Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Саош Дмит. Книга вторая. Командировка на Землю

$ 199.00
Саош Дмит. Книга вторая. Командировка на Землю
Тип:Книга
Цена:208.95 руб.
Издательство:SelfPub
Год издания:2019
Просмотры:  15
Скачать ознакомительный фрагмент
Саош Дмит. Книга вторая. Командировка на Землю
Александр Дмитриевич Нефедьев


Саош Дмит реанимировал лунную станцию Форпост. В ходе жестокого обучения и авральной работы спас жертв древних ученых – ведьму Алису и конуити Мики, подчинил разумных Искинов Канцлера и Дока, стал сильным менталистом. Понимая, что с древним объектом одному не справиться, он отправился на Землю искать других одаренных людей. Действуя под личиной прототипа, Саош находит, инициирует и обучает интересных одаренных, создает Клан Неохомо, воюет с работорговцами в космосе и на Земле, а такие сильные фигуры в Игре мешают Игрокам. И, когда секс лишает разума, в чумную голову стреляет его же ученик. Закон жизни: «добрыми делами…» Продолжение следует.

Предисловие

Все совпадения случайны, имена и фамилии персонажей выбраны произвольно. Географические названия близки к реальности. Многие термины придуманы. За качество работы пока ответственности нести не могу – совсем не писатель и сам себе редактор. А вообще писал фантастическую сказку для подростков и пенсионеров. Комментарии и претензии будут приниматься только после пятой книги. Приятного чтения!
Глава 1. Возврат на Землю

Вокруг тебя – мир, спрятанный внутри

Огромного вместительного чрева

Искусственной летающей горы.

Над нами нет ни солнышка, ни неба.

Не позабудут их ни здесь, ни дома!

И верим мы – когда… когда-нибудь

Возникнет раса – раса Неохомо,

Способная в металл не прятать грудь!

Орк Акеран
Ты – это то, что ты делаешь.

Ты – это твой выбор.

Тот, в кого себя превратишь.

Джонни Депп
Солнечная система. Луна. Станция Форпост. 04 октября 2017 года.

Обняв и расцеловав девчонок, отправил их в УСерЦ. Марка попросил сделать всё возможное и невозможное, чтобы они научились всему необходимому для работы на Земле и Станции. Сроки сделал плавающими: сначала месяц, затем корректировка с учетом моих успехов или неудач. Тот заверил меня, что они не подведут. Казак присоединился к нему.

После этого я уединился в Инженерном доме, ещё раз проверил «схрон» и собранный рюкзак, где был собран набор для выживания на Земле. Да, именно выживания, так как возвращался на планету не пенсионер Александр Валентинович Дмитриев с полным комплектом документов и реальной биографией, а молодой семнадцатилетний юноша с евразийской внешностью, без документов и истории жизни. Я ещё раз всмотрелся в зеркало и скептически оценил свой вид. Скинхеды ждут не дождутся меня, надо как-то маскироваться. Ну, а как мне нужно выглядеть? Быть самим собой или надевать маски? Как себя позиционировать на будущее? Нужны ли мне сейчас навыки актера или метаморфа? Очень сложные вопросы. Думать надо, а не прыгать …

Дело в том, что в поисках вещей, необходимых для командировки на Землю, я не уделил достаточного внимания деталям. Подростковый романтический идеализм Таро ещё раз проявил себя во всей красе. В первую очередь искал крутые инопланетные железяки и программы: всякие там разведывательные девайсы, нейрокомы, гипнокурсы. Затащил в «схрон» квадр, Монтера, Домового. Взял с собой Брюса. Всё будет важно и нужно, но потом, когда у меня уже будет постоянная база. А вот четкой цели и проработанного плана действий после перехода у меня нет.

Во-первых, куда направляться? Теперь у меня были координаты пяти ещё действующих стационарных порталов на Земле: один на острове в Тихом океане, второй на плато Путорана в Сибири, третий в горах Тибета, четвёртый на тепуи Рорайма в Венесуэле, пятый на острове в Италии. Ни один из них мне не подходил, все они были неудобными для первого появления и последующей легализации.

Поэтому я решил вернуться на Красную Шапочку и оборудовать там временную точку привязки портального перехода. Надеюсь, что в родных по прошлой жизни местах, неожиданное появление парня евразийской внешности никого не удивит. Рядом степная граница с Казахстаном, а казахов, корейцев, китайцев в Поволжье чуть не больше чем русских. Решено.

Теперь проблема экипировки. Первое – одежда. С одной стороны, копаясь в бывшем «хране» Защитника (что-то типа пространственно-временного склада в Астрале), теперь уже в своём «схроне» обнаружил несколько комплектов нанокомбинезона, который частично решал мои проблемы с одеждой, защитой и маскировкой. С другой стороны, к великому сожалению, постоянно носить его на Земле было неудобно. К тому же, как подсказывала мне любимая «чуйка», привыкать к такой «холяве» нельзя, надо держать себя в тонусе.
Выписка из БЗ «Нано – Комбинезон (НК)»

Основой НК стал симбиоз живого жидкого кристалла (ЖЖК) и улья наноботов, которые делились на четыре вида: дубликоны (самовоспроизводящиеся наниты), энкванты (энергонакопители), прониты (строители форм и конструкций) и нанокомы (координаторы улья). Сформированный в результате этого слияния симбионт-кластер образовывал проектные управляющие системы – слайсеры, реагирующую на ментальные пожелания носителя. Например, слайсер одежды выдавал наноботам виртуальные модели и типовую или разработанную программу действий, в соответствии с которой те создавали реальные, осязаемые вещи – трусы, брюки, футболку. Каждая из них возводился по принципу заливки материала в формы и поддерживающие конструкции. Слайсер защиты вплетал в вещи нано-кристонити, обеспечивающие необходимую прочность и набор ментальных щитов.

Дубликоны совместно с эквантами в необходимом количестве воспроизводили и трансформировали себя в формах и конструкциях, созданных пронитами. Нанокомы поддерживали ментальную связь с слайсерами, которые, в свою очередь, посредством улья осуществляли энергообмен с окружающей средой и формировали для себя защитный кокон. При взаимодействии с бионейрокластером (БНК) и внутренним медицинским ульем, нанакомы создавали наносети – временные кластерные цепочки.

Разумный с ментальными способностями выступал для НК в качестве базовой структуры (дома-крепости для ЖЖК) и нанофабрики (производителя пищи и материалов) для улья. В свою очередь, на основе кооперации, улей выполнял заказы носителя по его экипировке, ремонту и косметической отделке. К примеру, костюм при первой примерке настраивался на носителя и создавал базовую камуфляжную форму (волосы, бельё, нательный пояс). В дальнейшем он был способен принимать любую форму по ментальной команде, образу носителя или указанной им внешней модели. Слайсеры заносили все использованные, скачанные или увиденные глазами носителя формы и их вариации в банк моделей для последующей трансформации, которая занимала от секунды до нескольких минут времени. Создание нового материала могло занять от нескольких минут до часа, при наличии соответствующей энергоподпитки и снабжения дополнительными химическими, минеральными, и органическими смесями (ХМОС).

При повреждениях нанокостюм был способен самовосстанавливаться, воспроизводя необходимое количество нанитов. Вообще размер колонии легко менялся в зависимости от потребности носителя. При имитации легкой одежды лишние дубликоны и прониты трансформировались в энкванты, создавая дополнительный энергоресурс. Часто, в качестве камуфляжа в таком случае использовались, либо имитация жировой прослойки тела (как своеобразное силиконовое покрытие), либо носимые вещи (рюкзак, браслеты, цепи). Для существенной трансформации тела носителя (рост, мышцы, живот) или создания защитного снаряжения (зимней одежды, скафандра), симбионт в соответствии с заказом быстро наращивал количество дубликонов и пронитов до необходимого уровня, достаточного для создания материала необходимой толщины и прочности.

Нанокостюм носителю можно было не снимать, так как он мог утилизировать все выделения организма. Делал он эти процедуры деликатно и за короткое время. Энкванты, в зависимости от ситуации, постоянно создавали различные каналы (штекеры, вилки, фотоэлектрические панели) для скачивания энергии из окружающей среды в свой резервный запас, как дополнение к накопителям энергии носителя. Внутреннего ресурса среднего нанокостюма, даже без встроенных в тело носителя энергонакопителей, хватало на несколько лет.

На Станции, закрывшись от Брата, я нашел в Интернете и закачал в НК некоторые, как мне показалось, типовые модели современной молодежной одежды. Потом пытался тренироваться. Попробовал представить одежду молодого менеджера среднего звена. Почти мгновенно нанокостюм превратился в обычный темно серый костюм (брюки, пиджак), с белой рубашкой и завязанным галстуком. Под костюмом появилось обычное белье: тонкие трусы и футболка. Сразу вернулись полузабытые ощущения из прошлого опыта, дополненные обостренным удовольствием от обладания новым худощавым и физически развитым телом. Более того, костюм сидел хорошо, как после работы хорошего портного – без плотного прилегания к телу и со стильными складками. Удачно вписались в антураж темно серые льняные носки и черные кожаные туфли.

Затем вспомнил, что в списке складских запасов «схрона» видел название – стандартный рабочий комбинезон техника. Там были базовая модель и модификация с генератором силового поля. Представил первый вариант и через пару минут облачился в оранжевый комбинезон, составляющий одно целое с капюшоном, перчатками и ботинками. Управляющая система сразу выдала ответ на качество одежды: «двойной слой водонепроницаемого неопрена, внутри особо прочная армирующая сетка с подключенной системой терморегулирования и вентиляции, энергонакопитель, рассчитанный на десять лет. Капюшон при необходимости превращается в шлем с запасом воздуха на три часа. Комбинезон по прочности сопоставим с легким кевларовым жилетом. На поверхности удобно разместились карманы и стандартные крепления для легкого оружия, инструмента, временных хранилищ данных.

«Удобная вещь. Жаль только яркая», – наивно подумал я, и в ответ получил дополнение: имеется функция изменения цвета внешнего слоя по ментальному образу. «Отлично. Буду брать, но надену только нанобелье, в виде футболки, трико, трусов и носков! Остальное пойдет на рюкзак. А пока сделаем ещё и обычную одежду», – и, с нездоровым энтузиазмом вызвал «мастера на все руки» Василия. Тот, разумеется не подкачал: специалисты его армии дроидов, по тем же образцам из Интернета сшили, или точнее смастерили, одежду, обувь, рюкзак и все остальное. Я насмотрелся в Интернете на образцы, но старые рефлексы забастовали, поэтому пошел на компромисс – попытался сделать ставку на всепогодный джинсовый стиль и кожу. Для начала октября оделся легковато, но нанобелье обещало греть в любые морозы.

Немного подумал над легендой своего появления в степи, и решил играть роль сироты – беженца из Казахстана, который сбежал от преследования уголовников. Специализацию выбрал самую престижную в молодежной среде – хакер. Легализоваться буду в родном селе, там я знаю много таких деталей, которые подкрепят любые рассказы о себе. Ну, а в сложных и спорных моментах буду работать «типа экстрасенсом», через внушение, манипуляции, чтение памяти и прочие гнусности.

Перебрал свои земные вещи и открыто положил в рюкзак кое-какую одежду, смену белья, нож, инструменты, рыбацкие принадлежности, несессер. В секретном кармане разместил инопланетные вещи, и кое-что ещё по мелочи. Забрал из «схрона» игольник[1 - Пластиковый игольник пневматический формата Глок-17, в кобуре скрытого ношения, только более плоский чем настоящий. Бесшумный, обойма на пятьдесят игл, встроенных обойм четыре: иглы парализующие, бронебойные, зажигательные и снайперские стрелы. Дальность поражения человека – от 100 парализующими иглами до 1000 метров снайперскими. Встроенных баллонов с газом – четыре. Один баллон на обойму. Обоймы и баллоны входят в обязательный минимум программы полевого синтезатора.] с кобурой скрытого ношения. С ним вообще прикольная ситуация: металла нет, внешне похож на муляж Глока – 17, вскрыть и разобрать невозможно. Кейс с «Брюсом» закамуфлировал под наплечную сумку со стареньким потрепанным ноутбуком с кучей девайсов. Пока думал над легендой, вспомнил, что нужно будет изготавливать кучу документов и добывать деньги, поэтому быстренько прыгнул в УСерЦ. Там нашел гипнокурс «Фальшивомонетчик» с удивительно свежей базой знаний по методам подделки чего угодно. Сенсей быстро и качественно обучил меня, и, как мне показалось, не только искусству подделок, но и заодно ещё нескольким видам криминального мастерства. Я не возражал, хотя, как бывший ассасин кое-что уже умел, но решил, что знания и навыки лишними не бывают. После обучения подобрал малый канцелярский синтезатор, и придал ему форму планшета.

Канцлер с Марком, специально для маленькой могилки под Красной Шапочкой,        нашли эксклюзивный портальный камень с люком, похожим на канализационный. Со мной шел универсальный дроид из Монтера, чтобы оборудовать временный телепорт под курганом. «Пусть будет люк, даже канализационный. Останется хотя бы как памятник – реликвия в честь первого телепузика, тьфу, лунатика», – пошутил я над собой и поморщился. Шутки от нервного напряжения стали совсем дурацкими.

На пути в портальный зал для отправки в «командировку» на Землю неожиданно вспомнил притчу «Черепаха и скорпион». Как будто кто-то сверху дал мне подсказку для подготовки к работе с людьми, имея за спиной багаж знаний и умений, несопоставимый даже с моим богатым жизненным опытом. Смысл был вроде понятен, но за душу как-то не зацепил. Понял я эту подсказку гораздо позже, при весьма драматических для себя обстоятельствах – за несколько часов до смерти. В таких случаях русские мужики часто говорят: «Поздно пить боржоми, когда почки отвалились».

Как-то раз черепаха, уступив просьбе скорпиона, повезла его на другой берег реки. Скорпион сидел смирно всю дорогу, но перед самым берегом всё-таки взял и ужалил черепаху. Придя в полное негодование, она возмутилась:

– Моя природа такова, что я стремлюсь помочь каждому. Поэтому я помогала тебе. Как же ты мог ужалить меня?!

– Друг мой, – отвечал скорпион, – твоя природа – помогать, а моя – жалить. Так что же, свою природу ты превратишь теперь в добродетель, а мою назовёшь подлостью?
Солнечная система. Луна. Станция Форпост. 05 октября 2017 года.

Переход под Красную Шапочку я совершил рано утром, в сопровождении одного из дроидов Монтера. Пришел в портальный зал, нашел знакомую арку. Активировал её. Просмотрел ещё раз свой багаж: легкая осенняя одежда (под ней нанокомбинезон вместо белья), рюкзак с подобранным на станции комплектом нужных вещей, потрепанная наплечная сумка с «Брюсом» и барсетка на поясе. Вроде ничего не забыл. Ментальным импульсом включил режим перехода. Брат стал дублировать сообщения УС системного телепорта:

– Подготовка объекта к телепортации

– Активация ментального сканера и биокопира

– Создание аварийного дубля личностной матрицы. Перенос дубля в запасник.

– Активация Телепорта № 45-Т

– Анализ координат и готовности точки прибытия объекта

– Фиксация объекта переноса. Обратный отсчет.

– Пять! Четыре! Три! Два! Один! Канал открыт!

В рамке телепорта возникла блестящая пленка метра полтора высотой, с мерцающим спиральным контуром. Рядом в воздухе появилось голографическая картинка точки убытия, где в полумраке с инфракрасной подсветкой можно было разглядеть очертания небольшой пещерки. Справа у стены отчетливо просматривалась лопата с блестящим титановым штыком.

Я облегченно вздохнул, мой подкоп под Красную Шапочку сохранился в неприкосновенности. Надо прыгать.

– Выполнить перенос. Да? Нет?

– Да, конечно.

Я слегка передернул плечами и, согнувшись буквой «Г», шагнул в рамку. Пленка передо мной слегка натянулась, как в большом мыльном пузыре, и порвалась. Переход я ощутил, как нырок в воду и падение куда-то в страшноватую глубину. Сознание как-бы мигнуло, тело встряхнуло энергетическим ударом. Испуганный и ошеломленный новыми ощущениями я, как мешок с …, свалился на захламленный глиняный пол в моей пещерке под Красной Шапочкой. Оглянулся и пополз подальше от низкой рамки: за мной плавно переполз дроид. За несколько часов он превратил погребение в портальное помещение и, позже, уже через активированный мной люк, перешел, а точнее спрыгнул обратно. Металлический кругляш гармонично вписался в тесное подземелье. Все остатки погребения мы аккуратно поместили в специально изготовленной нише и замуровали её. В целом получилось купольное помещение, похожее на низенькую, но довольно широкую казахскую юрту, изнутри покрытую оплавленной коричневой глиной. Вокруг кургана я зарыл несколько инфраизлучателей страха, чтобы люди не задерживались на Красной Шапочке, а тем более не стали опять копать. Всё уже откопали.

