Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Проклятие демона Юлия Риа Мир высших демонов #2 Мне казалось, в этом мире страшно быть человеком. Но, став наследницей одного из двенадцати домов, я поняла – быть полукровкой намного страшнее. Высшие демоны ополчились против меня. Интриги, покушения, угрозы… Как в круговороте опасностей выжить и не потерять себя? А тем более сохранить любовь? Юлия Риа Проклятие демона Глава 1 – Дорогие гости, в эту особенную ночь я хочу представить вам кое-кого не менее особенного… Голос Маорелия Рингвардаада, главы шестого рода высших демонов, звучал торжественно и громко. Он эхом расходился по празднично украшенному залу и уносился вверх, под потолок, будто стремясь затеряться в зачарованном снегопаде. Этому голосу внимали все присутствующие. Сотни высших в дорогих нарядах и родовых украшениях, с кокетливыми масками, прикрывающими верхнюю часть лица, с хрустальными бокалами игристого вина… Все они смотрели на Маорелия и меня, замершую по левую руку от него. Я стояла, изо всех сил стараясь казаться невозмутимой и уверенной. Спина прямая, подбородок вздернут, дыхание… Пожалуй, только оно и могло выдать обуревающие меня страхи. В поисках якоря я скользила взглядом по толпе, пока не нашла того, кого высматривала, – юную демоницу с собранными в высокие хвостики белыми волосами и в золотой маске, не скрывающей напряженного взгляда черно-серебристых глаз. Маорелий все говорил и говорил, взывая к добрым отношениям между высшими, напоминая об особенности сегодняшней ночи, о волшебстве самого праздника. А потом он повернулся ко мне: – Дорогая, будь добра, сними маску. Пять слов прозвучали слишком быстро, слишком коротко. Но вместе с тем показалось, что на каждое из них мое сердце успело трижды стукнуться о ребра. Стараясь сохранять внешнее спокойствие, я выполнила просьбу и снова оглядела толпу. Праздничные полумаски не скрывали выражения глаз, я отчетливо видела эмоции, отражающиеся на лицах высших: недоверие, непонимание, смятение. – Уважаемые махры, – снова обратился к гостям Маорелий, – позвольте представить вам Сатрею Рингвардаад – мою наследницу и родную дочь, чьей матерью была человеческая женщина. Вместе с последним звуком на зал обрушилась тишина, казалось, полная скрытой ненависти и злобы. Лица всех в этом зале теперь выражали лишь одну эмоцию – гнев. Точнее, почти всех. Черно-серебристые глаза в прорези золотой ажурной маски глядели на меня с удивлением и… беспокойством? – Я признаю Сатрею Рингвардаад наследницей шестого рода, – громко произнес Кеорсен, делая шаг вперед и снимая маску. – Отныне и навсегда она должна оставаться истинной дочерью своего рода и нашего вида, чтить прошлое и нести ответственность перед будущим. Да будет она достойна оказанной чести. – Я признаю Сатрею Рингвардаад. – Рейшар говорил уверенно, твердо. – Да одарит Великий ее благодатью. – Я признаю Сатрею Рингвардаад наследницей шестого рода и приветствую ее в рядах высших. Я не поверила собственным ушам. Амарелия? Да, вряд ли она пошла бы против воли брата, но все же я не ожидала увидеть ее в числе первых признавших. И пусть взгляд демоницы горел недовольством, я все равно была ей благодарна. – Я признаю Сатрею… – Звонкий голос Лунары едва слышно подрагивал, когда она произносила заветные слова. Один за другим высшие повторяли фразу принятия. Звуки сливались, наполнялись разными тембрами и расходились эхом по огромному праздничному залу. Уверена, не поддержи меня двое сильнейших высших, остальные семьи тоже остались бы в стороне. Но спокойная уверенность Кеорсена и Рейшара давила на присутствующих, вынуждая повторять заветные слова. Кому-то из гостей они давались легко, другим казались едва ли не мерзостью – их выплевывали быстро, зло, будто не желая пачкать рот их произношением. Но, как бы там ни было, высшие всех двенадцати родов меня признали. – Благодарю вас, уважаемые махры! – Маорелий улыбнулся, будто не замечая царящих в зале настроений. – А теперь предлагаю насладиться праздником! Счастливой Зимней ночи! – торжественно закончил он и кивнул музыкантам. Те с готовностью заиграли. Я старалась сохранять на лице спокойное выражение, держаться уверенно и с достоинством. Увидев Кеорсена, растянула губы в вежливой улыбке. Я не позволю высшим заметить, какую радость во мне вызывает сильнейший из них. – Ты молодец, – похвалил Кеорсен, оказавшись рядом. – Теперь держись, настоящая игра начинается именно сейчас. – Он протянул руку в приглашающем жесте. – Готова ко второму акту нашей грандиозной затеи? Я кивнула и вложила пальцы в крепкую ладонь. А уже в следующий миг Кеорсен закружил меня в танце. – Не бойся, – тише произнес он, наклоняясь к моему уху, – тебе нечего опасаться. Пока