Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Женская Нелогика. Девять Жизней

Женская Нелогика. Девять Жизней
Женская Нелогика. Девять Жизней Валентина Спирина Женщины – самые милые, неповторимые, прекрасные, многогранные… А у нас ещё и творческие! И в честь 8 марта представляем вашему вниманию – всю нежность, страсть, огонь, чувственность проекта «Девять жизней»! Каждое слово – из глубины женской, яркой, мелодичной души! Лепестково-винные интонации стихов и рассказов не оставят никого равнодушными! Романтичность, изящество, шёлк, бархат слов, но в то же время сила, твёрдость, характер – оттенками каждого произведения! Женская Нелогика Девять Жизней Составитель Валентина Спирина Дизайнер обложки Валентина Спирина © Валентина Спирина, дизайн обложки, 2019 ISBN 978-5-4496-4472-5 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Все произведения и фотографии в сборнике изданы с согласия авторов и соавторов, защищены законом Российской Федерации «Об авторском праве» и напечатаны в авторской редакции. Материалы для обложки взяты с сайта pixabay. com Валентина Иванова Спирина Валентина Петровна, урождённая Иванова, отсюда и фамилия, под которой пишу. Родилась 17 мая 1972 года в маленьком провинциальном, но очень красивом старинном городе Касимов. Четвертая дочка в обычной рабочей советской семье. В 1978 году умерла мама. Мне было 6 а ей всего лишь 40… А за окном вовсю смеялось лето… Но всё за нас давно решили где-то… Не было ни страшно, ни больно. Было непонятно «Почему вдруг тебя не стало?» Страх и боль пришли позже и не отпускают по сей день, и по прошествии многих лет, я с мамой, как с живой разговариваю… Мама, мамочка, помнишь – платье из ситца? Ты его на мое день рождения сшила… А я помню. Оно до сих пор мне снится… Рядом с домом находилась Станция Юных Натуралистов, где и пролетели семь лет моей жизни. Уход за животными и растениями, позже селекционные работы с ягодами и как итог – медаль участника ВДНХ СССР. Потом была лёгкая атлетика. Но я не полюбила её, а она меня и я перешла в секцию гребли на байдарках. Чемпионка и призерка России и ЦС «Динамо» А потом грянули 90-ые… Пришлось поставить весло в угол и пойти работать. В то время в нашем городе выбор работы был ещё большой, но я пошла на хлебозавод. Он был недалеко от дома и мне всегда нравилось, когда со стороны завода тянулся аромат свежего хлеба. Вы знаете, какое это чувство, Когда над полусонною землёй, Плывет и разливается так вкусно, Дыханье хлеба, созданный тобой… Там и пронеслись ещё 24 года моей жизни. Там же я вышла замуж, родила троих детей – двух дочек и сына. В 2007 году попала в больницу и, казалось бы простая операция, обернулась четырьмя годами больниц и чередой последующих операций. Там, в больнице, я и начала писать стихи, дабы хоть как-то оттолкнуться от невеселой реальности. Мне бы пару минут одиночества, Чтобы громко, по бабьи, завыть. Я живая! И мне ещё хочется Полноценною жизнью пожить… Но всё проходит. Больницы, слава Богу, закончились. Я вернулась к теперь уже «почти» нормальной жизни. Дети выросли. Работу пришлось сменить на более легкую. А стихи остались. Писать, так только от души, Когда внутри дрожит и рвется, Когда себя опустошив, Ты ищешь взглядом сруб колодца — Воды напиться ледяной, Чтоб с новой мыслью, с новой силой Тебя неистовой волной Поэзия опять накрыла. Первыми читателями и главными цензорами стали, конечно, дети. И если стихи я им просто читала и они говорили: «Маме, здорово! Мам, ты самая лучшая поэтесса!», то сказки которые я писала по мотивам онлайн-игры, они читали сами и с удовольствием. Помню первую реакцию мужа, когда я прочитала ему свой «Пятигранник» … У него был шок. Просто шок. Пришлось читать стихотворение