности [19]. Главное не масса всего, что тот или иной человек читает, видит, слышит, а то, что он фактически воспринял, применяет. То есть культура личности характеризуется не столько полученной извне информацией, сколько поведенческими навыками человека. Возникает вопрос, а чем определяется поведение. Думаю, что наиболее продуктивный ответ на этот вопрос предложил религиозный философ-экзистенциалист Мартин Бубер, первый президент Академии наук Израиля. Его считают одним из самых значительных и оригинальных мыслителей 20-го века. Предмет философии Бубера: взаимодействие каждого Я, каждой личности с ее средой. Бубер [5] выделил два типа связей человека с окружающим миром: «Я – ТЫ» и «Я – ОНО». Связи «Я – ТЫ» характеризуются взаимностью, равенством, непосредственностью и постоянным присутствием. Они реализуются двусторонними контактами, живыми духовными взаимоотношениями. Посредством таких взаимоотношений, диалогов человек воспринимает, интерпретирует, выстраивает в своем сознании образы всего, что ему лично близко, от любой мелочи до мира в целом. Связи «Я – ОНО» такими свойствами не обладают. Они характеризуют то, что независимо, отчуждено, неодушевленно. Отношения «Я – ОНО» основываются на принятии фактов, формируются рациональным путем. Развитием неодушевленных связей занимается наука. Влияние культуры связей «Я – ОНО» преобладает, когда человек имеет дело с неживыми объектами, хотя зачастую и вещи бывают как любимыми, так и нелюбимыми. Напротив, отношения с живыми существами, особенно отношения между людьми, поведенческие правила определяются главным образом связями «Я – ТЫ». Иными словами то, как люди выстраивают отношения между собой, определяется не культурой вообще, а личностной основой, той ее частью, которую характеризует понятие нравственность. Согласно толковым словарям под нравственностью понимаются моральные качества человека, правила, которыми он руководствуется в жизни. Обычно термин нравственность используется как синоним морали, иногда – этики. С самых древних времен нравственности придавалось огромное значение. Прославленный мыслитель древней Греции Аристотель утверждал: «Нравственный человек много делает ради своих друзей и ради отечества, даже если бы ему при этом пришлось потерять жизнь. Напротив, человек без нравственных устоев оказывается существом самым нечестивым и диким, низменным». Ему вторил знаменитый в Римской империи поэт Гораций: «Серебро дешевле золота, золото дешевле нравственных достоинств». С тех пор значение нравственности не уменьшилось. По убеждению выдающегося русского литературного критика Виссариона Белинского, «Без глубокого нравственного чувства человек не может иметь ни любви, ни чести, – ничего, чем человек есть человек». А немецкий писатель, эссеист, лауреат Нобелевской премии Томас Манн пришел к выводу: «Нравственность – это, несомненно, самое важное в жизни; она, возможно, сама воля к жизни». С давних времен известно, что нравственность воспринимается каждым человеком от ближайшего окружения в самом начале жизни. В 18-м веке французский философ немецкого происхождения, энциклопедист и просветитель Гольбах заметил: «Говорить, что нравственные идеалы врождены или представляются результатом инстинкта, – это все равно, что утверждать, будто человек способен читать, не зная еще букв алфавита». А в 19-м веке основатель немецкой классической философии Гегель рекомендовал: «На первое время важнее всего материнское воспитание, ибо нравственность должна быть насаждена в ребенке как чувство». Научное подтверждение тому, что нравственность формируется в детстве, дал швейцарский психолог, создатель теории когнитивного развития Жан Пиаже. Он доказал, что у ребенка к 7 годам на 80% формируются индивидуальные, свойственные именно ему, мыслительные характеристики. То есть нравственные основы передаются главным образом от родителей к детям, из поколения в поколение. Соответственно, воспитанный еврейской семьей ребенок обретает еврейский «нравственно поведенческий скелет» в раннем детстве. Как мудро заметил наш юморист Михаил Жванецкий, «Большое заблуждение считать, что евреями рождаются – ими становятся». Особенности морально-этической культуры народа, нации воплощаются в нравах, нравственных обычаях. Понятие «нравы» характеризует все те формы поведения людей, которые свойственны данному обществу. По-видимому, одним из первых к признанию значения нравов для выживания и процветания наций пришел Алексис де Токвиль. Он прославился своим трактатом «Демократия в Америке» [12], который до сих пор называют «одновременно лучшей книгой о демократии и лучшей книгой об Америке». В этом трактате Токвиль 180 лет назад утверждал: «Благодаря нравам можно извлечь пользу даже из самых неблагоприятных географических условий и самых скверных законов. Нравы имеют особое значение – вот тот неизменный вывод, к которому постоянно приводят исследования и опыт». Иными словами «Законы приходят и уходят. Этика остается». Общепризнано, что нравы запечатлевают историю этической эволюции народа, его прогресс. Правомерность эволюционного подхода к нравственным переменам подтверждают слова гениального русского писателя, мыслителя и гуманиста Л. Н. Толстого: «Разумное и нравственное всегда совпадают». В том же контексте находятся слова русского философа энциклопедиста Н. Г. Чернышевского «Важнейший капитал нации – нравственные качества народа» и восточная мудрость «Для уничтожения народа нет необходимости идти на него с войной, достаточно уничтожить нравственность этого народа». То есть, лишаясь нравственного своеобразия, народ ассимилируется, перестает быть субъектом общечеловеческого культурного прогресса. Но какие нравственные свойства народов, по мнению ученых, наиболее востребованы в наше время? Упомянутое в предыдущем разделе исследование эффективности национальных культур [17] основывалось на оценках 25 показателей культурного капитала. Этими показателями характеризовались мировоззрение, добродетели, экономическое и социальное поведение, нравы. Значение каждого из показателей оценивалось по шкале эффективности. Вот примеры. На одном краю диапазона показателя «религия» значится воспитание рациональности и стремления к достижениям, сосредоточение на посюстороннем мире, прагматизм. На другом краю – культивирование утопизма, сосредоточение на потустороннем мире, иррационализм. Или показатель «житейские добродетели»: более эффективна культура, согласно которой важны хорошо сделанная работа, опрятность, пунктуальность. То есть культура хорошего поведения. Менее эффективна – когда на первом плане любовь, справедливость, смелость, красивые и яркие эмоции. Наконец, показатель «труд/достижения» (экономическое поведение): эффективны принципы «жить, чтобы работать», труд ведет к богатству. Неэффективно: «работать, чтобы жить», труд – удел бедных. Совокупность значений показателей позволила исследователям развернуто ответить на два фундаментальных вопроса: (1) поощряется ли вера в то, что люди могут влиять на свою судьбу и (2) поддерживается ли «золотое правило». Положительные ответы на эти вопросы отражают «культурные ценности тяготения к прогрессу». Авторы не объясняют, в чем состоит «золотое правило». Видимо потому, что оно считается основой западной (ныне все чаще именуемой иудео-христианской) цивилизации. Но для русскоязычной аудитории, видимо, нужны разъяснения. Основные варианты «золотого правила» изначально были выработаны в иудейской среде. «Золотое правило» в христианстве принято трактовать согласно заповеди Иисуса Христа: «как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». Примерно в то же время великий иудейский законоучитель Гилель выразил смысл Торы посредством иной интерпретации «золотого правила» (иногда эту интерпретацию называют «серебряным правилом»). Неофиту, пожелавшему понять суть иудаизма за время стояния на одной ноге, он сказал: «Не делай соседу того, что ненавистно тебе: в этом вся Тора. Остальное – пояснения; теперь иди и учись». Два великих еврея, которые в реальной жизни могли бы даже пересечься (есть легенда, что Гилель был наставником Христа), высказали нечто сходное. Но если вдуматься, то существенна философская, мировоззренческая разница между этими вариантами. Христианской, «позитивной» версией руководствоваться проще: что сам хочешь, то делай другим. Но она сильно ограничивает альтернативность хорошего, приемлемого поведения. Это мешает продуктивно использовать «золотое правило». Иудейский вариант «негативен». Он устанавливает лишь запретные границы, оставляя свободным пространство выбора. Такой подход называется правовым. Применяя его, евреи получают большую, чем христиане, свободу действий. Пока действия не подпадают под запреты, пока они приемлемы другими, можно поступать так, как считаешь нужным, полезным, выгодным. Но требуется размышлять, договариваться, проявлять предприимчивость. Однако вернемся к исследованию эффективности культур. По результатам исследования ученые сделали вывод: «в основном ценности тяготения к прогрессу разделяют самые успешные общества Запада и Восточной Азии, отдельные этнические и религиозные меньшинства некоторых стран, а также евреи всюду, куда их забрасывает судьба» [17]. То есть исследование, в частности, показало, что евреи повышенно успешны при самом разном социальном окружении. Поэтому правомерно утверждать, что, независимо от места проживания, они приобщены к одной системе поведенческих нравов, общееврейской нравственной культуре. Конечно, нравственная эффективность не значит, что члены нашего этноса более милые, более приятные, симпатичные люди. «Успешность» евреев многосторонняя и универсальная. Это замечательно сформулировал поэт-сатирик Игорь Губерман: «мы такой народ – даже способное отребье крупной масти мы поставляем яркое и энергичное». Поэтически он добавляет: «Среди болотных пузырей, надутых газами гниения, всегда находится еврей – венец болотного творения». В частности, замечу, что