Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Он волк Katrin Briks Настя всегда верила в сказки, но находила тем рациональное объяснение. Она никогда и не думала, что может попасть в одну из таких. Обычный отдых у своей бабушки обернулся для девушки судьбоносным поворотом в её жизни. Среди множества претендентов она встретила его, загадочного лесника с пронзительными глазами и телом Аполлона. Что он скрывает от неё? Настя решительно настроена разгадать эту тайну! Он волк Katrin Briks © Katrin Briks, 2019 ISBN 978-5-4496-4476-3 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Настя всегда верила в сказки, но находила тем рациональное объяснение. Она никогда и не думала, что может попасть в одну из таких. Обычный отдых у своей бабушки, обернулся для девушки судьбоносным поворотом в её жизни. Среди множества претендентов она встретила его, загадочного лесника с пронзительными глазами и телом Аполлона. Что он скрывает от неё? Что происходит в глухой подмосковной деревни? Настя решительна настроена разгадать эту тайну! ГЛАВА 1 Стоял достаточно холодный зимний вечер, термометр показывал отметку ниже минус десяти градусов. Черное небо с яркими звёздами огромным покрывалом стелилось над головой. Луна, возвышалась над густым лесом, освещала тёмную дорогу. К такой идеальной картине не хватало пушистого снега, который бы хлопьями опускался на землю и закрывал белым покрывалом серую землю. Новенькая иномарка летела по пустой загородной трассе, выбрасывая облако горячего пара в морозный воздух. В салоне играла спокойная, умиротворяющая музыка. Кажется, это был Бетховен, с его известной композицией лунная соната. Девушку, которая сейчас сильно сжимала руль своими тонкими пальчиками, такая музыка всегда успокаивала, позволяла подумать, разложить в голове все события по полочкам, составить планы на будущее и вообще привести мысли в порядок перед отдыхом. Она сожалела лишь о том, что не смогла сюда приехать на новый год. Анастасия, задумавшись, чуть не проехала нужный поворот на просёлочную дорогу. Резко затормозила и вернулась на пару метров назад. Вздохнула и переключив композицию, повернула в нужную сторону, вновь вдавливая педаль газа в пол. Мотор приятно заурчал, и машина сорвалась с места. – Твою же! – Настя застонала от разочарования и ударила руками по рулю, сморщившись от резкой боли в руках. Машина, едва свернувшая с основной дороги, заглох. Застрял всего в пару километрах от небольшой деревеньки. Раньше это был посёлок, процветающий от добычи угля, но спустя пару лет выработки того, стал увядать, молодые семьи уехали, остались одни старики, да те, кто не захотел покидать родные кроя. Конечно, Настя понимала, что она застряла вовсе не в пару километрах, но совсем близко, так она хотела думать. Настя всегда приезжала к своей бабушке на зимние каникулы. Никак не хотела Антонина Сергеевна перебраться к внучке в город, говорила всегда, что свежий воздух и полезные овощи с огорода, она не променяет на душный мегаполис и тесную квартиру. – Внучка, что же я там буду делать? – качала она отрицательно головой, каждый раз, как Настя начинала ту уговаривать. – Сидеть и выглядывать в окно? Ни тебе огорода, ни пруда с чистой водой. Не, внучка, не по мне все это! Родилась в деревне, в деревне и умру. – Бабуля, – снова начинала девушка, обняв Антонину Сергеевну, – но деревня – то ваша совсем обнищала. Всего с десяток человек наберётся, а то и меньше. Случись что, ведь скорая не доедет, а если и доедет, так сколько времени займёт, поздно может быть. – Скорая? – пронзительные глаза старушки взглянули на внучку. – Зачем скорая? Я своё пожила, много чего видела на своём веку! И так было каждый раз, когда Анастасия приезжала к бабушке в гости, разговоры заканчивались тем, что бабушка категорически отказывалась переезжать. Настя любила бабушку. Она осталась у той единственным родным человеком. Поэтому всякий раз, когда девушка оставляла свою родственницу и уезжала в Москву, очень волновалась, звонила по несколько раз в день. Выйдя из своей машины и увязнув по колено в снегу, она огляделась. Тут даже звезды казались ярче чем в городе, а луна словно стала ниже, такая большая, такая красивая. Ей так и хотелось протянуть руку и можно пальцами коснуться жёлтого бока. Пнув ногой колесо своего железного коня, Настя, не хотела, но ей пришлось идти пешком, машина не поддавалась уговором и не заводилась. Подняв ворот своей дублёнки, она двинулась по дороге и скоро лес обступил её со всех сторон. Девушка часто гуляла в этих местах и знала лес, как свои пять пальцев. Но сейчас, когда лес был покрыт высоченными сугробами, когда ветви вековых деревьев склонились под тяжестью снега, все оказалось непривычным, незнакомым ей. Зимой тут расстилался сказочный мир. Ели, которые стояли вдоль дороги, напоминали шпили сказочных дворцов, отбрасывающие причудливые, тени на дорогу. Страшно ей совсем не было! Наоборот, оказавшись в такой сказочный лесу, Настя рассматривала природу, наслаждалась скрипом снега под своими сапогами. Зачарованная холодной красотой зимнего леса, она шла вперёд, даже не включив фонарик на своём телефоне. А зачем, если и так было светло от яркой луны и звёзд. Впереди, справа от Насти, она заметила маленькие красные точки, мерцающие в темноте. Девушка остановилась, но через минуту только лишь прибавила шагу, надеясь, что огоньки исчезнут. Но они совсем не хотели исчезать! Они будто бежали за ней. «Это только отблеск фар? Господи, какие фары в лесу? – подумала Настя» Глаза животного? Волка? Она все ещё надеялась, что это лишь какая-нибудь лиса, белка, но не волк. Но точек стало уже четыре. Настя внимательно посмотрела на те, пересчитала убедившись, что все же их четыре и ещё прибавила шагу. Два волка? Сердце начало стучать сильнее. Но по рассказам бабушки, в этих местах, волков никогда не было. И потом, она не слышала не