Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Мариэль: Вырванное сердце

Мариэль: Вырванное сердце
Мариэль: Вырванное сердце Елена Владимировна Бади Правда ли, что гены передаются по наследству и влияют на характер и становление личности ребёнка? Молодая и неопытная самочка пытается избежать всеми силами навязанных отношений. Насколько ей это удастся? И стоило ли бежать от прошлого и прятать свои чувства глубоко внутри себя? Вторая книга цикла 'Галогерия'. Содержит нецензурную брань. Глава 1 Мариэль. Боль. Сильная боль в груди. Не по-настоящему, но я чувствую, как медленно вырывают моё сердце из тела. Ненавижу. Мой самец, с которым я хотела сегодня заключить брачный договор, полностью обнажен и стоит в центре своей комнаты. У него великолепное тело, сейчас я смогла бы ещё раз оценить его по достоинству. Но восхищаться в данный момент не чем. Стройный и подтянутый, расположен полубоком ко мне. Перед ним стоит голая самка на коленях, оттопырив к нему задницу. Мой мужчина в полной боевой готовности. А вчера днём успел признаться, что влюбляется в меня и что ему больше никто не нужен. Что же изменилось за одну ночь? Может я его не правильно поняла и наша близость ничего не значит для него? А брак и подавно? Как же сильно я его в этот момент ненавижу. Почему мне так больно? Неужели я успела в него влюбиться? Ну же, Мариэль останови это безумие. Спроси, почему он делает это? Нет, гордость превыше унижения. Резко, словно наказывая меня, он ускоряется в этой самке. Нет, я не могу смотреть на это. Но приворожено, не отрываю свой взгляд. Самец жёстко вколачивается, а самка постанывает от удовольствия. Представляю, как у него сейчас горят его бирюзовые глаза. Теперь, этот цвет станет ненавистным для меня. Сейчас я чувствую отвращение ко всем глорийцам с их законами и понятиями! Всё. Моя мука окончена. Он излился ей на спину. Сжимая кулаки, я опустошенно и безразлично посмотрела на них, развернулась и с прямой спиной вышла. Вот тебе и знакомство с планетой Глория и первый брак. За дверью я ускорилась и выбежала из его дома. Сев в свободный аэроб, стоящий на территории, я отправилась в космопорт. Как чувствовала перед этим, что-то произойдёт, поэтому накануне успела просмотреть карту страны и расположение основных объектов. Не зная языка, я все равно смогла ввести приблизительные координаты расположения стоянки кораблей. Пора покинуть эту негостеприимную землю. Хотя на этой планете мало земли. Чем она и отличается от Галогерии, это тем, что поверхность на девяносто девять процентов покрыта водой. Все дома находятся либо в океанах под водой, либо на небольших и малочисленных участках суши. Благо я не сильно ошиблась с расчётами, прибыла на место и вскоре нашла подходящий корабль. Пообщавшись с капитаном на общем галактическом, расплатилась через персональный чип, находящийся в запястье. Мне дали маленькую одиночную каюту на звездолёте. Вещей у меня своих не было, а те, которые мне предоставили, остались у него в доме. Мне они не нужны. Куплю себе всё, что захочу по пути следования корабля, например, на какой-нибудь перевалочной подземной базе Меркурия. Денег на личном счету валом. Я из богатой семьи, но об этом из моих друзей практически никто не знает. Даже ЭТОТ БЫВШИЙ самец. Когда в иллюминаторе Глория удалилась настолько, что стала маленьким сине-голубым шариком, я разревелась. Слёзы душили меня и текли ручьями, я же никак не могла успокоиться. Через два или три цикла, когда вытекла, наверное, вся вода, я зло вытерла глаза. – Ну же Мари, – сама себе я произнесла вслух, – ты сильнее всех самок, ты на зло всем поступила в эту дхарнову академию, ты доказала всей планете, что самки не тупее самцов. Неужели ты будешь продолжать раскисать из-за какого-то самца, ставшим ПЕРВЫМ для тебя? Я усмехнулась и обняла живот ладошками. Хотела с утра сообщить важную новость, благодаря которой я думала, что можно было бы заключить постоянный брак без ограничения срока и без каких-либо дополнений к нашей семье в виде временных самок. Просканировав своё состояние на предмет, не пропали ли у меня мои способности после последних злоключений, я обнаружила зародившиеся две маленькие искорки. Конечно, я так рано не ожидала появления детёнышей, но в тот же самый момент, как узнала про них, полюбила эти маленькие жизни. Не хочу связывать жизнь с самцом, для которого я ничего не значу! Детей я воспитаю сама, а предавшему меня самцу, ничего не скажу. Он недостоин. Глава 2 Примерно за 11 месяцев до этого события. Привет. Меня зовут Мариэль. Для близких – Мари. Мне двадцать лет. Я живу на самой красивой планете во Вселенной – Галогерия. У меня замечательная семья: мама непонятной расы и трое отцов: двое галогерианцев и один нибириец. А также куча таких же, как и я голубоглазых братьев и сестёр. Хотя ближе для меня всегда останутся мои сёстры-близняшки Эланиэль и Нуршат. Отличаемся мы между собой не только характером, увлечениями, но и цветом волос. Я блондинка, Эланиэль рыжая, а Нуршат брюнетка. Мама говорит, что это всё гены её родственников. Якобы прабабушек и прадедушек. Не знаю, правда или нет, но папа Ташшш, являясь биологическим отцом Эланиэль, всё время пыхтит над этими мамиными словами, учитывая, что он и его брат-близнец Краашш с тёмными волосами. Мой же папа Краашш, всегда обнимает меня и ласково называет меня его солнечным светом, отражающимся на поверхности озера Нинг-ниг, где они познакомились впервые с мамой. Это так романтично… Я самая старшая в семье. Даже своих сестер я опередила в рождении. Поэтому с меня больший спрос. Я должна быть примером для всех младших членов семьи Земляных. Да, вот такая у нас мамина фамилия – Земляная. Когда с самками проводят обряд, то всем самцам присваивается их фамилия супруги. Смешно. У нас самая многочисленная семья по детям на планете. Так как обычно у всех пар рождается не более одного-двух детёнышей. А у меня сейчас пять сестер и пять братьев. И нашу семью не знает только отщепенец на краю галактики. Кстати, мама опять беременная, только я ей пока об этом не скажу. Иначе у нее снова начнется истерика. В силу своей необычной способности, я умею определять наличие беременности у самок и пол ребёнка. А так как я с детства этим занимаюсь, то уже знаю, как и откуда появляются дети. Моя мама перепробовала ВСЕ известные способы предохранения. Но к её сожалению и нашей радости, у неё ничего не выходит. Когда она от меня узнаёт об интересном положении или от дяди Антона, она начинает кричать и ругать какого-то Шата, который по её словам виноват в данной ситуации. А еще несколько раз попадало и самому дяде Антону, якобы за компанию. Мама научилась метать кухонные ножи и удачно периодически его наказывает и пригвоздёвывает мужей-обидчиков к стене. Даже когда-то собирала свои вещи и пыталась уйти в какой-то 'монастырь', чтобы не быть 'свиноматкой'. Папы смеялись в ответ и говорили, что славу писанию, у них такого заведения в мире нет. В общем, у нас в доме царит весёлая жизненная обстановка с накалом страстей. Учитывая мою особенность, родители предложили мне обучиться, как и дяде Антону, на врача. А я не хочу. Я молодая самочка, хочу посмотреть на мир и различные планеты. И, к сожалению, кроме Нибиру, где живут родители отца Тармаана, ничего больше не видела. На их планете царит вечная темнота, и только накрывающие города энергетические купола обеспечивают их светом и воздухом. Связывать себя узами обряда пока тоже не желаю. Организмом я пошла в свою маму. И уже точно могу сказать, что я и мои сёстры-близнецы могут рожать хоть сейчас, а не ждать пятидесятилетнего барьера. Хорошо, что эта информация держится в нашей семье под строжайшим секретом. Иначе бы очередь выстроилась на предложения до самого Марса. Хотя и сейчас присылают запросы на помолвку с различными самцами. Кого только нет?! И богатых, и суперкрасивых, и молодых, и двухсотлетних самцов. Мне не интересно, и сёстрам тоже. Я выберу в пару только того, кого полюблю сама, как моя мама. Глава 3 В общем, недолго думая, к своей цели движусь лет этак с десяти. После того, как впервые увидела тренировки пап между собой. У меня настолько загорелись глаза, что я в этот же день подошла к своему отцу и попросила научить меня также двигаться и уклоняться от ударов. Папа потрепал меня за гривку и ответил, что самочек бить нельзя, и он не сможет правильно объяснить мне все движения. Глупая отмазка. Пошантажировав его, что всегда про беременность первым делом буду сообщать только маме, а не им, папа вздохнул и, смиряясь с моим пожеланием, начал учить самому простому. Через пять лет усиленных тренировок и освоения различных методик, я могла положить на лопатки любого самца, несмотря на внушительную массу и его габариты. Отец позволил заниматься и с различными видами оружия. А также позвал друга из своей бывшей команды – неустрашимого и непробиваемого Щита, которому было пофиг на всё оружие и удары, наносимые мною. Мама смеётся и поддерживает меня, говоря о том, что дочь сделали второпях, поэтому мне от неё достались только самые лучшие качества: сила воля, настойчивость и упорство. Для себя я определилась, что к двадцати годам изучу по максимуму все предметы, необходимые для военного дела и поступлю в единственную Высшую Военную Академию, находящуюся у нас на планете. Родителей я уговорила поменять мне фамилию на папину, чтобы не было ни поблажек, ни чего-либо ещё в обучении. Фамилия Земляных была популярна не только своим 'плодородием', но и богатством, скопленным за счет работы нашей межтранспортной компании и имеющих долей в различных других известных организациях. Настал, наконец, великий день поступления. С утра решив на этот раз, не убегать далеко в лес, я обогнула несколько раз вокруг дома. Быстро приняв душ и заплетя простую длинную косу до попы, встала возле выдвижного шкафа с вопросом, что же всё-таки надеть на себя. Недолго думая, натянула строгие темно-серые брюки, закрытый лиф, светлую рубашку и приталенный пиджак с длинными рукавами, не позволяющими увидеть, если у меня браслет или брачная татуировка. На ноги надела закрытые туфли с небольшим каблучком. Оглядела себя, задержав взгляд на втором размере груди. Вроде