Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Sторис Анна Русс Новые стихи Тексты поэта Анны Русс похожи на замочные скважины, через которые читатель подглядывает за самым сильным ощущением в чьей-то истории. Sторис – зафиксированные мгновения, адресованные всем и никому. Крик в пустоту, восторг узнавания, расширение сознания, тоннель в неизбежное. Читатель становится наблюдателем, а порой и соучастником, и вместе с героями историй чувствует себя неожиданно живым. Содержит нецензурную лексику Анна Русс Sторис © Русс А.Б., 2019 © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019 «Прихожу я к врачу…» Прихожу я к врачу, это очень правильный врач Я плачу, а он говорит, ничего-ничего, ты плачь Я вижу, тебе депрово Говорю – не то слово Говорю – у меня внутри все высушено и выжжено Хотя я живу на цокольном этаже И ко мне попадет солнце только через заросли ясеня Он отвечает: ясненько Только не пойму, как ты выжила Ты должна была сдохнуть уже Вижу в глазах твоих неподдельное горе — Пропишу-ка я тебе море Держи рецепт и бери конфету Иду в аптеку с рецептом Прямо там снимаюсь на загранпаспорт Заполняю анкету Через полчаса он готов Получаю ваучер на гостиницу для котов И ещё мне выписывают больничный «Анин босс, не отмазывайся, что Аня не оформлена по трудовой Если не отправишь ее в оплачиваемый отпуск — Поплатишься за то головой!» Говорит аптекарша: простите, с кошачьей гостиницей такая морока! Требуют купон на бесплатный корм и лоток котам Завтра придете – зарегистрируем вас на рейс до Бангкока Багажа не берите – все очень дешево купите прямо там И вот я уже два месяца живу на Ко Самуи Тут море, солнце и манго – ешь не хочу Если не верите – можете во всем убедиться сами вы Главное – сразу обратиться к правильному врачу Моя подруга Моя подруга пишет замечательные посты Вешает увлекательные опросы Делает дочкам затейливые хвосты Плетет королевские косы Еще она где-то преподает Шьет вручную лоскутные одеяла Играет на фортепьяно, красиво поет Нет, говорит, я ни капельки не устала Я до пяти в заботах и трудах А дальше встретимся в кофейне на Прудах Вот только развезу девчонок по кружкам И должное отдам слоеным пирожкам Моя подруга нечасто пишет стихи Но если пишет, то это поэзия, вот вам слово — Ей известны четыре рецепта тройной ухи Восемь рецептов плова Ее спрашивают: на каком топливе ты фурычишь? Признавайся, на чем сидишь? Небось, для себя одной этот быстрый в кармашке нычишь? Ишь! Она смеется А правда, как ей это удается? Моя подруга знает Что муж ей изменяет Вот от чего она Горит и не сгорает Конечно, он развода не попросит Мужик жену одну с детьми не бросит И нету выхода другого у жены Чем каждый день идти, как на тропу войны Как тетиву натягивая нервы Чтоб отобрать свое у этой стервы А муж ее мне как-то говорит Что сыт давно победами своими Что этой женщины уже не помнит имя А прочих нет в помине И все равно жена его горит Как бабочка в камине Не верит ничему И продолжает Писать стихи Вынюхивать духи В неделю три борща, и плов, и две ухи Мобильник каждый вечер отбирает Фантомную помаду вытирает И сходит, как по досочке, с ума В ее кармашке молотая тьма И боль толченая, и ужас измельченный И тертые сушеные грехи Сова Я бужу ее каждое утро, весь из солнца, меда и шелка А она – с добрым утром, дурак, негодяй, дешевка! Ты опять встал раньше, опять смотрел, как я сплю! Говорю – с добрым утром, я тоже тебя люблю Я же просто хотел сделать завтрак, она – не надо ла-ла все же есть, разогреть, нарезать – и все дела. Так и есть, говорю – разогреть, нарезать, намазать, вскипятить, заварить… А она – ты же все понимаешь, тут же не о чем говорить! Прекрати лизаться, терпеть не могу! Отпусти, нога! Сделать, говорю, хорошо тебе? Говорит – ага. Говорит – ненавижу, хлюпик, слабак, обманщик я – настоящая женщина, ты – желторотый мальчик! я – красавица, ты – чудовище, я – умница, ты – урод! Я ей – может я тебе плохо делаю хорошо? Может сделать еще бутерброд? А она – я хочу детей и мужчину, а ты – ни то, ни другое! Я молчу, улыбаюсь, а она меня бьет по башке ногою. Говорит – чугунное рыло, я об тебя расшибла коленку! Я – писатель, того и гляди создам какую-нибудь нетленку! А ты только и можешь, что лазить весь день по своей сети! Я ей – ужас, будет синяк. Прости, говорю, прости. А она мне – решай уже что-нибудь, мы вместе или никак! Что ты снова рот до ушей, не молчи, как дурак ты – обжора, я – на диете, ты – жаворонок, я – сова! Хватит делать щенячьи глазки, ты даже не знаешь правильные слова! …Ну, не знаю. Молчу, улыбаюсь. Представляю ее совой. Плохо, если будет синяк. Глажу, глажу по часовой. «Счастливые друзей не вспоминают…» Счастливые друзей не вспоминают Счастливые друзей не навещают Счастливые идут вдвоем в кино Несчастные глядят одни в окно У них есть чай и кофе, кот и кошка Окно во двор и браузера окошко В котором видно лучше, чем в окно Друзей, которым, к счастью, все равно Счастливые друзей не забывают А просто вспоминать не успевают С утра часы надеть им не с руки Итог – четыре первые строки Счастливые друзей не вспоминают Счастливые друзей не навещают Счастливые идут вдвоем в кино Несчастные глядят одни в окно «Познакомьтесь с данным человеком…» Познакомьтесь с данным человеком Он к кассирше тянется за чеком Чтобы убедиться на все сто Не переплатил ли он за что Как его зовут, не так уж важно Важно то, что под очками влажно (А зовут, допустим, как меня) С ним творится лютая херня Он не в игры с вами тут играет Он идет домой и умирает Отчего, как быстро и давно ль — Данных есть у нас об этом ноль Друг ли не позвал на день рожденья Или просто провалил вожденье Или тот, кому он доверял Кинул на бабло и закирял Это все не важно, вы поверьте Важно уберечь его от смерти Важно, чтобы он остался жив, По местам продукты разложив Кетчуп и сосиски – в холодильник Судака и клюкву – в морозильник В шкафчик кукурузу и фасоль В банку у плиты морскую соль Соль морская – только где же море? Моря нет, есть только соль и горе Уксус и песок – под потолок Три кило картошки – в уголок Море, говорите? Говорите Люди, люди, что же вы творите?! Булку в тостер, сыр на бутерброд Молоко в какао, плюшку в рот А вот то, что в этой упаковке Из ягненка, злаков и морковки В миску возле двери положить Он сворачивает к остановке Важно, чтобы он остался жить. Бриллиантовый дым Бабушкины чешские броши Красная, как серединка вишни И еще одна, радужная — Ничего красивее не видел Так и представлял всю жизнь самоцветы — Вот эти радужные «алмазики» Вырос, Увидел настоящие бриллианты Не впечатлили Дождался Пока мир заболеет интернетом Стало можно все найти На антикварной барахолке увидел фотографии — Одна красная, как серединка вишни Вторая радужная Респектабельный мужчина Подъезжает к метро на белом «Пежо» О чем-то недолго толкует с уставшей женщиной в широком пальто Забирает Уверенно садится за руль Везет на дачу Залезает под старый дедушкин письменный стол И выковыривает Выковыривает Один за другим, А они переливаются Камушки красные, как серединка вишни, И камушки радужные. Р.Ш. мимо гуляли друг к другу не подходили поскольку точно знали что друг другу не подходили и вряд ли вообще кому-нибудь подойдем давай хоть походим кругами под одним и тем же дождем на двоих девятнадцать лет про. банных четыре кота три высших два общих бывших одна пустота за ребрами ни одного зонта B.I. Как хочется курить по пояс выйти Зимой впервые нюхая весну Как хорошо любить свою страну Что ты на это скажешь, Витя? Ну-ну Как хочется не ехать никуда Не дергаясь, когда оно с другими А у тебя горячая вода И в профиле, чай, не чужое имя Ну да, ну да Покуда здесь живешь, как будто там Все так, как видно через инстаграм — И солнце