принадлежность к еврейской поведенческой культуре не всегда сопровождается признанием заслуг своих предков. Многие становились выдающимися деятелями, опираясь на еврейские культурные нравы, однако открещивались от национального наследия, даже демонстрировали презрение к еврейству. Таких явных и неявных талантливых, даже гениальных «выкрестов» в истории евреев хватает (Карл Маркс, Борис Пастернак…). Оценивая их поведение, я согласен с гением русской поэзии А. С. Пушкиным: «Неуважение к предкам есть первый признак безнравственности». Тем не менее, и их творчество подтверждает созидательную мощь еврейской нравственной культуры. Как пишут израильтяне, писатель Амос Оз и его дочь историк Фаня Оз-Зальцбергер, авторы книги «О евреях и словах» [7], «Мы из того же теста, из того же текста, что и наши предки». Евреи, по мне, не лучше других, но заметнее, больше выделяются. И это здорово. Снова присоединюсь к Губерману: «Имею я огромное количество различных недостатков. Среди которых (не последний) – непомерная гордыня, что принадлежу к незаурядному и ярко одаренному народу. Поэтому время от времени я закрываю глаза и с наслаждением слушаю безостановочное шуршание плавно текущего по свету всемирного еврейского заговора». Естественно возникает вопрос: что обусловило феноменальную еврейскую эффективность, эффективность еврейской нравственности, нравственной основы еврейской культуры? Рассмотрим, почему евреи особенно успешно сочетают предположение, что они могут определять свою судьбу, и следование «золотому правилу». Откуда берется еврейское счастье Мне казалось, да и сейчас кажется, правильнее считать, что не Бог избрал евреев, но евреи были первым народом, избравшим Бога. Голда Меир От счастья до несчастья шаг, от несчастья до счастья – вечность. Еврейская пословица Начнем с того, что пресловутая, далеко не всегда и всем приятная, еврейская активность опирается на веру. Веру в то, что при самых разных условиях люди могут влиять на свою судьбу. Если бы этой веры не было, если бы они легко опускали руки, мирились с навязанными или случайно складывавшимися неблагоприятными обстоятельствами, то нация уже много раз бы исчезла. Но, как говорится в анекдоте, «не дождетесь». Теперь об умениях сочетать «золотое правило» со способностью влиять на свою судьбу. Стивен Силбигер, автор книги «Еврейский феномен», полагает, что достижения еврейского народа проистекают из долгого нахождения в рассеянии. С этим мнением [17] согласен Джордж Сорос, американский миллиардер, филантроп и мыслитель, венгерский еврей по происхождению. Сорос, прославившийся биржевыми операциями и поддержкой демократических преобразований по всему миру, отождествляет «принадлежность к еврейскому народу с бытием в составе национального меньшинства». Действительно, хотя евреи всегда были небольшим по численности народом, уже во времена Маккавеев (около 100 г. до нашей эры) иудейские общины распространились по всем странам Средиземноморья. Тем не менее, даже в самых малых общинах диаспоры они сохраняли культурную обособленность. Правда, не только евреи. Цыгане, а также ряд других малочисленных народов с давних времен тоже успешно берегут свою самобытную, автономную от среды проживания культуру. «Наших людей» от иных меньшинств отличило упорное стремление реализовать свои мыслительные способности. Как отметил Альберт Эйнштейн: «Евреи доказали, что в процессе исторического развития лучшим оружием является интеллект». Такое свойство бытия еврейской нации образовалось не случайно. Оно стало следствием выбора особой исторической роли. Следствием отказа от комфорта простых жизненных целей, результатом предпочтения трудностей и рисков, сопутствующих воплощению великой идеи. Тысячи лет назад евреи выступили великими новаторами в религии и морали, поверив, что им и их потомкам предназначено быть «пилотным проектом» для всего человечества. Единодушная и страстная вера в эту миссию определила особенности истории нации. Исторический путь евреев отличают целенаправленные усилия. Нравственные усилия, направленные на постижение и претворение высшей воли. Эти интеллектуальные усилия способствовали развитию жизнеспособностей нации. Почему? Изучая взаимодействия личности со средой, Мартин Бубер рассматривает связи между личностью и Создателем как общение каждого из нас с вечным, повсеместным «ТЫ». Бубер доказывает, что Бог главным образом постигается нами опосредованно – через природу, других людей, их произведения. Центральное место в этом восприятии у евреев занимает Тора, Книга с большой буквы – запись диалога человека с открывшимся ему Создателем. На общении с Богом основывается не только иудаизм, не только религия евреев. Но, настаивает Мартин Бубер, ни одна другая группа людей не вложила в этот диалог столько духовных сил, сколько евреи. Бубер постоянно подчеркивал, что еврейский Бог не вмешивается в историю. Однако на все происходящее влияют взаимосвязи, которые мы выстраиваем с ним, с нашим представления о нем. Буберу вторит исследователь современной истории еврейского народа Юрий Слезкин: «Вся религиозная система (иудаизма) – не что иное, как контракт, заключенный между Иеговой и его избранным народом, контракт со всеми вытекающими из него последствиями и обязательствами. У каждого еврея есть свой лицевой счет на небесах, и смысл его жизни состоит в том, чтобы закрыть этот счет, следуя писаным правилам и не оставшись в долгу. Неослабное изучение правил и неукоснительное следование им заставляет обдумывать свои действия и осуществлять их в соответствии с велениями разума. Еврейская традиция как закон направлена на подавление животных инстинктов человека, на обуздание его желаний и наклонностей и на замену эмоциональных порывов продуманными поступками. Короче говоря, на „этическое укрощение“ человека» [10]. В свою очередь, американский философ Мордехай Каплан [5] сформулировал концепцию иудаизма как «цивилизации», объединяющей нацию. Он доказывает, что иудаизм, прежде всего, система нравственного регулирования жизни еврейского народа, у которого религия выполняет «практическую функцию». Главная задача иудаизма, по его убеждению, является совершенствование жизни, развитие культуры жизни. Следуя концепции Каплана, традиция должна указывать людям путь, но не ограничивать свободу выбора. Для этого евреям нужно не только мириться с существованием различных духовных течений, но и учиться ценить это разнообразие. Соответственно, многие раввины пришли «к убеждению, что религия должна быть основана на делах, а идея, будто на первом месте должна стоять вера, чужда иудаизму» [5]. С пониманием иудаизма как «цивилизации» согласны и множество евреев-атеистов, в том числе авторы книги «О евреях и словах». Написавшие ее члены семьи Оз заявляют: «Мы, неверующие, тоже остаемся евреями. Остаемся благодаря чтению» [7] и, добавлю, осмыслению иудейских текстов. «Мы стали тем, кем стали из-за многих факторов: родителей, сионизма, современности, Гитлера, привычки и удачи. Но если и есть какая-то цепочка между Авраамом и нами, то она состоит из записанных слов». Интерпретация иудаизма как «книжной цивилизации», которая культивирует духовное многообразие, соответствует первоосновам еврейства. Ведущие иудейские мыслители уверены, что, определяя сакральную базу человеческого бытия, Тора имеет бесчисленные интерпретации. Согласно Талмуду, в Торе есть четыре уровня понимания, называемые: «ПаРДеС» (буквально «Сад», «Рай»). Это название является аббревиатурой: «Пшат» – простое, непосредственное восприятие текста; «Ремез» – буквально «намёк»; «Драш» – толкование; «Сод» – тайна. В пояснение процитирую руководителя хасидского движения Хабад, 7-го Любавичского Ребе Менахим-Мендл Шнеерсона (1902—1994). Многие современники называли его самым феноменальным еврейским духовным лидером эпохи. 14 апреля 1992 г. было принято раввинское постановление признать этого человека потенциальным Машиахом, Мессией. В 1994 году (https://ru.wikipedia.org/wiki/1994_%25D0%25B3%25D0%25BE%25D0%25B4) он был посмертно награждён высшей наградой США – Золотой медалью Конгресса. Так вот что ребе Шнеерсон говорил о восприятии Торы: «На уровне буквального смысла (Пшат) она содержит законы, повествует о реальных событиях, на уровне намека (Ремез) – указывает на основные принципы иудаизма, на уровне толкования (Драш) – очерчивает религиозную этику еврея, а на мистическом уровне (Сод) – содержит ключи к тайнам Б-жественного опыта». Многомерное пространство, где каждому есть о чем подумать, чему поучиться. Главное, у всех восприятие становится глубже и многостороннее. Хорошая тренировка для мозгов. Однако многослойная интерпретация Торы не была дарована нации свыше, она выстраивалась – по сю пору продолжает выстраиваться – в результате многовековых усилий еврейских мыслителей. Из столетия в столетие мудрецы коллективно стремились лучше понимать, познавать смысл окружающего мира, отобразить результаты своих раздумий в текстах для последователей. Назначение этой колоссальной работы – продвигаться к лучшему миру, следуя Закону в многообразных обстоятельствах бытия. Важно, что объекты иудейского осмысления никогда не сводились к абстракциям, схоластике. Еврейские мудрецы никогда не теряли связей с практикой, постоянно занимались решением актуальных задач жизнедеятельности народа в любых ситуациях. Эту особенность мышления национальных вождей иллюстрирует анекдот: «Б-г вызвал к себе представителей всех трех монотеистических религий, чтобы предупредить народы, что через две недели он устроит новый Великий потоп, но только на сей раз без ковчегов. Священник призвал христиан посвятить две недели добрым делам в надежде, что это зачтется и они попадут в рай. Мулла объявил мусульманам: «Мы правоверные, будем продолжать прежнюю жизнь, тогда рай нам гарантирован». А раввин собрал евреев и сказал: «Нам отпущено две недели, чтобы научиться жить под водой». Анекдот есть анекдот. Но вот что утверждают