Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Как насекомые Сергей Лукин В космосе флот сражается с флотом. Всполохи мощных бластеров затмевают звёзды. Сотни космических истребителей проникают сквозь вражеские порядки, чтобы нанести максимальный урон. Спецназ идёт на абордаж. На планетах шагающие роботы уничтожают всё на своем пути. Но кто или что стало причиной этой новой войны в космосе? Виной всему стал человек. Тим занимался геологическими изысканиями на далёких планетах. На одной из них он стал заложником растительного разума. Аномалия поместила в тело человека семя, которое он должен высадить на планете с подходящим климатом. Чтобы переносчик лучше справился с задачей, растение наделило его суперспособностями. За человеком охотятся спецслужбы Земной Федерации, желая изучить его уникальные способности. Секта фанатиков считает Тима мутантом и хочет убить. Чтобы остаться в живых, Тим заключает сделку с императрицей Би – хозяйкой одной из планет. Теперь на его стороне линкоры и шагающие роботы. Но хватит ли этого, чтобы отстоять жизнь и свободу? Сергей Лукин Как насекомые 1 На мониторах серая муть гиперпространства сменилась чернотой обычного космоса. – Переход завершён. Можно отстегнуть ремни, – сообщил компьютер бесцветным голосом. Экипаж защёлкал замками. – Звезда класса G, – сказала Мари, не отводя глаз от монитора. – В системе газовый гигант и планета земной группы. Газовый гигант спутников не имеет. А вот планета земной группы выглядит перспективной. Подробности после сканирования. – Молодец, Мари, – похвалил Тим. – Дональд, курс к планете. Молодой человек фыркнул и, откинувшись в кресле, сказал в потолок: – «Старатель», курс на планету земной группы. Пилот надел наушники плеера и повернул кресло спинкой к Тиму. Тим и Мари переглянулись. Мари пожала плечами. Они давно научились обходиться без слов. Тим вспомнил споры насчёт пилота. Мари говорила, что справится сама. Тим отвечал, что это тяжело. Мари возражала против постороннего человека на борту их «Старателя». Но Тим посчитал, что Мари не справится с обязанностями штурмана и пилота, и нанял Дональда. – Выпьем кофе? – спросила Мари, кладя руку на плечо Тима. Тим благодарно кивнул. Мари умела разрядить обстановку. Ширина столика на камбузе позволяла сидеть, лишь касаясь коленями. Тима и Мари это устраивало. Маленькое помещение наполнил запах кофе. Мари разлила напиток по чашкам. – Оставь его в покое, – сказала Мари. – Но он не хочет работать! – возмутился Тим. – Напрасно ты нанял его. – Ты права. Мало того, что он отлынивает от работы, так ещё и подшучивает над нами. Эта его последняя шутка про нашу кровать. Как он выразился, «брачное ложе», – Тим похоже повторил интонацию Дональда. Мари рассмеялась. – У него нет отдельной каюты, вот и злится, – сказала Мари. – «Старатель» не круизный лайнер, – пробурчал Тим. – Здесь лишь одна каюта, а в ней только «брачное ложе» и помещается. В проёме камбуза появился пилот. Кивая в такт музыке, он взял чашку, перелил кофе в одноразовый стакан, и ушёл. – Ты видела?! Посмотрел на меня, как на пустое место! – сказал Тим. – Не заводись. Ты нанял его только на один рейс? – спросила Мари. – Да, – ответил Тим. Они успели допить кофе, когда прозвучал сигнал компьютера. – Итак, планета земной группы, – Мари переводила цифры с монитора на понятный язык. – Масса, диаметр, плотность – показатели в пределах заданных параметров. Значит, тяжёлые металлы есть. – Хорошо, – сказал Тим. – А как с атмосферой? – Атмосфера есть, но сильно разрежённая. – Отлично! Не люблю планеты с флорой и фауной. В рубке замигал красный свет. Завыла сирена. – Внимание! – донеслось из динамиков. – Предельные показатели электромагнитных излучений! Опасно для жизни! Мониторы объединились и выдали одно большое изображение. Из-за диска планеты показалась светящаяся полусфера. Переливаясь разноцветным сиянием, она пульсировала искрящейся энергией. Судно двигалось навстречу этому свечению, и сфера, выплывая из-за горизонта, вытягивалась вверх. Свечение походило на петлю. – Это радуга? – спросил Дональд. – Это не радуга, – компьютер посчитал, что обращаются к нему. – В атмосфере мало воды для дифракционного эффекта. Наблюдаемая аномалия имеет электромагнитную природу. – Это опасно? – спросил Тим. – Теперь нет. – Что значит «теперь»? – В момент появления свечения радиоактивный фон представлял опасность для людей. Сейчас он в пределах нормы. – Ты хочешь сказать, до того, как мы приблизились к планете, аномалии не существовало? – Да, – ответил компьютер. В рубке повисло тревожное молчанье. Экипаж, не отрываясь, смотрел на мониторы. – Это сочетание цветов, оно прекрасно! – сказала Мари. Дональд посмотрел на Мари и одобрительно хрюкнул. – Смотрите! Смотрите! – воскликнула Мари, указывая пальцем. Она кричала напрасно: мужчины и так наблюдали за монитором. Рядом с радужной петлёй выросла ещё одна. Она поднялась с поверхности, отодвинув первую петлю в сторону. Петли засветились ярче. В цветовой гамме появились более сложные оттенки. Петли немного провисли, образуя плавные изгибы. Между ними пробился тонкий белый луч. Луч оборвался, и над петлями вспыхнул взрыв. Ярко-красные линии образовали шар. Внутри объёма засверкали искры. Через минуту шар начал оплывать и вскоре исчез. Грандиозное зрелище проплыло под судном и скрылось за горизонтом. Экипаж продолжал смотреть на мониторы. – Через двадцать минут аномалия вновь появится в зоне видимости, – сказал компьютер. Его голос вывел экипаж из оцепенения. – Дональд, – сказал Тим. – Посади нас как можно ближе к этой штуке. – Ты уверен? – спросила Мари. Тим кивнул. Дональд довольно потёр руки и придвинулся к пилотскому монитору. Из-под приборной панели выпрыгнул джойстик ручного управления. «Старатель» вздрогнул от носа до кормы. В хвосте что-то жалобно заскрипело. «Ничего. «Старатель» и не такое выдержит», – подумал Тим. Он вспомнил, как покупал судно. Точнее, он покупал корпус. Внутреннее оборудование превратилось в хлам. Судно назвали «Старатель», потому что оно предназначалось для поиска и добычи золота в поясе астероидов. Для этого судно построили с прочным корпусом и мощными двигателями. «Старатель» успел сделать только один рейс. Вполне успешный рейс. Трюмы трещали от золотоносной породы. На подлёте к Земле из гиперпространства вывалился пират и сжёг электронику судна. Груз перекочевал в другой трюм, а «Старатель» остался ржаветь на орбите Луны. Здесь его и нашёл Тим. – Эй! Капитан! Ты спишь?! – визгливый голос пилота вывел Тима из задумчивости. – Я спрашиваю, трёшки хватит? – Трёшки чего? – не понял Тим. – Километров! Ессно! – Дональд скривил рот в презрительной ухмылке. – Хватит, – ответил Тим. С мониторов исчезли картинки и вновь появились столбики цифр. На схематическом изображении судна зелёные кружки окрасились в красные. Это означало, что объективы видеокамер закрылись защитными колпаками. На другом мониторе изображение «Старателя» оперилось короткими крылышками. Судно бросало из стороны в сторону, как щепку на волнах, но компенсаторы перегрузок справлялись. Дональд лихорадочно дёргал джойстиком, пытаясь удержать нужный курс. Но вот шум за бортом стих. Болтанка прекратилась. Мониторы ожили. Значит, объективы видеокамер освободились от термоустойчивых колпаков. Пока «Старатель» облетал вокруг планеты, аномалия изменилась. Красное облако исчезло. Но появилась третья петля. В средней части все петли изгибались, их полукруглые части нависали над поверхностью планеты. Снизу казалось, что они накрывают небосвод от горизонта до горизонта. Свечение внутри изгибов создавало иллюзию движения. – Внимание, аномальные показатели гравитационного поля! – выдал компьютер. Один из мониторов мигнул и увеличил изображение. От грунта отрывались крупные валуны. Они медленно взлетали вверх и походили на пузырьки воздуха в аквариуме. Камни достигли большой высоты и принялись кружить. Но вскоре хаотичное мельтешение упорядочилось. Булыжники двинулись по вытянутым орбитам вокруг одного центра. Вероятно, камни вращались на границе скудной атмосферы. Свет звезды заставлял камни сверкать разноцветными искрами. Лёгкий толчок и облако пыли возвестили о том, что посадка состоялась. Дональд откинулся в кресле. На губах играла довольная улыбка. – Хорошая посадка, пилот, – сказал Тим. – Отличная посадка, – поправил Дональд. 2 – Нет! – сказала Мари. – Или идём вместе, или посылаем робота. – Ну, хорошо, – уступил Тим. – Вместе так вместе. – Тиму хотелось быстрей приступить к исследованиям, и он решил не спорить. Первой вышла Мари. Неуклюже переваливаясь в громоздком скафандре, она двигалась по каменистой равнине. Средний рост позволял Мари использовать скафандр без сервоприводов. – Уф! – выдохнула Мари. – Тим, скафандр высшей защиты на планете с атмосферой, это слишком. – Видишь эти булыжники наверху? В каждом из них по десятку тонн, – ответил Тим. – Если на меня упадёт такой камень, скафандр не поможет. – Компьютер говорил о повышенной радиации. – Но сейчас её нет! – воскликнула Мари. – А вдруг появится? Подожди меня. Я выхожу. Створка шлюза с шипением скользнула в сторону. Тим спустился по нескольким ступеням и ступил на поверхность. Прозрачное забрало скафандра не отбрасывало ни бликов, ни теней, и казалось, его нет. Тим остановился, подняв голову. Снизу аномалия выглядела ещё красочней. Тим не сомневался в качестве цветопередачи мониторов, но визуальное наблюдение производило большее впечатление. Красочные переливы петель мерцали тёплыми цветами, создавая иллюзию движения. – Тим! Ты идёшь? – крикнула Мари. Тим двинулся вслед за Мари. Они хотели добраться до того места, где аномалия появляется из грунта. Мари сказала, что, обследовав это место, они поймут природу явления. Почва под ногами Тима колыхнулась так, что подогнулись колени. Вокруг Мари заклубилась пыль. В облаке пыли метались гибкие светящиеся линии. Тим бросился к Мари, но скафандр сковывал движения. – Капитан, поспеши! – в шлеме послышался голос Дональда. – Телеметрия показывает, что у Мари разгерметизация скафандра. Страх кольнул Тима в грудь. Он глубоко вздохнул и попытался увеличить скорость. Пыль немного осела. Тим увидел, что Мари лежит на боку. На задней части скафандра пузырится оранжевая аварийная пена. Тиму оставалось сделать пару шагов, когда почва снова вздрогнула. Вокруг поднялись облака пыли. Яркий всполох ослепил Тима. Затем острая боль между лопаток – и темнота… – Тим, очнись! – голос Мари доносился издалека. Тим медленно открыл глаза. Над ним склонилось озабоченное лицо Мари. Голубые глаза заполняли слёзы. Мари не могла их вытереть. – Наконец-то, – Мари сильно зажмурилась. – Быстрей приводи себя в порядок. У нас проблемы. Тим сел. Аномалия исчезла. Серый небосвод покрывал каменистую равнину. Только теперь Тим обратил внимание на голос в шлеме. – … диапазоне видимость прекрасная! – кричал Дональд. – Я видел! Я всё видел! – Голос пилота сорвался на визг. – Успокойся, Дональд, – сказала Мари. – Успокойся, мы обсудим это. – Нечего обсуждать! Я сваливаю! – Погоди, – сказал Тим, – Как сваливаешь? А как же мы? – Я не пущу вас на борт! «Старатель» чихнул чёрным дымом и затрясся. Из дюз ударили тугие струи плазмы. Судно развернулось на сто восемьдесят градусов и медленно покатилось прочь. – Стой!!! – в голосе Тима звенела ярость. – Глуши движки! Пламя исчезло, и «Старатель» остановился. – Эта тварь и до меня пыталась добраться, – прохныкал Дональд. – Открой шлюз! – Тим не узнал свой голос. – Нет, – прошептал Дональд. – Ни за что. – Открой!!! – Тим почувствовал, как заложило уши. Люк скользнул в сторону. Из проёма выдвинулась лесенка. Подняв облачко пыли, она ударилась о грунт. – Тим, ты в порядке? – спросила Мари. – Я не знаю, – сказал Тим. – Устал… Очень. Тим пошатнулся, и Мари взяла его под руку. Опираясь друг на друга, они добрались до трапа. – Я войду первым, – сказал Тим. В маленьком шлюзе мог поместиться только один человек. Тим поднялся по трапу и втиснулся внутрь. Когда давление воздуха поднялось, внутренний люк открылся. Тим перешагнул порог. Он отстегнул шлем и вдохнул воздух. На мгновенье «Старатель» показался чужим и враждебным. Тим снял скафандр и закрепил в фиксаторах. На спине висел оранжевый шар. Тим потрогал пальцем застывшую пену. «Судя по количеству, дырка не больше пяти миллиметров. Странно другое. У Мари точно такое же повреждение», – подумал Тим. Дональд сидел в пилотском кресле, повернувшись лицом к входу. Он сидел, опустив глаза, мелкая дрожь сотрясала его тело. На коже проступили капельки пота, отчего татуировки на безволосой голове потеряли чёткие границы. Казалось, голова покрыта грязными пятнами. – Ты что устроил?! – спросил Тим. Дональд вскочил с кресла. Он забился в угол и, выставив перед собой ладони, проблеял: – Не кричи. Не кричи на меня. Пожалуйста. – Дональд посмотрел на Тима. Пилот взвыл так, что Тим испугался. – И не смотри! Пожалуйста, не смотри на меня! Мари вошла в рубку и остановилась рядом с Тимом. Она положила руку на плечо Тима и сказала: – Ладно, Дональд, успокойся. Он не станет кричать. – И смотреть, – быстро сказал пилот. – Ладно. Но объясни: что произошло? Дональд судорожно закивал. Не сводя глаз с Тима, он сел в пилотское кресло. Дрожащие пальцы запорхали над клавиатурой. Центральный монитор ожил. Изображение брызнуло контрастными цветами, съёмка велась в инфракрасном диапазоне. Кадры сменялись в ускоренном режиме. Дональд ударил по кнопке, видео обрело нормальную скорость. Мари неуклюже двигалась в скафандре. Вот послышался её крик – вздрогнула поверхность планеты. Дональд снова ударил по кнопке, ролик пошёл с замедлением. Вокруг Мари клубилась пыль. Из-под земли ударила молния. Дональд снова изменил настройки. Изображение на мониторе застыло. Картинка не оставляла сомнений: это не молния. Это был такой же всполох, из каких состояла аномалия. Дональд отстранился, когда Тим и Мари, пытаясь приблизиться к монитору, нависли над ним. Светящийся канат пробился сквозь почву и упёрся в спину Мари. На следующем кадре Мари лежала на грунте. – Это ударило меня в спину, и я ощутила боль, – сказала Мари. Дональд включил запись с бортовой видеокамеры. Каменистая равнина до горизонта. А сверху буйствует разноцветными всполохами аномалия. Вспышка – и камера вышла из строя. Монитор зарябил чёрно-белыми полосами. Камера с другого борта находилась дальше от вспышки и продолжала работать. Светящийся радужным светом канат вырвался из-под земли и ударил в носовой обтекатель. – Он целился в меня, – прошептал Дональд. – Тим, – сказала Мари. – Я должна осмотреть тебя. Мари вошла в каюту. – Медбокс, – сказала она, повысив голос. – Раздевайся, – это Тиму. Тим хотел сострить. Но, увидев напряжённое лицо Мари, передумал. Он снял комбинезон и стянул футболку. – Здесь небольшой синяк. А внутри след как от укола, – сказала Мари. – Не дёргайся, я потрогаю кожу вокруг синяка. Пока Мари занималась Тимом, кровать сдулась. Свернувшись в аккуратный цилиндр, она закатилась в нишу в стене. С другой стороны каюты выдвинулся белый куб. Он развалился на две части и начал раскладываться в медицинский бокс. Мелодичный сигнал возвестил о том, что аппарат готов к работе. Тим лёг на кушетку. Мари надвинула прозрачный полуцилиндр. – Тим, я запускаю, – сказала Мари, нажав кнопку на панели. Тим кивнул и, откинувшись на подушку, замер. Мари обернулась на шорох. В каюту вошёл Дональд. Он опустил глаза и спросил: – Можно, я здесь постою? – Конечно. Что тебя так напугало? – спросила Мари. – Тим напугал. Когда крикнул, чтобы я остановился. Голос прозвучал у меня в голове. И я подчинился! – сказал Дональд. – Понимаешь?! – Дональд всхлипнул. – Я понял, что произошло. Сразу понял. В инфракрасном диапазоне я видел, как аномалия что-то в вас подсадила. Я видел это, когда ты упала. То место, где свет коснулся тебя, стало горячим. Понимаешь? Это пробило скафандр и что-то оставило у тебя под кожей. Вы оба заражены. Я хотел смыться. Но Тим заставил меня остановиться. Мысленным голосом заставил. – Дональд снова всхлипнул и вытер нос рукавом. – Вы убьёте меня? – Дональд жалобно посмотрел на Мари. – Зачем нам убивать тебя? – удивилась Мари. – Сканирование закончено, – донеслось из динамика. – Лечения не требуется. Пациент здоров. – Вот видишь, – Мари ободряюще улыбнулась Дональду. – Всё будет хорошо. Мари легла на кушетку. Тим активировал программу и склонился над прозрачным колпаком. Кожа под синим светом казалась бледной, а светлые волосы окрасились в зелёный. Освещение медбокса не портило тонкие черты. Красивое лицо дышало безмятежностью. Лишь слегка вздёрнутые уголки губ придавали лицу смешливое выражение. Взгляд Тима скользнул по линии талии. Ему нравилась фигура Мари, но в медбоксе она вызывала только жалость. Тим повернулся к зеркалу. Предназначенное для осмотра скафандров, оно занимало часть стены от палубы до потолка. Тёмно-русые волосы неприятно блестели. «Я так и не успел помыть голову после скафандра», – подумал Тим. Занятия на тренажёрах во время долгих переходов позволяли держать поджарое тело в хорошей форме. Тим согнул руку в локте и напряг бицепс. Карие глаза озорно блеснули. «Пожалуй, ещё ничего», – подумал Тим. У Мари медбокс также не нашёл отклонений. Дональд начал скулить, что после пережитых потрясений хорошо бы вернуться на Землю. Но Тим ответил, что не собирается попусту жечь топливо. По приказу Тима Дональд перегнал «Старателя» к горам, и экипаж приступил к работе. Теперь пилота не оставляли на борту. Его использовали в качестве носильщика. Тим обстукивал молоточком породу и складывал образцы в корзину, висевшую за плечами Дональда. Затем они возвращались на судно и загружали данные в компьютер. – Место перспективное, – сказал Тим, откинувшись в кресле. – Много тяжёлых металлов, и совсем неглубоко. Можно добывать открытым способом. Масса косвенных признаков говорит о том, что найдутся и драгоценные металлы. – Теперь мы можем вернуться домой? – почти прошептал Дональд. Тим посмотрел на пилота, и тот съёжился. – Ещё один район, и можно возвращаться. – Тим отвернулся от Дональда, пилот облегчённо выдохнул. Дональд посадил «Старателя» на дно гигантского каньона. Мари и Тим набрали целую кучу образцов. Дональд начал укладывать контейнеры в корзину. Мари тронула Тима за руку. Мари зашла за большой валун. К ней подошёл Тим. Мари подняла голову так, чтобы прозрачные забрала прикоснулись. – Как ты себя чувствуешь? – услышал Тим приглушённый голос. – Хорошо. А ты? – Я тоже, но последние две ночи мне снятся странные сны. – Странные сны? – удивился Тим. – Очень странные. И ещё… – Не тяни! Ты пугаешь меня! – воскликнул Тим. – Я расту… – Что?! – Тише, – сказала Мари. – Я прибавила в росте. Три сантиметра. Они стояли, касаясь забралами шлемов. Идеальная прозрачность пластика позволяла забыть о нём. – Ты шутишь? – спросил Тим. – Нет, – ответила Мари. – Помнишь, Дональд перегонял «Старателя», а я сказала, что плохо себя чувствую. Так вот, я снова развернула медбокс. Я выросла на три сантиметра. – Я этого не заметил, – сказал Тим. – Наверное, это потому, что ты тоже вырос, – сказала Мари. – Ты думаешь… Ты считаешь… – Медбокс не обнаружил других отклонений. Но ты же знаешь, он может оказать только первую помощь и поддерживать жизнь до прибытия медиков. Тим, нам надо обследоваться. Тим кивнул. Отчего забрала стукнулись. 