идет праздник, никто не посмеет тебе навредить. Сегодняшняя ночь священна, и любое преступление в это время карается особенно жестко. Снова кивнув, я попыталась выкинуть из головы беспокойные мысли. Для волнений еще будет время, а сегодня мой первый праздник зимней ночи, и я не хочу запомнить его полным страхов и волнений. Сегодня я буду наслаждаться. Кеорсен вел уверенно, но мягко. Свет зачарованных огней казался волшебным, а падающий снег – даром Великого. Оторвав взгляд от магического убранства зала, я посмотрела на демона и утонула в его черно-серебристых глазах. Интересно, всегда ли я буду чувствовать себя настолько защищенной в его объятиях? Не знаю. Но сейчас попроси меня кто прыгнуть в темную пропасть, сказав, что Кеорсен ждет внизу, я бы рискнула. Не задумываясь. С ним одним я чувствую себя готовой на любые безумства. И осознание этого пьянит сильнее любого игристого вина. Вместе с последним аккордом мы замерли. Склонили головы в знак благодарности за танец и отступили ближе к стене, давая другим парам закружиться вокруг празднично украшенного иглолиста. Тут же, будто ниоткуда, возник темный с подносом, уставленным бокалами с игристым вином. Кеорсен взял два и один из них протянул мне. – Мои поздравления, дорогой братец. – Возле нас остановилась Амарелия, сверля демона хмурым взглядом. – Твоя карта сыграла. Ты с самого начала это планировал? Поэтому просил заняться ее воспитанием? Кеорсен улыбнулся: – Ты меня переоцениваешь, дорогая. Но мне лестно. Амарелия расслабленного настроения брата не разделяла. Она явно с трудом сдерживала клокочущий в груди гнев. Серебро ее глаз подернулось алым. – Надеюсь, интересы рода по-прежнему стоят для тебя на первом месте? Нашего, не Рингвардаадов! – свистяще выдохнула она. – Не переживай, Ли. Я помню, как зовется наш род, – все с той же полуулыбкой ответил Кеорсен. – И не забивай свою прекрасную голову ненужными тревогами. Лучше наслаждайся праздником. На секунду глаза демоницы полыхнули алым, но уже в следующий миг она смогла взять себя в руки. – Разумеется, брат. Еще несколько мгновений она вглядывалась в лицо Кеорсена, потом развернулась на каблуках и отошла к Верине. По дороге взяла с подноса проходившего темного высокий бокал с вином и осушила его залпом. – Она недовольна, – отметила я очевидное. – Если бы только она, – качнул головой Кеорсен. – Но насчет Ли не переживай. Она не ударит в спину. – А вот я бы сейчас тебя точно ударила, – раздался сзади недовольный голос. Я обернулась и встретилась взглядом с Лунарой. – Привет. – Мои губы дрогнули в улыбке. – Рада тебя видеть. – Рада? Рада?! Ты издеваешься?! Еще, может, скажешь, что скучала? – И это тоже. – Моя улыбка стала шире. – Ты могла хотя бы дать знать, что в порядке! – Лу, сдержаннее, – холодно напомнил Кеорсен. Лунара осеклась, бегло огляделась, удостоверилась, что все вокруг слишком заняты обсуждением главного события ночи, чтобы заметить эту вспышку гнева. Потом вновь повернулась ко мне. – Прости, я правда очень хотела, – поспешила заверить ее, – но не могла. – Прощу, – буркнула она. – Но если поступишь так хотя бы еще раз, в жизни с тобой не заговорю, Рингвардаад! Я вновь не смогла сдержать улыбки. Странным образом недовольство демоницы наполняло мое сердце радостью. За фасадом раздражения и обиды чувствовалось плохо скрытое беспокойство. Лунара переживала. За меня. За простую человечку, какой я оставалась в ее памяти все эти недели. Только я открыла рот, собираясь уверить, что тоже волновалась, как слова вдруг закончились. Заметив перемену в моем настроении, Лунара обернулась и тихо выругалась. – Побудь пока в стороне, – приказал Кеорсен, и она поспешно отошла. Я же крепче вцепилась в бокал, словно он был соломинкой, удерживающей меня на поверхности набирающего силу водоворота. – «Разве это возможно?» – спросил я себя, едва увидев наследницу Маорелия, – громко произнес Леорен, подходя ближе. – Но теперь вижу, что глаза меня не подвели. Ох, моя дорогая, огорчен безмерно! Я все же так надеялся в ближайшее время увидеть вас гостьей моего центра! Каждое слово падало к моим ногам будто ядовитыми змеями. Казалось, пошевелись я, и опасные твари тут же вцепятся в незащищенную платьем кожу. – Доброй ночи, Леорен, – заговорил Кеорсен, переводя внимание на себя. – Доброй, да, – согласился высший, вздыхая. – Но все же печальной… – Его взгляд снова метнулся ко мне. – И все-таки я должен был догадаться. Ведь не могла меня поразить простая человечка! Ох, порой Великий так жесток к нашим надеждам. Я держалась изо всех сил, не позволяя себе поддаться страху. В памяти против воли всплыли картины центра репродукции, женщин в длинных серых рубахах, детей… Желудок предательски сжался. Нет! Не