Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Камни преткновения Сергей Иосич В этой остросюжетной фантастической повести речь пойдет о героических приключениях князя, чудом выживающих последних людей в суровую эпоху Великой Пустоши. Через миллион лет после глобальной ракетно-ядерной войны климат и биосфера планеты могут сильно измениться к худшему. Несчастья обрушиваются на этот мир и выживающих в нем существ с закономерным постоянством. Герой повести – молодой князь, привык надеяться на себя и своих людей и готов бросить вызов духам, создавшим его мир и бесцеремонно вмешивающихся в дела виртуально созданных людей. Глава первая Крепость была построена предками на славу. Огромные гранитные кубы подгонялись так, что между плоскостями невозможно было просунуть тонкое лезвие ножа. Известковый раствор на куриных яйцах намертво скреплял громады блоков. Основание стены уходило в грунт на десять человеческих ростов, что значительно затрудняло противнику делать подкопы. Бойницы для лучников глядели на окружающий унылый пустынный пейзаж мрачно и грозно. Прежде чем добраться до стен, врагам нужно было преодолеть глубокий, широкий ров, наполненный соленой водой. Дно водоема было утыкано острыми жердями из крепчайшей ископаемой лиственницы, и лишь подъемный мост связывал обитателей крепости с внешним миром. Но было еще одно, непреодолимое препятствие для опрометчиво пытающихся штурмовать стены крепости. По всему периметру был аккуратно уложен вал светящихся камней, дарующих верную, медленную смерть. Тарул, стоя на гребне стены в окружении воевод, внимательно смотрел вдаль. Там, между причудливыми развалинами древнего города и в чаще хищного леса скрывались враги – нелюди. – Поганые пока раздумывают. Атаку можно ожидать глухой ночью. Колдун говорит, что под утро случится пыльная буря. В этих условиях нам надо быть втрое бдительнее. Провизии осталось всего на пару недель. Так что придется затянуть пояса потуже. Будем надеяться, что последнюю крепость людей им взять не удастся. Возблагодарим же моего убиенного отца, построившего нашу несокрушимую цитадель в более спокойные времена. Его дух героически витает над нашими головами и будем надеяться, что последние люди не сгинут с лица мира. Воевода Друж! Твоя тысяча будет основным ядром нашей обороны и займет места на стене у моста. Фах и Зох! Ваши сотни распределить по всему периметру, чтобы у врагов не было соблазна предпринять отвлекающий удар в лоб, основными силами совершить обход и коварно штурмовать менее защищенные места. Да будет дух победы с нами! – отдал мыслеприказ великий князь, и удалился в свой укрепленный дворец, расположенный внутри крепости. В тесных покоях Тарула было людно. Суетливо сновала челядь, многочисленные жены из гарема и важные сановники. Лязг металла встревожил некогда мирную тишину. Торопливо облачались в боевые доспехи не только мужчины, но и женщины. Даже дети состязались в стрельбе из луков на прилегающем к дворцу дворике. Все знали, что в случае поражения их тела пойдут в пищу поганым. Повелитель удалился в свою тайную комнату для медитирования и колдовства. Под страхом немедленной смерти в это помещение заходить было табу. Лишь в исключительных случаях, не терпящих отлагательств, колдуну и вестовому дозволялось тревожить уединение хозяина. Тарул с облегчением снял тяжелые доспехи и совершил омовение в специальной глиняной емкости. Глядя вращающимися глазами на розоватые бляшки на своем сером жилистом теле, он тяжко вздохнул. Несмотря на ежедневно принимаемые тошнотворные снадобья, приготовленные верным колдуном, болезнь медленно брала свое. Княжество имело лишь одно волшебное зеркало, неведомыми путями нашедшее свое место в тайной комнате повелителя. Пользоваться людям зеркалами, с давних времен, было строжайше запрещено, ибо отражение предательски информировало подданных обо всех болезнях и мутациях, происходящих с ними. Даже мысленно говорить об оных было серьезным преступлением. Князь присел и приготовился усердно медитировать. Это действо нынешним людям было крайне необходимо, поскольку жизнь, полная опасностей в этом умирающем мире диктовала свои правила выживания. Когда угроза жизни и здоровью была мала, человек замирал и набирался сил для новых стрессов. Сотни тысяч лет эволюции в постапокалиптическом мире усовершенствовали их тела, органы зрения, слуха, осязания и обоняния. Вращающиеся глаза позволяли