После завершения работы долго сидел на лысой глиняной верхушке оплывшего холмика и размышлял о сложившейся ситуации. Изумительная картина голубого неба, море серо-желтых степных барханов, заросшее колючим бурьяном, осенняя утренняя прохлада с живым запахом тухлых озер, после пережитых космических испытаний воспринималась совершенно иначе, чем три месяца назад. То бредовое состояние перед прыжком в неизвестность воспринималось сейчас как дурной сон.

Странно, но родные места стали восприниматься как «тыл врага», в то время как Луна и космос оставили щемящее чувство безопасного места, которое может стать новым домом. И неудивительно, что в последние дни переход на Землю инстинктивно рассматривался мной, в лучшем случае, как сложная «командировка», а в худшем, как реально опасный «партизанский рейд».

«Ну, хватит преувеличивать и драматизировать, – мысленно одернул я самого себя, – пока это «командировка». Все просто. Что «греха таить» – мне стало тяжко одному. Девочки не в счет. Робинзонить стало невмоготу, нужно найти «Пятниц». Желательно несколько взрослых одаренных парней и девушек … Или взрослых женщин. Стоп. Хватит закатывать губы и пускать слюни. У тебя Алиса и Мики есть. Гаремник несчастный».

Удивительно, но, несмотря на случайно приобретенное могущество: новое сильное тело, мощный компьютер в голове, ментальные способности, фантастические по меркам Земля знания и навыки, я испытывал страх. Даже не страх, а СТРАХ. Я смотрел на далекий горизонт и … думал, как себя заставить двигаться вперед. Стыдно было признаться самому себе, но захотелось опять «дезертировать», только теперь вернуться на ставшую родной Станцию и заделаться настоящим отшельником. Или послать Землю в «далекое эротическое плавание» и попробовать путешествия в другие миры.

«Ха. Тьфу на тебя, трус несчастный, сачок бесстыжий, отбрось свои пенсионерские привычки и задави советские рефлексы», – возмутилась моя новая сущность. Я встряхнулся, похлопал себя по щекам и энергично потер уши. Подышал свежим утренним воздухом и ещё раз осмотрелся. Осенняя степь насмешливо шуршала бурьяном. В зарослях тамариска пищали мыши, спасаясь от змей. В дальней лощине над соленой лужей блуждали серые тени. Страшноватая красота дикой природы вдохновляла на подвиги. Хотя какая она дикая, видно же, как вдалеке тянется вал выкопанной земли.

«Всё! Истерический приступ из прошлого прошел и ушел. Вставай, поднимайся активный народ. На Земле появился новый человек – позывной Саош Дмит. Он будет создавать расу, а точнее, Клан Неохомо». После этого вскрика-всхлипывания меня пробило на хи-хи, и здоровый смех несколько минут нарушал тишину утренней степи. «Твои цели ясны, задачи определены. За работу, товарищ! Отлично. Старые глаза боятся, а новые руки делают. Психику слегка полечили, теперь за дело. Нужен план», – солидным голосом сказал я и позвал Брата. Его время пришло.

– Брат, у нас есть план?

– Да, шеф! У тебя есть план.

– Ну-у-у-у. Не у тебя, а у нас. Все равно, это был пустой вопрос. Замнем. Мы же договорились, ты включаешься в работу по заявке, за исключением опасных ситуаций. Кстати, у тебя была своя задача – шерстить Интернет и собирать БЗ под мои потребности.

– Принято. Работаю. Доклад по заявке.

– Хорошо. Итак, мой план. Цель первой миссии на Земле – найти надежных партнеров для дальнейших действий на Земле и в космосе. Образно говоря, мне, как «Робинзону» нужна команда «Пятниц», но это, как повезет. Порядок действий следующий:

Первое. Надо обеспечить легализацию нового тела и его адаптацию к недавнему прошлому. Три месяца прошло. Для этого следует найти подходящий прототип для своего персонажа, получить или изготовить надежные документы, подогнать их под легенду. После этого наполнить персонаж реальными событиями для придания достоверности своей новой жизни. Короче, нелегала из меня делать будем.

Второе. Будем постоянно искать мне партнеров и партнерш. Обязательные условия поиска кандидатов: ментальный потенциал, в соответствии с настройками сканера. А сканер-то древний. Барахлит, наверное. Проверь. Ещё интеллект нужен – не ниже 150 ед. Хотя, стоп. Дискриминация, блин. А если человек хороший? Тупой, но хороший? Интеллект убираем. В принципе, стоило бы поискать проблемных одиночек, либо семьи в беде, либо состоявшиеся команды, попавших в критические условия выживания, но продолжающие борьбу. Хотя почему борьбу? А может быть попадутся люди, уже потерявшие надежду? Общий подход вырисовывается, а там как получится.

Третье. Может быть подойдет такой критерий для отбора подходящих людей, как любители фантастики? Сам такой. Но таких мало. Или много? И зачем нам такие? Наверное, бойцы-универсалы нужны? Драться не собираемся, и зачем нам бойцы? Хотя без таких на Земле не обойтись. Фанаты-специалисты в передовых технологиях (учителя, айтишники, хакеры, технари, медики) и, вообще, любители своего дела требуются. Это точно! Фанаты, очень кстати! Уфологи, например. Нет, те вообще крякнутые.

Четвертое. Найти жилье, обустроить базу на планете, даже не одну, создать агентурно-партнерскую сеть. Типа, Айвен, Фаберлик, Орифлейм? Секту? Хи-Хи. Нас «очень полюбят». Ах да, деньги еще не помешают. Много. Зарабатывать некогда, значит будем грабить награбленное, или найдем тех, кто умеет делать деньги.

Ресурсов для достижения цели много, даже с перебором: сверхспособности, суперзнания, фантастические умения, избыточная информация, оружие. Вообще то я сам по себе оружие. Игольник, пластиковое оружие (метательные ножи, дротики в одежде и рюкзаке, меч-нож в поясе; гранаты: пряжка, пуговицы, застежки). Кого воевать то будем? Хотя как-то надо будет защищаться, если вдруг нельзя будет показывать ментальные способности. Комплект осенней одежды, рюкзак, защитный нанокомбинезон (белье) с энергонакопителем (батарейка). Это халявный рояль, осторожно, наркотик. Девайсы, техника и оружие в камуфляже: Брат (в голове), перстень-телепорт (на пальце), две аварийных «шоколадки» – телепорты (в нанобелье), ремонтный набор «Брюс» (потертый ноут – имитация набора для юного хакера). В поясной сумочке-барсетке: планшет, смартфон, чипы гипнокурсов, батарейки. В рюкзаке: инопайки, нейрокомы, маяки, коробка с сотней инфраизлучателей – «страшных колышков», закамуфлированных под охотничьи спички, универтул, мультиплаз. Проблемы: легализация с новым телом: деньги, документы, автобиография-легенда, место дислокации, жилье, транспорт. Хотя немного денег осталось от Дмитрича, но их маловато будет.

«Хоп. Достаточно. Собираемся и действуем», – я закончил разговоры с собой, прикопал и закрыл кустом тамариска вход в портал. Замел следы и сделал почетный круг в радиусе ста метров вокруг кургана, проверяя – действуют ли «страшные колышки» отпугивающие живых, в том числе разумных существ. Действуют. Даже как-то слишком хорошо работают – мурашки стадом побежали по спине.

Дальше, пешочком, как обычный белый человек, хоть и малость смуглый, направился в родное село. По дороге проверил свои ментальные способности в земных условиях: ментальное зрение и защиту, маскировку (скрыт, иллюзии), оперирование манипулами, выход в Астрал, проверку наличия разумных в округе, настройку на поиск одаренных, тайников, кладов, монет. Всё было на высшем уровне – одаренных в радиусе пять километров я не обнаружил, зато потенциальных кладов под песком оказалось немало, но добывать их смысла не было. Попробовал открыть «схрон» – получилось, но ментальную энергию тот жрал немерено. Квадр решил не доставать. Лень возиться. Остальные компетенции решил испытывать по ходу событий.

Неторопливо передвигаясь по песчаным пригоркам, наполнял деталями план действий на первом этапе. Мысли накатывались волнами, под такт шагам: нет нужды усложнять задачу. Начинать надо с родного села. Нахожу детский дом, организую беседу с заведующей или её преемницей.

– Брат, покажи сайт.

– Ага, вижу. Нынешняя работает уже тридцать лет на одном месте. Ветеран, однако. Как только, здоровье выдержало. Подхожу и аккуратно сканирую память. В качестве компенсации подлечиваю старушку. Ищу подходящего детдомовского парнишку примерно 1989-1992 года рождения. Ну и так далее.
Земля. Россия. Поволжье. Сельский детский дом. 05 октября 2017 года.

Скромный кабинет. Письменный стол, заваленный бумагами. Пожилая женщина перебирает старые документы и тихо плачет. Сегодня приснился сон, в котором вдруг болезненным образом всплыли, тщательно задвинутые вглубь давние воспоминания. Во сне печальной чередой шли светящиеся силуэты нескольких десятков мальчишек и девчонок – … её большой грех, боль и груз на сердце …

«Я ничего не могла сделать», – шептала она в тяжелой пыльной тишине. Повторяла эти слова, как заклинание, вновь и вновь. «Помочь было некому, хотя это не оправдание. Шла на это преступление только ради других детей. Жертвовала одними, спасая других. Правильно, неправильно, только бог рассудит».

По документам они все пропали. Может быть, сбежали, может их похитили. Или они погибли на рыбалке, пытаясь получше покормить младших … Её заявления в милицию принимали, формально проверяли, аккуратно писали справки и сразу же их подшивали в дела. Пропали без вести. Через некоторое время сами дела закрывали. Шито – крыто. Искать было некого и некому.
Перед окраиной села запустил самый экономный маскировочный режим «скрыта». Добрался до детского дома, нашел заведующую, покопался в её памяти и усыпил. «Да, удачно я зашел в эту богадельню», – сказал сам себе и с гадостным чувством «дежавю», стал нагло копаться в сейфе этой старой гнилой карги. Там лежали деньги, драгоценности, стопка старых и более новых свидетельств о рождении, паспортов и аттестатов. В отдельном ящике хранились копии милицейских заключений о том, что эти молодые мальчишки и девчонки пропали без вести. В действительности же, она, по сути, продала их. Под давлением местной мафии, конечно, но не сильно брыкаясь. Только изо всех сил прикрывалась и оправдываясь. Выбирала тех, у кого не было родных. Тех, кого никто не станет искать. «Старушку лечить смысла нет, сама себя на вечные пытки обрекла, дура старая. Вот только зачем её было столько денег хапать? Для кого собирала? Не для детей же?» – думал я, брезгливо заботливо очищая сейф для возможного преемника старой заведующей. Деньги, ценности и документы прибрал в «схрон», вдруг найдется кто-нибудь из «потеряшек».

Казахстан. Западно-Казахстанская область. Дарьинск. Апрель 1988 года

Картинка-ассоциация из прошлого

Оперативный сотрудник УКГБ по Западно-Казахстанской области ехал на потрепанном УАЗе по расхлябанной после дождя дороге из Дарьинска в Уральск. Было ещё светло, так что до темноты он успевал доехать до города. Настроение было паршивое, служебная командировка превратилась в фарс, никого из своих людей он не нашел, как будто все попрятались. Вот и возвращался молодой чекист «несолоно хлебавши», ожидая от начальства очередной разборки. Остановился по острой нужде на относительно сухом съезде в хуторок из нескольких полуразрушенных саманных домиков. Вылез из машины, сделал своё «мокрое дело», размял ноги и неожиданно услышал детский плач. Он доносился из крайней, малозаметной землянки с трубой от буржуйки.

Офицер взял из машины фонарик и обошел странное жилище. Оно было одновременно похоже на саманный сарай и землянку. На небольшом холмике была вырыта яма, вокруг неё выложены саманные стены, сверху односкатная крыша из камышитовых плит, закрытых брезентом с выцветшей камуфляжной расцветкой. – «Похоже на укрытие для военной техники или большую армейскую палатку», – подумал оперативник. Всё это сооружение было дополнительно забросано камышитовыми плитами.

Узкая, оббитая одеялами дверь была приоткрыта. Молодой парень еле втиснулся в помещение и отшатнулся от трупной вони. Только пронзительный звук душераздирающего детского плача заставил тщательно осмотреть помещение. И при свете фонаря он увидел, что на топчане, заваленном цветастыми тряпками, сидит труп пожилой цыганки, двумя руками сжимающий огромный ком цветных одеял, из которого торчит голова годовалого ребенка и истошно орет.

Не растерявшись, офицер с трудом высвободил этот вонючий кулек из окоченевших рук, и, кашляя от тошнотворного запаха, понес его в свою теплую машину. Выкинул одеяла, попытался напоить и обмыть ребенка теплым чаем из термоса. Затем вытер его чистой ветошью, закутал в своё бельё и старый полушубок, лежавший в багажнике «на всякий случай».

Пеленая мальчишку, оперативник, поглядывал на смуглое, как у Маугли, худое тельце, и с мистическим ужасом думал: «И как только он смог выжить при таком холоде? Ведь больше суток на мертвом теле лежал. Да и я случайно остановился. Везунчик, однако». Закончив, он сел в машину и вернулся в Дарьинск, где сообщил участковому о неожиданной находке и отдал ребенка в надежные руки дежурной медсестры местной больнички.

Через два месяца, по странному стечению обстоятельств, этот офицер с женой, у которых восемь лет не было детей, забрали этого найденыша из Уральского дома малютки и усыновили. Верный своим привычкам молодой чекист через участкового постарался выяснить судьбу семьи мальчика. И вот что он узнал: рядом с Дарьинском около года назад останавливался цыганский табор, но через пару месяцев откочевал в неизвестном направлении. А на ферме одного из местных казачков осталась цыганская семья по фамилии Ивановы: муж, жена, бабушка и шесть мальчишек от трех до четырнадцати лет. Там же родился и ещё один сын. Назвали его Раджем. Участковый выяснил, что незадолго до события бабушка прятала мальчика, кормила его хлебом и поила водой, сколько смогла. Потом умерла. Тот лежал несколько суток на трупе, смог выжить и оказался настолько везучим, что его нашел и спас смелый человек, причем не из местных. Остальная семья пропала без вести. А местные жители молчат, словно «воды в рот набрали».

Усыновленный мальчик долго вел себя как настоящий Маугли, несколько лет был здорово не в себе, но постепенно оттаял. Тем не менее он всю жизнь любил пить «белую воду» и есть «просто хлеб». Через тридцать лет он, уже как настоящий взрослый Маугли, создал свою семью, родил сына и практически забыл о своих приемных родителях. Мавр сделал своё дело …

Прототип нашелся на удивление быстро. Сходство с моим теперешним телом было невероятным, а обстоятельства короткой жизни изумляли. «Мистика, да и только», – привычно поудивлялся я очередным чудесам.
Жизнь – легенда Сан Дмита (Саоша)

Выдержка из Протокола БНК «Брат»

Александр Кимович Димитров, родился 29 сентября 1997 года, в Н-ской области. В недельном возрасте ночью его подкинули в роддом райцентра. В неуклюже смотанном кульке из простыни и одеяла лежал новорожденный мальчик. В полиэтиленовом пакете записка с датой рождения и именем – Александр. Также были указаны: имя матери – Анна, отца – Ким, фамилия – Димитров. Вес ребенка составил два килограмма, тело смугловатое, волосы черные, глаза раскосые. Младенец истощен и измучен плачем – несколько дней ничего не пил и не ел. После недельной реабилитации был передан в дом малютки, где на него оформили свидетельство о рождении. Еще через год мальчика передали в ясельную группу детского дома.

Местные кумушки выдвигали версию, что ребенка нагуляла Валька Попова. Она жила одна после смерти родителей. С родней не ладила. Её видели в степи, где летом на бахчах работала семья «корейцев», хотя никто не знал их истинной национальности. Один из них, пожилой хромой азиат со шрамами на коротко стриженой голове, несколько раз провожал девушку до центра села. Никто и подумать не мог, что мрачный калека мог заделать молодой девке ребенка. Осенью 1997 года Валька уехала из села, и по слухам вышла замуж за иностранца. Обо всей этой грустной истории быстро забыли.