сдаваться! – У Великого на все свои причины, – выдавила я, стараясь говорить ровно. – Ох, как это верно, но как печально! – снова вздохнул Леорен. Потом обменялся еще парой фраз с Кеорсеном и наконец откланялся. Едва пугающий меня высший зашагал прочь, я осушила бокал до дна. Кеорсен без лишних слов забрал его у меня и передал возникшему темному. От предложенного полного отказался. – Я не стану извиняться за тот визит в центр, если ты этого ждешь, – произнес он, глядя мне в глаза. Я мотнула головой. Знала, сама природа высших не позволила бы Кеорсену поступить иначе. Но все же от страха перед Леореном и его центром, боюсь, мне никогда не избавиться. Однако уже совсем скоро пришлось спешно выкидывать тревожные мысли из головы и придать лицу спокойное выражение – очередной высший желал поздороваться. Весь остаток ночи мне приходилось общаться с представителями двенадцати родов. Кто-то из демонов держался невозмутимо, кто-то – исподтишка или в открытую пытался задеть. Разумеется, высшим не давало покоя мое человеческое происхождение. Через несколько часов я отвечала, едва вслушиваясь в вопросы. Уставший разум просто отказывался фокусироваться на одинаковых насмешках, холодных комментариях и надменности. Несколько раз я мысленно возблагодарила Кеорсена с Рейшаром, которые знали, что так будет, и неоднократно устраивали мне «пробные экзамены». Первый, помню, я провалила. Да и второй тоже. Ладно, и третий. Насмешки над моей человеческой сущностью, над рабским происхождением, презрение к моей матери, отчетливо звучавшие в каждом слове, – они вызывали во мне либо гнев, либо бессильные злые слезы. Но только ни Кеорсен, ни Рейшар не позволяли мне сбегать в такие моменты – напротив, заставляли выслушивать ранящие сердце выпады снова и снова. Они были жесткими учителями. Порой даже жестокими. Но сейчас их уроки принесли плоды: я смогла пережить ядовитые разговоры и не показать своего к ним отношения. Когда горизонт подернулся оранжево-алым, слуги открыли двери на балконы, защищенные заклинаниями от холода и ветра. И гости вышли встречать первый рассвет нового солнца. Я стояла немного в стороне от основной толпы. Опершись ладонями на мраморные перила, я смотрела на медленно светлеющее небо и думала, какой будет моя жизнь. Сколько еще восходов мне отмерено? Новое солнце с каждым днем будет становиться все сильнее, отвоевывая у ночи заветные минуты. Смогу ли я подобно ему отвоевать то, чего так желаю? Право не только на жизнь, но и на нечто большее. То, что еще совсем недавно было моей единственной целью, перестало казаться достаточным. Может, я становлюсь жадной? Или дело в пробудившейся демонической половине? Ответов не было, лишь крепнущее день ото дня стремление не просто выжить, а стать счастливой. Я искоса взглянула на Кеорсена, стоящего неподалеку. Словно горизонт, разделяющий землю и небо, он отсек меня от большинства присутствующих. Дал возможность встретить новое солнце в спокойствии и гармонии. Он не спрашивал, хочу ли я этого, а понял сам. «Останься со мной, Сати, – прозвучал в голове его голос. – Я прошу именно тебя. Не наследницу Рингвардаадов, не полудемоницу, способную разрушать магию, а тебя – мою маленькую смелую мышку». Я хочу остаться. Сейчас, глядя на новое солнце, поднимающееся все выше над снежными шапками, я осознала это как никогда четко. Точнее, я всегда это знала. Просто боялась признаться. Даже самой себе. Но только… имею ли я право? Несмотря на мой новый статус, высшие не примут меня. И особенно в качестве пары сильнейшему из них. Так смею ли я подставлять Кеорсена? А Лунару? Амарелию? Других высших из рода Артенсейров? Нет. По крайней мере, пока не изменю представления двенадцати семей обо мне. Я хочу, чтобы они видели во мне не получеловечку – слабую, нуждающуюся в покровительстве сильного, – а одну из них. Ту, с кем бы им приходилось считаться. Пока не знаю как, но я найду способ добиться этого. – Вот увидишь, – пообещала я новому солнцу. Глава 2 Праздник закончился вместе с первым восходом нового солнца. Уставшая, я добрела до покоев, скинула красивое платье прямо на пол и рухнула на кровать. Белоснежные простыни дарили коже прохладу, одеяло мягко придавливало сверху, даря ощущение приятной тяжести. Голова утопала в подушках, от которых едва ощутимо пахло лавандой… Новая кровать была большой и удобной, но только в мыслях я снова и снова возвращалась к другой – маленькой, жестковатой. Той, на которой меня обнимал Кеорсен. Я хотела чувствовать его тяжесть, а не одеяла, вдыхать его запах вместо лавандового, скользить руками по его телу, а не пустым простыням… И от этих фантазий становилось жарко. Я ворочалась, искала удобную позу, но никак не находила. Вымотавшись окончательно, я