3 «Старатель» вторые сутки болтался на орбите Земли. Но свободной площадки для посадки не находилось. Орбитальные станции, словно ёлочные игрушки, сверкая огнями, проплывали на фоне планеты. К ним слетались всевозможные суда. На станциях можно с комфортом провести время до посадки. Казино, бассейны, теннисные корты – только плати. У Тима не имелось денег для этого. Экипаж «Старателя» проводил время на борту. За это время Тим успел найти покупателя на информацию, добытую в рейде. Он договорился о цене и о времени встречи. Агент покупателя обещал доставить деньги прямо на место посадки. – А за понесённые моральные переживания мне ничего не полагается? – дурашливо спросил Дональд. Он начал хамить сразу, как «Старатель» коснулся Земли. – Вали отсюда! – рыкнул Тим. – А то я вместо выплат оштрафую тебя за погнутый стабилизатор. И повешу на пилотском сайте такую рекомендацию, что ты до конца жизни будешь удобрения на Марс возить. Тим распалялся, и Мари пришлось дёрнуть за рукав. Покрасневший Дональд сгрёб купюры в сумку и бросился к выходу. – Пока, голубки! – прокричала голова, покрытая тату, из дверного проёма. В это место полетела жестяная банка с тоником, брошенная рукой Тима. Но голова, ухмыльнувшись, исчезла. «Старатель» взревел двигателями. Струя плазмы удлинилась, судно медленно покатилось. Тим и Мари подняли сумки и пошли к такси. – Думаешь, это необходимо? – спросила Мари. – Мы это обсуждали, – хмуро ответил Тим. – Вдруг нам придётся удирать с планеты. Останься «Старатель» на поверхности, его арестуют в первую очередь. А так у нас появится шанс. У меня плохое предчувствие. Они подошли к электромобилю с обтекаемыми формами. В борту возникла точка. В одну секунду она увеличилась, открыв широкий проём. Тим и Мари, пригнувшись, вошли в салон. Полукруглый жёлто-синий диван занимал большую часть салона. Мари поморщилась и сказала: – Такси, пожалуйста, классический дизайн. Интерьер обрёл спокойные коричневые тона. Борта утратили часть прозрачности. Появились окна. – Позвольте предложить… – сказал бархатный баритон. – Спасибо, – перебила Мари, – Нам ничего не нужно. – Отвезите нас, пожалуйста, в медицинский центр Трансмед. – Но я хотел уточнить. Какой цвет кузова вы предпочитаете? – Оставьте, какой есть. И, пожалуйста, не беспокойте нас, мы очень устали. – Как пожелаете, – в баритоне прозвучали нотки обиды. – Но просмотрите хотя бы свежие рекламные ролики. На панели включился широкий экран. Брызнули яркие краски, зазвучала музыка. Тим протянул руку и убавил звук. Совсем выключить звук Тим не мог, такси принадлежало к классу эконом. Пассажиру здесь не позволялось делать всё, что он захочет. Машина ныряла в тоннели и взлетала на эстакады. Многоуровневый город жил своей жизнью. Иногда машина пролетала развязки, будто шарик в игровом автомате. Транспортные средства управлялись компьютерами, и столкновения случались редко. Тим и Мари молчали, разговоры в общественном транспорте записывались. Трансмед занимал несколько гектаров почти в самом центре города. Купол силового поля, переливаясь радужными пятнами, защищал территорию от шума и лишнего внимания. Такси остановилось перед колоннадами входа. Тим расплатился и поспешил выйти. Голос в такси принялся с пулемётной скоростью что-то рекламировать. Тим и Мари поднялись по ступеням. Из-за колонн вышла девушка в светлых одеждах. Девушка улыбнулась и сказала: – Тим и Мари. Верно? – девушка дождалась утвердительного ответа. – Меня зовут Афина, я ваш доктор. Добро пожаловать. Силовой экран между колоннами исчез, и Афина шагнула внутрь. Дорожка, выложенная разноцветной галькой, бежала по ковру изумрудной травы. Из тенистых рощиц, где прятались двух- и трёхэтажные корпуса, доносилось пение птиц. Кроме рощиц, на траве располагалось множество других объектов. В прудах с прозрачной водой парили золотые рыбки. Чуть поодаль теснились клумбы с невероятными цветами. А за ними – фонтаны со скульптурными композициями. Ландшафт создавался для того, чтобы успокаивать пациентов и вселять надежду на лучшее. Это ему удавалось. Тим и Мари останавливались полюбоваться очередным арт-объектом. Афина с улыбкой ждала, когда подопечные вспомнят, зачем они здесь. – Вы сможете осмотреть достопримечательности Трансмеда более подробно, – сказала Афина. – Процедуры не занимают много времени. Афина указала рукой и повернула к одной из рощ. Там сверкали зеркальными корпусами двухэтажные здания. – Что это за деревья? – спросила Мари. – Это кедры, – сказала Афина. – Кедры?! – воскликнула Мари. – Да. Над территорией Трансмеда работали лучшие дизайнеры Земной Федерации. И за поддержанием необходимого уровня отвечают также лучшие специалисты. Вам не о чем беспокоиться, вы уже всё оплатили, – сказала Афина, по-своему истолковав заминку пациентов. Жилые корпуса в Кедровой роще стояли поодаль друг от друга и как бы в хаотичном порядке. Мари догадалась, что это сделано, чтобы взгляд из окон не натыкался на соседние строения. Тима и Мари поселили в двухместном номере. На палату жилище не походило. Кроме спальни, в номере имелась гостиная с мягкой мебелью и санузел. Обстановка соответствовала уровню трёхзвёздочного отеля. – Нравится? – спросила Афина. – Да, – ответила Мари. – Вполне прилично. – Иногда пациенты требуют более изысканных условий. Им отвечают отказом. Мы хотим, чтобы люди помнили, где они находятся и больше думали о здоровье. В Трансмеде лучшие медики двадцати планет Федерации, но, если больной надеется только на врачей, мы не сможем помочь. – Логично, – сказал Тим. – Рада, что вы разделяете наши взгляды, – сказала Афина. – После завтрака жду вас в Ольховой роще. Завтрак проходил на открытой террасе центрального корпуса. Расставленные в хаотичном порядке столики занимало человек сорок. На террасу свободно влетал ветерок и приносил аромат кедровой смолы. Напротив столика Тима и Мари журчал водопад. Сквозь замшелые валуны пробивался ручеёк. Прыгая по каменным выступам, он спускался в небольшой водоём. Совокупность дизайнерских изысков успокаивала и вместе с тем держала в тонусе. – Доброе утро, – сказал официант. – Ваш завтрак. Порции маленькие, потому что сегодня вы сдаёте анализы. Но пообедать вы сможете шикарно. – Официант выставил маленькие тарелочки и ушёл. После завтрака основная масса людей направилась кормить мандаринок. Мандаринки – это маленькие пёстрые уточки. Они плавали в пруду на окраине Кедровой рощи. Пруд окружали живописные камыши и невысокие стелы, похожие на китайские пагоды. Через пруд, пересекая его от берега до берега, тянулся дощатый мостик. На него и хлынул поток людей. Тим и Мари полюбовались на пруд и с другими пациентами пошли по дорожке из разноцветной гальки. Следуя указаниям путеводителя, Тим обнаружил, что с правой стороны дорожки можно разглядеть цветные узоры. Узоры состояли из тех же камней, но, имея общий цветовой оттенок с дорожкой, окрашивались в более тёмный цвет. К Ольховой роще вела жёлто-коричневая косичка. В Ольховой роще располагались трёхэтажные корпуса. Но этажи имели большую высоту, и корпуса выглядели громоздкими. С порога одного из корпусов махала рукой Афина. – Залюбовались прудом с мандаринками? – с улыбкой спросила она. – Да, извините, – смущённо ответила Мари. – Не за что извиняться. Пойдёмте. Афина шла по коридорам, здороваясь с встречными людьми. Поднявшись по широкой лестнице, Афина привела пациентов в помещение с прозрачным потолком. – Располагайтесь, – Афина указала рукой на узкие кушетки. Мари разделась и легла на спину. Кушетка с тихим жужжанием задвинулась в стену. – Процедура совершенно безболезненная. Максимум, что вам грозит, это скука, – Афина ободряюще улыбнулась. Тим кивнул и принялся раздеваться. Когда кушетка поползла в стену, Тим подумал, что его хоронят заживо. Полумрак в камере только усилил тревогу. – Спокойно, – прошептал Тим. Паника исчезла. Секунду назад она буквально душила, и вдруг исчезла. – Так хорошо, – снова прошептал Тим. – Теперь спать. Тим проснулся от яркого света. Обследование закончилось, и кушетка поползла наружу. – Вы молодцы, – сказала Афина. – Проспали весь час. Часто пациенты волнуются, это мешает получить объективные данные. Отдыхайте, дня через три я сообщу о результатах. – Через три дня?! – удивилась Мари. – Но это же не судовой медбокс, – пояснила Афина. – Наше оборудование проводит полное сканирование организма. Такое обследование в состоянии выявить любое отклонение. Отдыхайте. – Понимаешь, – сказал Тим, когда они отошли от Ольховой рощи. – Я подумал, что нужно успокоиться, и паника прошла. – Со мной случилась похожая история, – сказала Мари. – Боюсь, с нами что-то не так. Помнишь, как ты заставил Дональда остановиться? Теперь это. – Дождёмся анализов, – сказал Тим. – Что толку мучиться бесполезными догадками… Два дня пролетели незаметно. За это время Тим и Мари успели обследовать множество мест. Афина сказала правду: над территорией Трансмеда действительно трудились лучшие дизайнеры. Каждый кустик, каждая травинка росли там, где им указали место. Зелёные лужайки и каменные гроты. Можно уединиться, а можно принять участие в спортивных состязаниях. Теннис, волейбол, любой другой вид спорта. Конечно, если медики не запрещали. По условиям договора на оказание медицинских услуг, пациент при входе на территорию Трансмеда оставлял деньги и ценные вещи. А одежда выдавалась при поселении в жилой корпус. Атмосфера в Трансмеде царила самая непринуждённая. Психологи центра считали, что такой подход позволяет пациентам избегать лишних волнений. Тим и Мари сидели в любимом ресторане. Прозрачная полусфера находилась на дне океанариума. Силовое поле сдерживало вес воды и при этом не отбрасывало бликов. Ресторан не пользовался популярностью. Посетители считали, что призрачная граница между воздухом и водой не позволяет расслабиться. – К сожалению, я не могу выполнить заказ, – официант смущённо потупился. – Почему? – удивился Тим. – Вы исчерпали лимит потребления калорий, – официант залился краской. – Но мы голодны, – возмутился Тим. – Тим, – одёрнула Мари. – Я тут ни при чём, – сказал официант. – Обратитесь к своему врачу. – Скажите, а можно нам немного вина? – спросила Мари. Молодой человек протянул Мари планшетный компьютер. Мари приложила ладонь. Пальцы официанта запорхали над сенсорной панелью. Секунду он смотрел, затем показал Мари позеленевший экран. – Есть чудесное вино. Бордо две тысячи пятьсот сорок восьмого года, – произнёс официант тоном заговорщика. – Отлично, несите, – сказала Мари. – Не понимаю, – сказал Тим, наклонившись к Мари. – С самого утра меня терзает зверский голод. – У меня это началось ещё вчера, – ответила Мари. Официант поставил перед Мари бокал с вином. Обошёл столик и поставил такой же бокал перед Тимом. На середину столика он поставил маленькую тарелочку с фруктами. Ломтики фруктов имели бумажную толщину, но красиво сервировались. – Это лично от меня, – сказал официант, указывая глазами на тарелочку. Тим и Мари потягивали вино маленькими глотками. Вино действительно оказалось великолепным. Они пили вино и любовались подводным миром. Тиму почти удалось отвлечься от мрачных мыслей, когда взгляд задержался на дольке яблока. Сквозь мякоть фрукта просвечивал красный фарфор. Тим пододвинул тарелку, и просветы сложились в надпись «Грот мандаринок 22:00». – Попробуй яблоко, оно как-то по-особенному подчёркивает послевкусие, – сказал Тим. – Яблоко? С бордо… – удивилась Мари, но уловив напряжённость в голосе Тима, замолчала. Мари придвинула тарелочку и посмотрела на дольку яблока. Затем положила её в рот. – Ты совсем не понимаешь вино, – сказала Мари. – Будь моя воля, выпил бы пива, – сказал Тим. Грот мандаринок назывался так потому, что стоял на берегу озера, где плавали мандаринки. Птицы избегали этого места. Вероятно, считая его опасным. В гроте царил полумрак. Сталактиты и сталагмиты мерцали фосфоресцирующим светом. Звуки капающей воды повторялись многократным эхом. В глубине грота Тим увидел скамейку. Он взял Мари за руку и повёл туда. Тим усадил Мари и накинул ей на плечи свою куртку. Журчанье воды и полумрак навевали сон. Тим увидел, как стена дрогнула, и её часть сдвинулась. В грот шагнула Афина. Она поднесла указательный палец к губам, призывая к тишине. Достала из сумочки коммуникатор и занялась им. – Теперь я уверена, что за вами не следят. Не перебивайте меня. – Девушка подняла руку, останавливая Тима. – Сначала говорю я. Вопросы зададите после. Времени у нас очень мало. Итак, я получила ваши анализы. – Афина прохаживалась мимо скамейки. – Вы подхватили какую-то инопланетную дрянь. Она настолько переплелась с вашими организмами, что извлечь её невозможно. Мне до сих пор непонятно, где ваши клетки, а где чужие. Молодцы. Хорошо держитесь. – Афина посмотрела на Тима и Мари. – Это самая страшная часть того, что мне удалось узнать о вас. Аномалия… – Аномалия?! – хором воскликнули Тим и Мари. – Так я назвала то, что находится в вас. Пожалуйста, не перебивайте. Мне и так трудно говорить. Так вот. Чужеродный организм развивается. Он растёт. Он живёт за счёт вас, как паразит. Но то, как он воздействует, не позволяет считать его таковым. Вы меняетесь, но меняетесь к лучшему. Ваш генетический код усложнился. Количество цепочек ДНК стало больше. С генетической точки зрения вы уже не люди. Аномалия перестраивает ваши тела. Пока это идёт на пользу. Обновляются клетки, ткани, целые органы. – Афина бросила взгляд на затаивших дыхание слушателей. – Так вот, теперь… Теперь вы абсолютно здоровы. Более того, ваши показатели продолжают улучшаться. – Афина замолчала. Заложив руки за спину, она продолжала ходить вдоль скамейки. – А цена? – спросил Тим. – Что взамен? – Что Аномалия потребует взамен, я не знаю. Ваши тела растут. Понимаете, вы?! Чёрт вас побери! – в голосе Афины звенело столько ярости, что Тим и Мари отшатнулись. – Так вот, как я уже сказала, Аномалия модифицирует ваши тела. Они становятся более выносливыми и более стойкими к вирусам. Но самое главное… – Афина зло сверкнула глазами. – Самые большие изменения происходят с мозгом. Мало того, что отдельные доли мозга увеличились в размере, так и сама структура мозговой ткани меняется. У вас появятся… Уже должны появиться, новые способности. – Коммуникатор в кармане Афины проиграл мелодию вызова. Афина затравленно посмотрела на экран. – Скоро вас начнут искать. Вот. – Афина протянула банковскую карту. – Здесь немного денег. – Затем она взяла в нише, откуда появилась, сумку, и вернулась назад. – Здесь одежда. Это поможет первое время скрываться. И немного покушать. – Афина смутилась. – Я знаю, что вы голодаете. – Но от кого мы должны скрываться? – спросил Тим. – От кого конкретно вам скрываться, я не знаю. Но боюсь, вашим феноменом заинтересуются многие. Однажды я увидела, по каким адресам отправляются протоколы обследования некоторых пациентов. Так вот, там только перечень спецслужб на двух листах. Да и сам Трансмед не упустит такую удачу, – ответила Афина. – Сколько могла, я скрывала информацию о вас. Но персонал Трансмеда под постоянным контролем. В общем, если решите, что прятаться вам незачем, то можете сдаться. Но я почему-то подумала, что вы захотите сами решать свою судьбу. – Афина вопросительно подняла бровь. – Ты права, – сказал Тим. – Я предпочитаю сам решать за себя. Но почему ты помогаешь? Афина порывалась что-то сказать, но в последний момент останавливалась. Наконец она встряхнула чёрными волосами и сказала: – Понимаете… Дело в том, что я больна. Современная медицина не может мне помочь. А вы, с вашими новыми возможностями, смогли бы. Надеюсь, что когда вы справитесь со всеми трудностями, то вспомните о моей услуге и захотите отблагодарить… – девушка опустила глаза и замолчала. – Если появится возможность, мы обязательно поможем, – сказала Мари. – Тогда пойдёмте, – сказала Афина. – Если вы решили бежать, действовать надо прямо сейчас. Афина направилась к выходу из грота. Тим и Мари поспешили следом. Снаружи наступила ночь. Купол силового поля мерцал множеством звёзд. Они сверкали гораздо ярче реальных и хорошо освещали территорию медицинского центра. Афина свернула с дорожки, выложенной разноцветной галькой, на дорожку, покрытую серыми плитами. В путеводителе говорилось, что такие дороги предназначены для обслуживающего персонала. Пациентам передвигаться по ним запрещалось. Афина озиралась по сторонам. Дёрганая походка выдавала сильное волнение. – Видите контейнеры? – спросила