норм. Стройная и невысокая по сравнению с остальными самками. Но всё равно я выше мамы. Смахиваю на полукровку. Косметикой не пользуюсь. БОльшего внимания привлекать к себе не хочу. Вздохнула. Сегодня только подача документов и проведение тестов, завтра экзамен по физподготовке, послезавтра медосмотр и собеседование. Три дня на всё. Улыбнулась злобным оскалом. Берегитесь преподы, к вам идет грозная Мари! За экзамены не переживала, я была уверена в своих силах. А вот ощущать себя белым пятном в толпе не хотелось. – Ты готова? – папа Краашш заглянул в комнату. – Да, пап. Я так волнуюсь. – Не переживай, – он подошел ко мне, обнял и положил голову на макушку. – Мы в тебя верим и в любом случае тебя любим. Подбросить? – Нет, – я отстранилась. У меня был личный флаер, подарок родителей на последний день рождения, – я сама. – Вот возьми, – мама зашла следом за ним и протянула браслет связи, – позвони или напиши, как прошел день. – Хорошо, – я поцеловала родителей. Такое ощущение, что собираюсь на войну. Тьфу-тьфу, не надо плохих мыслей. Возле дома в полном составе стояло наше семейство. Картина вызывала умиление. Я зашла во флаер и уселась в кресло. Наконец-то вступаю во взрослую жизнь. ‘Удачи сестрёнка’, – Нуршат опять залезла в мою голову, – ‘наддай жару этим самцам’. – Да уж, – усмехнулась я, представляя, как ставлю на колени мужское общество в Академии. Посмотрев через окно, я увидела, как все мне машут. Люблю, когда у нас весело в семье, а сейчас у них были натянуты кислые лица. Надо бы их приободрить: ‘Нуршат, папе Ташшшу скажи, что у него скоро появится сын’. ‘Да ну!’ – послышался удивленный голос Нуршат. Я же, наблюдая из окна и запуская двигатели в машине, тихонько посмеивалась от открывающегося мне зрелища. Нуршат подозрительно перевела глаза на живот матери, а затем пристально уставилась на Ташшша. Он замер, видимо мысленно общаясь с ней, и тоже перевел взгляд на живот. Мама, закончив мне махать, развернулась и только собралась зайти в дом, когда увидела напряженность Ташшша и направление его глаз. – Твою же мать, – выдала она шокировано. – Я вас всё-таки всех кастрирую. – Мама, мама, – к ней подбежала младшая дочь, – а что такое кастлиловать? – А это моя козочка, – протянула она к ней руки и подняла наверх, – когда у мужчин забирают самое ценное. Ташшш резко побледнел и отступил на шаг назад. – Кто? – грозно спросила мама. – Сын, – ответила Нуршат. – Я спрашиваю, кто отец? – мама нахмурилась и стала осматривать окружающих. Краашш подошел к ней, забрал дочь и сказал всем идти в дом. На улице остались мама и Ташшш. Уже поднимаясь в воздух, я увидела, как мама бегает за ним и что-то кричит. Наверное, признается ему в любви, и что она без него жить не может. Обожаю свою семейку. А я лечу навстречу приключениям и радуюсь, что мой первый полет происходит без надзирательства родителей. В Академии. – Имя, фамилия, возраст, – послышался усталый голос пожилого самца, который, не поднимая глаз, вручную заполнял анкеты и выдавал тесты. – Мариэль Таддж, двадцать лет, – отрапортовала я, стоя перед его столом в аудитории. Поступающие заходили по очереди, брали тесты и присаживались за свободное место в зале. Было несколько наблюдателей, которые следили за ходом экзамена. С собой можно брать только мозги. Браслет связи пришлось оставить во флаере. Каждому отводилось не более трех циклов, время подготовки фиксировалось другим браслетом-армиллой, выдаваемой при регистрации поступающего. Выполнив задание, тесты сдавались, программа считывала листы, и буквально через пятнадцать минициклов был известен итоговый результат. – Это шутка? – так же не поднимая головы, спросил самец. – Никак нет, – чётко произнесла я, замечая, что срываю проходящие экзамены. Все подняли головы и начали прислушиваться к нашему разговору. – Хорошо, – не поднимая! головы, он занёс мои данные в визор и одел армиллу на руку, – вот ваше задание. Когда закончите, проведёте браслетом вон там и впихнете листы вон в тот аппарат. Ждать не надо, результат придет обратно на выданный браслет, – протянув мне бумажки, он неожиданно рявкнул. – Следующий! Пройдя через весь зал, я присела возле окна и приступила к выполнению. Спиной и боком, а также грудью чувствовала, как меня прожигают горячими, недоуменными, и завистливыми взглядами со всех сторон будущие воины и комиссия. Тааак, не отвлекаемся на мальчиков, смотрю в тесты: это мы знаем, это надо так написать, а тут на внимательность, тут на хитрость, пару логических задач, история, география и прочее. Будущие вояки должны разбираться во всем и даже в политике. Ничего сложного. За два с половиной цикла я полностью погрузилась в свои знания, выуживая из памяти нужную информацию. Закончив, еще раз перепроверила и подошла сдавать тесты. Всё, ждём результата, но лучше не здесь, а дома. Надо выходить из этой тестостероновой кучи наблюдателей. Итак, еле сюда зашла, на проходной не впускали. Пришлось цитировать ссылками из военного устава Академии, что поступающим может быть любой индивид не младше двадцати и не старше пятидесяти лет. Меня пропустили, но думаю, после такого тыканья им придется делать дополнение-приложение к уставу. Однако какую большую толпу зевак я собрала! Выхожу с поднятой головой и не обращаю внимания на показывающих на меня пальцами этих обезьян (некоторые словечки позаимствовала из лексикона мамочки, как смогла она объяснила, что под ними подразумевает). Я вышла с территории и уселась на аэротакси. Мой флаер располагался на стоянке. Студентам не разрешалось парковаться рядом со зданием. В любом случае, все поступившие круглосуточно обитали в Академии. Она представляла собой цепочку строений, связанных между собой горизонтальными лифтами и платформами, поднимающимися и опускающимися на нужный этаж. Учебный, жилой корпус, библиотека, тренировочные бункеры различной направленности и, думаю, было ещё что-то под грифом 'секретно'. Так что, когда поступлю, мне выделят комнату, и только следующим летом на месяц я вернусь обратно домой. Пританцовывая и довольная результатом, залетаю домой. Пришел отчёт на армиллу. Сдала, девяносто восемь баллов из ста. Интересно, где я допустила ошибку? А неважно. Надо подумать, какие вещи с собой брать. Хотя первую неделю после зачисления еще можно носить своё, но потом должны выдать комплекты стандартной военной формы. Закидала в сумку бельё, пару вещей и всякие женские штучки. Оооо, мама всё ещё разбирается с папами. С первого этажа, где кухня, слышатся её недовольные крики. А я рада еще одному братику. Тоже хочу большую семью. Но только не сейчас. Пойду родителей обрадую своим результатом. Переключу их на себя. Не хочу, чтобы они лишний раз ссорились между собой. Глава 4 Второй день. На проходной попался тот же самый охранник, что не пускал меня вчера. Приложив кодер к армилле, мужичок удивленно крякнул на выплывающий у него перед носом на меня пропуск. Я улыбнулась, думая про начало хорошего дня. Что не ожидал меня снова увидеть? А вот выкуси. Ничего закончу Академию, пойду в Правительство, продвигать права самочек. А то заперли нас по домам, и делай им детёнышей! С ехидной улыбочкой продвигаюсь между потоками самцов на поле. Поначалу никто не обращает на меня внимания, видимо считая, что я пришла к кому-нибудь в гости. Желающих поступить много, в том числе полукровок из различных индивидов. Не считая нашей семьи, самочки рождались редко на всей планете. Мамочке можно смело выстраивать памятник за перевыполнение плана по приросту рождаемости. В связи с этим, некоторые самцы, надеясь на успех, берут в пару женщин других рас. Хотя как показывала статистика, в таком союзе в большинстве всё равно появлялись мальчики. В Академию по баллам проходили только лучшие из лучших. Учитывая, что все парни изначально выносливые, на физнормативы тесты не сдавали. Проводили бой в ближнем контакте, проверяли чёткость попадания в цель лазерного оружия, ну и как ни странно, на меткость в броске ножей. Хи-хи, это умение я переняла уже у мамочки. Поле разделено на три сектора. Не выбирая, подхожу к первому. Ага, лазерка. 10 мишеней, 10 выстрелов. Расстояние до цели примерно сто метров. Стою, жду очереди. Всё строго, никто не толкается. Недовольных сразу вышвыривают с порога. В любом случае, ты должен уметь брать эмоции под контроль. Преподаватель, дающий мне оружие в руки с кислой миной, наверное, переживал, чтобы я не прострелила себе чего-нибудь или кого-нибудь. Такооое выражение лица у него было. Стреляю. Рядом послышались облегченные выдохи. Зачтено. Во все десять целей попала. Результат закинули на армиллу. Иду дальше. Парни продолжают выворачивать головы, посматривая на меня, комиссия тоже, но молчит. Придраться не к чему. Подхожу ко второму сектору. Ножички. Потираю руки от удовольствия, кровожадно скалясь. Несколько самцов сглотнули и шарахнулись в сторону от меня подальше. Берегитесь, сумасшедшая самка на полигоне! Десять человеческих обнаженных мужских фигур, чтобы отследить точность попадания. Красные лазерные точки произвольно фиксируются программой на местах, куда должен произвестись удар ножом с расстояния примерно десяти-пятнадцати метров. Как интересно! Выдаются цели: сердце справа, слева, глаз, лоб, ладонь, центр живота, коленка, половина попы, лопатка, и да ладно… место между ног. Это точно программа произвольно выдала или какой-то умник учудил? Блиин, я аж покраснела. Не, голых братьев я конечно видела. Ну и пару раз (а может больше) застукивала за интересным занятием маму и пап в различных неожиданных углах. Но я-то самочка приличная, ни разу не целованная, а тут в такую цель предлагают попасть! Думают, я отступлюсь что ли? С яростным рвением метнула по очереди все ножи и в конце, сделав незначительную паузу, попала в самый кончик пениса. А что? В цель попала – попала, почему в самый кончик – так жалко самца, ему же ещё детёнышей делать. Аут. У комиссии горели уши от моих объяснений. Но результат засчитали. Третий сектор. На мне сегодня спортивный, полностью облегающий комбинезон, не стесняющий движения. Продолжаю конспирировать руки. Жду приглашения. Уже все прошли бой, а меня не допускают. Преподы боятся причинить мне вред, а так