звука. Только скрип снега под своими шагами, да собственное сердцебиение. И все-таки тишина пугала Настю. Какое-то напряжение ощущалась в лесу, словно кто-то присутствовал рядом, наблюдает, выжидает. Настя оглянулась, никого. Покачала головой, смеясь над собственной трусостью. Но тревога так не прошла. Она побежала, стараясь как можно скорее добраться до посёлка. На мгновение ей показалось что огни исчезли, девушка даже вздохнула с облегчением. Но неожиданно она услышала звук. Может ей показалось? Может, это её воображение начало играть с ней в страшные игры? Анастасия остановилась и включила на телефоне фонарик, осветила округу. Абсолютно ничего не увидела, вокруг был обычный зимний лес. Но этот странный звук. Словно кто-то тяжело дышал. Она не могла определить, где именно находится источник этого звука. Ей, казалось, он раздавался то за её спиной, то где-то со стороны, то слышался впереди неё. Девушки стало страшно, она даже ощутила этот эфемерный липкий страх на своей коже, он проникал глубоко под ту и цеплялся своими когтистыми пальцами за неё. Но она пыталась сохранить трезвый рассудок и наподдаваться паники. Однако рассудок проиграл банальной паники и девушка, сорвавшись с места побежала по дороге. Она чувствовала, что кто-то её преследует, Настя то и дело оглядывалась назад, но никого так и не смогла рассмотреть. Только вот эхо, оно словно раздвоилось и теперь на фоне собственных шагов, девушка слышала чужие тяжёлые шаги. И вдруг она увидела его. Огромный волк темно рыжей масти догонял девушку. Его глаза светились красным, словно два маленьких огонька. Девушка спиной чувствовала, что он её догоняет и уже дышит той в затылок, хотя старалась бежать из-за всех ног. Обернулась. Взгляд волка заставили её остановиться. «Беги! Давай же!» – приказывала она себе, но не могла не то, что пошевелиться, но и сдвинуться с места, её словно парализовало. Из пасти волка капала слюна и он тяжело дышал. Зверь находился всего в несколько метрах от неё. И когда он хотел уже прыгнуть на девушку, то случилось то, что та никак не могла ожидать. Из густых кустов вылетел угольно-черный волк раза в два крупнее рыжего зверя. Последнее, что запомнила Настя, оступившись и кубарем летя в сугроб, – два зверя, столкнулись в схватке. Она чувствовала тепло и ей было так хорошо, что Настя не хотела открывать глаза. Как же было тепло. Тепло огнём растекалось по её замёрзшему телу, увлекая снова в мир грёз. Скорее всего падая, она ударилась головой, так как давно не слышала никаких звуков. Открыла резко глаза. Это что был сон? Или все ей только показалось? И заглохшая машина, и зимний лес, и волки? Нет, тело болит, и голова раскалывается. Посмотрев по сторонам, девушка поняла, что находится в каком-то доме. За окном уже почти рассвело. Стены, обшитые разным мехом, тусклый свет от камина, а за столом сидит человек. Мужчина, одетый в синий свитер и черные штаны, склонив голову на бок, что-то изучал на разложенной перед ним картой. Настя раньше его не видела. Незнакомец, словно почувствовав её взгляд на себе, пошевелился и посмотрел на девушку. – Уже проснулись? – спросил с улыбкой и встав из-за стола подошёл к ней. Карие глаза блестели. Их выражение постоянно менялось. Казалось, мужчина был чем-то обеспокоен и внимательно смотрел на девушку. – Кажется, да. – ответила Настя, не узнавая своего голоса. – Где я нахожусь? Ей хотелось задать множество вопросов, но сил, чтобы задать те, не было. – Вы у меня дома, – ответил мужчина. И сразу успокоил: – Все хорошо. Я нашёл вас в лесу. На дороге в деревню. У вас машина заглохла. Наверно, вы пошли пешком, оступились и упали в овраг, как только шею себе не свернули. – Мне снились волки. – произнесла девушка. – Интересный сон? – он опять улыбнулся. Его улыбка была привлекательной. Белые, ровные зубы, выделялись на фоне аккуратно подстриженной бороды. – Не знаю, – виновато улыбнулась Настя – Сон был слишком реалистичный. – Такое часто случается. – он внимательно смотрел на девушку. – Волков тут никогда не было. У вас ничего не сломано, лишь небольшое сотрясение, так что надо просто отлежаться. А потом я отвезу вас в деревню. – А сейчас я где? – Настя не могла отделаться от странной тревоги, которая все ещё цеплялась клешнями за неё. – Простите! Я совсем забыл. – провёл он широкой ладонью по своим волосам. – Я Влад. Дом мой, в лесу стоит. Я местный егерь. Увидев, как девушка посмотрела на него, тот улыбнулся и пригладил пальцами бороду, добавил: – Просто лесник. А вы – Анастасия Усольцева, так? – Да, но… откуда вы? – удивлено посмотрела на мужчину. – У вас в кармане оказались документы. Настя хотела повернуться на бок, но сильное головокружение, заставила её ойкнуть. Все же головой она приложилась на славу. – Тиши! Я вам помогу – сказал он и тут же перевернул её точно ребёнка, плотно укутав тёплым одеялом. Настя поразилась силе его рук, те оторвали ее от кровати, словно она была пушинкой. – Я сейчас, скоро вернусь. Мужчина набросил на себя куртку и вышел за дверь. Слабость не проходила, но Настя с трудом откинула тяжёлое одеяло и села на кровати, ловя взглядом разноцветные круги. Девушка провела по одетой на неё светлой рубашки и закусила губу, не понимая, где её одежда. Что за… Настя почувствовала, как краснеет. Незнакомец, то есть Влад, раздел её! Она медленно подняла руку и дотронулась до своей груди. Точно, даже лифчик пропал с её тела! Хорошо, что хоть трусики были на месте. Она вдруг представила себе, как его руки раздевают её. Она почти явно ощутила его прикосновения на своей кожи. Дрожь волной прошлась по телу. Как же стыдно! Щеки горели огнём, и Настя поторопилась прижать к ним свои прохладные ладони. Настя вздрогнула, когда Влад резко открыл дверь и возник на пороге словно русский богатырь, такой же большой, как и описывали в книгах тех. Она почему-то сравнила его с Ильёй Муромцем. – А ну