вышеупомянутые атеисты из семьи Оз: «в еврейской традиции знания крайне важны, но семья, род, еще важнее» [7]. Они обстоятельно доказывают, что познание, получение и накопление знаний с древности были вплетены в быт нации, приводят множество подтверждений тому, что евреи всегда следовали принципу «образованное потомство – залог коллективного выживания». В частности, десятки веков «мальчиков и девочек воспитывали с четкой установкой на то, чтобы сохранять, нести дальше мудрость общества. Так исторические знания передавались от поколения к поколению». Причем авторы отмечают, что, в отличие от других культур, «у евреев традиция передавать истории довольно рано стала предписанием, заповедью. Народная мудрость превратилась в свод текстов. Формула „из рода в род“ была высечена на камне, начертана на папирусе, пергаменте, а впоследствии на бумаге». Еще одним способом связывания книжного наследия с реальным бытием, как подмечено Амосом Озом и его дочерью, было сочетание: «книг с хлебом, священный обет и семейный обед». Вот уже две с половиной тысячи лет «еврейские дети объедаются праздничными лакомствами и в тоже время внимают историям о неминуемой гибели и чудесном спасении предков, сами читают и декларируют их». Те же авторы выводят «формулу» исторического еврейского праздника: «Они хотели нас убить, мы выжили, а теперь давайте поедим» [7]. Чтобы существовать, обеспечивая преемственность национальной культуры, еврейскому народу требовалось решать задачи двойственной сложности. С одной стороны, нужно было следовать заповедям, исполнять взятые на себя обязательства. С другой стороны, благополучие, устойчивость жизни общин были невозможны без соблюдения законов государства проживания, уважения местных обычаев и традиций, выстраивания взаимовыгодных отношений с соседями. Быть евреем, считать себя евреем – всегда значило находиться в напряжении, в состоянии поиска путей решения жизненно важных вопросов, вопросов, на которые нет простых ответов. Выживать значило познавать. «Спасаясь от резни и погрома, убегая из горящего дома или синагоги, евреи забирали с собой только детей и книги. Книги и детей» [7]. Недавно я прочитал статью [13] как на протяжении более чем двух тысяч лет прорабатывалась иудейскими мудрецами только один нравственный вопрос – выкуп пленных и заложников. Раскрыты основные заповеди выкупа, приведены канонизированные исключения и ограничения, указано, кем они предложены, чем обоснованы. В течение веков выстроен довольно изощренный комплекс соображений и предписаний как в тех или иных ситуациях правильно действовать. На этом примере лично я убедился, что в помощь евреям, стремящимся к праведной жизни, иудаизмом проведена колоссальная работа. Только ознакомление с историей этой работы уже приносит пользу. Хотя бы тем, что побуждает задумываться. Тем не менее, автор статьи отмечает, что и поныне во многих случаях выработанных правил недостаточно. «Малейший нюанс в такой непростой жизненной ситуации может кардинально изменить отношение к ней». Следовательно, разработки надо продолжать. Эта типовая коллизия еврейской исторической драмы выявляет эволюционную мощь национального мышления. Эволюционно познавательная природа еврейской нравственности Эта эволюция отменная вещь! Спасла нас от зоопарка. Юлиан Тувим, польско-еврейскийписатель По-моему, особую роль в достижениях еврейского народа сыграла организация самосовершенствования национальной этики. Важнейшее свойство еврейской культуры – поступательная эволюция нравственности. Поступательность обеспечивала особая организационная технология, развивавшаяся еврейскими мудрецами с древнейших времен. Пол Джонсон, автор книги «История евреев», считает самым главным то, что евреи научились рационализировать, логически осмыслять, неуклонно развивать свою духовную жизнь [17]. Аналогичного мнения придерживается финансист и филантроп Джордж Сорос: «Я полагаю, что такая вещь как еврейский гений создается стремлениями выйти за существующие рамки. Евреи научились обдумывать каждый вопрос с многих позиций, даже если эти позиции противоречат друг другу. Тот факт, что евреи составляют меньшинство, побуждает их к критическому мышлению». Примечательно, что аналогичные технологические принципы мышления присущи науке, научному приобретению знаний. Но технологии научного познания сложились намного столетий позже: в Средневековой Европе. За подтверждением сходства обратимся к результатам современных исследований. Крупнейшие достижения 20-го века в изучении принципов приращения научного знания связаны с работами Карла Поппера [8]. Будучи евреем по происхождению (родители приняли протестантство, когда он был подростком), он, спасаясь от фашизма, эмигрировал из Австрии. Сначала в Новую Зеландию, а затем в Англию. Анализируя истории сделанных учеными открытий, Поппер сформулировал основные принципы совершенствования научного миропонимания, то есть принципы эволюционно поступательного развития теорий рационально объясняющих мир. Сравним выявленные Карлом Поппером принципы методологии научного познания (они выделены курсивом) с технологией совершенствования концепций иудаизма: Изменения научных объяснений производятся для устранения проблем.Проблем несоответствия теорий реальным явлениям. Более совершенные представления фиксируются, замещая менее совершенные. За две тысячи лет до становления системы научного знания (в 5 веке до нашей эры) толкователи Торы занялись выработкой, согласованием и письменным сохранением ответов на вопросы, порождаемые повседневной жизнью. Разрешение проблем основывается на выдвижении и отборе идей.Эти идеи должны согласовываться как с фактами, так и с совокупностью ранее принятых, формально зафиксированных и сохраняющих действенность теорий. Свод священных для евреев текстов уже в восьмом веке занимал порядка 15000 страниц. Новые иудаистские идеи, новые решения жизненных вопросов обязательно должны были и соответствовать практическим реалиям, и обеспечивать преемственность умозаключений. Между учеными постоянно ведутся критические дискуссии в целях выявления наиболее плодотворных и перспективных объяснений реальности. Около 35-года до нашей эры развернулась первая систематическая полемика между двумя концептуально противостоявшими школами иудаизма: школой Гилеля и школой Шаммая. Традиция ведения дискуссий в дальнейшем развивалась, расширялась, оставаясь неотъемлемой составляющей еврейской культуры. Приобщение к основам системы научных знаний производится массово, это является одной из главных задач образования. Согласно тысячелетним традициям еврейское обучение ведется с трехлетнего возраста. Ученики шаг за шагом совершенствуют представления о правильной жизни, умения их интерпретировать на практике. Самые продвинутые из учащихся еврейских школ становятся раввинами. Они наделяются правом толковать Священное Писание, быть моральными вождями, руководителями общин. Подобно ученым раввины обязаны непрерывно совершенствовать, наращивать свои знания. Сопоставление помогает объяснить, почему иудейские технологии, правила работы со священными текстами оказали мощное воздействие не только на жизненные обычаи народа, но и на развитие национальных талантов. У меня навернулись слезы, когда я узнал о последних словах Семена (Шимона) Дубнова – еврейского историка, публициста и общественного деятеля, одного из создателей научной истории еврейского народа, Когда его в декабре 1941 года Дубнова уводили на расстрел латышские полицейские, престарелый историк кричал: «Евреи, пишите и записывайте!». Авторы книги «О евреях и словах» подтверждают: «Еврейская культурная преемственность всегда основывалась на сказанных и написанных словах, на вечнорастущем снежном коме толкований, споров и разногласий, на беседе между представителями двух или трех поколений в синагоге, школе и особенно дома» [7]. Их наблюдения дополняет высказывание Джонатана Сакса, в прошлом главного раввина Великобритании: «Иудаизм представляет собой веру, основанную на вопросах, которые должны, казалось бы, подорвать основы самой веры». Это кажущееся противоречие разъясняется в произведении семьи Оз: «Еврейские родительские обязанности включают уникальный академический аспект. Статус родителя всегда предполагал некоторый уровень преподавания, основанного на текстах, а статус ребенка – необходимую учебную деятельность. Евреи прививали детям культуру повествования, как только те начинали понимать слова (в два года) и читать их (в солидном возрасте трех лет)». Отсюда произошло значение «второй пары: наставник и ученик. В этих отношениях перемешиваются любовь, восхищение и вечный спор; так оно и должно быть. Хороший ученик – тот, кто обоснованно критикует учителя, выдвигая более свежее и убедительное толкование». Причем исторически прослеживается «горькая истина: дети могут стать для родителей огромным разочарованием, а вот хороший ученик, скорее всего, не подведет». Авторы подчеркивают, что евреи (в отличие от христиан) не видят в необразованном ребенке ничего ангельского. «В нашей культуре нет святой простоты. Очарование детей уже тысячи лет связывается с их учебой, а не с их невинностью. Это было залогом выживания культуры». Далее объясняется, почему самое любимое еврейское занятие – спрашивать: «Книга Книг (Тора) полна вопросов. В старых еврейских школах мальчики читают вопросы и задают новые. Согласно еврейской традиции каждый читатель – корректор, каждый ученик – критик, а каждый автор, и Автор Вселенной в том числе, обречен и обязан вызывать у аудитории множество вопросов. Самые желанные из всех вопросов – межпоколенческие, благодаря которым эстафетная палочка переходит из рук в руки» [7]. Родственные и образовательные династии евреев постоянно пересекаются. «Отцы, матери, учителя. Сыновья, дочери, ученики. Текст, вопрос, спор. На протяжении более чем двух с половиной тысячелетий мудрецы и вправду тянули цепочку обучения, в которую большинство евреев могло