Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Дневники Матушки Гусыни

Дневники Матушки Гусыни
Дневники Матушки Гусыни Крис Колфер Страна сказок За столетия жизни у Матушки Гусыни было множество приключений, и вот наконец она решила позволить вам, своим любимым читателям, разузнать все её тайны! Есть ли на свете ещё хоть кто-то, кто сплетничал бы с королевой Елизаветой I, учил географии Наполеона, участвовал в маршах за равные права вместе с Мартином Лютером Кингом и служил музой Энди Уорхолу? На страницах этой книги вас ждёт путешествие сквозь века… Крис Колфер Дневники Матушки Гусыни Лестеру, лучшему гусаку, о каком только может мечтать девица. Но над приземлением тебе всё же стоит ещё поработать. Chris Colfer A TALE FROM THE LAND OF STORIES THE MOTHER GOOSE DIARIES Copyright © 2015 by Christopher Colfer Cover art copyright © 2015 by Brandon Dorman Interior illustrations by Olga and Aleksey Ivanov Cover © 2015 Hachette Book Group, Inc. Author photo by Brian Bowen Smith/FOX © Мария Шмидт, перевод на русский язык, 2019 © ООО «Издательство АСТ», 2019 Предупредительное Предисловие Что ж, час настал. Все сроки секретности истекли, письма с предупреждениями приходить перестали, династии, от которых я скрывалась, почти вымерли, а все криминальные авторитеты, которым я должна денег, оказались за решёткой. Поберегись, мир: Матушка Гусыня наконец-то выпускает мемуары! Большой поклонницей автобиографий я никогда не была. Если мне захочется послушать нытьё никому не нужных тщеславных всезнаек, я просто схожу пообедать с Крошкой Маффет. Чтобы привлечь моё внимание, нужно нечто особенное. Невероятные приключения с потрясающими людьми, в удивительных местах и в безумные времена, при необычайных обстоятельствах, с умопомрачительными поворотами событий и очень сомнительными доказательствами правдивости слов автора. Полагаю, потому я и решила перечитать свой собственный дневник! Как же славно, что я его вела! Большую часть безумств, которые мне довелось пережить за эти годы, я уже успела позабыть. Вот что делают с памятью пирушки в пабах с говорящими животными и полуночные трапезы с заколдованным столовым серебром. Вспоминать лучшие и худшие минуты своей жизни было уморительно. И так интересно! Мне даже стало стыдно, что я до сих пор не поделилась ими с миром. Незачем мне и дальше их скрывать, да и Лестер уже устал без конца слушать одно и то же. По многочисленным просьбам в этой книге я собрала свои любимейшие воспоминания прямиком с осыпающихся страниц моего ветхого дневника. (Я ухитрилась пережить даже кожу, из которой изготовлена его обложка. Вот она, старость.) * * * Как и ко всему, к чему я имею какое-либо отношение, к этому дневнику нужно приложить особое предупреждение. Люди бывают порой привередливы, когда речь заходит об истории, так что, если вдруг вы решите придраться к «точности и достоверности» описываемых событий, почитайте лучше что-нибудь другое. И если среди вас найдутся грамотеи, которые мне не поверят, позвольте кое-что прояснить: я там была, я знаю, что видела, и знаю, что пережила. Если всё это не соответствует истории, которую вы учили или преподаёте, это только ваши проблемы. Как говорится: «Историю пишет тот, кто выпил меньше всех шипучки». Или это я так говорю? Ну да неважно, уверена, ответы на все свои вопросы вы найдёте в этой книге. Наслаждайтесь! 100 год д.э. (Драконьей эры) Дорогой дневник! Сегодня сотая годовщина с того дня, как планету захватили драконы. По случайности это ещё и мой тринадцатый день рождения – худший день рождения за всю мою жизнь. Два месяца назад мама с папой сбежали в надежде исполнить свою мечту – стать музыкантами. Сказали, что незачем мне мотаться с ними по дорогам, что они хотят для меня лучшей жизни. Поэтому они взяли и отправили меня к феям во Дворец фей. Порой мне кажется, что теперь я живу в блестящей, весёлой и радужной секте. Все в Королевстве фей просто свихнулись на белой магии и добрых делах. Я во Дворце