еще раз или два. Потом читала ему о волках, о войне и всё это время муж находился в состоянии транса. Но мозг мужчины устроен более рационально и он надеется, что однажды я стану знаменитой и богатой… Ну пусть надеется. Нужно же во что-нибудь верить. Вообще, семье моей я не перестану говорить «спасибо» на всем протяжении моего творческого пути. Поддерживают и помогают всем, чем возможно. Несколько лет назад наткнулась в сети на издательский сервис «Ридеро», где можно самостоятельно и бесплатно создать электронную книгу и потом заказать (уже за деньги, конечно) печатную версию, со всеми важными и нужными кодами, знаками. И началась совсем другая жизнь. Так пришла идея создания групповых бесплатных сборников. В Контакте создала группу «Территория Творчества» и там родился на свет проект «Девять Жизней» – девять авторов, с фотографиями, биографией и, разумеется, произведения. А в последствии и еще несколько проектов, абсолютно бесплатных для авторов. Книги размещается на более чем двадцати самых известных интернет-площадках. Весь процесс – от сборки текстов, редактура, корректировка до обложки и выпуска в печать – делаю сама. На сегодняшний день вышло более тридцати сборников и более десяти индивидуальных книг. Всего через проект уже прошло около пятидесяти авторов из разных городов и стран. Ну что еще можно сказать… Многократно номинировалась на национальные премии: Поэт года, Русь моя, Наследие. Кандидат в члены Интернационального Союза Писателей. Победитель шестого эпизода русско-английского конкурса им. Набокова. Зима и дождь… Зима и дождь… Наверно, небо плачет. Или грустит, что мы так далеко, Но слезы чистые и капают легко. И грусть легка – мы счастливы. А значит… А значит, всё судьбой предрешено: И наша встреча, да и дождик этот, А мы с тобой – летящие кометы, Которым было встретиться дано. Не страшен дождь на улице зимой, Страшнее не любимой быть тобой И потеряться в космосе иллюзий. Лечу и оставляю яркий свет, Для всех застывших без любви планет. Пусть плачет небо, но не плачут люди. Свечи внутри меня С неба нежным снегом падала любовь, Таяла мечта в моих ладонях. Я тогда молчала. Мне не нужно слов — Ты сердечный подарил огонь мне. Ты себя частичку с сердцем подарил, Да отправил всё на крыльях вьюги. И принять подарок мне хватило сил — Музыка души и счастья звуки. Счастье, как снежинки, в воздухе кружась, Пледом на мои ложилось плечи. Не сопротивлялась, просто отдалась — Пусть внутри меня не гаснут свечи. Зимний вальс А я хочу, очень-очень хочу положить руки тебе на плечи, В шею уткнуться и тихо-тихо, по кошачьи мурлыкать, Я не была никогда сумасшедшей, психом, Просто мечтаю. С мечтой жить гораздо легче. Включить бы музыку и, за руки взявшись, качаться. Губами коснуться уха и замереть на мгновение — Касаясь тебя, на кончиках пальцев чувствовать жжение. Каждой клеточкой тела чувствовать счастье. А я хочу… Я хочу, чтобы жаркий январь продолжался — В феврале, марте, апреле пусть по январски будет: А я буду небо благодарить за зимнее это чудо. Я, Ты, музыка и метель вокруг нас – кружится в вальсе. Цветы на снегу Цветами на снегу украшу путь к тебе И босиком по лепесткам пионов – шаг за шагом, Пойду, касаясь звёзд, во сне к своей мечте. А ты молчи. Пожалуйста, молчи. Поверь – так надо. Из вьюги будет плащ мне плечи покрывать, Полупрозрачным платьем скрою тело – хоть немного. А ты молчи. Пожалуйста, молчи. Я не желаю знать, Что я иду совсем не той – не для меня к тебе ведет дорога. Пусть это будет только сладкий сон, Но я хочу, хотя бы так, но быть чуть-чуть поближе. И пусть во сне я буду верить в то, что ты в меня влюблен. А ты молчи. Пожалуйста, молчи. Боюсь я правду горькую услышать. Полный штиль Мой океан совсем