ложись немедленно! – строго проговорил он, хмуря свои брови. – Не хватало ещё простуду подхватить, вам сотрясения мало? И вообще, я говорил, вам надо отлежаться. Мне кажется, у вас температура. Его взгляд скользнул по телу Насти, словно она и сейчас была без одежды. – Я… мне надо, вы не понимаете – Настя отвела взгляд, краснея ещё больше. Ей казалось, что ещё немного и щеки охватит настоящее пламя. Но как признаться в том, что ей нужно выйти, что у человека бывают потребности, а сейчас эти потребности желали вырваться наружу. Терпеть девушка больше была не в силах и плотно сжала бедра, покусывая губы. – Ничего вам не… – мужчина осёкся, смутился и тихо пробормотал: – Черт! Минутку, я быстро! Опять выскочил на улицу и вернулся достаточно быстро, держа в руке старое ржавое ведро. Настя посмотрела на то, потом на мужчину и лишь открыла рот, не зная, как ответить на такое. – Вот… это вам. Вы тут, в общем, вы сами понимаете, а мне надо в деревню съездить. За час управлюсь. И вот, – он протянул ей электронный градусник, – нужно измерьте температуру. Настя даже не успела вздрогнуть, как мужчина шагнул к ней и прижал губы к её лбу. Безумно приятно! К ней давно никто так не прикасался, с лаской и трепетом. Даже бабушка. И тем более от её прикосновений, она не начинала таять как ком снега. Она чувствовала исходящую от Влада некую силу, но эта сила её не пугала, наоборот она чувствовала себя с ним в полной безопасности. А этот его взгляд. От этого взгляда у Насти кружилась сильнее голова и где-то в глубине души, девушка ощущала себя маленькой, защищённой от всех проблем. Когда Влад вышел из дома, она попыталась встать с кровати. С трудом, превозмогая головокружение она все же встала, и кажется на самом деле была температура, её тело лихорадило, а мужская рубашка пропиталась потом. Посмотрела на стоящее ведро и скривилась, но что поделаешь, если природа зовёт. Сделала наконец, то, чего так долго хотела и с облегчением вздохнула. Теперь оставалось вынести ведро на улицу, избавится, так сказать, от улик. Натянув на себя висевшую на гвозде шубу и сунув ноги в просто огромные мужские валенки, вышла за порог, ощутив морозное покалывание, на своих щеках. На обратной дороге, засмотревшись на дом, девушка зацепилась валенком за торчавшую корягу, запнулась, и упав, потеряла от боли сознание. ГЛАВА 2 Она чувствовала, как её качают, словно ребёнка, обхватив сильными руками прижимая к чему-то мягкому. Девушка не хотела открывать глаза, но было достаточно холодно и Настя, превозмогая боль в своём теле, всё-таки открыла те и уставилась на широкую мужскую грудь. Вот, во что она уткнулась, в мягкий свитер Влада, который нёс её на руках. – Наконец-то – послышался знакомый голос. – Ну и напугали же вы меня! Сильные руки Влада, крепко сжимали её тело, словно что-то дорогое и хрупкое. – Попытка побега? Настя хотела ему ответить, но открыв рот, получился какой-то сдавленный писк. – Молчите! – густые брови мужчины, сдвинулись к переносице. Она улыбнулась и вновь закрыла глаза, убаюканная его размеренными широкими шагами. Она слышала, как тот вошёл в дом, как вновь опустил её на кровать и начал растирать её ступки горячими пальцами. – Не надо! – попыталась возрастить девушка. – Да молчите вы и так дров наломали! – строго произнёс Влад. – Вы долго пролежали на морозе. Вон, все ноги оледенели, валенки потеряли падая. Мужчина присел на край кровати невзирая на протесты со стороны девушки, поднял её ногу и поднёс ту к своему лицу, принялся растирать и согревать своим горячим дыханием. Лёгкое прикосновение его губ к чувствительным ступням вызывало дрожь в Настином теле и тянущее ощущение внизу живота. А его дыхание. Он поднёс её ногу к своим губам и дышал, так что его губы то и дело касались её холодных пальцев. – Не надо – прошептала хрипло Настя, – я прошу вас. – она даже не знала, чего хочет больше, что бы он остановился или продолжил согревать её ноги, скорее всего второе. Но он, даже не собирался выпускать замёрзшие ступни девушки из своих рук. Медленно кончиками своих пальцев пробежал по взьёму, поднялся до колена и, вновь спустившись начал растирать её ноги. Внезапно они встретились взглядами, и Настю охватило странное чувство. Она уже встречала этот пронизывающий взгляд. Но вот только где она могла его видеть? Во сне? Или ей снова это, кажется, и она выдаёт это за реальность? Она как не пыталась, но вспомнить не могла, где именно. Его взгляд заставляет внутренности девушки сжиматься, а тело трепетать от томительного ожидания. Насти стало невыносимо жарко. Она хотела зажмуриться или хотя бы просто не смотреть в его глаза, но не смогла даже отвести взгляд от мужчины. Смотрела, как зачарованная. – Отпустите меня. – прошептала девушка пересохшими губами. Предательские слезы подступили к глазам и скатились ручейками по щекам, вызывая лёгкое пощипывание на обветренной коже. – Ты боишься меня? – спросил Влад. Она кивнула и закусив губу. – Не бойся, – усмехнулся мужчина, – я тебя не укушу. Неожиданно для девушки, провёл он кончиком языка по её голени. Настя плотнее сжала, чтобы не застонать. Она чувствовала, как начала возбуждаться от его прикосновения. Испугалась, когда ощутила, как стало влажно между ног. Так неправильно! Но её мысли и желания совсем не взаимосвязаны, они расходятся в противоположные стороны. Дыхание сбилось и её стон все же сорвался с губ, против собственной воли. Пальцы впились в покрывало и сжали то до белых костяшек. Язык мужчины, обжигающий, жадный, словно открытое пламя, задвигался все выше по ноге. Губы Влада прикоснулись к её коленке, от чего девушка вздрогнула и с волнением посмотрела на мужчину. Выше. Выше. Мужские ладони заскользили по округлым бёдрам девушки. Пальцы, как будто случайно задели девушку между её ног. Лёгкое прикосновение к её влажному нижнему белью, заставило её выгнуть спину. Она откинула голову