Афина, указывая рукой на округлые конструкции. Тим всегда воспринимал их как скопление амфор. – Сейчас подойдёт мусоровоз. Во время погрузки попытайтесь забраться в контейнер с надписью «ресторан океанариума». Надеюсь, вам повезёт. – Ты сказала, мусоровоз? – спросила Мари. – Другого пути нет, – ответила Афина. – Да и этот свободен потому, что особый пропускной режим ещё не объявлен. Мне пора. – Афина пятилась спиной вперёд и старалась не смотреть на беглецов. – Удачи. – Девушка повернулась и побежала. – Переживает, – сказала Мари. – Сомневается, что поступает правильно. – Конечно, вдруг мы разнесём заразу по всей планете, и человечество погибнет, – зло сказал Тим. 4 Мусоровоз показался буквально через минуту. Тим и Мари спрятались за контейнерами. Пока рабочие занимались погрузкой, беглецы прокрались к другому борту электромобиля. Контейнер с надписью «ресторан океанариума», как и обещала Афина, стоял на своём месте. Тим помог Мари забраться внутрь и спрыгнул сам. – Афина говорила, что контейнер повезут пустым, – пожаловалась Мари. Они по колено стояли в вонючей жидкости. Тим поддерживал Мари под руку, у неё кружилась голова. Электрокар тронулся, и жидкость заплескалась, доставая до колен. – Надеюсь, это не шутка. Чувствую себя идиотом, – сказал Тим. Мусоровоз остановился, и Тима обдало нечистотами до самой головы. Он начал ругаться, но Мари одёрнула его. – Контрразведка космического флота Земной Федерации, – хорошо поставленный голос проникал даже в закрытый контейнер. – Контр чего? – удивился другой голос. Послышались звуки ударов и приглушённые голоса. – Контрразведка космического флота Земной Федерации, – казалось, голос забивает гвозди. – Понятно! – Понятно, господин… – Господин майор. – Да, господин майор. – Что да?!! – Понятно. – Ему понятно! Мне ничего не понятно! А этому чепушиле понятно! – Несколько голосов вежливо заржали. – Ладно. Что везёшь? – Отходы, господин майор, – доложил водитель. – Открывай, смотреть будем! – На отходы, сэр? – На отходы! В контейнер, где прятались беглецы, звуки доносились приглушённо. Но Тим хорошо слышал, как крышки лязгают всё ближе и ближе. Вот откинулась крышка их контейнера. Внутрь ворвался поток пьянящего свежего воздуха. В люк заглянуло квадратное лицо с гарнитурой связи в ухе. – Вот дерьмо! – сказало лицо и спряталось за лацканом пиджака. – Что там?! – встревожился майор. – Вонь! Ужасная вонь! – Билл! Мать твою! Займись делом! – выкрикнул командир. – Есть, сэр! Квадратное лицо снова заглянуло в люк. На Тима уставились удивлённые глаза. – Ну что там?! – нетерпеливо спросил майора. – Здесь пусто, – прошептал Тим. – Здесь пусто, – неуверенно повторил контрразведчик, смотря Тиму в глаза. – Здесь только протухшие осьминоги, – снова прошептал Тим. – Здесь только протухшие осьминоги, – уже уверенней заявил человек. – Это они так воняют?! – Да. Вонь ужасная. Человек захлопнул люк. Тим глубоко вздохнул и тут же пожалел об этом. Приток свежего воздуха прекратился, и от вони снова заслезились глаза. Мари одобрительно потрепала Тима по плечу. Снаружи донёсся визг тормозов. Затем громкие голоса. Грянули выстрелы. – Ты кто такой?! – спросил незнакомый голос. – Водитель мусоровоза, – ответил уже знакомый голос. – Я генерал Планетарной Службы Безопасности. На мои вопросы отвечать правдиво и чётко. Понятно?! – Понятно. – Хорошо. Что искали люди в твоём грузовике? – Не знаю. Они открывали контейнеры и заглядывали туда, но ничего не нашли. – Ничего не нашли, говоришь? Проверим. Пропиликал коммуникатор. Голос генерала удалился и стал еле слышным. Генерал перед кем-то оправдывался. – Что стоите, бездельники?! Оцепить периметр! Никого не впускать, никого не выпускать! – крикнул генерал. – Сэр! Что делать с мусоровозом?! – Что делать? Его же досматривали ухари из контрразведки! Эти даже муху не упустят! Неужели неясно?! – Ясно, господин генерал! – Так выполняй, раз ясно! – Эй, ты! Проваливай отсюда! – Понял, понял, – в голосе водителя слышалось облегченье. Мусоровоз тронулся, и беглецов до самой макушки обдало нечистотами. Вонь мешала сосредоточиться и понять, сколько прошло времени. Но, судя по остановкам перед светофорами, грузовик далеко отъехал от медицинского центра. – Тим, – прошептала Мари. – Я больше не могу. – Да. Нужно выбираться отсюда. Иначе мы задохнёмся. Тим ударил по люку, и он открылся. Подышав свежим воздухом, Тим выбрался наружу и помог выбраться Мари. Они без сил повалились между контейнерами. Вокруг стояла глубокая ночь. Прохладный воздух придал беглецам сил и прояснил мысли. Мусоровоз сбавил скорость и начал поворачивать. Тим выглянул из-за контейнера. – Прыгаем! – крикнул он. Тим спрыгнул с платформы. Мари следом. Тим схватил Мари за руку и бросился к чахлым кустам, что росли вдоль дороги. Мусоровоз проехал ещё немного и остановился перед воротами. – Нужно переодеться, – сказал Тим. – Одежда в сумке наверняка провоняла. Но, по крайней мере, избавимся от этих пижам. Мы выглядим, будто сбежали из психушки. Тим и Мари надели футболки и комбинезоны. Мари одежда подошла, а Тиму оказалась немного мала. На самом дне сумки лежали ветровки и пара бейсболок. Ночь стояла прохладной, и ветровки пришлись кстати. Тим выбрался из кустов и осмотрелся. Напротив тёмной громады мусоросжигательного завода находилась группа обветшалых зданий. – Пойдём к этим зданиям и попытаемся укрыться, – сказал Тим. – Хорошо бы подкрепиться, – сказала Мари. От упоминания о еде внутренности Тима издали басовитый рык. А рот наполнился слюной. Мари взяла Тима под руку, и они пошли по тротуару. – Как ты это делаешь? – спросила Мари. – Не знаю, – ответил Тим. – Я говорю. А человек повторяет слова и подчиняется. Это не все мои способности. – Да?! Что ещё?! – спросила Мари. – Подумай, смогла бы ты до этого забраться в мусорный бак? А спрыгнуть с грузовика? – Пожалуй, нет, – ответила Мари после долгого молчания. – Скажи, я изменилась. – Мари забежала вперёд и остановилась перед Тимом. Она принялась позировать, изображая фотомодель. При этом она томно вздыхала и искрила голубыми глазами. – Я ничего не замечаю. Но это потому, что мы видимся каждый день. Когда-то двадцатиэтажные здания имели пёструю раскраску и архитектурные украшения. Когда-то здесь жили люди, работающие на большом предприятии. Предприятие переделали в мусоросжигательный завод. Люди потеряли работу. Коробки с пустыми оконными проёмами походили на зомби. Лишь в редких окнах горел свет. И, судя по неровному мерцанию, не везде электрический. Микрорайон делился на кварталы. В одном из переулков Тим увидел светлое пятно. Неоновая вывеска обещала выпивку и развлечения. Здание стояло на удалении от жилых коробок. Судя по куполу, когда-то застеклённому, здание служило кинотеатром. Закоулки, образованные киосками, заполняли неопрятные личности. Они старались избегать освещённых мест и походили на тараканов, что копошатся по тёмным углам. Тим поднялся по ступеням. К нему двинулись полуобнажённые женщины с ярким макияжем, но, разглядев под бейсболкой Мари, отступили. Огромный холл заполняли разнокалиберные столы и стулья. Мебель занимала такая же потрёпанная публика. Шум голосов тонул в облаках сигаретного дыма и звуках музыки. Судя по всему, в холле находилось несколько компаний, и они старались не пересекаться между собой. Тим протиснулся к барной стойке. Толстый мужчина в грязном переднике протирал пивные кружки. – Нам нужно покушать и отдохнуть, – сказал Тим. – Ну-у-у? – удивлённо прогудел толстяк. – Я заплачу, – Тим выложил на стойку кредитную карточку. Толстяк тут же накрыл карточку тряпкой и быстро огляделся. – Ну-ну, – укоризненно сказал бармен. – Нам нужна комната, – наклонившись над стойкой, сказал Тим. – И покушать. Толстяк достал из-под стойки сканер и, прикрывая ладонью, потыкал в него пальцем. Затем повернул экран. Тим удивлённо охнул, сумма показалась чрезмерно высокой. – Ладно, – сказал Тим. – Но нам нужна чистая комната и много еды. – Любой каприз за ваши деньги, – прошипел толстяк. Тим провёл карточкой по сканеру. Тот пискнул. Теперь удивился толстяк. Он ещё раз оглядел Тима и Мари. – Ну! – рыкнул толстяк куда-то в сторону. К нему подбежал прыщавый юноша. – Ну-у! – толстяк обвёл рукой вокруг и отвесил парню подзатыльник. Бармен откинул часть стойки и поманил Тима за собой. Они шли тёмными закоулками. Изредка бармен поворачивался к Тиму, кривил губы и хрипел, будто подавился костью. Таким образом он показывал усердие. Наконец бармен отшвырнул ногой картонную коробку и полез в карман. Он достал ключ и сунул в скважину. Дверь открылась, и они вошли внутрь. Толстяк щёлкнул включателем. Мягкий свет заполнил просторное помещение. Одна из стен состояла из наклонных стёкол. Тим подошёл к окну и заглянул. Внизу находился вход в здание. – Ну-у-у, – стоя перед холодильником, толстяк изображал восторг. Холодильник доверху заполняли продукты. – Ну! Ну! Ну! – грязный палец указывал на микроволновку, чайник и ещё какие-то агрегаты. – Вполне прилично, – сказала Мари. – Это нам подходит. Когда бармен ушёл, Тим осмотрел помещение. Вероятно, раньше его использовали для кафе при кинотеатре. Позже помещение переоборудовали в VIP-апартаменты. Тим подпёр входную дверь стулом и продолжил осмотр. Вскоре он обнаружил маленькую комнату с джакузи и душем. За ширмой стояла стиральная машина. – Это то, что нужно! – сказала Мари. Стиральная машина деловито загудела. Тим и Мари целый час отмокали в джакузи. Только после этого они избавились от невероятной вони. Одевшись в махровые халаты, они уселись на диван перед огромным телевизором и принялись за еду. Мари постаралась приготовить из полуфабрикатов что-то съедобное. – Голод – лучший повар, – ответила Мари на похвалу Тима. Из спиртного в холодильнике обнаружили только пиво. Тим открыл бутылку. Мари поддержала его. Напряжение постепенно отступало. На сытый желудок ситуация не казалась ужасной. Тим открыл вторую бутылку. Мари поддержала его и в этом. Как-то неожиданно они набросились друг на друга. Секунду назад они сидели и смотрели в глаза, и вдруг сплелись в объятьях. Тим считал, что они уже не смогут удивить друг друга. Но желание буквально взорвало их изнутри. Прежний опыт помог не покалечиться, и, наконец, они расцепились. Отдышавшись, Мари спросила: – Ты что-то мне внушил? – Нет. Я думал, это ты сделала, – ответил Тим. – Мы должны это контролировать, – сказала Мари. Тим проснулся и резко сел. Мари готовила еду в микроволновке. Тим подошёл к Мари и поцеловал. – Надо решать, что делать дальше, – сказала Мари. – Надо убираться отсюда. Чем дальше, тем лучше. Необходимо добраться до «Старателя». В спокойной обстановке мы что-нибудь придумаем. Если… – Внимание! Это полиция! Здание окружено! Выходите с поднятыми руками! В случае сопротивления, открываем огонь на поражение! От усиленного громкоговорителем голоса на столе дрожала посуда. Тим осторожно выглянул в окно. Здание окружали полицейские электрокары. В воздухе носились дроны с видеокамерами. В глазах рябило от множества проблесковых маячков. Но Тим рассмотрел, что подкрепление к полицейским продолжает прибывать. Коротко простучало автоматическое оружие. Стёкла на первом ряду электрокаров покрылись сетью трещин. Полицейские укрылись за машинами и ответили из пистолетов. Прочертив дымный след, из окна вылетела реактивная граната. Одна из машин, завывая, подпрыгнула на огненном столбе. Перевернулась и рухнула на крышу. Полицейские попятились. Их места занимал спецназ, закованный в броню. – Прекратить огонь! – раздался властный голос. – Говорит шериф округа. Добропорядочные граждане, я взываю к вашему благоразумию. Нам нужны только Тим и Мари. Они являются носителями смертельной болезни. Они притащили инфекцию из космоса. Тем самым подвергая опасности всех жителей Земли. Как только мы их получим, сразу же уйдём. Те, кто… Стул, подпиравший дверь, разлетелся в щепки. Дверь распахнулась, в проёме появился объёмистый мешок. Мешок повернулся, оказалось, он висит на плече бармена. – Ну-у-у, – укоризненно прогудел толстяк. Он плюнул под ноги Тиму и направился к холодильнику. Толстяк потянул ручку. Холодильник повернулся, открыв чёрный проём. С трудом протащив мешок, толстяк скрылся в темноте. Тим и Мари, не сговариваясь, бросились за ним. – Ну? – донеслось из темноты. – Приятель, не хами, – примирительно сказал Тим. – Мы оплатили номер на сутки, и наше время ещё не кончилось. – Ну! – выстрел. – Ну! – выстрел. – Перестань! – крикнул Тим. – Брось оружие! – Наступила тишина. – Выходи! Из темноты послышалось сопение и тяжёлые шаги. Слеповато щурясь, из проёма вышел толстяк. Сделав усилие, он выдернул наружу мешок. – Ляг на диван, – уже спокойно сказал Тим. Бармен послушно подошёл к дивану и лёг. – Час ты не сможешь двигаться. Толстяк обмяк. Он лежал, уставившись в потолок и тихо сопел. Мари обшарила карманы. Её добычей стал цилиндр, свёрнутый из засаленных купюр. Тим развязал мешок. На пол посыпались целлофановые пакетики с серым порошком. Тим со злостью ударил по мешку ногой. – Уходим, – сказал Тим. За дверью царила кромешная тьма. Тим двигался, нащупывая дорогу ногой. Мари держась за плечо Тима, шла сзади. Нога Тима провалилась в пустоту. Раздался металлический звон. Вскоре Тим нащупал поручень, и они начали спуск. Они шли и шли, кружась по бесконечным поворотам винтовой лестницы. Иногда, от неловкого движения, раздавался глухой удар, подхваченный многократным эхом. Впереди замерцал свет. Тим поднял голову. Дневной свет падал через решётку ливнёвой канализации. Сверху ходили люди, отчего свет мигал. Слышались голоса и выстрелы. – Мы опять испачкаемся, – сказала Мари, кивнув на дно тоннеля. На дне лежал слой полужидкой грязи. Тим первым шагнул в тоннель. Они прошли ещё три решётки, прежде чем добрались до перекрёстка. Тоннель пересекался с таким же. Здесь стояла блестящая металлическая лестница. Лестница явно появилась в подземелье недавно. Она не успела обрасти слоем грязи. – Попробуем подняться? – спросил Тим. Мари кивнула, и Тим полез вверх. Крышка люка откинулась. Тим выглянул наружу. Вокруг стояли грузовые контейнеры. Мари первой заметила дверь. Грубо вырезанный кусок металла висел на таких же грубых петлях. Лишь красный огонёк индикатора говорил о том, что дверь заперта. – Как же нам выбраться? – спросила Мари. – Когда я обыскивала толстяка, то не нашла ни ключей, ни электронных карт. – Может, ключ спрятан где-то здесь? – предположил Тим. Они обшарили каждый уголок, но тщетно. – Мы теряем время, – сказал Тим. – Я буквально чувствую, как по нашему следу идёт погоня. Мари решительно подошла к двери и положила руку на замок. Минуту она сосредоточенно молчала. Замок щёлкнул, и дверь подалась наружу. – Как?! – воскликнул Тим. – Потом, – отмахнулась Мари. В контейнере стоял автомобиль. От паров бензина, висевших в замкнутом пространстве, першило в горле. – Где они его только берут… – пробормотал Тим. Транспортное средство имело кузов электрокара. А начинка представляла собой автомобиль с двигателем внутреннего сгорания. – Для таких типов, как наш толстяк, это очень удобно, – сказал Тим. – Скорость и динамика электрокара. А вот полицейские не смогут отключить такой самовар, нажав кнопку на пульте. И отследить его практически невозможно. – Этот, как ты выражаешься, самовар, и нам хорошо послужит, – сказала Мари. – Слышишь?! Это гремит лестница, по которой мы поднялись! Быстрей! Мари касанием руки открыла замок на воротах контейнера. Створки разошлись, впустив яркий солнечный свет. Тим нажал красную кнопку стартёра. Машина дёрнулась и заглохла. Тим подвигал рычаг переключения передач и снова нажал кнопку. Машина затряслась, чихнула и заработала ровно. Тим включил передачу. В машине что-то заскрежетало. Она дёрнулась и опять заглохла. «Спокойно», – подумал Тим. Мысли перестали кружить, как снежинки в пургу, а руки перестали трястись. В памяти всплыли картинки далёкого детства. Коммуна на планете Герберт. Ферма и старенький трактор. – Сцепление!!! – заорал Тим. Мари вздрогнула от неожиданности. На этот раз Тим сделал всё правильно. Машина взвизгнула задними колёсами и рванулась наружу. 