включиться». В этой цепи заняли места и те, кто отказался следовать иудейским традициям: «Гейне и Фрейд, Маркс и Эйнштейн, Аренд и Деррида. Они не только были евреями по национальности, в их творчестве чувствуется глубокое влияние сокровенного книжного еврейства» [7]. Родство с наукой обеспечило совершенствование еврейских нравов в сфере познания, поступательный прогресс еврейского мировосприятия. Благодаря трудам более ста поколений лучших умов иудаизм стал последовательно совершенствующимся руководством жизнью народа. В свою очередь, тысячелетия массовых умственных тренировок, напряженной работы по изучению, углублению и интерпретации культурного достояния привели к приращению интеллекта. У евреев развились умения логически рассуждать, порождать идеи, совершенствовать навыки созидательного, творческого мышления. Всемирная тенденция к росту влияния науки доказывает, что способность сочетать творчество и логику полезны если не во всех, то очень во многих отраслях жизнедеятельности. Как сформулировал еще в 16-ом веке английский мыслитель Фрэнсис Бэкон: «знание – сила». Практически для всех профессий сохранение знаний, логическое оперирование информацией и творческий синтез идей выгодны, создают конкурентные преимущества. Однако научное познание при всей его мощи не способно покрыть все потребности человеческого совершенствования. Как фундаментальные, так и прикладные науки имеют дело с миром объектов, явлений, существующих независимо от чьих бы то ни было субъективных представлений. В этой сфере, сфере отношений «Я – ОНО» царствуют традиции греческой логики, логики Аристотеля. Особенность иудаистских тренингов в том, что они предназначены улучшать повседневную жизнь, быт евреев. Еврейские мыслители, мудрецы всегда не только и не столько абстрактно анализировали заповеди, сколько трактовали их применение для решения самых разных жизненных вопросов. Вопросов, охватывающих не только связи «Я – ОНО», но и постоянно меняющиеся, диалоговые отношения «Я – ТЫ». Главным критерием оценки размышлений в иудаизме является возможность жизненного их приложения. Для такого приложения возможностей греческой логики недостаточно. Приведу притчу, найденную в Интернете. Сразу прошу извинить за длину цитаты, но не я смог найти более короткий пример, так полно раскрывающий особенности еврейских рассуждений. «В начале 20-го века молодой еврей пришел к известному нью-йоркскому раввину и заявил, что хочет изучать Талмуд. – Ты знаешь арамейский? – спросил раввин. – Нет. – А иврит? – Нет. – А Тору в детстве учил? – Нет, ребе. Но вы не волнуйтесь. Я окончил философский факультет Беркли и только что защитил диссертацию по логике в философии Сократа. А теперь, чтобы восполнить белые пятна в моих познаниях, я хочу немного поучить Талмуд. – Ты не готов учить Талмуд, – сказал раввин. – Это глубочайшая книга из всех, написанных людьми. Но раз ты настаиваешь, я устрою тебе тест на логику: справишься – буду с тобой заниматься. Молодой человек согласился, и раввин продолжил. – Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой – с грязным. Кто из них пойдет умываться? У молодого философа глаза на лоб полезли. – Это тест на логику?! Раввин кивнул. – Ну, конечно, тот, у кого грязное лицо! – Неправильно. Подумай логически: тот, у кого грязное лицо, посмотрит на того, у кого лицо чистое, и решит, что его лицо тоже чистое. А тот, у кого лицо чистое, посмотрит на того, у кого лицо грязное, решит, что сам тоже испачкался, и пойдет умываться. – Хитро придумано! – восхитился гость. – А ну-ка, ребе, дайте мне еще один тест! – Хорошо, юноша. Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой – с грязным. Кто из них пойдет умываться? – Но, мы уже выяснили – тот, у кого лицо чистое! – Неправильно. Оба пойдут умываться. Подумай логически: тот, у кого чистое лицо, посмотрит на того, у кого лицо грязное, и решит, что его лицо тоже грязное. А тот, у кого лицо грязное, увидит, что второй пошел умываться, поймет, что у него грязное лицо, и тоже пойдет умываться. – Я об этом не подумал! Поразительно – я допустил логическую ошибку! Ребе, давайте еще один тест! – Ладно. Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой – с грязным. Кто из них пойдет умываться? – Ну… Оба пойдут умываться. – Неправильно. Умываться не пойдет ни один из них. Подумай логически: тот, у кого лицо грязное, посмотрит на того, у кого лицо чистое, и не пойдет умываться. А тот, у кого лицо чистое, увидит, что тот, у кого лицо грязное, не идет умываться, поймет, что его лицо чистое, и тоже не пойдет умываться. Молодой человек пришел в отчаяние. – Ну, поверьте, я смогу учить Талмуд! Спросите что-нибудь другое! – Ладно. Два человека спускаются по дымоходу… – О Господи! Ни один из них не пойдет умываться!!! – Неправильно. Скажи мне, как может быть такое, чтобы два человека спускались по одной и той же трубе и один из них испачкал лицо, а другой – нет?! Весь этот вопрос – бессмыслица. Теперь ты убедился, что знания логики Сократа недостаточно, чтобы изучать Талмуд? Если тратить время, отвечая на бессмысленные вопросы, то жизнь лишается смысла». Познакомившись с этой притчей, я вспомнил высказывание нашего современника, замечательного русского мыслителя Василия Налимова. Исследовав различия между смысловой глубиной и логической правильностью суждений, он пришел к выводу: «Противоположностью правильному является неправильное утверждение, а противоположностью глубокому, является тоже глубокое утверждение». Притча показывает, что в еврейской традиции сосредотачиваться не на формально логической, а на смысловой, содержательной стороне мышления. Формальная правильность только необходимое условие плодотворности раздумий, целью является получение от них пользы. Евреям свойственно углублять нравственное осмысление бытийных ситуаций, важных для выживания и благоденствия. Иногда эти ситуации маловероятны. Но изучаемая проблема всегда должна иметь жизненное значение. Благодаря тысячелетиям усилий по эволюционному совершенствованию нравов еврейская нация породила немало замечательных личностей. Личностей, которые оказали мощное влияние на ход всемирной истории. Личностей, которые являются гордостью не только этноса, но и всего человечества. Мой герой – Альберт Эйнштейн Чем больше моя слава, тем я больше тупею; и таково, несомненно, общее правило. Альберт Эйнштейн Очень многие представители еврейского народа внесли выдающийся вклад в формирование современной цивилизации. Лично мое представление о лидерстве, успешном нахождении во главе перемен олицетворяет Альберт Эйнштейн, общепризнанный гений, одна из ярчайших фигур 20-го века. Он сумел в течение многих десятков лет быть в авангарде развития представлений об устройстве вселенной. Теории Эйнштейна, шаг за шагом подтверждаемые экспериментами, образуют фундамент современной физики. Совсем недавно, в феврале 2016 г., ученые объявили, что, наконец, удалось зафиксировать гравитационные волны, предсказанные его теорией относительности сто лет назад. Но Альберт Эйнштейн прославился не только как великий преобразователь научной картины мира. На практике столкнувшись с нацизмом Эйнштейн уехал из Германии в США. Там он быстро превратился в одного из самых известных и уважаемых граждан, стал олицетворением интеллектуальных возможностей человека вообще. Такая репутация позволила ему даже оказать политическое влияние на ход всемирной истории. Незадолго до войны Эйнштейн подписался под письмом президенту США Франклину Рузвельту от физика-эмигранта из Венгрии, еврея по национальности, Лео Силарда. В письме обращалось внимание на возможность создания нацистской Германией атомной бомбы. Поддержка обращения Силарда Эйнштейном способствовала решению Рузвельта начать собственный проект атомного оружия. Впоследствии Эйнштейн сожалел о подписании письма, считал причастность к инициации американской ядерной программой трагедией своей жизни. Широкую известность получили его афоризмы: «Мы выиграли войну, но не мир»; «Если третья мировая война будет вестись атомными бомбами, то четвёртая – камнями и палками». Чтобы предотвратить катастрофическое развитие событий, Эйнштейн снова вмешался в политические процессы, стал одним из основателей Пагуошского движения учёных за мир. На посту председателя этого движения боролся против гонки вооружений, производства ядерного и термоядерного оружия. Осознав связь со своим народом, Альберт Эйнштейн многое сделал для становления государства Израиль. Особенно активно он содействовал открытию Еврейского университета в Иерусалиме (https://ru.wikipedia.org/wiki/%25D0%2598%25D0%25B5%25D1%2580%25D1%2583%25D1%2581%25D0%25B0%25D0%25BB%25D0%25B8%25D0%25BC). Эйнштейн так разъяснил свою национальную позицию: «Вплоть до недавнего времени я жил в Швейцарии, и пока был там, я не сознавал своего еврейства. Когда я приехал в Германию, то впервые узнал, что я еврей, причем сделать это открытие помогли мне больше неевреи, чем евреи. Моя связь с еврейским народом стала самой сильной из моих человеческих уз, когда я с абсолютной ясностью осознал наше шаткое, угрожающее положение среди мировых наций. Тогда я понял, что лишь совместное дело, которое будет дорого всем евреям в мире, может привести к возрождению народа…». В 1952 году Эйнштейну даже поступило предложение стать президентом Израиля, от которого учёный вежливо отказался, сославшись на отсутствие опыта подобной работы. Все письма и рукописи (даже копирайт на коммерческое использование своего образа и имени) Эйнштейн завещал Еврейскому университету. Непростое, глубоко продуманное отношение сформировалось у Эйнштейна и к вопросам веры. Он видел глубокую взаимосвязь между наукой и религией: «наука может быть создана только теми, кто насквозь пропитан стремлением к истине и пониманию. Но источник этого чувства берёт начало из области религии. Оттуда же – вера в возможность того, что правила этого мира рациональны, то есть постижимы для разума. Я не могу