как я несовершеннолетняя моё избиение считается уголовно-наказуемым. Как так? Я упустила из виду, что с этим у меня возникнут трудности. Привыкла, что Щит не жалеет меня и если что зализывала и заживляла свои раны в медкапсуле. Хорошо браслет связи в этот раз не сняла. Звоню отцу Краашшу, быстро объясняю ситуацию, и через миницикл папа скидывает мне в ответ письменное согласие на все тренировки в Академии на весь период обучения. Угу, это кто ещё будет, кого избивать, посмотрим. Подхожу к комиссии и перекидываю файл к ним на визор. Глаза у них, как блюдца, из орбит повылезали. Теперь они поняли, кто я. Вздыхаю. Надеюсь о том, кто мой отец не узнают студенты, иначе я быстрее сама сбегу из учебного заведения, чем меня окольцуют браслетом. После небольшого совещания членов комиссии между собой и горячих споров с выкриками 'она же самка', главный всё-таки кивнул в сторону одному из самцов, принимающих и оценивающих бой. Ух, высокий, крупный, видно сильный мужчина. Одни мышцы, перекатывающиеся под черной футболкой, чего стоят. На шее выглядывает татуировка, уходящая под одежду. Одно загляденье, так и хочется посмотреть, что там нарисовано. Самец хитро усмехнулся, увидев мой блестящий направленный на него взгляд. Читаю мантру про себя: не отвлекаться, не отвлекаться. Мари проглоти слюну, ты, что замуж захотела? Отвела глаза и взяла себя в руки. Договорились вести бой до момента, когда один из нас окажется на лопатках. Землю есть буду, но выложусь на все сто. Иначе Щит будет меня еще год гонять такими словцами, чтобы я в следующий раз точно не провалилась при повторном поступлении. Начало, кидаемся друг на друга. Удар, отвожу, второй – перескакиваю через него. Наношу ногой сзади по его каменной спине. Нет, тут хитростью надо, иначе мои удары – это как мошки, мельтешащие перед носом. Глаза у самца горят, заинтересовался, блин. Ещё пару незначительных отвлекающих ударов по бокам от меня и, обманув, делаю подсечку. Всё. По-моему даже пяти минициклов не прошло. Такое ощущение, что он мне просто поддался. Я сижу сверху на нём. Привожу дыхание в порядок. Чувствую, под моей попой странно твердеет. Меня аж в жар кинуло. Ой, как неудобно, он же всё-таки мужчина. Вскакиваю и стараюсь не выдать взволнованного состояния. Не оборачиваясь, подхожу к комиссии и с довольным видом протягиваю руку для считывания результата. Главный молча подносит кодер. – До завтра, – прощаюсь я с ними и довольная в зюзю подпрыгиваю до проходной. Сашэ Ситах Хаасс. Даже не поверил, когда брат сообщил мне вчера о самке, подавшей документы в ВВА. И разговоры, которые кружили и не стихали возле меня с утра о ней, не убедили. Столько насмотрелся на своём веку, побывал в нескольких боях и разведках, и как дурак растерялся, увидев её перед собой в круге боя. На что надеется эта глупышка? Я же одним ударом её зашибу. Совсем у женского пола набекрень мозги уехали. А фигурка-то ничего, с удовольствием повоевал бы с ней в постели. Твою мать, что это было? Ладно, я поначалу её пожалел и даже на треть не использовал свою силу. Но потом? Я настолько увлёкся боем, что не заметил и оказался под ней. Вечность провёл бы в таком состоянии. Мягкие бёдра надавливают на меня, как будто приглашают к продолжению. Смотрим в глаза друг другу. У неё растерянный взгляд, когда она поняла, что возбудила меня. Неужели я, наконец, нашёл ту, что хочу и там, где меньше всего ожидал? Мариэль. Третий день. Охранник тот же самый с каменным лицом пропускает меня в Академию. Я ищу по карте медкорпус и несусь к нему. Сегодня припаздываю. Отцы Ташшш и Тармаан читали лекцию с утра о правильном общении с самцами. Кто-то прислал видео с моего экзамена. Смущаюсь и выслушиваю. Мой напарник по бою предложил себя в качестве законного самца, минуя помолвку. Капец. Оба папочки ругаются, мотивируя, что еще один запрос с Академии и меня отдадут сразу замуж. Я гневно возражаю, что не виновата в желании преподавателя, а если кому-то что-то видится в этом, то пусть летит в чёрную дыру. Так что забегаю, немного злая, на второй этаж в кабинет и тут же с писком выпуливаюсь обратно. Скорее всего, до меня туда зашла последняя группа и где-то самцов десять-пятнадцать стоят, сверкая голыми задницами. Жду их выхода. Краснею, когда они проходят мимо, подмигивая и играя мускулами. Чувствую к концу пятого курса, красным будет моим естественным цветом кожи. Захожу следующей. Из-за стола пишущий в визоре доктор, сообщает обыденно: – Раздевайтесь. – Полностью? – у меня сел голос, потому как после раздевания никакая Академия мне не светит, а только замужество, даже если передо мной неженатый врач. Вот такие у нас строгие законы. Доктор подскакивает на стуле и вылупляется на меня. – Поступающая Мариэль Таддж пришла на медосмотр, – четко проговариваю я, протягивая руку с армиллой. Доктор, нехотя и не отрывая от меня взгляд, проводит кодером. Посмотрев в визор сообщает: – Уважаемая Мариэль, я могу взять у вас образцы крови для анализа, но внешний осмотр смогу провести не полностью. Раздевайтесь до белья. Если у вас есть личный врач, пусть он перешлет на вас характеристику. – Сейчас, – пишу запрос дяде Антону, быстро при этом раздеваясь. На мне спортивная майка и короткие шорты, так что ничего лишнего не видно. Доктор простукивает меня по спине, проверяет рефлексы. Неожиданно дверь открывается и залетает самец со словами: – Простите, опоздал, – увидев меня, замирает и открывает некультурно рот. – Вон, вас пригласят! – гневно прикрикнул врач, бдя мою целомудренность. Мне же захотелось рассмеяться, потому как, если я буду постоянно попадать в такие нелепые ситуации все пять курсов, то жизнь просто прекрасна в своём разнообразии. Браслет связи пиликнул, я быстро оделась и скинула отчет доку. – Надеюсь, некоторые сведения останутся без разглашения? – нависая над столом, уточнила у врача. – Конечно, конечно, невероятно, – врач провел кодером по выданной для экзаменов армилле и отпустил меня. Сам он жадно вчитывался в информацию и, похоже, был потерян на сегодня для общества. – Заходить можно? – буркнул парень, стоявший возле кабинета. Глаза он на меня не поднял, только его уши были немного розового оттенка. Наверное, переволновался. – Не знаю, – я пожала плечами, перекинула косу через плечо и направилась на итоговое собеседование. – Итак, Мариэль Таддж. Вы продемонстрировали отличные показатели, и у нас нет никаких причин отказывать Вам в поступлении, – все тот же главнокомандующий крутил визор в руках и, хмурясь, смотрел на меня. Рядом с ним восседали еще несколько членов комиссии, но больше никто ничего не говорил и не возникал. – Скажите, зачем вам всё это надо? – Уважаемый, – посмотрев на его ромбовидные ярлычки на груди, – фишэ, – высокий чин однако, – я хочу добиться большего, чем быть просто обычной домоседкой. Кроме того, каждый воин проходит практику за пределами нашей планеты. Я хочу использовать все свои силы на максимальный резерв и побывать в различных уголках Вселенной. Самцы переглянулись между собой. – Скажите, а что вы предпримите, если предположим, вы будет вынашивать и ухаживать за детенышем? Академический отпуск не рассчитан на долгий срок отсутствия. Оставляя Вас сейчас, мы лишаем места какого-либо достойного самца. Я невольно прикусила губу: – До своего совершеннолетия, я успею закончить вашу Академию и слетать на десяток планет. – Вы окончательно уверены в своём решении? – фишэ уставился на меня немигающим взглядом и пытался проделать дырку. – Абсолютно, – в своих поступках я никогда не сомневалась. Пауза. Я нервничаю, но не подаю вида. – Поздравляю кадет, вы зачислены на первый курс ВВА. У вас впереди два дня на заселение и обустройство. Обратитесь к своему куратору для получения дополнительных инструкций. Вся информация находится на вашей, теперь уже индивидуальной армилле. Удачи. – Ехууу, – я подпрыгнула и издала боевой клич. – Спасибо, – смутилась. Посмотрев на удаляющуюся фигуру самочки, каждый из шести членов комиссии, подумал про собственных сыновей и братьев, а некоторые и про себя, и затем отправили заявку на помолвку отцам девушки. В этот день Ташшш звучно матерился, принимая через почту десятки запросов на самочку. Он пообещал Краашшу самолично отшлёпать несносную девчонку, привлёкшую к себе такое внимание. Мариэль повезло, что она уехала сразу с вещами и заселилась в тот же день в Академии. Иначе бы папочки осуществили свою угрозу. Глава 5 Куратора я нашла быстро. Самец в звании кишэ, на две ступени ниже, чем должность фишэ, мне не удивился. Видать новости по Академии разносятся очень быстро. – Кадет Мариэль, в комнатах живут по три-четыре самца. Отдельного блока у нас не предусмотрено, зато есть душ и туалет в каждом номере. Я вас поселю пока без соседей, но не обещаю, что в течение года или сразу они у вас не появятся. Я молча пожала плечами. Наличие таковой проблемы не считала. У меня есть комплекты спортивного белья, а в кружевах перед ними не планирую щеголять, я ведь прекрасно понимаю, что быстро окажусь в чьей-то койке, несмотря на возраст. Мы направились на первый этаж жилого шестиэтажного корпуса. Мне досталась комната на первом этаже. Очень удобно, если надо сбежать, можно выпрыгивать прямо через окна. – Форму подберёте через каталог и заберёте на складе. Если чего-то не будет хватать, заказ будет выполнен в течение трёх дней. За расписанием наблюдайте, оно может измениться и сразу автоматически обновится. Визор со стандартным пакетом закаченных учебников и программ получите в библиотеке. Если необходима ещё информация, то вы сможете её докачать туда же. Устройство будет подключено к общей местной сети и привязано к вашей армилле. Первый курс ходит на все занятия. Далее по результатам годового экзамена, летней практики и дополнительных тестов на профориентацию, группа разбивается на четыре направления: разведчики, защитники, аналитики и атакующие. Кроме того, вы выбрали военное дело. Помимо есть обучающиеся, которые относятся к курсам 'Лечебное дело', 'Политическое направление' и 'Межпланетная адаптация. Куратор может порекомендовать любому кадету изучение смежных дисциплин или перевод на другую специальность. Занятия у всех курсантов начинаются через