5 Они быстро выбрались из заброшенного квартала. Повернув на широкую магистраль, Тим влился в поток машин и сбавил скорость. – Раньше я видела автомобили только в криминальной хронике, – сказала Мари. – Пока нам везёт, – сказал Тим. – Значит, надо как можно дальше убраться от этого места. Кстати, как ты справилась с замками? – Не знаю, – пожала плечами Мари. – Вспомнила, как ты отдаёшь людям мысленные команды. И почему-то подумала, что смогу то же самое проделать с электронным устройством. Положила руку на замок, и… И захотела, чтобы он открылся. Шоссе выбралось из города и теперь бежало между зелёных и жёлтых полей. Машина висела в потоке электрокаров, ничем не выдавая свою бензиновую сущность. – Двигатель настроен идеально, – сказала Мари, угадав мысли Тима. – Я почему-то думала, что у таких аппаратов из трубы должен идти чёрный дым. Дым если и идёт, то почти незаметен. И вообще, машина довольно комфортна. Смотри, даже кондиционер есть. Тим собирался ответить, но поток машин начал замедляться. Тиму пришлось тормозить. Флаеры в воздухе также прекратили движение. Тормозя лопастями, в режиме ротации, они плавно опускались на землю. Один из них сел прямо в середину небольшого пруда. – Это что, из-за нас?! – воскликнула Мари. Сотрясая воздух, над шоссе пролетел вертолёт. Щетинясь стволами, он походил на динозавра. От вибрации и шума заложило уши. – Вертолёт!!! Они что, армию вызвали? – удивилась Мари. – Похоже на то, – ответил Тим. – Нас быстро найдут. В этой штуке наверняка стоят мощные тепловизоры. – Тим указал на вертолёт. – А наш самовар здорово фонит в тепловом режиме. Выходим! Быстро! Тим двинулся по шоссе. Мари догнала его и взяла за руку. – Что происходит? – спросил молодой человек из салона спортивного электрокара. – Вояки сбросили бомбу. Сейчас взорвётся. Беги и предупреди людей, чтобы уходили, – сказал Тим. Молодой человек выпрыгнул из салона и побежал между рядами машин. – Люди! Бегите! Сейчас здесь всё взлетит на воздух! – кричал молодой человек. – Да что тут происходит? Тим посмотрел наверх. Из окна грузового электрокара глядели чёрные очки. – Вояки решили всех угробить, – спокойно сказал Тим. – Ё-моё! – удивился водитель грузовика. – Что же делать? – Бежать, пока есть время, – ответил Тим. Паника распространилась со скоростью лесного пожара. Люди бежали в разных направлениях. Где-то загорелся электрокар. Наконец беготня прекратилась. Люди почему-то решили, что у пруда, где затонул флаер, безопасно. Кричали дети. Повсюду валялись брошенные вещи. От горящего электрокара занялись соседние. – Ты что стоишь, придурок?! Сейчас всё взорвётся! – кричала толстая женщина, наткнувшись в дыму на Тима. – Совсем от страха мозги потерял?! Беги к пруду! Оттуда нас эвакуируют! На вертолётах! – Женщина оттолкнула Тима и продолжила бег к спасению. Вертолёты зависли над землёй, из люков выпрыгивали десантники. Первым делом десант осмотрел автомобиль. Убедившись, что он пуст, солдаты разбились на пары и принялись прочёсывать местность. Группу людей у пруда окружили шагающие роботы. Кричал громкоговоритель, но шум вертолётов заглушал его. У пруда снова вспыхнула паника. – Туда нам теперь не пробиться, – сказал Тим, кивнув в сторону водоёма. – Это плохо? – спросила Мари. – Не знаю. Давай спрячемся в этой фуре, – Тим указал на грузовик. Мари приложила к замку руку, и он сразу же открылся. Тим откинул фиксаторы и потянул створки. – Ты стала справляться с замками одним касанием, – сказал Тим, подсаживая Мари в кузов. Фура оказалась пустой. Тим и Мари прошли к кабине и там затаились. Тем временем десантники не спеша двигались по шоссе. Пара солдат осматривала отведённую им полосу. Осматривать приходилось не только салоны, но и багажники. До грузовика, где укрылись беглецы, солдаты добрались не скоро. В щель между створок Тим видел, как по их полосе идут два десантника. Затянутые в камуфляжную броню, они походили на муравьёв. Сходство с насекомыми добавляли антеннки-усики на шлемах. – Смотри, фура не заперта, – сказал десантник сквозь открытое забрало. – Теперь ты лезь первая. – Ты настоящий джентльмен, пропускаешь даму вперёд, – ответил другой. Девушка запрыгнула в кузов и присела, выставив вперёд ствол винтовки. Она увидела Тима и замерла. Мари вопросительно посмотрела на Тима. Он дотронулся пальцем до виска и продолжил смотреть на девушку. – Эй! Сью, что там?! – Здесь чисто, – ответила девушка. – Но тебе стоит взглянуть на это. – Девушка не спускала глаз с Тима. Осторожно она положила оружие на пол. – Говори, что там. Ты знаешь инструкции, я не могу зайти внутрь, не дождавшись подкрепления. – Как хочешь, – спокойно сказала девушка. – Значит, всё достанется мне. Десантник выругался и, гремя доспехами, ввалился в кузов. Как только он взглянул на Тима, его движения замедлились. Мужчина подошёл к Тиму и аккуратно положил оружие на пол. – Снимайте броню и раздевайтесь, – сказал Тим. Десантники точными движениями сняли доспехи. Затем сняли одежду. – Долго ты будешь пялиться на неё? – зло спросила Мари. – Ты тоже раздевайся, – ответил Тим. Солдаты, оставшиеся в нижнем белье, зашевелились. Очевидно, контроль Тима ослаб, пришлось восстановить его. Когда одежда сменила хозяев, Тим сказал десантникам: – Слушайте внимательно и запоминайте. – Солдаты синхронно кивнули. Тим и Мари шли по шоссе, конвоируя перед собой мужчину и женщину. Они понуро брели, опустив головы, а козырьки бейсболок отбрасывали тени на лица. Тим обливался потом. Он слышал, как хлюпает в берцах. На забрале светилась надпись, гласившая, что кондиционер готов к работе, но Тим не мог отвлекаться. Мари протянула руку и коснулась Тима в районе поясницы. Надпись на забрале мигнула и сменилась на «кондиционер включён». Тим облегчённо вздохнул. До штабного вертолёта оставалась сотня метров, когда дорогу преградил огромный десантник. На жёлто-зелёной броне золотились капральские полоски. Он поднял забрало и сказал: – Да что вы всех-то тащите?! – Подходят под описание, – ответил Тим. – Подходят под описание! – передразнил капрал. – Становитесь в очередь и ждите, пока их не примут! Чтоб из рук в руки! Ясно?! – Так точно, сэр! – браво ответил Тим. Когда Тим и Мари подвели пленников к вертолёту, там остались только часовые. Десантники распахнули кормовой люк и пропустили пленных и конвоиров внутрь. Салон вертолёта больше походил на роскошный бар, чем на салон боевой машины. В кожаных креслах сидели двое мужчин. На мундире одного из них золотых значков сверкало чуть больше. Мужчины сидели с пузатыми бокалами в руках, на дне плескалось немного коричневой жидкости. Они разговаривали и не обращали внимания на подчинённых. Когда же они всё-таки повернулись к Тиму, то сразу же обмякли в своих креслах. Бокалы покатились по полу, жидкость пролилась на толстый ковёр. Офицеры откинулись на высокие спинки, один из них захрапел. Вертолёт летел минут двадцать. За это время Тим переложил офицеров на пол. Рядом сопели их подчинённые. После пережитых потрясений Тим немного успокоился. В животе басовито заурчало. – Ты голоден? – спросила Мари. – Как волк! Тим зашёл за барную стойку и принялся осматривать ящики. В маленьком холодильнике он нашёл баночку с чёрной икрой. Намазывая её на тосты, Тим сказал: – Я дал команду пилотам доставить нас на законсервированный военный аэродром. Туда мы попытаемся вызвать «Старателя». В космосе мы сможем спрятаться. – Спрятаться? – удивилась Мари. – Нам нужно время, чтобы разобраться, – ответил Тим. – Возможно, придётся провести дополнительные исследования. Тим вернулся в кресло и поставил на столик тарелку с пирамидкой бутербродов с чёрной икрой. – В баре полно спиртного, но из еды только это, – сказал Тим. Тим и Мари почти доели бутерброды, когда вертолёт нырнул вниз. Как только сила тяжести обрела привычную величину, Тим бросился в кабину. Он резко сдвинул дверь и протиснулся в кабину. Доспехи мешали двигаться свободно. – Нас атакуют! – крикнул один из пилотов, не поворачивая головы. – Мы не можем оторваться! Это космический истребитель! – Их двое! – крикнул второй пилот. – Что им нужно?! – спросил Тим. Пилот, сидевший слева, щёлкнул тумблером и кабину заполнил мягкий женский голос: – Внимание! Говорит служба контрразведки Земной Федерации. Вертолёт Земных сил самообороны, третьей десантной бригады. Бортовой номер 450063, немедленно приземлитесь. В противном случае – огонь на поражение. Повторяю… – Вы должны подчиниться? – спросил Тим. – Формально нет, – ответил пилот. – Но нас разнесут на атомы! – Не разнесут, – сказала Мари. – Мы нужны живыми. – Вы так уверены? – всхлипнул пилот. Перед носом вертолёта пронеслась стремительная тень. Что-то обтекаемое, с короткими крылышками. Вертолёт попал в зону турбулентности и закачался. Пилоты дёргали рычаги и нажимали педали. Большинство индикаторов на приборной панели окрасилось в красный цвет. Лица пилотов покрылись капельками пота. Наконец вертолёт выровнялся. – Видел, что они могут? – сказал пилот, посмотрев на Тима. – Где мы находимся? – спросил Тим. Пилот включил один из дисплеев. Карту местности покрывали всё те же поля и полоски шоссе. С левого верхнего угла выползло зелёное пятно. – Что это? – спросил Тим, указав на пятно. – Заповедник, – ответил пилот. – Высади нас там и свободен. Пилоты переглянулись и занялись управлением. Тим и Мари успели вернуться в кресла, когда атака истребителей повторилась. На этот раз вертолёт болтало несколько минут. Фюзеляж скрипел каждой заклёпкой. Из кабины слышались истошные завывания сирен и ругань пилотов. Но вот машина выровнялась. Из динамика на потолке донёсся голос пилота: – Готовность одна минута. Тим кивнул Мари и встал с кресла. Он подошёл к спящему офицеру и достал из кобуры пистолет. – Штурмовые винтовки слишком тяжёлые, – ответил Тим на немой вопрос Мари. – Но оружие может понадобиться. Тим сунул пистолет в петлю на поясе и дёрнул ручку кормового люка. Лопасти ещё вращались. Поток воздуха прижимал высокую траву к земле. Тим и Мари выпрыгнули из люка и бросились в чащу. 6 Задевая макушки деревьев, пронёсся космический истребитель. Грохот ударил по барабанным перепонкам. Тим инстинктивно пригнулся. – Ты можешь достать пилота прямо отсюда? – спросила Мари. Тим сосредоточился. Минуту он молчал, затем, шумно выдохнув, сказал: – Нет. Он летит слишком быстро. В воздухе прогремел взрыв. Истребитель превратился в огненный шар. – Да что там такое?! – воскликнула Мари. – Похоже, в воздухе идёт целое сражение. Бежим! – Нет, – сказала Мари. – Этого от нас и ждут. И вообще. Я устала. Мари села на землю и прислонилась к стволу дерева. Тем временем воздушный бой разгорался. Рёв двигателей и визг бластеров доносились сквозь густую листву приглушённо. Но когда грохотали особенно мощные взрывы, кроны деревьев отклонялись. К земле пробивались резкие звуки и удушающий запах гари. – Держать дистанцию! Чтобы под каждым кустом! Под каждой травинкой проверили! – хриплый голос прозвучал совсем близко. Мари посмотрела на Тима и прижалась к нему. Тим хотел взять Мари на руки и бежать, но справа послышался свист сервоприводов. Земля вздрогнула. Тим скосил глаза. Из-за дерева вышел десантник, облаченный в доспехи. Доспехи три с лишним метра в высоту и весом в пару тонн применяли для космического боя. Каждый космодесантник дорабатывал свой костюм так, чтобы он выглядел страшнее. Когда Тим рассмотрел доспехи, то вздрогнул. Перед ним стояло исчадье ада. Уставившись красными глазами, оно изучало беглецов, выглядевших на его фоне как дети в игрушечных доспехах. Десантник подошёл вплотную. – Стоять! Не двигаться! – прорычал звериным басом костюм. – Кто такие? – Осьминоги, – Тим удивился своим словам. – Вижу, что осьминоги. Что вы здесь делаете? – Сидим, – спокойно сказал Тим. – Мы отдыхаем, а ты иди куда шёл. – Ну ладно, – сказал десантник. – Сидите, отдыхайте. А я пошёл дальше. Понятно, мля?! – Понятно, – спокойно ответил Тим. – Так-то лучше. Ур-р-роды! Десантник повернулся и двинул в чащу. Тим заметил, что колени у костюма гнутся в обратную сторону, чем у человека. Шум воздушного боя затих. В лесу наступила тишина. Сначала робко, а затем громче защебетали птицы. В ветвях замелькали шустрые белки. Солнечные лучи, пробившиеся сквозь кроны деревьев, медленно двигались, подчиняясь порывам ветра. Тим расслабился. Из-за деревьев вышел человек. Одетый в чёрный цивильный костюм, он выглядел здесь неестественно. Человек неторопливо шёл к дереву, где сидели беглецы. Предчувствие беды кольнуло Тима в грудь. Он встал. Человек достал из кармана чёрные очки и надел. – У вас не получится, – сказал мужчина. – Я не поддаюсь гипнозу. Поверьте, такие как я, существуют. – Мужчина прокашлялся. – Служба Космической Безопасности Земной Федерации. Полковник Саймон. Среднего роста, среднего сложения, мужчина имел неприметный внешний вид. Черты лица чем-то напоминали лошадь. Кожу на лице покрывали глубокие следы от старых оспин. Тим попытался установить контроль над человеком. Не получилось. Направленное внимание как бы соскальзывало с мужчины. Из леса появилось ещё несколько человек. Они как братья-близнецы походили на полковника Саймона. – Прошу вас, пойдёмте со мной, – сказал полковник. – Вы просите? – удивилась Мари. – Именно прошу. Вам нужна помощь. Мой отдел в состоянии её оказать. – И что взамен? – спросил Тим. – Взамен информация, полученная при исследовании вашего феномена. Поверьте, у нас вам будет лучше, чем у других. – Нам надо посоветоваться, – сказал Тим. – О, конечно-конечно. Но, к сожалению, я ограничен во времени. – Полковник махнул рукой, и люди в чёрных костюмах растворились в подлеске. – Прости, Тим. Но у меня нет сил убегать, – сказала Мари. – Ты поступила правильно. Во время погони нас могут подстрелить. Случайно. Понимаешь? – Мари кивнула. – Мари, постарайся скрыть свои способности. Обещай мне! – Обещаю, – сказала Мари. – Полковник! – крикнул Тим. Тот, как чёртик из коробочки, выпрыгнул из-за ближайшего дерева. – Если мы согласимся сотрудничать, нас не посадят на цепь? – Вам присвоят звания консультантов. Условия содержания на высшем уровне. И всё, что пожелаете, к вашим услугам. В пределах разумного, конечно. – У нас условие, – сказал Тим. Саймон напрягся. – Мы хотим оставаться вместе. Всё время, что проведём у вас. – Это выполнимо, – полковник попытался улыбнуться. Шаттл класса «космос-атмосфера» подлетел к самой высокой горе архипелага. Зависнув напротив почти отвесной стены, он работал дюзами маневровых двигателей. Но вот процедура опознания закончилась. Часть скального массива растворилась, открыв чёрный зев пещеры. Шаттл юркнул туда, как мышь в нору. Тим подумал, что исследовательский центр заполнил гору целиком, оставив лишь тонкие стеночки для маскировки. Полковник Саймон шёл впереди. Он показывал охране какие-то карточки, затем прикладывал их к сканерам. Его пропускали, а вместе с ним Тима и Мари. Полковник приложил карточку к очередному сканеру. Дверь скользнула в сторону. За ней находился уютный холл. – Ваше жилище. Президентский люкс, – Саймон обвёл рукой холл. – Здесь три спальни, тренажёрный зал, бассейн. В общем, разберётесь. Здесь много чего, и всё это ваше… – Полковник повысил голос, пытаясь остановить вопрос Тима: – Прежде чем мы начнём что-либо обсуждать, пожалуйста, посмотрите короткий ролик! Саймон направился к нише с тремя креслами. На стене висел большой телевизор. Полковник сел в одно из кресел и взял пульт. Тим и Мари заняли соседние кресла. Экран ожил. Он показывал операционную или лабораторию. На металлическом столе лежал молодой человек. Он лежал на боку. Голос за кадром сказал: – Пациент скончался три часа назад. Ничего вразумительного он так и не сказал. – Камера двинулась вокруг стола. – Юноша, предположительно лет пятнадцать-шестнадцать. Кожный покров… В сознании Тима голос за кадром исчез. Камера поплыла вокруг стола. Теперь она показывала спину. Вернее, то, во что она превратилась. На узкой спине торчал уродливый нарост в форме груши, но размером с крупный арбуз. На коже хорошо различались прожилки, отчего горб имел отталкивающий вид. Чёрные точки на самом верху складывались в замысловатый узор. Мари испугано ойкнула. Тим взял Мари за руку. Изображение на экране исчезло. – Ну что ж, – сказал Саймон. – Нужного эффекта я достиг. Подумайте. Сделайте выводы. Запись в ТВ-панели останется. Захотите посмотреть, пожалуйста. А пока отдыхайте. Саймон встал и направился к двери. Тим привычным способом успокоил себя. Затем успокоил Мари. Та через минуту благодарно кивнула. – Мы разберёмся, – сказал Тим. – Мы вместе, и это главное. Мари наклонилась к Тиму и поцеловала в щёку. В коротком взгляде он прочитал: «За нами наблюдают». После видео аппетит пропал. Тим и Мари приняли душ и легли спать. – Тим, – промурлыкала Мари. – Просыпайся, Тим, я кушать хочу. Тим открыл глаза. Свет в окне, занимавшем стену целиком, имел оттенок кофе с молоком. – Который час? – спросил Тим. – Почти четыре, – ответила Мари. – Утра?! – Я точно не знаю. Это экран, – Мари указала на окно. – Во всяком случае, открыть его не получилось. Тим встал с кровати. Он поискал одежду, но не нашёл. На кресле лежали два махровых халата. Тим надел тот, что больше, он подошёл. – Пойдём, поищем что-нибудь поесть, – сказал Тим. Они вышли в коридор и прошли в холл. Тим остановился у двери и нажал кнопку. На стене ожил маленький экран. Миловидная девушка спросила, что Тиму нужно. – Плотный обед. На две персоны, – сказал Тим. – Ожидайте, – сказала девушка, и экран погас. Тим и Мари расположились в уютной столовой. Одну из стен занимало такое же окно, как и в спальне. Солнце встало. С высоты птичьего полёта виднелась цепь островков, лежащих на лазурном бархате океана. Изумрудная зелень и белоснежные пляжи походили на фотографию, но плеск воды и крики чаек звучали настолько правдоподобно, что заставляли поверить в иллюзию. – Что они так долго? – проворчал Тим. Его живот проворчал почти так же. Мари рассмеялась. Дверь открылась. В проёме появилась хромированная тележка. Её толкал официант. Он подкатил тележку к столику и принялся расставлять блюда. Тим попытался взять официанта под контроль, но не вышло. – Это всё нам? – спросил Тим. – Разумеется, – официант вскинул бровь. – У меня распоряжение подавать удвоенный рацион. И выполнять ваши пожелания. Вот меню. – А я думала, телефонный справочник, – сказала Мари. – Специально для вас в центр пригласили одного из лучших поваров. Так что любое ваше пожелание выполнят. Что-нибудь ещё? – У нас нет одежды, – сказала Мари. – Я доложу, – сказал официант и попятился к выходу. Спустя полчаса Тим довольно откинулся в кресле. Он пригубил кофе и сказал: – Ты отлично выглядишь. Кожа и волосы буквально светятся изнутри. – И чувствую я себя отлично, – сказала Мари. Она вытянула стройную ножку и положила Тиму на колено. – Я заметил, что ты ещё прибавила в росте, – Тим погладил бархатистую кожу. Мари чуть вздрогнула. – Ты становишься похожа на тех девчонок из глянцевых журналов, что запрещала мне смотреть. – Надеюсь, рост прекратится, и я не стану пятиметровым монстром. Кстати, ты тоже изменился. Стал выше и прибавил в весе, – сказала Мари. – Я потолстел?! – удивился Тим. – Не потолстел, а стал нормального сложения. – То, что вы подхватили, меняет вашу генетику, – полковник Саймон появился неожиданно. – Изменения идут на пользу. – Саймон сел за стол. – Ты считаешь, с нами не случится того же, что с парнем на видео? – спросила Мари. – Надеюсь, не случится. Тот парень – наркоман с большим стажем. Впрочем, как и весь экипаж злополучного рейдера. Они искали базу. – И что же с ними стало? – спросил Тим. – Аномалия убила их. Всех, кроме того парня. Но