Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Судьба и времена

Судьба и времена
Судьба и времена Владимир Фёдорович Власов Судьба и времена издревле были темой обсуждения среди мудрецов и простых людей. Когда же человеку жилось хорошо, и счастливой ли была его судьба? Выходило так, что во все времена человеку жилось трудно, и не всегда всем везло в жизни. Но были ли от этого люди несчастны? Ведь своё счастье человек может найти при любых обстоятельствах и в любое время. Для этого нужно лишь посмотреть на всё отстранённым взглядом, почувствовать красоту мира и влюбиться в него, а ещё попытаться исправить себя самого изнутри. Жизненная мудрость даосов 1. Судьба и времена неподходящие (Великое в малом) Мин Чэнь главой в Сяньсяне был и обелить пытался Раз обвинённого несправедливо в преступленье, То, что начальство это не позволит – он боялся, Всё колебался и не мог никак принять решенье. Был Ван слуга в училище, водивший с лисом дружбу, Считал, что проверяются в беде все, а не в счастье, Ведь в жизни каждого ждать могут беды и напасти, Но каждый добросовестно нести обязан службу. По просьбе Мина с лисом слуга Ван пошёл на встречу. Лис его принял, выслушал и выдал своё мненье: – «Я знаю, Мин Чэнь справедлив, поэтому отвечу, Что, первое – он должен разобраться в обвиненье, Понять, он виноват иль не виновен в происшедшем, Речь не о том, чтоб получить запрет иль позволенье Начальства в деле том, своё решение нашедшем, Чтобы в суде принять по справедливости решенье. Слова разве забыты областной главы управы Ли Вэя (1)? В нашей жизни ведь за всё мы отвечаем, Он говорил: «От дел наших, зависят наши нравы, А то, что мы творим, то от судьбы и получаем». Ван повторил лиса слова главе, тот испугался. Он вспомнил разговор между даосом и Ли Вэем, Когда на речке кто-то с лодочником разругался, В то время плыли в лодке все под сильным суховеем. Даос им всем сказал: «Настигнет рок через мгновенье, О чём вы спорите!»? Вдруг лодочника в реку сдуло, Пошел ко дну он, ну а лодку понесло теченье, На камни, чуть в одно мгновенье не перевернуло. Ли Вэй был поражён, даос же начал заклинанья, И сделал в лодке несколько шагов походкой Юя (2), Улёгся тотчас ветер, все опасности минуя, Пристала лодка к берегу под крики ликованья. Ли Вэй благодарил даоса, но тот отказался: «Судьбу благодарите, что вам случай подвернулся, Я ведь не спас же лодочника, и он захлебнулся, А потому спаслись вы, что я в лодке оказался». Даосу поклонился Ли, сказав: «Это спасенье Произошло благодаря вам, я судьбой доволен, Теперь с судьбой такой, что захочу, я делать волен». На что даос, прощаясь, выразил своё сомненье: – «Не так это, – сказал он, – не всегда это бывает, Как не всегда ещё жить счастливо всем удаётся. Доволен тот судьбой лишь, в жизни кто преуспевает, Судьбой же недовольный всегда мечется и бьется. Ведь Ли Линь Фу (3) и Цинь Гуй (4) вреда много причинили, Посты высокие они при жизни занимали, А сколько преступлений в Поднебесной совершили, И как часто людей судьбу злодействами меняли. Когда наносят вред, то на судьбу нельзя ссылаться, Закон в стране кто нарушает, должен удалиться. Рождённые таланты же должны все раскрываться И помогать судьбе всем тем, кто к Истине стремится. Стоящие у власти если опускают руки И валят на судьбу всё, то зачем они родились? Ведь были те, кто несмотря на все страданья, муки Шли против времени того и своего добились. Когда в народе многие Конфуция встречали, То говорили, что ход времени он понимает: «И если «времена неподходящие» настали, То всё-таки он действует, хотя об этом знает». Случается, то, что в жизни произойдёт, не знаешь, Но Чжугэ Лян (5) сказал: «Все силы отдавай служенью Отечеству и личных принципов всех соблюденью, Успешен дел исход – заранее не угадаешь». Примечание 1. Ли Вэй (1687 – 1738) – был губернатором провинции Чжэнцзян, с 1728 г. – провинций Чжэнцзян и Цзянсу, а с 1732 по 1738 – провинции Хубэй. 