меня забыл.. Молчит, волной не плещется. Затишье. Наверно, в его жизни всё же лишняя, И уготован мне забвенья штиль. Мой океан себя не дарит мне. Всё для другой – шторма и бури чувства, А мне без океана в сердце пусто. Я так скучаю по его волне. Мой океан. Да он не мой совсем. И не был он моим – мне показалось. А мне то и нужна всего лишь малость — Хочу стать камнем у него на дне. Чтоб океан течением ласкал, Да лучше бы бросал меня на рифы — На все согласна, лишь бы не безлико Теряться средь холодных серых скал. Стань драконом Стань хотя бы на день один моим драконом, Унеси меня ввысь, где никто никогда не достанет. Где нет глупых, жестоких, коварных людских законов, И где будем лишь ты, лишь я, лишь звезды и только танец. Стань, пожалуйста, на ночь одну моим нежным ветром И давай полетим туда, где никто не отыщет. Пусть растают внизу города – джунгли каменные – гетто. Будем только лишь ты и я, а любой третий – лишний. Стань, пожалуйста, на минуту одну, моим морем. Я войду в твои воды и нас беспокоить не будут. А потом я вернусь – каждый день – нежными зорями, Чтобы в жизни остаться твоим самым светлым чудом. Зимнее шоссе Шоссе заснежено, под звуки нежные, да вихри снежные из под колес. Дыханье свежее, зима безбрежная, волшебной музыкой меня унес. Лесные стены там, как кровь по венам нам, закаты белые над головой, Дорога лентою, мечта несмелая, мчим оголтело мы вдвоем с тобой. Шоссе закончится, а мне так хочется, чтоб одиночество нас не нашло. Моё сокровище, моё пророчество, к тебе, мой солнечный, меня вело. Сердце посылка Сегодня я сердце своё подарила ветру – отнеси любимому.. Ветер кружился, снежинками бил по лицу – сердце себе оставь. Тогда я сердце до самых облаков взяла и подкинула. А сверху летели снежинки, заполняя грудь – сердце нельзя отдавать. Тогда я сердце своё отправила с голубем белым, почтовым. А он мне посылку мою положил на крыльцо – не понесу, говорит. И метель мне вернула сердце моё, холодное, в ледяных оковах — Нельзя жить без сердца, разве такое вообще просто так можно дарить? Только дуб во дворе, качая голыми ветками, молвил: – глупая, Он и есть твоё сердце, разве можно подарки вот так возвращать? Зачем ему два самого себя, если о тебе он и так постоянно думает. Любви не важна оболочка, ей достаточно верить, надеяться, знать и, конечно, ждать. Странно Странно.. Правда? Мне тебя не коснуться рукой, Мне дорогой одной не идти, где ты ходишь обычно. Но живешь ты во мне вместе с чувствами трепетно-личными, Я не вижу тебя, но тебе говорю – дорогой. Правда странно? У стекла нет эмоций. Совсем никаких, Только чувством шестым ощущать – улыбаешься нежно. А когда ты грустишь, я как зверь на закрытом манеже, Словно запах ловлю изменение мыслей твоих. Удивительно, правда? Что сознание с нами творит, Вместо котиков с сердцем читаем – люблю и скучаю, Но я верю, ты честно и искренне мне отвечаешь. А экран – молчаливый связной – между нами – горит. Не греми капель Когда настроение ниочинь… Не греми капель по подоконнику, Что ж ты не ко времени опять — Реквием любви, как по покойнику Я сейчас пытаюсь написать. Что ты бьёшься, дура истеричная, На дворе зима еще. Февраль. Видишь, у меня проблемы личные — Чувства закаляю, словно сталь. Я пытаюсь быть чуть-чуть разумнее, Даже в черном небе вижу свет, Ревность, злость, обиду, взгляды хмурые, Завернула в старый, рваный плед. Завернула, на помойку вынесла, И пошла довольная домой. Только разорвали спину выстрелы — Обернулась… А они за мной… Боль, обида, ревность, недомолвие Волокутся. Тень костлявых рук Тянутся ко мне, дрожат в агонии, Нервы издают противный звук.. Дыры на спине и крылья сломаны, А февраль смеется мне назло. Грусть моя взбесилась, черным вороном Кружит и