Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Ведьма. Рассказ Дарья Эпштейн Девушка по имени Морган переезжает в небольшой городок, в дом, где жила ее бабушка, эзотерический консультант. Сама бабушка исчезла много лет назад, но город очень хорошо помнит мадам Вайцховски. Морган приходится приспосабливаться к жизни с клеймом ведьмы. И все бы ничего, но с ней начинает происходить что-то странное… Ведьма Рассказ Дарья Эпштейн © Дарья Эпштейн, 2019 ISBN 978-5-4496-4733-7 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Ведьма – Ребята, это Моргана Вайцховски. Она разделит с нами последний семестр. Пару слов о себе, Моргана? О боги. Всегда, в любой школе есть вот такая учительница, которая даже к старшим классам относится как к младшей группе детского сада, и бодро, оптимистично и дружелюбно ставит тебя в идиотское положение. Если тебе просто не везет – ты сталкиваешься с ней в первом классе, и она остается твоей классной руководительницей на ближайшие три года. Если не везет конкретно – ты встречаешь ее где-то в середине школьной жизни, и вдруг оказывается, что она живет по соседству и прекрасно знает твою тетушку, что дает ей повод заглядывать на огонек шесть раз в неделю. А если тебя зовут Моргана Вайцховски, то эта учительница и есть твоя тетушка. Старшая сестра отца. Вот и выкручивайся, как знаешь. – Вообще, я предпочитаю Морган. – произнесла девушка. И началось. – Вайцховски… Не родственница мадам Вайцховски? – Это моя бабушка. – А-а-а… А ты тоже?.. – Тоже – что? Смотрю новости по хрустальному шару? Вряд ли. У меня есть телевизор. Над партами пролетел смешок. Ну и отлично, кажется, на этом все закончится. Тетя Катя неуверенно улыбнулась и чисто учительским жестом указала в класс: – Садись, Моргана. – Морган. Новенькая не выбирая прошла в дальний ряд и плюхнулась рядом с существом, напоминающим мокрого котенка. Существо вытащило изо рта карандаш и прошептало: – Привет. Я Рози. – Привет, Рози. Хочешь ириску? Где-то впереди жизнерадостно звучал голос тети Кати: – Так, а теперь переходим к странице 169, кто у нас там? Да, Егор? …Марианна Вайцховски вернулась в родной город, когда ей было 45. С ворохом афиш, индийскими благовоньями и картами Таро она въехала в полуразвалившийся родительский дом, и вскоре на фасаде появилась вывеска: «Эзотерические консультации мадам Вайцховски». Горожане сделали вид, что ничего не заметили, и тут же принялись замечать все. Так, абсолютно никто не видел как в понедельник утром на крыльцо поднялась престарелая библиотекарша, а через 10 минут вернулась, пряча что-то в сумочку. Ни одна живая душа не заметила двух старшеклассниц, прокравшихся в дом, как нашкодившие кошки. И, конечно, решительно никому не было дела до того, что среди бела дня, совершенно не смущаясь, к мадам Вайцховски приехала главврач детской больницы. После того, как на крыльце побывала большая половина города, не замечать стало уже не актуально, и горожане перешли к следующей ступени – принялись оживленно обсуждать. Как-то само собой выяснилось, что Мара Вайцховски – «очень умная и обаятельная женщина» и, хотя «все эти гадания и гороскопы, конечно, полная чушь», «в травах она разбирается ого-го». Быстро и незаметно ярко-рыжая и пышная, как пасхальный кулич, ведунья сделалась желанным гостем в любом доме. Она много курила, оглушительно смеялась и была удивительно, до неприличия настоящей. Если города могут влюбляться, то этот был влюблен в нее, как мальчишка. А потом Марианна Вайцховски исчезла. Исчезла еще неожиданнее, чем появилась, оставив на столе полчашки кофе и недокуренную трубку. Ее машина осталась в гараже, вещи – разбросанными по шкафам, исчезли только документы и небольшая сумма денег, как раз на билет в