Так, маленький и незаметный Саша Димитров прожил в детском доме пятнадцать лет, до осени 2012 года. Каждое лето, он, по «разрешению» заведующей, работал в степи у так называемых родственников. Привозили его в детский дом осенью, после дня рождения, загорелого до черноты, худого и замученного. После трудового лета он отчаянно успешно учился в школе. Среди сверстников Ким, так звучало его прозвище, отличался незаметностью. Вроде он есть, но в тоже время его было трудно найти. Говорили про него: «тихушник, сам себе на уме, не от мира сего». Тем не менее, его репутация среди детдомовцев и местной шпаны была на самом высоком уровне. По неявным слухам он был очень сильным и хорошо обученным бойцом, типа ниндзя. По его словам, летом в степи сына обучал отец. Никто не ссорился с ним, но разруливать сложные конфликты часто звали его. В 2011 году он сам получил паспорт, а в 2012-м свидетельство о восьмилетнем образовании.

Потом прошел слух, что отца Кима убили. Через пару месяцев после этого известия мальчишка пропал. Заведующая написала заявление в милицию. Там быстро написали несколько справок и закрыли дело. В заключении было написано, что, согласно показаниям свидетелей – приятелей из детского дома, подросток сбежал мстить за отца. При этом все документы остались у заведующей.

Документы я забрал, затем с помощью «Брюса» и специальных приспособлений обработал текст и фотографии, подогнав их под свою внешность. После обучения у Сенсея поучилось почти идеально. Теперь мне по документам двадцать лет, но выгляжу примерно на семнадцать. Возраст и внешность немного не совпадали, но это несоответствие можно объяснить тем, что некоторые метисы просто молодо выглядят. В воспоминаниях заведующей, старых сотрудников (нашлись три пенсионерки) и нескольких бывших воспитанников, живших в селе, я откорректировал смутный образ маленького «корейца», связав его с моим нынешним лицом. Затем под «скрытом» зашел в сельскую школу, где сделал себе аттестат о среднем образовании – липовый, конечно, так как после 2012 года я здесь не учился. Но этот факт проверить было сложно, а живым участникам тех событий, как возможным свидетелям, пришлось добавить чуточку ложных воспоминаний. Теперь эту смесь большого количества правды и толики смутных несоответствий, мог распутать только опытный дознаватель, тогда как для его расследования нужен весомый повод, а вот его я постараюсь не создавать.

Осталось «белое пятно» в моей легенде – время жизни с сентября 2012 по октябрь 2017 года. Где я был, чем занимался? Служил ли в армии, сидел ли в тюрьме, а может быть просто бродяжничал? Нужно иметь хоть какую-то базу для объяснений. Лучше всего в этом плане подходил Казахстан, знакомая страна, понятный менталитет народа, много сложных историй с русскоязычным населением живущем практически в условиях средневековья. Дело осталось за малым: найти место, пару-тройку авторитетных казахов и придумать душещипательную историю. Ну или влезть в неё.

Земля. Россия. Поволжье. Райцентр. 06 октября 2017 года.

Сделав в селе основные дела, я переночевал в стогу колючего сена на берегу знакомого озера с лебедями. Вечером послушал песни птичек и лягушек. С огромным удовольствием поставил ментальный купол от комаров, сделал поплавушку, на берегу накопал червей, поймал несколько карасей и окуней. С помощью «Брюса» сделал костер и запек рыбу в глине. Даже Брат отметил вкус и полезность свежей рыбки, но посоветовал почиститься в медкапсуле от вредных примесей в воздухе и воде, в ответ я посетовал, что эта процедура произойдет не скоро. Надо выполнять план.

– У нас же есть план, мистер Брат? – спросил я утром своего родного бюрократа.

– Да, шеф. У нас есть план, и его надо отработать, – ответственным тоном заявил Брат.

– Только не переборщи с усердием, железяка туева.

– У меня ничего железного нет, – ответствовал Брат, – а деревянное все у тебя, Шеф.

– Ни фига себе, у Брата юмор прорезался! Шок и трепет! – поразился я.

– С кем поведешься, от того и наберешься, – последнее слово осталось за БНК.

Опомнившись от таких новостей, добрался до дороги и автостопом доехал до райцентра, где посетил паспортный стол, военкомат, ФМС и ГИБДД. Там, после доблестной борьбы с иллюзорными страхами в родном селе, и, приобретя некоторый опыт ментального воздействия на людей, я осмелел. Тем более, классовая ненависть к чиновникам и бюрократам всех мастей помогала мне преодолевать муки интеллигентской совести и решать проблемы быстро, не гнушаясь откровенными манипуляциями.

Перемещаясь под «скрытом», аккуратно выбирал и ментально обрабатывал нужных исполнителей. Подгадывал удобные моменты. Таким образом, правдами и неправдами дооформил себе все необходимые для начальной легализации документы: паспорт под двадцатилетний возраст, загранпаспорт, СНИЛС, военный билет, профессиональные водительские права, карточку в Сбербанке. Всё как бы по месту рождения в глубинке. У исполнителей создавал впечатление, что работаю в спецслужбе и специально приехал для восстановления подлинных документов. Везде где можно, внедрил смутные воспоминания о маленьком скромном русском «корейце». Даже с военным билетом повезло. У военкома в сейфе оказалась коллекция документов малоизвестных героев частных военных компаний, геройски погибших за счастье российских олигархов. Он любезно подобрал мне дело молодого сержанта, сына местной русской и неизвестного казаха. Он погиб в Сирии, после чего мать, беженка из Казахстана, умерла от инфаркта. Никого из родственников не оказалось, поэтому получить медаль «Участнику военной операции в Сирии» было некому. После небольшой душевной беседы военком дал мне личное дело на пару часов, выделил кабинет, затем оформил документы о том, что известие о гибели сержанта Димитрова было канцелярской ошибкой. Он вернулся после контузии, потерял память и признан ограниченно негодным к военной службе. В результате в архиве военкомата осталось мое личное дело сержанта запаса (ВУС – 107182Ф). Период 2014-2017 гг. был удачно закрыт. Осталось ещё два года: 2012 – 2014. Придется смотаться в Казахстан.

Сделав с утра все свои дела в райцентре, со спокойной душой сидел на скамеечке, в симпатичном скверике за кинотеатром. Перебрал и тщательно рассмотрел бюрократическое подтверждение появления на Земле «нового человека». Полюбовался, как изящно «Брюс» обработал новые документы: для полной достоверности немного состарил, добавил потертости, замасленности, налепил грязных пятен. Ещё чуть-чуть докрасил печати и добавил специальные метки «доверенного» человека (Брат раскопал инфу в Интернете). Теперь даже параноики – эфэсбешники не смогут найти признаки подделки. Подлинность на высшем уровне. Кстати, необходимую информацию о «новом человеке» Брат внес в доступные базы данных всех госслужб. Основные документы положил в карманы куртки, остальные спрятал в рюкзак. Главное – у меня был военный билет сержанта спецназа, награжденного медалью и демобилизованного по ранению. Специально проверил на вокзальной милиции – работает безотказно. Бинго!

Я с наслаждением потягивал содержимое своего «космического тормозка», так как попытка пообедать в кафе закончилась предупреждением Брата: «эту еду употреблять нельзя! В ней большая доза ядовитых веществ и вредных бактерий!» Пришлось опять открывать «домашнее» питание, хотя оно уже изрядно поднадоело.

«Солнечный круг, небо вокруг, это рисунок мальчишки», – мурлыкал я старую детскую песенку. Погода с утра была великолепной, да и настроение от хорошего результата было отличное и хотелось петь. «Ну, а что, неплохой мальчишка получился, – с гордостью подумал я. – Пусть прототипу удача улыбнется, если он жив остался. А если погиб, пусть земля ему пухом будет». Я машинально перекрестился.

Достал из рюкзака еще один, синтезированный на Форпосте (ФП), «инопаёк», так я с двойным смыслом переиначил название сухпайка, сократив сложное словосочетание «индивидуальный паёк». Вот тоже мне, борюсь со стойким стереотипом мышления. Играюсь словами. Покрутил его в руках, думая о возможности массового производства такого товара в России. Удобно ведь – коробочка сигаретного размера, две разделяемые секции: полужидкая паста и тоник. Из торца легко вытаскивается «соска». Пить легко и приятно – как мамкину грудь сосать. Несмотря на космическое происхождение еды, вид у неё вполне современный для Земли. И вообще нормальная картинка – сидит молодой парень с рюкзаком и пьет сок.

Вот сижу и «балдю». Несмотря на осень, всё еще жарко. В скверике по-домашнему уютно. Заметно, что ухаживают за ним с любовью, несмотря на вездесущую пыль. Небольшие деревья, ровненькие ряды постриженных кустиков, три симпатичных клумбы с уже осенними цветами и декоративной капустой. Удобные скамеечки стоят в тени от деревьев.

Я слегка затосковал, вспомнив прошлое: «Уже октябрь, а тепло. Даже арбузик ещё можно было бы купить, а то за делами, любимой вкусности не попробую, потом поздно будет». Слюни потекли ручьем, и я стал собираться идти на поиски местной «ягоды». По ходу мелькнула мысль: «машину надо добывать, и желательно у каких-нибудь проходимцев. Слишком долго без проблем кручусь, скоро кто-нибудь подпортит аппетит». Тут же тишину скверика разрушил крякающий звук автомобильного клаксона крутой машины. Я поморщился: «Накаркал».

Подняв голову, без особого удивления увидел у входа в скверик черный «Крузак» (Toyota Land Cruiser 200). «Вот так, – рассмотрев «гостей», подумал я, – помянешь черта, он сразу же и появится». Два «джигита», одетых в необычный льняной «камуфляж», важно и неторопливо шествовали в мою сторону. Из машины выглядывал еще один «сын гор». «Эй, парень, ты нам нужен, – бесцеремонно и властно произнес старший, – пошли в машину».

«Дежавю. Всё как в Москве, в конце прошлой жизни. Не было печали, так опять какие-то кавказские мажоры нарисовались. Это, наверное, для того, чтобы жизнь мёдом не казалась или снова мотиватор Игроков сработал. И никакого уважения к старшим», – проворчал я по-стариковски. – «Стоп! Не забывай про свою внешность», – мысленно одернул себя. Поднялся со скамейки и подумал, что пришла пора прибарахлиться. Позвал на помощь родного консультанта:

– Брат, посмотри в Интернете, откуда номера.

– Опять твое прошлое играет, Шеф. Казахстан. Западно-Казахстанская область. Смешно?

– Не очень.

– Что ты бормочешь, дебил, – крикнул младший, хватая меня за горло, и одновременно резко пробивая в живот.

– Спортсмен, однако, – обрадовался я и громко объявил, – вы первые начали и очень кстати. Мне в Казахстан нужно смотаться.

Луна. Станция «Форпост». 15 сентября 2017 г.

Картинка из недавнего прошлого

Мое изучение БК «Менталист», обучение ментальным техникам, пилотированию, боевым искусствам в УСерЦе проходило, как правило, быстро, трудно и болезненно. Базы компетенций (БК) древних «прогрессоров» отличались агрессорским уклоном: уничтожить, подавить, парализовать, подчинить, … Всё жестко, не считаясь с реакциями «противника» или даже союзников. Система обучения была отлажена по принципу «всё для фронта, всё для победы, не оглядываясь на потери». «Учителя» в отношении учеников действовали беспощадно, выжимая из них максимум возможного. После каждого этапа обучения, я громко матерился в адрес пресловутых «Древних» или «Сеятелей»: «И кто дикари? Земляне или актуряне? Только истинные варвары могут разработать такие БК! Мудаки и извращенцы! Точнее изверги и извергини!»

Да! Моя интеллигентная сущность мечтательного российского вырожденца, несмотря на память нового тела, с большим трудом воспринимала ментальную школу тысячелетней давности. «Фильтровал базар» как мог, но все-таки заразился циничной беспощадностью виртуальных наставников. Тем не менее, из сотен техник типа «против лома нет приема», выбирал, а затем адаптировал к своей реальности мало-мальски тонкие, щадящие, не оставляющие следов, методы и операционные технологии.

Помогали справиться с трудностями несколько памятных образов-картинок из Интернета: «древнеегипетский хирург с чудовищными секаторами; военный хирург на фронте в полевых условиях, орудующий обычной ножовкой, и современный хирург, оперирующий на компьютере с помощью манипуляторов». Древние в своих БК, как египтяне, не утруждали себя тонкими материями в ментале, рубили с плеча и наповал. И это изобретатели нейросетей, Искинов и телепортов. Что-то здесь не вяжется. Получается так, что все организационные и операционные тонкости, они через БНС отдали на откуп искинам и дроидам. На такой халявный наркотик можно подсесть на раз. Потом их избаловали природные ресурсы живых кристаллов и портальных камней, типа нашей нефти, что затормозило развитие науки и производства космических кораблей. А ментальные техники стали всесильным инструментом немногочисленной одаренной элиты, а та развивала их в основном как оружие и средство контроля миллиардов обычных разумных. Со временем эта элита высокомерно оставила тонкие и эффективные ментальные инструменты искусственным созданиям, не тратя свои типа «драгоценные силы» на развитие мастерства и искусства. Вот так нонсенс, вперемешку с парадоксом. Сеятели, в моем представлении, стали выглядеть как «крутой сапожник в лаптях». После злополучных приключений с реактором я, не без помощи лукавого Спироса, осознал очевидные проблемы древней БК «Менталист», после чего потратил много сил на подгонку, шлифовку ментальных техник под свои ценности и приоритеты. Кое-что получилось.

«Вот и пришло время долгожданных натурных испытаний. В мирных условиях будем работать изящненько, культурненько, на мягких лапах, и только по делу. А на таких «редисках» грех не попробовать убойные практики», – проговорил я вслух и ударил своего обидчика ментальным параличом. Младший из кавказцев застыл в позе, похожей на нежные «обнимашки» мужчин. «Хи-хи. А ментальный паралич работает неплохо, – порадовался я первой проверке «инструмента». Еще раз попробуем. Дозу чуть меньше, экономней надо, силы не бездонные. Хоп!»

Старший группы попытавшийся возмутиться безнравственным поведением сородича, открыл рот, и тоже замер в неловкой позе, бешено вращая глазами. «Надо проверить, – посмотрев на могучего детину, задумался я – у всех ли разумных глазные мышцы не реагируют на слабое ментальное воздействие, или только эти орлы такие сильные. Кстати о птичках, эти забавные «горные козлы» мне пока нужны», – вспомнил свой план. Освободил ноги кавказским пленникам и, голосом Армена Джигарханяна, приказал: «Ну, резвушки-поскакушки, пошли в машину, поговорим о делах наших скорбных». И мы сплоченной группой пошли в сторону выхода из сквера. Крепкого сложения водитель с недоумением следил за нами из открытой дверцы машины.

Я взял всех троих на полный ментальный контроль (что-то похожее я делал у Искинов), жестко просканировал, скачал их оперативную память, приказал Брату снять ментоскопию языка, компетенций и аккуратно отфильтровать полезную в будущем фактическую информацию.

– На «аккуратно» уйдет два часа. Выполнять? Да? Нет?

– Да, Митра тебя побери! Нам пригодятся знания и умения опытных чеченских бандитов. А потом разберемся, как поступить с ними. Кстати, все такие видеоспектакли монтируй и показывай верхней публике. Пиар мне пригодится. Борьба с плохими парнями всегда была в моде.

Мои эмоции Брат фильтровал и сдерживал в зависимости от ситуации, но сейчас, получив малую часть информации от кавказцев, я испытал бешенство и отвращение, как в «живодерне» Сеятелей. Картинки их недавних преступлений, заставляли скрипеть зубами и наплевательски отнестись к своим же намерениям быть помягче с людьми. Хотя этих убийц и насильников к последней категории разумных отнести было невозможно. От этой троицы несло запахом «гнилой плесени», произраставшей повсюду от вседозволенности и безнаказанности сильных мира сего. А в бывшем СНГ сила была у чеченцев. Конкретно эти «вонючки» возвращались на «базу» в Казахстане, скрытую в безлюдной пустыне, примерно в ста километрах от границы с Россией. Там в глухих Рын-песках, на месте базирования какой-то научной экспедиции были построены бараки, где жили настоящие рабы. Они разводили скот и обслуживали банду, контролирующую пограничные территории, в частности, станции Сайхин и Джаныбек. Встреченная мной группа иногда «паслась» на российском поле – в пойме Волги, где снимала дань со своих соотечественников. Попутно понемногу грабила москвичей, приезжающих на рыбалку. Этот почти новый «Крузак» с частью имущества и наличными «подарила» им семья из Москвы, приехавшая на дикий пляж знакомой мне реки Кокцмень. Красивые, но глухие места, где нет защиты от беспредельщиков. Москвичи просто откупились (хозяин написал доверенность, а для возвращения у них было ещё три машины), а чеченцы поостереглись забирать слишком много. Развлеклись немного с их телками, и свалили. Узнав о произошедшем, местные чеченцы сделали им предъяву, пообещав сообщить старейшинам, что «казахстанские» пакостят на российской территории. Была стычка, где остались два трупа местных. Теперь эти «джигиты», опасаясь кровной мести, «сваливали» в Казахстан с «концами», решив попутно прихватить одинокого парнишку для работы на «ранчо». Им облом-с, а мне «лабораторные мышки». Учили меня жестко, теперь надо тренироваться на практике.