царапает стекло. Не звени капель на подоконнике, Словно гимн несбывшейся мечты. Не любовь, а я живым покойником Стану, коль меня не любишь ты. Ты Ты… А знаешь, ты – это я. Только в другом теле. Ты – это капля дождя, что на стекле зависла. Ты – чувство, которое ничем, никогда не измерить. Ты – просто будь. Иначе всё не имеет смысла. Ты… Снег, который идет сейчас за моим окном. Ты каждой снежинкой ласкаешь мои ладони. Ты – мне настоящее здесь и сейчас, а не – потом. Ты – искра жизни моей и одиночества моего агония. В лужах босиком В лужах, босиком, от людей тайком, я танцую, в музыке твоей кружась. Мне мотив знаком, даже под дождем, я целую образ твой, не стыдясь. Тебя рядом нет и не ярок свет, чувствую тебя, слышу голос твой. Пусть мне много лет, пусть смеются вслед, но глаза мечтой о тебе горят. И не страшен дождь, не пугает ночь, если сны мои вижу о тебе. Ты во сне придешь, мелко-мелко дрожь побежит от счастья по спине. Февральский дождь Февральский дождь сегодня мне шептал, что я тебе приснилась этой ночью. Я понимаю – откровенно врал, но мне поверить в ложь хотелось очень. С улыбкой грустной слушала свой дождь, кивала головой и соглашалась — Бывает иногда полезна ложь, совсем чуть-чуть, ну капельку, ну малость. Февральский пересмешник воду лил, Стеклом покрылись крыши и дороги, А я молила из последних сил — Ну расскажи еще совсем немного… Что видел он во сне, что говорил, А платье на мне было? И какое? Касался дождь порогов и перил, Всё покрывалось ледяной корою. Смеялся дождь: – Он целовал тебя, И говорил – скучает очень-очень. А ледяные капельки дождя Ложились в сердце ложью полуночной. Асфальтный сонет Июль. Жара. И плавился асфальт. В испарине дрожало небо синее, Мечтал асфальт стать чуточку красивее, Взирая с завистью на красочный закат. Пришла гроза – внезапно, как всегда, По розовым кустам метались молнии, Склонили головы цветы безмолвные — Торжественно-немая красота. Потоком водным подхватило лепестки, Став частью ярко-розовой реки, Тонул асфальт в нежнейшем аромате. Гроза закончилась и розовый закат Бросал на землю восхищенный взгляд, Где вечер спал на розовом асфальте. Я твои крылья Обними меня, пожалуйста, И скажи, что я нужна тебе. Нет, не думай, я не жалуюсь, Для тебя хочу стать парусом. Для тебя хочу стать крыльями, Чтобы быть к тебе привязана, И пускай мы очень разные, Но хочу, чтоб вместе были мы. Вместе были мы душой единою, Одним вдохом, одним выдохом, Одной песней неделимою, Быть хочу твоею милою. Быть хочу твоей единственной, В твоих мыслях и желаниях. Нежной странницей таинственной, Твоей музыкой неистовой. Пилигрим любви Ветер весенний бросался капелью в окно, Тающий снег словно плакал сегодня со мною. Снова бежит чья-то жизнь за стеклянной стеною… Мне же прожить эту жизнь без тебя суждено. Не прикоснуться рукой, не касаться губами, Глупостей милых на ушко тебе не шептать. Строчки-мечты осыпаются рифмой в тетрадь И на страницах из букв разгорается пламя. Ветер, прошу, за меня ты его обними, Свежим дыханьем наполнятся пусть его дни. Нежным теплом я хочу поделиться с любимым. Звезды, прошу вас – пусть будет светла его ночь. Я далеко, но хотя бы стихами помочь Я постараюсь. И стану любви пилигримом. Пряжа Распускаю на пряжу сны — Набираю на спицы петли И узоры, как тонкие ветви, В ожидании скорой весны. Собираю в клубок мечты — Я свяжу тебе свитер теплый, Чтоб помнить меня смог бы Дорогой и единственный – Ты. Очень нежных стихов возьму, Вместе с ними набью подушки, Где цветочные сны-ловушки Украшают ночную тьму. Распускаю на нитки жизнь, Мне одной её слишком много. И ковром застелю дорогу Для тебя. Буду рядом кружить. Да не важно – со мной иль без, Только будь, пожалуйста, счастлив. Если надо – душевной