два дня. Вам всё понятно? Вопросы есть? Ух-ты, голова от обилия информации и мыслей раздулась. В первую очередь для себя уяснила не соваться, куда не надо и случайно не выдать способностей, про которые не знает даже моя семья. Иначе, как говорит мама, стану 'Пилюлькиным'. – Никак нет. – Отлично, размещайтесь. Дверь активируется вашей армиллой, все закрытые разрешённые двери тоже. Столовая в соседнем учебном здании. Поедете вверх на платформе С1 и пересядете сразу на лифт. В принципе, везде есть указатели или изучайте схему расположения самостоятельно. Подъём в 6.00, отбой в 22.00. После отбоя находиться за пределами комнаты запрещено. Наказание – наряд. Всего хорошего. Распрощавшись, я выбрала кровать возле окна. Правда, смотреть из него на сине-белую кальву, стреляющую плодами по сторонам, интереса не было. Оглянулась. Всё по стандарту. Четыре застеленные постели, для каждого стол, стул и на всю комнату выделено всего лишь два шкафа, выдвигающихся из стенок. Туалет и душ раздельные. Жить можно. Быстро разложила вещи и пошла в библиотеку за получением визора. Расписание посмотрю позже. Не хочу стоять долго в очереди. В гражданской одежде на меня кадеты не обращают внимания. Видно, что многие заселяются и возвращаются с каникул. В библиотеке на удивление никого не было. То ли все уже получили устройства, то ли припрутся в ближайшие дни. Мне же лучше. Вернулась обратно в комнату. Плюхнулась на кровать, закинула ноги на подвинутый к себе стул и открыла расписание. Так посмотрим, какой гранит науки буду грызть. – Тактическая подготовка. – Основы медицинской помощи. – Огневая подготовка. – Рукопашный бой с применением различного оружия. – Планеты и маскировка под окружающую среду. – Разведывательная подготовка – Межпланетное гуманитарное право… Не успела дочитать, как послышался входящий писк браслета связи. – Кадет Мари на связи, – шутканула я. – Поздравляю, – послышался недовольный голос отца Ташшша. – Когда прилетишь? – Через год, не раньше, – недоумеваю, почему он злится. – Пиши заявление на отчисление и возвращайся. – С чего это? – завожусь. – Мы уже получили двадцать три предложения на помолвку за один день! Я не собираюсь ждать, пока эта цифра перевалит за тысячу. – Чтооо? Пап, чего ты несёшь? Какая тысяча? – мои глаза полезли на лоб. – А то! В Академии больше одной тысячи кадетов вместе с преподавательским составом. И у каждого есть родня. Только от семьи Хаасс пришло одиннадцать сообщений за последний цикл. Тебе эта фамилия о чём-либо говорит? – Вроде нет, не знаю, – растерянно отвечаю. – Как же так? Разве главнокомандующий фишэ Хаасс не принимал у тебя экзамен? – язвительно произнёс отец. Молчу. Поражена. – Ты сама подумай. В Академии мы не сможем тебя прикрывать, особенно от такого индивида. Лучше тебе вернуться сегодня, – ласково и принудительно уговаривал меня голос. – Напиши ему отказ. Пусть хоть в двенадцатый раз присылает свою кандидатуру, я все равно не соглашусь. Даже взять во внимание, что он старый. Ему на вид не меньше двухсот лет. Что он за это время себе никого найти не мог? – психанула я. Отец засмеялся. – Мари, он не для себя старается. А для своих сыновей. – Чего? – тупо переспрашиваю. – Альфа-самец ваш фишэ. Мало того, до сих пор не узаконил себя отношениями, так плодится по всем планетам. Все эти заявки для его деток, – ехидно меня просветили. Я задумалась. Как всегда, с моим мнением никто не хочет считаться. – Скажи, а папа Краашш тоже хочет, чтобы я вернулась? – почему-то мне было важно услышать именно его мнение. Про отца Тармаана никогда не спрашиваю. Его светлая и умная голова в последнее время была забита мыслями о сестрёнке Нуршат. – Моя маленькая девочка, – включился мой биологический отец в разговор, – я недоволен происходящей ситуацией, но доверяю тебе. Решай сама. Связь отключилась. И что мне прикажете делать? Идти на поводу кого-либо не собираюсь. Не для того я столько лет трудилась, чтобы сейчас опускать руки. Да пошли эти Хаассы и все остальные женихи в болото. Пусть только попробуют ко мне подойти – ‘мстя’ будет страшной. Ладно, отставить пока злополучные мысли. Расписание дочитаю потом. Скинула смс отцам, что остаюсь учиться дальше. Пора ужинать, а то что-то проголодалась. В столовке индивидов немного, примерно двести-триста. На раздаточном столе выбрала себе еду, взяв поднос, заняла свободный столик. Сижу, кушаю, никого не трогаю. Попой ощущаю тяжелые взгляды. Не поднимая глаз, быстро ем и сваливаю. Хочу пораньше лечь и облазить завтра всю территорию. Руки прямо чешутся. Захожу в комнату и застываю. Шкаф открыт, возле него стоит самец и держит в руках МОЁ нижнее кружевное белье. Какого дхарна? Убивать буду медленно. – Понравилось? Можешь забрать себе, – с ядом в голосе проговариваю, – хотя размерчик всё-таки не твой будет. Парень вздрогнул, положил бельё обратно и развернулся. Ты посмотри, старый знакомый с медосмотра. – Преследуешь? – уточняю у него, давая ему последний шанс на извинение. – Ещё чего. Больно надо за подстилками бегать, – брезгливо поморщился он. – Ах, ты ж, – подлетаю к нему и набрасываюсь с ударами. Парень ловко уклоняется. Я наращиваю темп, уже дело принципа отомстить обидчику. Самец отбивается дальше, не нападая. Схватила в руки стул, запульнуть посильнее. Внезапно возле двери послышался гневный голос куратора: – Отставить драку. Кадет Таддж, кадет Хаасс, по наряду каждому. Наказание озвучу завтра. Имущество не портить. Сейчас разошлись в разные стороны и не смели друг к другу прикасаться, иначе вылетите с Академии раньше, чем наступит утро. Всё поняли? – Так точно, кишэ Браам, – послышались наши голоса. Очень жаль, что я дверь за собой не закрыла, и он внезапно к нам заскочил. Куратор вышел. А мы стоим и сверлим друг друга гневными взглядами. – А что же твой папочка породниться с подстилкой захотел? Аж целых одиннадцать предложений прислал! – каюсь, ехидна есть, ехидной и буду дальше. Сдунула со лба выбившийся локон. Нечего было меня злить. Это ещё цветочки были. Наряд меня не остановит. Ой, как приятно наблюдать за его лицом. От разгневанного и брезгливого взгляда, переходящего в удивленно-недоверчивый. Ну-ну щенок, конкурсный отбор ты сразу не прошёл. – А какое отношение ТЫ имеешь к семье Земляных? – не совладав с эмоциями, спросил он, приподняв бровь. Во дурааак! Вроде лицом так ничего, стильная короткая стрижка с удлиненной серой челкой, широкий разворот плеч, высокий, а такооой тупооой. Хмыкнув в ответ, иду молча к шкафу, достаю пижаму в розовый горошек и направляюсь в душ. Помывшись и переодевшись, вышла обратно. Соседа нет. О том, что он точно был, свидетельствуют его разложенные вещи на второй части забронированного мною шкафа. Была конечна идея поковыряться в отместку у него на полке. Но, наверное, я всё-таки оказалась брезгливой, и шаркаться в чужих труселях как-то расхотелось. Поэтому с чистой совестью и телом залезла в кровать и вырубилась. Глава 6 Ут-ро на-чи-на-ет-ся, на-чи-на-ет-ся, сол-нце про-сы-пает-ся, про-сы-па-ет-ся… Мурлыкаю себе песенку под нос, настроение прекрасное. Про наряд не вспоминаю. Соседа нет, где-то ходит. Умываюсь, переодеваюсь и бегу на пробежку. Заодно и осмотрюсь по пути. Пробежав пять кружочков по полю и, посчитав достаточным для такого позитивного одиночного утра, направляюсь обратно в корпус. Путь перекрывает гигантская фигура самца с комиссии, принимавшего у меня экзамен по бою. – Доброе утро, кадет Таддж. Разминаетесь? – сложив перед собой руки, с довольным лицом протянул мужчина. Что ж, не общаться не прилично. – Доброе утро, сашэ… эээ…, – (это звание было на ступень выше звания кишэ). – Сашэ Хаасс, – подсказали напротив. – Ещё один, – мрачно невежливо дополнила. – Кадет Таддж, проясните, – мужчина нахмурился. – Извините, сашэ Хаасс, задумалась, ещё один завтрашний день и учеба начнётся, – выкрутилась я. Интересно, а он какой по счету сын фишэ и с какой планеты? Очень смахивает на обычного галогерианца. – Извините, мне надо расписание изучить. Всего вам хорошего, – скользнула я, обогнув его, и прибавила шаг. Пока не на занятии, можно его проигнорировать. Сашэ поглядел вслед задумчивым взглядом. – Аа, курсант Таддж, – возле моей комнаты поджидал куратор, – после обеда останетесь в столовой для отработки наказания. Ясно? – Так точно, – настроение весёлое, несмотря ни на что, перешагиваю порог. – Здрасьте, – у меня появился новый сосед. Краснокожий, с меня ростом, лысый марсианин. – Привет, – ого, вот это бас у него. Протягивает мне шестипалую кисть. Пожимаю. Ну и ручище. – Меня зовут Тагим Хаасс. – Да неужели, – они, что издеваются надо мной? Решили для большей убедительности окружить меня женишками? – Мариэль Таддж, – добродушно отвечаю. – Скажи Тагим, а фишэ Хаасс тебе случайно не отцом приходится? – мне бы выяснить правду, чтобы ненароком не сорваться и не отпинать сводника. – Ага, – он покраснел сильнее и поморщился, – ты не думай, я не по блату, а сам поступил. Батюшки, а чего это мы своего папочку стесняемся? Тагим оказался очень интересным собеседником. Параллельно общаясь с ним, познакомилась с оставшимися из списка занятиями и заказала форму под себя. На завтрак мы сходили вместе. Кожей до сих пор чувствовала окружающие взгляды, но пока всё мирно и спокойно, никто меня не задевает. Мне самой стало интересно поглядеть по сторонам. Подмигнуть им что ли, чтобы они зенки свои выпучивали сильнее? Нашего общего соседа нигде не было видно. До обеда вникала в предстоящий к изучению материал, а после отрабатывала наряд. Мытьё посуды вручную… Напугали ежа голой попой. Познакомилась с четырёхруким кассианцем, легко и ловко управляющим техникой, плитами и готовкой на кухне. Очень весёлый индивид. Накормил меня пироженкой, рассказал смешные истории из своей жизни. Раньше он служил на туристическом планетолёте. Посуду запретил мне мыть, но от помощи в её расстановке не отказался. Провела остаток времени до конца дня просто замечательно. Вечером с Тагимом мы сидели на полу, обложившись зарисовками и картами галактики и спорили, как быстро сможет звёздный эсминец долететь от нас до системы Альфа Центавра с учётом гиперпрыжков, топлива, остановок и прочего. Полулежа на коленках, вырисовывала