Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Маска великого зеркальщика. Мистическая повесть. Афоризмы и рассказы

Маска великого зеркальщика. Мистическая повесть. Афоризмы и рассказы
Маска великого зеркальщика. Мистическая повесть. Афоризмы и рассказы Геннадий Кожемякин Предлагаемая читателю книга вряд ли оставит читателя равнодушным. Мистическая повесть, мистическая быль, а рассказы и афоризмы, исполненные юмора и драматизма, самобытны и образны. Это седьмая книга автора, и практически все рассказы построены на реальных событиях, при которых автор присутствовал лично. Маска великого зеркальщика Мистическая повесть. Афоризмы и рассказы Геннадий Кожемякин © Геннадий Кожемякин, 2019 ISBN 978-5-4496-2246-4 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Лицо под маской со стразами Медовый день влюблённых Близился Новый Год! Самый весёлый из праздников! И самый, эдакий, с «таинствинкой»… Александр и Александра лишь недавно познакомились, а говорят, это хорошая примета – познакомиться под Новый Год. Да и сам праздник в таких случаях, носит некий сказочно-трепетный привкус. Почти как в детстве! Они перезванивались целыми днями, а вечера проводили вместе. Как, впрочем, и ночи. Оба взяли на работе отпуска, что не особо возбраняется начальством в декабре. Сама погода, казалось, специально благоволила им! Такой светлой, солнечной зимы не наблюдалось давно. Или нашим друзьям так казалось со счастливого пьяна? Им всё нравилось друг в друге: и социальное положение и высокие доходы (он был чиновником районного уровня, а она заведовала складом на мясокомбинате). А внешность? – спросите Вы! Его точёное начальственное лицо, с волевым подбородком, властный голос доминантного самца – лишний раз убеждали Александру, что – это именно её выбор! Жан Габен, в момент ограбления банка, словно бы сошедший с экрана! Со своей шикарной отдельной квартирой в районе улиц Парковых, автомобилем «Порш Кайенн» и вполне ещё приличными годами. Повезло бабе, прямо скажем! До встречи с ним, она могла принять в качестве интимного друга, лишь, скажем, разведённого министра путей сообщения. Но она-то зачем министру? Тем более, что в последние годы пошла странная мода на молодых министров… От горшка два вершка, за плечами институт и… уже министр. Хрипит что-то с экрана. А толковые, знающие жизнь люди – десятилетиями в «завсклады» выбиваются. А потом годами цепляются за это место… Её буквально бесило, когда такой хлюпить начинал что-то вещать по своей отрасли, а внизу появлялась строка, что это, дескать, министр такого-то, растакого и тд. Александр Александрович был совсем другим. Именно такими были серьёзные начальники в её юные годы и на них равнялась она, в своё время, обучаясь на факультете Товароведения. Рослый, фактурный и… Как бы подобрать поточнее слово… Состоявшийся! Так теперь говорят. Он тонко скрывал род своей деятельности, но было видно, что если он и не военный, то в гражданском измерении соответствует полковнику полиции или подполковнику ФСБ. Женщины всегда это тонко чувствуют. К тому же он был совсем ненамного старше Александры, а это радовало. Или, лучше сказать – льстило. Если бы при всех своих достоинствах он оказался староват, ушли бы остатки романтики в их отношениях. А дамы умеют ценить это всю жизнь. Итак, Александр Александрович сумел покорить сердце и разум томной Александры. О своей работе, Александр загадочно молчал. – Со временем, она, возможно, узнает, что я хозяин обычной автомойки… Но спешить с этим не нужно, шарм пропадёт! – размышлял Александр. Дело в том, что он действительно хотел семьи, стабильности и, если хотите, надёжного тыла. Мало ли, что в жизни бывает! А тут – склад готовой продукции Мясокомбината в кармане! Продавец