какое-нибудь уютное, полусказочное местечко… – Моргана! Ау, Моргана! Девушка вынырнула из воспоминаний и уставилась на тетку. – М-м-м? – Прочти нам, пожалуйста. Рози услужливо подвинула к ней учебник и ткнула пальцем в страницу. На несколько секунд класс затих. Морган вздохнула, разлепила зацементированные ириской челюсти и начала читать: – V’nf «pon a mifnight dreary, wfile I ponvered weak and weary, Over many a quaint and curiouf volume of forgotten lore… – Эй! Привет! Я – Толик. Лысый парень размером с небольшой гардероб подлетел сзади и дружески хлопнул новенькую по плечу. Новенькая с размаху врезалась в идущую навстречу девушку. – Поаккуратнее! – Извини. Я тут знакомлюсь с Толиком. – А-а. – девушка ослепительно улыбнулась. – Тогда все нормально, не парься. Я Танюха, если что. – Очень приятно. – Морган развернулась – Толик, прошу как человека, никогда больше так не делай. По крайней мере, со мной. Парень мелко захихикал. – Извини. Ты оказалась легче, чем я думал. Пойдем, кофе попьем? Морган кивнула. Ее тут же подхватили под руку и понесли в сторону столовой. – Эй, минутку! На этот раз это была высокая, худая девушка с идеально заштукатуренным длинноносым лицом. – Так ты ведьма? – спросила она. О, ну надо же. – Я не ведьма. – голосом Морган можно было рубить дрова. – И моя бабушка – не ведьма. Она консультант по вопросам эзотерики. Да, я знаю, что способности передаются через поколение, и нет, мне ничего не передалось. Я не умею гадать по руке, у меня нет Таро, и как вызывать духов я тоже не в курсе. Еще вопросы есть? Нет? Прекрасно. Морган схватила Толика и потащила его дальше по коридору, пока Носатая не пришла в себя. – Впечатляет. – сказал Танюхин голос откуда-то сбоку. – Большая практика. – буркнула Морган. – Кто это такая? – Нелли. Директорская дочка. – ответил Толик. – В основном безвредна. – В основном? – Ну, на самом деле та еще заноза в заднице… – признала Танюха – Мы пришли. Занимайте столик, я займу очередь. Будем есть и сплетничать. – Ну, и как ты там? Мамин голос звучал из трубки, будто из другого измерения. Морган вздохнула. Как? Все нормально, если не считать того, что кое-кто из класса почти между собой называет ее ведьмой и при любом удобном случае пытается развести на погадать. Те, кто не называют, правда, тоже пытаются, но как-то более… дружелюбно, что ли. Нелли, носатая заноза в заднице, твердо вознамерилась стать ее личной занозой. Рози пригласила в гости, ведь «моя бабушка когда-то была подругой твоей бабушки, и она хотела с тобой познакомиться, и она почти никуда не выходит, и, ну пожалуйста…» Но это были мелочи. Самым худшим было другое. Она нашла фотоальбом. Это был ее десятый день рождения, и она сияла так, что даже теперь, глядя на фотографии, приходилось жмуриться. На ней было яркое зеленое платье, сшитое по взрослому фасону, и огромный зеленый бант. В руках она держала только что подаренную блокфлейту в вышитом чехле. А рядом стояла бабушка. И тоже сияла. Это бабушка придумала и сшила для Морган платье. И прическу тоже ей делала она. Девушка помнила, как бабушка осторожно перебирала жесткие и непослушные волосы, брызгала на них мятной водой и приговаривала: «Никогда не стригись коротко. Будешь мучиться, будешь материться, расческу сломаешь, но не стригись. Не поддавайся на провокации». Шесть лет. Шесть лет от нее не было вестей. Морган захлопнула альбом и убрала подальше. Телефонная трубка ждала. – По большому счету, вполне сносно, – ответила Морган. Дом был очень большим. Когда-то старик Вайцховски строил его так, чтобы в нем могли жить, не мешая друг другу, его дети и внуки. Большая кухня с деревянной мебелью полнилась голосами и запахами, которые хватали за нос и тащили к столу и голодных, и