Размышляя о «мышках», еще раз прикинул необходимость поездки в Казахстан. Весомых аргументов было три: во-первых, для обеспечения надежности легенды нового главного героя – Александра Кимовича Димитрова мне нужна фактура для легализации двух лет его жизни. Это главное и срочное. Во-вторых, по-мальчишески захотелось ликвидировать этот криминальный «гнойник» или хотя-бы прекратить беспредел. А свои «дурацкие хотелки», хоть изредка, но надо удовлетворять. В-третьих, а вдруг среди рабов найдутся нужные мне люди. Это тоже важный и рациональный аргумент. Ну и ещё кое-что по мелочи: деньги, техника, связи, точка влияния. Для начала решил поговорить с «джигитами песчаных бугров» о своих трофеях:

– Сколько денег наличными? – спросил старшего.

– Три лимона рублей с копейками, – с трудом ответил тот, явно сопротивляясь ментальному давлению, – хотели здесь на карточку положить.

– Обязательно. А на всех ваших счетах и карточках?

– У нас троих общак: сто пятьдесят тысяч зеленых, двенадцать лимонов рублей и сорок семь миллионов тенге.

– В ближних тайниках, схронах есть что-нибудь?

– Близко нет. Есть один около базы. Там оружие, ещё деньги с «рыбаков» и бумаги. Вроде как очень ценные бумаги. Три узбека везли из Москвы. Мы их с поезда выкинули, около Сайхина. Потом нашли и сбросили в зыбун.

– Отлично. Нарисуй, как найти тайник, и давай выкладывай все деньги. Напиши коды и пароли к счетам и карточкам. Быстро!

– Сейчас уже рисую. Остальное всё в портфеле.

– Давай посмотрим. Нарисовал? Коряво. Получше сделай, маршрут и приметы нарисуй. Так, портфель кожаный, профессорский. Пригодится. Деньги и карточки все на месте. Даже наклейки с паролями и кодами. Смелые ребята, уважаю. А это что за бумаги?

– Это документы на какую-то недвижимость в Москве, доверенности, закрытые счета, компромат на начальство. Больше узнать не смогли, мужик сдох быстро, козел.

– Диктофон слушали, смартфоны, флешки смотрели?

– Нет, хотели в лагере все посмотреть. Там специалисты хорошие, спутниковая связь и техника есть.

– Что еще ценного в машине есть? Золото, драгоценности, оружие? Может тайники есть?

– Вот шайтан. Оружие есть и золото припрятано.

– Как же вы границу пересекаете? Пограничников нет, что-ли?

– Какая граница в степи? У нас свои дороги, там никого не бывает, а дураки в барханах лежат.

– Какое расстояние до «базы»? Долго ехать?

– Километров сто. Часов за пять можно доехать. А если в тайник хотите попасть, то чуть побольше. Часов шесть уйдет на дорогу.

– Ну тогда поехали. Вперед, «мышки».

Сел на переднее сиденье, заставив одного «амбала» сесть на колени другого на заднем сиденье, заваленном сумками и вещами. По дороге, пользуясь паузой, тщательно отсканировал городок, отслеживая ментальные засветки одаренных. Неожиданно для себя, уловил по курсу движения слабое свечение, похожее на искорку.

– Брат, правильно ли я определил, там впереди есть ментально одаренный человек?

– Да, по курсу есть «травинка», но ты же ограничил нижний уровень поиска «деревом».

– Ни хрена себе, сюрпрайз. У нас, оказывается, есть планки? Не помню, чтобы я устанавливал какие-либо границы на поиск одаренных. Нам всякие ранги нужны, и любые таланты важны! Ты что, сам не понимаешь моей потребности? Объяснись!

Брат невозмутимо воспроизвел наш протокольный диалог о планах поиска одаренных, где я машинально согласился на его предложение настроить сканер по стандартам Древних.

– Хм, извини. Перенастрой сканер на полный спектр излучений, любой категории и уровня. А так, мне надо было следить за собой и не винить тебя. Надеяться на человеческое мышление в твоем исполнении нельзя, даже если ты, Брат, намного умней меня. Это мой «косяк» или очередной «зевок Ферзя»! Давай вернемся, познакомимся с первым кандидатом в Клан Неохомо.

Брат, с неуловимыми интонациями осознания вины, глухо сказал:

– Буду учиться. А что такое «зевок Ферзя»? В Интернете нет пояснений.

– Как-нибудь при случае раскрою свой смысл этой «картинки». Всё, заканчивай болтать, Брат, чуйка подсказывает, что нам нужно найти этого одаренного.
«Зевок Ферзя»

Мои «размышлизмы»

Как происходит переключение восприятия окружающей действительности пожилого человека, попавшего в молодое здоровое тело? Может быть, пожилое сознание немного тормозит, долго и болезненно настраиваясь на новую жизнь. Старается гармонично уравновешивать штиль мудрости с ураганом энергии молодости? Или оно взахлёб впитывает новые реалии, быстро адаптируясь к другим правилам, при этом действует быстро, прямолинейно, немного красуясь приобретенным на халяву всемогуществом? Ведь безбашенность молодости очень заманчива и опасна своей эйфорией.

В первом случае, успешные в прошлом люди, наверное, склонны писать мемуары, надеясь на то, что их будет читать молодежь. В действительности их читают такие же старпёры. Во втором случае, люди, сумевшие в первой жизни повеселиться, катаясь на русских или американских горках удач и провалов, ошибок и головокружительных подвигов, продолжают делать то же самое. Они уже научились «вставать на грабли», получать в лоб и идти дальше… ну и продолжают в том же духе, стараясь не «наломать много дров».

В моем случае, должны хоть немного помочь: память об ошибках молодости, чувство стыда за глупые проколы в прошлом и самоирония по этому поводу. Такие болезненные для самолюбия воспоминания первые стараются скрыть, а вторые иногда делятся таким опытом с другими людьми, и необязательно молодыми. Вдруг кому-то это поможет не слишком больно опять «наступить на грабли».

В моей прошлой жизни было немало таких ситуаций, когда я, по сути, нелогично, не подумав о последствиях, совершал действия, которые нельзя отменить кнопкой «Esc». Так однажды, я потерял больше миллиона долларов, подписав, не читая, протокол акционерного собрания, на котором не смог присутствовать по причине лени и похмелья. Самоуверенно доверился своему молодому талантливому партнеру, который тем самым нечестно, но грамотно присвоил себе пять миллионов собранного капитала пикового фонда, который сформировался благодаря четырем учредителям, где у меня было 25%. Более того, я был инициатором и главной движущей силой создания этого фонда. Возмущаться и бороться было бесполезно, ведь сам себе подписал приговор. Никто не заставлял, а психологические манипуляции не в счет.

К сожалению, в прошлой жизни Бог не наградил меня талантом менеджера и не оградил от глупой надежды на честность тех людей, которых сам же поднял наверх. После этого случая я безвозвратно потерял репутацию бизнесмена, став просто богатым, но «лохом». А любой поспешный, непродуманный ход, ведущий к крупным безвозвратным потерям, я с тех пор называю «зевок ферзя». Может быть, в этой жизни смогу быть другим?
Мы поехали к окраине райцентра. Дорога проходила по верхнему краю природного склона поймы реки Ахтуба. В далеком прошлом здесь в полую воду (паводок) проходила граница разливного моря. Чуть выше начиналась Великая Степь. Райцентр располагался наверху, в условно безопасной степной зоне, но катастрофические половодья давно прекратились, так как сброс воды стала регулировать Волжская ГЭС. Поэтому смелые люди стали строиться в пойме. Так вот с нашей позиции хорошо просматривалось зеленое море растительности, голубые кружочки озер и разбросанные в пойме хуторки, где жили рыбаки, пасечники и любители огородов. Стрелка Брата показала на один из дальних домиков, и мы стали медленно спускаться по грунтовке. Похоже, что ментальный отклик где-то в этом районе. Теперь надо срочно придумать повод для контакта и развития знакомства.

Мы подъехали к красивому кирпичному домику, огороженному спереди невысоким резным палисадом. В глубине двора под аккуратными рамками, закрытая тонкой пластиковой сеткой, сушилась рыба. На крыльце дома стояла, уперев «руки в боки», полная, неряшливо одетая женщина лет тридцати и с явным удовольствием орала:

– Идиот! Слабак! Лох несчастный! Ты зачем согласился на эту работу? Тебе же не заплатят. А дома денег нет. Даже платье не на что купить. Мне такой муж не нужен.

– Кристи, перестань. Люди смотрят. Соседи уже смеются над нами, – мягко урезонивал женщину стройный симпатичный мужчина лет сорока.

– Плевать. Это мой дом, что хочу, то и говорю. Не нравиться, пусть не смотрят.

– Дорогая, во-первых – это не твой дом, а мой, во-вторых, у тебя есть свой, вот там и кричи, – проявил недовольство мужчина.

– Вот как заговорил. Ты ещё смеешь меня упрекать, козел! – взвизгнула тетка. Неуклюже сбежав с крыльца, попыталась дать мужу пощечину. Тот легко увернулся и привычно схватил жену за руки.

Наблюдая из «Крузака» за этой, понятной многим русским мужикам, безобразной сценой, пробормотал: «Хоть и нельзя лезть в семейные ссоры, но придется вмешаться». В домике явно светилась искорка одаренного, к тому же находящегося в преддверии нервного срыва. Быстрое сканирование памяти участников скандала, дало информацию, что мужик под влиянием жены срочно продает машину «Дастер». Кроме этого, он рыбак и сейчас предлагает москвичам вяленую рыбу. Его сын от первой жены против продажи; он не поступил в Астраханский университет; ненавидит мачеху и хочет сбежать из дома в Москву. Надеется найти там работу, а весной его заберут в армию.

Дал команду водителю: «Посигналь», – и противный «кряк» оглушил всех. Даже я вздрогнул от этого звука. Участники дворового спектакля вообще замерли живописными статуями. «Выходим все». – Я продолжил раздавать команды, и мы о-ч-ч-ч-чень внушительной группой вышли из машины и подошли к калитке.

Злая тетка, увидев страшноватых кавказцев, повернулась, и, блеснув толстыми белыми бедрами, рванула в дом. Хозяин же наоборот, подошел к палисаду, открыл калитку и молча уставился на нас. Тем временем, из дома выскочил высокий худощавый юноша, подбежал к мужчине, и, набычившись, встал рядом с ним, сжав кулаки. Отец и сын – явное сходство бросалось в глаза, только у парня были рубленые черты лица и жесткое выражение, тренированного спортсмена. Отец же, несмотря на сильную и стройную фигуру, имел робкое выражение подкаблучника.

«Сын – боец», – одобрительно хмыкнул я. Отчетливо было видно, как ментальный потенциал парня заиграл разноцветными узорами и ощетинился темными иголками.

«Машину продаете?» – уточняя ситуацию, спросил я и более тщательно просканировал подростка. Результат, мягко говоря, удивлял. Сканер Брата издали видел «травинку», рядом с домом показал «посох», а вблизи, при жестком контакте явно просматривался «меч» или даже «бластер».

– Брат, что за фигня, как мы с тобой могли так обмишуриться? – мысленно воскликнул я.

– На Земле есть ряд неучтенных факторов. Необходим полный анализ обстановки.

– Пока суд да дело, измени настройки на полный диапазон, вплоть до «пылинки». Лучше «перебдеть, чем недобдеть». Сколько интересных кадров мы пропустили.

– Уже сделано. По результатам дополнительного сканирования разумный соответствует уровню «меч», но с дисбалансом интеллекта. Он нам подходит как технарь, но с ним надо поработать.

– О дисбалансе «подумаем завтра», как сказала незабвенная красавица Скарлетт, а пока займемся парнем.

Вслух сказал:

– Хочу купить недорогую, но приличную машину. Ваш Дастер меня заинтересовал. Можно его посмотреть?

Мужчина облегченно улыбнулся и приветливо сказал:

– Конечно можно.

Потом шагнул вперед и представился:

– Павел Иванович Попов, а это мой сын Денис.

– Очень приятно. Моё имя Александр.

Картинка со стороны

Пал Иваныч, как его звали в поселке, смотрел на приехавшую компанию, и откровенно недоумевал. Три боевых чечена с явными бандитскими мордами, дорогой «Крузак» с барахлом, а рулит ими неприметный молоденький парнишка с неявными азиатскими чертами. То ли кореец, то ли японец. Хотя он вполне мог оказаться русским, с примесью азиатской крови. Щуплое, но тренированное тело, симпатичная мордашка, большие, чуть раскосые глаза. Не вписывался в картинку только слишком жесткий и властный взгляд. «Непростой пацан. Лидер, боец, богатенький торгаш. А еще совсем молодой, возможно даже ровесник Дениса. Где же его жизнь так успела закалить?» – подумал Пал Иваныч и слегка позавидовал родителям парнишки.

Ну, а вслух сказал:

– Раз вы, Александр, заинтересовались, то пошли смотреть нашего «жаба».

И мы втроем двинулись к солидному гаражу на две машины. Денис шустро открыл металлические двери, включил свет и стал любовно протирать слегка запыленный кузов грязно-зеленого Дастера. Пал Иваныч тоже похлопал по капоту:

– «Коняшка наша», кормилец.

– Окраска то похожа на камуфляж, – удивился вслух я, – это заводская или самоделка?

– Это Денис покрыл кузов жидкой резиной, он в автосервисе подрабатывает, – явно смутился Пал Иваныч. – Мы с ним охотники и рыбаки, вот он и уговорил меня на камуфляжную расцветку.

– Скорее браконьеры вы, – усмехнулся я. В такой «одежке» от «вкуров» прятаться хорошо. Наверное, и лодки покрасили?

– Точно, а как ты догадался?

– Умный такой, местами.

– Только вот Кристине не нравится цвет. Да и машина тоже. Хочет РАФ купить, или Гранд-Витару. Поэтому и продаем.

– Ты бы ещё жабу на капот прицепил, как в американских фильмах, – дружелюбную атмосферу гаража нарушил визгливый голос Кристины.

– Кристи, не мешай нам. Это возможный покупатель, – мягко зажурчал голос Пал Иваныча.

– Ну и что! Ты опять продешевишь. Я сама буду торговать, – решительно заявила тетка, переодевшаяся в яркий топик и шорты, не скрывающие её могучие телеса. Денис, увидев её в гараже, побагровел, а ментальная картинка опять ощетинилась иголками. Я реально испугался, вдруг здесь произойдет стихийная инициация менталиста. Всем мало не покажется.

Тем временем, Пал Иваныч продолжал терпеливо урезонивать жену: «Ты не на рынке и машинами никогда не торговала».

– Заткнись, – грубо оборвала мужа Кристина и повернулась ко мне, – ты, пацан, слушай сюда, – машина новая, ухоженная, 50 тысяч не прошла. Цена семьсот тысяч без торга.

– Разговаривать буду только с тобой. Кто тебе эта мымра? – твердо объявил я Денису и презрительно посмотрел на тетку. Та надулась, побагровела, но смолчала.

– Уже два года как мачеха.

– Ладно. Ты заинтересован в продаже?

– Трудно сказать. Наверное, не очень. Она отцова была, я только ездил с ним на рыбалку. Водить умею неплохо, машины люблю, в технике разбираюсь, спасибо, отец научил. Но права только недавно получил, – Денис смущенно улыбнулся отцу. Тот стоял красный, обиженный и молчал.

– Вот только Кристина Федотовна хочет купить РАФ для своего племянника. А зеленый Дастер ему не нравится, – напряженно продолжил Денис

– Ты, сукин сын, не лезь в дела взрослых, – ляпнула Кристина, не подумав, что сказала. Резко заткнулась, глядя на Дениса.

– До каких пор ты будешь терпеть оскорбления моей мамы от этой шлюхи? – спросил отца дрожащим от ярости голосом Денис.

– Не смей называть мою жену шлюхой, – и голова Дениса дернулась от пощечины отца.