на подушку и протяжно застонала, ощущая пульсацию между своих ног. Умелые пальцы Влада чуть сдвинули ткань трусиков в сторону и горячие губы прикасаются между её раздвинутых бёдер. Его горячий язык задвигался между влажных складок, заставляя её снова выгнуться дугой. И не успев прийти в себя, девушка ощутила, как пальцы мужчины, задвигались на её чувствительном клиторе, безжалостно растирая тот. Пульсация начала возрастать, пока её тело не пронзил оглушительный оргазм и девушка со стоном сжала его руку между своих ног. – Зачем? – спросила Настя севшим от стона голосом, приходя в себя и понимая, что трусики с её тела исчезли. Влад отпустил её ногу, укутал одеялом по самый подбородок и погладил ту по щеке. – Лежи, грейся, – улыбка сделала его лицо ещё моложе и привлекательнее. – Поспи, тебе нужно отдохнуть. Мужчина вновь прикоснулся к её лбу губами. – Температуры нет, это уже хорошо. – А мои трусики. – пытаясь перебороть смущение, спросила девушка. Он усмехнулся и молча подняв кусочек кружевной ткани с пола, поднёс к своему лицу, и о боже мой, он их понюхал, демонстративно втягивая носом воздух. Настя, заливаясь краской стыда, свернулась в клубочек и спрятала лицо в мягкой подушке. Что это сейчас было? – Я за дровами – он опять улыбнулся и не сказав больше не слова, вышел из дома. ГЛАВА 3 – Тррр, стой же ты окаянный! – старуха остановила лошадь. – Ну что, что на тебя нашло? – спросила она у коня, слыша его недовольное фырканье. Тот будто в панике водил мордой и шевелил своими пушистыми ушами, словно прислушиваясь к тому, чего старуха не могла расслышать. Старушка оглянулась по сторонам. В вечернем лесу было тихо, даже пичужки не пели своих песен. Лучи заходящего солнца, отбрасывали на снег огненные тени, придавая лесу мистические очертания. Морозный воздух словно звенел в тишине леса. Но эта тишина что-то скрывала. Первобытный страх возник в душе у старушки, от чего та перекрестилась и вернулась в свои сани, осторожно тронула вожжи. – Давай, хороший – заговорила она тихо, уговаривая коня идти вперёд. Резко взмахнула она поводьями, да хлестнула лошадь по крутому боку. Конь дёрнулся, резко поднял в воздух передние ноги и рванул вперёд. Где-то совсем близко послышался звериный вой, а на утро недалеко от деревни нашли труп разорванной старушки. * * * * – А что же ты тут один, добр молодец? Чего приуныл, Вячек? – спросила девушка, с озорной улыбкой глядя на одиноко стоящего мужчину около берёзы. – Пошли со мной! Там весело, костры давно горят, хороводы, венки пускать скоро будем. – протянула она ему руку, пальцы длинные, словно сотворены искусным мастером. И вся она такая тонкая, как молодая берёза, к которой плечом прислонился Вячеслав. Он залюбовался ею. Любава. Высокая, стройная. А глаза! Зелёные словно само озеро, так бы и утонул он в них. Первая красавица на деревни. – Идём! – кинула она в него цветок папоротника и смеясь бросилась прочь, крикнув: – Коль хочешь меня, так попробуй догнать! Тонкая рубашка взметнулась вверх, оголяя стройные ноги девушки. – А если догоню? – он оживился, рыкнул себе под нос и бросился следом за убегающей девкой. – А ты сперва догони, а там мы и посмотрим! – ответила она, смеясь и все убегая дальше от него. В этом году праздник Ивана Купало выдался жарким, а ночь ясной. Множество костров были собраны на лесной поляне. Парни и молодые девки, смеялись и напевая песни, прыгали поверх высокого пламени. Некоторые парочки затаились среди кустов и оврагов. То и дело были слышны их томные стоны и вздохи. Раздвинув густые ветви, мужчина едва не наткнулся на одну такую парочку, придававшийся плотским утехам. Вячеслав выругался и шагнув назад, скрылся вновь в густых кустах. Смахнув рукой дорожку пота, скатившуюся по щеке, он двинулся в другую сторону от парочки и вскоре вышел ещё на одну похожую поляну. Молодые люди, взявшиеся за руки, прыгали через костёр. Её он увидел сразу. Её не перепутаешь не с кем. Встретившись с ним взглядом, девушка подмигнула ему и смеясь подобрала подол рубахи перепрыгнула через огненное пламя. Он прыгнул за ней. А Любава с заливистым смехом бросилась прочь от него. Он догнал ту в берёзовой роще. Прижал своим сильным телом её к стволу дерева и медленно повёл рукой по девичьим волосам. – Бестия. – слегка хриплым шёпотом произнёс мужчина, склоняясь над её раскрасневшимся лицом. – Правда, что ли? – лукаво засмеялась она, облизывая свои пухлые губы. – Ну, коли так. – с придыханием начала и прищурившись посмотрела на мужчину. Вдруг вскинула свои тонкие руки обвив его шею и притягивая его голову к себе, впиваясь горячими губами в его рот. Он принял её поцелуй, ощутив, как возбуждение прокатилось по его телу. – Не спеши. – выдохнула девушка, отрываясь от его губ и потираясь о него своими округлыми бёдрами, рукой как бы случайно задевая напряжённый бугор в его штанах. – Пошли к озеру! – позвала, и надела тому на голову свой венок, исчезла в зарослях камыша. Выйдя на берег озера, мужчина позвал негромко: – Любава! Но та будто растворилась. Мужчина, скинул свою рубаху и штаны, вошёл в озеро. Вода остудила мгновенно пыл разгорячённого мужского тела, но напряжение в паху так и не прошло. Знал он, знал, что девка с ним играет, но поделать ничего не мог. Не слушал он, не матушку свою, которая предостерегала его, на счёт этой девки, ни слушал своего разума, говорящего, что она ему не пара. Думалось ему, что сердце он своё слушает, а то никогда не подводит. Сегодня священный праздник, в ночь которого следует находить свою пару. Если будет девка сегодня с ним, будет она ему законной женой, женится завтра же на Любаве. Девушка, скинув со своего тела одежду, кралась вдоль поросшего камышом берега озера. Смешной он казался ей, этот Вячек! Будто домашняя собачка следовал за ней по пятам и выполнял все, что она пожелает. Видный парень, многие девки за ним бегали, а он её лишь одну