сытых. Здесь в любое время суток были люди – готовили, болтали, смеялись, плакали или просто молча сидели рядом и смотрели, как в духовке румянится пирог. Гостиная тоже была, но ей редко пользовались по прямому назначению. Домашние называли ее Тихой комнатой, потому что здесь после обеда отдыхали старики. Комнату переименовали в Кошачью, когда маленькая Мара притащила домой толстую трехцветную кошку. Трехцветные счастье приносят, сказала девочка. Вскоре кошка принесла шестерых котят. Страшненьких, несуразно пятнистых, и, как выяснилось позже, очень шустрых. В течение двух недель кошки завладели обоими креслами, а затем и гостиной, и на всякого, кому взбредало в голову туда заглянуть, взирали с королевским высокомерием. – Вышвырну всех вон! – ворчал старик Вайцховски – Вот подрастут, и вышвырну к чертовой матери! Получилось по-другому. Пятерых котят разобрали соседи, друзья и дальние родственники, а оставшийся, самый озорной, ушел сам. В доме воцарилась тишина, и гостиная снова перешла во владение стариков. Грозный дед Вайцховски, как и раньше, после обеда занимал свое любимое кресло-качалку. Он то хватался за книги, то принимался раскачиваться, глядя в стену и вроде бы погрузившись в раздумья, пока, наконец, не вскакивал и не отправлялся бродить по дому. В его жизни чего-то не хватало. И вот, однажды, когда вся семья собралась за столом, он, грозно и немного смущенно покашливая, произнес: – А почему бы нам – кхм-кхм! – не завести кота? Муська, кажись, скучает. Домочадцы переглянулись, и, пряча улыбки в тарелки, дружно закивали. Так в доме появился наглый полосатый котище. Когда через тридцать пять лет Марианна Вайцховски вернулась в город, дом практически развалился. Она выбросила старую мебель, оборудовала себе закуток для «эзотерических консультаций» и начала приводить все в порядок. Несмотря на стабильный доход, денег катастрофически не хватало. Тогда Марианна поставила в Кошачей гостиной кровать, откопала на чердаке два старых кресла и пустила постояльца. Впервые Морган столкнулась с ним на второй день после приезда. Она неслась вниз по лестнице, опаздывая в школу, и тут увидела прямо по курсу длинного худощавого парня с пустой птичьей клеткой в руке. Парень открывал дверь бывшей гостиной. В последний момент он успел вжаться в стену, и девушка пролетела мимо. – Прошу прощения! – крикнула она на бегу. – Аминь! – откликнулся сосед. Морган обернулась, но он уже исчез в своей комнате. «У Наташки сегодня девичник. Пойдешь?» Морган отложила записку и задумалась. Девичники ей, в общем-то, нравились. При условии, что блюдца использовались исключительно по назначению, а карты были игральные или географические. Правда, такие девичники ждали ее только лет через десять, да и то если повезет… В лоб врезался бумажный комок. «Вообще-то, это даже не вопрос» Особое очарование Танюхи заключалось в том, что даже с ее почерком невозможно было спорить. «Аминь» – написала Морган и мстительно прицелилась в Танюхин затылок. – Я тоже пойду. – прошептала Рози – Хочешь, пойдем вместе, я тебе дорогу покажу? – Угу. Рози засветилась. – Отлично! Ровно в шесть она возникла на крыльце дома Вайцховски. На ней была длинная желтая юбка в цветочек и малиновая блузка с золотыми пуговицами. Волосы Рози завязала ядерно-зеленым бантом с блестками. – Выглядишь… впечатляюще. – резюмировала Морган. – Серьезно? – Рози даже растерялась – Я как-то об этом не думала. Морган попыталась представить, о чем можно думать, надевая ЭТО, и ощутила легкий приступ паники. Девушки двинулись вдоль по улице. – Вообще, я обычно не задумываюсь, как выгляжу. – говорила Рози – Одеваюсь так, как мне удобно, или просто что под руку подвернется. Когда была жива мама, она меня постоянно