– Стоп, брейк, – я решительно вмешался в семейный конфликт, – Денис, кто формальный хозяин машины? Очнись! Ответь на вопрос! – одновременно с вопросом постарался ментально предотвратить взрыв бешенства парня. Тот, помотав головой, с нешуточной обидой сказал, что машину отец оформил на него, а мачеха бесится от этого и отца на сына науськивает.

– Сколько тебе лет? – продолжил я допрос.

– Восемнадцать исполнилось недавно. В этом году окончил школу, пытался поступить в Астраханский университет. На бюджет не попал, а на платное обучение Кристина деньги зажала, – он с неприкрытой ненавистью зыркнул в сторону мачехи, – теперь весной в армию придется идти.

– Предлагаю продать мне Дастер, а на вырученные деньги поступить в университет. Лучше в Москве. Если хочешь, помогу.

– Паша, ты почему молчишь? Тебя сын грабит, а этот проходимец его разводит, – громко завопила Кристина.

Услышав оскорбление уже в свой адрес, с удовольствием ответил дурехе: «замолчи, иди домой и поспи часов двадцать». Одновременно манипулом временно отключил ей голосовые связки и дал ментальную команду: «Спать двадцать часов и потом ещё двадцать – молчать». Испытал при этом чувство глубокого удовлетворения, сама ведь дала повод её наказать. Кристина закрыла рот, содрогнулась от ментальной ломки, потом молча побрела к калитке, направляясь уже в свой дом. Пал Иваныч бросился за ней, пытаясь остановить и поговорить. Но та, как зомби, шла спать.

– Где же её дом? – спросил я Дениса.

– Тут недалеко. Через пять домов. А что с ней?

– Послушалась меня и пошла домой спать, – бесстрастно ответил я.

– Да, такого никогда не было. Чтобы Кристина послушалась и замолчала, – это чудо из чудес, – недоверчиво посмотрел на меня Денис.

– Ну-у-у-у. Я бываю оч-ч-ень убедительным, – пояснил я, – видишь кавказцев?

– Да.

– Они не кажутся тебе странно смирными?

– Кажутся очень странными, совсем не похожими на чеченцев. Вряд ли они бы стали терпеливо ждать тебя.

– Чем не доказательство, что я бываю очень убедительным, особенно тогда, когда меня оскорбляют. Всё, закрыли тему. Что решил с Дастером?

– Продаю. И если ты серьезно сказал про помощь, помоги устроиться на работу в Москве, а после армии я поступлю в университет, – решительно обратился Денис ко мне.

– Заявка услышана и принята. Тогда поступим еще проще. Дастер временно остается у тебя для страховки. А пока предлагаю подработать моим персональным водителем-телохранителем. Заедем кое-куда на пару-тройку дней, затем поедем в Москву. Зарплату обсудим в дороге. Ты как, трудностей и опасностей не боишься? – задал я явно провокационный вопрос. Тот покраснел от возмущения и резко ответил:

– Трусом и слабаком себя не считаю.

– Отлично. Если твердо решил, то собирайся. Выезжаем завтра утром. Кстати, переночевать у тебя можно? Отец не будет против?

– Да он теперь на неделю к Кристине ушел. Бойкот объявил. Всё путём. – Денис просто засветился от предстоящих перспектив.

– Отлично. Я пока разберусь с машиной и грузом, а ты займись ужином, банькой и сбором в дальнюю дорогу. Впервой, наверное?

– Да нет, я часто на соревнования уезжал. Даже за границей был, так что опыт сборов большой.

– Чем занимался?

– Почему занимался. И сейчас тренируюсь. Айки-будзюцу (Айкидо).

Солнце ощутимо склонилось к горизонту. У меня было полное ощущение, что день длиться бесконечно долго. Навалилась усталость.

Земля. Россия. Поволжье. Райцентр. 07 октября 2017 года.

Поужинали, немного выпили и обсудили план действий. По ходу перешли на «ты», договорились, что я буду обращаться к парню по сокращенному имени – Ден. Немного посмеялись над моей внешностью. В свою очередь, Дэн стал шутливо почтительно обращаться ко мне – Шеф, и мне это нравилось. Небольшая доза азиатского имиджа играла мне на руку. После осмотра автомобиля выяснилось, что мне достался неплохой “Крузак”. Джип был неплохо подготовлен к дальним поездкам, вряд ли стоило что-то менять или переделывать.

Я наконец-то открыл багажник и заглянул в него. Он был плотно набит картонными ящиками и разными сумками: камуфлированными, клетчатыми, и даже кожаными с колесиками. На заднем сиденье тоже лежал ящик, несколько мешков и сумок, так чтобы оставалось место для только для одного пассажира, да и то впритык. «Вот добра мне привалило!» – улыбнулся я. Зашел со стороны груза, открыл заднюю дверь и попытался достать лежавший сверху объемный, но вроде бы легкий мешок. Еле увернулся от вывалившейся здоровенной и очень тяжелой камуфлированной сумки, прижатой к двери. Звякнуло так, как будто в ней лежала куча гантелей. Вспомнил свою боевую юность, когда с похожими рюкзаками десантника (РД) садились в крытый кузов «Шишиги» бойцы отделения спецназа, выезжающие на задержание. В сердцах пнул сумку. Снова раздался металлический лязг. Пришлось сесть на корточки и открыть сумку. «Ну, ни хрена себе!» – мелькнуло у меня в голове, – «Как же они с этим не боятся ездить по России?!»

Сверху лежали два разных чехла с узнаваемыми по форме автоматами Калашникова и солидный дюралюминиевый кейс. Под ними четыре цинка патронов, аккуратно уложенных на дне сумки. Непонятно зачем, я попытался поднять сумку и изумленно подумал: “Тяжелая зараза, даже мою ногу могла сломать?!”

Я вытащил первый чехол и открыл его: «Ага, экспортный АК-104. Приклад и цевьё выполнены из чёрного полиамида. Часть деталей изготовлена методом точного литья. Метал защищен от коррозии. Укороченный ствол. Измененная прицельная планка (разметка только до 500 м). Есть посадочные места для установки подствольного гранатомёта. В чехле: масленка и ремень для ношения». Достал из чехла снаряженный магазин. Патроны – семь шестьдесят два. Присоединил стандартный армейский магазин, отщелкнул предохранитель и передернул затвор. Попытавшись приложиться к оружию, потратил еще какое-то время, чтобы понять, как регулируется приклад. Пожав плечами, снова поставил оружие на предохранитель и отложил в сторону.

Все-таки это не мои игрушки. Кое-какое представление об оружии имел, но фанатом никогда не был. Но, на Земле знание современного оружия было актуальным, даже если сам воевать не планировал. «С волками жить, по-волчьи выть», – мудро пробормотал я, ведь игольник и мои ментальные «фишки» можно было применять только в крайнем случае, либо, тогда, когда свидетели были не нужны.

Во втором чехле был «Тигр» в разобранном состоянии. Смутно припомнил, что это вроде охотничий карабин на базе самозарядной снайперской винтовки Драгунова СВД. Я попытался его собрать, взялся за приклад, но быстро понял, что с моим мизерным опытом это сделать будет трудно. Облегченно вздохнув, уложил винтовку обратно.

В кейсе в мягких гнездах мирно лежал короткий, не больше полуметра, автомат со сложенным скелетным прикладом, пара достаточно длинных магазинов, толстый черный цилиндр, оптический прицел и какая-то коробка. Я потянул автомат и удивился его легкости. Черный цилиндр оказался глушителем, прицел – обычный ПСО. По субъективным ощущениям, со всеми наворотами автомат был не тяжелее “калаша” и с учетом глушителя не особо длиннее. Удалось найти и маркировку – СР-3М. Судя по всему мне достался 9-мм малогабаритный автомат СР-3 «Вихрь», улучшенный аналог знаменитого «Вала». Вставив магазин, я достал ремень и прикрепил к автомату. В степи надо держать его под рукой, мало ли что. В боковом “кармане” РД обнаружил аптечку. Пригодится. Из второго кармана рюкзака достал здоровенную флягу с обычной водой, слегка приправленной чем-то кисленьким. Сделав небольшой глоток, понял, как сильно у меня пересохло во рту и основательно приложился к емкости. Восполнив потерю жидкости, принялся исследовать оставшееся богатство.

Из числа полезных вещей у бандитов обнаружилось пять навороченных айфонов (iPhone), три айпада (iPad) и два ноутбука с блокировкой. Все были, естественно, зарегистрированы на владельцев. Скорее всего, бандиты, ограбив москвичей на рыбалке, не стали сами «курочить» электронную технику – оставили для своих специалистов на базе. Мой «гвардеец» (Брат, вооруженный Брюсом), моментально взломал их и быстренько приспособил для сёрфинга в земном Интернете. Я попросил Брата не светиться в сети, шалить разрешил, но только под «железобетонной легендой». Хакер из него получился классным. Моё задание он уже выполнил и перевыполнил, а теперь, попросив разрешение, занимался своими проектами: искал интересных людей и добывал деньги. Кое-что он порывался со мной согласовать, но я, краем уха оценив информацию, дал ему санкцию продолжать развлекаться, с комментарием: «Вот пустил козла в огород».

После тупого копания в добыче джигитов, отсортировал и отложил в отдельные сумки чужую одежду, обувь, постели, различные продукты в картонных ящиках. Чего только там не было. Скорее всего, бандиты все эти вещи собирались сгрузить в тайнике или где-то продать. И то, и другое было для меня бессмысленно. Тем не менее, пересилил себя, заставил «джигитов» вытащить из «Крузака» лишние вещи, а условно полезные для нас сумки упаковать в багажник. Подошел Денис, посмотрел на все это барахло и предложил отдать всё ненужное пожилым соседям. В его конфликтах с Кристиной они очень помогали парню. Отдали. Те, увидев такое богатство, прослезились, а нас угостили арбузами, дынями и яблоками из погреба. Мы поели от пуза и взяли с собой в дорогу целую сумку вкуснейших яблок. Денис набрал целый мешок своей и соседской вяленой рыбы: вобла, жерех, чахня, сазаны … После моей «чистки» в машине освободилось много места. Приказал чеченцам ночевать на тюфяках в гараже, чтобы лишний раз салон не пачкать.

В баньке мылись уже ночью. Поспали всего несколько часов и выехали. Дастер оставили в гараже. Сели с Деном и самым худым чеченцем на заднее сиденье, и я дал команду водителю выехать на грунтовку, ведущую в Булкудук. Ещё раз полюбовавшись желто-зеленым натюрмортом утренней степи, запылили по «песчанке», пробитой в зарослях жидовильника (тамариска) и серебристого лоха. Я закрыл глаза и, окутавшись ментальной вуалью, попытался задремать. Недавние воспоминания сразу же захватили меня в плен.

Луна. Станция «Форпост».Тренажер УСЕРЦа. 16 сентября 2017 года.

Картинка из недавнего прошлого

Закрыв глаза я «увидел» в сером пространстве рядом с собой множество полупрозрачных «медуз» и «осьминожек» разных цветов и размеров, вооруженных тонкими жгутиками и щупальцами. Между ними мелькали рыбки и змейки. Картинка слегка напоминала глубины Красного моря, но все эти обитатели Астрала выглядели довольно опасными. «Что это такое?» – попытался понять я и рефлекторно вытянул руку, чтобы потрогать ближайшую медлительную «медузу». В тот же момент с моей стороны вытянулся мрачноватый красный хоботок и впился в студенистую субстанцию «медузы». Та попыталась защититься своими жгутиками, но быстро сдалась. Осознав, что хоботок – это моя ментальная рука, посмотрел на свое тело. Оказалось, в этот раз мое «ментальное тело» выглядело в астрале как Громозека из мультфильма «Тайна третьей планеты», только вот очень уж добрым я не выглядел. Могучий ПЛЮШЕВЫЙ МЕДВЕДЬ, с пастью акулы и множеством лап-хоботков, вооруженных разнообразными инструментами и оружием. Внутри полупрозрачного тела, покрытого призрачными доспехами, с трудом просматривался сложнейший узор узлов и светящихся нитей.

В конкретный момент времени мое «ментальное воплощение» одним из лап-хоботков по-хозяйски удерживало и выпивало «медузу». Она быстро сдувалась, судорожно дергаясь и пытаясь сбежать. Несмотря на то, что я ощущал бодрость и прилив сил, стало мерзко и противно. Волевым усилием оторвал хобот от существа и отпустил его. «Медуза», уменьшившись в несколько раз, вяло дергаясь, поплыла прочь. Остальные обитатели «Астрала», так я называл это ментально-информационное пространство, старались держаться от меня подальше.

Оставшись один, я попробовал разведать место, куда попал, и стал двигаться кругами. Это оказалось непросто. Похоже на передвижение в космосе, без точек опоры. Подобные ощущения я испытал в полетном тренажере во время прыжка в скафандре от одного корабля к другому. Там я воспользовался ранцевыми форсунками. Здесь же попытался выпустить из хобота маленькую струйку энергии, и меня закрутило пропеллером. Еле-еле смог уравновеситься. Руки-хоботки двигались очень пластично, подчиняясь моим мысленным приказам. Ноги в Астрале, очевидно были без надобности, и они практически не ощущались.

По мере освоения Астрала я стал понимать, что о чем-то подобном читал в фантастической литературе: Макс Фрай, Анджей Ясинский, Роман Афанасьев. Более того на Земле есть множество фанатиков, всерьез занимающихся исследованием этой темы. Интересно будет узнать, имеют ли они вообще ментальные способности. Побродив по окрестностям и ничего толком не выяснив, я пришел в себя (в буквальном смысле этого слова) в тренажере.

Уснуть не удалось, и тогда, пользуясь дорожной паузой, решил потренироваться. Включил ментальное зрение, перешел в Астрал и сразу же увидел рядом с собой трех разноцветных «монстриков-хищников» разных размеров: два из них были похожи на «гиен», а молодой смахивал на «шакала». Чуть подальше копошился медвежонок-коала, чем-то похожий на Дэна.

Монстрики, несмотря на гротесковый вид, выглядели весьма неприятными и опасными существами. Неужели все люди по-разному смотрятся в Астрале? Или это мои ассоциации так срабатывают?

Тут же обнаружил, что у меня проявились хищнические инстинкты. Я сразу же жадно потянулся к шакалу и агрессивно прилепился к нему присоской своего манипула. Ментальное тело стало жадно всасывать энергию жертвы. От мгновенной подзарядки я задергался в экстазе и вылетел в реальность.

– Так, кажется, без Митры и его паствы здесь не обошлось, – напрягся я и спросил у Брата, – почувствовал внешнее воздействие на меня? Ты же посредник.

– Да, – ответил БНК, – но я не могу на него влиять. Лучше буду тебе звонить в колокольчик.

– Нет, колокольчик не поможет, изобрази самый неприятный сигнал автомобильного клаксона и, одновременно, коли куда-нибудь в безопасное место, например, в задницу. Стимулируй здравый смысл, и шугай этих паразитов из-за Грани. Кстати, зафиксируй в протоколе факт нарушения контракта. Митре мы ещё этот факт преподнесём.

Тяжело дыша, осторожно огляделся. Увидел, что мой сосед по заднему сиденью привалился к дверце, и выглядит хуже трупа. Остальные внимания на нас не обращают, а Денис уже спит. «Перестарался, – подумал я и пощупал пульс у своей «мышки», – еще живой. Можно продолжить свои эксперименты. Теперь надо попробовать поделиться». С фанатичным интересом опять заскочил в Астрал и приложил свой «манипул-хоботок» к похудевшему шакаленку. Сконцентрировался и немного подкачал его своей энергией. Посмотрел совмещенным зрением на результат: чеченец уже сидел на месте и неплохо смотрелся. Увидев, как я его рассматриваю, он с ужасом сказал: «Ты шайтан. Нэ надо ещё, лучше убей». Остальные обернулись и вытаращили на меня глаза. «Спокойно, езжайте аккуратно и следите за дорогой – это приказ», – и еще раз надавил на них. Кавказцы содрогнулись и послушно стали смотреть вперед. Водитель старательно рулил, даже не пытаясь стирать пот и пыль с лица.

Заехав подальше в пески, жестко стер память двум бесполезным пассажирам и отправил их пешком в зыбучие пески. Водителя запрограммировал на поездку в «Рын-пески», на базу бандитов. Дениса пересадил на переднее сиденье, перенимать опыт управления крутым внедорожником.
Глава 2. Рын-пески

Если наткнулись на препятствие

– обойдите его.

Барбара Пирс Буш

Земля. Казахстан. Рын-пески. Поселение в тридцати километрах от аула Булкудук. 08 октября 2017 года.