фей как белая ворона, и меня за это все ненавидят. Вечно дразнятся в коридорах, бросаются бумажными шариками на уроках магии. Лучше бы меня оставили жить у троллей и гоблинов – может, жизнь там и не сахар, но меня никто не наказал бы за то, что я дала обидчице сдачи. Найти здесь друзей оказалось сложно, потому-то я и начала вести дневник. Есть тут одна девочка, чуть постарше меня. Вроде бы она ничего. Здесь все её очень любят, говорят, когда она повзрослеет, будет всем заправлять. Я почему-то ей очень понравилась, она даже присматривает за мной. Не знаю, как её зовут, но каждый раз, когда меня кто-нибудь обижает, она вступается за меня. Только она одна и вспомнила, что у меня сегодня день рождения. Она испекла мне торт, но потом отчитала меня за то, что я слишком много его ем. – Осторожно, – сказала она. – Ещё плохо станет. – Нечего меня воспитывать, – ответила я. – Ты мне не мама, да и вообще я тебя ненамного младше. – Я тебя не воспитываю, но ведь должен же кто-то за тобой приглядывать. Конечно, я тебе не мама, но… пока живёшь с феями, можешь считать меня своей крёстной. – Хочешь быть моей феей-крёстной? – удивилась я. – Феей-крёстной? – Она сморщила нос. – Глупо звучит. Тогда я впервые увидела, что она чем-то недовольна. Поэтому, конечно же, я просто обязана была её поддразнить. – Поздно, теперь я тебя только так и буду звать! «Фея-крёстная» рассмеялась. – Как хочешь, только давай дружить. К доброте я не привыкла. У меня от неё в животе возникает какое-то странное чувство, как от рыбной похлёбки. – Почему ты ко мне так добра? – спросила я. – Все остальные феи терпеть меня не могут, зачем же ты хочешь со мной дружить? – Сложно сказать, но мне всегда нравилось заботиться о людях. Хобби у меня такое, – сказала она. – А ты чем любишь заниматься забавы ради? – Играть в карты и открывать отмычками запертые шкафчики, – ответила я. – Вряд ли ты захочешь дружить с такой, как я. – Да ты что, наоборот! – возразила она. – Ты необычная, не такая, как все, и это здорово! Чем необычнее твоя жизнь, тем она интереснее! Люди здесь этого совсем не понимают. Мне так надоели все эти идеальные и разноцветные феи, летают себе вокруг и летают – скука! Что угодно бы отдала, лишь бы вытворить что-нибудь эдакое! – Понимаю, – сказала я. – Я тут подумывала сбежать из Дворца фей и поймать дракона! Хочешь со мной? Может, как раз такое тебе и подойдёт. У неё загорелись глаза, будто ничего гениальнее она в жизни не слышала. – Конечно, давай! Настоящего её имени я так и не запомнила, но, возможно, ближе «феи-крёстной» у меня друзей нет. Может быть, мой день рождения всё-таки оказался не так уж и плох. 100 год п.д. (После драконов) Дорогой дневник! Уже сто лет прошло, как вымерли драконы, и мне начинает не хватать этих чешуйчатых балбесов. Нет, не пойми превратно: когда они ещё существовали, дела были очень плохи. Драконы всё сжигали дотла, кругом всё было в дыму! Селяне вечно бегали, спасаясь от огня, даже когда было незачем. Драконы их так перепугали, что они носились кругами по деревням просто на случай очередного нападения. Люди совершенно не умели расслабляться, когда повсюду летали эти рептилии-переростки. Избавиться от них оказалось непросто, но, к счастью, нам с феями это удалось. С тех пор мы пытались научить королевства уму-разуму. Но теперь я начинаю сомневаться, что уничтожить драконов было разумно. С тех пор всё стало так уныло, что я с ума уже схожу! Да, конечно, я не скучаю по ожогам от их огненного дыхания, по порезам от их острых хвостов или по постоянной неразберихе, которая из-за них происходила. Время было опасное и страшное, но зато скучать было некогда! И это не говоря уже о том, сколько денег я зарабатывала борьбой с мелкими драконами на аренах. Билеты всегда подчистую раскупали. Теперь же по части развлечений всё так плохо, что мы раздуваем историю из каждой девицы, которую надо спасти или привести в человеческий вид. Сначала все без умолку обсуждали Золушку, затем