ругала за это, говорила, что девочка должна следить за собой… А мне сначала было некогда, потому что вокруг слишком много всего, чтобы думать еще и о том, как бы не запачкать платье, или насколько эта кофточка подходит к моим глазам… Да и маленькая еще была… А сейчас… Ну, девочки обычно прихорашиваются, чтобы мальчикам нравиться, а мне еще давно сказали, что у меня с этим ничего не получится, так что… – В каком смысле – не получится? – перебила Морган. От голоса Рози в голове начинало немного гудеть. – Ну… В смысле, мне никогда не будет с ними везти. Буду оставаться с разбитым сердцем и сплошным разочарованием. Что-то вроде этого. Вот я и… – А кто тебе это сказал? Моя бабушка? – Что ты! Нет, конечно! Твоей бабушки тогда уже здесь не было. Это цыганка. Они проезжали через наш город, вот я и попросила мне погадать. Морган расслабилась. Ну, слава богам… – Слушай, а ты действительно в это веришь? – Ну-у… – Рози смутилась. – Сначала не верила. А потом это подтвердилось. Я… мне один мальчик нравился. Я решилась с ним поговорить, ну просто поговорить, не об отношениях, а так, чтобы он узнал, что я есть. Ну и… ничего не получилось. – А ты… как-то подготовилась к этому разговору? – Я прочитала учебник по шахматам. Ему нравились шахматы. И волосы покрасила. Морган попыталась даже не улыбнуться. У нее почти получилось. Положение спасла налетевшая сзади Танюха: – Привет, девчонки! Еле плететесь! Давайте-ка шевелитесь, а то там сейчас все слопают, придется напиваться. Come on! Первые два часа все шло хорошо. За окном потихоньку темнело, бутылки пустели, разговоры становились все более бредовыми и оживленными. Как-то сами собой появились свечи, карты и блюдца. Морган внутренне поморщилась, потом отвесила себе мысленную оплеуху за снобизм и приняла участие в общем веселье. Когда девчонкам надоело вертеть блюдце и они перешли к гаданиям по ладони, она уже хохотала громче всех. – О! Морган! А ты почему не при делах? Ну-ка, давай-ка, предскажи мне будущее! Танюха подскочила и сунула ей под нос перемазанную чернилами руку. Морган энергично замотала головой. – Не-не-не, я сегодня не в голосе. – Ну ты же Вайцхо-овски… – протянула с дивана Нелли. – Это у тебя в крови! Морган открыла рот… – Сейчас у нас в крови один сплошной алкоголь! – вклинилась Танюха. – Ты, Нелька, винная бутылка, а я вообще кастрюля глинтвейна. Давай, Морган, погадай кастрюльке, мне хочется еще посмеяться. Морган сдалась. – Ну, так, что же в твоём кастрюльем будущем… Ага! Я вижу молодого человека… – О-о-о! – Блондина. – Хм-м… – Нет, шатена. Точно! Ну так вот, шатен. Это кто-то из твоих знакомых, но не друзей. Может, твой сосед. Или кто-то из школы. – Ага-а! – Да. И ты ему очень нравишься. Но он стесняется, и первым к тебе ни за что не подойдет. Ты должна дать ему понять, что он тебе тоже интересен. – Вот оно как. А там, случайно, не написано, кому я отдала своего Павича?.. Третий месяц не могу вспомнить. Морган покачала головой: – Нет, это, похоже, в другом томе. С дивана послышалось недружелюбное фырканье. Морган отпустила руку Танюхи, прошествовала к Нелли и властно схватила ее ладонь. – Я вижу очень большой конфуз, который случится с тобой в ближайшее время. Он продлится несколько секунд, но говорить о нем будут до конца семестра. – Чрезвычайно остроумно. – сказала Нелли. – Верь мне. – Морган подмигнула – Я же Вайцховски. Из кухни, как кролик из шляпы, появилась Рози. – Девочки, я тут сделала чай, но мне не хватает рук. Помогите кто-нибудь? Танюха схватила гадалку за рукав и утащила на кухню. – Знаешь, что мне в тебе нравится, Морган? Танюха, Рози и Морган возвращались с вечеринки вместе. Как любые подруги, которым не хочется расставаться и есть о чем поболтать, они