Холм оказался не очень высоким и достаточно пологим, чтобы спокойно добраться до вершины, а вот кусты и бурьян там росли совсем редко. Мне пришлось использовать «скрыт», чтобы вместе с Денисом незаметно осмотреть окрестности. Несмотря на октябрь, в пустыне было сухо и жарко. От раскаленной поверхности поднимались струйки серо-голубого марева, как будто духи устроили танцы живота. Если бы не нанобельё был бы мокрым как «мышь». Кстати, при чем здесь мышь? Почему не знаю?

После осмотра нарисовалась любопытная картинка! В пределах прямой видимости, на расстоянии менее километра, в лощине между холмами спряталось поселение. Похоже на лагерь научной экспедиции, какой-то нескладный, но, несомненно, охраняемый и довольно неплохо замаскированный. С трех сторон его окружал высокий камуфлированный бетонный забор, сверху которого вилась спираль из колючей проволоки. В дальних углах стояли три деревянные вышки, умело заплетенные жидовильником. Заросли колючего серебристого лоха закрыли подходы. С четвертой стороны громоздился почти отвесный склон Бэровского бугра, высотой за тридцать метров. На голой вершине почти незаметно торчала спутниковая антенна, а под ней слился с бугром желто-коричневый бетонный колпак огневой точки, замаскированный под кучу глины. Метров за триста до забора на узкой «песчанке» бросался в глаза как-бы скрытый блокпост, с тремя дозорными.

Нам с холма было видно, как на территории лагеря ходили, сидели и лежали под навесами разномастно одетые, но, все как один, хорошо вооруженные люди разных национальностей. На первый взгляд обычные солдаты. У всех был степной или пустынный камуфляж, сшитый, как минимум, в подпольных ателье разных стран. Ну а, в отличие от солдат, поведение бандитов было чересчур вольным: ели, спали, курили, играли в нарды. Признаков укрепления дисциплины не было. Даже на блокпосте двое из троих спали под навесом, а третий уткнулся в планшет.

Перед одной из внешних стен базы, из камышитовых плит был обустроен большой навес, под которым теснились две камуфлированные «Шишиги» с кунгами, экспедиционный «Крузак 105», явно оборудованный для пустыни, камуфлированный «Вепрь» и пара квадров. Около блокпоста заметил замаскированную багги, в которой был установлен пулемет. Включив внутренний сканер для обнаружения живых существ, посчитал людей. Выделил две группы: актив и пассив. В первой было тридцать шесть человек, во второй около полусотни, но часть из них была, как говорится, на последнем издыхании, а другая мертва. Жесть!

В эти минуты из дверей большого саманного барака вооруженные люди вывели три связанные фигуры в черных балахонах на головах и прислонили к бетонной стене. Прежде чем я успел понять, что происходит, как из той же двери вышел персонаж, одетый в шорты, футболку и папаху. Подойдя к приговоренным, он достал из-за спины пистолет и в упор выстрелил каждому в живот. «Вот гад!» – судорожно выдохнул я. А в следующее мгновение до меня дошло, что «фантастические игры» закончились и начинается реальная жизнь. Если бы не выделывался со своими заморочками по поводу скрытности и маскировки, то мог спасти троих людей. «Ни хрена себе порядочки здесь! Концлагерь в натуре! Что делать?» – прохрипел я и попытался прикинуть план действий. Лежавший рядом Денис оторвался от бинокля и испуганно посмотрел на меня. Заикаясь, пробормотал: «я-я-я п-п-первый р-раз в-вижу, как по-настоящему р-р-расстреливают людей.

– Брат, привет, пришло твоё время. Трансляция велась?

– Привет. Все почему-то в шоке. Митра ругается и требует, чтобы ты вмешался.

– Игрок, блин. Работает на свою публику. Кстати, сейчас будет продолжение шоу. Эти ребята ещё живы, а этот маньяк будет резать им головы тупым кинжалом. Давай, Брат, фильтруй спектакль, я выхожу на сцену.

Тип в папахе махнул кому-то рукой, и ему подали кинжал. Все вокруг палача засуетились, смещаясь в сторону домов. Из них показалась новая пара удивительных персонажей. Съёмочная группа!? Офигеть. Мы с Денисом попали не в то место, и не в то время. Подстреленных поставили на колени, палач надел, услужливо поднесенную ему охраной, черную маску и темный комбинезон. Встал за приговоренными и сдернул с них балахоны. Моё изумление плеснуло через край. Они были казахами!

Съемочная группа приготовилась к работе. Всё! Мое терпение закончилось, надо помешать этой чудовищной провокации, даже если она направлена не против меня. Ментальный «фонарик» усыпляющим лучом хлестнул по всей этой чумовой публике. Тела валились как подкошенные, не осознавая, что происходит. Для гарантии накрыл всё пространство лагеря и окрестности ментальным куполом, подавляющим двигательную активность живых существ, и побежал к машине, Денис за мной. На бегу скомандовал водителю: «заводи». «Крузак» рванул к «лагерю». Проезжая блокпост, подчинил дозорных и дал им задание старательно охранять дорогу.

Ворота открывались автоматически. Водитель с брелком, Брат с Брюсом, почти одновременно открыли и взломали автоматику. Двор был густо устлан телами, поэтому водитель приткнул машину на свободное место, а мы с Денисом побежали к расстрелянным казахам. Они были ещё живы, поэтому я сходу выдернул из аптечки три шприца с нано-раствором и сделал уколы. «Вот это мы попали!» – лихорадочно вскрикивал Денис. – «Банда какая-то. Все спят. А когда проснуться? И что мы будем делать?»

Я немного успокоился и стал более внимательно изучать обстановку. Попутно ментально полечил шокированного произошедшим попутчика и резко позвал его: «Дэн!» Бормотание на мгновенье прервалось и отрешенный голос забавно ответил: «туточки я».

– Выясни, кто ролик снимать хотел?

– Да, прямо отсюда видно, лондонская бульварная газета News of the World.

Задание, хоть и глупое, но вывело Дениса из шока и отрешенности. Он панически прошептал:

– Валить отсюда надо.

– Торопиться теперь некуда, надо всё здесь обыскать. Вон в той дальней землянке рабы или пленные умирают, – немного прохладным голосом сказал я Денису.

Тот в ответ весьма выразительным взглядом окинул всю территорию «базы». Хотя более уместно было бы назвать эту кучу саманных бараков и камышитовых навесов лагерем. Правда в середине селения, выделялись четыре двухэтажных каркасно-щитовых дома, построенных, по так называемой, канадской технологии. Аккуратно обходя, а кое-где переступая разбросанные тела, я направился в барак пленных и рабов. Одновременно, попытался просканировать дальние окрестности на предмет наличия живых существ. И не зря: примерно в трех километрах обнаружилось место скопления животных, скорее всего скота, и несколько десятков зеленых точек, равномерно разбросанных по большой площади, вероятно пастухи.

Денис плелся за мной, с ужасом оглядывая тела, предполагая, что это уже трупы. «Не переживай ты так, все просто спят. Я использовал сонный газ». – успокоил я молодого парня. После небольшой паузы добавил: «Хотя, если не дать им специальное средство, то они могут и не проснуться». Тот ощутимо взбодрился, все-таки не через трупы шагает, но из состояния задавленности так и не вышел.

Я заглянул в свободно открытый барак и передернулся от вида и запаха. Там, в чудовищных условиях неухоженного деревенского свинарника, на глиняном полу вповалку лежали полуголые изможденные в край люди. Некоторые из них недавно умерли. Забыв о Денисе, стал вытаскивать наружу живых, одновременно вливая в них манипулами по маленькой порции нанитов, тратя силы на борьбу с тошнотой.

Денис попытался помочь, но успел только несколько метров протащить за руки худую полуголую женщину, как понял, что она мертва. Его вырвало прямо на труп, он не выдержал и выскочил наружу. Я же, вытащив из вонючего помещения второй десяток полутрупов, перестал испытывать какие-либо чувства, кроме дикой ненависти к тем, кто это сотворил. Чуть позже, собрав силы, бедный бледный Ден вернулся и стал мне помогать. Всего нам удалось спасти сорок семь человек. В бараке осталось двенадцать трупов, с первыми признаками разложения.

Дальше я стал поднимать местный персонал, сканируя память и одновременно превращая бандитов в зомби. Часть новых «работников» привычно начали возить трупы на специальных тележках в солончаковое болото, служившее универсальным могильником без запаха и вредных последствий разложения. Остальные занялись живыми, но пока спящими пленниками: помыли их под открытым душем, принесли чистую одежду, одели всех и перенесли в большой барак – бывшую казарму, где аккуратно положили на стандартные раскладушки. Расстрелянных казахов тоже привели в относительный порядок.

Денис сидел на скамейке для курящих и наблюдал за процессом с таким ошарашенным видом, что появлялись опасения в его адекватности. Тем временем зомби стали активно заниматься обычными делами: убирать захламленную территорию, собирать и чистить оружие, готовить обед.

Я тем временем, с помощью Брата, занялся главарями и съемочной группой: просканировал их память, просмотрел смартфоны, планшеты, скачал видеозаписи, документы. После этого стал осматривать помещения этого «лагеря смерти». Полученные сведения не оставляли сомнений в страшном назначении этого места – это была база «космических работорговцев». На этой стадии работы Денис окончательно пришел в себя и присоединился ко мне, осторожно уточнив свои обязанности. Я поручил ему проверку всей местной техники, что привело его в почти деловое возбуждение.

Быстрый мародерский проход по канадским домикам показал мою небрежность в борьбе с неизвестными противниками. В одной из комнат, типа компьютерного центра с продвинутым оборудованием, я обнаружил троих одаренных метисов – европейцев, преодолевших мою атаку сном. Если бы не страховка куполом, то они смогли бы мне навредить. Брат, оценив потенциал этой троицы, тревожным тоном сообщил, что нам попались меч и два посоха, на уровне учеников. Их учитель был родом из Турции, имел ранг бластер-подмастерье, но по неизвестным причинам, пропал без вести. То ли погиб, то ли скрылся от коллег. Все трое были убежденными исламистами. Я скачал их память и сбросил весьма ценную информацию Канцлеру. Тот выцепил главную фишку и порекомендовал всех троих зачистить. Те ещё мерзавцы.

Всё остальное я проходил в режиме сбора самого ценного: деньги, ценности, интересные источники информации и необычные вещи. Так, например, в тайнике арабов нашлись четыре карточки-чипа с базами знаний. Я сразу же проверил их качество и содержимое. Немного удивился совпадению – там с возможностью многократного скачивания хранились БЗ для : «Современное оружие Земли», «Современная техника развитых стран», «Языки народов мира». Отдельно хранилась весьма пикантная БЗ – «Современные банковские технологии» с методиками взлома номерных банковских счетов. При этом уровень доступа к этим чипам был на уровне бластера-подмастерья. Становилось понятным, куда пропал учитель этих балбесов. По-видимому, они рассчитывали разбогатеть и обломились – «гладко было на бумаге, но забыли про овраги». Кроме БЗ в тайнике оказался Искин, в форме браслета из пятнадцати серых камней, стиль которого напомнил мне про потерянный перстенек – подарок Вячеслава Сергеевича. Брат сразу же предупредил, что этот артефакт создан ещё до появления цивилизации Сеятелей и его возможности он оценить не может. Опять «белый рояль» от неизвестного, но лояльного ко мне Игрока. Нисколько не сомневаясь в правильности своих действий нацепил браслет на руку и тут же забыл про него. Денег у бандитов оказалось немало, ценностей тоже хватало, все собрал и быстро сбросил в схрон. Браслет же через пару часов пропал из виду так же, как и перстень Вячеслава Сергеевича.

Приличных источников информации было мало, хотя мы уже были избалованы избытком сведений, которые нам по сути были не нужны. Их бы честным операм и следакам сдать, да где их найдешь. Сразу же вспомнил про пленников и пошел проведать бывших земляков. Их уже покормили, и теперь они сидели или лежали на койках, тихонько обсуждая весьма странную ситуацию: бывшие тюремщики, злодеи и садисты ухаживали за ними, как опытные сиделки за лежачими больными. Такое даже во сне приснится не может.

Я зашел в казарму, уселся на первый попавшийся под руку стул и сразу же просканировал бывших пленников. Одаренных было семь человек. Трое русских парней и две девушки-казашки, имели потенциал «посох». Они же выглядели явно посвежее остальных. Странно, но девчонок даже не насиловали. Сразу два одаренных было среди троих «расстрелянных казахов». Один из них молодой парень с потенциалом «дерево». А вот второй оказался природным казахским аристократом с потенциалом «меч» и двумя родовыми умениями: «ветеринар» и «искатель доступных источников воды». Тридцатилетний представительный мужчина с звучным именем – Аскар, из известного рода «торе», оказался не в том месте, и не в то время. Попал в руки бандитов, во время поездки с друзьями на озеро Баскунчак. Он местный житель – уроженец Сайхина, юрист по образованию, знает пять языков, имеет кучу родственников как в Западном Казахстане, так и в пограничных областях России, к тому же потомок Бокей-хана – основателя Бокеевской орды. Ничего не скажешь, повезло не только ему, но и мне. Мы спасли не только знатного казаха, но даже по характеру сильного и интересного лидера. Третий – друг и телохранитель Аскара, ментального потенциала не имел, зато славился как мастер дзюдо. Гнилых людей среди них не было, но у всех на кончике языка висели свои душещипательные истории, а мне надо было заканчивать с этим спектаклем. Осмотрев всех, толкнул мотивирующую речь, одновременно проводя сеанс ментального внушения: «С этого моменты вы все свободны. Персонал в распоряжении Аскара. Он из рода торе, потомок Бокей-хана, по сути хозяин Рын-песков. Мы по праву победителей банды заберем кое-какие трофеи, а всё остальное теперь в его руках. Вопросы есть? Вопросов нет. Есть? Тогда мы с Аскаром еще немного побеседуем и все вопросы зададите ему».

Ошарашено глядя на меня, и с изумлением ощупывая свои животы, Аскар и его команда вместе со мной пошли занимать штабной домик. Там в шикарном кабинете с европейским ремонтом расселись за столом. Денис, как привязанный, шагал за мной. Не утруждая себя объяснениями и разъяснениями, я инициировал Дениса, Аскара и его друга. Сделал им закладку на лояльность и закачал гипнокурс «Выживание» до 3-го уровня. После этого внушил последним, что Александр Кимович Димитров (Ким), два года жил и работал на одной из ферм семьи Аскара. Они иногда с ним вместе тренировались. Потом Ким уехал в Россию. Пару раз созванивались, потом тишина. Дальше провел с ребятами инструктаж, о том, что они, с помощью родственников, организовали захват лагеря. Про наше с Деном участие никому ни слова. Все причастные к этому событию будут молчать «как рыба об стол».

Аскар долго молчал, потом попросил нож. Я ему дал свой заслуженный Гербер. Он порезал себе ладонь и протянул мне руку, без тени сомнений я сделал то же самое. Стиснули ладони в кровавом рукопожатии. После этого ритуала раны от ножа исчезли. Все присутствующие, кроме меня разумеется, были в шоке, но сделали вид, что иначе быть не могло. Так у меня в Казахстане появился побратим. Тогда мы еще не знали, что через некоторое время наши пути опять пересекутся для решения масштабной проблемы, мы друг другу сильно поможем.

Затем мы занялись своими мелкими житейскими проблемами. Денис с восторгом рассказал про трофеи: особенно восхищался экспедиционным «Toyota Land Cruiser 105». По-мальчишески взахлеб перечислил: передний силовой бампер ARB Deluxe, защита передних крыльев, защитные подножки, защита днища автомобиля, 35-ти дюймовые шины. Бак на 200 литров из нержавейки. Автомобильная лебедка на 6 тонн и дополнительные фары IPF. Усиленная подвеска Old Man EMU 4x4, шноркель Safari. На крыше усиленный алюминиевый багажник с сетчатым дном. Задний силовой бампер с двумя калитками для крепления запасного колеса и дополнительных канистр. Багажник салона оборудован спальным местом с роликовой системой. В одном из ящиков установлен автомобильный холодильник Portable ARB Fridge Freezer. Внутри кожа, полный комфорт. Охренеть, как круто.

Выяснили, что эту машину только на днях европейские исламисты подогнали главарю банды, тому самому типу в шортах и папахе. Как бы в подарок, дополнительно к оплате намеченной провокации. Документы на машину и номера были почему-то российскими. В договоре купли продажи и техпаспорте, как нельзя кстати, оказалось пустое место для данных владельца, куда я, с помощью Брюса, с удовольствием вписал себя. Поставил в известность Аскара, что забираю этот автомобиль, в обмен на свой, тот в ответ импульсивно заявил: «тут всё – твои трофеи, бери, что пожелаешь, сейчас или потом». Его друг, Аманжол, хороший автомеханик, провел диагностику, немного подучил обращению с такой техникой. Пользуясь случаем, с его согласия, сделал болванку БЗ «Автомеханик».