представить настоящего учёного без крепкой веры в это. Образно ситуацию можно описать так: наука без религии – хрома, а религия без науки – слепа». Наиболее близким к своему мировосприятию Эйнштейн считал взгляды нидерландского философа 17-го века, еврея сефарда Бенедикта (Баруха) Спинозы. Он писал: «Я верю в бога Спинозы, который проявляет себя в упорядоченной гармонии сущего». Рационализм у них обоих был всеохватывающим, распространялся не только на сферу науки, но и на этику, другие аспекты человеческой жизни. Оба были уверены, что законы природы и объективно существуют, и постижимы, образуют мировую гармонию, разумную и эстетически привлекательную одновременно. Философская позиция Эйнштейна способствовала распространению взглядов Спинозы в 20-м веке. Однажды, уже в конце жизни, фотограф попросил Эйнштейна «сделать умное лицо». В ответ мировая знаменитость высунула язык. Этот снимок обошел весь мир и стал культовым: показал, насколько непосредственность, искреннее выражение чувств украшает, делает очаровательными не только детство, но и старость. Так великий ученый обогатил и современную эстетику. Наконец, гениальный ученый, несмотря на все жизненные перипетии, вполне состоялся и в личностном масштабе. Будучи интеллектуалом с мировым именем, он всегда оставался доступным, скромным, нетребовательным и приветливым человеком. Даже в быту Эйнштейн смог стать общественно значимым, содействовать благим переменам. Ежедневно он получал сотни писем (включая детские), на которые старательно отвечал. Когда здоровье Эйнштейна резко ухудшилось, он сказал друзьям: «Свою задачу на Земле я выполнил». Падчерица Марго вспоминала о последней встрече с Эйнштейном: «Он говорил с глубоким спокойствием, ждал своей кончины как предстоящего „явления природы“. Насколько бесстрашным он был при жизни, настолько тихим и умиротворённым он встретил смерть». Чарльз Сноу, английский писатель, физик и государственный деятель, написал: «Если бы не существовало Эйнштейна, физика XX века была бы иной. Этого нельзя сказать ни об одном другом учёном… Он занял в общественной жизни такое положение, какое вряд ли займёт в будущем другой учёный. Никто, собственно, не знает, почему, но он вошёл в общественное сознание всего мира, став живым символом науки и властителем дум двадцатого века». Здесь я полагаю нужным разъяснить, почему особо почитаю Эйнштейна. В наше время нравственную культуру характеризуют эффективностью, влиянием на улучшение жизни [17]. Нравственная мощь, нравственное совершенство как отдельной личности, так и группы людей определяет вклад в прогресс. С этой точки зрения главное, что Эйнштейн не только смело, но и успешно созидал, был лидером перемен жизни к лучшему. Я придерживаюсь такой, эволюционной интерпретации нравственности, хотя допускаю, что далеко не все читатели со мной согласятся. Кратко напомню области проявления лидерских способностей Эйнштейна. Ученый, кардинально изменивший физическую картину мира, указавший перспективные направления исследований на много лет вперед. Участник общественно-политических преобразований заботившийся о предотвращении катастрофических опасностей, угрожавших человечеству. Мощная личность, обогатившая столь разные области мировой культуры, как философия и эстетика. Человек, который непосредственно помогал множеству обращавшихся к нему. Наконец, индивидуум, сохранявший завидное достоинство до конца жизни. Притом Эйнштейн оставался сыном своего народа, выразителем и продолжателем еврейских традиций. Защитником прав нации и радетелем ее развития. Таково в моем понимании его величие, отражающее достоинства еврейской нравственной культуры. Между тем, раздумывая об Эйнштейне как о гении, творце уникального вклада в эволюцию человечества, я ощущаю драматический парадокс. Выдающихся людей, вождей созидания мировой цивилизации еврейская нация породила, порождает феноменально много. У других народов подобное свидетельствует о благополучии и процветании. Носители каждой такой культуры ею гордятся, чтят традиции, она обретает все больше последователей. Но современное восприятие достижений еврейской нации не дает больших оснований для оптимизма. Автор «Писем к американскому другу-еврею» Гилель Галкин справедливо заметил: «от прочтения Маркса или Фрейда количество евреев в мире не увеличивается». Не увеличивается и число тех, кому важно сохранение, развитие еврейского наследия. Что же не позволяет евреям и преуспевать самим, и привлекать культурных последователей? Я считаю, что этот парадокс отражает проблемы взаимоотношений евреев как с другими народами, так и между собой. Наиболее наглядны проблемы с другими. Не секрет, что в мире распространено негативное отношение к евреям. Антисемитизм свойственен и мусульманским, и христианским странам. То есть странам, где доминируют авраамические религии. По сути, духовные родственники, перенявшие многие нравственные достижения евреев, проявляют «черную неблагодарность». Повсеместно становясь жертвами, евреи, тем не менее, вызывают массовую неприязнь даже там, где они не проживают. Но еще в большей степени тех, кто думает о будущем, в том числе и меня, беспокоит происходящее внутри этноса. Не многие евреи думают о том, как добиваться признания заслуг нации, как заботиться о сохранении и развитии ее культуры. Главная причина этой беды, по-моему, в том, что евреи – небольшой народ с большим внутренним расслоением. Вследствие расслоения принципиально расходятся представления, что означает быть евреем, где евреям следует жить, как себя вести. Различия в ответах на эти вопросы порождает культурное межевание нации по бытовому укладу и жизненным целям. Межевание, в свою очередь, провоцирует бедственное разобщение, отчуждение евреев друг от друга. Глубокие различия, расхождения между евреями негативно сказываются и на репутации народа. Расскажу историю из собственной жизни. После окончания института меня призвали в 1973 году на службу рядовым советской армии. Для подготовки к принятию присяги с нашей командой призывников вел учебные занятия сержант. Совсем молоденький, на вид вполне симпатичный паренек, как выяснилось, узбек. И вот в процессе «политической подготовки» этот паренек сообщил, что евреи убивают чужих детей, чтобы их кровь использовать для приготовления мацы. Я встал и возразил, что именно у евреев впервые в мире еще тысячи лет назад были категорически запрещены жертвоприношения людей. Паренек, посмотрев на меня, ответил примерно следующее: «Да, вы конечно культурный человек, относитесь к белым евреям, которые такого не делают. Но у нас в Ташкенте живут совсем другие, черные евреи. И у нас всем известно, что они тайно это творят». То есть, по распространенному у некоторых мнению, евреи настолько различаются между собой, что включают и общины детоубийц. Вспоминая тот давний эпизод, я печалюсь, что не смог тогда, в силу собственного невежества, достойно возразить, защитить репутацию моего народа. Очевидно, что взаимное отчуждение между евреями наносит вред нации. Для изменения ситуации к лучшему разобщение надо преодолевать. Преодолевать в целях сохранения и умножения возможностей развития. Чтобы оценить возможные перспективы, предлагаю рассмотреть мировоззренческие особенности основных социальных групп, страт еврейского народа. А также оценить их способности к долговременному выживанию, социальному эволюционированию. ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ Каждый выбирает для себя женщину, религию, дорогу. Дьяволу служить или пророку – каждый выбирает для себя. Каждый выбирает по себе слово для любви и для молитвы. Шпагу для дуэли, меч для битвы каждый выбирает по себе. Каждый выбирает по себе. Щит и латы. Посох и заплаты. Мера окончательной расплаты. Каждый выбирает по себе. Юрий Левитанский Сосредоточение на заветах Моисей дал 613 предписаний: из них 365 предостерегающих и запретительных — соответственно количеству дней в году и 248 утвердительных – соответственно количеству членов человеческого организма. Талмуд, Маккот 23б-24а Заповеди – для жизни, не для смерти. Талмуд, Санхедрин, 74а Сначала обратим внимание на религиозное, иудейское позиционирование, на евреев, мировоззрение которых определяется заповедями Торы и их трактовкой в Талмуде. Страта религиозных евреев объединяет тех, кто сосредоточен на традициях, на развитии созданного за тысячи лет богатства культурно-нравственных достижений еврейского народа. Главная цель приверженцев иудейских традиций – руководствуясь Священным Писанием, обеспечивать продвижение к заповеданному миру света, добра, справедливости. Не вызывает сомнений, что изначально религия сыграла решающую роль в образовании и выживании этноса. Только благодаря базировавшейся на иудаизме культуре евреи сохранились как единый народ в условиях рассеяния. Но отношение евреев к вере предков, начиная с 18-го века, становится все более неоднородным и динамичным. За последние двести лет доля безоговорочных преемников иудейского мировосприятия резко уменьшилась. Однако в новейшие времена тенденции опять меняются, увеличивается интерес к иудаизму, к его достижениям. Как это характерно для евреев, внутри иудаизма сосуществуют, иногда выступают вместе, но чаще конкурируют последователи множества течений. Из тех, которые известны мне, наиболее многочисленны ортодоксы, консерваторы, реформисты, хасиды, литваки… Насколько я знаю, общепризнанной классификации приверженцев тех или иных взглядов нет. Да, наверное, и разрабатывать ее нет смысла: мировоззренческие представления развиваются, углубляются, а у евреев особенно быстро. Это естественно: зачастую (так и было, и так есть) в рамках иудаизма возникают спорные вопросы. Если предмет спора представляется существенным, принципиальным (а для евреев очень многие вопросы принципиальны), то происходит идеологическое разделение, начинается борьба между сторонниками той и иной альтернативы, выдвигаются вожди и так далее. Подобное происходит и в других