Спящую Красавицу, потом нарисовалась Белоснежка, теперь какая-то девчонка по имени Рапунцель. Всех и не упомнишь! Братья Прекрасные как будто соревнуются – кто ухитрится найти самую беспомощную девицу и жениться на ней. Кстати, кто им вообще имена придумывает? «Белоснежка» – не имя, а какой-то огрызок прилагательного. «Золушка» – это уже почти обзывательство, а «Рапунцель» почему-то напоминает о фруктах, гниющих на солнце. Знаменитости что, специально называют своих детей дурацкими именами, чтобы побесить нормальных людей? Но, будто дамочек в беде мало, теперь ещё и каждый деревенский дурак становится героем дня. Джек и Джилл рухнули с холма – ну и дальше что? Бо Пип где-то посеяла овец – я тут при чём? «Хикори-дикори-док, мышь на часы прыг-скок» – зовите службу борьбы с грызунами, а не меня! Мы, по сути, таким образом учим своих детей, что чем ты глупее, тем больше о тебе будут говорить. В моё время уважали рыцарей в сияющих доспехах и доблестных правителей. Чтобы завоевать славу, нужно было в самом деле совершить нечто значимое. Да, сейчас жить стало проще, но это ведь не значит, что нужно из каждого болвана делать кумира! Фея-крёстная нынешнюю пору называет «Золотым веком». Я – «тягомотиной». Всё вокруг так мирно и спокойно, что никакого терпения не хватает. Слишком много улыбок вредно для здоровья и ума. А если я ещё хоть от одного болвана услышу слова «долго и счастливо», я его побью туфлей. Ну кто эту ерунду придумал? Почему надо обязательно это талдычить в конце всего на свете? Фраза настолько прижилась, что Фея-крёстная даже основала Содружество «Долго и счастливо», в которое вошёл Совет фей и все нынешние короли и королевы. Я сопротивлялась, но она и меня уговорила вступить. Теперь все ждут, что я буду содействовать развитию и процветанию нашего мира, хотя я лично предпочла бы насмехаться над ним откуда-нибудь издалека. Не знаю, зачем я вообще нужна Фее-крёстной, но я перед ней в долгу. Мне очень стыдно с тех самых пор, как я отказалась стать её ученицей. Никогда не встречала никого, кто стремился бы сделать лучше жизнь всех людей и существ в нашем мире так же искренне, как Фея-крёстная, – я бы никогда не смогла её заменить! Фея-крёстная – отличная девица и прекрасная подруга. Мы с ней с самого детства близки. Всегда друг друга поддерживаем в любой беде. Я держала её за руку при рождении обоих её сыновей, утешала, когда умер её муж. А она взамен всегда платила залог, чтобы вытащить меня из-за решётки, и выступала свидетелем в суде – крепче дружбы не бывает! Фея-крёстная всегда видела во мне что-то, чего не видел больше никто, в том числе я сама. Я насовершала кучу ошибок и набралась всяких дурных привычек, за что другие феи всегда меня осуждали, но Фея-крёстная несмотря ни на что всегда принимает мою сторону. Она говорит, что я привношу в этот мир много добра, и неважно, верю я в это или нет. Надеюсь, я никогда её не подведу. И снова она одна вспомнила, что мне сегодня исполняется двести лет. Фея-крёстная испекла для меня отвратительный торт, как делает каждый год. Свечей было так много, что мы чуть Дворец фей не подожгли. Это, конечно, очень мило с её стороны, но ни одна женщина не обрадуется напоминанию о том, что ей уже стукнуло два века. Может, поэтому я сегодня не в духе? Надо что-нибудь предпринять, пока моё дурное настроение не затянулось. Нужно сменить темп, обстановку и определённо окружение! К несчастью, это вряд ли случится скоро. Лучше бы придумать себе занятие, иначе до добра меня это не доведёт. Можно изобрести себе хобби. Азартные игры или дегустация эля считается? Неплохо бы начать с того, что я хорошо умею. 5 год з.