Все освобожденные пленники примкнули к Аскару, даже русские. У одаренных я поставил ментальные метки и закладки, чтобы не потерялись. Кстати, когда с пастбища пришли три пастуха, то среди них обнаружился ещё один сильный одаренный – русский мужчина лет сорока, бывший следователь по особо важным делам, в звании подполковника. Год назад был похищен в Москве. У него убили свидетеля, забрали вещдоки, а самого искалечили: раздробили правую руку в локте, сломали нос, челюсть, выбили глаз, потом переправили сюда, в рабство. Узнав о сложившейся ситуации, Алексей Карманов, так звали бывшего «следака», скрытно от всех подошел ко мне, попросил взять его в команду, но с условием, что примерно через месяц он присоединится к нам в Москве. Это была несомненная удача – нам встретился настоящий «честный следак» с явным талантом сыщика, причем с ментальным потенциалом на уровне «бластера». Беда его была только в том, что после своих злоключений он собирался действовать скрытно, со своей командой и по своему плану. Скорее всего мстить, а я ему был нужен только как заказчик и прикрытие. Меня это устроило, но также при нескольких условиях: первое – клятва на крови, второе – инициация, третье – связь, как в нелегальной разведке. Он согласился, и попросил отдать ему «Вепрь». Спектакль продолжался.

Выжимка из Интернета

Рын-пески занимают площадь около сорока тысяч квадратных километров (примерно половина Кубы) в Прикаспийской низменности и представляют собой океан песчаных бугров и барханов, расположенных между Волгой и Уралом. Начинаются они в Западно-Казахстанской области и идут на юго-восток широкой полосой почти до Каспия. Местность представляет низменную песчано-глинистую бугристую поверхность, покатую от берегов Волги к востоку, а с севера к югу переходящую в более песчаную низменную равнину. На ней много довольно высоких холмов, более десяти метров высоты, состоящих из совершенно чистого, красновато-жёлтого цвета песка, содержащего в себе морские раковины. Вершины холмов почти полностью лишены растительности. Отдельные места заросли тамариском и серебристым лохом, а в лощинах иногда встречаются рощи из тополя, ольхи, осины. Пресные воды залегают относительно неглубоко. В XIX веке Рын-пески для жителей ближайших губерний являлись синонимом Букеевской Орды.

Песчано-глинистая почва в более низких местах изобилует хорошими сенокосами (лиманами) и годна к обработке, но местами образует сыпучие пески, которые год от года увеличиваются, образуя ряды песчаных бугров (барханов), засыпая пастбища и пашни. Немногочисленное население Рын-песков страдает от суховеев и пыльных бурь.

По мере приближения к берегам Каспийского моря барханы сглаживаются и сыпучие пески переходят в жёлтые, бесплодные солончаковые низины. А юго-западной части степи появляются Бэровские бугры. Высота бугров доходит до сорока пяти метров, длина до восьми метров, ширина до трехсот метров. Просторные лощины между бугров заняты растительностью из степных злаков, и в них часто попадаются пресные и соленые озера. Они очень удобны для пастбищ и разведения скота. Бугры в основном состоят из плотных песков и коричневых глин. В волжской дельте бугры встречаются или группами, или в одиночку; а острова в южной части дельты Волги и на взморье Каспия, как правило, состоят из этих бугров.

В северной части встречаются, чаще всего разбросанные группами, курганы, похожие на бэровские бугры. Один из них всегда один выдается по своей величине, представляя собой центр. Наибольшие имеют до семидесяти метров в окружности, с высотой более двадцати метров. Эти курганы, как показали раскопки, представляют древние погребения, в которых, кроме костей, были найдены вещи и простые изделия, а в некоторых в небольшом количестве глазированные кирпичи. Местные археологи удивлялись некоторым древним находкам. По их словам, при достаточном финансировании экспедиции в Рын-песках без особого труда можно найти останки людей, неизвестного до сих пор происхождения.

Огромная территория практически не заселена. Люди встречаются только в небольших аулах, типа Булкудук, Суюндук, Жалгызапан, Батырбек, Азгир и в некоторых зимовьях. В Рын-песках встречаются заброшенные зимовья, остатки военных частей и техники, воронки от взрывов ракет, снарядов. Это объясняется тем, что в советское время в этой пустыне был полигон ракетных войск, из Капустина Яра совершали пуски ракет различного назначения, в этой связи много земли отравлено ракетным топливом – гептилом.

С 1966 по 1979 годы на полигоне Азгир для создания подземных ёмкостей в соляных куполах произведено 17 подземных ядерных взрывов мощностью от 1 до 100 килотонн на глубине 160-1500 метров. Первый ядерный взрыв на полигоне был произведён на глубине всего 160 метров в полутора км от посёлка Азгир, где проживали 100 семей. При этом из полостей в течение 20 дней выходил радиоактивный газ суммарной активностью около 0,2 кюри. За период эксплуатации полигона в атмосферу было выброшено 10 млн кюри (для сравнения: в Чернобыле было 50 млн).

Земля. Казахстан. Рын-пески. 09 октября 2017 года.

Брат оттягивался в Интернете, а я, временно выкинув «за борт» космические проблемы, наслаждался привычными земными делами – подготовкой к поездке и обустройству в Москве. Чтобы уберечь себя от неприятных встреч с гаишниками, со всех своих дорожных документов, в том числе и на автомобиль, сделал ксерокопии.

Дополнительно взял две куртки с капюшоном, тёплые свитера, зонтик, и по две пары обуви на сплошной подошве, одна из которых кроссовки. Подходящая одежда нашлась в трофеях. Решил, что осенью страховка в одежде не помешает. Собрал еду (два термоса, бутерброды с сыром, чипсы для Дениса, мне три шоколадки), туалетные принадлежности, смену белья и другие необходимые вещи, которые могут понадобиться в транзитных мотелях. Сложил в отдельную сумку, чтобы при каждой ночевке не пришлось таскать все чемоданы. Оружие, и лишние вещи из первого «Крузака» передали бывшим пленникам. Себе оставил профессорский портфель, новые подушки, одеяла и походную мелочь в машину.

Переночевали. Утром проверили экспедиционный «Крузак 105, заправились во все емкости и закинули вещи. Буквально за час до отъезда пришел Аскар с друзьями проводить нас в дорогу. Закрывшись ментальным щитом я ему сказал несколько важных слов:

– Аскар, банда контролировала огромную территорию как в Казахстане, так и в России. Почти открыто занималась работорговлей. Бандиты чувствовали себя в Рын-песках комфортно. То есть, у них была «крыша» на самом высоком уровне. У меня теперь есть, чем взять эту «крышу» за всякие интересные места. Другими словами, «крышу» беру на себя, а сам буду страховать тебя. А к тебе просьба: возьми под свой контроль часть территории бывшего Букеевского ханства. Пограничные точки области: Астрахань, Баскунчак, Сайхин, Жанибек, Озинки, Уральск, Атырау. Зарегистрируй какую-нибудь общественную организацию, корпорацию и частную военную компанию. По сути создавай свой клан. Людей подбирай по моей методике. Собери хорошую автомобильную технику, на Каспии подбери небольшие морские суда: катера, сейнеры, буксиры.

– Понадобиться серьезное финансирование.

– Деньги есть. Как только у тебя будут организации со счетами и план действий, сразу перечислю необходимые суммы.

– Ты так богат? На тебя не похоже.

– У меня нет капитала, а есть деньги, как средство достижения целей. Пока не могу объяснить, для чего мне это нужно. Считай, что я видел пророческий сон, что на Землю нападут инопланетяне. Часть людей мы сможем спасти только путем миграции на другую планету. К сожалению, порталом смогут воспользоваться лишь одаренные. Вот такая дилемма: сон и план действий. Хочешь верь, а хочешь нет. Всё в твоих руках, и только ты будешь помнить, что здесь произошло. Остальные забудут. Возможно через несколько месяцев, смогу укрепить позиции твоего Клана. Мыслесвязь ты освоил, если будут вопросы и проблемы, обращайся.

Аскар осмотрелся, потер руками раненый живот, и твердо заявил:

– Сделаю всё, что в моих силах, Саош. Я тебе верю. Мои предки тоже знали про это пророчество. Ждем тебя в гости, вспомнишь вкус бешбармака.

Потом все вместе посидели «перед дорожкой». Выполнив все важные ритуалы, отъехали от базы. На ночлег планировали остановиться уже в Волгограде. На такой крутой машине решили ехать напрямик, сразу в сторону Суюндука. В этом направлении давно никто не ездил, почти никаких следов, лишь иногда попадались старые колеи. Гнали по одной из них километров семьдесят. Прошли брошенное зимовье и заброшенную воинскую часть. Впечатление странное. Вроде стоят казармы, столовая, гауптвахта и другие здания. На первый взгляд целые, но двери, окна забиты старыми досками. Возможно кто-то готовил базу для очередного «лагеря смерти».

В голой пустыне немного заблудились. Навигатор по непонятным причинам хулиганил. С некоторым трудом, да и то с помощью Канцлера, отыскали нужное направление. День сегодня солнечный, тепло, после обеда я даже снял с себя куртку, еду в нанобелье и шортах. Денис почти все время спит.

Солнце стало клониться к западу, значит скоро аул, но нам туда не надо. Будем объезжать его по целине. Даже мне трудно держать направление, особенно, когда солнце слепит глаза. По острой нужде встал возле небольшого солончака, за сопкой, чтобы было хоть какое-то прикрытие от ветра. Сделал «мокрое дело» и поехал дальше. Денис спит без задних ног, намаялся «папенькин сыночек». Вскоре началась настоящая степь, высокие, пологие холмы, песка почти нет, много травы. Дорога накатанная, уже нет песков, машина легко катится по твёрдой и почти ровной поверхности. Рулить – одно удовольствие.

А Великая Степь живет своей жизнью. Много орлов. Встретилась дрофа, суслики перебегают дорогу через каждые пятьдесят метров. Везде табуны лошадей, стада коров и овец, много верблюдов, но пастухов не видно. Встретил забавную картинку в виде двух сидящих друг против друга верблюдов, издали похожих на пару лебедей.

Попытался сократить путь. Не доезжая Булкудука, обнаружил грунтовую дорогу, ведущую в сторону Баскунчака, но дорога оказалась тяжелой, и я вернулся на целину. По большой дуге объехал аул Коныртерек, а потом повернул в сторону Михайловки. Границу России и Казахстана проскочил, ничего не заметив. Дальше степь сильно оживилась, появилось много разных грунтовок, каких-то сооружений, строек, людей, машин. На наш грязный Крузак внимания никто не обращал. Было уже около трех часов дня, когда я, с огромным облегчением, около села Золотуха (практически в родных местах), выехал на трассу Астрахань-Волгоград. Счел это хорошей приметой, так как моя мама в девичестве была Золотухиной. В состоянии драйва помчался в сторону Волгограда, решив, что после такого «квеста» там уж точно найдем, где отдохнуть. Машина теперь была оформлена на меня, гаишники нам не помеха.

Глава 3. На пути в Москву

Трудности возрастают

по мере приближения к цели.

Гёте

Земля. Казахстан. Трасса Астрахань-Москва. 09 октября 2017 года.

Я вел прекрасный автомобиль и радовался результату – сделал доброе дело, нашел сильных одаренных, подружился с ними и еду в Москву. Там светилась «звездочка», замеченная еще с Луны.

Пользуясь ритмом движения стал размышлять о своем плане. Денис всё ещё спал на заднем сиденье, удобно расположившись на «чеченских» подушках. Улыбался и потешно хрюкал. Еще один большой ребенок. Я вспомнил об Алисе и Мики, оставшихся на попечении Канцлера и Фарна. Дальше больше, на несколько минут захлестнули сознание ностальгия и тоска по детям из прошлой жизни. «Надо им как-то помочь, – резанула внезапная мысль, – иначе на душе так и будет висеть груз вины и ответственности. Как это сделать? Ведь халява развращает. В Москве надо будет подумать об этом».

Сжав зубы, постарался вытеснить тревожные мысли из головы и продумать детали плана дальнейших действий. Ведь мало найти одаренных, нужно еще как-то поладить с ними. Уже сейчас я в ответе за Дениса. А потом будут другие. Как научиться умению сотрудничать, «идти в ногу», не конфликтовать. В прошлом у меня это не всегда получалось. Ладно. Война план покажет. Дорога до Волгограда мне была хорошо знакома. Машинка вела себя очень прилично. Можно было держать приличную скорость, но я не спешил.

Заскочили на озеро Баскунчак, посмотрели на море соли и барахтающихся в лечебном солевом растворе людей. После этого зрелища, за руль сел отдохнувший Дэн и с азартом рванул дальше. Проскочили Ахтубинск, с его военным аэродромом. Полюбовались на взлетающие примитивные самолетики. Проехали по краю военных городков Капустин Яр, Знаменск, Ленинск. Медленно проползли через город Волжский, чуть не задохнувшись от испражнений химзавода, и почти заблудились, путаясь с бесконечными круговыми движениями. Выехали на Волжскую ГЭС. Полюбовались Волгой и к вечеру въехали в город-герой.

Переночевали в гостинице «Южная». Утром побродили по торговому центру «Ворошиловский», закупились продуктами на предстоящий день, там же позавтракали. После этого решили погулять по городу. На площади Ленина пошли искать вход в метро – трам. Вошли, обычная московская станция метро, купили билетик, и немного посмеялись. Вместо турникетов сидят две бабушки с компостерами и дырявят талончики. Прошли на станцию, ждем поезд, но тут с веселым звоном въезжает наш обычный трамвай, мы с Денисом радовались от души, он тоже не видел этой картинки. Волгоградцы на нас смотрели немного косо – думали, что москвичи, а те вообще странные, и что с них взять. Доехали до Мамаева кургана. Сами прошлись по всем памятникам, но мне стало не по себе после сканирования этого странного бугра и сопутствующих комментариев Брата. Решил немного просветить попутчика:

– Денис, ты историю Мамаева кургана знаешь? В школе хорошо учился? Или на спорт время тратил?

– Нормально я учился, три тройки, три пятерки, остальные четверки. Спорт не мешал, а вот некоторые учителя доставали своей нудистикой.

– Давай угадаю: пятерки по физкультуре, труду и физике, а тройки по химии, биологии и литературе, – сказал я наобум.

– Не угадал. Почти наоборот: тройки по физкультуре, труду и математике, а пятерки по физике, химии и литературе. Физрук и трудовик меня с трудом терпели. Видите ли, я их авторитет подрывал – всё делал лучше, чем они. А на математике мне было скучно. Моя мама была инженером-конструктором по образованию. С пеленок учила меня всякие хитрые задачки решать. Научила чертить, и считать в уме на пальцах. А математичка злилась и козни строила. Ну и ЕГЭ провалил. Даже не знаю почему.

– Извини за любопытство, а с мамой что случилось?

– Мутная история. Мне было тогда шестнадцать лет. У родителей собралась компания старых знакомых. Восемь человек: мама с отцом, и ещё две семьи из Москвы с взрослыми сыновьями. Поехали на Волгу, отдохнуть, порыбачить. Отец тогда выпивал неслабо. Хорошо погуляли. На следующее утро не нашли троих: маму и ещё двоих женщин. Мужики напились и завалились спать под пологом, а женщины легли в отдельную палатку. Утром ни палатки, ни людей. Пустое место с примятой травой. Менты быстро закрыли это дело. Вроде как не первый раз, а следаки только руками разводят.

– Понятно. Через пару месяцев свою версию расскажу. А пока поведай мне, о Великий Ден, о том, что знаешь про Мамаев курган.

– Не суди строго, но историю я знаю так себе. Вроде бы на этой горке во времена того самого Мамая, стояли сторожевые дозоры монголов. Они наблюдали за появлением врага.

– Красиво звучит, но это враньё. А про Мамая что помнишь?

– Он был крупным военачальником в Золотой Орде. Примерно в четырнадцатом веке. Помню, историк рассказывал, что он женился на дочери своего шефа, как Сердюков. Захватил власть, но сам ханом быть не мог. Потом его свои же и убили.