религиях, но евреев, как свидетельствует история, отличает повышенная идеологическая непреклонность. Борьба между приверженцами разных взглядов может продолжаться сотни, даже тысячи лет. Вспомним, что христианство образовалось как одна из иудейских сект. Отделение от иудаизма происходило в течение сотен лет по инициативе и, в основном, благодаря стараниям вождей христиан. Они вербовали тех, кто оценил преимущества монотеизма, но полноценным иудеем не считался. Переманить евреев из иудаизма, включить их в свою паству всегда было особенно важно для христианской церкви: «родственники Христа», не кто-нибудь. Но получалось не очень, несмотря на применение самых разных методов воздействия. Интересно, что и в наше время активно пытается перевербовать евреев в христианство протестантская группа «Евреи за Иисуса». Иной пример бывшей иудейской секты – караимы. Выделившись в 8-ом веке отказом признавать Устную Тору, караимы пережили период расцвета, когда чуть не стали главенствующим направлением иудаизма, но в результате нескольких столетий идеологических сражений были отвергнуты большинством. Тем не менее несколько десятков тысяч караимов существуют и поныне. Совсем другого рода история произошла с хасидским движением, сделавшим акцент на личном переживании Бога и индивидуальной праведности. Оно возникло на территории Восточной Европы в середине 18-го века и, несмотря на многие потрясения, до сих пор успешно развивается внутри иудаизма. Причем, как часто бывает с еврейскими идеологиями, в последней четверти 18-го века хасидизм разветвился. Наиболее крупные ветви в настоящее время: любавическая (Хабад), гурская, карлинская, вижнецкая, сатмарская, брацлавская и бельзская. С самого начала хасидам противостояли литваки, отдававшие предпочтение учености, изучению книг. Однако в начале 19-го века хасидам и литвакам пришлось договориться для совместного противостояния последствиям Хаскалы (иудейской реформации). Реформация, обеспечив приобщение евреев к общечеловеческому прогрессу, привела к новому расколу. В результате разделились ортодоксальное, консервативное и реформистское направления иудаизма. Внутри каждого направления выделились свои идеологические и организационные структуры. Картина пестрая и, для неспециалистов (в том числе для меня), запутанная. Острота проблемы разобщения, противостояний с иначе мотивированными евреями ныне, прежде всего, определяется степенью религиозности. Религиозность евреев, как и у других народов, весьма различна. Но представителям еврейской нации свойственно больше задумываться над вопросами: существует ли Бог, какой смысл стоит вкладывать в представление о нем и так далее. А главное, евреи больше и жестче спорят по этим вопросам. Основатель психоанализа еврей Зигмунд Фрейд, например, выделялся ярым атеизмом. Подавляющее большинство советских евреев тоже были принципиальными атеистами, многие (как правило, от невежества) может быть, даже более ярыми, чем Фрейд. Впрочем, это не помешало (и это хорошо) им массово приобщиться к праздникам и другим атрибутам иудаизма, когда советские запреты были отменены. Особенно круто происходили обращения, если приносили выгоды, духовные или материальные. Лично я не думаю, что даже резкие мировоззренческие перемены, особенно в переломные исторические периоды, стоит осуждать, если они не приносят вред другим. Эволюция есть эволюция: главное – выживать, развиваться. Поскольку уже первые читатели этой книги проявили интерес к моей религиозности, то я кратко ее охарактеризую. Думаю, что в представлении о высшей силе следует разделять два аспекта: «Бог в природе» и «Бог в людях». Первый аспект охватывает вопросы сотворения и существования вселенной. Здесь мои взгляды близки к представлениям Альберта Эйнштейна. Он считал, что для познания реальности необходимо верить, что человек наделен этой способностью (так создан!). Стоит отметить, что сходных взглядов интуитивно придерживается подавляющее большинство ученых. Второй аспект – отношения между людьми. В этой сфере, по-моему, главное не доказательства, что Бог участвует в реальном бытии человека, а настоятельная потребность в существовании высших правил. Для того чтобы согласовываться, сотрудничать, людям необходимо признавать, что есть нечто общезначимое, неизменное, более справедливое, чем убеждения любых отдельных индивидов или групп. Существует все-таки что-то святое. Без этого признания невозможно совместно продвигаться к более совершенному миру. Уже после того, как я сформулировал свое отношение к социальной роли высшей силы, выяснилось, что по вопросу «Бог в людях» у меня есть мощные предшественники (это радует). Например, один из главных представителей философии 17-го века, рационалист и натуралист Барух (Бенедикт) Спиноза в книге «Этика» утверждает: «Бог существует, ибо Он необходим», и далее – «Человек человеку Бог». Полагаю, что такое представление не мешает сотрудничать верующим и неверующим (далее этот вопрос будет рассмотрен подробнее). Но в еврейском народе немало приверженцев гораздо более жесткого, фанатичного религиозного позиционирования (правда, воинствующих атеистов тоже хватает). Наиболее бескомпромиссно, «в чистом виде» поведенческие идеалы иудаизма стремятся воплощать харедим. Так называют членов ряда ультраортодоксальных еврейских общин в Израиле и вне его (главным образом в США). Буквально это означает «трепещущие» (перед Богом). Свой образ жизни, жизни, посвященной изучению и исполнению Торы, они считают единственно верным, образцовым для евреев. Правила поведения харедим определяет кодификация Талмуда «Шульхан Арух», впервые изданная в 1565 г. Смысл их жизненного бытия состоит в как можно более полном и точном следовании всем изложенным в этой книге правилам. Можно сказать «крепкие ребята»: даже при советском строе их семьи сохраняли национальную самобытность. Лет двадцать назад меня, мировоззренчески сформировавшегося в советской среде, поразило выступление одного из ультраортодоксов. Он безапелляционно утверждал, что евреи, ставшие нобелевскими лауреатами, ни много – ни мало обездолили, духовно обокрали нацию. Что эти великие умы обязаны были сосредотачиваться только на исследовании и трактовке священных книг. То, что на меня, и не только на меня, сильное впечатление произвело выступление глашатая ультраортодоксальных взглядов – его успех. Но успех весьма ограниченный, относительный. Насколько можно было судить, слушателей у не возникло желание глубже разобраться в его позиции. Скорее ультраортодоксальные утверждения настораживали. Если бы на том мероприятии подобные взгляды были доминирующими, то отпугнули бы подавляющее большинство участников. Самоуверенность и категоричность высказываний не единственные препятствия к общению харедим с окружающими, в том числе иначе мыслящими евреями. Сам их быт резко отличается от норм современной жизни. Поэтому ультраортодоксы предпочитают селиться рядом друг с другом, де-факто устанавливая в местах компактного проживания собственные правила. Но такое поведение допускается в немногих странах. Именно поэтому ультраортодоксы сосредоточены в Израиле и США. При этом у них возникает немало конфликтов с окружающими. Например, ряд ультраортодоксальных общин, в том числе проживающих на территории Израиля, отказывают еврейскому государству в праве на существование – поскольку оно создано людьми, а не Мессией – и фактически солидаризуются с его врагами. Мировая диаспора Каждая страна имеет таких евреев, каких заслуживает. Карл Эмиль Францос, австрийский писатель Вторую по древности страту нации составляют евреи стран рассеяния. Точнее, те из них, у которых иудаизм не доминирует в мировосприятии. Сколько именно светских или неглубоко религиозных евреев проживает в диаспоре, доподлинно неизвестно. Неизвестно, поскольку не вполне ясно, и кого признавать такими евреями, и как их считать: оценки, например, по правилам Алахи или по положениям израильского закона о возвращении будут разными. Ориентировочно можно полагать, что вне Израиля живет около 8 миллионов алахических евреев. Чуть больше, чем в Израиле. Однако творческая национальная слава создается главным образом в диаспоре, евреями, не увлекающимися изучением иудейского наследия. Они больше других представлены в авангарде всемирно значимых перемен, сильнее влияют на прогресс человечества. Самые знаменитые представители нации живут в странах диаспоры. Работают, совершают замечательные инновационные прорывы, делают великие изобретения и открытия. При всем разнообразии мировоззрений, образов жизни, у светских евреев диаспоры много общего с точки зрения эволюционных преобразований и перспектив. Эти евреи, используя местные возможности, стремятся раскрыть свой индивидуальный творческий потенциал. Они в первую очередь заботятся о материальном благополучии, профессиональном статусе, общественном признании. Очевидная предпосылка выдающихся достижений евреев в диаспоре – благоприятные условия для самореализации. Преуспевающие, богатые страны с большой пользой для себя предоставляют «нашим людям» возможности раскрывать свои таланты. Другой, не менее важный позитивный фактор – межкультурное скрещивание и сотрудничество. Взаимодействуя с носителями иных культур, встречаясь с самыми разными взглядами, концепциями, евреи творчески используют, преломляют, обогащают достижения и умения окружающих. Один из наиболее известных израильских преподавателей и мыслителей, основатель Института изучения иудаизма раввин Адин Штейнзальц выделяет как особо значимую для диаспоры «поразительную способность видоизменяться, приспосабливаться, становиться похожими на тех людей, среди которых мы живем. Наша адаптация – это внутреннее преображение… Мы не просто обезьянничаем, а становимся частью этого народа». Многие из евреев чувствуют себя «большими англичанами, чем сами англичане, большими немцами, чем сами немцы, большими русскими, чем сами русские». На ту же тему замечательно