2. Походка Юя – даосские монахи при чтении заклинаний ходят особым шагом, так, как, по преданию, ходил мифический государь «золотого века» древности Юй, измученный непосильным трудом в борьбе с потопом. 3. Ли Линь-фу – первый министр и фаворит танского императора Сюань-цзуна (712 -755), захвативший власть в свои руки и не дававший продвигаться способным людям того времени. 4. Цинь Гуй – первый министр сунского двора, погубивший национального героя Юэ Фэя и настоявший на заключении позорного мира с чжурчжэнями. 5. Чжугэ Лян (181 – 234) – знаменитый полководец и стратег, о нём рассказывается в романе «Троецарствие». 2. «Глупый» мудрец (согласно рассуждениям Чжуанцзы) Как-то стоял в карауле Страж рая, В сад заглянул, им любуясь, мудрец. Страж мудрецу, долгой жизни желая, Там предложил прожить жизни конец. Тот же сказал, головою качая: – «Незачем мне находить здесь приют. Разве с одними богатствами рая Я обрету мой душевный уют»? Этот отказ удивил очень Стража. Он пожелал мудрецу сыновей. Но рассмеялся, услышав, тот даже, Молвив, что много хлопот от детей. – «В старости всех нас ждёт поношенье. Если богатым быть – много тревог, В уединенье – лишь успокоенье, В мире открыто так много дорог. С помощью благ не взрастить добродетель, Счастье в себе только можно найти. Чтоб не попасть в какие-то сети, Вряд ли сходить в жизни стоит с пути». Тут рассмеялся сам рая Хранитель: – «Счастьем считаешь от мира уход? Где ж ты отыщешь такую обитель? Вижу, что ты сторонишься народ. Жить средь людей – какие заботы? Быть хочешь добрым – трудись, не ленись! Много детей есть – займи их работой, Много богатства – с людьми поделись! И не судил бы тебя никто строго, В старости встретил б счастливый конец. Ну, так ступай же своею дорогой, Вижу, что ты не мудрец, а глупец». Выслушав Стража, мудрец поклонился, Вряд ли бы понял Хранитель ответ, Пыль отряхнув, вновь в дорогу пустился, Думая: "мир – суета всё сует". 3. Софист и даос (согласно рассуждениям Чжуанцзы) Был задан Лаоцзы Конфуцием вопрос: – «Кто более мудрей софист или даос. И старец отвечал, благообразный: – «У них подход к понятью сути разный: Даос, в учение Путём овладевая, К бессмертию стремится, силе подражая. Он невозможное делает возможным, Ум направляя ко всем вопросам сложным. Неистинное в истинное превращает, О здоровье заботиться не забывает. Софист идеями жонглировать умеет, Но утверждать, что знает Истину, не смеет. Ему в словесных дебрях блужданье суждено, Понять же, что происходит в мире, не дано. Он в мыслях суетлив и вечно в услуженье, Слуга, заимствующий у других сужденья. Хоть и в своих поступках он с обезьяной схож, Его язык в обществе порой – как острый нож. Его частенько опасаются в народе, Но главное различье – к Истине в подходе. Добавлю, чтобы изложенное доказать, Чего нельзя услышать, о чём нельзя сказать. Есть те, ногами кто и головой владеют, Но вместе с этим сердца, слуха не имеют. Но нет того, кто, обладая своим телом, Мог быть бы с тем, кого не сыщешь в мире целом. Причины в мире как покоя, так движенья, Рожденья, смерти, уничтоженья, появленья Сокрыты не в самих людях, а в проявленье, Но есть причины и от людского управленья. Тот, кто себя не помнит, впадая в забыванье, Кто забывает о природе и обо всём на свете. Кто, отдаваясь, входит с природою в слиянье, И есть Даос. Он отличается от софиста этим». 