и видел. Она увидела его стоящего в озере, и вода доходила тому до середины талии. Капли воды блестели в русых волосах. С хитрой улыбкой на лице девушка осторожно вошла в озеро. Не издавая звуков, подплыла к мужчине сзади, закрыла ладонями его глаза. – Любава. – простонал мужчина, поворачиваясь к ней. – А ты другую девку ждал? – хихикнула Любава и прижалась к сильному мужскому телу. Он приподнял её над водой, сжав ладонями тонкую талию, а она в тотчас же обхватила ногами его бедра, прижавшись плотнее к тому. Задрожала, ощутив на своём теле силу его желания. – Возьми меня, сейчас, в эту ночь, буду твоей женой. – прошептала ему на ухо, обдавая кожу горячим дыханием. От этой её просьбы золотистые глаза мужчины почернели, желваки заходили на его скулах. Девка выгнулась в мужских руках ощущая между своих ног, твёрдую, почти каменную мужскую плоть. Он сразу же вонзился в её лоно. Девушка застонала, откинув назад голову. – Вячееек! – его имя слетело с её приоткрытых губ. А он, медленно вышел, но только лишь для того, чтобы вновь ворваться в её тело, уже смелее. – Ох, какой же ты огромный, недаром девки сплетничали о тебе! – выдохнула девушка с улыбкой, а её лоно жадно обволакивало его плоть. Он выходил из её тела и вновь с натиском врывался, да так, что вода во круг них бурлила да пенилась. Она оплела его руками и ногами, хватаясь за широкие мужские плечи, прижималась к нему. Мужчина брал её с остервенением, не в силах насытится молодым телом. – Ты моя! – выкрикнул мужчина, в последний раз двинувшись в её теле и с глухим рыком кончая в тело девушки. Даже прохладная вода озера не могла затушить жар её лона. В последний момент девушка выгнулась, застонала и забилась в его сильных руках. ГЛАВА 4 Настя приоткрыла сонные глаза. Боль, которая ещё вчера казалась невыносимой, исчезла без следа. Волшебство какое-то! Влад, наклонившись на стену около окна, спал. Девушки стало его жалко, ведь она заняла его кровать. Она осторожно, стараясь не разбудить мужчину, спустила ноги на пол и уже хотела встать, как вдруг зазвенел его телефон, лежавший рядом с мужчиной на столе. – Слушаю! – мужчина встрепенулся и ответил на звонок. Девушка внимательно наблюдала за ним. Влад нахмурился. Он свёл густые брови к переносице. – Буду через пол часа. Заметив девушку, буравя её черными глазами, приказал. – Надень быстро носки. Я из деревни специально их принёс, из собачей шерсти связанны. Должны тебе подойти. – и усмехнулся чему-то. – Что-то случилось? – Да. – он снова нахмурился, словно, не зная надо ли говорить ей об этом. – Волки. – Волки? – переспросила Настя, глядя на него, пытаясь хоть что-то понять из сказанного. Его лицо было непроницательным, лишь в глубине его взгляда была тревога. – Кто-то погиб? – Да на одну старушку напали. – Бабушка?! – Настя чуть сознание не потеряла. – Нет! Успокойся! С твоей бабушкой все хорошо. Мужчина взял тёплые носки и присев перед девушкой, приказал: – Надевай. – Но я. Простите, но мне не холодно, – пробормотала девушка. – Я сказал надевай! – он как-то недобро посмотрел на девушку, от чего у той не возникло никаких сомнений, что он мог и силой заставить, надеть эти треклятые носки. Прикосновение его пальцев к её ноге, вызвало уже знакомое томление внизу живота. Это привело Настю в смятение. Она отвела взгляд и вздохнула. А мужчина, видя её реакцию усмехнулся. Неужели он знает, что она чувствует? Прекрасно, скорее всего оно так и есть! Почему она чувствует так остро его прикосновение и этот его взгляд, который пробирается в самую её душу. – Вот так-то лучше, – с улыбкой заметил Влад. – Я скоро вернусь. Мне надо в деревню съездить. Заодно куплю тебе новую одежду. Твоя куртка в ужасном состоянии после падения. Выходя из дому тот, остановился и обернувшись долго смотрел на девушку, после чего сказал: – Поешь. Едва тот захлопнул дверь, Настя подбежала к окну, посмотрела, как он сел на снегоход и уехал в сторону деревни. – Слушаюсь! – пробормотала она и приложила ладонь к голове, словно отдавая честь генералу. И правда, девушка все чаще задумывалась над тем, что он словно распоряжался ею и считал, что имеет на это полное право. Обычно девушка терпеть не могла такого поведения к своей персоне, характер не позволял командовать и помыкать ею. Но именно в этом незнакомом ей мужчине, такая привычка, а может особенность его характера вовсе не раздражала. Ей казалось, что все это естественно и даже вполне разумно. Она схватила свои трусики, которые так и остались лежать на краю кровати и одев те поджала губы. Поела, убрала за собой посуду. Закончив уборку, девушка забралась на кровать и, обняла руками свои колени, думая над тем, что она чувствует и что вообще происходит во круг неё. То, что случилось с ней за эти пару дней, были самыми странными событиями в её жизни. Она чуть не стала одной из несчастных жертв, которые встали на пути голодного зверя, жуть какая. Девушка так и видела себя разорванной в том овраге. От этих образов девушка поёжилась. Если бы на бедную старушку не напал оголодавший волк, то решила бы, что ей это все могло привидится от сильного удара. А если… Нет не мог один волк спасти её от другого зверя. Разве бывает такое, чтобы один дикий зверь спасал человека от своего собрата? Чушь полная, это только в сказках такое бывает или в каких-нибудь фильмах, например, в Сумерках, там тоже был волк. Впрочем, Настю вдруг точно осознала одну вещь. Никакой волк её не спасал, он лишь желал отбить добычу своего собрата. От этой мысли Насти стало страшно. Мурашки прошли вдоль позвоночника, заставляя её укутаться в тёплое пуховое одеяло. И вдруг она услышала протяжный вой. Волки! Среди бела дня?! Настя было кинулась к дверям и закрыла их на замок. Она понимала, что надо включить свет, но она словно окаменела от страха. Забившись в угол кровати, она сидела, подобравшись, словно затаившийся зверёк. Кто-то ходил