очередную загогулину, изучая информацию. Тагим за столом искал в визоре очередное доказательство. Так увлеклась, что не заметила, что пятую точку мягко и нежно кто-то активно наглаживает. Замерла. Разозлилась. Всё, этому смертнику конец. Спокойно встала и развернулась. Так-так, возле двери, стоит с невозмутимым видом соседушка. Стоп, а как это он до меня дотянулся? У него же руки не двухметровые? Опешила. Злоба мгновенно улетучилась. Недоумённо поглядываю на него. Парень посмотрел на меня невинными глазами, подошел к картам и склонился: – Тагим, что ищете? – Тимар, посмотри сюда, сейчас объясню. Вот оказывается, как зовут обозвавшего меня. За вчерашнее отыграюсь позже. Очень злопамятная. Через полцикла вместо того, чтобы прийти к какому-то одному решению, после горячих споров у нас появился ещё третий вариант от этого парня. – Да поймите же, – распиналась я, – невозможно без заправки долететь до неё, даже с учётом максимальной загрузки топлива и нескольких гиперпрыжков, совершенных подряд. Обшивка эсминца распадётся на атомы после третьего ква-излучения на промежуточных этапах. Молчу, пытаясь добить их настойчивым взглядом. Мы с папой прорабатывали различные направления развития нашей межтранспортной компании. Мне эти вопросы были интересны, поэтому тоже участвовала в обсуждении с отцами. Но не буду же я парням раскрывать секреты и знания, на которые опираюсь. – Так, ладно ребята закругляемся, уже половина тридцатого. Так мы можем спорить до утра до посинения, – перевела взгляд с Тимара на Тагима. – Предлагаю ответ на этот вопрос уточнить у препода, – я убрала все бумаги, схватила пижамные штаны и кофточку и скрылась в душе. Тимар. – Она интересная самка, – Тагим почесал длинное вытянутое ухо, – учёба в этом месте мне уже нравится. – Да уж, – фыркнул я, – подумаешь, знает чуть больше, чем остальные. Это ещё ничего не значит. Не факт, что она не вылетит с первого курса, – или её не заберёт отсюда законный самец, подумал я, вспоминая её обтягивающую в брюках попку. Плохое у нас вышло знакомство. Я разозлился на отца, решив, что тот устроил свою очередную пассию в учебном заведении. Так мало того, он поселил её вместе со мной, чтобы я помогал ей с учёбой. И реально офигел, увидев чудное нежное создание с белоснежными волосами и такими пронизывающими насквозь голубыми очами. Конечно же, я растерялся и поэтому понёс какую-то чушь. Надо было видеть, как она завелась от слов и набросилась на меня с жаром. В конце концов, мне надо было изначально выяснить всю правду про неё, поэтому решил сходить к отцу. Да уж попал, так попал. Девушка оказалась не только внешне приятной, но и мозговитой. Учитывая, что остальные самки иногда двух слов связать не могут. Такие на дороге не валяются и надо воспользоваться этим шансом. Другие его братья не знают, кто она на самом деле, даже Тагим. Теперь необходимо её плавно расположить к себе, пока не появились конкуренты на горизонте. Хотя его братец уже на шаг ближе, чем он сам. Задачка трудновата, но выполнима. Великое писание, и в этом она собирается каждое утро и вечер щеголять перед ними? Может плюнуть на всё и договориться о сотрудничестве с братом, зажать её сейчас и познакомиться чуть ближе? Распущенные длинные волосы, мягко облегающие контуры тела. А одежда, показывает больше, чем скрывает. Я теперь до утра не засну, так этот образ и будет маячить перед глазами. Она привлечёт к себе намного больше внимания и мне придётся сложнее, чем я думал, отбивая предстоящих женихов. Глава 7 Мариэль. Понедельник. Проспала. Всю ночь мне снились нежные касания и поцелуи по всему телу. Мне даже показалось, что было как наяву. С ужасом вскочила, быстро одела полученный вчера комплект формы, затянула волосы в хвост, схватила визор и побежала на занятие. Почему-то не прозвенел будильник. Как же так? Позор, опоздать на первое же занятие! И парни меня не разбудили, я на них обиделась. Подбегая к классу, увидела идущего навстречу мне по коридору предполагаемого преподавателя. Ускорив забег, я буквально перед его носом залетела в аудиторию. Запыхавшись, восстанавливала дыхание за первым рядом, оказавшимся почему-то полностью свободным. – Кадет Таддж, – упс, походу препод был против такого непочтения, – я очень рад, что вы продемонстрировали мне отличный показатель по физподготовке. Однако на моём предмете попрошу вас и всех остальных приходить заранее, а не с последними миксициклами звонка. Мой предмет международное гуманитарное право и адаптация. Попрошу серьёзнее относиться… Фуххх, пронесло. Открыв файл, я настроила ручную клавиатуру и приготовилась к фиксированию информации. Можно конечно, как некоторые включить на автоматическую запись, но мне было так удобнее, поскольку сразу делала пометки, которые потом могла бы просмотреть или уточнить у учителя. В аудитории стояла гробовая тишина, только слышался размеренный голос кишэ Тракаса. Пиликнул звук и на визор пришло сообщение: 'Откуда в нашем мрачном обществе появилась такая очаровательная малышка?' Я поспешно отключила звук и посмотрела на кишэ. Тот вроде ничего не заметил или сделал вид. Я оглянулась по сторонам и медленно прошлась по лицам. Кто отправил мне это непонятно. Мало того, получила пару презрительных и пару подмигивающих мне взглядов. Братья Хаасс сидели через ряд и просто улыбнулись. Заразы. – Кадет Таддж, если вам не интересно, можете покинуть эту аудиторию. На экзамене я вам в любом случае, поставлю зачёт, так как понимаю, что для вас это может быть трудным предметом. Чего? Трудным? Поблажки мне? Послышались насмешки. Я вздохнула, успокаиваясь. – Уважаемый кишэ Тракас. В вашем изложении, полимизация отношений между индивидами исключает их гуманизацию на планете Дракар, про которую вы объясняете. – Почему? – спросил преподаватель, удивляясь то ли, что я в теме, то ли моему замечанию, которое я ему ответно сделала. Каюсь, я очеень умная девочка. Дядя Антон самолично занимался нашим с сёстрами просвещением, пытаясь унять излишнее любопытство. – Планета Дракар входит с этого года в Звёздный Альянс, и поэтому согласно второй директиве принятого им Положения номер 345 к их Конституции, провелась оптимизация межрасовых отношений. Кроме того, я вынуждена отказаться от вашего предложения об автоматической сдаче экзамена, так как надеюсь получить сведения, о которых я не в курсе. Препод в шоке, остальные тоже. Оторвав от меня изумлённый взгляд, он, как мне показалось, вывернулся из щекотливой ситуации. – Замечательно кадет Таддж. Вы единственная, кто исправил меня. В связи с этим, остальным кадетам домашнее задание будет изучить данное Приложение к Уставу и предоставить мне список изменений. Капец, столько гневных взглядов удостоилась, так прияяятно. Всё-таки я, наверное, больше мазохистка. 'Малышка, очень умная. Это хорошо, будет, о чём поговорить с тобою в постели'. На планшет опять пришло сообщение. Ах, ты ж, чмо недопупырчатое, но погоди же. Не отрываясь от лекции кишэ, подключаю свой браслет связи и перекидываю на визор программку-вирус. Сейчас перешлю, и пусть радуется моему ответу! Лови любвеобильный самец. За спиной в конце аудитории послышался ойк и воркующий мужской голос моей программки. Ха-ха. Пытаюсь не засмеяться и не выдать себя преподавателю, но и не могу повернуть голову и узнать самца, чтобы понять, кто же всё-таки подкатывал ко мне. В это же самое время пока вещает диктор, предлагающий товар для увеличения мужского достоинства, в комнате слышится негромкий смех. А вот выкуси. Пока он не закончит говорить, убрать звук или выключить голосовое сообщение невозможно. По части писания новых программ сестрёнка Эланиэль лучшая. Сообщение длится всего лишь пять минициклов, не больше. – Кадет Сидаар, изучайте данную информацию во время перерыва. Делаю вам первое замечание. После трёх замечаний ко мне на экзамен можете не приходить. Это правило касается всех. Я не потерплю неуважения к себе и своему предмету, – разошелся преподаватель. Агашечки, фамилию выяснила. Для закрепления результата, готовлю аналогичное сообщение, но с другим содержанием, которое придёт к нему в двадцать пять циклов ночи и будет вещать до утра. А нечего даже в мыслях представлять меня голой. Урок закончился. Я поспешила на следующее занятие. – Мариэль, постой, – Тимар и Тагим догоняли меня. Я позорно прибавила шаг, нехотя признаваясь себе, что необходимо их всё-таки выслушать. – Мариэль, подожди, – Тимар схватил меня за локоть. Я недовольно покосилась на его руку. Парень отдёрнул ее. – Почему ты бежишь от нас? Мы чем-то тебя обидели? – братья сверлили меня взглядами и требовали отчёта, как от супруги. Это что-то новенькое. – Где вы были с утра? – наехала я на них. Они замялись. – Отец вызвал нас, ты спала, мы не хотели тебя будить очень рано. О как, оказывается, они не специально бросили меня. Я смягчилась. – Пойдемте. Я просто не с той ноги встала, – улыбнувшись, схватила их под руки и потянула от бросающих на нас заинтересованные взгляды других курсантов. На остальных предметах ничего примечательного не случилось. Знакомство с учителями происходило по стандартной схеме. Они представлялись, озвучивали краткий курс, требования и как будет проходить итоговый годовой экзамен. Тимар и Тагим постоянно околачивались компанией возле меня. Во время занятий и в столовой садились рядом и даже один раз проводили и сторожили туалет, поскольку для самок отдельного на этаже предусмотренного не было. Остальная часть группы пока никак не проявляла интереса к сближению и простому общению. Вечером перед сном пришло сообщение на визор: 'Малышка не спишь? Лежу и думаю о тебе. Моя рука у меня в штанах. Представляю твои розовые губки на моём члене'. Фууу, вот не зря не отменила своё ночное сообщение. Добавляю его в чёрный список. Мне ещё рано знакомиться с интимной жизнью. Утром радует рукопашный бой. Переодеваюсь в обтягивающую светлую одежду, которая только подчёркивает мои формы. Как я пойду в таком виде? Ладно парни, на них она красиво смотрится. А я? Возьмите меня самцы, я ваш лакомый кусочек тортика? Хорошо, что соседи ушли раньше меня. Им везёт, у них есть мужская раздевалка с душем. Мне же придётся после занятия бежать обратно