он до последнего умолял прикончить его. – Ты сказал, Аномалия? – спросил Тим. – Да, – Саймон посмотрел на Тима. – Мы первые захватили Дональда. И подготовились лучше других. День пролетел быстро. Тим и Мари сдавали анализы, беседовали с психологами. Тим сказал Мари, что они похожи на подопытных кроликов. Мари согласилась. Поздно вечером испытания закончились. Подопытным позволили вернуться в апартаменты. Уже знакомый официант расставлял посуду на столе. Тим и Мари составили меню на следующий день. Официанту вручили лист с перечнем блюд. Тот удивлённо вскинул бровь, но промолчал. После роскошного ужина Тим достал из бара бутылку вина. Закат над тропическими островами – лучшее зрелище после трудного дня. Мари прошлась по спальне с бокалом вина. На столике она передвинула вазу с цветами. На картину, висящую на стене, накинула салфетку. Затем долго рассматривала фигурную рамку зеркала, и посчитала, что той нужна такая же салфетка. Мари села рядом с Тимом и прошептала в самое ухо: – Остались микрофоны и датчики движения. – Думаешь, микрофоны нам помешают? – спросил Тим. – Пусть завидуют. Горячие тела сплелись в объятьях, и красный туман заполнил сознания. Они наслаждались друг другом. Новые способности помогали тоньше чувствовать партнёра. Это открывало новые грани удовольствия. Второй день прошёл в таких же хлопотах. За исключением неприятного эксперимента. Тима посадили напротив незнакомого мужчины. Его предупредили, что у мужчины в кобуре пистолет без патронов. Но мужчина уверен, что оружие заряжено. Тиму сказали, чтобы он заставил подопытного выстрелить в висок. Тим до последнего думал, что пистолет всё-таки заряжен. Но его страх оказался напрасным. Мужчина достал пистолет и приставил к своему виску, раздался щелчок. Тим вздрогнул. Мужчина упал со стула. Когда день закончился, Тим почувствовал себя выжатым, как лимон. После ужина в столовую вошёл Саймон. Как обычно, не спрашивая разрешения, он сел за стол. – Не объясните, что случилось с камерами в вашей спальне? – спросил полковник. – Они мешали, – ответил Тим. – Могли бы попросить, их сразу же убрали бы. – Полковник, пожалуйста, уберите следящую электронику из спальни, – сказал Тим. – Уже, – сказал полковник. – У меня плохие новости. – Полковник с интересом переводил взгляд с Тима на Мари и обратно. – Не тяните, полковник. Мы очень устали, – сказала Мари. – Последние данные сканирования показали, что количество нервной ткани увеличилось. И количество, и качество. Увеличение имеет локальный характер. Это верхний отдел спинного мозга. В столовой повисла тишина. Полковник с интересом наблюдал, как его подопечные реагируют на новость. Тим посмотрел на Мари. И его спокойствие передалось ей. Саймон продолжал вертеть головой, переводя взгляд с Тима на Мари и обратно. – Это всё? – спросил Тим. – Пока всё. Если рост продолжится теми же темпами, через неделю на ваших спинах вырастут горбы. – Спасибо, – сказал Тим. – Сообщение весьма информативно. Тим уставился на полковника. Тот минуту сидел неподвижно. Затем начал ёрзать на стуле. Тим не отводил взгляда. Полковник вскочил со стула и завопил: – Со мной эти фокусы не пройдут! – Какие фокусы? – удивился Тим, продолжая сверлить собеседника взглядом. – Мне пора! – Саймон бегом направился к выходу. – Давай ляжем пораньше, – сказал Тим. – Я очень устал. Когда они вошли в спальню, Мари показала три пальца и указала на ухо. Тим кивнул и лёг в постель. Под одеялом он нашёл руку Мари и мысленно спросил: – Ты меня слышишь? – Слышу. Но это так странно… – Ты привыкнешь, – подумал Тим. – Ты считаешь, Саймон сказал правду? – Возможно, – ответил Тим. – Если это правда, тогда нужно убираться отсюда как можно быстрей. Мне кажется, я почти нашёл ответ на то, что с нами происходит. Решение ускользает, когда я уже готов увидеть его. Мне нужно время и спокойная обстановка. – Как же нам отсюда выбраться? – спросила Мари. – Я, кажется, нашёл способ обойти защиту Саймона. Сегодня я кое-что проверил на нём. Думаю, справлюсь. Саймон прав в одном: те изменения, что происходят с нами, идут на пользу. Я чувствую, как вырос интеллект. А ещё у меня сильно развилась интуиция. – Ты что-то придумал? – спросила Мари. – План простой. Нам нужен «Старатель». Сегодня полковник хотел напугать нас. Таким образом он надеялся подстегнуть желание сотрудничать. Пусть он считает, что это удалось. Я скажу, что на судне есть важная информация. Как только мы попадём на борт, сразу сбежим. – Он наверняка перестрахуется, – мысленно сказала Мари. – Я что-нибудь придумаю. А теперь давай спать. Мари чмокнула Тима в щёку, и они уснули. – Я рад, что вы проявляете инициативу и готовы сотрудничать. Но я не могу принять такое решение единолично. Проблема решалась бы проще, если бы на судно отправился кто-нибудь один из вас, – Саймон вопросительно посмотрел на Мари. – Я не останусь одна, – сказала Мари. Полковник ушёл. Тим и Мари отправились в лабораторию. Исследования порядком надоели. Но отказаться они не могли. Тима и Мари гоняли по этажам из одного кабинета в другой. Пациенты или пленники? Тим старался не ставить так вопрос, покорно выполняя всё, что требовали медики. Наконец долгий день закончился. Тим расслабился, предвкушая ужин и отдых. Вместе с официантом в столовую вошёл полковник. Официант расставлял посуду. Полковник, не обращая на него внимания, сказал: – Задали вы нам задачу. Руководство дало согласие на ваш допуск на борт «Старателя». Но с условием, что это произойдёт на Земле. С вами на борт поднимусь я и ещё два сотрудника. На то, чтобы скопировать информацию, нам дают три минуты. Это вас устраивает? – Вполне, – ответил Тим. – Когда мы сможем попасть на борт? – Если вы сейчас назовёте коды, то к утру судно окажется здесь. Тим лёг в кровать и начал искать под одеялом руку Мари. Она делала то же самое. – Мы сможем?! – мысленно крикнула Мари. – Сможем, – ответил Тим. – Мои способности выросли. Я смогу контролировать несколько разумов. Для тебя тоже найдётся работа. – Мои способности также выросли. Теперь я буквально вижу электронные устройства! – Мари подкатилась к Тиму и впилась губами в его. – Ты меня удивляешь, – голосом произнёс Тим. – Не хочу, чтобы ты внушал мне это. После завтрака Тима и Мари повели по незнакомым коридорам. После долгих переходов и поездок на лифте, Саймон вывел их в огромную пещеру, заполненную летучей техникой. Естественная полость освещалась электричеством, но большая её часть находилась в темноте. Тим прикинул размеры каменного мешка и присвистнул. – Впечатляет? – спросил Саймон таким тоном, будто это он сделал пещеру. Саймон махнул рукой водителю маленького электрокара без крыши. Места хватило как раз для трёх пассажиров. Саймон сказал что-то водителю, и они поехали. На фоне стремительных военных машин «Старатель» выглядел как трактор рядом со спорткаром. Закруглённые обводы и клёпаный корпус только усугубляли впечатление. «Старателю» выделили отдельную площадку. Судно стояло в окружении солдат в серых доспехах. Завидев начальство, солдаты перевели доспехи в режим невидимости. Лишь редкие сполохи там, где маскировочное поле соприкасалось с пылинками, выдавали присутствие людей. Площадка «Старателя» с одной стороны ограничивалась отвесной стеной пещеры, с другой, метрах в пятидесяти, зияла пропасть. Две оставшиеся стороны блокировали космические рейдеры. Их орудийные башни смотрели на маленького «Старателя». – Прежде чем мы начнём, – сказал Саймон, – я должен предупредить. Если руководству покажется, что что-то пошло не так, вас уничтожат. – И вас вместе с нами? – спросила Мари. – Поверьте, это их не остановит. Я призываю вас к благоразумию. – Спасибо за предупреждение, – сказала Мари. Тим ясно представил себе, как «Старателя» выворачивали наизнанку. Тим усмехнулся. Лучше всего спрятано то, что находится на виду. Он выдернул из зажима авторучку и, сняв колпачок, протянул Саймону. Один из сопровождающих хлопнул себя по лбу. – А ты этой ручкой в ухе ковырялся, – сказал другой сопровождающий. – Похоже, бедного «Старателя» разбирали по винтикам, – сказал Тим. – Мы бы и на атомы разобрали, да начальство не позволило, – ответил тот, кто ковырялся в ухе. – Понимаю, – сказал Тим. – Коты очень любопытные животные. – Коты? – удивился полковник. – Ну конечно, коты, – сказал Тим, повернувшись к Саймону. – При чём здесь коты? – напряжённо спросил Саймон. – Как при чём? Потому что вы коты! Саймон рухнул на четвереньки. То же самое сделали сопровождающие. – Спокойно, – сказал Тим. – Спокойно. Вы хорошие, послушные котики. Тот, кто ковырялся в ухе, подошёл на четвереньках к Тиму и потёрся об ногу. – Полегче. Иначе я упаду, – сказал Тим. Он погладил мужчину по спине и тот замурлыкал. Другой охранник тоже хотел ласки, он принялся оттирать товарища от кресла. Только Саймон остался на месте. Он удивлённо таращился на Тима. По его лицу текли крупные капли пота. – Кажется, есть, – сказала Мари. – Да! Точно есть! – Тише, – сказал Тим. – Ты мешаешь. – Извини, – шёпотом сказала Мари. – Я установила контакт с бортовыми компьютерами рейдеров. Я смогу их подчинить. Но времени мало. Если операторы вмешаются, то быстро восстановят контроль. – Как только закрою люк, действуй, – сказал Тим. – Так, котики, встали на задние лапки и пошли на улицу. Всем гулять. – Мужчины встали на ноги. Но руки продолжали держать согнутыми в локтях так, что кисти рук висели. – А ты почему не слушаешься? – Это Саймону. Саймон с трудом повернулся к выходу. Капли пота непрерывно катились по щекам. Он не сводил глаз с Тима. Лицо сделалось страшным. – Будешь слушаться, дам вкусняшку, – сказал Тим. Саймон кивнул и поплёлся вслед за остальными. Тим рухнул в кресло. – Давай!!! – крикнул он. Мари застучала по клавиатуре. Тим включил экраны внешнего обзора. Рейдеры поворачивали башни. Повернув на сто восемьдесят градусов, они синхронно выстрелили. Огненные росчерки крупнокалиберных бластеров вонзились в свод пещеры. Осколки камней брызнули фонтаном. Вокруг рейдеров сверкнули голубые всполохи. Силовые поля отклонили особенно крупные камни. А вот «Старателю» камни могли навредить. Мари подняла судно в воздух и бросила в сторону. Крупные обломки пролетели мимо, мелкие забарабанили по обшивке. Из облака пыли к «Старателю» протянулись красные росчерки бластеров. Пехотинцы открыли огонь. Через минуту к ним присоединились более толстые лучи. Это открыли огонь с других судов. Мари подняла «Старателя» вверх и тут же спикировала вниз. – Что ты делаешь?! – Рейдеры дадут ещё один залп! Надо укрыться! – ответила Мари. Мари направила судно в пропасть. Тиму показалось, что они погружаются под воду. Свет прожекторов проецировался на клубящейся пыли, делая видимой её в плоскости. «Старатель» опустился ниже и оказался в полной темноте. Судно продолжало опускаться, Тим инстинктивно задержал дыхание. Сверху полыхнуло. Освещение в рубке на секунду погасло. Пыль заклубилась с новой силой. – Держись! – крикнула Мари и дёрнула ручку на себя. Кресло ударило в спину. Перегрузки выдавили из груди воздух. Освещение изменилось. На фоне колючих лучей прожекторов солнечный свет выглядел бледным. Мари что-то крикнула и направила «Старателя» вверх. Судно проскочило сквозь пролом в скале. Навигаторский монитор показал, что через такую дыру пролетел бы ещё один «Старатель». Солнце ослепило лучами, но сработали светофильтры, и экипаж приступил к работе. Промелькнули зелёные острова, плавающие в лазурной воде. В следующую секунду за бортом потемнело: «Старатель» вырвался в стратосферу. 7 – На мне живого места нет, – пожаловался Тим. Мари переключила показания радара на монитор. Тим смотрел и не верил глазам. К «Старателю» со всех сторон стремились различные суда. Световые отметки продолжали выплывать из-за края монитора. Отметки походили на снежинки в пургу. Большие и маленькие, они сыпались и сыпались. Тим указал пальцем на самую крупную метку и спросил: – Это что, танкер? – Это док истребителей, – сказала Мари. – Мы можем двигаться быстрей? – спросил Тим. – Мы идём на пределе. Но скорость не поможет. Похоже, на перехват брошен весь космический флот. Во всяком случае, та его часть, что базируется на Земле. – Очень похоже, – согласился Тим. Тим следил за самой большой меткой. От неё разлетались искры. Точки беспорядочно роились, но это продолжалось недолго. Истребители перегруппировались в пары и построились полукругом. Ещё секунду они висели неподвижно. А затем, обгоняя другие суда, ринулись к беглецам. Построение прогнулось в середине и вытянуло вперёд фланги. – Они хотят нас окружить? – спросил Тим. Мари кивнула и занялась управлением. Мониторы сменили картинку. Теперь они показывали расписание движения орбитальных станций. Мари изучала информацию. Из-за голубого диска Земли выплыла орбитальная станция. Центральная сфера сверкала жёлтым металлом, как новый самовар. Округлые вспомогательные модули только добавляли этого сходства. Радары показывали, что вокруг станции жизнь бьёт ключом. Суда образовали транспортные потоки. Одни двигались к станции, другие от неё. Третьи вращались вокруг, ожидая своей очереди. В одном из таких потоков и затерялся «Старатель». – Сюда они не полезут, – сказала Мари. – Побоятся причинить кому-нибудь ущерб. Военных потом засудят. Пока они договорятся со станцией, чтобы диспетчер помог отследить нас, пройдёт час. За это время нужно что-нибудь придумать. – У нас здорово получалось прятаться в отходах, – сказал Тим. – Ужас! Даже не вспоминай! Кажется, что от меня до сих пор несёт вонью! Хотя… Мари отстучала команду на клавиатуре. На мониторе повисло изображение сферы. Изображение вращалось, показывая, что сфера делится на равнобедренные треугольники. – Это мусорный контейнер, – сказала Мари. – Пластиковая оболочка стягивается тросами. Тросы пересекаются и получаются вот такие треугольники. Сторона треугольника десять метров. В принципе, проникнуть внутрь можно. Между отрезками существует силовое поле, но слабое. – И что дальше? – спросил Тим. – Дальше контейнер разворачивает парус и летит к свалке на Плутоне. – Парус? – Солнечный парус, – ответила Мари. – Вполне рационально. Зачем тратить топливо на перевозку мусора? А так контейнер дрейфует в нужном направлении. Правда, десятки лет, но ему спешить некуда. Мари перестраивалась из потока в поток, соблюдая правила. Так, чтобы не привлекать лишнего внимания. На центральном мониторе просвистел мелодичный сигнал. – Что это? – спросил Тим. – Уведомление. Мы больше пятнадцати минут провели в платном транспортном потоке. С нашего счёта сняли пятьсот кредитов. – Пятьсот?! – А что ты хочешь. Этот поток движется прямо к станции. Без задержек и формальностей. Тим огляделся. «Старатель» висел в окружении красивых судов. Яхты поражали изящными линиями корпусов. Стремительность и комфорт, воплощённые в металл. Это то, что бросалось в глаза при наружном осмотре. То, что скрывалось под красивыми корпусами, оставалось тайной. Сенсор «Старателя» подал сигнал. – Опять счёт? – спросил Тим. – Нет. Вон та яхта, выкрашенная как апельсин, нас изучает. – Зачем? – У богатых свои причуды, – ответила Мари. – Вероятно, мы кажемся подозрительными. Смотри, как мы выделяемся среди них. – Тим кивнул. На фоне изящных корпусов «Старатель» походил на галошу. Крепкую, блестящую, но галошу. – А может, владельцу яхты скучно. – Он может нас видеть? – спросил Тим. – Нас – нет. Но посчитать, сколько в нашем холодильнике банок пива, может. Мари вновь перестроилась. В новом потоке висели суда обслуживающих фирм. Яркие надписи реклам покрывали борта от носа до кормы. Надписи подсвечивались, и поток выглядел пёстрым. – Мы почти на месте, – сказала Мари. – Приготовься. Мне придётся маневрировать. Тим потуже затянул ремни. «Старатель» клюнул носом и увеличил скорость. Тим насчитал три поворота вокруг оси судна. – Мари, – взмолился Тим. – Можно потише? – Потерпи! Мы не можем попасть в зону действия сенсоров станции. И не можем… Ага! Да! И не можем, чтобы наш манёвр засекли истребители. Кресло перестало бить Тима по спине. Прямо по курсу стремительно рос шарообразный ком мусора. Силовые поля чуть заметно мерцали. И казалось, что множество предметов удерживается вместе сами собой. «Старатель» закрутился вокруг продольной оси. Взревели тормозные двигатели. Судно штопором вонзилось в кучу мусора. Мари оттолкнула штурвал, и тот убрался под панель. Она отстегнула ремни и лихорадочно застучала по клавиатуре. Мониторы гасли один за другим. – Необходимо свести к минимуму всякую активность, в том числе и электрическую. Нужно как можно больше походить на кучу мусора. – Мари в последний раз ударила по кнопкам. В рубке остались гореть только аварийные светильники. Их янтарного света хватало лишь для того, чтобы найти выход. Мари посмотрела на Тима и ослепительно улыбнулась. – Мари, я не узнаю тебя, – сказал Тим. – Ты сильно изменилась. Иногда ты пугаешь меня. – Я держу себя под контролем. – Вот! – воскликнул Тим. – Раньше ты не сказала бы так. – Не волнуйся, Тим, – Мари опять улыбнулась. – Я понимаю, что мы меняемся. Я не думаю, что это плохо. Наши тела бурлят гормонами. Мы стали сильней. Стали умней. – И бесшабашней? – Да нет же, Тим! – воскликнула Мари. – Не бесшабашней, а уверенней. Ты говоришь, я пугаю тебя. Но, Тим! Ты тоже пугал меня поначалу. Когда ты заставлял людей выполнять приказы. Ты делал такие страшные глаза! – А что с моими глазами? – забеспокоился Тим. – Я как-нибудь сфотографирую и покажу, – сказала Мари. Тим хотел что-то сказать. Но Мари прыгнула ему на колени и впилась в губы жарким поцелуем. Тим потерял контроль. Горячий красный туман застилал глаза. Он срывал комбинезон с Мари. Она помогала освободиться от одежды ему. Наконец одежда разлетелась по рубке. Тим оставался сидеть в кресле. Мари задавала ритм. Это продолжалось дольше, чем мог представить Тим. Мари управляла ритмом. Тим подумал, что это продлится бесконечно. Но