вокруг дома, девушка отчётливо слышала, как скрипит снег, под тяжёлыми шагами. Но вдруг все стихло около самой двери, Настя замерла и даже, кажется, перестала дышать, все сильнее прижимаясь к изголовью кровати. Послышался щелчок открываемого замка и на пороге появился заснеженный Влад. Настя кинулась к нему. – Что! Что случилось? – мужчина, казалось, даже растерялся. – Ты вся дрожишь! Чего ты испугалась? – его сильные руки сжали её плечи. Запах который исходил сейчас от мужчины – мороз, снег и что-то ещё, что не могла разобрать Настя, но оно было тёплое, уютное и оно успокаивало. Настя и не заметила того, как она прижимается к мужчине все сильнее, забыв о своих тревогах и страхах. Мужчина смотрел на девушку, удерживая её взглядом, притягивал все сильнее к себе. Казалось, что на дне его тёмного взгляда, плескались отблески кроваво-огненного цвета. Настя подняла руку и ладонью провела по влажной от снега бороде. Она даже улыбнулась, понимая, что уже два дня хотела вот так прикоснуться к нему. А ещё ей безумно запустить свои пальцы в его волосы, интересно какие они на ощупь? Но она остановила свои пальцы лишь на бороде, не решившись понять руку выше. Мужчина вдруг издал какой утробный рык, и его жёсткие губы накрыли её рот. Поцелуй был настолько неожиданным, жадным и собственническим, от чего у девушки подкосились колени, а из груди вырвался стон. Её стон стал новым сигналом, чтобы возобновить натиск на рот девушки. Он терзал её губы, устанавливая на неё свои права, вызывал в её теле дрожь. Настя уже во всю желала покориться ему. Их языки встретились, сплелись друг с другом. – Нет! – Влад вдруг оттолкнул её. – Нет! Прости. Настя смотрела на мужчину с нескрываемым удивлением. Почему? Что она сделала не так? После того, что он сделал вчера с её телом, ей казалось, что он был не прочь заняться чем-то большим, да она это ощущала. Неужели она снова ошиблась? Или её повреждённый рассудок все придумал сам и это ей всего лишь кажется? – Ты не виновата, Настяяя, – сказал он, словно слыша её несказанный вопрос. – Просто этого не надо делать. – А если, если я сама этого хочу? Хочу твоих поцелуев – щеки стали пунцовыми. Влад указал на сумку. – В сумке одежда. Через пол часа я отвезу тебя к твой бабке. – Даже так, – Настя усмехнулась, сдерживая слёзы, которые резали уже глаза, – выгоняешь? – Так надо. Всё. Одевайся! Снова этот взгляд, от которого она все сильнее робела и не могла сказать нет. Он словно пригвождал её к месту, не позволяя ослушаться. Быстро натянула джинсы и свитер, одела новую куртку и застегнув молнию, посмотрела на мужчину. – Ну вот и умница, – он усмехнулся уголками губ. – Идём. * * * * * Уже не первый час он бежал по густому лесу. Холод зимней ночи вовсе не ощущался. Его босые ноги утопали в снегу, почти по колено. Голое тело хлестали ветви до кровоподтёков, но он, казалось, этого не ощущал. Все это было ему знакомо. Все стало родным. За долгие годы его тело привыкло, окрепло. Человек. Нет, он уже давно не был человеком, хотя когда-то и был таким. Хотя он иногда оставался в человеческом обличии, только ради того, чтобы не забыть, что это такое, быть человеком. Но душа его была уже иной. Он бежал подальше от жилья, от этих тварей, которые именуют себя людьми. Мужчина усмехнулся, он когда-то был тоже таким, пока его дар не пробудился, и он не стал тем, кем является по сей день. Но его предали, его отвергли самые близкие ему люди, выгнали как щенка. Он ничего не забыл, год за годом, он помнил все. В данный момент он желал лишь убивать – убивать всех этих тварей, гордо именуемые людьми. На протяжении многих лет он убивал их пачками, просто так, ради собственного удовольствия, ради запаха крови и страха. Жажда крови стала его спутником. И сейчас он искал особенную жертву, чистую, нетронутую, девственную. Лишь её кровь способна насытить его так, что он мог продержаться в здравом рассудке ещё пару лет. Тогда все проблемы уйдут на задний план. Но он просчитался. Семья никогда не оставит его в покое. Опять те идут по его следу. Они все причина его несчастий. Но ничего, он и их всех уничтожит. ГЛАВА 5 Зверь. Так прозвали его с тех пор. Существо, не имеющее душу. Да и была ли у него душа? Он даже не помнил, он утратил ту слишком давно, чтобы задумываться об этом. Он помнил, когда его душа умерла, в тот день он лишился своей любви, ощутил вкус предательства на кончике языка. Теперь он только существовал, не жил, лишь существовал, жаждая время от времени новую порцию крови. Особенно крови девственницы. И не только что бы сохранить молодость, свою силу, дело было совсем в другом. Он ненавидел, призирал женщин. Все они – шлюхи, продажные твари, заслуживающие только смерти. Они вырывают сердца влюблённых идиотов, предают, убивают все святое, что есть в человеке. Поэтому он уничтожает их. Он следил за ней давно, но жертва сумела спастись, теперь же он не допустит ошибок. Он затаиться и будет ждать. Терпеть он умеет лучше остальных. Терпеть и ждать. * * * * * * Давно его старый дед предупреждал молодого человека. – Сынок, что это не только дар нашего рода, но и проклятье – говорил тогда старик. – Но решать только тебе, будет это во благо или во зло. Знай, что, переступив грань и ты пропадёшь. Ты будешь чувствовать лучше, чем любой человек, все звуки, запахи, все приобретёт новый оттенок. Но стоит лишь дать волю зверю, и он поглотит все человеческое в тебе. Помни об это Вячек. Но сейчас мужчина не мог мыслить трезво, он не мог заглушить обиду. В тот момент он словно утратил себя, потерялся в своей обиде и боле. Ветки больно хлестали по его телу, он не замечал этого упорно продвигаясь вперёд. Любава. Его девочка. Как она могла, как посмела так поступить с ним? Он до хруста в суставах сжимал кулаки. Брови сходились на переносице, а тяжёлый взгляд темных глаз метался. Словно ища что-то, не ведомое никому. Перед глазами