Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Семь шагов к взрослой жизни для девочек. Книга для родителей подростков

Семь шагов к взрослой жизни для девочек. Книга для родителей подростков
Семь шагов к взрослой жизни для девочек. Книга для родителей подростков Лиза Дамур Сам себе психолог (Питер) У вашей дочери появились от вас секреты? Она связалась со странной компанией? На все ваши слова она кричит или обижается? Она больше вам не доверяет? Ваши слова перестали быть для нее авторитетными? Жизнь подростка может казаться непредсказуемой для ее родителей, но это не так. Когда вы поймете, что лежит в основе поведения вашей дочери, ее действия сразу же приобретут смысл. Перед вами путеводитель по взрослению вашей дочери. В этой книге Лиза Дамур, директор Центра исследования развития девочек-подростков, приоткрывает тайну воспитания и развития девочки в самый сложный период ее становления. Книга является бестселлером № 1 по воспитанию подростков по версии New York Times. Лиза Дамур Семь шагов к взрослой жизни для девочек В память о Джиме Хенселе, человеке с блестящим умом и самым добрым сердцем Поскольку поведение подростка непостоянно и непредсказуемо, он может страдать, но я не вижу необходимости в лечении. На мой взгляд, ему нужно дать время и обозначить цель, чтобы он смог найти решение проблемы. Возможно, помощь и поддержка требуются и родителям, если они не в состоянии справиться с ребенком. Мало какие жизненные ситуации окажутся сложнее жизни с сыном или дочерью подросткового возраста, которые пытаются освободиться.     Анна Фрейд. Подростковый возраст (1958) UNTANGLED Guiding Teenage Girls Through the Seven Transitions into Adulthood Lisa Damour, Ph.D. © 2016 by Lisa Damour © Перевод на русский язык ООО Издательство «Питер», 2019 © Издание на русском языке, ООО Издательство «Питер», 2019 © Серия «Сам себе психолог», 2019 © Гиматова Ю. М., перевод на русский язык, 2019 Отзывы о книге «Семь шагов к взрослой жизни для девочек» «“Семь шагов к взрослой жизни для девочек” Лизы Дамур – лучшее описание процесса развития девочек, которое я когда-либо читал. Каждая страница пропитана эмпатией и мудростью автора. Дамур действительно понимает девочек и их родителей. Эта книга покажет вам, что испытывает ваш ребенок. Благодаря советам автора вы узнаете, как и когда поговорить с дочерью о ее чувствах».     Майкл Томпсон, доктор философии, соавтор книги «Воспитание Каина» «Это произведение должны прочитать все родители, потому что это не просто книга. Это карта, маяк и GPS-навигатор для исследования жизни девочек-подростков. Лиза Дамур оказалась идеальным гидом и компаньоном: она написала мудрую, проницательную и удивительно практичную вещь. У меня три дочери, и я жалею, что эта книга не появилась раньше. Надеюсь, ее прочитает каждый родитель, учитель, тренер, администратор – в общем, любой человек, который хочет помочь своим детям расти и добиваться успеха в современном мире».     Дэниел Койл, автор книги «Код таланта» «Одни книги о подростках можно назвать умными, другие – практичными. К счастью, Лиза Дамур написала пособие, которое можно охарактеризовать обоими словами. Проявляя эмпатию и хорошо понимая подростков и их родителей, автор предлагает последним гибкий план по преодолению сложностей в развитии своих дочерей. Если у вас подрастает дочь (или вы сами были на ее месте), “Семь шагов к взрослой жизни для девочек” обязательна к прочтению».     Мэдлин Левин, доктор философии, автор книги «Цена привилегии» «Клинический психолог Лиза Дамур пишет удивительно простым языком. Она умело объединяет исследовательский анализ, идеи из области психологии и истории девочек и их семей. У нее получилась убедительная книга о наших дочерях. Она описывает семь переходных шагов, которые должны преодолеть подростки, чтобы раскрыть свой потенциал. Каждый из этих моментов представляет для родителей возможность стать лучше. Дамур дает ценные советы о том, как говорить со своими дочерьми о самом важном и как делать это так, чтобы они вас услышали».     Кимберлин Лири, доктор философии, доцент Гарвардской медицинской школы, главный психолог Альянса по геномике и здравоохранению Кембриджа, стипендиат Фонда Роберта Вуда Джонсона Введение Нам нужно изменить свое отношение к девочкам-подросткам. Сейчас оно несправедливо к ним и бесполезно для их родителей. Если вы читаете эту книгу, наверняка кто-то уже говорил вам: «Просто подожди, пока твоя дочь не станет подростком!» (Родители, которые так говорят, всегда вкладывают в свои слова негативный смысл.) Если вы читали другие книги о подростках, то могли заметить, что авторы акцентируют внимание на темной стороне подросткового периода. Они описывают, как дети страдают или расстраивают своих ровесников и родителей. Разумеется, девочки могут жестоко относиться к себе и другим, даже самые добрые из них зачастую непредсказуемы и эксцентричны. Но мы слишком часто говорим о подростковом возрасте так, словно это мучительное и неспокойное время. Мы начинаем относиться к воспитанию дочери как к разновидности американских горок: вся семья запрыгивает в вагончик, нервничает на протяжении всего спуска, и родители надеются, что после всех резких поворотов и спусков их дочь станет счастливым и здоровым взрослым человеком. Я считаю, что жизнь девочки не должна казаться чем-то хаотичным – в подростковом развитии есть предсказуемые шаблоны. Когда вы поймете, что лежит в основе поведения вашей дочери, ее действия сразу же приобретут смысл. Если у вас будет путеводитель по взрослению ребенка, вы с легкостью поможете своей дочери стать уверенной молодой женщиной. Чтобы наш разговор о подростках был полезен, я изучила этот возрастной период и разбила его на семь линий развития. Каждому из них посвящена отдельная глава книги. Эти этапы показывают определенные достижения, которые трансформируют девочек в успешных взрослых женщин. К тому же они помогают родителям понять, что поведение их дочери, каким бы странным или сложным оно ни казалось, не только нормально, но и является доказательством ее огромного прогресса. В первых главах этой книги я описываю линии развития, которые считаются самыми важными в средней школе (многим девочкам в это время по 12–14 лет). Последние главы затрагивают этапы, которые приобретают значение при переходе в старшие классы. Нормально развивающиеся подростки переходят от уровня к уровню с разной скоростью, а девочки всегда развиваются в нескольких направлениях одновременно. Этот факт помогает понять, почему подростковые годы