пряжи Я навью с позволенья небес. Моя нежность Хрипит в динамике – ты моя нежность, а я подпеваю, ибо, ты и правда нежность моя, с тобою я стала мягче, добрее и чище. И пусть февраль еще пока да окном ветром с метелью мечется, завывает, а моя весна уже идёт, сквозь сугробы дорогу ко мне ищет. Хрипит динамик – ты моё сердце, а я соглашаюсь, ведь ты, действительно, сердце моё, без тебя жизнь – не жизнь, путь в одиночество. Без тебя уже давно не дышу, не мечтаю, не летаю. Без тебя не согреться и без тебя писать, да и вообще ничего без тебя не хочется. Хрипит, надрывается динамик – ты моё чудо, а я и не спорю, априори согласна. Ты и правда чудо моё – с тобою я живу, словно в сказке. И пусть всё это только между нами, для нас и негласно – не важно, с тобой я живу, понимаешь – ЖИВУ, не стесняясь чувств и мне не нужны маски. А динамик орет – обниму нежно и с тобой буду – а я… А я уже обнимаю. Обнимаю душой, сердцем, стихами и ветром февральским. И совсем не важно, что тысячи километров между нами, ты – моё сердце, моё чудо, ты – моё всё. И ты моя личная сказка. Ведь у меня есть ты Я падаю в твой мир без парашюта — Разбиться не боюсь, ведь в нём есть ты. В нем отблески от звездного салюта, Морской прибой и по полях цветы. Ныряю в этот мир без акваланга — Не страшно утонуть, ведь в нем есть ты. А я из снов пришедшая русалка, И мой товар – жемчужины-мечты. В твой мир пещер без нити Ариадны — Ведь в глубине, под сводами, есть ты. Ловлю мышей летучих злые взгляды, Но и они не портят красоты. Дорогой, через лес – не испугаюсь. Ведь там, в конце пути, меня ждешь ты. Я начала свою дорогу в мае, Пройдя весь путь, достигнув высоты. Лечу как в пропасть, не нужны мне крылья — В конце полета встретишь меня ты. Пусть в будущем нас нет – но мы же были Счастливые у края пустоты. Защитник Я закрою тебя самым крепким – Любви – щитом. Спи, любимая, спи – я твои охраняю границы. Счастье здесь и сейчас – ни к чему оставлять на потом. Пусть летят журавли, нам с тобой хватит даже синицы. Я закрою тебя нежных слов покрывалом-плащом. Отдыхай, дорогая, не бойся со мною замерзнуть. На плечах моих руки твои, сердца стук, словно гром. А в глазах твоих плещется счастье весенними грозами. Я закрою тебя музыкально-душевным зонтом. Приготовишь нам ужин? Буду вечером – я обещаю. Я приду обязательно. Жди. И сегодня вдвоём Мы под звездным дождем желание «Жить» загадаем. Я закрою наш дом самой крепкой – из веры – стеной. И клянусь, я вернусь из любого смертельного боя. Перелетным скворцом, долгожданным дождем или талой водой — Я вернусь. Только жди. Небо наше, для нас – голубое. Банальный ночной монолог Ты еще не устал от моих стихов, любимый? Тогда, на – лови новую порцию поэтического бреда. Тяжелого, не очень в рифму, но питательный, как тарелка супа во время обеда. Строчками искренними, но кривыми и часто мимо ритма. Очередной монолог перед тем как уснуть набирают пальцы. Так уж сложилось, что я говорю гораздо чаще и больше. Мне не хватает тебя, не хватает улыбок твоих, слов и одиночество накрывает ночью. И кружатся в голове, не дают уснуть мысли-занозы-скитальцы. А ведь в конечном итоге, все слова сходятся воедино – тебя люблю. И не важно, что сейчас ночь или день, зима или жаркое лето. Ты – вселенная моя, небесный океан, а я твоя верная, маленькая, одна из… Планета. Ты маяк, что в ночи светит надеждой на лучшее моей любви-кораблю. Поводок На поводке-холоде, да в строгом ошейнике-безразличии, Чтобы не лаяла громко и далеко не убежала. Чтобы рядом, к ноге, соблюдая правила приличия. И не скулила, как сука под дождем, что мне внимания мало. Слово-кость «нужна» – раз в неделю, чтобы не сдохла с голоду. Кинуть и забыть можно на время, пока поводок от рвения не