просто обняла одну из подушек, прижала к себе и наконец заснула. Проснулась я ближе к обеду. Вставать не хотелось. Выходить из покоев и снова встречаться с напыщенными высшими – тем более. Однако я нашла в себе силы сначала сесть, а потом и выскользнуть из постели. Босиком, на цыпочках я пробежала до окна, рывком раздвинула шторы и впустила в комнату солнечный свет. Сладко потянулась в его лучах и обернулась, услышав стук в дверь. В спальню с поклоном вошла высокая, худая как жердь темная демоница. – С пробуждением, махра, – почтительно произнесла она. Я оглядела вошедшую. Отметила ее короткие, явно подпиленные рожки, заплетенные в косу черные волосы. Строгое серо-синее платье и выглядывающие из-за спины сгибы крыльев. – Благодарю. А вы?.. – Грамедея, – поспешила представиться она. – Ваша камеристка. И прошу вас, махра, обращайтесь ко мне на «ты». Камеристка? У меня?! Кажется, Кеорсен вскользь упоминал о подобном. Тогда я не придала значения услышанному, теперь же изо всех сил старалась не дать удивлению стать заметным. – Вы определились с нарядом, махра? – вновь подала голос темная, не дождавшись ответной реплики. Я нахмурилась, и демоница поспешила добавить: – Первая совместная трапеза после Зимней ночи с представителями всех родов. Согласно традициям, это должно укрепить отношения между семьями. Ни один высший не может покинуть замок до окончания обеда. – Разумеется. – Я кивнула, вспоминая. – Насчет наряда… – на секунду задумалась. Еще в лесном домике Тина сняла с меня мерки, по которым Маорелий заказал платье на праздник зимней ночи и новый гардероб, достойный его наследницы. Но только утром я была настолько уставшая, что даже не заглянула в него. – Платье в пол, дорогое, но без излишеств. Цветов рода, – сухо перечислила я. Грамедея поклонилась и поспешила в гардеробную. Я же направилась в ванную. Совсем скоро ко мне подошла камеристка и помогла с утренними (или все же дневными?) процедурами. Потом мы вернулись в спальню. Выбор демоницы мне понравился. Насыщенно-синее платье, расшитое по линии декольте и подолу, открывало плечи и часть спины. Дорогие ткани, мерцающие камни в орнаменте узора, расширяющаяся книзу юбка. Все именно так, как я хотела. Одевшись и дополнив наряд родовыми украшениями Рингвардаадов, я вышла в коридор. Идти старалась неспешно, держа спину и плечи идеально прямыми. Лишь у входа в столовую я на секунду замерла. Мне не хотелось добровольно запускать руку в змеиное гнездо, но, боюсь, я давно уже это сделала. Глубоко вздохнув и вздернув подбородок, я решительно пересекла последние метры и переступила порог. – Доброго дня, уважаемые махры. – Внутренне возликовала, отметив, что мой голос звучит спокойно и уверенно. Под пристальным вниманием собравшихся я прошла вдоль длинного стола и села слева от Маорелия. По правую руку от него сидел высший с темно-синими глазами – отличительной чертой рода Рингвардаадов. Только относится он, насколько я помню, ко второй ветви семьи. Хемильдеор – советник и ближайшее доверенное лицо Маорелия. Вместе со мной занимали места высшие, что прибыли последними. А едва все расселись, слуги начали выносить закуски. – Прошу простить мое любопытство, – подал голос щуплый высший с бледно-голубым, точно выцветшим взглядом, – но я бы все же хотел узнать у махры Сатреи, не поделится ли она с нами впечатлениями. Насколько жизнь высших отличается от жизни людей? Сильно ли разнятся ощущения? Я повернулась к говорившему. Лерден Вирсейр – глава седьмого рода и, вероятно, мой главный противник. Интересно, он сам понимает, насколько нелеп заданный им вопрос? Пытаться сравнить положение рабов и их хозяев? Он смеется? Хотя о чем я? Конечно, смеется. Надо мной. Над моим происхождением и обретенным прошлой ночью статусом. – Боюсь, я не в силах сравнить в полной мере, – ответила спокойно, принимаясь за рулет из телятины. – Мне повезло вырасти свободной. Вероятно, о жизни рабов я знаю даже меньше вашего. Сдержанно улыбнувшись, я обмакнула отрезанный кусочек в брусничный соус, мысленно прикидывая, насколько хорошо его цвет смотрелся бы на голове Лердена. Голубоглазый демон хмыкнул. – Скажите, вы ведь были воспитанницей махры Амарелии? – спросила высшая в дорогом платье янтарного цвета. Я мельком посмотрела на сестру Кеорсена, после чего перевела взгляд на говорившую. – Это так. – Мой голос прозвучал размеренно и мягко. Всем своим видом я пыталась показать, что чувствую себя уверенно, что не боюсь. – Мне повезло иметь в наставницах такую высшую, как Амарелия: прекрасную, умную, целеустремленную. Я искренне благодарна ей за заботу и внимание. – И она не обращалась с вами как с игрушкой? – Демоница удивленно хлопнула ресницами. Слишком старательно, чтобы поверить в