масок Сегодня в театре давали «Сильву». Был канун Нового Года. В фойе странный субъект метался от посетителя к посетителю предлагая купить золотистые и серебристые театральные маски. – Собирающимся создать семейный союз – маски в подарок! – выделывая странные кренделя ногами. Дело у него, почему-то не шло на лад. Молодёжь посещает классику пореже «авангарда», а если и посещает, то никак не с потенциальной второй половиной, да и срок от первого поцелуя до брака вырос в разы за последние десятилетия… Карьера, карьера и ещё раз карьера, будь она неладна! – Неужели, чёрт возьми, среди Вас нет желающих вступить в новом году в законный брак!? – верещал субъект нелепо отклячивая зад в полупоклоне? – Вот, к примеру вы, молодые люди! Я вижу, что вы влюблены… Э-э… Насколько это возможно в вашем прагматичном возрасте! Вам и карты в руки! С этими словами он протянул руку к апельсиновой сумочке Александры и ловкими, узловатыми пальцами выхватил оттуда жмень карт, мгновенно распорядив их веером. – Откуда у меня в сумке карты!? – удивилась Александра, а торговец уже разводил! – Итак, тянем! «Картинка» – покупаете маски! «Шваль» – я дарю их вам бесплатно! Прошу заметить, что оба экземпляра украшены стразами от Сваровски! Ну же! Вы ничем не рискуете! Ведь я Великий Зеркальщик! – добавил он непонятно к чему. Но именно этот довод возымел действие на Александру и она смело выдернула из колоды карт… Шестёрку пик. «Швальнее» – некуда! Александр, неожиданно для себя, радостно захлопал в ладоши, а странный даритель казался сконфуженным. – Может всё-таки… Э-ээ… По тысяче хотя бы заплатите… У нас отчёт знаете ли… Конец года… – Уговор дороже денег! – отчеканил Александр! – Мы не благотворительная организация! И не долго думая, несколько насильственно, принял из рук недотёпы обе маски. Ай, хороши! – Вас наверное удивит, что маски придутся Вам впору, будто на заказ… Но я, ведь, говорил – я Великий Зеркальщик! – Это прекрасно! – сказал Александр. А как насчёт по стопке коньячку!? За почин, так сказать. К тому же вы… В некотором роде… финансово пострадали. – Очень! Очень пострадал! – бестактно кивнул Очкастый. – Сваровски стразы, знаете ли, на дороге не валяются! Давайте Ваш коньяк, душа болит! Александр запустил руку во внутренний карман пиджака и ловко извлёк плоскую флягу «Дагестанского», трёхзвёздочного. – Всегда с собой ношу. От сердца помогает! – прорекламировал он, несколько перегревшуюся бутыль. – Давайте, давайте! – пробормотал Очкастый, в свою очередь, бесцеремонно забирая у того бутылку. Сноровисто отвинтил колпачок и… приложился к горлышку. Жидкость ушла как в воронку. Утерев рукавом губы, Очкастый по-хозяйски извлёк из сумки Александры свежий, ароматный мандарин и смачно закусил распространяя благоухание. – Откуда, интересно, у меня в сумке мандарин!? – удивлённо подумала Александра. Меж тем чудак вернул Александру пустую бутылку, как-то некстати отрыгнул и сказал: – Домой торопиться надо. Пока не догнало. Мандарин не закуска, супротив бутылки «Дагестанского». А в метро теперь лютуют. Эти… Он сделал несколько нетвёрдых шагов в сторону выхода, вдруг остановился и деловито подняв указательный палец проронил: – Инструкцию читайте! Она у Вас в прогамке. В инструкции вся сила! Я… Это… Великий Зеркальщик! Смотрели «Королевство кривых зеркал»? Тото же… И напевая: «В каааралевстве кривых зеркааал, ми-ллион отражений чужииих… Яааа нашёл тебя среди ниииххх… Кха-кхе» – покинул театр. – Странный он какой-то! – молвила Александра, исподволь любуясь масками. И, вдруг, лисьим голосом спросила: – Сашенька… А какая маска моя? Золотая!? – Ну, разумеется! – отвечал Александр горделиво подбоченясь. В нашей семье, у тебя Всё будет золотое! – Особенно