4. Безумство (согласно рассуждениям Ян Чжу) Издалека к философу пришёл мужчина. С тоской упрашивал: «Не вылечишь мне сына? Я много на леченье серебра потратил, Он в детстве был умён, но разум свой утратил». И Лаоцзы спросил его: «В чём это видно»? Тот начал объясненье: «Мне до слёз обидно, Он принимает тень за свет, добро за зло, За песню плач. Ну как мне с ним не повезло!!! Считает мёд горечью, духи – зловоньем, Снег – чёрным, дома людей – гнездом вороньим». Философ выслушал доводы с большим вниманьем, В них не нашёл веских для безумства оснований. – «Почему ты думаешь, что сын безумен? Любой к жизни подход по себе разумен. Говорить в мире об истине так сложно, Кто может знать, что в нём истинно, что ложно? Одной болезнью в мире многие страдают, Поэтому никто её не замечает. Безумье сына весь мир перевернуть не сможет, Безумен если сам мир, то кто ему поможет? Представь, все – как сын твой, ты сам бы стал безумным. Не объяснил б им всего умом разумным. Кто смог б познать в нём вкус радости, печали? Где истина, а где ложь стоит вначале? Ведь, может быть, и мои слова безумны, Разве советы все могут быть разумны? Найти ль можно от безумства исцеленья? Своим умом жить не лучше ль без стесненья. Домой ты лучше поскорее возвращайся. И с сыном повнимательнее пообщайся». 5. Учитель (согласно размышлениям Чжуанцзы) Однажды Янь Юань признался в разговоре Наставнику Конфуцию, с кем мыслил в споре: – «Когда идёте вы, и я идти стараюсь, Когда бежите вы, и я бежать пытаюсь, Когда спешите очень вы, я следом поспешаю, Во всём за вами следовать себе я не мешаю, Когда же мчитесь вы, пыль не поднимая, Я отстаю от вас, и лишь взор вперяю». Его спросил учитель: «Что это означает»? Наставнику Янь Юань с почтеньем отвечает: – «Когда говорите, я говорить стараюсь, Когда вы спорите, я в спор вступить пытаюсь, Когда вы рассуждаете, тоже рассуждаю, Когда ж без пыли мчитесь, я вас не понимаю: Когда молчите вы, то вам все доверяют, Не дружите ни с кем, но вас все восхваляют, Регалий нет у вас, но все же к вам стремятся, Скажите мне, как это может объясняться? – О! – восклицал Конфуций, – но разве не ясно? Ломаешь голову по пустякам напрасно? Печаль о смерти разума всего сильнее, О смерти человека печаль всё ж слабее. Дела свои вершат все, когда солнце восходит, Все отдыхать ложатся, когда оно заходит. Так происходит в жизни, жизнь нас проявляет. Появится же смерть, всё сразу исчезает. Всё появляется, когда солнце восходит. Но исчезает всё, когда оно заходит. И так творится всё со смертью и рожденьем, Во всей Вселенной мы все связаны движеньем. Однажды с телом разум мудреца мной был получен, Со мной он неизменен до конца, и не изучен. С умом и телом я всё нахожусь ещё в движенье, Не ведая, когда придёт моё успокоенье. Само собою образовалось моё тело, Когда оно исчезнет, мне до того нет дела. И с каждым годом я старею и дряхлею, Но вряд ли впереди десяток лет имею. Мне всё труднее с новыми властями ладить, Не горько разве твою дружбу мне утратить? Считаю я порою золотою Мою жизнь, проведённую с тобою, Раскрыл ты всё, что мне когда-то раскрывалось. Но думаю, что кое-что ещё осталось. Ты ждёшь напрасно того, кто вскоре удалится, Но многому меж нами не суждено забыться, И стоит ли печалиться о том, что не вернётся, Оно ведь не утрачено, а в сердце остаётся». 6. Отношение (согласно рассуждениям Чжуанцзы) Конфуций говорил с чиновником в почёте, Который был в очередной раз снят с работы: – «Что чувствуете вы сейчас? И как живёте»? По парку весело гулял тот без заботы. – «Чем лучше я других? – ответил тот с улыбкой, - Не мог я отказаться, когда мне пост давали, Вед наша служба зиждется на почве зыбкой, Не смог и удержаться, когда её отняли. Зависит в жизни многое не от нашей воли: Что отнимается у нас, и что даётся. Нам нужно покоряться всем неизбежной доли, При этом не печалиться – лишь остаётся. Чем лучше я других? – я этого не знаю, В чём ценность, в службе иль во мне? – я сомневаюсь, - Как ценят меня люди, иль презирают? Колеблюсь я, не сплю, и всё понять пытаюсь». Конфуций, слова слыша, в сердце размышляет: – «С ним споры знающему знанья не помогут, Его жизни превратности не огорчают, И воры в расхищение вовлечь не смогут. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vladimir-fedorovich-vlasov/sudba-i-vremena/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.