в. (Золотого века) Дорогой дневник! Азартные игры мне на пользу не пошли. Теперь я не только раздражаюсь на всех вокруг, но ещё и должна им всем денег. Я почти лишилась своих сбережений, которые заработала когда-то борьбой с драконами. Пыталась заняться борьбой с единорогами, но получилось совсем не так зрелищно. Никому не интересно платить деньги, чтобы посмотреть, как старушка зажимает в шейный захват заносчивую лошадь. Однако на прошлой неделе мне всё же удалось выиграть в карты кое-что годное – золотое яйцо! Как все знают, золотые яйца обычно целиком из золота и состоят. Но, если повезёт, яйцо может оказаться с сюрпризом! А значит, из него вылупится волшебная гусыня, которая сама будет нести золотые яйца! И надо же было такому случиться, что по пути домой после игры я почувствовала, как внутри яйца что-то шевелится. Оно точно было с сюрпризом! Я стану богатой! Больше никогда не придётся волноваться о карточных долгах! В кои-то веки, после того как я помогла стольким болванам обрести счастье, я заполучу собственное! Я страшно боялась, что с яйцом что-нибудь случится, поэтому постаралась обращаться с ним как можно осторожнее: замотала в одеяла и положила у очага в тепло. Даже баюкала иногда и пела ему колыбельные. (Хотя вообще-то голос у меня не очень, так что будущий птенец наверняка думал, что оказался на тонущем корабле.) В конце концов он начал проклёвываться наружу. Ура! Пока от скорлупы отваливались кусочки, я размечталась о том, что куплю за золотые яйца. Пляжный домик в Русалочьем заливе, поместье в Прекрасном королевстве, хижину в Гномьих лесах – возможности были безграничны! Увы, оказалось, что богатство мне не светит. Из яйца вылупился гусь! Да, именно, – бесполезнейший самец-гусак! С мечтами о роскоши пришлось проститься. Я полагала, что это я не обрадовалась его появлению, но видели бы вы, как он посмотрел на меня! Оглядел с макушки до пят и осуждающе покачал головой. А потом загоготал на меня, и хотя гусиный язык я знаю похуже, чем другие звериные диалекты, но готова поклясться, что сказал он следующее: «Нет, здесь что-то не так. Ты просто не можешь быть моей матерью!» – Думаешь, ты тут больше всех недоволен? Ты должен был стать моим пенсионным фондом! И что мне теперь с тобой делать? – возмутилась я. Гусь посмотрел на мой живот и снова загоготал, будто говоря: «Судя по твоей фигуре, я даже представить боюсь». – Да не стану я тебя есть, умник, – фыркнула я. – Видок у тебя что-то несвежий, от одного взгляда несварение начинается. Он так разинул клюв, будто ничего оскорбительнее в жизни своей не слышал – и, справедливости ради, скорее всего, и впрямь не слышал, он ведь тогда всего минуту как родился. Он снова загоготал и направился к двери, словно заявляя: «Я только что вылупился из золотого яйца и подобное хамство терпеть не намерен!» – Смотри хвост дверью не прищеми! – крикнула ему вслед я. – Удачной прогулки, надеюсь, тебя сожрут не сразу! Там полно голодных зверей, которые только порадуются закуске с душком! Дверь хлопнула, гусь ушёл. Для новорождённого он оказался на удивление сильным. Расстраиваться, впрочем, я не стала. Чтобы вывести меня из себя, одной птичьей истерики маловато. Я налила себе бокал шипучки и устроилась в своём любимом кресле-качалке. Мне очень хотелось мирно провести вечер в гордом одиночестве, но я никак не могла выкинуть из головы гусёнка. Что я натворила? Он ещё даже часа не прожил, а я отпустила его одного, совсем беззащитного, в лес. Нельзя было и дальше сидеть сложа руки – нужно было его найти! Я очень надеялась, что ещё не слишком поздно. Я схватила фонарь и побежала в лес. К счастью, накануне выпал снег, и я сумела разглядеть крошечные следы гусёнка, ведущие в лес. Я нашла его на поляне в самой чаще. К счастью, он оказался жив… но не один! Огромный волк со спутанной чёрной шерстью и красными глазами ходил вокруг гусака кругами. Бедный птенец дрожал от страха и прикрывал клюв крылом – судя по всему, у волка сильно воняло из пасти. – Бедненький ты, несчастненький птенчик, – сказал волк. – Совсем один в лесу, рядом ни батюшки-гуся, ни матушки-гусыни, некому его защитить. Знаешь, что бывает с маленькими гусятками, если они забредают в лес одни? Волк ухмыльнулся, обнажив острые зубы. Гусёнок крякнул, будто говоря: «Я всерьёз жалею, что