видеть окружающий мир четко и под углом в триста шестьдесят градусов. Крупные носы с множеством червеобразных отростков улавливали запахи на многие километры, а двойные, воронкообразные уши могли услышать малейший шорох в радиусе десятков километров. И все же это были люди, но сильно измененные. Тарул замер в позе лотоса, так когда-то называли произрастающее водное растение с прекрасным цветком. Его организм набирался энергией, необходимой для моментального реагирования на многочисленные опасности, возникающие в суровом окружающем мире. После Великого Опустошения, когда многочисленные грибы смерти покрыли некогда цветущую планету, многие животные и растения были уничтожены от наступившего мрака и холода. Оставшиеся в живых медленно вымирали от недостатка кислорода, голода и жутких болезней. В первую очередь исчезли травоядные и насекомые, поглощавшие радиоактивную траву, листья, плоды. Это нарушило устоявшуюся миллионы лет глобальную пищевую цепочку. Хищники были вынуждены охотиться на хищников. И в этой жестокой борьбе побеждали все более сильные, ловкие и хитрые. Но и они были обречены, ибо неизбежно наступит тот момент, когда голод возьмет свое и последний, самый могучий хищник не сможет добыть пропитание. Разрушенные Великим Опустошением города представляли собой зоны смертельной опасности. Останки некогда величественных зданий светились от радиации. Коренные изменения рельефа континентов, климата, состава атмосферы, диффузия и коррозия за сотни тысяч лет уничтожили почти все свидетельства великой цивилизации человечества. Людей осталось совсем немного, и их численность постоянно сокращалась по той простой причине, что появились не менее разумные хищники и хитрые конкуренты на доминирование в жестоком мире. Поганые появились на просторах Пустоши сравнительно недавно, не более двух столетий. Тогда люди впервые схватились в жестокой борьбе с этими разумными потомками осьминогов, научившимися изготавливать примитивное, но эффективное оружие. Огромные стаи этих уродливых, чрезвычайно живучих и неприхотливых тварей охотились на людей, считая именно их своей основной пищей. Люди были не в силах удержать свои позиции на безопасных участках Пустоши. Под натиском беспощадных разумных тварей, крепость за крепостью пали, а люди стали пищей чудовищ. Оставалась лишь одна, последняя цитадель и ,судя по всему, она была обречена. В полутьме тайной комнаты медитировать было очень удобно. Толстенные стены сдерживали мысленные разговоры подданных и наступала та блаженная тишина, в которой так нуждался князь. Но эту тишину нарушило внезапное появление колдуна. Этого урода люди боялись и почитали. Его мысли невозможно было прочесть, а внешность была просто отвратительна. Червеобразные извивающиеся отростки густо шевелились на лике и пупырчатой коже важного советника князя, а торчащие клыки навевали ужас. Мысленный неприятный разговор, который завел колдун, тревожно отпечатался в сознании Тарула: – Великий князь! Поганые могут пойти на штурм этой ночью, и может случиться непоправимое. Для того, чтобы духи битвы стали на нашу сторону, нужно принести самую привлекательную жертву. Ты понял, на кого указывает перст судьбы. Да, да, на твоего любимого сына Дорила! Время не терпит, и ритуал должен состояться немедленно. Пошли воинов охраны за сыном и надо созывать народ в зал жертвоприношений. Тарул с ненавистью измерил взглядом колдуна, но отбросив мысль убить его немедленно, прикусил один из отростков носа. Его крепкие жилистые руки до боли сжали легкий острый клинок из сплава алюминия, но ему пришлось последовать совету уродца. Глава вторая Зал жертвоприношений представлял собой огромное мрачное помещение с овальным отверстием в высоких сводах. На стенах были намалеваны охрой примитивные изображения духов и сценки битв людей с погаными. Посреди зала высился каменный куб с углублением посередине и узкой балкой. На балке лежал массивный топор из сплава алюминия с темными коричневыми пятнами на лезвии. Народ стал собираться и тревожно жаться у сырых стен, образовав широкий проход для ритуальной процессии. Облик людей сильно отличался от тех редких изображений древних людей, полуразрушенные каменные изваяния которых иногда находили у ядовитых развалин. Жертвенная процессия торжественно прошествовала ровно тогда, когда над отверстием появились светящиеся осколки луны, в незапамятные времена разрушенной древними. Впереди