Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Позвонки Мастер без Маргариты Минутка лирики.Не претендует на литературную или художественную ценность. Отлично подходит для разжигания дебатов или костра. Позвонки Мастер без Маргариты © Мастер без Маргариты, 2019 ISBN 978-5-4496-4535-7 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero От автора Уважаемый читатель! В тексте сохранены авторские пунктуация и орфография. Запись строчными буквами является личным стилем автора. Таким образом, читатель получает аутентичный текст, неповторимость которого создается «небольшой погрешностью». Книга ни в коем случае не претендует на литературную или художественную ценность. Более того, она отлично послужит для разжигания дебатов или костра. uvelir как в полнолунии твоей сатисфакции. плыть, не думая о том, что есть возможность утонуть, и в плену у собственной эмансипации, пытаться разглядеть в чуши суть. не спать двадцать часов в сутки. выкидыш собственных чувств. закрыть дверь, выключить день, очистить посуду. я не вправе советовать Вам – сама лишь учусь. вспомнить о прошлом, поразмыслить о будущем. вмиг повзрослеть на двенадцать лет. определить по графику мыслей чего ты стоишь, не обманывая себя списком иллюзорных побед. выделить для себя кратковременно отдых. вызвать соперницу на дуэль. встать, выстрелить в воздух и мгновенно подохнуть. не забудь – ты одна. другой такой в мире нет. чувство рождать из агонических фрикций. мысленно записать себя на балет. выжать и выждать. увидеть её и тотчас же смыться. помнить о параллельности тысячи лет. интуитивно предполагать твои [ювелира] законы. внутренне помнить о мимолетности букв. жадно вдыхая, ловить каждое твое слово. сдерживаться в порывах ненужности пут. помнить о главном, забыть о ненужном (последнее – вычеркнуть). возгласы, вздохи, восторги… а я в острие. попытаться уснуть, подводя итоги. по фаренгейту температура вновь на нуле. петлю на шею, а в чашку отравы найдите. с дерева слезть и увидеть счастия суть. помнить о каждой твоей личной особой обиде. плыть по течению, не боясь утонуть. пальцы пробиты, бежим от маньяков. ты – для меня, а я – для тебя. фразы на ветер – в Москве дикий холод однако. мутит сознание мысль, что я не твоя. утро в граненных обманах, в желании выжить. вычислить стоимость прожитых лет. страх убивая, до последней капли крови себя выжать. видеть то, чего, в общем-то, нет. солнце запомнить, прощаясь с ошибками юности. реинкарнация душ. унылый покой. встать на кривую дорожку влекущей преступности в лифте, где нет для меня кнопки «ноль». выставить вон отчаяние в разговорах. помнить о чистых снах, подчищая свой путь. превращать каждый день в бесконечные споры. это – дорога, с которой мне уже не свернуть. *** нужно научиться : – раздеваться самой и разделываться с врагами – разбираться онлайн с накопившимися делами – наблюдать эту жизнь, свесив ноги с покатой крыши – хотя бы пытаться быть проще, сильнее и выше – верить что в конце «хэппиэнд» есть «покой и уют» – на раз два- строить планы, на три- брать что дают – повисать над толпой, собирая сЪ ежа иголки – про итоги = снова бродить по пресловутой льда кромке – перебрасывать буквы в слова и наоборот – выискивать в мутной толпе твой мягкий податливый рот – четырнадцать раз снова «влюбиться и умереть» – раздарив свое сердце не на половину, а всего лишь на треть – гасить пламя свечей одним лишь плевком – выискивать в лицах того, кто был мне знаком – по вечерам быть спокойной и трезвой, не упиваться навзрыд – просто помнить: у всех тоже что-то где-то болит утром снова в пути, перевернутая лицом ниц одиночество – это жизнь, как оскомина в пачке смятых страниц любовь на прОклятой планете весенний женский день. любов» вновь на диете – дарить её всем лень. пестреют фразы ложью и призрачен рассвет. за гранью невозможного опять влюблён поэт. глас мокрого асфальта. простужена насквозь. в словах ни звука правды. в душе лишь ржавый гвоздь. мгновения аномальны. скорейтушитесвет!! и снова бредит Вами израненный поэт. piano моя пианистка отрывиста близко межструнно щипками стреляет глазами считается с/нами садится меж [с] нами моя пианистка порочна артисткам ни вздоха меж ребер запрет на слова так сладко и кисло приятно и близко касается взглядом «чучуть» и «едва» моя пианистка настойчиво низко склоняет свой стан рукоплескает ей зал моя пианистка настойчиво близко короче отрезок и голос мой резок меж нами простужены связки концами не сходятся сказки моя пианистка работает в морге и ежевечерне тратит себя на торге седые волосы руки в татуировках исколоты строки оревуар плацебо я нашла забытую Музу. она лежала между ящиками с гитарой и барабанами космическими блюзовыми связками вспоминала цветастую панораму приговаривая «нарисуй мне тысячу в одну ночь, сукина дочь, и растроганно пусти мне контрольный в память чтобы я напоследок наошибалась всласть, чтобы из сердца больше нечего было красть, я продолжу письма твои отравлять и спамить» главный резон остаться вспарывает ей живот подстриги ей челку, раскрась кроваво-красным полуоткрытый рот Муза ждет. люди, не забывайте того, что вам снится люди, не забывайте кто вы птицы в небе остаются птицами слово без дела остается словом необратимость старт. заштопывать свои раны, не оглядываясь назад. научиться беречь руки мамы, вспоминая родные глаза. удержаться от рассыпаний, стать просчетливее и верней. не искать разрушенных зданий, не спасать чужих кораблей. в каждом встречном увидеть мотивы, напеваемые перед сном, и собрать их все воедино без опаски за гладкость слов. научиться чувствовать заново, задыхаясь от шторма внутри, не закрываясь железным стаканом. неистово жизнью гори! повзрослеть – необратимость. успевай видеть смысл в мелочах, не позволив душе своей сгинуть, но забыться на внезапных плечах. *** лежат этюды в потертых рамах, а сердце мерзко бросает джаз. ты психанула – аккорды прямо и мелкой дробью бьют против нас. снег мой самолет утонул в твоем море я не имею привычки звонить от приступа одиночества все сны теперь удушающие и в миноре — в них совсем не то, что мне хочется а под утро мне снова объявят бой, добавляя, что любят сильнее и лучше всех, умоляя расстаться с самой собой, вытирая из памяти грани помех к двадцати двум научишься умирать, выдирая из стен ответом смех. её кредо: говорить о любви и меня забирать, твоё: сниться и исчезать как снег эта ж двойной сплошной пересекать свободу на карантин закрывая тени и избегать простых осознанных гипнотизирующих совпадений и, разминувшись, составить части ответов на все вопросы — все состоит из священных таинств: март, бури, деревья и, даже, грозы. из разговоров, стихов и смеха однажды вдруг возникают встречи, одним касанием сдвигает крыши и открывается бесконечность. вся ложь в словах. темнеют смыслы. горят надежды, не умирая. забыть о том, что проходили, бродя над пропастью по краю. ..никогда не думать что случается с теми, кто по утрам остается жив, Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=41831268&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 5.99 руб.