смогли найти общую дорогу, хотя и жили в разных концах городка. – М-м-м? – промычала Морган. Ее челюсти в этот момент как раз боролись с очередной ириской. – Ты настоящая. – сказала Танюха. – Не в смысле – настоящая подруга, или, там, настоящий человек. Просто ты не стараешься казаться. Я вот – я всегда стараюсь казаться заводной, веселой, иногда, когда говорю с Толиком, стараюсь казаться начитанной. В общем, я стараюсь быть кем-то другим. А ты – нет. Ты это всегда просто ты, вся целиком, такая, как есть. Вся в реальности, ни сантиметра в иллюзии. – Мпф… Тьфу, чертова ириска! – Морган еще покатала во рту конфету, чтобы скрыть смущение, и, наконец, произнесла. – Так вот. Не совсем так. Вся целиком настоящая – это когда ты – открытая книга. Когда все могут прочесть в тебе, что у тебя на душе, даже если ты этого не хочешь. Например, тебе плохо, грустно, а все это видят. Тебе не хочется, чтобы все это видели, и ты прячешься, ты начинаешь казаться. Казаться веселой, позитивной, сильной, ты все можешь, весь мир у ног твоих и прочая белиберда… А под всем этим тихонько воешь. Со мной такое было… Да со всеми было. С этого, наверное, и начинается ненастоящесть. С того, что есть те, от кого нужно прятать себя настоящую. Чтобы просто не приставали. – Знаешь, мне кажется, вы говорите о разных настоящестях. – задумчиво протянула Рози. – Танюхина ненастоящесть добрая, она… как это? В общем, это даже не ненастоящесть, а желание быть чуточку лучше. Это идеал, к которому ты, Тань, стремишься. Вот ты хочешь казаться веселой и начитанной, ты же над этим работаешь, читаешь, что-то все время придумываешь, всех удивляешь и радуешь. Тебе от этого хорошо, и всем вокруг – хорошо. А твоя, Морган, ненастоящесть, она очень нехорошая. С ней нужно осторожно обращаться. Чтобы возле тебя всегда были люди, с которыми можно ее сбросить и просто поплакать, или поругаться. Потому что когда человек так ненастоящий, он на самом деле не от других прячется. Он прячется от себя. От того себя, которого можно увидеть в других, если им не все равно, что с тобой происходит. Он просто боится увидеть себя слабым и растерянным. Сдать позиции, как говорила твоя бабушка. Ты, кстати, очень на нее похожа, я вот только сейчас это поняла. Морган рассмеялась: – Рози, это не моя ненастоящесть, это общая, всечеловеческая. Я просто привела пример, потому что Танюха меня совсем засмущала. Мы все настоящие и в то же время не совсем настоящие, это нормально. Мы просто пытаемся быть. Правильно быть, как надо. Если ты меня понимаешь. – Понимаю. – И на бабушку я совершенно не похожа. Разве что рыжая тоже. – Да нет, я не… – Девчонки, подождите. Танюха остановилась. Подруги проследили за ее взглядом. Немного впереди, у следующего перекрестка, сидел на корточках и что-то делал с велосипедом худощавый мужчина в сером плаще. Брови Морган изобразили немой вопрос. – Давайте подождем, пока он уедет. – почти прошептала Танюха. Девочки спрятались за газетным киоском и наблюдали, как человек поправляет цепь. Наконец он выпрямился, подхватил с земли пустую птичью клетку, прыгнул на велосипед и уехал. – Ну, и что это было? – вопросила Морган. – Просто… он мне не нравится. – пояснила Танюха. – Он меня пугает. – Почему?! – Ну-у… Он появляется только по ночам, утром или днем его не встретить. У него всегда с собой эта дурацкая клетка, всегда пустая. Он ни с кем не общается, ни с кем не дружит, и вообще, не понятно, чем занимается. Никто даже не знает, как его зовут. – Да уж… – Морган ухмыльнулась – Не иначе, это потому, что его зовут Адский Демон из Преисподней. Это мой сосед. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=41831820&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 100.00 руб.