искренность ее эмоций. – Это все-таки так для нас естественно… – добавила она, бросая взгляд на остальных присутствующих. Кто-то из сидящих за столом едва заметно кивнул, соглашаясь. – Нет. – Я снова позволила себе сдержанно улыбнуться. – Амарелии нет нужды развлекаться таким образом. Для этого у нее слишком утонченный вкус. – Махра Сатрея… А вот эту демоницу я знаю. Не лично, разумеется, но на вечере Кеорсен показал своих ближайших родственников. Да и серебряный взгляд слишком явно выдает ее принадлежность к Артенсейрам. Я повернулась к Амадейне Марваде-Артенсейр – матери Лунары. – Прошу простить мне мое любопытство, – продолжила она, – и если вопрос покажется слишком личным… уверена, мы все поймем, если вы оставите его без ответа. Чем более витиевато пыталась говорить Амадейна, чем слаще казалась ее улыбка, тем беспокойнее становилось у меня на душе. – Скажите, рассчитываете ли вы составить партию одному из представителей нашего общества, как в свое время поступила ваша матушка? Только официально, разумеется, – добавила она, еще шире растягивая губы. В груди обожгло вспыхнувшим гневом. Слишком отчетливо звучала насмешка, слишком старательно Амадейна пыталась задеть, и слишком страшно мне было отвечать на этот вопрос. – Боюсь, мне рано думать о подобном. Для начала хотелось бы стать достойной дочерью своего отца, истинной наследницей рода. – Конечно, – с готовностью отозвалась Амадейна, – но ведь отмеренный вам Великим срок короче нашего. Кто знает, сколько у вас осталось времени. – Вы советуете мне пойти против воли Великого? – Я подарила демонице лукавую улыбку. Точнее, мне очень хотелось, чтобы она казалась лукавой, а не напряженной, выдавленной через силу. – Если мне действительно отмерено мало времени, я хотела бы провести его с отцом в родовом замке. Серебристые глаза прищурились. Причем, как мне показалось, не только у Амадейны, но и у Кеорсена, внимательно прислушивающегося к нашему разговору. – Дорогие друзья, – взял слово Маорелий. – Я понимаю ваш искренний интерес к личности моей дочери. Уверяю вас, некоторые вопросы я сам не прочь ей задать. – Несколько высших за столом улыбнулись. – Но сейчас, прошу вас, давайте просто разделим первую совместную трапезу. Уверен, впереди нас ждет много новых встреч, и вы сможете познакомиться с Сатреей поближе. А познакомившись, проникнитесь к ней самыми добрыми чувствами. Услышав последнюю фразу, я едва сдержала усмешку. Представить высших, воспылавших «самыми добрыми чувствами» к полукровке, не получалось при всем желании. Впрочем, всегда остается шанс, что мы с демонами по-разному понимаем значение этого выражения. После речи Маорелия разговоры за столом потеки в более спокойном русле. На меня если и бросали недовольные взгляды, то лишь урывками, ненадолго. Будто желали убедиться, что получеловечка еще здесь и не привиделась им, словно мираж в пустыне. А после обеда, как и говорила Грамедея, демоны начали отбывать. Один за другим они прощались с Маорелием в портальном зале и ступали в туманные зевы переходов. Рейшар, подарив мне напоследок ободряющую улыбку, тоже покинул замок. Последними у открытого ока портала остались Амадейна с Лунарой. – Праздник вышел изумительным, – сверкнула белозубой улыбкой старшая из демониц. – Уверена, его еще долго будут помнить. – Улыбка на мгновение уступила место холодной усмешке, выдавая всю гамму вложенных во фразу чувств. – Искренне рад, что ночь вышла незабываемой. – Маорелий же держался очень спокойно. Так, будто и не заметил попытки ужалить. Амадейна хмыкнула. Потом бросила взгляд на дочь – та держалась на почтительном расстоянии. – Пошли, Лу. Еще раз благодарю за гостеприимство. – Развернувшись, Амадейна первой шагнула к порталу. Маорелий шел рядом, оставаясь в образе радушного хозяина. Едва высшие повернулись к нам спиной, Лунара бросила мне скомканный шариком лист бумаги. Я ловко перехватила его в полете, сжала в кулаке и завела руку за спину. – Луна? – позвала Амадейна, мельком глянув через плечо. – Иду, – откликнулась она и поспешила к порталу. Я же продолжала стоять со сдержанной полуулыбкой, сжимая в пальцах драгоценное послание. Глава 3 Опустевший замок казался пугающим. Нет, в нем сновали слуги, слышались звуки приглушенных шагов и разговоров, но без Кеорсена я чувствовала себя потерянной и совершенно одинокой. Ему пришлось уйти вместе со всеми. На этом настаивал Маорелий, да и сам Кеорсен признавал, что его длительное пребывание в замке может породить ненужные слухи. И без того поддержка со стороны двух сильнейших высших выглядит подозрительно. Не стоит усиливать настороженность двенадцати родов. За праздничную ночь я несколько раз видела отца Кеорсена, но подойти так и не решилась. Сам он, в