муж! – хихикнула Александра. Они и не заметили, что в фойе никого нет. Зрители, понятно, пошли на сеанс. Но, интересно – где хоть кто-то из персонала театра? – разом смекнули они. – Да этот Очкастый просто подкупил вахтёрш и прочий персонал! – молвил Александр. Торгует вещами недешёвыми. А ну, как возьмут опера? А свидетелей-то и нет. Да и старухам меньше гимора! – резюмировал он. – Пойдём потихоньку на спектакль? – спросила Александра. – А на черта он нам сдался?! – сердито ответил жених. – Ты же прекрасно видела, что я без коньяка остался! Мне без коньяка прикажешь на сцену пялиться часами? Я и с коньяком-то на спектаклях засыпаю. Работы в последнее время много. – Всё-то ты у меня в трудах, всё в заботах! Аки пчела! – проворковала Александра. Оба умильно улыбнулись друг другу. Тогда домой! – заявила Александра. – У нас картошечка со свининкой! Селёдочка под шубкою… – Истину глаголешь! Только сперва в магазин! Коньячка прикупим под свининку! Литра два-три, чтобы потом не бегать! Страшная примерка – Катанянов надо пригласить… – вслух рассуждал по-дороге домой Александр. (Ему не хотелось пить «в одну харю»), он почитал себя интеллигентным человеком и знал, что первый признак «быдлячества» – выпивание в одиночку. Жена не в счёт. С ней всё равно, что со стенкой пить. – А, и пригласить! Что одним париться! – поддержала Александра (очень ей хотелось похвастаться ослепительным приобретением). Катаняны были беженцами, осевшими, как водится, в Москве, а не на исторической родине. Проживали они в общежитии и относились к обладателю «чаши полного дома» – Александру Гуськову, с гордым почтением. Можно было не сомневаться, что они откликнутся. Однако Катаняны не пришли. Они ещё со вчерашнего дня уехали к Геворкянам. А может и по-просту не захотели, услышав по тембру голоса приглашающей стороны, что «там уже все в порядке». Итак, праздновали вдвоём. Когда салат под шубой был уничтожен, выключили свет и в полумраке праздничных огоньков неспешно закружились в танце. Под незабвенного Поля Мориа. Плюньте в лицо, тому кто говорит, что нет любви и романтики после сорока! Если Это в вас есть, то Это присутствует всю жизнь! Если же – нет, так значит – никогда и не было. Сделав ловкий пируэт Александра сдёрнула с трельяжа свою золотую маску и эффектно водрузила на лицо. Александр зашёлся в любовном восторге! – Умеет же, ох умеет! Не прогадал я! – восклицал он про себя. Коньяк радовал мысли и они, как газмановские скакуны, словно искры зажгли эту ночь… Женщины тонко чувствуют момент. Александра не была исключением. Сорвав маску она страстно припала к губам Алексанра Александровича. Он совершенно не умел целоваться и откинув голову она весело расхохоталась. – Ещё по коньячку!? – спросила она, стараясь придать лицу томное выражение. – Неет! Неет! – вдруг заорал Александр Александрович пятясь от неё прочь. Александра, аж подскочила от неожиданности! – Саша, что… Договорить она не успела. Повизгивая от страха, Александр Александрович в отчаянии бросился на неё молотя кулаками по лицу. Жутко крича она кинулась прочь и закрылась в другой комнате. – Идиот! Кретин! – Доносилось оттуда. Тебе ж совсем пить нельзя! А ведь закусывал! Шубу съел! Александр же бросился в обратном направлении и очутившись в спальне закрыл дверь на ножку стула. Руки его тряслись, он что-то бормотал, периодически поминая – «Господа нашего, Иисуса» Немного придя в себя он кинулся к столу и хватил бокал коньяку. Затем второй. Хотел закусить, но даже холодец не лез в рот. Тупо глядя в пространство, он уловил на полу давешнюю програмку. Кинулся к программке. – А может мы перепили!? Мысли путались. Програмка. На ней красовался вензель, а под ним надпись: Пъеса в двух частях. «Таинственная