вызывают такой стресс у детей и любящих родителей. Я из тех людей, которые заботятся о подростках, поэтому связала свою карьеру с их жизнью. Каждую неделю я провожу сеансы психотерапии для девочек и их родителей в своей частной практике и консультирую аспирантов факультета психологических наук Кейсовского университета Западного резервного района. Кроме того, я принимаю учениц в своем кабинете в школе «Лорел» – независимой школе для девочек, где работаю психологом-консультантом и руковожу Центром исследований девочек. К тому же я гордая и счастливая мама двух дочек. Поскольку моя жизнь тесно связана с детьми, я поняла, что процесс превращения во взрослого человека делится на важные этапы. Я осознала, что мы должны использовать их, чтобы понять, как происходит развитие девочек. Концепция линий развития не нова – в 1965 году ее впервые предложила известный психоаналитик Анна Фрейд, дочь Зигмунда Фрейда. Эта концепция позволяет упорядочить развитие ребенка. Фрейд утверждала, что дети развиваются по многим направлениям: переходят от зависимости к самодостаточности, от игры – к работе, от эгоцентричности – к товариществу. По ее мнению, с помощью линий развития мы можем точно оценить становление личности ребенка с точки зрения зрелости. Анна Фрейд не единственная предложила систему принципов здорового психологического развития. В 1950 году Эрик Эриксон обнародовал модель развития, охватывающую жизнь человека целиком. Он указал экзистенциальные сложности, которые нужно преодолевать на каждом этапе развития. Современные психологи по-прежнему исследуют личность с точки зрения этой модели. Сегодня мы рассматриваем взросление с позиции физического, эмоционального, когнитивного и социального аспекта. Другими словами, научные подходы к человеческому развитию, которое разбито на фазы, скомпонованы в большую теоретическую базу и используются в огромном количестве исследований. Я применяла эту теорию, чтобы получить точную и понятную модель успешного развития девочек. Как только я разработала эту модель и обнаружила, что она подтверждает мои наблюдения, я рассказала о ней своим студентам-аспирантам, чтобы помочь им разобраться в сложных подростковых ситуациях. Нормально развивающиеся подростки могут проявлять импульсивность и враждебность. По меркам взрослых они даже могут казаться странными. Начинающие врачи нуждались в системе оценки психического здоровья детей, столкнувшихся с проблемами. После того как я задалась вопросом: «По какой линии подросток развивается, столкнулся с проблемой или зашел в тупик?», я смогла разобраться в этом хаосе и помогла будущим врачам в их работе. Подход к девочкам с точки зрения линий подросткового развития носит практический характер для профессионалов. Но самое главное – он позволяет родителям определить факторы, которые помогают детям вступить во взрослую жизнь, и поясняет знакомое, но сложное подростковое поведение. Например, в прошлом году ваша дочь с удовольствием играла с детьми на семейном празднике, а в этом году она хочет находиться в компании взрослых и при этом жалуется, что ей скучно. Как объяснить такие перемены? Возможно, ваша дочь прощается с детством (глава 1). Как понять, почему девочка с радостью покупает свежий выпуск журнала The Economist для выполнения домашнего задания и три экземпляра журнала Us Weekly, в котором вышло интервью с ее любимой группой? Скорее всего, вы стали свидетелем ее перехода в романтический мир (глава 6). Зная, какую важную работу по развитию выполняет ваша дочь, вы перестанете беспокоиться из-за ее непонятного поведения. Подход с позиции линий развития помогает направить энергию в те области, которые в ней особенно нуждаются. Например, ваша дочь веселится со старыми друзьями и успешно присоединилась к новой компании (глава 2), но отказывается выполнять домашнее задание, поэтому нуждается в помощи по планированию своего будущего (глава 5). Возможно, она хочет заниматься волейболом, но игнорирует советы тренера. Она может поставить цель, но это не отменяет проблем, связанных с противостоянием авторитету взрослых (глава 4). Если вы внимательно изучите многочисленные направления развития своей дочери, вы увидите ее успех в одних областях и сложности в других. Кроме того, подход с позиции линий развития позволяет сравнить любой момент жизни девочки с ее общим прогрессом в конкретном направлении. Должны ли вы беспокоиться из-за того, что вашу дочь не приняли в школьный совет? Это зависит от того, проявляет ли она сдержанность или, наоборот, не умеет контролировать эмоции (глава 3). Должны ли вы игнорировать ее решение не надевать пальто в холодную погоду? Говорит ли такое безразличие к здоровью о неумении позаботиться о себе (глава 7)? Поскольку родители обычно не понимают действий своих дочерей, нужно научиться определять, когда можно уступить, а когда нужно вмешаться. Но если подростки обычно делают то, что считается ненормальным на любом другом этапе жизни, как вы узнаете, что что-то действительно пошло не так? Чтобы вы увидели различие между нормальным и проблемным подростковым поведением, я сопроводила каждую главу разделом «Когда нужно беспокоиться». Это поможет понять, когда требуется изменить свой подход к воспитанию или обратиться за помощью к профессионалу. Другими словами, мы рассмотрим типичные проблемы, с которыми сталкиваются подростки, и поймем, почему некоторые из них пытаются навредить себе или окружающим. Линии развития, представленные в этой книге, объединяет общее качество: они отражают актуальные аспекты подросткового периода девочек и мальчиков самого разного происхождения. Хотя мы с вами тоже развивались в соответствии с этими линиями, взросление в современном мире происходит иначе. Мы воспитываем детей в стремительной культуре постоянного конкурентного давления и в режиме круглосуточной цифровой связи. Мы рассмотрим неизменные аспекты подросткового периода и узнаем, как современная культура влияет на жизнь детей и родителей. В целом девочки и мальчики развиваются схожим образом, поэтому не удивляйтесь, обнаружив, что некоторые истории и советы отражают ваш опыт воспитания сына. Но девочки-подростки сталкиваются с уникальными проблемами, и эта книга охватывает последние исследования, о которых должны знать родители дочерей. На представленные линии развития влияют происхождение и финансовое состояние, мы также рассмотрим эти факторы. Тем не менее главным объектом нашего внимания будут внутренние психологические аспекты развития подростка. Я поделюсь историями, чтобы проиллюстрировать