плоское И горизонт завален А мы с тобою взрослые совсем ККЗ Друг мой поселился в Королевстве Кривых Зеркал Я быть для него перестал, а он для меня перестал Раньше жил через улицу, да и сейчас живет Только как-то наоборот. Друг мой встретил врага у меня на стене — Высказал все, что думает О нем и заодно обо мне Я поверить не мог, что он знает такие слова Друг мой, где твоя голова? «Моя голова Там, где люди страдают Я лично знаю того Кто видел, как дома их взрывают Как детей убивают». Я знаю его всю жизнь, он отродясь не врал. Он и сейчас не врет, Просто он живет в Королевстве Кривых Зеркал Как-то наоборот. Дверь в Королевство легко найти. Можно, как я, обойти. Можно, как он, войти. Дверь в Королевство Кривых Зеркал Находится там, где не раз он со мной бывал, И я с ним бывал. Приезжали что-то сладкое пить, Что-то сочное есть. Обнимались, Смеялись, Море гладило наши босые вонючие ноги, Помидоры были по три грн/кг, А персики были по шесть. «Вот как поленце памяти в веточку растянулось…» Вот как поленце памяти в веточку растянулось Запах других городов – плачешь и узнаешь Вдруг обоняние детства проснулось Обе ноздри встрепенулись. Ходишь, фырчишь, как удивлённый ёж Дышишь кругами чужих незнакомых улиц. Много на свете есть парадоксов, друже, Вот освежитель в уборной «соленый бриз» Вот и «альпийская свежесть» – что может быть лучше/хуже Море для тех, кто видит не дальше лужи Альпы для тех, кто смотрит вперед и вниз Не поднимая взгляда выше мойки с горой тарелок. В запертом помещении пахнет сыростью и горелым Запах дождя и костра бывает только снаружи. «И когда у тебя будут дети…» И когда у тебя будут дети, У которых не будет ни одного моего гена, Я, наверное, стану самым счастливым человеком на свете Это звучит офигенно Я бы мог и сейчас назвать себя таковым Быть со всем миром на «ты» и каждому братом, Если бы мы с тобой по-прежнему были на «вы» Если бы я не говорил с тобою сейчас, Как будто ты еще рядом Если б я просто – а ты-то можешь? – поверить мог Что у твоих детей моих генов вообще не будет Я бы стал абсолютно по-хорошему одинок И доволен тем, что меня по ночам Младенческий крик не будит. И не знаю, кому этот ультиматум, но ты запомни: Я один выбираю город, куда убежать, и я В толк не возьму, что мне делать в городе, Где тебя больше нет, и что мне Делать в городе, где есть кто-то, Кого так легко принять за тебя Но мне видится четко: город из тумана вышел, тем более, Что пейзаж как будто разглажен, потому что воздух разрежен И я верю, что снова смогу быть тревожно-счастлив у этой колии И клянусь быть предельно уважен, исключительно обережен «Себе засуньте в чай ваш совершенный метод…» Себе засуньте в чай ваш совершенный метод Терпенья был мешок, да рухнула спина На всей земле людей нет лучшего, чем этот А этот состоит из Бога и говна Кому нужна любовь, когда в ней столько лажи Сто тысяч косяков и непременный крах Ты сделал все, что мог, и что не сделал даже Ты вывел все равно, как судно Телемах Плывите, корабли, на все четыре света Хоть обгоните весь неподотчетный мир Нет в мире никого нужней тебе, чем эта А эта состоит из радуги и дыр А этот состоит из истины и скверны А эта состоит из ландышей и блох Поди пойми людей, когда они двумерны Когда им невдомек, что в них вселился Бог Поди пойми людей, когда их столько много А ты не понимай, а лучше рассмотри И начинай любить в них все, что кроме Бога И в радугу подуй сквозь дырочку внутри «Судя по тому, что говорят и пишут друзья…» Судя по тому, что говорят и пишут друзья, Не один я Закрывая глаза, вижу себя покачивающимся в петле Всем неуютно, в Москве и Торонто, Киеве и Шанхае Всем, кто остался задней ногой На щедрой русской земле Хочется способ найти — Раньше всех уйти Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/anna-russ/storis/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.