переодеваться и мыться в своей комнате. Ладно, выглядываю за дверь, вроде никого, пробегаюсь до выхода и лечу на занятие. Добегаю и встаю последней в ряд. Моё появление не осталось незамеченным, и группа вытягивает шеи, чтобы полюбоваться бесплатным видом. Самцы обжигают меня голодными взглядами. Похоже, сейчас начнётся массовый секс. Ой-ё, сашэ Хаасс чем-то недоволен, посматривая на всех и на меня. – Всем кадетам пятнадцать кругов, выполнять! – рычит он. Послышался слаженный вздох, курсанты развернулись и побежали. Я тоже направилась исполнять задание. – Кадет Таддж, стоять! – рявкнул препод. Я замерла. Сашэ подошёл ко мне и ещё раз очень медленно оглядел с ног до головы, задержав взгляд на моей груди. У меня на щеках появился румянец. – Вы решили сорвать мне занятие? – послышался его гневный голос. – Никак нет, сашэ Хаасс. Прибыла вовремя и не опоздала, – примерно понимаю, почему он злится, но ничего не могу поделать, так как не я придумала спортивную форму для занятий. – Почему вы в ТАКОМ виде? – ну точно такой же взгляд у него, как у отца Ташшша, готового меня отшлёпать. – Форма утверждена положением и выдана Высшей Военной Академией. Не имею права вносить изменения по своему выбору, – стала раздражаться, как будто я в чём-то виновата. – Насколько я помню, у вас есть другая одежда. На моих занятиях появляться только в ней. Переодевайтесь и присоединяйтесь к группе. Сашэ Ситах Хаасс. Несносная девчонка. Она специально провоцирует всех самцов. Это надо было додуматься в таком виде прийти? У неё же всё видно, все изгибы со всех сторон. И как её только воспитали? Взял бы и наказал по полной программе. Мариэль. Так обидно. Пока я меняла одежду и преодолевала норму в пятнадцать кругов, курсантам успели объяснить и показать примеры борьбы с оружием. Занятие закончилось и всех распустили. – Кадет Таддж, подойдите. То, что я всем рассказал очень важно, поэтому после основных занятий подойдёте ко мне и я с вами позанимаюсь, – ух как у сашэ засверкали глаза, словно он под этим словами подразумевал что-то другое. – Хорошо, сашэ Хаасс. Я развернулась и побежала к Тимару и Тагиму, ждущих меня недалеко. – Что он хотел? – парни в напряжении уставились на меня. Чего они такие нервные? – Кто? Ваш брат? Сказал вечером подойти, поведает то, что я пропустила. – Мари, – незаметно Тимар сократил моё имя. Учитывая, что мы проживаем вместе, не стала делать ему замечание. – Ситах не наш брат, он наш дядя, брат нашего отца. – Неожиданно. А у него дети есть? – задала я вопрос, гадая какое количество детей у него раскинуто по галактике по сравнению с его братом. Тимар с психом схватил меня за руку и потащил в корпус. Его брат шёл рядом. – Эй, пусти, что с тобой? – я рассердилась. Я что вещь, чтобы со мной так обращались? Тимар остановился. – Послушай, у него нет ни одного детёныша. Скорее всего, он захочет предложить себя тебе в пару. Мы вечером пойдём с тобой на занятие. – Вот ещё, – я вырвала руку. – Я могу сама постоять за себя и не нуждаюсь в опеке. И вообще я пришла сюда учиться, а не в поиске самца! – Мариэль, ты же хочешь закончить Академию? – Тимар давил нужными словами, – давай тогда, если почувствуешь неладное, хотя бы вызовешь нас через армиллу. Я подключусь к тебе для быстрого реагирования. – Хорошо, – в чём-то он был прав, так что не стала больше спорить и направилась переодеваться и на дальнейшие занятия. Вечером я волновалась, идя на дополнительный урок к сашэ. Не хотелось бы загреметь после нескольких дней пребывания в супружескую тюрьму. Если что, отпор я смогу дать, лишь бы после этого вдобавок не вылететь за нападение на учителя. Сашэ Ситах Хаасс ждал меня. Подойдя ближе, я почувствовала тонкий запах мужских духов, да и сам преподаватель переоделся, поменяв форму на тёмную футболку и кожаные штаны с высокими ботинками, удивительно идущими ему. Кончик татуировки так и подмигивал мне из-под одежды. Непроизвольно я облизнула пересохшие губы. – Кадет Мариэль, подходите ближе к столу, я вас не съем, – усмехнулся он, поглядывая на мои губы. – Добрый вечер, – я с интересом стала изучать представленные предметы. Ух ты! Глаза разбежались от обилия ручного оружия. Нож, кинжал, топор, сабля, копьё, кастет, булава, сюрикены (мои любимые звёздочки), бумеранг, куча разного и даже плётка. – Любое оружие делится на виды по принципу поражающего действия: рубящее, колющее, режущее, ударно-раздробляющее и метательное. В течение года мы будем знакомиться с каждым предметом по-отдельности, и проводить тестовые бои. Ты можешь выбрать три орудия для дополнительного изучения. Каждый воин всегда берёт их с собой вне зависимости от ситуации. – Скажите, сашэ Хаасс… – Ситах, – перебил меня мужчина, – наедине можешь меня так называть. – Эээ, сашэ Ситах, – я смутилась, – зачем мы изучаем бой с таким допотопным оружием, если на любой планете нас могут убить лазерным? – Скажем так, что на некоторых планетах, в зависимости от стадии их эволюционного развития, запрещено привозить такие пистолеты и это карается лишением жизни. Поэтому подумай, с каким оружием ты будешь заниматься усиленно. – Что это? – я тыкнула пальцем на деревянный цилиндр длиной где-то пятнадцать сантиметром и диаметром три. Взяла в руки, эта штука оказалась тяжёлой. – Это усовершенствованная явара. Она служит для утяжеления и усиления удара. Кроме того, – он сжал мою ладонь и повернул пальцами концы явары, – вот так появляются дополнительные бонусы по бокам. – Ого, – я удивленно разглядывала небольшие пятисантиметровые острые лезвия, выпрыгнувшие из цилиндра, – вот это точно хочу. – Хорошо, – он убрал свои горячие руки, положив явару обратно. – Чакрам тоже, вот этот, – я подняла и примерила к руке плоское металлическое кольцо. – Хорошо. Ещё что? Я поглядывала на остальное орудие не с азартом, а скорее больше с профессиональным интересом. Учитывая, что папин друг первые пять лет обучал меня рукопашному бою, а следующие пять лет делал ставку на такое же самое оружие, то ничего нового кроме явары, чакрама и плётки для себя не нашла. – Эээ, – покосилась я на последний предмет, – сашэ Ситах, мне незнакома тактика ведения боя с этим оружием, – я взяла плётку в руки, покрутила её и посмотрела на преподавателя. Великое писание, он что, смутился что ли? Я быстро положила предмет обратно, так как у меня перехватило дыхание, когда я подумала, почему он занервничал. – Кадет Мариэль, – прохрипел он, – предлагаю сегодня закончить ознакомительное занятие и перенести на следующий вечер. Этот предмет рекомендую не выбирать, я принесу завтра то, что скорее всего, вам понравится. Я попрощалась с сашэ и довольная направилась к жилому корпусу. Сашэ Ситах Хаасс. Да сколько можно! Мало того выделилась утром на занятии, что аж какая-то ревность всколыхнулась во мне. Сроду ничего не испытывал. Плохо то, что мне пришёл от её родственников отказ не только на обряд, но и на помолвку тоже. Не собираюсь так легко сдаваться. Не зря я сейчас специально вызвал её на вечер, чтобы поближе узнать и заинтересовать собою. Вопреки всему, мой план не удался. Мариэль увлеклась оружием и даже не обратила внимания на прикосновения. Зато сам чуть не сдержался и не перекинул ее через плечо, чтобы унести к себе и сделать своей, когда она нежно тонкими пальчиками касалась рукоятки плётки. Дхарновы яйца, как набраться терпения проводить с ней занятия, не теряя головы? Хорошо, что мне сразу в голову пришла идея, принести для неё раритетный браслет с секретами. Убью двух клыковолков одновременно: сделаю ей подарок и заодно привяжу её к себе хорошим отношением и вниманием. Глава 8 Мариэль. Подбегая к корпусу, никак не ожидала, что мне перегородит дорогу какой-то побитый самец. – Малышка, вот мы и встретились с тобою один на один, – зашипел он. – Судя по всему, ты кадет Сидаар. Ой, а кто это так облюбил твоё лицо? – Это всё из-за тебя! Мои соседи подумали, что я извращенец с наклонностями на самцов. Твоё видео-сообщение не замолкало до утра, а разбить визор я не мог и выйти из комнаты тоже, – предъявил он мне, – они мне отомстили. Драки не поощряются в Академии и мне запретили обращаться за помощью в медотсек. Пришлось пропустить сегодняшние занятия. – Сам виноват, – я пожала плечами. – Я для тебя не малышка и тем более не стоило представлять меня в своей кровати. – Я тут подумал, малышка, что зря недооценил тебя. Мне будет интересно сломить тебя. Моя будущая супруга должна быть покорной в постели. – Кто? – фыркнула, ну и самомнение, – иди, полечись, видимо тебе по голове слишком сильно настучали, – я попыталась обойти его, но он обхватил меня мерзкими руками и припал ко рту слюнявым ртом. Беее, это что мой первый поцелуй будет таким? Я вывернулась, ударила его под дых и попыталась избежать драки. Исключения из заведения не хотелось. – Ай, – я вскрикнула, ударившись виском об дорожку, голова закружилась и кажется, по щеке потекло что-то тёплое. Никак не ожидала от этого гада, что он мне в спину закинет наносеть. Откуда она у него? Насколько я знаю, проносить любое оружие и его составляющие на территорию запрещается. Он подскочил ко мне и провёл ладонью по лицу. Я дёрнулась. – Не двигайся, сейчас тебя отнесу к своему отцу, он тебя подлечит. Затем быстренько проведём обряд, и я смогу спокойно вывести тебя отсюда, препятствовать мне уже никто не сможет. – Аааа, помогите! – закричала я как можно сильнее, надеясь, что кто-нибудь меня услышит. Как плохо, что на армиллу не успела нажать. Меня запеленали так, что я не могла пошевелиться. – Идиот, дхарнов отросток, отпусти меня! – Ну, уж нет, – он заткнул мне чем-то рот, перекинул через себя, как мешок с овощами и потащил к входу в другой корпус. Что за ерунда? Неужели меня никто не услышал? Небось, спокойненько сидят себе там, на ужине и жуют… – Знаешь, малышка, когда отец рассказал, кто ты и подтвердил твою зрелость, я уже тогда решил завести с тобой пяток детёнышей. Кто же знал, что ты окажешься такой упрямой! – он шлёпнул меня по попе, а я замычала от недовольства. Голова кружилась, и меня подташнивало, нехило видать приложилась к земле. Недалеко послышался ужасающий рёв дикого зверя, который к нам приближался. Похититель звучно выругался и перешёл на