линии подросткового развития, но они не отражают точные подробности жизни той или иной девочки или семьи. Скорее они представляют собой смесь многочисленных разговоров с подростками и их родителями. Некоторые события из жизни моих клиентов были настолько показательны, что я, убрав личную информацию, включила их в книгу, сохранив их эмоциональную целостность и ценность с образовательной точки зрения. Эта книга носит скорее описательный, а не рекомендательный характер. Она представляет собой новый способ понять мир своей дочери, а не объясняет, как ее воспитать. Я предложу вам идеи о том, как реагировать на нормальные, но непонятные сложности, с которыми вы столкнетесь как родитель, но вы не обязаны следовать моим советам. На мой взгляд, существует множество хороших методов воспитания, и все они не похожи друг на друга. Метод воспитания, который подходит одной семье, может не подойти другой. Вы знаете свою дочь и отношения в семье лучше, чем кто-либо. Я надеюсь, что вы примените свои знания к предложенной мною системе и воспользуетесь примерами, чтобы рассмотреть подростковое поведение своей дочери с точки зрения ее развития. Моя книга предлагает читателям план по преодолению проблем подросткового периода и поможет лучше понять свою дочь, меньше переживать из-за нее. Вы окажете ей нужную помощь на пути к взрослой жизни и признаете, даже восхититесь тем, какой путь ей предстоит преодолеть. Эта книга не может охватить каждую проблему, с которой вы столкнетесь в процессе взросления вашей дочери (пытаясь рассказать про возрастной период в целом, я не могла в точности описать вашу дочь). Но для поведения девочек характерны определенные шаблоны, и их наставники (то есть вы) только выиграют, если разберутся в них. Я восхищаюсь родителями так же сильно, как и их детьми, и написала эту книгу с целью поддержать вас, чтобы вы смогли помочь своей дочери. Глава 1 Прощание с детством Я познакомилась с Майей в приемной своей частной практики. Стройная женщина с темными волосами, в которых мелькала первая седина, протянула мне руку, затем элегантным движением положила журнал на столик и проследовала за мной в кабинет. Она присела на дальний край дивана – не самое близкое место к моему креслу, но и не такое далекое, как кресло, которое предпочитают более отстраненные клиенты. Она поправила свой жакет (мы встретились в прохладный солнечный день в конце октября) и положила ногу на ногу. Когда она говорила, то слегка наклонялась вперед. Во время нашего разговора по телефону Майя рассказала мне, что беспокоится из-за внезапной перемены в отношениях с Камиллой, ее двенадцатилетней дочерью. Я услышала знакомую историю, которую мы рассмотрим в абсолютно другом свете. Майя рассказала, что еще два месяца назад Камилла была ее жизнерадостной и веселой подругой. Девочка с удовольствием сопровождала маму на прогулках, в библиотеку, супермаркет или торговый центр, но с переходом в седьмой класс резко изменилась. Она возвращалась из школы и направлялась прямиком в свою комнату, закрывалась там и переписывалась со своими друзьями до тех пор, пока ее не звали ужинать. Растерянная Майя рассказала, что девочка молча садилась за стол и односложно отвечала на вопросы о прошедшем дне. Хотя Камилла говорила очень мало, она вела себя так, как будто родители задавали самые глупые вопросы в мире и ей меньше всего хотелось ужинать с ними. Иногда Майя с мужем замечали короткое возвращение прежней Камиллы. Когда женщина описывала эти моменты, ее глаза наполнялись слезами. Но в основном Майя злилась на Камиллу из-за такой холодности и скучала по теплым отношениям со своей любимой девочкой. Друзья Майи утверждали, что с Камиллой «все в порядке» и «подростки часто ссорятся с родителями». Все же Майя решила позвонить мне, поскольку опасалась, что произошло что-то плохое. Друзья Майи были правы, но их мышление было слишком ограниченным, а точка зрения – субъективной. Они не видели картину целиком. Девочки не ругаются с родителями просто так. Они отдаляются, чтобы начать свой путь по одной из семи линий подросткового развития – линии прощания с детством. Примерно в возрасте двенадцати лет многие дети внезапно испытывают внезапное желание отделиться – из-за этого они стараются отстраниться от всего, что напоминает им о детстве. Майя на своем опыте узнала, что к таким вещам в первую очередь относятся хорошие отношения с родителями. Девочки не всегда начинают свое развитие с этой линии, но родителям нельзя упускать ее из виду. Когда девочки отдаляются от своих мам и пап, то словно заявляют: «Возможно, вы не заметили, но я уже подросток!» Если перестать считать такое поведение личным непринятием, мы поймем, что при прощании с детством нашим дочерям предстоит достичь многого за короткий промежуток времени. Они должны покинуть пункт A, в котором они с радостью держали нас за руку и дурачились на людях, и оказаться в пункте Б, в котором они доказывают свою независимость и самостоятельность. Они становятся юными девушками и отказываются от легкомысленности в пользу более зрелого поведения (по крайней мере в окружении незнакомых людей). Чтобы достичь успеха на этом этапе, девочки перестают делиться с нами своими секретами, злятся, если мы называем их ласковыми прозвищами, и дают понять, что оказывают нам услугу, соглашаясь посетить семейный праздник. Но расставание девочки с детством затрагивает не только отношения с родителями. Она может начать экспериментировать с макияжем, внезапно сообщить, что на школьном автобусе ездят только дети, и нецензурно выражаться в компании друзей. Девочка одновременно осознает и не осознает свои попытки расстаться с детством. Подростки восхищаются ребятами постарше и отчаянно желают быть на них похожими. Я помню, что, когда училась в девятом классе, наблюдала за ученицами старших классов, одетых в стиле Мадонны середины 1980-х. Они танцевали и пели Borderline под фонограмму во время школьного конкурса талантов. Они выглядели невероятно круто, и я помню, как в тот момент осознала свою нелепость и решила стать такой же. Но многое происходит за пределами сознания. двенадцатилетняя девочка может делать домашнее задание по математике и размышлять, что при хорошем раскладе через 5–6 лет она покинет родительский дом. Желание стать независимой, избавиться ради этого от детских привычек появляется внезапно. Майя пришла ко мне в офис, поскольку волновалась, что что-то действительно идет не так. Моя задача как психолога – относиться к тревогам родителей серьезно. Я задала Майе