то и дело возникал образ девушки с рыжими волосами и телом ангела. – Как ты могла?! – Спросил мужчина, входя в дом. – Ты о чём? – Любава с удивлением смотрела на своего мужа. – Змея! – взревел он и затряс её так, что её рыжие волосы растрепались. Прижал её крепко к себе, улавливая на неё запах другого мужчины, и сразу, понимая к кому он принадлежит. Чувствуя боль в области сердца, оттолкнул её. У мужчины перехватило дыхание, он понял, что теперь не может сдерживать то, что было его вторым Я. – Вячек! – она подбежала к своему мужу и упала перед ним на колени, обняла сильные мужские ноги. – Вячек, я не… Одним мощным рывком, он поднял свою жену с пола и впился в её рот грубым поцелуем. Она задыхалась, начала вырываться из его крепких рук. Но мужчина подхватил её, опрокинул на кровать, которая стояла неподалёку от печи. Сжав своими коленями её ноги, резко задрал подол сарафана и быстрыми хаотичными движениями, развязал пояс своих штанов. Девушка увидела, как стоит его плоть, как подрагивает тот. Любава подняла взгляд на своего мужа, чувствуя, как по щекам скатываются ручейки слёз, прошептала: – Прошу тебя, не делай этого! Я не могу. – Сможешь! – взревел он. – Ещё как сможешь! Придавил её своим телом, мужчина запустил руку в рыжие волосы и потянул те, заставляя девку смотреть в свои глаза. Втянул её запах. Она пахла не им. Он знал, кому этот запах принадлежит, но все ещё старался не верить, питал надежду. Впился в её шею поцелуем и прорычал: – Скажи, что это неправда! Умоляю, скажи… – Правда! Да! Да! Я была с ним! – закричала она, делая попытки вырваться, губы искривились в презрительной ухмылке. – Ненавижу тебя! – процедила хрипло. – Его люблю! Его одного! Не люб ты мне! С первого нашего дня не люб! За тебя пошла, чтобы с ним быть! Слышишь, с ним! – она захохотала, продолжая смотреть ему в глаза. Лицо мужчины потемнело от ярости, глаза налились кровью. Утробно зарычав, он повернул Красу к себе спиной, да так, что лицо её уткнулось в подушку. Она хотела вырваться, но лишь почувствовала, как мужчина, одним мощным рывком ворвался в её лоно. Любава закричала. И когда мужчина начал совершать резкие и мощные толчки, крик перерос безудержное рыдание. Он вдавил её голову в подушку, не в силах слышать этот плачь, который терзал его душу. Закончив, он перекатился с тела жены. – Меня одного помнить будешь, – прохрипел он побелевшими губами, натягивая штаны. Любава ему н ответила, продолжая лежать, уткнувшись лицом в подушку. И тут мужчину накрыло осознание того, что произошло, словно ножом резануло по его сердцу задевая ребра. Перевернув жену, он уткнулся в её грудь и завыл. Пошатываясь, Вячеслав вышел из избы и пошёл куда глаза глядят. – Стой! Стой! – кричал отец мужчины. – Стой, ирод! – он бросился к Вячеславу, развернул его к себе лицом, схватил за ворот рубахи. – Почто бабу убил?! – взвыл, точно раненый зверь и что есть силы ударил того кулаком по лицу. Мужчина лишь пошатнулся и провёл кулаком по окровавленному носу. – Ублюдок у нас ты, – усмехнулся Вячек и сплюнул кровавую слюну к ногам отца. – Ты трахал её! Ты был с моей женой в моем доме! Убить бы тебя! – сжал плотно кулаки. Ещё один мощный удар пришёлся в грудную клетку. Вячеслав упал на колени. – На отца подняться удумал? Убить тебя окаянный, да руки марать не хочется. Чтоб и ноги твой в моё доме не было. Нет у меня сына больше! – отец развернулся, намереваясь уйти, но Вячеслав встал с земли и кинулся на спину отца. Двое сильных мужчин, сцепились будто звери на улице деревни. Удары сыпались градом, лица обоих превратились в кровавое месиво. Сейчас вторая натура их рода, которая так давно спала вырвалась наружу. Два сильных хищника. Подмяв отца под себя, Вячек стал бить того подобранным камнем по голове. Один удар, второй, третий. Он сбился со счёта, сколько нанёс смертельных ударов. Видел, что отец уже давно перестал сопротивляться, но не мог остановиться, нанося все новые и новые удары по тому. – Нет! Прекрати! – женский крик раздался за спиной мужчины. Прибежала его мачеха. Отец недавно овдовел и не став долго оплакивать смерть жены, женился вновь, на молодой девке из соседней деревни. Она была на сносях и сейчас бежала, поддерживая большой живот руками. Она кинулась к мужчине и ухватив того за рубаху принялась оттаскивать его от своего мужа. Вячеслав поднялся на ноги, протёр окровавленное лицо рукавом от рубахи и лишь окинув презрительным взглядом тело отца, пошатываясь побрёл в сторону леса, все быстрее ускоряя шаг. – Упырь проклятый! – кричала ему в след горем убитая женщина. – Убииил! Отца родного убил! Будь ты проклят! – кричала баба. А по лесу, слыша летящие в него проклятья, мчался рыжий волк. Он тогда не знал, что отец на последнем своём вздохе прошептал своей жене, что чист он перед ней душой и телом, что любима она им и что бы сына та берегла. ГЛАВА 6 – И что же, точно это был волк? – Настя выжидающе посмотрела в сморщенное лицо своей бабушке. Она сидела напротив неё и запивала чаем только что испечённую булочку. – Сплетни это все, – отмахнулась старуха. – Так я сама его видела – попыталась возразить Настя. – Ну да видела! Что только не привидится девке, ночью то! Это ж надо было придумать такое – она покачала головой и подула свой горячий чай – Куда годно, шататься по темну. – А как быть то, бабуля. Машина то заглохла. В такой холод, я могла бы замёрзнуть, пока дождалась кого-нибудь. Да идти то недалеко. – старалась не уступать девушка. – Заглохла, – старуха, не знала, что возразить внучке, подлила себе чаю и категорично добавила: – Нет у нас волков. Нет. Да я же тут каждый куст в своё время прочесала. Последнего волка убили, когда я ещё ребёнком была. – Бабуля. – она вздохнула и посмотрела на свою родственницу – Хорошо! Давай представим, что мне все показалось. Но ведь у погибшей Анны Петровны, горло в клочья разорванно было. – Вот, что, девонька, не