натянется. А ведь мы оба с тобой, дорогой, уже не совсем молоды. И я не попрошайка, не бомж, не подзаборная пьяница. Понимаю, что не должен ты мне ничего, не обещал – по-мужски, правильно. Но лучше бы сразу прогнал, давно бы переболела, отмучилась. А теперь я в любви безответной гордость свою расплавила, Но так и осталась никем для тебя и все, кроме меня – лучшие. Купи мне намордник, хочешь денег дам, а еще лучше – наручники, Чтобы даже писать не смогла, не кидала стихи-булыжники. Вот только, когда до сердца твоего доберутся моей любви лучики, Окажется, что простыл мой след, оставив тебе лишь страницы книжные. Устал? Устал? Садись, отдыхай. Ни о чем не думай. Расслабься. Я буду кошкой у ног твоих тихо мурлыкать, любимый. Хочешь, включу музыку и под звуки нежнейшего вальса Мотыльком лохматым буду порхать бесшумно и почти незримо. Хочешь чаю? Стану гейшей на вечер тебе, буду называть господином, Церемонию чайную устрою и буду тебе прислуживать. Массаж? Будет тебе массаж. Всё так, как пожелаешь, любимый. А хочешь ужин? Давай накормлю тебя вкусным, простым ужином. А хочешь, приготовлю ванну тебе с лавандой и мятой душистой? Спину потру, а потом подам полотенце. Всё достойно. Без пошлостей. Или свечи зажгу и будет шампанское в бокале искриться. Ой, нет! Какие свечи? Костер во дворе, глинтвейн и к черту условности. Устал… Спишь уже, а я все болтаю, несу и несу милые сердцу глупости. Интересно, что ты видишь во сне? А я? Я там есть? Сгораю от любопытства. Ты же не скажешь, скроешь в себе, а я напишу новый лунный стих. Поправлю тебе одеяло и тихо уйду, забирая с собой глупые мысли. Жизнь Жизнь… Она штука такая сложная… Катится, словно ком, годы-снег на себя наматывая. И что нас ждет, предугадать порой невозможно, Ибо скрыто будущее за стеклом матовым. Жизнь… Жизнь-ком? Да нет же! Скорее – качели. То вверх, то вниз и об землю задницей больно. Но главное – оттолкнуться и вот уже снова вверх взлетели, Примеряя на себя всё новые и новые роли. Жизнь… Жизнь-качели? Помилуйте! Это рулетка! И холостой выстрел – это твой шанс вынырнуть из личного омута. Сломать прутья собственной золотой клетки И уйти прочь, оставляя после себя чаши расколотые. Жизнь… Жизнь-рулетка? Откуда такая депрессия? Жизнь – это первые шаги ребенка и счастливые глаза мамы. Это вечер у костра, с друзьями, с песнями. И даже когда больно, сквозь зубы: «я смогу» – упрямо. Жизнь… Ком, качели, рулетка… Зачем же так кардинально? Живите здесь и сейчас – завтра может не наступить. Всё просто. Жизнь – это остров, на который нас погостить позвали. Оставили на песке следы и обратно – наверх, к звездам. Рыбка Столько уже о любви написано, сказано, что кажется, ничего не придумать нового. А я возьму и скажу тебе, что люблю, как маленькая гуппи свой аквариум. Рыбка знает, что навсегда к этим стеклянным стенам привязана, но живет в своем мире зачарованная, Не видя рассвета, дождя, солнца, не чувствуя ветра, не наслаждаясь закатным заревом. Но живет же счастливо, маленькая и наивная, хозяин руку протянул, а она виляет хвостиком. Другой жизни не знает, про океаны не ведает, зато и соперниц не боится – единственная. И жизнь только ради улыбки его, слов добрых и только вокруг него вращается-проносится. И в гармонии с собой живет давно уже не своими, а им подаренными мыслями. И наверное, это и есть настоящая любовь, когда всё ради него – единственного. Когда гордость молчит, ибо не место ей в царстве аквариума-счастья. Солнца нет? Да он и есть её солнце, и краски её не поблёкли, не выцвели. И она для него маленькая рыбка, незаметная, но необходимой, любимой масти. Лифты небесные В небесном лифте, том, что шел наверх, Зима, Метель и Вьюга уезжали, Стонали, плакали, друг к другу жались