вопросы, которые позволили понять, что в поведении Камиллы нормально, а что – нет. Грубила ли она всем взрослым или только маме с папой? Как обстояла ситуация в школе и с друзьями? Были ли у нее внешкольные интересы? Хорошо ли она спала? Говорила ли о своих планах на лето или следующий год? Майя подробно ответила на вопросы. Учителя только и делали, что хвалили добрую и внимательную Камиллу. Девочка приглядывала за собаками соседей, и Майя слышала от них то же самое. Женщина рассказала мне, что ее дочь хорошо училась и у нее было нескольких близких друзей. Каждые выходные Камилла отправлялась на третий этаж, который она превратила в тщательно обставленную квартиру для своих кукол. Хотя Майя подозревала, что девочка иногда брала ее телефон тайком по ночам, проблем со сном у нее не было. Она с нетерпением ждала поездки в летний лагерь и рассказывала о своих планах стать учителем или ученым. Я убедила Майю в том, что ее друзья были правы: холодное поведение Камиллы было нормальным. Затем я предложила Майе посмотреть на перемены в характере дочери с другой стороны: девочке предстоит пройти семь шагов к взрослой жизни, и прощание с детством – один из них. Камилла делала именно то, чего мы ждем и даже хотим видеть в подростках. Она повторяла поведение своих ровесников по крайней мере с 1958 года. Тогда Анна Фрейд заявила, что типичный подросток живет «в доме, словно квартирант, как правило, настолько нетактичный, что вызывает тревогу у младших и старших членов семьи». Несмотря на то что подростки часто отстраняются от своей семьи, многие из нас испытывают потрясение из-за огромных перемен в отношениях с детьми. Во время чтения этой книги вы будете часто сталкиваться с мудрыми высказываниями Анны Фрейд. Тому есть две причины. Во-первых, она занимает особое место в истории психологии, так как одной из первых сформулировала и ввела в обиход многие предсказуемые проблемы, возникающие в подростковом периоде. Безусловно, в основе книги лежат эти славные традиции. Во-вторых, она занимает особое место в моем сердце, потому что благодаря ей я стала психологом. Когда мне было шесть лет, мой отец на несколько лет переехал из Денвера в Лондон по работе. По случайному совпадению в тот же период в столицу переехала близкая знакомая нашей семьи. Карла, стройная аспирантка с огромной копной рыжих волос, отправилась в Лондон, чтобы учиться у Анны Фрейд. Мои родители фактически удочерили Карлу, и она приглядывала за мной, единственным ребенком в семье, когда на выходных они уезжали из города. Карла жила на севере города, рядом с учебной клиникой Анны Фрейд. Ее крошечная квартира состояла из гостиной, миниатюрной британской кухни, оформленной в стиле середины 70-х, тесной ванной и спальни с огромной кроватью, в которой мы спали вдвоем, когда я оставалась у нее. Чтобы включить радиатор на кухне, нужно было бросить в него монетку, и это быстро стало нашим привычным занятием на выходных. За неделю Карла откладывала несколько пенсов и разрешала мне бросать их в отверстие в радиаторе. Мы сидели на кухне, и я начинала забрасывать ее вопросами: «Почему дети проходят терапию? Что ты говоришь им? Что они говорят тебе? Как это общение помогает им выздороветь?» Карла была очень терпеливой и доброй ко мне. Вспоминая наши диалоги, я понимаю, что она полностью удовлетворила любопытство шестилетнего ребенка. Она ответила на все вопросы, связанные с ее работой. Меня впечатлили ее рассказы. После того как мне исполнилось семь, я заявила маме, что хочу заниматься тем же, чем Карла. Спустя почти сорок лет Карла остается моей близкой подругой и наставником. Я благодарна ей за то, что она рассказала о своей работе, которая показалась мне потрясающей как в профессиональном, так и в личном плане. Холодный прием На ваш взгляд, 5–6 лет вполне достаточно для перехода к независимой подростковой жизни. Но, по мнению вашей дочери, внезапное отстранение от родителей (как в ситуации с Камиллой) представляет собой более эффективное решение. В течение нескольких лет она расстается со своими детскими отношениями, прежде чем перейти ко взрослой жизни. Она может вообразить, будто живет одна в общежитии. При этом девочка будет наслаждаться своим комфортным и безопасным домом. Это психологический эквивалент приставных колес на велосипеде: она учится ездить на двухколесной модели, зная, что дополнительные колеса не позволят ей упасть. Тем не менее не думайте, что ваша дочь полностью понимает причины отдаления от вас. Желание держать вас на расстоянии, как правило, появляется неосознанно. Это значит, что ее чувства к вам меняются по необъяснимой для нее причине. Она знает, что вы были приятным компаньоном, но внезапно вы начали ее раздражать. У вас было отличное чувство юмора, а теперь прежние шутки кажутся банальными и неловкими, особенно когда вы шутите при ее друзьях. Вы были кладезем полезных советов, но теперь ваши слова кажутся бессмысленными. Родители, столкнувшиеся с новым настроением дочери, чувствуют себя так, словно были мармеладными мишками, а теперь превратились в брюссельскую капусту. Вероятно, дочь по-прежнему относится к вам хорошо, но по возможности старается избегать вас. Что ж, сочувствую. Хотя это глупое сравнение, но становиться брюссельской капустой действительно больно. У меня уже был опыт работы психологом, прежде чем я обнаружила сходство между невкусными овощами и родителями подростков. Как и многие врачи, я начала помогать семейным парам еще до появления моих собственных детей. В этом были определенные преимущества (вы не сравниваете своих детей с детьми клиентов) и недостатки (никто не скажет тебе, каково просыпаться в два часа ночи из-за того, что твоего ребенка тошнит, – это нужно пережить). Когда моей старшей дочери было три года, ко мне на прием пришли родители Эрин, харизматичной шестнадцатилетней девочки. Я легко нашла общий язык с ее отцом: мы оба тепло относились к Эрин и беспокоились о ее проблемных отношениях с матерью. Мне было сложнее понять маму Эрин. Она резко критиковала внешний вид дочери и испытывала негодование из-за ее «неблагодарности», ведь та наплевала на ее самопожертвование. Когда мать Эрин рассказала о своем разочаровании в дочери, в голове возник образ моей милой дочки с косичками, которая бросится мне на шею, когда я вернусь домой вечером. Я подумала: «Стой! Именно об этом говорят родители подростков, встретив меня в супермаркете. Они с тоской смотрят на мою малышку и советуют “наслаждаться этим временем”. Конечно, это не значит, что я должна наслаждаться отковыриванием