высказался Ян Масарик, один из руководителей Чехословакии в 1930-х и 1940-х годах. Этот выдающийся политик, постоянно боровшийся с антисемитизмом, подметил, что в политических реалиях того времени чехи остались чехами, словаки остались словаками, и только евреи превратились в чехословаков. То есть стали патриотами происходившего «здесь и сейчас». Подобная трансформация была массовым явлением и в СССР, где очень во многом евреи стали «самыми советскими» людьми. По-моему, наклонности быть более патриотичными, чем коренное население, негативны, так как способствуют отчуждению от национальной нравственной культуры. Это порождает многие проблемы. Только одна, но наиболее яркая из них – самозабвенное участие евреев в конфликтах и даже войнах, в том числе друг против друга. Во многих случаях евреи не только убивают друг друга, но и зачастую становятся «козлами отпущения» при неудачах. Уничтожение ради навязанных извне целей не остается безнаказанным. Оно становится бедствием, разрушающим моральные ценности. На территории Российской империи это явление наиболее трагически проявилось во время первой мировой войны. Тогда процент воевавших (600 тысяч евреев служили, не менее 100 тысяч из них погибли на фронте) был выше, чем доля евреев в населении России. Но это не помешало массовым антисемитским репрессиям, как только начались поражения русской армии. В войсках организованно распространялись рассказы о поголовном шпионаже прифронтовых евреев; распускались даже слухи о том, что религиозные евреи прячут в бороды телефоны для передачи немцам секретной информации. Это приводило к массовым издевательствам, к избиениям, ничем не отличавшимся от погромов. Больше того, по приказам верховного военного командования из родных мест насильственно высылалось еврейское население целых губерний. По сути, так, между прочим, без всяких разбирательств были репрессированы сотни тысяч людей. Массовые репрессии, в свою очередь, способствовали ожесточению евреев, их активному участию в последующих революционных эксцессах. Тем не менее в этом плане евреи диаспоры мало чему научились. Когда недавно возник конфликт Украины с Россией, и с той, и с другой стороны появились еврейские активисты, «ястребы», рвущиеся быть впереди, быть «правовернее папы». А многие общественные организации разругались, заняв сугубо «патриотические» позиции. Не смогли договориться даже о помощи страдающему от военных действий населению, в том числе евреям. Но и в мирное время в странах рассеяния самобытное эволюционное развитие еврейской нации сталкивается с большими трудностями. Разбросанность, информационная разобщенность способствуют разрушению культурных взаимосвязей, незнанию национальных традиций и достижений. Тут я могу сослаться на свой собственный опыт. Помимо семьи и близких родственников, моя бытовая рутина никак не была связана с евреями. Детский сад, школа, двор, институт, работа – всюду меня окружали люди иных наций. Носители, как правило, советско-русской культуры. Чтобы перестать стыдиться национальной принадлежности, мне пришлось много лет вести напряженную внутреннюю работу. Как сказал великий русский писатель А. П. Чехов: «по капле выдавливать из себя раба». Не уделяющие специального внимания духовному наследованию евреи диаспоры ведут себя по-разному. Довольно многие перестают считать себя носителями национальной культуры. Другие полагают, что они являются частью народа, но на практике не обеспечивают преемственную связь потомков с предками. Наиболее разрушительно на эту связь, на передачу нравственных ценностей влияют смешанные браки, образование семей, «по умолчанию» отказывающихся от еврейских традиций в воспитании детей. Негативные последствия неминуемы в любом случае. Особенно изощренная коллизия, как обратил внимание Адин Штейнзальц, возникает в странах, где евреи преуспевают в сфере «Я – ТЫ». «Евреи становятся их национальными поэтами, драматургами, художниками, а через некоторое время – устами и мозгом их народа. Это вызывает обиду и возмущение. У местного населения, особенно его духовных вождей складывается ощущение, что евреи изощренно похищают их душу». Парадокс: работая на культуры других, евреи одновременно и превращаются в них, и своими достижениями провоцируют антисемитизм. Приведу недавний, довольно широко известный пример. Видный, по-настоящему талантливый русский писатель Виктор Астафьев так саркастически выразил свою мечту об освобождении от культурного засилья евреев: «Возрождаясь, мы можем дойти до того, что станем петь свои песни, танцевать свои танцы, писать на родном языке, а не на навязанном нам „эсперанто“, тонко названном „литературным языком“. В своих шовинистических устремлениях мы можем дойти до того, что пушкиноведы и лермонтоведы у нас будут тоже русские, и, жутко подумать, – собрания сочинений отечественных классиков будем составлять сами, энциклопедии и всякого рода редакции, театры, кино тоже приберем к рукам, и о, ужас! О, кошмар! Сами прокомментируем „Дневники“ Достоевского». Чтобы прояснить антисемитский смысл этого высказывания, замечу, что именно в этой области русской культуры очень много сделано учеными-евреями: пушкиноведами Г. Гуковским и Б. Мейлахом, лермонтоведом Б. Эйхенбаумом и т. д. Получается, развиваться русским мешают заботящиеся о русской культуре евреи. Очень многие даже самые талантливые, умные люди теряют объективность, когда речь заходит о евреях, о честной конкуренции с ними. Не могут сохранять ясность мышления при оценке еврейского вклада в культуру их страны. Поэтому, как правило, антисемиты становятся иррациональны. Коллизии преуспевания евреев в сфере «Я – ТЫ» провоцируют даже буквально сумасшедшие, звериные эмоции. Например, всемирно известный композитор Рихард Вагнер, конфликтуя с еврейскими деятелями немецкого искусства того времени, открыто заявлял: «Евреи – это черви, крысы, глисты, которых нужно уничтожать, как чуму, как последний микроб». Причем ничего хорошего, по убеждению Вагнера, не может произойти и от крестившихся евреев, вдвойне зловредных и бесплодных, поскольку они «порвали все связи со своим собственным народом». Так что, похоже, евреям диаспоры не стоит отчуждаться от собственной нации и ее многообразной культуры. Сионизм и Израиль История, эта героическая родина во времени, сегодня уже не удовлетворяет евреев: они завоевали право на родину в пространстве. Франц Кафка Израиль – как виноград. Виноград топчут ногами, но вино удостаивается позже царского стола. Талмуд. «Недарим», 496 Самый недавний из основных типов еврейского мировоззрения – сионистский. Целью сионистов является объединение и возрождение нации на исторической родине. Трагические события истории, особенно новейшей, свидетельствуют, что собственная страна евреям жизненно необходима. Другие народы не смогли изыскать возможности надежно защищать наших предков от массовых уничтожений, не говоря уже об унижениях и гонениях. Это надо признать. При существующих глобальных условиях Израиль незаменим в качестве крепости, мощной силы, обеспечивающей и физическую безопасность этноса, и развитие еврейской культуры. Сионистским мировоззрением руководствуется большинство евреев-израильтян. Оно определяется потребностями существования и благополучия собственного государства. Естественно, что при столь долгом и разнообразном историческом опыте еврейский народ образовал уникальную страну. В частности, Израиль сложно, причудливо устроен: даже внутри еврейской части населения сохраняется множество разделений и различий. Только этнических общин, по данным министерства внутренних дел, зарегистрировано больше ста. Естественно, различия приводят к противоречиям, в том числе внутри нации. Наиболее остро проявляются противоречия между светскими и религиозными, особенно ультраортодоксальными, израильтянами. Эксперты Всемирного банка, недавно анализировавшие экономику Израиля, высоко оценили ее текущее состояние, но отметили, что для дальнейшего развития необходимы коренные общественные реформы. Одна из главных – обеспечить вовлечение мужчин харедим в производство национального продукта страны. То есть существует и экономическая необходимость в преодолении разобщенности светских и ультрарелигиозных израильтян. С шумными спорами – а как иначе у евреев – вопросы взаимоотношений внутри Израиля решаются. Нет сомнений, что страна евреев быстро развивается, совершенствуется по многим направлениям. Израиль, опираясь на таланты своих граждан, стремится стать одним из самых передовых государств мира. Уже сейчас он славится инновационными достижениями, выдающимися успехами стартап-компаний. Однако возможности жителей Израиля возглавлять те или иные направления мирового прогресса ограничены. Территория маленькая, объем людских и финансовых ресурсов тоже, по мировым меркам, невелик. Экономическая политика каждого государства должна надежно удовлетворять всё разнообразие потребностей населения, обеспечивать социально приемлемое распределение благ. Сконцентрироваться только на новациях любой стране невозможно. Тем более стране, вынужденной много тратить на обеспечение безопасности. Большое значение для будущего Израиля имеют отношения с евреями диаспоры. Совсем недавно в этой области вдруг выявились новые факторы. Оказалось, что пространство взаимодействия с жителями других государств, желающими приобщиться к еврейскому сообществу, гораздо обширнее, чем казалось совсем недавно. В марте 2018 года комиссия министерства диаспоры объявила, что за пределами Израиля живут около 120 миллионов евреев, членов их семей, потомков и людей, «имеющих разного рода связь с еврейством». Обобщив в своем докладе собранные за последнее время данные, комиссия разделила еврейское и «около еврейское» население вовне на пять «кругов»: 1. 8 миллионов признанных евреев, живущих за границами Израиля. 2. 9 миллионов неевреев, имеющих право на репатриацию, и членов их семей. 