спросил у вас дорогу». – Эй, а ну отойди от него! – рявкнула я. – А ты ещё кто? – спросил волк. – Можешь считать меня матушкой-гусыней! – заявила я. – И мне совсем не нравится, что ты обижаешь моего малыша. – Твоего «малыша»? – расхохотался волк, ничуть меня не испугавшись. – Глупая старуха! Ступай лучше свяжи что-нибудь, пока не стала десертом. «Свяжи что-нибудь»? «Старуха»? Судя по всему, кое-кому жить надоело. – Прости, щеночек, вязанием я не занимаюсь, – сказала я и закатала рукав, чтобы показать ему своё предплечье. – Шрам видишь? Я его получила, когда боролась с драконом раза в три тебя больше – причём просто забавы ради! Так что, если не хочешь остаться без зубов, отчего твоя уродливая физиономия краше явно не станет, очень советую пойти найти себе на ужин вкусный фруктовый салатик, а моего гуся оставить в покое! Волк зарычал на меня и убежал в лес. Гусь с облегчением вздохнул, в его взгляде читалась благодарность. Он вразвалку подошёл ко мне и крякнул, будто говоря: «Матушка Гусыня, значит?» К материнству я склонности никогда не питала, но идея мне понравилась. Я решила, что если уж усыновлять кого-нибудь, то как раз когда мне ещё только слегка за двести и я в расцвете сил. Да и у гусака особого выбора не было. – Очень может быть, что лучше меня матери ты здесь не найдёшь. Вряд ли кто-нибудь другой станет долго тебя терпеть, да ещё и заботиться. Он развёл крыльями. Даже сам гусь не мог отрицать, что он та ещё заноза. – И как же мне вас назвать, господин? Он крякнул опять. «Может, Энрике Родригес?». – Мне нравится «Лестер», – сказала я. – Я как-то обещала одному своему старому собутыльнику, что назову первенца в его честь. Ты не то чтобы прямо уж первенец, но сойдёшь. Гусак закатил глаза и вздохнул. «Ладно, – крякнул он. – Пусть будет Лестер. Можно мы уже пойдём в дом? Меня никто не предупреждал, что тут будет так холодно». За следующую неделю мы с Лестером попривыкли друг к другу и потихоньку стали учиться жить вместе. Поговорили обо всём, что приходится обсуждать новым соседям: «В раковине перья не оставлять», «За столом не рыгать», «Пол – не туалет» (причём он не первый сосед, с которым мне пришлось это обговаривать, но история долгая). Приходится нелегко, но думаю, со временем мы сгладим все углы. Имя «Матушка Гусыня» прижилось неплохо. В Содружестве «Долго и счастливо» все считают, что это очаровательно и очень мило, что я забочусь о Лестере, поэтому только так меня теперь там и называют. И это на самом деле очень кстати, потому что со всеми этими карточными долгами новое имя мне не помешает… 7 год з.в. Дорогой дневник! В последнее время мы с Лестером не ладим. Постоянно спорим о том, что ему пора чего-то добиться в этой жизни, но в нём просто ни грамма целеустремлённости нет! Он только и делает, что сидит дома и ест вредную пищу, пока я на работе. Он так растолстел, что стал размером с лошадь. Поэтому я решила, что и использовать его буду как лошадь! Уже много лет я применяю магическую телепортацию, чтобы перемещаться из одного места в другое, и удаётся мне это не очень. Я всегда впечатываюсь или в стену, или в шкаф, особенно с похмелья. Поэтому однажды вечером я принесла домой вожжи с седлом и взнуздала своего гусака! Должен же быть от него хоть какой-то толк. Лестер, прямо скажем, эту затею встретил без восторга. Он посмотрелся в зеркало и покачал головой. «Да ты издеваешься», – крякнул он. – Ну давай, попробуем полетать, пока ветер не переменился! Взлететь получилось довольно легко. Лестер настоял на том, чтобы сначала разбежаться вместе со мной на спине, но, по-моему, он специально упрямился. Оказывается, летает Лестер неплохо, но я ему об этом ни за что не скажу, а то ещё зазнается. Указаний моих он почти не слушал, поэтому я просто дёргала вожжи до тех пор, пока он не полетит куда надо. Удивительно, что они вообще не оборвались. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=41977310&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.