яблочного пюре с потолка. Они хотят сказать, что я действительно буду скучать по этим временам, когда моя дочь перестанет считать меня замечательной и постоянно обнимать меня». Наконец, меня охватило сочувствие. Я сказала родителям Эрин: «Я уверена, что быть отвергнутым самым любимым человеком нелегко. Особенно когда вы были так близки и весело проводили время». Обычно после таких слов психологи ждут знака, что их комментарий достиг цели. Я тут же увидела знак: слезы на щеках матери Эрин. Муж обнял свою жену и начал успокаивать ее. Мы поняли, что пока мама Эрин злилась на свою дочь, у нее не было возможности грустить по их былым теплым отношениям. Как только мы признали тот факт, что оба родителя скучают по прошлому, мы определили новые способы восстановить отношения с дочерью. Доброжелательные подбадривающие слова друзей (и психологов!) о том, что все в порядке, не смягчат боль от потери дружеских отношений со своей дочерью. Даже если девочка рада вашей компании, вы все равно расстраиваетесь, когда она игнорирует вас или замолкает в компании друзей, ожидая, пока вы уйдете. И самое главное – подростки отдаляются от родителей именно тогда, когда сталкиваются с новыми рисками и необходимостью впервые принимать действительно важные решения. Когда вас игнорирует дочь, это неприятно. Но хуже всего то, что это происходит в те моменты, когда она нуждается в вас больше всего. Так что же делать, если ваша дочь запирается в своей комнате и выходит только по вашей просьбе? Как восстановить с ней отношения, если ее раздражает даже ваша манера дышать? В первую очередь предоставьте девочке больше личного пространства, чем раньше. Ученые изучили, какой объем информации о своих детях-подростках хотят знать родители и какой объем этой информации дети готовы предоставить. Результаты удивляют: мы даем больше личного пространства сыновьям, а не дочерям. Мы с большей вероятностью спросим у дочери, чем она занимается за закрытой дверью, и наши дочери с большей вероятностью, чем сыновья, ответят на наши вопросы. Результаты исследования подтверждают мои наблюдения. Родители моих клиентов считают своих сыновей более замкнутыми: «Понимаете, он же мальчик. Он просто не общается с нами». При этом попытки дочерей отстраниться они воспринимают как более серьезную проблему. Чтобы избавиться от стереотипов, будет полезно вспомнить, что подростки – как девочки, так и мальчики – хотят иметь личное пространство. Некоторые родители ошибочно полагают, что если их дочь закрылась в комнате, значит она собирается сделать что-то плохое. Но многие подростки, закрываясь в комнате, делают то же самое, что и с открытой дверью. Помню историю с четырнадцатилетней Эшли, чьи родители обратились ко мне из-за «скрытного» поведения дочери. Когда я попросила привести примеры скрытности Эшли, ее отец сказал, что в возрасте двенадцати лет она начала закрывать дверь в свою комнату. В детстве Эшли никогда не закрывала дверь, поэтому отец решил, что она что-то прячет – возможно, наркотики. Из-за своих подозрений он потребовал от Эшли всегда держать дверь в комнату приоткрытой хотя бы наполовину. Когда дочь отправилась с ночевкой к подруге, он обыскал ее комнату и нашел в глубине шкафа маленький сейф, разумеется, купленный Эшли втайне от родителей. После возвращения девочки домой отец потребовал открыть сейф, но она отказалась это делать. Вот почему ее родители обратились ко мне. Отец Эшли ожидал увидеть в том сейфе лишь запретные вещи, поскольку был уверен, что в его семье растет будущая преступница. Но оказалось, что там лежал дневник, в котором Эшли описывала свой первый год в старшей школе. Эшли знала, что отец не будет считаться с ее желанием иметь личное пространство, вот почему ей пришлось пойти на крайние меры и купить сейф. Не сумев предоставить своей дочери убежище в ее собственной комнате, отец Эшли испортил отношения с девочкой, не замышлявшей ничего плохого. Если вы позволите своей дочери превратить свою комнату в убежище (разумеется, если ей повезло иметь отдельную комнату), у вас могут появиться опасения: не будет ли она появляться дома, лишь когда ей понадобятся деньги или еда? По этой причине некоторые родители выделяют время на совместный отдых всей семьей раз в неделю. Это может быть вечер настольных игр или фильмов, поход в кафе или любое другое занятие по вашему вкусу. Разумеется, гораздо легче обеспечить общее присутствие в этот день, если такая традиция возникла в вашей семье давно, а не стала своеобразным наказанием для дочери, которую за последние три недели вы видели в общей сложности не больше трех минут. Семейный вечер станет еще интереснее, если позволить каждому по очереди выбирать занятие: настольные игры, фильм или поход в кафе. Если у вас взрослая дочь-подросток, закончите совместный отдых не слишком поздно, чтобы она успела повеселиться с друзьями. Если ваша дочь жалуется на обязательные семейные сборы или если вы не привыкли собираться вместе, у вас все еще есть выбор. Как ни странно, девочки-подростки постарше могут согласиться на личное общение с одним из родителей. Ужин либо прогулка с мамой или папой может показаться более спокойным занятием в отличие от мероприятия с участием всей семьи, особенно если в семье есть шумные младшие дети. К тому же совместное времяпрепровождение с одним родителем может изменить сложные семейные взаимоотношения. Одна девочка объяснила мне: «Когда я с обоими родителями, папа задает кучу раздражающих вопросов. Я всегда смотрю на маму, чтобы она попросила его замолчать. Но когда я остаюсь с папой наедине, общаться с ним гораздо проще». Даже если вы не запланировали семейный вечер, постарайтесь ужинать вместе с дочерью в течение недели. Исследователи доказали, что семейные ужины улучшают здоровье девочек, их успеваемость в школе и общее ощущение благополучия. Несмотря на важность этих результатов, в моем любимом исследовании ученые смогли ответить на сложный вопрос: что, если подростки извлекают пользу из семейных ужинов не из-за происходящего за столом, а потому, что у них прочные отношения с родителями и семейные ужины для них не редкость? Чтобы ответить на этот вопрос, психологи Сунья Лютар и Шон Латендрессе изучили переменные, связанные с отношениями. Например, насколько близки были отношения детей-подростков с родителями и насколько дети чувствовали себя подверженными их критике. Кроме того, они спрашивали у респондентов, как часто члены их семей ужинают вместе. Удивительно, но когда исследователи изучили данные об отношениях, то увидели, что