то ты слушаешь! – резко отрезала Антонина Сергеевна. – На это полиция есть. Они разберутся! Вон, участковый уже рыщет, кстати, обещался завтра к нам зайти. Так что уйми свои фантазии, Настасья! – Бабулечка, – она обняла старушку, – ну не сердись, все же обошлось, я жива и здорова. – Обошлось у неё, если бы не наш егерь, оплакивала бы я твой хладный труп сейчас. – Егерь? – улыбнулась Настя. – А он местный? – как можно спокойнее произнесла Настя и откусила самую вкусную булочку во всей истории человечества. – Нет, я уже и не помню, когда он появился в наших краях, говорят его перевели из города лет десять назад. Лохматый, точно леший. Но слухи ходят… – Слухи? – Настя уже не скрывала своего интереса. – А какие? – Хм, – Антонина Сергеевна посмотрела с интересом на свою внучку и усмехнулась, прикрыв усмешку за кружкой. – И в кого ты такая любопытная? Давай ешь лучше, совсем исхудала, в своей Москве. – Да ем я ем. Так что за сплетни-то? – она улыбнулась бабушке. – Говорят, что он странный какой-то. – Как это странный? – А ну тебя! – старуха махнул рукой и вышла во двор. Такой ответ Анастасию совсем не удовлетворил. Она по натуре своей была любопытной, ещё в детстве лезла везде, совала нос в разные сплетни и вот сейчас, её распирало от любопытства. Такой ответ, ещё сильнее разжёг в ней любопытство. Но она не решалась больше спросить про него у своей бабушки, потом, как-нибудь. Да и бабушка была ещё тем гранитным камнем, бей не расколется. Как Антонина Сергеевна не пыталась убедить внучку, что волков в деревне никогда не водится, это оказалось напрасной тратой времени. Слухи, одни ужаснее других, наползали как лавина на деревню. Рыжего дьявола с кровавыми глазами все чаще замечали в округе. Больше смертей не было, поговаривали, что волк что-то выжидает, лишь изредка появляется на дороге и вновь прячется в кустах. Несколько раз по ночам Настя слышала вой. Он напоминал ей тот же вой, что она слышала в доме Влада. С того дня, когда мужчина привёз её в деревню, они виделись всего один раз, он пригнал её машину. Безразлично поздоровался и ушёл. Настя не понимала, почему он её избегает. Девушка до сих пор помнила вкус его губ. И каждый раз, когда она вспоминала об этом, её бедра сжимались, а жар расходился по телу волнами. Почему он её оттолкнул? Что могло бы случиться между ними? Её не покидало чувство, что он будто чего-то боялся, словно опасался, что может ей навредить, и правда странный. Её поток мыслей прервались, когда Настя услышала, как хлопнула входная дверь. Настя подошла к двери и выглянула из своей комнаты, никого не было. Бабушки давно не было и ей стало тревожно. Настя быстро набросила куртку и вышла во двор. Она застегнула молнию, подняла ворот той и выйдя за калитку пошла по улице. Дом Антонины Сергеевны, располагался на самом краю деревни. Она даже не заметила, как сошла с освещённой улицы на узкую тропинку, которая вела в лес. Девушку словно что-то влекло туда. Оказавшись у самой границы с лесом, Настя огляделась и пошла обратно. Какая-то тень промелькнула в кустах, заставляя девушку замереть на месте. Холодок пробежал по телу девушки. Но вместо того, чтобы убежать, девушка стала приглядываться к кустам. Там кто-то был. Зверь или человек? И он быстро приближался к ней. Настя не двигалась, ноги словно стали каменными. Через какое-то мгновения заросли кустов пошевелились и перед её глазами возник просто огромный, абсолютно черный волк. Она даже не сомневалась, что перед ней сейчас волк, а не дворовая собака. Настя узнала его. Это он спас её тогда на дороге. Вот только спас или хотел отобрать добычу для себя? Но его глаза. Насте показалось, что он завет её. Это не был взгляд хищника, слишком осмысленный. Волк какое-то время стоял, словно рассматривая девушку, а после шагнул к ней. Девушка удивилась, но она не испытывала того страха, который был пару минутами ранее. Настя дрожащими пальцами прикоснулась к высокому лбу зверя. Волк, который доходил ей почти до груди, прищурился, но позволил себя потрогать. – Спасибо. – вдруг проговорила Настя. – Ты спас меня. Волк смотрел на девушку, так словно понимал, о чем она говорит. А её пальцы продолжали блуждать по лбу зверя, поглаживая того между настороженных ушей. Такие мягкие! – Я не понимаю тебя, прости. Молчишь? – она провела пальцами по окантовке его уха и потрепала то и волк закрыл глаза, явно ему нравилась эта ласка. – Хороший… Едва она произнесла это, как волк повернулся и пошёл обратно к кустам. Остановился, оглянулся на девушку и резко скрылся в кустах. А Настя долго ещё стояла на этом месте и смотрела на тёмные кусты. ГЛАВА 7 Трудно было дышать, Настя почувствовала, как он крепко прижал её хрупкое тело к себе. Его слегка шершавые губы прижались к её губам и требовательно поцеловали те. Этот поцелуй не дарил наслаждение он отбирал все, что принадлежит ему. Она попыталась вырваться, но услышала рокочущее рычание. Он продолжил одной рукой прижимать девушку к себе, второй же стянул с её тело майку. Настя все время хотела увидеть его лицо, посмотреть на этого мужчину, который желал завоевать её тело и душу, но оно ускользало. В почти темной комнате было невозможно что-либо рассмотреть. Лишь на мгновение, когда лунный свет упал на её кровать и на этого мужчину, она смогла рассмотреть очертание его тела. Скользнула взглядом по его телу и задрожала, когда увидела большой член. Сглотнув, девушка провела языком по пересохшим губам и дёрнулась. Но можно ли убежать, когда её держат? Придавив своим телом девушку к кровати, он провёл рукой по её волосам и с силой сжал те. Его нос скользнул по шее девушки, втягивая запах той. Она понимала, что этим не ограничится, ему нужно было гораздо больше. Ему нужна она, полностью. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/katrin-briks/on-volk/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 140.00 руб.