отличие от многих, интереса ко мне не проявил. Просто скользнул равнодушным взглядом и переключился на стоящего рядом с ним демона. Думаю, высшему его уровня просто нет дела до какой-то полукровки из шестого. А вот ближайшие семьи, как и предполагал Кеорсен, заметно оживились. И больше всех – Лерден Вирсейр. Именно о нем предупреждала Лунара. В ее записке были нацарапаны всего три слова: «Ближайшие ударят первыми». Именно Лерден – глава седьмого рода – по уровню силы стоит ближе других к Маорелию. Близко, но все же недостаточно, чтобы бросить вызов и сместить Рингвардаадов по иерархической лестнице вниз. И этот факт явно не давал ему покоя. За размышлениями я дошла до библиотеки, пробежалась пальцами по широким корешкам книг. Только хотела достать том, посвященный истории рода Рингвардаадов, как меня окликнули: – Махра Сатрея. – На пороге комнаты стояла Грамедея, перекинув через руку подбитый мехом плащ. – Ваш отец просил передать, что будет ждать вас у восточного выхода через пятнадцать минут. Позволите указать дорогу? Не понимая причин происходящего, я все же кивнула и приняла у камеристки плащ. Мы спустились на первый этаж, миновали галерею и большой каминный зал, свернули в прилегающий коридор и очутились у восточного выхода. Едва мы вышли на улицу, Грамедея поклонилась и вернулась в замок. Я же осталась ждать появления Маорелия. С неба падала снежная крошка. Налетающие порывы ветра кидали ее мне в лицо, и я спешно натянула капюшон, прячась от непогоды. – Спасибо, что пришла так быстро, – раздался сбоку голос Маорелия. Я повернулась, отогнула край темно-синей ткани и посмотрела на демона. – Пойдем, – произнес он и первым зашагал в одном ему ведомом направлении. Я поспешила следом. К счастью, далеко идти не пришлось. Спустя минут пять мы нырнули под крышу вытянутого приземистого строения. Запах сена, тихое фырканье, стойла, протянувшиеся друг за другом вдоль обеих стен, – конюшня замка Рингвардаадов выглядела чистой и очень ухоженной. Пройдя почти в самый ее конец, мы остановились возле одного из денников. В нем, запертая деревянной дверцей, стояла лошадь. Высокая, крупная, светло-коричневая, с белоснежной гривой и темно-вишневыми глазами. Из бархатных ноздрей с шумом вырывался пар, мощные челюсти лениво чем-то хрустели. – Ты знаешь, что это за порода? – Маорелий повернулся к животному. – Это грайсерский конь. Они по праву считаются лучшими, и обладать ими могут лишь высшие. Отныне ты одна из нас, Сати, и этот конь – мой тебе подарок. Я с недоумением посмотрела на демона: – Но ты же уже вручил мне подарок на праздник зимней ночи. Маорелий улыбнулся: – Бердер – подарок не на праздник. Это дар моей наследнице, новой демонице рода Рингвардаадов. Я перевела взгляд на коня: – Его так зовут? Бердер? – Да. Но если захочешь, можешь выбрать ему другое имя. Конь тихо фыркнул, будто предложение демона его позабавило. Потом тряхнул гривой, переступил стройными ногами. Я следила за его движениями, чувствуя смутное беспокойство. Оно разрасталось, слово туман, окутывало меня, ложась на плечи вторым плащом. А я все пыталась понять, что же именно меня так настораживает в подарке Маорелия. – Почему сейчас? Почему не раньше? Не позже? – Раньше не было времени, – спокойно отозвался высший. – А тянуть дальше я не видел смысла. У любого достойного наследника есть грайсерский конь. Таково негласное правило, показатель доверия рода. Зная, что у дочери Рингвардаадов нет обязательного атрибута, никто и не стал бы рассматривать ее кандидатуру. – На что? – Я повернулась к Маорелию и встретила его внимательный взгляд. Туман беспокойства уплотнялся. – На брачное соглашение, разумеется. – Что? – изумленно выдохнула я. – Тебе нужна защита, дорогая. Поддержка. И младший сын Лердена станет прекрасным выбором. – О чем ты? Лерден Вирсейр, возможно, самый опасный для меня высший, а ты… – Вот именно, Сати! – перебил меня Маорелий. – Но нам повезло. Торрел, его младший сын, магически слаб. Он никогда не смог бы претендовать на демониц вышестоящих родов. Даже восьмой и девятый дома с большой долей вероятности отвергли бы его предложение. Так что Лерден точно не упустит возможности породниться с нашей семьей. Этот брак обезопасит тебя от самого Лердена и от тех, кого он может на тебя натравить. Ведь Лерден до последнего будет лелеять надежду, что его внук возглавит род Рингвардаадов. – Нет! – Я отступила на шаг, не сводя с Маорелия взгляда. – Ни за что! Казалось, будто туман свернулся змеей и кольцами обвил мою грудь. – Не глупи, Сатрея. Это упрочит твое положение, обезопасит на многие десятилетия. – Нет! – упрямо повторила я. – Зачем вообще было принимать меня в род, если сразу после этого ты хочешь отправить меня в