вот Мари вскрикнула и сжала Тима в объятьях. Тим блаженно простонал. Мари отстранилась от Тима и долго смотрела на него. Затем упала ему на грудь и сказала: – Давно хотела проделать это с тобой. Но всегда что-то мешало. – А сейчас перестало мешать? – Сейчас я будто проснулась. Пойдём, что-нибудь перекусим? От этих слов в животе Тима басовито заурчало. Мари рассмеялась и, подхватив комбинезон, пошла на камбуз. Крышки с саморазогревающихся упаковок слетели одновременно. Мари переложила их содержимое на одноразовые подносы. – После деликатесов из медицинского центра это похоже на пластик, – сказал Тим. На потолке камбуза светился единственный аварийный светильник. В его свете сверкнула улыбка Мари. – Привыкай, – сказала Мари. – Нам придётся долго сидеть без электричества. Тут их маленький мирок содрогнулся. Мари вскрикнула и упала на Тима. Подносы посыпались на пол. – Это парус, – сказала Мари. – Давай посмотрим? – А как же маскировка? – Мы используем манипулятор! Он тратит мало энергии. И нам надо знать, что происходит снаружи. К стандартной видеокамере Тим прикрутил дополнительные сенсоры и датчики, затем всё это оставил в шлюзе. Манипулятор предназначался для взятия геологических проб в космосе. Он представлял собой шнур из нановолокна. Толщиной в палец, он состоял из металлических тросиков диаметром в несколько микрон. На конце шнура крепился захват наподобие клешни. Мари управляла манипулятором из рубки. Она подвела захват к шлюзу, и когда тот открылся, подхватила связку оборудования. Около часа они сидели в креслах и напряжённо следили, как видеокамера продвигается сквозь мусор. – У нас получилось! – закричала Мари. – Смотри, это звёзды! Монитор заполнили россыпи звёзд. Как жемчужины на чёрном бархате, они переливались всеми цветами радуги. Тим и Мари сидели в одном кресле. Обнявшись, они любовались грандиозной картиной. Но тут красочный пейзаж закрыла чёрная тень. Компьютер завис, анализируя объект, а затем раскрасил пятно красками. – Соленоиды! – Мари крикнула так, что у Тима заложило уши. Мари бросилась к панели и принялась отстукивать команды. Тим подвинул ей кресло и усадил. Мари этого не заметила. Она продолжала колотить по кнопкам. Но вот сила тяжести исчезла. – Наверное, истребитель засёк гравитационное поле и решил проверить, – прошептала Мари. Она подплыла к Тиму и прижалась. Тим обнял её за талию и прошептал в ухо: – Он слышит нас? – Нет, конечно, – ответила Мари, но не очень громко. Они висели напротив монитора и наблюдали за истребителем. Машина работала маневровыми двигателями, отчего на корпусе возникали призрачные струйки отработанных газов. От этого хищные обводы выглядели ещё страшней. В нижней части корпуса откинулся люк, оттуда выдвинулся ствол бластера. Он принялся раздвигаться. Время шло, а ствол всё раздвигался и раздвигался. – Таких не бывает, – сказала Мари. Тим заглянул в огромные от ужаса глаза Мари, взял за руку и сказал: – Успокойся. Он берёт нас на испуг. Пилот надеется, что мы выдадим себя. Мари ещё плотней прижалась к Тиму. Словно вынюхивая добычу, ствол медленно передвигался то влево, то вправо. Но вот он замер. Ствол начала вращаться, наливаясь ярко-красным светом. Мари так стиснула Тима, что у него перехватало дыхание. Он попытался успокоить Мари уже отработанным способом, но и сам испугался. Яркая вспышка вывела мониторы из строя. Когда они включились, то показали, как истребитель завалился на бок и, выплюнув струю раскалённой плазмы, исчез. – Ты как? – спросил Тим. – Нормально, – ответила Мари. Она отплыла от Тима и, пристегнувшись к креслу, занялась компьютером. – Гравитационные соленоиды не потребляют много энергии. Почему этот истребитель заинтересовался нашим комком, непонятно. – Всё же с гравитацией давай подождём, – сказал Тим. Он занял своё и кресло и тоже пристегнулся. Мари осторожно повернула манипулятор и переключила изображение в инфракрасный режим. Невдалеке висела серебристая сфера. Казалось, она состоит из ртути. Мелкие волны, словно рябь, морщили поверхность, создавая причудливые узоры. – Это парус? – спросил Тим. – Да. Плёнка толщиной в несколько молекул развернулась в купол диаметром в несколько километров. Она зеркальная и в обычном диапазоне не видна. Тим и Мари ещё долго сидели перед монитором. Мари посчитала, что они достаточно удалились, и включила гравитацию. Но в остальном режим маскировки сохранялся. Мари приготовила ужин в микроволновке. Они поужинали и легли спать. 8 Тим проснулся оттого, что почувствовал пристальный взгляд. Он открыл глаза. Рядом лежала Мари. – Что случилось? – спросил Тим. – Эта штука, она растёт. Мне уже неудобно спать на спине, – сказала Мари. – Повернись, я посмотрю. Мари стянула рубаху Тима и легла на живот. Тим склонился над ней. Вдоль позвоночника тянулось вздутие. Пока небольшое, но лежать на спине оно действительно мешало. Посередине вздутия появилась цепочка чёрных точек. Затем Мари осмотрела Тима. У него наблюдалась похожая картина. Они позавтракали и перешли в рубку. – Ладно. Давай успокоимся, – сказал Тим. – Давай начнём с самого начала. – Тим сделал большой глоток из банки с пивом. – Аномалия наделила нас сверхспособностями. Так? – Мари кивнула. – Так. Она же наградила нас чем-то, что живёт в наших организмах. Так? – Мари снова кивнула. – Значит, Аномалия не хочет, чтобы мы причинили этому чему-то вред. – Так? – Мари замерла, наблюдая за Тимом. Он встал с кресла и принялся ходить по рубке. – Значит… – Тим допил пиво и поставил банку на панель. – Значит, нужно использовать новые возможности, и выяснить, чего она хочет. – И как это сделать? – спросила Мари. – Спрашивать у Аномалии, значит спросить у себя, – сказал Тим. – Афина говорила, что наши гены переплелись. Значит, мы в какой-то степени и есть Аномалия. Тим сел в кресло и, повернув его к Мари, сказал: – Закрой глаза и расслабься. Я попробую погрузить тебя в гипнотический транс и задать вопрос. Не бойся. Хорошо? Мари откинулась в кресле и закрыла глаза. Тим придвинулся ближе. Взяв Мари за руки, он начал говорить. Он говорил успокаивающие слова. Слова ободрения. Слова просьбы. Затем задал вопрос. Лицо Мари исказилось ужасом, она застонала и вскрикнула. – Проснись!!! – крикнул Тим и дёрнул Мари за руки. Мари выскочила из кресла и повалилась на Тима. Слёзы градом катились из глаз. Мари прижалась к Тиму. – Успокойся, – шептал Тим и гладил Мари по голове, как ребёнка. Мари перестала плакать, но её по-прежнему бил озноб, и она не могла говорить. Тим хотел принести плед и укрыть Мари. Но она продолжала сидеть, вцепившись в Тима. Дыхание Мари успокоилось, дрожь прекратилась. В какой-то момент Тим понял, что Мари спит. Так они и сидели. Мари спала, а Тим боялся пошевелиться. – Тим! – вскрикнула Мари и, вздрогнув, проснулась. Тим и сам уснул, и в первую секунду не понял, что происходит. Мари, увидев, что по-прежнему сидит на его коленях, успокоилась. – Давай покушаем, – сказала Мари, вставая. Мари пошла на камбуз. Тим следом. Он не мог оторвать взгляд от горба на её спине. Мари любила носить его рубашки, но теперь они стали малы. Мари надела свитер. – У нас есть виски? – спросила Мари. Тим достал из шкафа бутылку хорошего виски. Он разлил алкоголь в одноразовые стаканчики и отдал один Мари. Мари залпом выпила дорогой напиток. – В общем, я поняла, – сказала Мари. – Аномалия – это растение. В прошлом та планета походила на Землю. Много кислорода. Океаны, заполненные водой. Животные. – Мари заглянула в стакан, но Тим не стал предлагать ещё. – В общем, Аномалия высосала планету. Использовала доступные минеральные вещества. Испарила воду. На планете не осталось живых организмов. Сейчас Аномалия умирает. Для жизни не хватает пищи, воды, воздуха. Не хватает общения. Тело занимает огромные полости в недрах планеты. Образы виделись смазанными или очень сложными для понимания. Возможно, Аномалия и сама не осознаёт себя. Но это существо мыслит, испытывает эмоции. Пусть и отличные от тех, что испытывают люди. – Мари замолчала. На глазах навернулись слёзы. – Мари, пожалуйста, не плачь. – Ладно, – Мари смахнула слёзы. – Аномалия понимает, что тело привязано к планете, и улететь она не сможет. Она хочет, чтобы где-то в другом месте жило её продолжение. На камбузе повисла напряжённая тишина. Тим залпом выпил виски, но не почувствовал вкуса. Он налил ещё и пригубил. Скривился и отставил стакан. – Мы что, должны каким-то образом пересадить это на других людей? – спросил Тим. – Не на людей. – Мари взяла Тима за руку. – Мы должны высадить семена на другие планеты. Аномалия скорее растение, чем что-то другое. Во всяком случае, она сама себя так осознаёт. Мы носим её семена. – Понятно, – сказал Тим. Его глаза заблестели, виски делал своё дело. – Значит, то, что мы видели на орбите, это цветок для привлечения внимания. Полученные возможности что-то вроде нектара. А семена – наша работа, которую мы должны выполнить. Получается, мы… Мы насекомые!!! – Получается что так, – сказала Мари. – И ещё… – Мари опустила глаза. – У нас мало времени. Если мы не успеем высадить семена… Они сожрут нас. – Ничего себе!!! – воскликнул Тим. – Аномалия считает, что у неё нет выбора. – Ты защищаешь её?! – Тим, у неё действительно нет выбора, – мягко сказала Мари. – Она сделала для нас всё, что могла. – Всё, что могла, – тупо повторил Тим. – То, что Аномалия посадила в нас, дорого и для неё. Тим поднял Мари и посадил на колени. Обнял и поцеловал в губы. – Иди ко мне, мой мотылёк, – прошептал Тим. – Мотыльком я себя и чувствую. Они сплелись в объятиях. После этого долго спали. А выспавшись, пошли на камбуз. Мари готовила завтрак и что-то весело щебетала. Тим наблюдал за ней. Горб на спине вырос. Мари сутулилась, нарост давил на позвоночник. Тим не хотел выказывать жалость. Когда Мари повернулась, он улыбнулся. – Нужно обустроить кресла, – сказал Тим. – Наросты мешают сидеть. Тим принёс инструменты. Он развернул кресло спинкой к монитору и следующие полчаса занимался регулировкой. – Это теперь не кресло, а ложемент какой-то, – усмехнулась Мари. – Да, придётся привыкать. Попробуй лечь. Мари легла на живот. Подбородок не доставал до подголовника. Тим исправил это. – В целом, нормально, – сказала Мари. – Но набирать команды на клавиатуре неудобно. Тим достал из ящика гайковёрт и принялся за работу. Он открутил подлокотники и развернул к панели. Мари положила руки на подлокотники и сказала: – Так лучше. Таким же образом Тим переоборудовал и своё кресло. – Насколько я понимаю, – сказал Тим, не отрывая глаз от монитора, – списка пригодных для жизни планет не существует. И когда такие планеты находят, их координаты держат в секрете. Как правило, этим занимаются корпорации или другие крупные организации. Но полностью скрыть информацию они не могут. Необходимо использовать косвенные данные. – Что значит косвенные данные? – спросила Мари. – Вот, например, – Тим перевёл изображение со своего монитора на монитор Мари. – Корпорация Земтрест занимается добычей тяжёлых металлов. Имеет рудники на Амалии и лунах Фалкона 13. Амалия – это пустынная планета с разрежённой атмосферой. Фалкон 13 – газовый гигант, подобный Юпитеру. Спутники Фалкона 13 – крупные планетоиды. Там вообще нет атмосферы. А вот свежее объявление корпорации: «Требуются охранники. С опытом работы в болотистой местности. Разрешение на ношение оружия обязательно. Место работы – внеземелье». – Тим, ты молодец! – воскликнула Мари. – Это я к примеру, – ответил Тим. – Тут есть информация. Собеседование с рекрутами проводится на космической станции Земтреста. – Где находится станция? – спросила Мари. – Так… Минуту… – Тим застучал по клавиатуре. – Ага! Пояс астероидов! – Мы пролетим мимо! – воскликнула Мари. – Да, – согласился Тим. – Но, во-первых, под парусом мы доберёмся туда лет через пять. А во-вторых, нас ищут. Наверняка фотографии нашего «Старателя» разослали по всей обитаемой Галактике. – Тим, я умею управлять электроникой. А ты людьми. Мы должны рискнуть. Я чувствую, что времени осталось мало. – Мари умоляюще посмотрела на Тима. – Я согласен. Надо рискнуть. Мари втянула манипулятор и принялась тестировать системы «Старателя». – Потихоньку отсюда не выбраться. Придётся буквально выстреливаться, – сказала Мари. – Делай, как знаешь, – сказал Тим. – Ты в этом лучше разбираешься. На мониторе пошёл обратный отсчёт. Чем меньше становилась цифра, тем больше систем выходило из спячки. Судно наполнилось различными звуками. Потрескивали реле. Посвистывали компьютеры. Но вот басовито завибрировал двигатель. Судно задрожало. В облаке мусора «Старатель» вырвался на волю. Остаток дня, пока судно двигалось к станции Земтреста, Тим искал другие варианты. – Пока мы находимся в зоне действия информационной сети Солнечной системы, нужно как можно больше накачать информации. Неизвестно, когда мы вернёмся сюда, – говорил Тим. Навигационный компьютер известил о том, что конечная точка в зоне визуальной доступности. Мари настроила видеокамеры. Станция Земтреста называлась «Ковчег 74». Три столетия назад изобрели межзвёздный двигатель. Десятки ковчегов устремились к далёким звёздам. Полёт длился от нескольких недель до нескольких лет. Но будущие колонисты не погружались в анабиоз. Ковчеги могли обеспечить жизнедеятельность тысяч пассажиров. На мониторах висел цилиндр в три километра длиной и пяти сотен метров в диаметре. В целях экономии, гравитация обеспечивалась за счёт вращения корпуса. Тим набрал на клавиатуре вопрос: «Почему «Ковчег 74» не отправился к звёздам?». На мониторе появилась красная надпись: «Информация засекречена». 9 Станция приближалась. Жизнь концентрировалась по торцам гигантского цилиндра. Космические суда всех форм и размеров роились как пчёлы перед входом в улей. – Назовите себя, – донеслось из динамика. – Поисковое судно класса А-15, – ответил Тим. – Название судна. – «Сморкатель». – «Сморкатель»? Повторите, как называется судно? – Судно называется «Сморкатель», – повторил Тим. – А другое название не подошло? – удивился диспетчер. – Прежний хозяин сказал, что если изменить название, то судно не полетит, – ответил Тим. – А вообще движки у него работают, будто кто-то сморкается. – Хм. Ладно. Это ваши дела. Цель прибытия? – Заправка топливом. Закупка продовольствия. Мелкий ремонт. – Форма оплаты? – спросил диспетчер. – Наличные, – ответил Тим. – Хоть одна хорошая новость, – сказал диспетчер. – Лучшее топливо у Тони из третьего дока. Туда и рули. – Понял. Спасибо за наводку, – сказал Тим. Навигационный компьютер пропищал о получении координат причаливания. Мари занялась пилотированием. – У нас совсем нет денег. А наши счета наверняка под контролем. Как только мы попытаемся снять деньги, нас обнаружат. Через час сюда нагрянет весь космический флот Земной Федерации, – сказал Тим. – Не волнуйся. Ты знаешь, какие сложные системы стояли на тех рейдерах. А я смогла их обмануть. Банкоматы я пощёлкаю, как семечки. Мне бы только добраться хотя бы до одного, – ответила Мари. Третий док приветливо мигал стыковочными огнями. Мари передала управление компьютеру и повернулась к Тиму. – Наши горбы уже довольно сильно выпирают. Пойду, поищу что-нибудь из одежды, – сказала Мари. Пока Мари искала одежду, «Старатель» пристыковался к одной из длинных штанг, торчавших у самой оси вращения. Штанга подтянула судно ближе к станции и передала магнитному захвату. Тот перевернул судно вниз килем и втащил в шлюз. Здесь «Старателя» поставили на шасси. Из динамика раздался хриплый голос: – Эй, можете выходить! – Тим! – крикнула Мари. – Зайди ко мне. Мари стояла перед кроватью и смотрела на старые скафандры. Тим сказал: – Я думал, ты их давно выкинула. – Они стоят кучу денег, я их спрятала. – На космических станциях такие не носят. Считается, что станции достаточно надёжны. Хотя совсем недавно скафандры заставляли носить в обязательном порядке. – Да, – сказала Мари. – Ровно до тех пор, пока череда крупных аварий не доказала, что защита у этих скафандров слабая. – Скафандры рассчитаны на тридцать минут. Этого времени вполне достаточно, чтобы добраться до спасательной капсулы или до полноценного космического скафандра. Но сейчас их не носят. Над нами будут смеяться. – Пусть смеются, – Мари пожала плечами. – Они достаточно мешковаты, чтобы скрыть наши горбы. Наружный люк откатился в сторону. У трапа ждал чернокожий мужчина огромного роста. Когда он увидел Тима, то открыл от удивления рот. Коричневая сигара чуть не упала на палубу. Человек выругался на незнакомом диалекте и сказал: – Ну конечно. У калоши с таким названием и экипаж с прибабахом. Вы что, простудиться боитесь? – Что-то вроде того, – сказал Тим. – Мы ищем Тони. – Это я и есть, – сказал Тони, дурашливо приподняв засаленную бейсболку. – Нам нужна заправка. Тестирование электроники и ремонт стабилизатора. И если можно, поскорей, мы бы не хотели здесь задерживаться. – Тим боязливо огляделся вокруг. – Насколько срочно нужно провести ремонт? – спросил Тони. – Срочность лучше оценивать в количестве кредитов. – Тони выпустил в Тима струю табачного дыма. Тим пристально посмотрел на чернокожего. Тот попятился назад и уже более дружелюбно сказал: – На всё про всё уйдёт часа три-четыре. Но это при условии, что я собираю всех парней, и они занимаются только вашим «Пердуном». – «Сморкателем», – поправил Тим. – И во сколько нам обойдётся такой ремонт? – Полтора куска! И ни цента меньше! И учти, речь о наличке! – Так дорого?! – удивилась Мари. – Мои ребята сейчас занимаются сразу двумя сухогрузами. Если они их бросят, я потеряю деньги за срочность работ. И вообще, неизвестно что там со стабилизатором. – Ладно, я согласен, – сказал Тим. – Этого времени нам хватит, чтобы подыскать продукты. А стабилизатор поставь новый. – А-а… – протянул Тони, выпуская дым в сторону. – Стабилизатор оплачу отдельно, – сказал Тим. – Это понятно, – сказал Тони. – Я хотел сказать. Насчёт продуктов. Есть партия