– Коротко, но информативно. А я расскажу чуть подробнее. В середине 14 века Мамай смог подчинить себе большую часть российской территории. Шел по трупам. К концу 1370-х стал фактическим правителем Золотой Орды, но управлял ею через «подставных» лиц, в народе их называли «мамаевыми царями». Представляешь, какими способностями надо обладать, чтобы в те жестокие времена, иметь подставных правителей? Русских князей Мамай постоянно стравливал друг с другом. Московскую Русь беспощадно уничтожал, поддерживал её врагов: Тверь, Рязань, Литву. Сжег Нижний Новгород, который был под крышей Москвы. В Куликовской битве его разбили, и что примечательно, он дезертировал с поля битвы в Крым. Там его убили его бывшие подставные союзники. В общем Мамай был злейшим врагом Руси, а память о нем поддерживается нынешней властью. Почему? Тем более что никаких постоянных караулов и застав хана Мамая в этой местности не было! Нонсенс!

– Слушай, Шеф, ты рассказываешь о Мамае так, будто был свидетелем тех событий. И вообще, мне кажется, что ты старше, чем выглядишь. А твои чудеса в степи? Ты кто по жизни? Инопланетянин?

– Успокойся, Ден. Землянин я, только кое-какие способности и умения по случаю приобрел. Кстати, у тебя тоже способности есть. Позже расскажу – какие. А пока закончу с этим курганом. Кроме вранья про Мамая, в Интернете пишут, что под этим холмиком находится источник особой ментальной энергии. Более того, здесь спрятана чаша Святого Грааля и сокровища древних цивилизаций. Когда-нибудь мы это проверим.

– Ты от скромности не умрешь, Шеф! Залезть под Мамаев курган? Ты не похож на сумасшедшего.

– Ладно, не волнуйся, Ден. Шучу я так. Привыкай.

После кургана погуляли по городу. Пообедали в ресторанчике Шафран. Вкусно и недорого. По пути я сканировал людей. Слабых менталистов было много, но все они были закрыты какой-то дымкой защиты. Что бы это значило, понять не мог. Либо всех одаренных с высоким потенциалом похищали и увозили, либо они вообще не инициировались и не развивались. А как я Дениса и ребят из Казахстана смог раскрыть? Скорее всего, инициировал при знакомстве. То есть я для потенциальных менталистов выступаю в роли человека-катализатора. Создаю условия для инициации и ускоряю её. Это осознание своих возможностей и сопутствующих проблем стало шоком, но других версий не было. Теперь надо было срочно менять тактику поиска и снова в путь.

Вот и последний отрезок нашего путешествия. Скоро будем на месте. Даже если поздно вечером доедем до Москвы, то у нас всё свое и голодными мы не будем. Нам предстояла дальняя дорога, выехали мы с запасом времени, так как ремонтировать машину в дороге в наши планы не входило.

Земля. Россия. Окрестности Тамбова. Мотель «Лесная сказка». 10 октября 2017 года.

Знакомая дорога привела нас к лесочку рядом с Тамбовом. В город заезжать не хотелось, как и в прошлые времена. Решили «не гнать лошадей» и остановились переночевать в красивом мотеле на выезде из леса. Поставили «Крузака» на стоянку, размяли ноги и осмотрелись. Место было красиво оформлено и нам очень понравилось. Мотель находился непосредственно около федеральной трассы. Территория оформлена в деревянном стиле. За уютным на вид кафе был виден мини-зоопарк, где гуляли кабаны, олени, еноты, кролики и разные птицы. Особенно вольготно чувствовали себя белки. Прекрасно смотрелись детская игровая площадка и своё озеро с пляжем. Для провинции и дороги шикарное место.

Рядом с входом в кафе стояли три крутых автомобиля: Bentley Bentayga повышенной проходимости коричневатого цвета, два новых Гелендвагена, один классического черного цвета, другой почему-то был покрыт защитной камуфляжной окраской. Чуть поодаль у мотеля примостился скромный Land Cruiser 200 образца 2016-2017 года необычного темно синего цвета. Наш экспедиционный сто пятый в такой компании смотрелся «трактором». Денис после бодрой поездки за рулем хорошей машины вдруг опять стал угрюмым.

– Ты что, – спросил я его, – совсем загрустил?

– Да как-то не по-людски вышло с отцом. Он очень хороший, добрый, но эти стервы летят на него «как мухи на мёд». Одна мама была нормальной, так и её кто-то сгубил. Суки! – Денис со злостью пнул колесо сто пятого.

– Ты машину не бей. Она ничем перед тобой не провинилась. Хочешь спустить пар, пойдем в ресторан. Там кто-нибудь нарвется или сам нарвешься, – широко улыбаясь, предложил я.

– Да у нас домашних харчей завались!

– Нет, Денис, чуйка подсказывает, что интересных людей здесь встретим. Нам не помешает с ними познакомиться.

– Как скажешь, ты теперь мой работодатель. Кстати, а мне подраться можно будет? А то наш сенсей строго запрещает это делать. В Казахстане совсем растерялся, только тошнило, до сих пор стыдно.

– Ну и глупо! Зачем учиться драться, если нельзя, например, защитить слабую женщину. А в той поездке ты первую закалку прошел. Очень полезное дело.

– Ой, я неточно выразился. Как раз это можно. Нельзя драться без серьезного повода. А за закалку спасибо.

– Подожди, хочу посмотреть трофеи. Вон там банкомат, пойдем посчитаем трофейные копеечки на карточках «джигитов». Хотя говорят, что «дареному ишаку в зубы не смотрят», но мы люди не гордые – поглядим. Кстати, у тебя карточка есть?

– Да, Master Card! Отец после школы положил на неё десять тысяч рублей, – тайком от Кристины.

– Давай её. Поделюсь трофеями.

Перед выездом, я, на всякий случай, попросил Брата, блокировать все видеокамеры по пути нашего движения, так чтобы не светить лица. Здесь же подойдя к банкомату, набросил на нас иллюзии, искажающие истинный облик. Стал проверять карточки. Ни одна из них не была заблокирована. Значит всё прошло по плану. На пяти из них в общей сложности оказалось чуть больше двенадцати миллионов рублей. С помощью Брата сбросил их все в обход лимита на свою карточку, а пятьсот тысяч рублей перегнал Денису. На карточке Visa Gold спокойно лежало сто пятьдесят две тысячи баксов.

– Денис, смотри сюда, – на твоей карточке лежит пятьсот десять тысяч рублей. Будешь расплачиваться в ресторане. Светиться не хочу.

Парень восхищенно присвистнул:

– Классно, с тобой уже богатым женихом стал.

– Не свисти, таких денег больше не будет, – обрезал я его щенячьи восторги.

– А какие будут? – удивился наивный мальчишка.

– Это маленькие деньги, для маленьких, а будут ещё большие для взрослых дяденек, вроде меня.

– Да ладно, дяденька? Мы с тобой смотримся как погодки, «взрослый дяденька».

– Неважно, вон Гайдар, говорят, в 16 лет полком командовал. Правда говорят, что людей не щадил, ни чужих, ни своих.

– А кто такой Гайдар?

– Тьфу, у вас о таком уже не знают. И Слава Митре! Не очень много потеряли, хотя Тимур хорошее дело делал, может быть и не совсем бескорыстно. Кто знает? И вообще не отвлекай меня на посторонние темы. Пол лимона тебе пока на университет. Сейчас хоть и поздно, но на платный факультет всё равно зачислят. Особенно за «бакшиш».

Закончив решать финансовые вопросы, пошли поужинать в кафе. А вот там мы наконец-то нарвались на неприятности. Хотя точнее сказать, кто-то нарвался на неприятности с нами. У сцены на самом виду веселилась кучка золотой, судя по прикиду и виду, молодежи. В центре внимания была симпатичная девушка лет восемнадцати, с волосами, крашеными в синий цвет, одетая в черный брючный костюм и ярко-голубую блузку от Версаче. Она умудрялась при таком наряде выглядеть ещё и шлюхой. Вместе с ней было трое мутных парней. Все четверо были в изрядном подпитии, вели себя вызывающе, отпускали шуточки в адрес сидящих в ресторане людей. Неподалёку от них расположились три колоритных парня, в которых на версту были видны «бодигарды». Не профи-телохранители, а именно «бодигарды». Что-то типа кавалергардов. Я поморщился и прошипел сквозь зубы:

– Дилетанты, блин, сразу видно, что военные из какого-нибудь спецназа. Круто для гор, но неуместно для города. Это если бы сравнить городские навороченные внедорожники-паркетники с БМП и Патриотами.

Денис пожал плечами и возразил:

– На мой взгляд, крутые парни.

Мы сели за стол. Я пригласил официантку обсудить меню, как два парня из соседней шумной компании начали кричать на девушку, что она не закончила обслуживать их, а ушла к этим недоноскам.

Денис вопросительно посмотрел на меня и спросил:

– Как поступим?

Я ответил:

– Подожди.

Одновременно попросил Брата через видеокамеры вести запись происходящего. В это же время приглядывался к девушке в брючном костюме. Она была явным лидером компании, а телохранители присматривали именно за ней.

Официантка судорожно протирала совершенно чистую поверхность. На лице было заметны пятно от пощечины и следы слез. «Кто тебя так», – мягко спросил её Денис. Она испуганно дернулась, покраснела и сбежала. Я крикнул вдогонку: «А меню?» Девчонка резко изменила курс, схватила с дальнего стола два меню и опять подбежала к нам. «Подожди», – я мягко придержал её за руку, одновременно блокируя её страх. Сам в это время, краем глаза, наблюдал за молодежной компанией и телохранителями. Там уже нетерпеливо ерзали.

«Синенькая» девушка, не выдержав, заорала: «Ты, сука, почему так долго? Живо тарелку мне заменила. Срочно. Бегом». Официантка затравленно оглянулась и хотела убежать на зов, но моя рука нежно, но настойчиво придержала её:

– Подождите, Надя (бейджик подсказал), вы не закончили с нами.

– Отпустите, пожалуйста, меня уволят. Её отец владелец этого мотеля.

– Ха, это мы удачно зашли, Денис. Я же говорил, что нас здесь ждут и любят. Место красивое, проходное и доходное, наверное.

Тем временем, один из прихлебал крутой девки побрел к нам. Подошел, несколько раз икнул, и, заикаясь, сказал: «Эээй, вы, к-к-козлы вонючие, в-в-выметайтесь из моего ресторана. Оф-ф-фициантка одна и обслуживает только нас». Возникла тяжелая пауза. Телохранители, как один, повернули головы к нам. Я широко улыбнулся Денису: «Нас оскорбили. Чем не повод показать на что ты способен». Он обрадовался и, не вставая, открытой ладонью залепил парню сбоку в живот. Вроде как шлепнул. Тот смятой куклой отлетел под столики и стал шумно извергать их себя выпитое и съеденное. «Денис, – укоризненно посмотрел я на партнера, – грязно сработал. Такое чистое кафе испачкал».

Первой опомнилась «синенькая». Она подбежала к своим телохранителям и заорала: «Уройте их, а то уволю». Старший группы встал и вежливо ответил:

– Для вас угрозы не было, и нет, а Димон сам нарвался.

– Он выполнял мой приказ, – взвизгнула девка.

– Тем более, – улыбнулся телохранитель, – опять же это Ваша проблема. Мы пока не при делах. Вам никто не угрожает.

«Вот идиот, – восхитился я этим служакой, – не умеет он «тела» охранять. Уволят! Точнее уже уволили». «Синенькая», сверкнув глазами на своих парней, потом на телохранителей, широко по-мужски зашагала к нам. «Красотка! Надежда матриархата! Энергия будущего без мужиков!» – залюбовался я дочкой одного из сильных мира сего.

Телохранители, соответственно, мгновенно взяли её в коробочку. Приблизившись к Денису, она попыталась его ударить, но тот грамотно уклонился, не предпринимая против неё никаких действий. Она гонялась за ним, а Денис, посмеиваясь, ускользал от девушки как угорь. Телохранители аккуратно прикрывали объект, но против Дениса ничего не предпринимали. Девка разозлилась до крайности и закричала на них: «Убейте этих ублюдков, они нас оскорбили». Те пожали плечами, но не стали ничего предпринимать против нас. Я сидел, просматривая меню, поглядывая при этом на пляски вокруг стола. Потом демонстративно похлопал в ладоши, и сказал: «Хватит Ден. Телка конечно классно двигается, даже сиськи выскакивают, но кушать хоца. Заканчивай и садись».

Тот, улыбнувшись в ответ, мягко приземлился на противоположной стороне стола и махнул рукой официантке. Вокруг нас была «картина маслом». Синяя девка застыла от изумления, неприлично раскорячившись. Телохранители стояли в профессиональных стойках, готовые уберечь объект от любых посягательств. За барной стойкой замерли пожилой седой мужик (откуда взялся?) и испуганная официантка с подносом. И тут фифа посмотрела на меня, почему-то испугалась и стала дрожащими руками набирать номер навороченного айфона. Я посмотрел ей в глаза и вкрадчиво сказал: «Подожди пока, не звони». Опять позвал официантку. Она наконец-то добралась до нас с подносом, полным еды. «Остыло?» – вопросительно посмотрел на девушку, и та судорожно закивала головой. Спросил у партнера:

– Денис, ты будешь есть холодный ужин?

Капризный парнишка вредно замотал головой:

– Не-а-а. Пусть готовят заново. Мы потерпим, а пока разберемся с трофеями.

Я охренел от его слов и тона:

– Борзый ты. Не ожидал.

Крутой пацан немного покраснел, но смело ответствовал:

– С кем поведешься …!

Я рассмеялся, он был прав на все сто. Окликнул Брата. Тот обиженно отозвался:

– Наконец-то соизволил пообщаться. Вы развлекаетесь, а мне тоже хочется!

– Ладно, гвардейцы, работаем. Денис замри.

Я ментально закрыл пространство зала и парализовал всех служащих и посетителей ресторана, снял полные ментоскопии с девушки и её телохранителей. У официантки с пожилым барменом скачал оперативную память и БК по специальностям.

Выяснилось, что мы устроили разборки с фактической владелицей этого уютного гнездышка. Точнее, владельцем был крутой папа – сенатор от Тамбовской области, бывший заместитель губернатора, а мотель он подарил дочке на день рождения. Как раз сегодня она приехала с друзьями, осмотреть подарок, но сильно в нем разочаровалась: далеко от города, непрестижная архитектура, нет ночного клуба, казино. А посетители в основном небогатые путники. Сейчас около мотеля стояли: её «Бентли», два «Геленвагена» телохранителей и Крузак её последнего парня. В гараже стояли Мазда 6 и Рено обслуги. В мотеле отдыхал начальник её охраны – бывший подполковник спецназа ГРУ Петр Иванович Никитин. Здесь с ней были тоже бывшие спецназовцы: капитан Алексей Хрулев и два старлея: Максим Котов и Денис Греков.

По ментальным картинкам в головах новоиспеченных бодигардов, с помощью Брата, составил короткие жизнеописания и психологические портреты бывших офицеров. Итак, главный охранник – Петр Иванович Никитин. Кстати, он появился через несколько минут после отключки парней. Пощупал у них пульс, покосился на объект, подошел к нашему столу и молча сел рядом с Денисом. Крепкий мужик возрастом около сорока лет, роста чуть выше среднего, широкоплечий. Жесткий взгляд с дополнением в виде тяжелой челюсти. Серьезный дядька, но добрый, агрессивности нет. Хотя чувствовалась опасная натура вроде медведя: «нас не трогай, и мы не нападем».

Я на минуту отключил его и снял ментоскопию. Родом с Сибири, где суровые зимы, короткое лето и необъятная тайга. Мир неприветливый, требующий полного напряжения сил для выживания. И народ там своевольный, расчетливый и выносливый. Вот и вырос потомственный охотник Петр Иванович Никитин, весьма целеустремленным, знающим себе цену мужиком. Окончил профтехучилище, а дальше попал под призыв, показал себя хорошим стрелком и оказался в спецназе ГРУ. Там и провел последующие двадцать с лишним лет. За годы службы в совершенстве овладел мастерством в трех специальностях: снайпер, диверсант и разведчик «в поле». Стал хорошим командиром специальной группы «охотников за головами» террористов и полевых командиров, благо характер соответствовал – если он брался за дело, то доводил его до конца. Жизнь принимал такой, какая она есть, не терпел излишней суеты и был – самую чуточку – философом. Жена от него ушла, осталась дочка – Лида, которая рядом с таким отцом выросла хорошим бойцом. Сейчас служила с ним.
Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42400182&lfrom=390579938) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
notes


Примечания
1


Пластиковый игольник пневматический формата Глок-17, в кобуре скрытого ношения, только более плоский чем настоящий. Бесшумный, обойма на пятьдесят игл, встроенных обойм четыре: иглы парализующие, бронебойные, зажигательные и снайперские стрелы. Дальность поражения человека – от 100 парализующими иглами до 1000 метров снайперскими. Встроенных баллонов с газом – четыре. Один баллон на обойму. Обоймы и баллоны входят в обязательный минимум программы полевого синтезатора.