другой? Маорелий нахмурился: – Отправить? Нет же, Сати, наоборот. Наследники никогда не покидают своего рода. Напротив, их супруги вступают в свою новую семью. Торрел станет Рингвардаадом. – Я не хочу! Невидимая змея скручивалась все сильнее. В груди закололо. – Сатрея! – прикрикнул Маорелий. – Ты наследница первой ветви, но я – глава. Ты не посмеешь меня ослушаться. Я пытаюсь тебя защитить, глупая! – Кеорсен меня защитит! Он смерил меня тяжелым взглядом: – Не защитит, Сати. – Неправда! Все это время он только и делал, что оберегал меня! – Может быть, – согласился Маорелий. – Но сколько продлится его помощь? И что ты будешь делать, когда ему надоест играть с тобой? Мы не ровня первому роду, и забывать об этом глупо. Только брак гарантирует тебе пожизненную защиту со стороны супруга и его семьи. А Кеорсен, уж прости, дорогая, никогда на тебе не женится. Хотя бы потому, что давно обручен с Вериной Моргран. Невидимая змея страха и отчаяния резко сжалась, смяла мои ребра и вспорола их осколками доверчивое сердце. Я плохо помню, как вернулась в покои, как вообще нашла до них дорогу и что пыталась сказать мне Грамедея. Отослав ее, я заперла двери и опустилась прямо на пол. В душе царила пустота. Мыслей тоже не осталось. Казалось, будто вместо меня в комнате сидела лишь оболочка, не способная думать, чувствовать. Невидящим взглядом я скользила по ковру и моргала, пытаясь избавиться от режущей глаза сухости. Слез не было. Гнева, как ни странно, тоже. Только высасывающая душу апатия. Бесцветная и пустая. Не знаю, сколько я так просидела. В себя пришла, когда комната погрузилась в полумрак. И то – от требовательного стука в дверь. – Сатрея! Непроизвольно мои руки взметнулись вверх, зарылись пальцами в волосы, зажали уши. Я не хочу слышать его голос. Только не его. – Сатрея, открой немедленно! Иначе, клянусь Великим, я выломаю эту дверь! Я не пошевелилась. Сжалась, подтягивая колени к груди, и уперлась в них лбом. Вздрогнула от раздавшегося стука и сильнее прижала ладони к ушам. – Когда на город опускается метель… И застилает белой пеленой… – тихо запела, стараясь своим голосом заглушить тот единственный, который одновременно хотела услышать и не желала слышать больше никогда. – Сатрея! Новый удар. – В миру Двенадцати, где рабство для людей… – Проклятье! Сатрея! Еще удар. – Откроется проход, но в сердце дверь закрой… В следующий миг разделяющая нас преграда взорвалась, не выдержав натиска демонской силы. А затем меня грубо схватили за плечи и рывком вздернули на ноги. – Какого низшего, Сатрея?! – прорычал Кеорсен, впиваясь в меня алым взглядом. – Отпусти. – Я слабо дернулась. – О нет, мышка, – протянул он, приближая свое лицо к моему. – Ты моя, не забыла? И я буду делать с тобой, что захочу. Вновь ощутив себя игрушкой, я вспыхнула вмиг. Ушедшие было эмоции и чувства разом вернулись, подожгли меня и придали сил. – Я не принадлежу тебе, демон, – выдохнула, прожигая его не менее взбешенным взглядом. – И никогда не стану твоей! Ни игрушкой, ни мышкой – никем! – Что, – Кеорсен прищурился, – нашла себе нового покровителя? – А даже если и так, что с того? Его взгляд полыхнул с новой силой. – Ты не сможешь быть ни с одним другим высшим! Ты – моя! И только моей ты останешься! – Боюсь, твоя будущая жена не оценит подобного. Или, может, спросим у Верины лично? – Кто рассказал тебе? От низкого раскатистого голоса все внутри затрепетало. Только вот не от страха. Несмотря на принятое решение держаться от Кеорсена подальше, все во мне отзывалось на его слова и голос. Сама душа тянулась ему навстречу. И сознательно удерживать ее в клетке самоконтроля было невыносимо. – Так кто? Маорелий? – А тебя волнует только это? – Я горько усмехнулась и дернулась в новой попытке высвободиться. Не яростно, скорее устало. – Отпусти меня, высший. – Никогда, Сати. И никому не отдам. Руки демона сжимали меня сильно, но в то же время осторожно. Кеорсен будто чувствовал ту грань, за которой мог навредить мне, и, даже поглощенный яростью, не позволял себе ее переступить. – Я больше не человек по вашим правилам. Теперь я не принадлежу тебе. – Мне плевать на правила! – прорычал Кеорсен и попытался притянуть меня к себе, но я уперлась ладонями ему в грудь, не позволяя сократить расстояние между нами. – А на мои желания тебе тоже плевать? – спросила тихо, заглядывая в алые глаза. Даже такие, пугающе-красные, они нравились мне. Если бы только могла, я бы смотрела в любые. Его. Вечность и даже дольше. Если бы только могла… – Отпусти меня, – выдохнула я и удивленно моргнула, когда демон послушно выполнил мою просьбу. – А теперь уходи и никогда не возвращайся. Лицо Кеорсена дернулось, а потом застыло пугающей маской. – Уверена, что желаешь именно