совместные ужины по-прежнему улучшают успеваемость и психологическое здоровье детей. Другими словами, дети получают пользу от семейных ужинов, даже если считают отношения с родителями плохими. В том же исследовании было изучено влияние ужина лишь с одним из родителей. Оказалось, что польза сохраняется до тех пор, пока такие ужины проводятся несколько раз в неделю. Семейным ужинам посвящено множество исследований, но это я выделяю по двум причинам – профессиональной и личной. Как психолог я тоже считаю, что девочки должны участвовать в семейных ужинах, даже если не чувствуют близости со своими родными. Любой родитель, чья дочь враждебно молчит за столом, обязан задуматься о важности семейных ужинов (Майя точно думала об этом, когда ужинала с Камиллой). На мой взгляд, результаты этого исследования показывают, что девочки, чувствующие отдаленность от своей семьи, возможно, особенно нуждаются в том, чтобы родители выделили время на них, будь то ужин, завтрак или воскресный обед, даже если им некомфортно находиться вместе. Как мать я благодарна исследователям за гибкость в определении семейного ужина. С учетом загруженности многих родителей и детей я знаю, что буду не единственной, для кого ужин со всей семьей окажется практически невыполнимой задачей. Это исследование вселяло в меня оптимизм по вечерам, когда мой муж или я ужинали с нашими дочерьми. Я чувствовала себя так, словно выиграла лотерею, когда мы собирались вместе. А вот некоторые вопросы интересуют меня до сих пор. Я надеюсь, в будущем исследователи смогут на них ответить. Должен ли ужин включать горячее? Должен ли он длиться дольше десяти минут, чтобы оказать волшебный эффект? И как часто я могу впадать в истерику из-за манер за столом и по-прежнему оказывать положительное влияние на своих дочерей? Да, ученым еще предстоит проделать важную работу. Если вы действительно хотите наладить отношения с дочерью, вашим незаменимым союзником станет автомобиль. Условия поездки в машине – отсутствие необходимости смотреть в глаза маме или папе, уверенность в том, что с окончанием поездки завершится и разговор, – помогут некоторым девочкам открыться. Этот эффект усилится с увеличением числа пассажирок в машине. Когда другие родители попросят вас отвезти их дочерей вместе с вашей на общую вечеринку, соглашайтесь. Если вы хотите узнать о жизни дочери, предложите забрать ее с подругами после мероприятия. Девочки обычно забывают, что шофером является чья-то мама или папа. Они будут открыто болтать друг с другом, если окажутся в машине вместе. Такое предложение будет стоить вам времени, бензина и, скорее всего, сна, зато вы узнаете о личной жизни вашей дочери за одну поездку гораздо больше, чем за три недели бесплодных вопросов «Как дела?». Мудрые водители знают: самое главное – вжиться в роль. Попытки присоединиться к разговору или навязчивые вопросы рассеют волшебные чары – и девочки замолчат. Или даже хуже – они продолжат свой разговор в мессенджерах в письменном виде. Наконец, постарайтесь перейти к более взрослым способам общения со своей дочерью. Возможно, вы по-прежнему стремитесь к трогательным моментам из детства дочери, например совместному украшению новогодней елки и пению рождественских песенок, однако она закатывает глаза от одного упоминания об этом. Если вы захотите побыть со своей девочкой, приготовьте попкорн и присоединитесь к ней, пока она пересматривает нелюбимый вами фильм. Аллергия на вопросы В разгар семейного вечера, за ужином или даже в машине вы, скорее всего, обнаружите, что у вашей дочери появилась периодическая или хроническая аллергия – на вопросы. Возможно, в прошлом году она относилась к вашему любопытству положительно, но теперь, прощаясь с детством, она может обидеться на вас. Это не значит, что вам придется постоянно играть роль молчаливого шофера: порой нужно сделать шаг вперед и задать вопрос. Но когда я прошу девочек объяснить, почему им так не нравятся вопросы родителей, они неизменно качают головой, тяжело вздыхают и говорят: «Уф, их вопросы такие надоедливые!» Поэтому я спрашиваю: что делает их надоедливыми? Могут ли родители задавать приятные вопросы? Если они хотят поговорить с вами, что им следует делать? Задавая честные вопросы, я всегда получаю от девочек честные ответы. Вот что они обычно говорят мне. Девочка разозлится, если родители зададут вопрос не вовремя – когда она погружена в свои дела, собирается уходить или решила отдохнуть после обеда. Она не ответит, если подозревает, что родитель спросил просто так, чтобы поговорить с ней. Подростки также не любят вопросы, с помощью которых взрослые пытаются выведать ту или иную информацию. Вы можете спросить, как прошла вечеринка, не вкладывая в вопрос свою заинтересованность. Что девочки не любят больше всего? Когда родители упорно задают заранее придуманные вопросы и не позволяют выстроить разговор в соответствии с ответами дочери. Что же нам делать? Девочки хотят, чтобы родители спрашивали то, что им действительно интересно. Сразу после обычного вопроса, который служит для начала разговора («Как прошел день?»), постарайтесь перейти к более конкретным моментам, которые вам действительно хочется узнать. Если на прошлой неделе она жаловалась на математичку, ненавязчиво и без лишних подтекстов спросите: «Как дела с математикой? Ты жаловалась на учительницу на прошлой неделе». Честные вопросы ведут к честным ответам. Как правило, девочки хотят, чтобы родители выбирали темы для разговора, которые их интересуют. Поэтому придержите свой старательно продуманный, искренний вопрос, если дочь предлагает вам свою тему. Если она говорит, что ее учитель музыки стал часто выходить из себя, спросите: «Правда? И как это выглядит?» или: «Да? Интересно почему?» Наконец, подростки ценят отсутствие вопросов. Несколько девочек сообщили мне, что с удовольствием бы провели время в машине с родителями, которые молчат и разрешают выбрать музыку. Что, если вы играете по правилам – выбираете подходящий момент, задаете искренние вопросы, следуете теме дочери – и по-прежнему сталкиваетесь с недовольством в ответ на ваши дружелюбные расспросы? Что, если ваша дочь даже не отвечает вам или грубит? Скажите ей, что вы не ждете от нее ежедневных любовных писем в ваш адрес, но она должна вести себя как минимум вежливо. Я много размышляла о важности поощрения вежливости у девочек. С одной стороны, это качество может выглядеть слишком приторным, а с другой – оно достаточно конкретное: дети знают, что такое вежливость и невежливость. Поэтому я предпочитаю «быть вежливой», когда требуется «проявить уважение». Подобное требование довольно абстрактно, чтобы просить от человека его выполнения; на мой взгляд, это устанавливает несправедливо высокую планку. Другими словами, я могу быть вежливой с людьми, которые не заслуживают моего уважения. Я думаю, мы должны требовать от дочерей того же. Если ваша дочь злится, когда вы задаете ей резонный вопрос, попробуйте сказать: «Тебе могут не нравиться мои вопросы, но ты должна научиться вежливо отвечать на них». Разумеется, вы можете выдвинуть такое требование, только если сами проявляете вежливость, которую желаете видеть у своей дочери. На мой взгляд, родители не должны позволять своим дочерям неуважительно обращаться с ними. Возможно, вы побоитесь делать то, что может оттолкнуть и без того отдалившуюся девочку, особенно ту, которая с удовольствием общается со всеми взрослыми, кроме вас. Но подростки знают, когда они ведут себя плохо, и отчетливо видят, когда такое поведение сходит им с рук. Если ваша дочь грубит, сделайте ей замечание. Не забывайте, что вы можете сделать много приятного для своей дочери в благодарность за ее вежливое обращение. Она не должна ожидать, что вы по первому требованию отвезете ее в торговый центр, если она постоянно грубит вам. Является ли это эмоциональным шантажом? Вовсе нет. Так устроен этот мир: люди не делают добра тем, кто плохо поступает с ними. Ваша дочь должна усвоить этот урок, прежде чем покинет ваш дом; лучше, чтобы это произошло до ее вступления в самостоятельную жизнь. Если она обращается с вами как с докучливым домовладельцем или любопытным водителем, а затем просит сделать что-то для нее, предложите ей сделать это самостоятельно. Например, скажите: «Я разрываюсь на части. Я люблю тебя и хотела бы помочь любым способом, но ты постоянно язвишь мне. Не хочу, чтобы ты думала, что можно плохо обращаться с людьми и ждать от них хорошего отношения. Как мы можем исправить это?» А если вы слишком сильно расстроены, то можете сказать: «Ну уж нет! И это при таком поведении! Подумай об этом и сделай выводы». Удивительно грубые Кэти пришла ко мне на сеанс раньше назначенного времени, поэтому мы разговорились до прихода ее мужа. Темой разговора стала Кирстен, их пятнадцатилетняя дочь, страдающая из-за чрезмерной тревожности. – На этой неделе Кирстен действительно измучила меня, – сообщила Кэти, которая в течение последнего месяца тщательно готовилась к важной презентации на работе. В день презентации Кэти (симпатичная женщина в хорошей физической форме) надела свое любимое шерстяное платье и встретила на выходе Кирстен. Кэти напомнила дочери о том, что у нее сегодня важный день, и спросила, хорошо ли она выглядит. Кэти изобразила для меня реакцию Кирстен. Она наклонила голову, выгнула бровь и сказала: – Да, ты хорошо выглядишь… Если тебе хочется выглядеть словно тетка-библиотекарша. Кэти рассмеялась, и я вслед за ней, но было очевидно, что комментарий дочери очень ее расстроил. По словам моей мудрой коллеги, психолога Рене Спенсер, девочки «крайне восприимчивы» к взрослым, которых они хорошо знают. Порой они используют свои знания против нас и проявляют удивительную грубость. Возможно, ваша дочь уже относится к вам с прохладцей, стараясь уйти от приятных, но, по ее мнению, детских отношений с вами. Грубость позволяет вашей дочери отдалиться на шаг от детства. Она не просто замыкается, а начинает активно отталкивать вас. Как и в случае с Кирстен, грубость детей по отношению к родителям обычно обладает двумя поразительными качествами. Во-первых, дети тщательно метят в слабые места родителей. Подростки знают, как нагрубить так, чтобы обидеть или оттолкнуть их. Одна знакомая девочка утверждала, что ее вывихнутую лодыжку может осмотреть лишь отец, юрист и бывший спортсмен, а не мать – опытный врач-рентгенолог. Другая заявила, что обед, приготовленный мамой на День благодарения, был «странным» (ее мать была признанным и талантливым поваром). Она приготовила себе макароны с сыром и съела их за общим столом. Зачастую подростки грубят матерям, особенно если в прошлом между ними были близкие отношения. Однако отцы тоже могут стать мишенью. Например, одна девочка сказала, что ее преданный отец был «почти роботом… просто машиной по просмотру телевизора, живущей с нами». Между тем отец постоянно опаздывал на работу из-за того, что отвозил дочь в школу. Во-вторых, грубость подростков, к удивлению, может оставаться безнаказанной, так как многие из них избегают заурядных тактик вроде оскорблений. Они действуют агрессивно, но эту агрессию сложно пресечь. Как и Кирстен, они высказываются о родителях остроумным и одновременно обидным образом. Сохраняя невинный вид или даже считая полезным свой комментарий о вашей прическе, вкусах или ценностях, дочь может одним предложением испортить ваш день, особенно если вы склонны к переживаниям так же, как Кэти. Однако не всякая грубость прямолинейна. Порой девочки подшучивают над родителями, чтобы сблизиться и одновременно отдалиться от них. Я видела это в отношениях Энди, моего близкого школьного друга, и его шестнадцатилетней дочери Грейс. Как-то они приехали на лето в мой родной город Денвер. Энди, его супруга Шэрон и я общались в саду возле их дома. В какой-то момент к нашему разговору присоединилась Грейс, которая отлично играла на скрипке. Мы обсуждали работу Энди, благодаря которой он побывал в Индонезии и Гане. Я спросила, могла ли семья присоединиться к его поездкам в далекие страны. Энди пояснил, что поездки возникали очень внезапно, поэтому поехать всей семьей было невозможно, зато начисленные за перелеты мили приближали их семейный отпуск. Внезапно в разговор вмешалась Грейс: – Ого, пап, от тебя больше пользы, когда тебя нет дома. Да и дома лучше пахнет без тебя. Энди улыбнулся и ответил: – Ну спасибо, Грейс, – и разговор продолжился. Энди не обиделся, скорее всего, он понимал, что Грейс хотела доказать своими словами: она больше не маленькая девочка любимого папы. Однако они все равно были близки (все же, чтобы шутить о чьем-то запахе, нужно состоять в близких отношениях с этим человеком). В другой день, при другом настроении и тоне голоса своим подначиванием Грейс перегнула бы палку. Но в тот вечер я увидела удивление Энди из-за умелого выпада Грейс и шутливый способ дочери заявить о своей связи с папой. Если ваша дочь перегнула палку или в конкретной ситуации вы не можете спокойно перенести ее колкости, вы не должны молча принимать их. Постарайтесь собраться с мыслями и ответить: «Ну и ну», «Ого, как