офицерских пайков космического флота. Могу уступить. Тим и Мари переглянулись. – Что-то этот тип слишком хваткий, – мысленно передал Тим. – Пусть тащит свои пайки, – подумала Мари. – Чем меньше людей о нас знает, тем лучше. – Идёт, – сказал Тим. – Продуктовый бокс набивай под завязку. И вот ещё что… У тебя мясо есть? – У меня есть всё. Я Тони, – здоровяк наклонился к Тиму, но дым выпустил в сторону. – Сечёшь? Всё! – Тони подмигнул. – Я понял, – сказал Тим. – Нам нужно только мясо. – Есть партия первоклассной крысятины, – доверительно прошептал Тони и опять подмигнул. – Крысятины?! – воскликнул Тим. – Да не шуми ты! – прошипел Тони. Он быстро оглянулся и подошёл вплотную к Тиму. – Конечно крысятины. Какое ещё мясо вы собираетесь найти в космосе? В космосе выживает только человек и крыса! Остальные твари дохнут от космического излучения и вообще непонятно от чего. Нет, ну если хотите клонированного динозавра, тогда добро пожаловать в любой супермаркет! – Тони обиженно засопел и сделал шаг назад. – Ладно, – сказал Тим. – Мы берём крысятину. Мелочи, что собрали по карманам, хватило только на общественный транспорт. Тим купил жетоны, и они сели в четырёхместную капсулу. Вскоре в капсулу зашли два человека в грязных куртках, и она тронулась в путь. Шарообразная капсула имела прозрачную верхнюю полусферу, она оставляла возможность наблюдать за тем, что происходит снаружи. Попутчикам виды казались скучными. Они уткнулись в экраны коммуникаторов и отключились. Капсула летела по тоннелям, но иногда пересекала обширные полости, заполненные непонятными механизмами. Капсула делала повороты, поднималась и опускалась. От мелькания близких стен кружилась голова. Тогда Тим понял, почему попутчики не смотрели наружу. Капсула остановилась. Тим и Мари вышли на круглую площадь. Они, не сговариваясь, направились к фонтану в центре. После такого путешествия требовалось время, чтобы привести себя в порядок. Вода медленно перекатывалась по ступеням из камня. Звук журчащей воды успокаивал. На бортике сидело множество людей. Тим понимал, почему. Фонтан и обстановка вокруг заставляли забыть о том, что ты находишься в космосе. – Смотри, – сказала Мари. – Это то, что нужно. Тим огляделся. Только теперь он заметил здания вокруг площади. Они пестрели вывесками и светящейся рекламой. Самыми яркими огнями сверкала вывеска Галактического банка. – Нужно выбрать другой, – сказал Тим. – Нас считают добропорядочными гражданами. А такие должны рассуждать примерно так: «Если я не могу взять свои деньги законным путём, то возьму так, как получится. И, конечно, деньги нужно брать в том банке, где открыт счёт». – Ты настоящий криминальный элемент, – сказала Мари, улыбнувшись. – Мы предпочитаем, чтобы нас называли джентльменами удачи. Они зашли в банк. В холле стояло множество банкоматов. Тим закрыл Мари. Мари, сделав вид, что опускает карточку, приложила к аппарату ладонь. По монитору побежали колонки цифр, а затем появился логотип банка. Внутри аппарата зашуршало, из корпуса показались купюры. Мари взяла деньги и пересчитала. – Три тысячи? – удивился Тим. – Если снять больше, банкомат отправит отчёт в местную службу безопасности, – сказала Мари. – Снимем в другом банкомате. Вдруг этой суммы не хватит. – Хорошо, – согласилась Мари. – Но сначала давай попробуем найти информацию. Следуя указателям, они вышли к информационным терминалам. Мари набрала запрос о ресторанах. Монитор заполнил список заведений. Но этот список быстро сменился другим. Тим закрыл монитор спиной. Прошло меньше минуты, как Мари сказала: – Планета Монти. Есть координаты и подробное описание. Земтрест даже не засекретил эту информацию. – Земтрест большая корпорация, к чему осторожности. Послушай, давай перекусим. Здесь много ресторанов, наверняка найдётся приличный. В ресторан, что выбрала Мари, их не пустили. Метрдотель заявил, что в скафандрах не обслуживают. Мари дёрнула Тима за рукав, и он не стал спорить. Площадь являлась деловым центром «Ковчега 74». В сотне шагов мигала вывеска другого ресторана. Тим собирался обратиться к молодому человеку у входа. Он хотел задать вопрос, но остановился. Его смутил костюм. Тим долго рассматривал служащего, пока молодой человек не начал нервно дёргать головой. – Мы хотим покушать, – сказал Тим. – Но так, чтобы нам не мешали. – Тим свернул трубочкой крупную купюру и сунул в карман молодого человека. – Ресторан «Гагарин». К вашим услугам блюда русской кухни. Добро пожаловать, – произнёс молодой человек и растянул губы в дежурной улыбке. – Русской кухни?! – воскликнул Тим. – А я вижу что-то знакомое, но никак не могу вспомнить. Что это за костюм? – Это костюм Иванушки-дурачка. Между прочим, точная копия, – с гордостью сказал молодой человек. – А как вас зовут? – спросил Тим, перебив перечень блюд, выдаваемый Иванушкой-дурачком скороговоркой. – Мигель, – ответил тот и почему-то смутился. – Послушайте, Мигель, а не могли бы вы обслужить нас сами? – спросил Тим. – А уж я в долгу не останусь. Мигель вёл гостей через зал. Треть столиков занимали посетители. На других стояли таблички, гласившие, что столик заказан. Интерьер зала кричал пёстрой роскошью. Фрески на потолке, лепнина на карнизах. А вокруг множество тканей. На стенах то тут, то там висели полотна парчи и бархата. Тим не успел рассмотреть детали. Мигель указал рукой на нишу в стене. Тим и Мари поднялись на высокую ступеньку. Мигель отработанным движением опустил полупрозрачный занавес, взял со столика табличку с надписью «бронь» и сунул в карман. – Здесь не занято? – спросил Тим. – Свободно. В древние времена у русских считалось хорошим тоном ставить на столик такую табличку. Тим осмотрел нишу. На половину высоты стены декорировались панелями под дерево. Верхнюю половину стен затягивала красная ткань. С потолка свисал шлем от космического скафандра. Шлем имел побитый вид, а красные буквы СССР только добавляли загадочности. Из открытого забрала лился поток жёлтого света. Шлем использовался как декор светильника. В углу стояло чучело медведя. Раскрытая пасть и поднятые лапы показывали агрессивность животного, но высота чучела меньше метра делала его нестрашным. В другом углу на постаменте стояла скульптура. Мужчина в архаичной одежде. В круглом головном уборе с козырьком и бородкой клинышком. Тим подошёл ближе. Мужчина прищуривал добрые глаза, а большой палец левой руки держал под мышкой. Правую руку с открытой ладонью он вытягивал вперёд, будто на что-то указывая. Тим прочёл надпись на пьедестале. Надпись на универсальном языке гласила «Лен-ин». – Кто это? – спросил Тим. – Это русский фараон. Они чтут его до сих пор. В смысле мы чтим его до сих пор. Тим и Мари ещё разглядывали декор, когда вернулся Мигель. Театральным жестом он поднял занавес. Внутрь вошла вереница девушек, практически голых. Тим подумал, что на шнурки его ботинок пошло больше ткани, чем на бикини девушек. Зато головные уборы поражали великолепием. Полукруглые конструкции довольно внушительных размеров украшали ленточки и пластиковые цветы. Девушки проходили по кругу, ставили блюда и лучезарно улыбаясь, проделывали танцевальные движения. Так они показывали стройные фигуры. Наконец девушки ушли. – Традиции, – сказал Мигель, пожав плечами. – Да. В общем, тут борщ. – Он приподнял крышку кастрюли. Взвыл от боли и, бросив крышку, схватился за мочку уха. – Мигель, мы разберёмся, – сказал Тим. – Ты лучше посоветуй, где можно развлечься после обеда. – А что вы считаете развлеченьем? – спросил Мигель, и его глаза забегали по сторонам. – Понимаешь, мне нужно что-то такое… Ну, что-то вроде спорта, только с настоящими эмоциями. – А, понял! – воскликнул Мигель. – Состязание роботов-гитаристов! – Неплохо, – сказал Тим. – Но, понимаешь, мне бы хотелось что-нибудь более жёсткое. – Есть одно место. Но туда трудно попасть. – Да ты только направление покажи, а как туда попасть, это уже мои проблемы, – сказал Тим, сунув в карман Мигеля ещё одну трубочку-купюру. – Идёт! Вы кушайте. А я потом объясню. Тим и Мари читали названия под фотографиями в толстом меню, а потом пробовали блюда. – По-моему, это всё на один вкус, – сказала Мари. – Да, – согласился Тим. – Фастфуд чистой воды. Вот чёрную икру я бы точно есть не стал. – Мари закрыла ажурную баночку и отодвинула на середину стола. Занавес колыхнулся, пропуская Мигеля. Он посмотрел на стол, и глаза его округлились: – Вы что, всё съели?! – А что? – спросил Тим. – У русских такая традиция: выставлять на стол как можно больше блюд. Так они показывали гостеприимство. Но съедать всё необязательно! – Ну, извини, – Тим икнул. – Откуда нам знать, что у русских такие сложные обычаи? – Вот, – Мигель протянул Тиму обрывок засаленной обёртки. – Сядете в капсулу, введёте этот код. Оттянетесь на сто процентов! Тим расплатился по счёту, и они вышли из ресторана. – Что ты задумал? – спросила Мари. – Хочу заработать немного денег, – ответил Тим. – Мне нужно какое-нибудь состязание с тотализатором. Нам потребуются деньги. А когда мы сможем добраться до мест, где есть банкоматы, неизвестно. 10 Тим и Мари спустились на нижний уровень. Здесь располагалась станция транспортных капсул. Тим опустил монеты в прорезь и набрал на клавиатуре длинный код. Капсула не стала дожидаться попутчиков. Дверь закрылась, и транспортное средство двинулось в путь. От стремительного движения вид за окном превратился в размытые пятна. Капсула меняла направление движения, ускорялась и замедлялась. Но вот она влетела в тёмный тоннель и остановилась. В капсуле погас свет, дверь открылась. – Кто такие? – прорычал хриплый голос. – Транзитные пассажиры, – сказал Тим. – У нас пара свободных часов. Нам сказали, что здесь можно хорошо провести время. – Кто сказал? – Человек из ресторана, – ответил Тим. Наступила тишина. Хриплый голос что-то шептал. Ему отвечал другой голос. Тим начал злиться. Но вот голоса перестали спорить. Послышались чьи-то удаляющиеся шаги. Зажёгся тусклый свет электрического фонарика. В пятно света попала часть рифлёного пола и ноги в потрёпанных ботинках. Хриплый голос сказал: – Бои мутантов – закрытое мероприятие. Сюда не всех местных пускают. Только самых уважаемых. Но раз вы здесь… Но учтите: для посторонних вход платный. Сотня с носа. – Тим протянул деньги в темноту. Купюры мгновенно исчезли. – Пойдёмте, – сказал хриплый голос. – Вы приехали рано. Первый бой начнётся только через час. – Бар есть? – спросил Тим. – Бара нет, но выпивку купить можно. Следуя за пятном света, Тим и Мари вошли в гулкое помещение. – Выпивка там, – пятно света качнулось. – Начало через час. – Пятно качнулось в другую сторону. На низком потолке мерцали редкие светильники. Света хватало, чтобы видеть торчащие из пола скобы. – Это балластная полость, – сказал Тим. – Иногда вращающимся станциям требуется остановить секцию для проведения ремонта. Чтобы она быстрей остановилась, такие полости заливают водой. Осторожно перешагивая через скобы, Тим и Мари добрались до ярко освещённого участка стены. Тим присел, чтобы изучить надписи на мятом корпусе автомата. – Десять кредитов за банку обычного пива! – возмутился Тим. – Здесь собираются богатые люди, – сказала Мари. – Или потому, что автомат один. Автомат зловеще загудел и втянул купюру. В нишу выкатились две баночки. – Эй! А сдачу? – Тим ударил кулаком по корпусу. Автомат задрожал и выплюнул монеты. – Смотри, – сказала Мари. – Там люди. В центре балластной полости находилось ограждение. К нему подходили люди и, повиснув, заглядывали внутрь. Когда Тим и Мари добрались до парапета, там собралось около сотни человек. Тим заглянул внутрь. За парапетом находился пустой бассейн, метров в шесть глубиной и диаметром метров тридцать. Тима дёрнули за рукав. Он обернулся. Мальчик лет двенадцати протянул Тиму планшетный компьютер с трещиной через весь монитор. Тим взглянул на список имён и спросил: – Кто из них самый слабый боец? – Ублюдок Джо, это все знают, – ответил мальчик. – И какие ставки? – На поражение один к двадцати, это все знают, – сказал мальчик. – Ставлю две тысячи кредитов, что Ублюдок Джо победит. – В какой схватке? – спросил мальчик. – Во всех. – Во всех трёх?! – Во всех трёх. Мальчик взял деньги и принялся что-то записывать в компьютер. – Итак! Дамы и господа, леди и джентльмены, товарищи! Мы начинаем! – прохрипел рефери. Сверху, точно по центру углубления, опустилась металлическая клетка. В кожаном кресле сидел человек и хрипел в микрофон. Лицо человека скрывалось в темноте, но Тим узнал голос. – На арену выходит Вонючка-а-а-а! – человек завывал, подражая рефери, ведущим боксёрские поединки. На арену вышел невероятно толстый человек. Он остановился на середине и одним движением сорвал серый балахон. Тело походило на пудинг. Пояс, как у борца сумо, отделял верхнюю половину тела от нижней. Голова – практически идеальный шар. Тёмные пятна обозначали глаза и рот. Вонючка поднял руки вверх, и волны жира заколыхались под бледной кожей. Зрители загудели. Боец пошёл по кругу, периодически поднимая руки. – Итак, противник Вонючки в первом бою Ублюдо-о-ок Джо-о-о! На арену выскочило существо. Сначала Тим подумал, что это ребёнок. Настолько тощим выглядел противник Вонючки. Ублюдок Джо имел непропорционально длинные руки, почти до колен. Шишковатая большая голова без всякой растительности сидела на очень тонкой шее. На бледной коже выделялись синие и зелёные прожилки. Просторные тёмно-синие трусы лишь подчёркивали худобу. Только большие умные глаза говорили о том, что это представитель человеческого рода. Публика недовольно загудела. – Давай, Ублюдок Джо! Надери ему задницу! – крикнул Тим. Уродец услышал Тима. Он подбежал к месту, где стоял Тим и радостно запрыгал. – Ты собираешься воздействовать на него? – спросила Мари. – Вонючку я не слышу, – ответил Тим. – Я вообще не могу добраться до его разума. Не уверен, что это разумное существо. Извини, мне нужно сосредоточиться. – Итак! Пока бойцы знакомятся с ареной, я напомню правила… – прохрипел человек в клетке. Стараясь не смотреть на своего фаворита, Тим принялся изучать его. Когда прозвенел гонг, Ублюдок Джо ринулся в атаку. Он скакал, высоко поднимая колени, и бестолково махал руками. Тим не понял, что хотел сделать Ублюдок. Он подлетел к Вонючке на большой скорости, но прямо перед ним замедлился. Вонючка наклонился и выставил массивные кулаки. Ублюдок Джо ударился о кулаки и, завывая, отскочил назад. Публика загудела, на арену полетела скомканная обёртка от снеков. Тем временем в атаку двинулся Вонючка. Переваливаясь, как медведь, он надвигался на противника. Ублюдок Джо метался вдоль круглой стены. Тим напрягся. Боец имел не только уродливое тело, но и уродливый разум. Временами Тим ясно слышал его мысли. Это случалось, когда он пугался сильнее обычного. – Успокойся, – мысленно сказал Тим. – Уродец замер как изваяние. – Он слишком медлительный. Не бойся его. Подбеги и ударь под колено. Ублюдок бросился в атаку. Размахнулся и ударил ногой в колено. От места удара вверх и вниз покатились волны. Вскоре вся туша заколыхалась. Вонючка остановился, он удивлённо озирался по сторонам. Ублюдок Джо катался по арене, держа ушибленную ногу двумя руками. – Я не думал, что он ударит так, – сказал Тим Мари. – Не вой. Тебе не больно, – передал Тим. – Посмотри, сколько на нём жира. Всё равно, что ударить в подушку. Джо вытер нос рукой. Он посторонился, убираясь с дороги Вонючки. Пробежав по дуге, Джо ускорился и высоко подпрыгнул. Джо ударился коленями о плечи Вонючки. На какое-то мгновение он завис. Этого мгновения хватило, чтобы ударить по голове двумя руками. Ушные раковины у Вонючки отсутствовали, Ублюдок Джо ударил туда, где они находятся у обычных людей. Вонючка испортил воздух. Эхо характерного звука долго металось в замкнутом пространстве. Зрители закрывали носы одеждой, но от перил не отходили. Вонючка упал на колени. Цунами жира несколько раз обошло массивную фигуру. Вонючка захныкал тоненьким голоском и упал лицом вниз. – Невероятно! Фантастично! – кричал рефери. – Дамы и господа, сегодня… – Что ты сделал?! – спросила Мари. – Не переживай. Он всего лишь испугался громкого звука. Под вопли рефери люди в жёлтых комбинезонах погрузили толстяка в тачку с одним колесом. Когда бойца вывозили с арены, казалось, что в тачке лежит бесформенная куча. – Итак, второй раунд! – прокричал рефери. – Против победителя первого раунда Ублю-ю-юдка Джо-о-о выйдет непревзойдённый До-о-ог Батл!!! На арену выкатился ком чёрной шерсти. Ком развернулся, и на ноги встал человек нормального сложения, но покрытый шерстью. Нарисованный чёрный нос и шапка-ушанка со свисающими ушами дополняли сходство с собакой. Дог Батл шёл по кругу. Он часто останавливался, выл на зрителей и дёргал ногой, будто что-то закапывал. Сделав круг почёта, Дог остановился в центре арены. Он опустился на четвереньки и замер. Из неприметной двери вылетел Ублюдок Джо. Уродец кувырком преодолел половину арены. Он сидел на полу и трясся от страха. Итак огромные глаза стали ещё больше. Дог угрожающе зарычал. Тим видел, как волна страха поглотила сознание Ублюдка Джо. – Успокойся, – сказал Тим. – Посмотри на него. Он только и может, что пугать. Тонкие губы Джо растянулись в кривой улыбке. Без передних зубов улыбка походила на шрам. Ублюдок Джо согнул ноги в коленях и выставил кулаки. Под завывания рефери грянул гонг. Дог Батл оскалив зубы, ринулся в атаку. Используя все четыре конечности, он полетел на Ублюдка. – Прыгай!!! – крикнул Тим. Ублюдок не то, чтобы прыгнул, скорее он подобрал ноги, но это сработало. Дог по инерции пролетел вперёд. Ублюдок Джо упал ему на спину. Противники откатились в разные стороны. Зрители закричали и затопали ногами. Шум заглушил вой Дога. Только сложенные в трубочку губы говорили о том, что боец завыл. Держась за спину, Дог Батл заковылял прочь. Ублюдок Джо стоял посередине арены. Левый уголок губы подёргивался. Победитель