шел князь, с плеча которого свисала шкура крупного волдуха – гигантского потомка волков. За ним гордо шагал плечистый княжич Дорил, очень похожий телом и ликом на тех древних могущественных людей, о которых в народе ходило множество самых невероятных легенд. Юноша всем своим видом показывал, что его не страшит ужасная казнь. Следом ковылял колдун и два человека с ножами и топорами для разделывания тела княжича после церемонии жертвоприношения. Князь взошел по каменным ступеням на ритуальную площадку и обратился к подданным с мыслесловом: – О мой народ! Лихие времена для нас не кончились, а становятся все более опасными. Жестокий и беспощадный враг нацелился на нашу последнюю крепость и надежду. Видно духи войны отвернулись и не слышат наших горячих молитв. Нынче мы приносим в жертву самое дорогое для меня и всего народа – доблестного княжича. Я спрашиваю народ: кто самый могучий воин? Буря мыслеслов вошла в головы каждого присутствующего: – Великий Дорил – сын Тарула – наша гордость и слава! Князь в последний раз взглянул на сына, в его вращающемся глазу что-то блеснуло, и жестко повелел: – Колдун! Исполни ритуальный танец и приступай – не тяни! Уродливая фигура стала отплясывать ритуальный танец, беспрестанно колотя в бубен, обтянутый человеческой кожей. Чародей был одет в лохмотья из полос меха и человеческой кожи, а на голове красовался оскаленный череп горного змея. В свете тускло горящих факелов, жуткие танцующие тени метались по серым слизким стенам и наводили ужас на зрителей. Выбившись из сил, горбатый урод из последних сил подскочил и поднял топор , вращая его над головой. Дорил поклонился толпе, сбросил одежды, стал на колени и склонил голову над каменным брусом, ожидая удара судьбы. Но в этот решающий момент произошло то, что должно было произойти по воле духов. В зал вбежал воин из сторожевой стражи и мысленно оповестил собравшихся: – Великий князь! Приступ начался! Поганые всем скопом лезут со всех сторон. Наши вступили в жестокий бой и просят подкрепления. Князь завращал глазами и мысленно воскликнул: – Некогда нам совершать ритуалы! Всем – на стены! Сынок! Быстро оденься и будешь биться рядом со мной! Колдун! Моли духов о победе, чтобы следующей жертвой не стал ты! Высоченные стены, освещенные осколками луны зашевелились у основания от множества тел поганых, ловко карабкающиеся по гладкой кладке с помощью щупалец с присосками. Уродливые головы врагов прикрывали ярко блестевшие в сумеречном свете шеломы и пластинчатая броня из алюминиевого сплава. Глаза людей хорошо видели в полумраке как полчища тварей стремительно преодолели полстены. Князь с сыном обнажили копья и мечи. Свара предстояла жаркая. – Камни вниз! – отдал мыслеприказ повелитель и тысячи валунов, заготовленных заранее, обрушились на поганых. Судя по тому, что карабканье по стене замедлилось, стало ясно, что в рядах врагов камни сделали серьезные прорехи. – Лучники, бить! – продолжал командовать князь, и тысячи стрел обрушились на штурмующих. Однако огромные потери не остановили врагов, упорно пытающихся преодолеть стену. Видно с провизией у головоногих было туго, и они рассчитывали на обильную жратву. Первый спрут взобрался на гребень стены, размахивая сразу четырьмя короткими мечами, но копья обороняющихся сбросили его вниз. Все чаще людям приходилось вступать в контактный бой с чудовищами. Ловкие, живучие твари орудовали щупальцами так быстро, что у многих из обороняющихся шансов победить не было. Потомки морских животных совершали гигантские прыжки, используя сифон, который их далекие предки заполняли водой и с силой ее выталкивали, создавая реактивную тягу в воде. Ныне воду заменил воздух, и эта особенность давала спрутам большие преимущества в единоборствах с людьми. Князь вместе с сыном бился прямо в кипящем центре сражения. Сильные и ловкие, они быстро навалили гору трупов поганых, которая мешала новым волнам нечисти занять этот важный участок обороны людей. Чаша весов битвы все более склонялась в сторону поганых. Их было слишком много и не все люди обладали такими боевыми качествами, как князь и его сын. Гребень стены запестрел от великого количества монстров и эта переполненная река грозила обрушиться на внутреннее пространство крепости. Но видно духи войны решили сжалиться над людьми. По команде князя, обороняющиеся резко отступили, спустившись со стены, а затем применили оружие возмездия. Со