бег вместе со мной, словно я была пушинкой. Я смогла развернуться чуть-чуть корпусом и округлила глаза. На бешеной скорости к нам неслось рычащее рогатое нечто серого цвета. Ух-ты, издалека похож на моего разъярённого учителя, когда я доводила его на занятии. Увы, это сатурнианское чудовище оказалось кем-то другим, но, наверное, всё-таки моим спасителем. Увидев обиженную меня в таком состоянии, он издал оглушительный вопль, что даже мои косточки прониклись его злобой. Да что ж это такое, разве можно так с самочками обращаться! Меня нехорошо скинул 'женишок', сбегая от надвигающейся неприятности. Куда? А как же детишки? Жалко у меня закрыт рот, иначе бы я его так послала, такими эпитетами. А ещё освободите от сети, я его урою, чтобы он век помнил. Какого дхарна, наносеть завибрировала и стала сжиматься. Я застонала от боли. Наниты так впились в тело, что мне не хватало воздуха. Претерпевая адскую боль, я потеряла сознание. – Девочка моя, открой глазки. – Дядя Антон? – прохрипела я, – это что глюки? – раскрыла я глаза. Мужчина рассмеялся: – Пить хочешь? Я кивнула головой, вроде у меня ничего не болело, но в горле ужасно пересохло. – Где я? – неужели забрали домой, горечь осознания накрыла меня. – Цветочек, ты ещё в Академии, – он протянул мне стакан воды, и я залпом опустошила его. Я огляделась по сторонам. Действительно медотсек. – А где доктор? И почему ты здесь? И что случилось с этим засранцем, который набросился на меня? – злобно я добавила. – Мари, ты же приличная девочка, зачем выражаешься? – дядя погладил меня по голове. – В общем, слушай. Выяснилось, что тот нехороший самец оказывается, был психически неуравновешен. Его отец, врач этой Академии, поспособствовал подделке его результатов при поступлении. Также учитывая его полную невменяемость, никто бы не отдал за него самочек. Тут нарисовалась ты, из шикарной плодовитой семьи. Естественно, его немногочисленный выбор пал на тебя. Ты стала жертвой обстоятельств. – И что дальше? – разогретая интересным рассказом, я притихла. – А дальше похищение, героическое спасение и разборка с участием фишэ Хаасса. Да деточка, чувствую, к концу года у него от твоего имени глаз будет дёргаться. – Почему? – я похлопала ресницами. – Ты думаешь, это был последний случай с твоим участием? Так что мы с твоими отцами посоветовались и решили приглядывать за тобой. – Каким образом? – я напряглась. – Для начала меня пригласили на вакантную должность врача. Кроме того, чтобы не выносить сор из избы, решили кадета Сидаара исключить, а его отца уволить. Теперь тебя они больше не побеспокоят. – Спасибо, – жалко я проговорила, представив, как могла обернуться ситуация при другом исходе. – Эй-эй, не кукся. А спасибо нужно говорить не мне, а твоему спасителю. – И где же он? – я завертела головой, пытаясь его отыскать, не сходя с кушетки. – Не знаю. Можешь спросить у фишэ Хаасса. Это происходило без моего участия. Главное до моего приезда тебя кто-то успел подлечить в медкапсуле. Ой-ой, только сейчас заметила, что я полностью раздетая и прикрытая одеялом. Неужели мой спаситель на меня смотрел? Великое писание, какой-то самец видел меня голой! – Ладно, одевайся. Твои соседи целый день бегали к тебе, ещё занесли одежду. Я сейчас просканирую тебя ещё раз, и можешь скакать к себе. На занятия ходить сегодня запрещаю и без каких-либо физических нагрузок. Поняла? – Хорошо, дядюшка, – я улыбнулась удачно разрешенной ситуации. – Скажи, а отцы сильно злились? – Не то слово. Особенно Ташшш. Ты же знаешь, что твоя мама беременна. Она срывает своё настроение на нём, а он на всех остальных. Краашш оставил слово за собой и предложил пока не вмешиваться в твою учёбу. Да уж, скривилась я. Как-то не хочется с позором после двух дней обучения возвращаться обратно. Я обернулась в одеяло и прошлёпала за ширму. После осмотра пошла к себе в корпус. Походу прошло около суток, живот урчал на весь коридор. Обед я тоже пропустила, а есть хотелось организму просто неимоверно. Я занырнула в столовую к знакомому кассианцу. Он оказался в курсе моей печальной истории, посочувствовал и накормил от пуза. С собой я забрала вкусняцкую пироженку, чтобы попить чай вечером, так как посчитала, что ужинать не пойду. Я сидела и изучала пропущенные темы и делала домашнее задание, когда послышался стук в дверь. Распахнув её, увидела сашэ Ситаха Хаасса перед порогом. – Разрешишь? – он внимательно шарился по мне взглядом. – Конечно, сашэ Хаасс, проходите, – мужчина поморщился и вошёл в комнату. – Как ты себя чувствуешь? – Всё хорошо, спасибо, – между нами возникла пауза, я не понимала, зачем он ко мне заглянул. Сашэ буравил меня непонятным взглядом. – Я тебе принёс то, что обещал, – мужчина протянул небольшую розовую коробочку. Ведомая любопытством, я протянула руку и взяла её. Открыв, увидела необычный широкий браслет из какого-то сплава. – Что это? – Это баджу – браслет на предплечье. Он непростой, состоит из нанитов и может формироваться практически в любую боевую вещь: сеть, нож или что-нибудь ещё. Тебе необходимо выучить несколько команд, позволяющих преобразовывать его в то, что необходимо. Будешь учиться вести бой вместе с ним. Я стояла и слушала внимательно, мне эта штука очень понравилась. В данный момент меня беспокоило только одно. Эта розовая коробочка, цвет которой показывал о намерении мужчины ухаживать за мною. – Сашэ Хаасс.., – начала я. – Просто Ситах, – перебили меня. – Сашэ Ситах, – перейти на имя означало дать шанс развитию нашим отношениям, а я к этому не стремилась. – К сожалению, я не могу принять от вас данный подарок. – Почему? – глаза у него вспыхнули, я так поняла, мужчина не привык к отказам. – Сам браслет мне понравился, но учитывая, каким образом вы мне его преподнесли, это обязывает меня рассматривать ваше предложение на дальнейшую взаимосвязь, – о, как загнула. – А я пока не готова строить близкие отношения с кем-либо. Тут я немножко растерялась, так как сашэ забрал у меня коробку и одной рукой смял её в комок. – Будем считать, что я принёс тебе браслет без каких-либо обязательств, – спокойным голосом он произнёс. – Я скину тебе инструкцию на него, – он развернулся и вышел из комнаты. Лишь скомканная бумажка одиноко осталась лежать рядом с браслетом на столе. – Спасибо, – только успела выкрикнуть ему вслед. Через какое-то время в комнату зашли ребята и кинулись меня обнимать. Я немного смутилась такому проявлению чувств. – Ну и напугала ты нас, – Тагим присел рядом на кровать со мной, – мы несколько раз заходили к тебе, но доктор Земляной не пропускал к тебе. Я и забыла, что никто не знает про родственную связь дяди Антона со мной. Буду дальше соблюдать конспирацию. – Остальные одногруппники тоже за тебя переживают. Это ж надо Сидаар такой сволочью оказался. Хорошо его вчера выдворили, иначе я бы его сам задушил, – мечтательно добавил Тагим. Тимар стоял и задумчиво смотрел на меня. Случайно увидев браслет, он недовольно спросил: – Откуда у тебя эта вещь? Я приподняла брови, намекая выражением лица, а какое его вообще дело. – Ух ты, прикольная штука, – прогрохотал Тагим. – Я такую же видел в коллекции дяди. У него целая комната отведена под разное, собранное со всей галактики оружие. – Правда? – я загорелась и в уме стала набрасывать план, как напроситься в гости на выходных к преподу. Обожаю всё, что связано с другими мирами. – Ты не пойдёшь к нему одна! – на миг мне показалось, что глаза у Тимара заледенели красным холодом. И как он догадался, что у меня в голове? Я проморгалась. – Слушай Тимар, – я медленно поднялась и подошла к нему, – ты мне не отец, не муж и не нянька, – я тыкнула в него пальцем, – так что для непонятливых произношу по слогам от-ва-ли. Парень стоял и буравил меня злобным взглядом, и опять на миг его зелёные глаза заволокло красной пеленой. Жуть, я сделала шаг назад. – Тагим, выйди, погуляй, минициклов пятнадцать. Нам НАДО с Мариэль переговорить, – прошипел он. Ой, мамочки, точно глаза стали красными. Сосед быстро выскочил из комнаты, а я стала думать, как бы тоже слинять от него. – Стой на месте, – послышался его гневный голос, словно он догадался, что я собираюсь выпрыгнуть из окна. – Да иди ты, – я резко развернулась и бросилась к искомому. Но меня перехватили со спины и сжали в сильных объятиях. Опустив взгляд вниз, я дёрнулась, увидев, как его руки посерели и покрылись мелкими чешуйками. – Я. Сказал. Не двигаться, – медленно, сильно дыша мне на ухо, он прохрипел. И уж чего не ожидала это то, что мою шею начнут облизывать раздвоенным языком. Ааа, мне кричать или нет? Я снова попыталась вывернуться, но меня сжали ещё сильнее. Кроме того, я почувствовала, как по ноге, щекоча, ползёт что-то мохнатое, всё выше и выше поднимаясь к внутренней стороне бедра. Учитывая, что на мне были простые штаны, кто-то под них проникнул и активно наглаживал. Великое писание, что же делать, к таким объятиям я точно была не готова. – Тимар отпусти меня, – жалобно пропищала. – Нет, – твёрдо он ответил, оторвавшись от лобызания шеи, – Ты. Бросила. Мне. Сейчас. Вызов. – Что ты несёшь? – я стала опять сопротивляться, – отпусти, иначе закричу. – Кричи, – он легко согласился со мною, – Тагим никого не впустит. – Зачем ты так? – я всхлипнула, ещё немного и разревусь в любой момент. Не готова я к такому. Тимар ослабил хватку и развернул меня к себе. Он приподнял мой подбородок и посмотрел в глаза. Его взгляд выражал нежность и желание. – Знаешь, что я пережил, когда услышал твой крик, случайно выйдя на улицу? – начал он. – В первый раз в жизни я принял боевую форму. Я даже не подозревал, что когда-нибудь смогу так. Я же полукровка, и перенял гены отца, а не матери. Для меня это было шоком, – он усмехнулся. – Кроме того, оказалось ты моя половинка, Мари. Я чуть не убил того самца, когда увидел кровь на твоём лице. Мало того, он успел активировать наниты, и сетка стала сжиматься. Ещё чуть-чуть и они бы попали тебе под кожу, и ты бы умерла, – он нежно коснулся губ и отстранился. У меня, наверное, глаза в этот момент округлились то ли от страха, то ли от понимания, кто меня вызволил. – Тимар? Ты? – я недоверчиво уточнила его. – Ага, – он поцеловал меня снова, только этот поцелуй