этого? – холодно произнес он. Даже голос его изменился. Заставить себя ответить вслух я не смогла, поэтому кивнула. Я не хочу, чтобы он улетал. Он нужен мне. Нужен! Но делить его с другой я не в силах. – Как пожелаете, махра Рингвардаад, – процедил он. Потом развернулся и вышел, оставив меня кусать губы и трястись в беззвучном плаче. Этой ночью я спала плохо. Просыпалась, подолгу смотрела в потолок и упорно гнала воспоминания прочь. Но они возвращались. Я думала о том, какие чувства Кеорсен рождал во мне с самого первого дня. Страх, гнев, ненависть, гордость, интерес, трепет… желание? Да, было и желание. Но теперь вместо яркого калейдоскопа эмоций осталось лишь одно – горечь. Когда за окнами посерело от приближающегося рассвета, я поняла, что уже не усну. Встала, распахнула шторы и хмуро уставилась на черный силуэт леса. Интересно, если бы я не рискнула покинуть дом моей матери, какой была бы моя жизнь? Узнала бы я о Верине? Или так навсегда и осталась бы тайным увлечением, скрытым от всего мира в лесной чаще? Глупые вопросы. Пустые. Но только я никак не могла выкинуть их из головы. Прокручивала снова и снова и увязала в фантазиях, обещающих счастье в обмен на ложь. Устав от гнетущих мыслей, я ушла в ванную. Долго отмокала в теплой воде, потом вылезла, завернулась в длинный халат и возвратилась в спальню. На туалетном столике, касаясь овального зеркала огромными бутонами, в высокой вазе стояли розы. Синие, как родовой цвет Рингвардаадов. Что? Неужели Кеорсен решил извиниться таким способом? В груди вспыхнул гнев. Причем не на демона – на букет. Словно символ открывшейся тайны, подтверждение ее правдивости, он злил меня. Быстрым шагом я пересекла комнату и выхватила из вазы цветы. Поддаваясь бушующим в груди эмоциям, с силой сжала длинные стебли. Ощутила, как острые шипы впились в ладонь, но не ослабила хватки. Сейчас даже эта боль была мне желанна. Вгляделась в прекрасные цветы, а потом размашистым движением выкинула их в корзину. Не нужны мне подачки! Мне нужен Кеорсен! Весь! Без остатка! От удара несколько бутонов оторвались и упали, роняя синие лепестки на ковер. Вместе с ними упала небольшая карточка. Подойдя, я подняла ее: «Некоторым мечтам лучше оставаться мечтами, а некоторым людям – людьми. Надеюсь, ты насладилась праздником. Рейшар» Едва я дочитала, карточка вспыхнула, обжигая пальцы, и рассыпалась пеплом. Я собиралась стряхнуть его с ладоней, но замерла, с ужасом на них глядя. От кровоточащих уколов, оставшихся после шипов роз, по коже расползалась черная вязь. Змеясь, она тянулась от ладоней к запястьям и выше. Кожа под ней полыхала, болезненно пульсировала. Во рту пересохло, язык шершавой щеткой прилип к небу. Зрение поплыло. Что это? Яд? Но не мог же Рей… Додумать я не успела. Мир резко закружился и – померк. Глава 4 Сознание возвращалось с трудом. Едва ли не силой я выталкивала себя из вязкого марева небытия. Голову стянул невидимый обруч, в висках пульсировало. Я попыталась пошевелиться и застонала от взорвавшихся перед глазами слепящих вспышек. – Все хорошо, – раздался рядом обеспокоенный голос Маорелия. – Если ты пришла в себя, значит, самое страшное позади. – Махр, ей нужно это выпить. Станет легче. – Спасибо, Хемильдеор… Сатрея, открой рот. Ну же. Едва я совладала с онемевшими губами, на язык полилась горькая жидкость. Я закашлялась, попыталась вдохнуть и закашлялась еще сильнее. От судорожных движений фейерверк в голове взорвался с новой силой. – Все, дорогая, все позади. Отдыхай. Я хотела уточнить, что же случилось на самом деле, хотела узнать, прилетал ли Кеорсен, хотела попросить воды, чтобы перебить горький привкус на языке, но сознание вновь закружилось, и я провалилась в сон. Во второй раз пробуждение далось легче. Голова все еще болела, но несильно – скорее неприятно ныла. Даже вернулась ясность мыслей. Я смогла вспомнить заботу Маорелия, Хемильдеора… а потом и все, что случилось ранее. Воздуха резко перестало хватать, к горлу подступила тошнота. Ладони вспотели. Ладони… ладони… Медленно, контролируя каждый вдох и выдох, я заставила себя преодолеть страх и посмотреть на них. Кожа выглядела бледной, с едва заметными розовыми точками затянувшихся проколов, но без пугающих черных змей. Я с облегчением выдохнула. Потом огляделась. Это точно моя спальня. Судя по льющемуся сквозь неплотно задернутые шторы свету, сейчас день. На ночном столике стоял бокал с водой. Я сглотнула. Смутная до этого жажда тут же заявила о себе. Язык шевельнулся, и я почувствовала желание ощутить прохладную жидкость. Но было страшно. Вдруг там тоже яд? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/uliya-ria/proklyatie-demona/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 176.00 руб.