всех кровель и башен зданий на узкий гребень стены обрушился шквал странных горшков, которые с грохотом взрывались в рядах уже торжествующих поганых и валили их сотнями. Люди пошли в отчаянную контратаку и им удалось сбросить остатки войска поганых прочь со стены. Эта была победа, но какой ценой? Сотни раненых и убитых воинов, вперемежку с тушами поганых, усеяли весь гребень. Глава третья Князь, отдав последние распоряжения по организации захоронения убиенных и помощи раненым, осел на кладку, зажимая кровоточащую рану на животе и мысленно призвал сына: – Дорил, сынок! На этот раз духи судьбы приготовили мне небытие бесконечности. Твои взрывные горшки доказали, что не зря ты столько думал и трудился, чтобы создать самое эффективное оружие на основе обыкновенного древесного угля и селитры. Наш народ пока выстоял, и мне мнится, что духи здесь не причем. Я умираю, а тебе придется занять мое место. Спаси людей и правь ими по праву и справедливости. Твой брат не достоин трона князя. Зорил слишком глуп, самонадеян и высокомерен. Его дружба с колдуном меня тревожит. Слишком сильно народ боится жестокого кудесника. Останови жертвоприношения людьми и подойди поближе. Я в последний раз посмотрю на твой необычный лик, так похожий на лик твоей матери, которую я любил более всего на свете. Дорил склонился над умирающим отцом, и слеза страшной утраты сбежала из его выпуклого зеленого глаза. В зале жертвоприношений собрались все выжившие. Из двух тысяч бойцов осталось менее половины. Из трупов врагов был приготовлен круто просоленный фарш, куски которого кидали в кипящую воду и готовили похлебку – кудеш – основное блюдо простолюдинов. Тела убиенных, после ритуала проводов в царство духов, подлежали сожжению на огромной куче ископаемых древесных углей. Колдун старался изо всех сил, кружась над трупами людей, мысленно завывая и колотя в свой жуткий бубен. Наконец он остановился и обратился к толпе с мыслевопросом: – Кто принес победу? В ответ со всех сторон зашумело: – Великий Дорил – сын почившего князя света Тарула! Кудесник, имя которого никто не решался назвать, недовольно бросил: – Духи победы были милостивы только потому, что им был обещан Дорил. И если мы не принесем его в жертву, они могут обидеться. А править народом есть кому! Разве Зорил не старший сын великого Тарула и трон не принадлежит ему по праву рождения? После этих слов Дорил вскипел: – Отец завещал трон мне! Только мне под силу защитить наш народ. Колдуна и Зорила на стене мы не видели. Пусть кудесник занимался колдовством, но поведение старшего брата мне непонятно, тем более, что в решающий для нас момент он не нашел нужным стать плечом к плечу с отцом и мной. Да, нужна последняя жертва и я готов скрестить мечи в поединке с братом. Пусть духи рассудят на чьей стороне правда. Противники разошлись в центре зала и обнажили мечи. Зорил был крупный мужик с мрачным ликом и более силен, чем Дорил. Мутация коснулась всего его существа. Кожа была покрыта хитиновым налетом, резче выступали под носом и на голове извивающиеся щупальца, а руки почти касались пола. Толпа с восторгом смотрела на подготовку к смертельному поединку двух братьев. На кону был трон и княжеское звание. Противники закружились в боевом танце, выжидая момент, когда соперник оплошает. Оба имели в руках по два коротких меча, и с первых выпадов стало ясно, что Зорил имеет некоторое преимущество из-за длинных рук. Его правый меч полоснул по плечу Дорила, оставив кровавый след, а левый нацелился на грудь брата. Но ловко вывернувшись, Дорил молниеносно нанес рубящий удар по руке соперника. Тот мысленно взвыл, и рука плетью опустилась, выронив меч. Пользуясь удачей, Дорил пронзил грудь брата. Тот грузно осел и выкатил глаза-стебли. Колдун быстро сообразил, что его планы по восхождению на трон Зорила рухнули. Кудесник пал на колени перед новым князем, и толпа последовала его примеру. Дорил не позволил разделывальщикам кромсать тело брата и раздавать куски мяса толпе. Несмотря на протесты колдуна, он повелел придать огню княжича и мысленно объявил, что пока он княжит, впредь не допустит новых жертвоприношений и поедания плоти людей. В его повелении подданные почувствовали боль, а колдун злобным взглядом проводил нового князя, направляющегося в тайную комнату отца. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42394595&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.