3. «Дальние родственники и потомки евреев, начиная с 4 поколения, а также евреи-вероотступники» – таковых в мире насчитали около 5 миллионов человек. 4. Общины, «тем или иным образом декларирующие свою связь с еврейским народом», – их численность, согласно докладу, «может достигать 35 миллионов человек». Множество таких общин, например, обнаружено в Китае и Индии. 5. Наконец, пятый и самый широкий круг – 60 миллионов человек, «потенциально связанных с еврейством», хотя и «не декларирующих эту связь по разным причинам, либо не знающих о ней». Подавляющее большинство из этих 60 миллионов составляют потомки насильственно окрещенных испанских евреев, переселившиеся в Латинскую Америку. Члены комиссии обнаружили «новое и удивительное явление»: благодаря развитию генных исследований все больше людей находят у себя еврейские корни и связи с еврейским народом. Потомков еврейского народа в изобилии находят по всему миру, вплоть до Южной Африки, где у членов одного из племен обнаружились «гены коэнов». Количество групп 4 и 5 круга «поистине поражает воображение». Многие из них самостоятельно избирают «еврейский образ жизни» и требуют репатриации в Израиль. Таковы все еще сохраняющиеся общины «жидовствующих» в России, а также некоторые племенные кланы Уганды, Кении, Камеруна, Габона, Мадагаскара. Другие переосмысливают свою идентичность в свете новой информации, задумываются о том, что могут обрести, приобщаясь к еврейской нации. В докладе цитируется «авторитетное мнение» профессора Парфита из университета Флориды, который говорит о появлении «новой категории генетических евреев», которые, не имея исторической связи с иудаизмом, могут претендовать на признание еврейства по итогам ДНК-тестов. Комиссия называет это явление «новой и беспрецедентной реальностью», которая «бросает вызов» Израилю. Констатируя, что «новые технологии, такие как генетические тесты, расширяют, и еще более расширят в будущем, возможности идентификации потомков евреев», члены комиссии призывают «готовиться к этому, чтобы дать возможность желающим присоединиться к центральному течению еврейского народа». Они требуют от правительства прекратить демонстрировать «незаинтересованность» в «обладателях связи с еврейским народом», перестать игнорировать их существование, предупреждая о возможных «разрушительных последствиях» – в частности, о возможном появлении «параллельного альтернативного еврейства», которое будет признаваться в качестве такового везде, кроме государства Израиль. С другой стороны, авторы доклада выказывают уверенность, что возникшая ситуация «предлагает беспрецедентную стратегическую возможность». Вот такой сюрприз…. От себя добавлю, что невозможно предсказать, как и с кем сотрудничая, израильтяне и все, кто в диаспоре считают себя евреями, смогут совместно свершать благие дела и приобретать новые таланты. Но стоит использовать любые возникающие условия для плодотворных взаимодействий. А для этого следует не только поддерживать, но и расширять разнообразие еврейских созидательных соприкосновений, симбиозов. Что же в итоге? И религиозные евреи, и светские евреи диаспоры, и израильтяне действительно сильно разобщены. И это препятствует совместному продвижению к лучшему миру, подрывает перспективы нации. Взаимное отчуждение следует устранять, преодолевать. Всем евреям необходимо признать, что каждый социальный слой, каждая страта нужны, востребованы, полезны для совместного развития такого феноменального образования, как еврейский народ. Но на какой основе преодолевать, какими принципами руководствуясь? Концепция единства различий У каждого человека есть имя, данное ему грехами его и тоской его. У каждого человека есть имя, данное ему врагами его и любовью его. У каждого человека есть имя, данное ему праздниками его и трудами его. Зельда Шнеерсон-Мешковская, израильская поэтесса Каждый человек – как буква в алфавите: чтобы образовать слово, надо слиться с другими. Осип Мандельштам Стихийно углубляющееся разделение угрожает будущему нации. Среди евреев самых разных воззрений звучит все больше голосов, что так продолжать нельзя. Например, к мучительному осознанию того обстоятельства, что после Холокоста все евреи, везде и повсюду, стали «уцелевшими», связанными общей судьбой, страстно призывал Эмиль Факенгейм. Он, канадский раввин и широко известный в мире религиозный публицист, «воспринял Освенцим как новую 614 заповедь – продолжать быть евреями, утверждать неиссякаемую жизненную силу иудаизма и тем самым лишить Гитлера посмертной победы» [5]. В противостоянии злу евреям нельзя разобщаться. С этой позиции в переведенной на русский книге Факенгейма «Что такое иудаизм. Современная интерпретация» [15] рассматриваются все основные составляющие еврейской традиции. При этом развивается представление о еврее как о том, кто разбивает идолов, противостоит почитанию ложных богов. Богов, мешающих улучшению мира. Замечу, что такому определению вполне соответствуют и погруженные в изучение Торы иудеи, и светские евреи диаспоры, и сионистские жители Израиля. Перспективы национального развития, по моему убеждению, решающим образом зависят от реализации сильных сторон и взаимной компенсации слабостей каждой из ныне сложившихся страт народа. У каждой есть проблемы, но все они, я уверен, незаменимы, способны увеличивать приносимую другим и себе пользу посредством культурного взаимообогащения. Ради сохранения и преуспевания нации требуется совершенствовать организацию общественных взаимодействий. Заботиться о том, чтобы взаимосвязи были полезны, продуктивны для совместного разрешения жизненных проблем евреев с разным мировосприятием. Нации нужно развиваться, используя многообразие исторически сложившихся культурных навыков, умений, способностей. Опираясь на это многообразие, следует расширять творческое взаимодействие, взаимно обогащающее сотрудничество. Причем не только внутри, но и вовне нации. Считаю, что евреям, для того чтобы быть во главе перемен, не стоит собираться всем в одном, пусть и родном, заповеданном доме. Необходимо расширять международные взаимосвязи, совершенствовать сотрудничество с иными, прежде всего, наиболее успешными культурами. Однако в первую очередь, следуя историческому опыту и традициям, начать необходимо с себя, увеличивать эффективность взаимодействий внутри нации. Вспомним слова еврейского мудреца и законоучителя Гилеля. Этот великий мыслитель уже больше 2000 лет назад сформулировал: «Если ты не сам за себя, то кто за тебя? Но если ты только за себя, то зачем ты?». Очевидно, что совершенствовать сотрудничество невозможно, не опираясь на установление принципиального взаимопонимания, основополагающего взаимного согласия. Причем взаимопонимания не только по вопросам восприятия прошлого, но и в согласовании усилий по созиданию лучшего будущего. В этом ключе, по-моему, наиболее интересную программу развивает наш современник, британский раввин и философ Джонатан Сакс. Считаю, что именно этот человек полнее других осознает значение национального опыта взаимных согласований: его воззрения сочетают и иудейские традиции, и понимание необходимости государства Израиль, и знание еврейской жизни в диаспоре. Джонатан Сакс разносторонне и глубоко образованная личность. Он с отличием окончил Кембридж, в 1981 г. защитил докторскую диссертацию по моральной философии. Во время учёбы совершил поездку в Нью-Йорк. Там Сакса (мир тесен) побудил стать раввином седьмой Любавичский Ребе Менахем-Мендл Шнеерсон. За что Шнеерсон заслуживает особой благодарности. С 1991 по 2013 год Джонатан Сакс занимал пост главного раввина Великобритании и Британского Содружества. Является автором 25 книг. Пожизненный пэр с титулом барон и член Палаты лордов (2009). Лауреат премий разных стран, в частности, Иерусалимской премии 1995 года. Обладатель 16 почетных научных степеней. С 2013 года профессор Нью-Йоркского университета и профессор права лондонского Кингс-колледжа. Неоднократно представлял интересы еврейской нации на встречах с главами западных стран. В 2016 году Сакс получил одну из самых крупных и престижных международных премий – премию Темплтона. Этой премией за «особые заслуги в укреплении духа перед лицом нравственного кризиса в мире» ежегодно награждается всего один человек. Джонатан Сакс утверждает: «Величие сотворенного мира проявляется в его удивительном разнообразии: в различиях тысяч живых языков мира, в дифференциации культур, в самой широте спектра образных выражений человеческого духа, в большинстве из которых, если внимательно прислушаться, мы услышим голос мудрости…. Это и есть то, что я называю достоинством различия» [9]. Проводя сопоставление с другими религиями, мировоззренческими системами, Джонатан Сакс утверждает [9]: «Иудаизм является неумолкающим протестом против империи. В этом изначальное величие иудаизма…. Не «один Б-г, один путь, одна истина», а «Единство на Небе творит разнообразие на Земле». Подобно сегодняшнему признанию эволюционной важности разнообразия в биосфере, Тора изначально утверждает важность разнообразия в человеческой культуре. Б-г говорит Аврааму: «Иди, не будь как все, покажи миру важность различия». Дополняя Сакса, замечу, что традиции побуждают не только религиозных евреев ценить различия между людьми. Будучи атеистами, Амос Оз и его дочь пишут о древнееврейском ощущении «индивидуальности через принадлежность, которое отмечает каждого печатью Адама, но не дает никому стать похожим на другого и не позволяет никому оставаться полностью одиноким» [7]. Опираясь на тысячелетия истории, Сакс уверяет: «Современная задача – создать общество, где каждый ощущает, что у него есть достоинство и место. Евреи всегда были особым голосом в беседе народов, всегда были настроены против идолов каждого века, всегда выступали против поклонения силе. Поэтому, как правило, евреям принадлежит самый громкий диссидентский голос». Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42673320&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.