был глубоким и познавательным для меня. Не умело, но потихоньку я стала отвечать. Он отстранился и сильно задышал, как будто совершил только что пробежку. – Мари, я не хочу тебя торопить. Но ты не будешь принимать ухаживания моего дяди или кого-либо ещё. Я хочу дать тебе время, чтобы ты привязалась ко мне. Я была ошеломлена и пыталась включить мозги обратно, переваривая всю информацию, которую он на меня вывалил. Вместо того, чтобы закончить этот ненужный мне разговор, я спросила: – Так ты что видел меня голой? Что-то поглаживающее меня по бёдрам поднялось ещё выше и дотронулось до трусиков. Я взвизгнула и отпрыгнула от парня. Напротив меня стоял улыбающийся Тимар, его глаза приняли обычный цвет, а за спиной из стороны в сторону метался длинный ХВОСТ. – ТЫ, ОН, – угрожающее я надвинулась на него, – это ничего не значит. Парень схватил меня в охапку и опять поцеловал. Жёстко, яростно, словно метя свою территорию. Я стала стучать руками по его спине, но ему было хоть бы хны. В итоге, я сдалась и стала получать от поцелуя удовольствие, а Тимар расслабился и ласкал мои губы немного нежнее. Не знаю, чем бы это закончилось, если бы не вернулся Тагим. Я отпрянула от Тимара, поправляя на себе низ футболки, которая почему-то немного задралась. И все равно я не поверила в бесхитростные намерения Тимара. Особенно про его слова, что я его якобы пара. Мне было неприятно, когда он меня обозвал в первый же день знакомства подстилкой. Сейчас я очень благодарна, что он спас меня. И чувство мести у меня ушло. Но целовать без интереса? Скорее всего, он увидел меня обнаженной без брачных татуировок и браслетов на руке, вот и положил глаз на свободную самку. – Вы закончили выяснять отношения? – пробасил Тагим – Нет никаких отношений, – я недовольно сверлила их обоих. Не собираюсь я так быстро сдавать свои позиции, – а хвост тоже исчезает? – Нет, – фыркнул Тимар, – я его прячу под одеждой. – Зачем? – посмотрела на длиннющий двухметровый хвост с чёрной кисточкой. Как же захотелось его пощупать. Видимо я очень плотоядно облизывалась, так как тот дёрнулся и обвил ногу своего хозяина. – Ты с ним необычно смотришься. Кроме того, это такая же часть тела, как и уши у Тагима, – кончики у последнего затрепетали. – Разговор не закончен, поговорим позже, – Тимар демонстративно уселся на кровать и уткнулся во взятый визор. Хвост так и был обернут вокруг ноги, только кисточка на конце немного поддёргивалась. – Мариэль, кстати у нас уже взяли в группу новенького на освободившееся место, – Тагим тоже уселся за стол, выполнять задание, – по-моему, он с планеты Глория. Вот как? В прошлом году отец наладил перевозки до этой планеты. Она находилась за Солнцем и была в четыре раза больше, чем Галогерия и размещалась на той же самой орбите, что и наша планета. Очень интересно, как глорийцы выглядят. Хотя это всё не важно, главное учёба, время до экзаменов пролетит быстро и скоро наступит долгожданная практика. Глава 9 – Кадет Таддж, вы что творите?! – закричал сашэ Ситах Хаасс, оказавшимся также преподавателем практики предмета 'Планеты и маскировка по окружающей среде'. Мужчина опять был на меня зол, так как видимо его не устраивало мое выполнение задания. В большом зале, сидя на креслах, мы одевали специальные шлемы и реалистично погружались в окружающую среду планеты, выбранную учителем. Сегодня было следующее задание: из подручных и найденных средств создать маскировку, чтобы местные жители не раскусили нас. – А в чём опять проблема? Разве я не справилась? – я сверлила взглядом препода, всё ещё находясь внутри виртуальной реальности 24D технологии. Нас потихоньку окружали одногруппники, вылезая из-за кустов и слезая с деревьев, в очередной раз поглазеть на разворачивающееся шоу. – Почему вы разделись и облачились в лопухи? – требовательно спросил сашэ, – это задание было очень простое. Всего лишь надо было вывалиться в зелёной грязи, чтобы убрать с себя запах и слиться с окружающейся растительностью. – Сашэ Ситах Хаасс, – начала я оправдываться, – это не единственное решение. Скажите, кто проживает на планете Миори? – Аборигены. Планета относится к дикому миру и не входит в Звёздный Альянс. Вам должны были рассказывать это всё на теории. Какое отношение сейчас этот вопрос имеет к вашему внешнему виду? – препод сердился, так как считал, что этим поступком я только привлекаю к себе лишнее внимание самцов. – Аборигены планеты Миори, расположенной в системе Андромеды, не имеют возможности производить тканевую одежду. Учитывая тропический климат, они одеваются следующим образом: мужчины в набедренной повязке, а женщины покрывают грудь и интимные органы. Одежда состоит из листьев лопуха. Я замаскировалась под местного жителя, поэтому считаю задачей выполненной. Группа тихо ржала, кроме Тагима и Тимара. Последний вообще взирал на меня жадным взглядом охотника на добычу. – Кадет Таддж, а вы в курсе, что не похожи ни цветом кожи, ни волос на их женщин? – сашэ подошёл ко мне ближе и уставился на мою небольшую грудь, едва прикрытую зелёными листьями. – Никак нет. Для отвлекающего маневра нанесла иероглифы, позволяющие принять меня за самку из другого племени, – впрочем, закорючки пришлось в быстром темпе наносить на руки, чтобы никто не догадался о моём свободном положении. 24d технология переносит в реальность все родинки и шрамы и всю одежду, что находится на тебе в данный момент, кроме оружия. Преподаватель наклонился к моему уху и прошептал: – Эти рисунки лишь привлекли бы внимание самцов племени. Так как этими надписями показала, что ты свободная самка и желаешь вступить с ними в отношения. Со ВСЕМИ одновременно, поскольку не указала ограничение. Какой ужас! Я представила, чтобы произошло, если бы на самом деле очутилась там. Сашэ усмехнулся и отстранился от меня: – Урок закончен. Всем выполнение засчитано, кроме вас, кадет Таддж. Задание было замаскироваться, а не привлекать к себе внимание. Подготовите письменный доклад по этой теме и принесёте его на следующее занятие. Я заныла. Ну как всегда. А всё виновата моя пресловутая женская логика, которая выражается вот в таких финтах. Каждое занятие по этому предмету на протяжении полугода выворачивается такими каверзами. Тема на теории не всегда совпадает с практикой и сашэ гоняет нас вразброс по различному пройденному нами материалу. Я скинула шлем и вздохнула. Опять полночи не спать. Каждый месяц у нас увеличивается нагрузка по материалам. Пока я успевала, помогала феноменальная память. Но на этом предмете на практической части я часто стопорилась. – Кадет Таддж, задержитесь. Я кивнула парням, чтобы меня не ждали, и подошла к учителю. Сашэ сидел за столом и что-то отмечал в своём визоре. Я молча стояла рядом, приглашения присаживаться не было. – Я просмотрел ваши оценки по остальным предметам. Даже по рукопашному бою вы идете в числе первых, – начал он. Что уж тут говорить, подраться я всегда любила. – Вижу, вам не хватает стимула, – он развернулся ко мне и поднялся с места. – Если вы сдадите все предметы на отлично, в том числе и этот, вы, во-первых, попадете в немногочисленное число студентов, которые будут проходить летом практику за пределами Галогерии. А во-вторых, я лично проведу вам экскурсию по коллекции своего оружия, собираемой годами и представленную в моём доме, – закончил он. – Откуда вы знаете, что она мне интересна? – вскинула я на него недоумённый взгляд. – Вас очень легко прочитать. На рукопашном бою вы вся светитесь, – заключил он. – Кроме того, я на сто процентов уверен, что вы носите мой подарок вне учебного занятия. Он подошёл ко мне и провёл рукой по правому предплечью и усмехнулся. Толпа мурашек пробежалась по моему телу от его прикосновения. – Я не думаю, что при таком предложении, мои результаты резко поднимутся, – я отстранилась от его руки. – Будьте хитрее. Приглядитесь, как выполняют задания другие кадеты, – намекнул он. – Неинтересно делать по стандарту, – я сдунула чёлку, отросшую мне до носа. Надо бы навестить мамочку, чтобы она подкорректировала её. Кроме того, не мешало бы посмотреть на очередного братика, родившегося на днях. За это время я ни разу не прилетала к ним, созваниваясь с ними только по браслету. Моей отдушиной был дядя Антон, к которому я зачастила, периодически жалуясь на что-либо или кого-либо. Кстати, может он мне поможет по этому предмету? – Ты необычная самочка, – после миницикловой тишины прозвучал его голос, – в тебе скрыт хороший потенциал и я верю, что всё получится. Можешь быть свободна, Мариэль. Я не обратила внимания на перешедшую фамильярность и развернулась к двери. Остановившись, возле порога, я обернулась и произнесла: – Вы не правы сашэ Хаасс, маскировка нужна для выживания. Остальных кадетов всё равно бы нашли и убили, а я осталась бы жива и осуществила диверсию в племени в последующем. Я вынырнула из зала, а сашэ Ситах расхохотался, представляя, каким образом она проводила бы диверсию. Парни с недовольным видом дожидались меня возле аудитории. За это время с Тагимом у нас установились панибратские отношения, а с Тимаром наоборот. Он периодически перехватывал меня в неожиданных местах и срывал поцелуи. Дальше них дело конечно не продвигалось. Не сказать, что я была против продолжения, но вспоминая о пятилетнем сроке обучения, всегда отстранялась от него первой. Кроме того, его ревность убивала во мне все хорошие к нему эмоции. Остальные одногруппники либо не замечали его повышенного интереса ко мне, либо он незаметно проводил с ними беседу. Кроме Тимара ко мне больше никто не приставал. – Опять выделилась? – хвост парня обхватил талию и привлек к себе. – Мне кажется или ты специально провоцируешь его? Я схватилась за кисточку хвоста и задумчиво распушила через пальцы. Мне так она нравилась. Часто в комнате уходила в нирвану, наглаживая её по нескольку раз. Тагим, посмотрев на нас, бросил фразу, что будет ждать в столовой. Тимар наклонился близко ко мне и прошептал: – Ты в курсе, что означает у самок, когда она дотрагивается до кончика хвоста сатурнианца? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/elena-vladimirovna-badi/mariel-vyrvannoe-serdce/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.