грубо!» или «В нашей семье так не говорят». Если ваша девочка начала защищаться, с недоумением смотрит на вас или убегает в комнату раздраженной, похвалите себя за проделанную работу. Вы напомнили дочери, что ни один уважающий себя человек не захочет находиться рядом с ней, если она будет относиться к людям подобным образом. Возможно, вам понадобится время, чтобы осмыслить нанесенный удар и немного успокоиться, прежде чем высказать свое мнение. Скажите своей дочери: «Я хочу, чтобы ты знала: своими словами ты меня очень обидела. Наверно, ты просто решила пошутить, но это было неприятно». В других ситуациях вы можете защитить свою супругу или супруга, который оказался под ударом дочери. Хорошо сработают такие слова: «Твоя мама приготовила потрясающий обед. Ты ведешь себя очень грубо. Убери, пожалуйста, свои макароны». Поверьте мне, дети знают, когда перегибают палку, и находят странным то, что взрослые этого не замечают. В общем, девочки-подростки выглядят так: замкнутые, отстраненные и порой удивительно грубые. Это описание верное, но не всегда полное для родителей. Отстраненность – лишь часть истории. Воспитание дочери становится гораздо более напряженным, когда она чередует отстраненность с глубокой близостью и теплом. Бассейн Давайте рассмотрим следующую ситуацию. Представьте, что ваша дочь занимается плаванием. Вы – бассейн, в котором она плавает. В данном случае вода представляет собой весь мир. Как любой хороший пловец, ваша девочка хочет играть, нырять и плескаться в воде. Как любой пловец, она держится за бортик бассейна, чтобы отдышаться после долгого заплыва или погружений. В реальной жизни это выглядит так. Ваша дочь очень занята своими друзьями, внешкольными занятиями или домашним заданием. Порой вам кажется, что, когда вы увидитесь в следующий раз, вам придется представиться, чтобы она вас узнала. Затем в ее мире что-то происходит не так, и она внезапно обращается к вам за советом, подробно рассказывая о своих неудачах. Возможно, она даже хочет, чтобы вы (да-да!) обняли и утешили ее. Другими словами, она устает в воде и плывет к бортику бассейна, чтобы восстановить силы. Вы на седьмом небе от счастья. Ваша дочь вернулась! Вы снова мармеладный мишка! Она хочет быть с вами, услышать мудрый совет и успокоиться благодаря вашему присутствию. У вас в голове играет песня Mother and Child Reunion[1 - В переводе с англ. – «воссоединение матери и ребенка».] Пола Саймона. Вы начинаете представлять фантастические приключения, которые ждут вас и вашу новую лучшую подругу. Затем дочь отталкивает вас. Сильно. Что произошло? Что ж, пловец отдышался и хочет вернуться в воду. Ваша дочь окажется в воде, лишь оттолкнувшись от бортика бассейна. Это зачастую принимает форму глупейшей схватки или неприятного комментария, мелкого и болезненного («Только не говори мне, что ты действительно надела сегодня эти туфли с той юбкой»). Возможно, вы напеваете Пола Саймона целый день, но ваша дочь, восстановив силы, хочет быстрее вернуться в воду. Почему она не может остаться с вами хотя бы ненадолго? Потому что это кажется ей детской ерундой. Меньше всего любой нормальный подросток, прощающийся с детством, хочет чувствовать себя ребенком. Стремление побыть с вами кажется таким приятным и напоминает о прошлом, однако быстро вызывает чувство неловкости у вашей дочери. Она стремительно возвращается к своей работе по расставанию с детством внезапным и порой болезненным толчком. Когда отношения с дочерью так резко остывают, это неприятно. Хотя такие ситуации нельзя предотвратить, для вашей дочери они очень полезны. Однако в ваших силах ослабить боль от отторжения, следующего после внезапной близости. В первую очередь вы можете предвидеть толчок. Когда ваша дочь приплывает к вам, наслаждайтесь временем, но не надейтесь, что она переосмыслит ценность вашей мудрости и любви и больше никогда не забудет о ней. Когда она оттолкнется, не позволяйте ей плохо обращаться с вами. Если толчок был грубым, скажите ей об этом. Возможно, она извинится, а возможно, нет. Но вам нужно сказать, а ей – услышать, что вам было больно. Проявите стойкость. Ваша дочь нуждается в бортике, который выдержит ее приходы и уходы. Некоторые родители серьезно обижаются на своих дочерей, принимают их слова слишком близко к сердцу и собираются не подпускать к себе дочь в следующий раз. Конечно, в некоторых ситуациях лучше избегать определенных эмоциональных приступов, но решение замкнуться дорого обходится родителям. Они упускают чудесные, пусть и мимолетные моменты, проведенные со своими детьми. Более того, девочки остаются без бортика и вынуждены самостоятельно исследовать неспокойные и порой опасные воды. Наконец, заручитесь поддержкой. На первых страницах книги я указала одну из своих любимых цитат, принадлежащих Анне Фрейд. Хотя она написала эти слова в 1958 году, они по-прежнему актуальны: «Мало какие жизненные ситуации окажутся сложнее жизни с сыном или дочерью подросткового возраста, которые пытаются освободиться». Воспитать подростка не так просто, даже если все идет хорошо. Родители нуждаются в поддержке партнеров и друзей, которые окажут помощь при очередном толчке от детей. Осознание, что вы представляете собой надежную и безопасную основу, поможет вашей девочке войти во взрослый мир. Способность выдержать близость дочери и внезапный уход обычно требуют любящей поддержки взрослых союзников. Я годами использовала метафору взросления девочек с бассейном. Она довольно сложная, но многие родители специально обращались ко мне через много лет, чтобы сказать: «Тот бассейн помог нам пережить подростковые годы нашей дочери». Поэтому я не хочу отказываться от нее. Однажды на школьном выпускном одна мама сообщила мне, что в тот день ее «отбассейнили». Ее довольно замкнутая (особенно дома) дочь вернулась с выпускного в слезах, вспоминая последние годы, проведенные в школе. Девочка решила показать маме свой выпускной альбом. Они устроились на диване поудобнее, и дочь показывала свои любимые фотографии, рассказывала забавные истории, которые мама никогда не слышала, затем девочка убежала в свою комнату переодеться. Мама осталась сидеть на диване, греясь в лучах школьных воспоминаний. Лишь спустя двадцать минут она поняла, что дочь ушла на выпускной подруги, даже не попрощавшись. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42123453&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 В переводе с англ. – «воссоединение матери и ребенка».
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 389.00 руб.