не решался улыбнуться в полную силу. Публика буйствовала и бросала в Ублюдка скомканную упаковку. В воплях людей сквозила злоба и разочарование. Но победителя это не волновало. Он взмахнул рукой и поклонился до пола. Это довело зрителей до бешенства. Вместе с упаковкой полетели банки из-под пива. Ублюдок Джо подхватил банку и сделал глоток. Один из зрителей чуть не перевалился через парапет. Стоявшие рядом люди удержали его. Ублюдок помахал мужчине рукой и вприпрыжку побежал к двери. – Как ты себя чувствуешь? – спросила Мари. – Ужасно, – ответил Тим. – Обратная связь очень мощная. Этот мутант восприимчив для внушения, но и сам может передать довольно яркие образы. – Может, бросим эту затею? – Нет. Я научился блокировать опасные связи. – Почтеннейшая публика!!! – хрипел рефери. – Мы начинаем третий раунд. На арене победитель чемпионов! Молниено-о-осный!!! Неудержи-и-имый!!! Беспоща-а-а-адный!!! Ка-а-а… – рефери зашёлся сухим кашлем. Зрители недовольно загудели. – Кабр Кох!!! Мари пискнула и запрыгнула Тиму на руки. Тим заглянул за парапет. Первое впечатление – по арене бегает насекомое. Но когда существо сбавило темп, силуэт обрёл чёткость. Рефери перечислял заслуги Кабр Коха, но о том, что стало с конечностями, умолчал. На маленьком туловище остались только четыре культи. К остаткам конечностей крепились блестящие металлические прутья, на них и передвигался человек. Смуглую кожу покрывали нарисованные красные круги. Довершали образ усики-рожки, крепившиеся к ободу вокруг головы, и большие круглые очки. Человечек ловко орудовал ходулями. Совершая резкие, короткие передвижения, он и в самом деле походил на насекомое. – Какой кошмар! – воскликнула Мари. – Мари, мне нужно сосредоточиться, – сказал Тим и поставил Мари на пол. – А теперь фаворит сегодняшнего вечера! Боец, который всех удивил! Невероятный! Бесстрашный!! Сокрушитель!!! Ублюдо-о-о-о-о-о-ок Джо!!! На арену вальяжной походкой вышел Ублюдок Джо. Снисходительно кивнув четырём сторонам, он сложил руки на груди. Задрав подбородок, он остановился на середине. Прозвенел гонг. Ублюдок сорвался с места и побежал на противника. За миг до столкновения Кабр Кох быстрым движением сдвинулся в сторону. Ублюдок во весь рост растянулся на металлическом полу. Он вскочил на ноги. Тим отшатнулся от парапета. – Тим, что с тобой? – прошептала Мари, поддерживая Тима под руку. – Он оглушил меня. В нём столько злобы! Мари посмотрела на арену. Глаза уродца сверкали такой яростью, что казалось, он мог убить одним только взглядом. Кабр воспользовался заминкой. Правая передняя конечность оторвалась от пола, и в ту же секунду ударила Ублюдка в голову. Тот даже не пытался увернуться. Удар пришёлся точно в середину лба. Звук получился как от удара обухом топора по толстому полену. Публика изумлённо ахнула. Ублюдок Джо тоже удивился. Он потёр лоб и посмотрел на соперника. Тим думал, что его фавориту конец. Он ошибся. Ублюдок Джо взвизгнул. Подпрыгнул на месте, и как только ноги коснулись пола, побежал на врага. Вытянув руки с длинными скрюченными пальцами, он собирался вцепиться в противника мёртвой хваткой. Тим попытался установить контакт с бойцом, но разумных существ в том направлении не нашёл. – Тим! – Мари трясла Тима за плечо. – Останови его! – Я здесь ни при чём! Это он сам! – Правда? – Мари заглянула Тиму в глаза. – Правда. Кабр Кох оттолкнулся от стены. Перевернувшись в воздухе, он оказался позади преследователя. Мари что-то сказала, но из-за шума, поднятого зрителями, Тим не услышал. Ублюдок даже не пытался затормозить. На полной скорости он врезался в стену. Зрители издали дружное «У-у-у-у». – Нокаут!!! – закричал рефери. – Раз! Два! Три! Ублюдок Джо вскочил на ноги. Удар об стену лишь привёл его в чувство. – У этого парня железная голова!!! – прокомментировал рефери. – Бой!!! Глаза Ублюдка ещё смотрели в разные стороны, а Кабр подскочил к нему и нанёс серию ударов. Встав на задние ходули, он молотил передними с пулемётной скоростью. Передние телескопические конечности раскладывались, наносили удар и вновь складывались. Ублюдок извивался, пытаясь уйти от ударов. Но вот он упал. Кабр подбежал к лежащему телу. Но Ублюдок Джо вскочил, будто внутри него сработала пружина. Кабр метнулся влево, затем вправо. Ублюдок прыгал, но достать до маленького тела не мог. Кабр отступил. Ублюдок, посчитав, что противник бежит, усилил натиск. Кабр выждал, когда Ублюдок подпрыгнет снова. Блеснул металл. Металлическая труба ударила в тощий живот. Ублюдок Джо шумно выдохнул и упал на колени. Кабр ударил ещё раз. Тёмно-синие трусы колыхнулись. Мужская часть зрителей застонала. Но Ублюдка этот удар только разозлил. Он схватился за трубку и дёрнул что есть силы. Трубка осталась в руках. Кабр ковыляя на трёх конечностях, отступил. Ублюдок Джо превратился в вертолёт. Кабр Кох пропустил удар в плечо. Второй парировал стержнем на левой ноге. Но потеря ходули вывела его из равновесия. Ублюдок прижал противника к стене и яростно бил металлической палкой. Кабр Кох упал. Ходули отстегнулись и со звоном раскатились по полу. Он закрыл голову культями рук и завопил от ужаса. – Стоп!!! Стоп!!! – кричал рефери. Ублюдок Джо не слышал его. С двух сторон ударили тугие струи воды. Они отбросили Ублюдка к центру арены. Оглушённый и мокрый, он, пошатываясь, двинулся к скулящему противнику. На тонкой шее Ублюдка появился стержень длиной с карандаш. На его конце алело пёрышко. Ублюдок хотел дотянуться до шеи, но обмяк и упал на мокрый пол. – Что ты с ним сделал? – спросила Мари. – Дал возможность почувствовать себя победителем, – ответил Тим. – Это вскружило ему голову. – Он не походил на человека. Да вообще на разумное существо. – Я не хотел этого. – Сэр, ваш выигрыш, – мальчик протянул Тиму свёрнутые в цилиндр купюры. – Сколько здесь? – спросил Тим. – Пятнадцать шестьсот. Тим сунул деньги в карман. – Сэр, а на мороженое, – шмыгнув носом, сказал мальчик. Тим не глядя, вытянул из свёртка купюру и отдал мальчику. – Ух ты! – мальчик разглядел достоинство купюры. – Сэр, вам лучше побыстрее убраться отсюда. Многие уважаемые люди считают, что Ублюдок победил нечестно. И, знаете, они захотят поговорить с вами. И, знаете, могут побить. Ну, эта… Сильно побить. – Я понял тебя, – сказал Тим. – Выведи нас отсюда. Получишь столько же. – Деньги вперёд, – сказал мальчик. После окончания боя зрители собирались в группы под редкими светильниками. Мальчик вёл Тима и Мари, обходя оживлённо разговаривающих мужчин. Он старался, чтобы путь проходил по тёмным участкам. Тем временем обстановка в балластной полости накалялась. Слышались злые выкрики. Мальчик предупреждал о скобах, торчащих из пола, и беглецы быстро добрались до шлюза. Мальчик приложил карточку к сканеру, дверь с шипением открылась. – Сферы в конце перехода. На них можно добраться до порта. Улетайте отсюда, – сказал мальчик. – Сейчас они выпьют и станут хуже Ублюдка Джо. – Спасибо, – сказала Мари. – Мы так и сделаем. – Где вас носит? – попыхивая сигарой, прогудел Тони. – Парни уже час как закончили. И, между прочим, ждут премию. – Тим отсчитал деньги и протянул Тони. – Вот это по-деловому! Вот это я понимаю, сказал-сделал. Мари дёрнула Тима за рукав и указала на станцию общественного транспорта. Сферы прибывали одна за другой. Из них выходили возбуждённые мужчины. Они задирали прохожих, кое-где начались потасовки. – Спасибо за работу, – сказал Тим. – Нам пора. Тим повернулся и не спеша двинулся к «Старателю», но Мари подхватил его под руку и побежала. 11 «Старатель» наматывал круги по орбите планеты Монти. Сканеры прочёсывали поверхность. На более низкой орбите дело двигалось бы быстрее, но Земтрест разместил вокруг планеты наблюдательные спутники. Тим и Мари лежали в креслах и смотрели в мониторы. – Мы ищем что-то конкретное? – спросил Тим. – Я не знаю, – ответила Мари. – Мне нужно осмотреть как можно большую поверхность и выбрать лучшее место. – Тебе нужно? – Я так чувствую. Мне кажется, что это мои мысли. И ещё мне кажется, что времени почти нет. – Ты плохо себя чувствуешь? – с беспокойством спросил Тим. – Физически нет. Но иногда меня охватывает паника. Мониторы объединились, выдав одно большое изображение. Модель планеты представляла собой трёхмерный рисунок. Детали ландшафта изображались разными цветами. Большую часть поверхности занимал ледник. Он наползал сверху, накрывая почти весь северный континент и часть океана. Сразу за ледником тянулись обширные болота. Волнистыми линиями обозначались районы, где болота смешивались с океаном. Красные точки указывали рудники Земтреста. – Вот здесь! – воскликнула Мари. Она застучала по клавиатуре, заставляя изображение повернуться. Мари увеличила участок океана почти на самом экваторе. – Довольно крупный остров, – сказал Тим. – Это маленький континент, – ответила Мари. – Это важно? – Важно. То, что выступает над поверхностью океана, лишь малая часть тектонической плиты. Плита достаточно велика, чтобы просуществовать продолжительный период времени. И достаточно активна, чтобы семя получило доступ к продуктам вулканической деятельности. – А Земтрест? – спросил Тим. – Земтрест не скоро доберётся сюда. Полезные ископаемые залегают глубоко, чтобы ими заинтересовались в ближайшее время. Да, время… – Мари задумалась. – В общем, через сто лет растение справится с любым врагом. Компьютер тревожно запищал. Мари отстучала на клавиатуре короткую команду. Изображение планеты сменилось изображением пары рейдеров. – Садимся! Срочно! – крикнул Тим. – Не успеем. Это рейдеры пятого поколения. Не знала, что их уже продают в частные руки. Нам не уйти! Рейдеры заняли позиции по бортам «Старателя». Стремительные очертания машин ощетинились стволами. – Вы нарушили границы частной собственности! – донеслось из динамика. – Оставайтесь на этой орбите и приготовьте судно к досмотру! – Что нам делать? – спросил Тим. – Я справлюсь. Увидишь, – ответила Мари. – Внимание нарушителю! Приготовиться к стыковке! Экипажу лечь на пол в центральном проходе! Руки за голову! Те, кто не подчинится, умрёт! – донеслось из динамика. – Сейчас не мешай мне, – попросила Мари. – Мне нужно собраться. Мари склонилась над клавиатурой. По монитору Тим наблюдал, как к правому борту подошёл рейдер. Второй остался висеть слева и чуть выше. Монитор мигнул, и радарный интерфейс сменился изображением видеокамер. Стремительные очертания рейдера чётко просматривались на фоне голубой атмосферы планеты. Обе артиллерийские башни смотрели на «Старателя». Рейдер приблизился. Корпуса ударились. Заскрежетал металл, «Старатель» тряхнуло. Тим догадался, что команда рейдера хочет произвести впечатление на нарушителя. В шлюзе зашипело. Тим почувствовал смену давления. – Всем лежать! Иначе огонь на поражение! – от механического голоса дрожали переборки. Мари повернулась в кресле. В рубку вкатилась громоздкая машина. Тим удивился, как такой большой робот поместился в проходе. Пока Тим разглядывал робота, тот продолжал раскладываться, принимая всё более устрашающий вид. Последними приняли боевое положение огромные ракеты. Они с трудом поместились в рубке. Робот принялся крутиться на месте, при этом шумно лязгая гусеницами. Робот не успел найти удобное положение. Он вздрогнул и начал складываться. Бесчисленные стволы и ракетные установки компактно уложились в корпус. Тим повернулся к Мари и хотел задать вопрос, но увидев напряжённое лицо, промолчал. Створка шлюза закрылась, наступила тишина. Тим повернулся к мониторам. Рейдер отстыковался от «Старателя» и отплыл метров на триста. Артиллерийские башни синхронно повернулись, и чуть подняв стволы, открыли огонь. Очередь крупнокалиберных снарядов будто распилили соседний рейдер. Большие и маленькие осколки били фонтаном. И вот рейдер исчез в огненном облаке. Орудийные башни повернули стволы друг на друга и открыли огонь. Через секунду и второй рейдер исчез в облаке взрыва. Тим смотрел на пустые экраны. События происходили в полной тишине. Только через минуту до Тима дошло, что это реальность. – Мне не оставили выбора, – сказала Мари. – Робот получил приказ убить всех и заложить бомбу. – Мы поступили правильно, – сказал Тим и дотронулся до руки Мари. – У этой игры такие правила. Мари благодарно кивнула и сказала: – Надо спешить. Скоро здесь появится корвет. Он расстреляет нас с дистанции. Схематическое изображение судна на мониторе обросло крылышками. Воздух за бортом чуть слышно шуршал. Ожили экраны. «Старатель» двигался в километре над поверхностью. Вокруг расстилался бескрайний океан. Океан планеты Монти имел невероятный цвет. Оттенки синего цвета сменялись самым причудливым образом, отчего океан выглядел таинственным. – Раньше я бы сказал, что излучение местного солнца имеет смещение в ультрафиолетовый спектр. А в океане живёт много красных водорослей, – сказал Тим. – Но теперь мне хочется сказать по-другому. Теперь мне хочется сказать, что этот океан – душа чужой планеты. Нет, не так… Не могу подобрать слова. В нашем языке нет таких слов. – Я понимаю тебя, – сказала Мари. На мониторе показалась полоска берега. Она быстро приближалась и вскоре стали видны скалы. В глубоких долинах зеленела растительность. Из-под панели выскользнул джойстик, и Мари приняла пилотирование. «Старатель» маневрировал между скальными массивами горной страны. Мари давно отключила аварийную сигнализацию, ревевшую о полёте в опасном режиме. Скалы мелькали в каком-то метре от бортов, но Мари уверенно вела судно. «Старатель» коснулся зелёной травы в почти круглой долине. Кроме травы, здесь росли высокие деревья. – Мне нужно самое большое дерево, – сказала Мари. Мари медленно шла по траве. Через несколько шагов она остановилась. Мари зашаталась и упала на колени. – Что с тобой?! – испугался Тим. – Не могу идти, – сказала Мари. – Я хочу быстрее избавиться от этого и вместе с тем боюсь. Это как потерять часть тела. Мысли путаются, ноги подгибаются. – Я понесу тебя. Тим поднял Мари на руки и двинулся к самому высокому дереву. Густая трава пружинила под ногами. Редкий подлесок не мешал движению. Тим быстро добрался до нужного дерева. Он посадил Мари на землю, так, чтобы она опиралась плечом о ствол. – Сними скафандр, – чуть слышно прошептала Мари. Лёгкие скафандры предусматривали ситуацию, когда владелец окажется без сознания. Для этого скафандры снабжались множеством застёжек, снимали их по частям. Тим освободил Мари от скафандра. За последние два дня нарост на спине увеличился до размеров большого арбуза. Складываясь в затейливый узор, кожу покрывали чёрные точки. Мари подтянула ноги к животу. Тим опустился на колени и взял Мари за руку. Мари скрутила судорога. Она сжала зубы и простонала. Тело покрылось испариной. Нарост на спине задвигался. – Мари! – позвал Тим. Мари не ответила, лишь крепче сжала руку. Из своего положения Тим не видел, что именно происходит с наростом. Но он начал сдуваться. Мари расслабилась и выпустила руку. Она дрожала от холода. Тим поднял Мари на руки и побежал к «Старателю». Действуя коленями и локтями, Тим свернул кровать и активировал медбокс. Тим бережно уложил Мари в капсулу и отступил. Аппарат усердно зажужжал и замигал панелями. – Пациент в лечении не нуждается. Статус – здоровый сон. Рекомендации по уходу – не беспокоить, – сказал медбокс. – То же самое ты говорил и в прошлый раз, – сказал Тим. – Уточните задание, – сказал медбокс. – Отключись. Тим открыл глаза. Перед ним, завёрнутая в простыню, стояла Мари. – Мари! – Тим бросился к Мари и обнял. – Как ты себя чувствуешь? – Отлично! У меня будто крылья выросли! Тим развернул Мари спиной и убрал простыню. – Даже шрама нет, – сказал Тим. – Откуда ему взяться? Ткани раздвинулись, пропустили семя, и вновь срослись. – Но ты кричала! – Я кричала не от боли. Скорее от страха, что расстаюсь с чем-то важным, это сначала. Потом я кричала от удивления. – От чего?! – Я получила доступ к новым знаниям и новым способностям. Тим, они потрясающие! Но это потом. Сейчас надо спешить. Корвет на подходе. – Мари завернулась в простыню и села в пилотское кресло. – Постой! А как же я?! – Тим, эта планета только для одного семени, – сказала Мари. – Для твоего семени нужно найти другую. Время у нас есть. 12 «Старатель» висел на орбите неизвестной планеты. Бесформенный скальный обломок вращался вокруг жёлтого карлика вдалеке от оживлённых трасс. Тим и Мари вторые сутки сидели за компьютером. – Уф, – Тим встал с кресла и принялся ходить по рубке. – Многие файлы кажутся подозрительными. Но на проверку уйдёт много времени. – Не волнуйся, я точно знаю: время у нас есть, – ответила Мари. – В крайнем случае, высадим семя в одной из новых колоний. – Думаешь, семени это понравится? – Я сказала, в крайнем случае. Что? Тим замер. Мари поняла, в чём дело и терпеливо ждала. Тим ещё минуту стоял замерев. Затем со звонким шлепком хлопнул себя по лбу. – Ковчеги!!! – Тим подбежал к Мари и поцеловал. – Та база данных, что ты скачала на «Ковчеге 74». Помнишь?! – Помню! Да говори же! – К звёздам отправились сотни ковчегов. Многие исчезли без следа, но все они направлялись к планетам, пригодным для жизни. Мари повернула кресло к панели и обрушила на клавиатуру град ударов. Тим не мешал. Он понимал: Мари справится с поиском информации лучше. Тим отправился на камбуз. Сварил кофе и, расставив на подносе чашки, вернулся в рубку. Когда он поставил поднос, Мари откинулась в кресле. Она пригубила из фарфоровой чашки и сказала: – «Ковчег 15». Пропал почти триста лет назад. Две поисковые экспедиции не вернулись. В скором времени грянула первая Галактическая война. За ней вторая. Дальше серия экономических кризисов. Восстание андроидов. Эпидемия жёлтой чумы. В общем, про «Ковчег 15» забыли. Конечная точка «Ковчега 15» находится в тридцати часах от нашего местоположения. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=41989363&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.