Словами снежными ругая вся и всех. А в лифте том, что шел с небес и вниз, Цветами пахло и плескались  лужи — Весна-красавица и несколько подружек Смеялись звонко под каскадом брызг. Зависли лифты между небом и землей. Соперницы извечные: Зима с Весной Вдруг в тягостном застыли ожидании. Весна с улыбкой доброй и простой, Зима с усмешкой злобной, ледяной, Делились вьюгой с вешней зыбью на прощание. Светлана Королева Всем доброго времени суток! Я – Королева Светлана, по профессии – учитель музыки, а в душе – поэтесса, писательница, певица и вечно молодая 17-летняя девчонка! Творчеством увлеклась очень рано – в возрасте 8-ми лет, когда уловила красоту рифмы, случайно слетевшую с моих младых уст. В школе писала отменные сочинения, часто настолько приукрашивая сюжет, что учителю русского языка и литературы становилось не по себе. Чуть позже – годам к 15 – я начала не то чтобы писать стихи, я начала выстреливать рифмами, порой уносясь в мир воображения на долгие часы. Следом за рифмоплётством увлеклась прозой. Затем на какое-то время отвлеклась от творчества, занялась вплотную учёбой. Но, как говорится, от себя не убежишь. Совсем недавно выпустила свой сборник рассказов и стихов под названием «И мне это нравится». Т ак-же постоянно собираем со знакомыми авторами совместные книги, общее название которых «Девять жизней». * А еще, Светлана – главный редактор журнала «Луч Светы», который рассказывает на своих страницах о, пока ещё неизвестных, но очень талантливых авторах. (прим. редактора) «Я когда – нибудь захочу вязать…» Я когда – нибудь захочу вязать… Да, о Боже, я захочу вязать! Я улягусь старенькая в кровать С видом мудрости великой и теплоты. Ну, а рядом пуховое одеяло делишь ты: Тот же ласковый, нежный, добрый и с полувзгяда мой до счастливой яркости простоты. Я когда-нибудь захочу сажать огород… Да, о Боже, я захочу сажать огород! Чтобы внуков угощать помидорами целый год И закатывать банки запасливо и с душой, Ну, а ты-любимый, будешь смеяться со мной И болтать-болтать-болтать обо всем, ни о чем… Наперебой. Я когда-нибудь буду печь огроменные пироги… Да, о Боже, я буду печь огроменные пироги! И устраивать по-семейному вкусные четверги! Ну, а ты – родной, подшучивать над моей суетой, И над тем, как напыщенно-важно бываю я занятой, И над тем, что убежавшее тесто я называю бедой. И это «когда-нибудь» непременно случится с нами… Да, о Боже, это точно случится с нами! Мы любовь через всю жизнь! И с любыми ветрами! Мы – единое, милый! Давно уж семья сердцами! «А весна вовсю кричит в окно…» А весна вовсю кричит в окно: «Надевай пальто, сапоги из резины, шапку полегче, да шарф цветастый! Я пришла, я капелью в твои стихи, я по венам пением первых птиц. И совсем напрасно В печали ты и тоске. И мысли – мозаичное панно…» А весна спешит. Ей, как девушке молодой, светлоокой Хочется петь, кружить, танцевать, искриться. Самой нежной и тайной мечтой у кого – то в сердце сбыться. И разлиться теплом в засухе-разума быстрой рекой широкой. А весна не даст упасть. И не даст тревогам бить по живому. А весна за тебя. Весна за жизнь. За мгновение, радость, улыбки и за самого Бога, И за то, чтоб покинута навсегда была опостылевшая берлога. И за то, чтоб душа – открыто, мирно, искренне – к своему дому. Мышь – Придушить бы эту вечнонедовольную мышь! – Кого – кого? – Да эту гадину, которая сидит в засаде, когда все хорошо. Но, стоит только немного скиснуть настроением, как она несётся, течёт незаметно по венам, будоражит, портит, анализирует, режет разумным холодом и жрет, жрет, жрет… Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/valentina-spirina/zhenskaya-nelogika-devyat-zhizney/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 5.99 руб.