маска Великого Зеркальщика» С лицевой части программы, словно из зеркала на него взирал, давешний продавец масок. Лицо его было как живое! Вдруг он заговорил. – Успокойтесь любезный друг! Лучше сядьте в кресло и спокойно послушайте меня. Ну, во-первых, я Вас не сдам, так как в какой-то мере понимаю. Хотяаа… Бить даму… Во вторых – мне ещё понадобится лицо, точнее передняя часть черепа Вашей несостоявшейся супруги. Её впереди ждёт смерть… А рука у вас тяжёлая, Александр Александрович! Но это всё проза жизни, так сказать. В то время как Вы, свидетель Величайшего открытия современности. Так не будем осквернять его прозой. Итак! Вы не станете отрицать, что после применения моей маски облик Александры несколько… Эээ… Проиграл. – Не стану! – буркнул полуживой от пережитого и перепитого Александр Александрович. – Тогда, вперёд, любезный, к вершинам познания! – вскричал Зеркальщик воздевая указательный палец! – Зеркала издревле привлекают внимание мистиков и чародеев. Но я первый открыл взаимодействие зеркал и человека, на протяжении всей его жизни. Всем известна формулировка по-которой к двадцати годам человек имеет лицо, которое дали родители, а к пятидесяти – то, которое заслужил. Это, конечно, как бы шутка, но в ней глубокий смысл. Всё происходящее с нами постепенно отражается на лице нашем: гнев на шум соседский; умиление от накормленной собственными руками собаки; испуг при встрече с хулиганами в подворотне; радость при получении премии… Потеря кошелька с зарплатой… Подлянка сослуживцу по-работе, с целью занять его место… Да, абсолютно всё! И всё это подобно ингридиентам для приготовления пищи попадает в некую форму и служит впоследствии материалом из которого будет выделан ваш окончательный облик. Подавляющее большинство людей выглядели бы сущими чертями. Не будь на свете зеркал. И люди, вольно или невольно, призвали в союзники зеркала всех мастей. Регулярно глядя в эти зеркала, они видят своё отражение и невольно, спонтанно, корректируют его. При помощи мимики. По нескольку раз в день они придают своим лицам более осмысленное, доброе, благожелательное выражение. А придав, удовлетворённо идут на работу, прогулку, свидание. И, этот фортель не проходит для их физиономий даром. Подобно тому, как человек тренирующийся регулярно, улучшает осанку и мышечный корсет! Сам того не ведая, человек изобрёл средство позволяющее ему улучшать… Да, что там говорить – попросу скрывать своё истинное лицо. А тут ещё контрастные души и прочие примочки… Они особенно в чести у дам и мужчин последнего всплеска молодости. И, вот, вместо гиеноподобного мурла – мы видим вполне респектабельного негодяя. Не лишённого отрицательного обаяния. Но это же обман природы! Что станет с природой если ягуар обретёт лик антилопы, а волк агнца!? Я много лет бился над этой проблемой, думал как вернуть всё на круги своя. Для начала мне удалось изобрести зеркала более-менее честно показывающие человеку его истинное лицо. Ведь Вы, конечно, замечали, что нет-нет, да попадётся вам зеркало, в котором Вы выглядите скверно, в которое не хочется даже смотреть? Особенно много их в современных подземельях, в Метро – например. То есть там, где Вы находитесь несколько поближе к царству Истины! Я приблизился к созданию Истинных зеркал, но что толку. Люди их просто игнорировали, или, хуже того, разбивали. Ничуть не задумываясь о последствиях. А ведь – это очень опасно! Хуже нет приметы. Поэтому хорошо подумайте, прежде чем примерить мою маску. Сняв оную, Вы приобретёте свой настоящий облик. И новое Ваше лицо наверняка окажется хуже прежнего. Во-всяком случае, если в душе Вы эгоист, трус и пакостник. А я подозреваю, что это так и есть! Чем вы лучше других? Вы когда в последний раз помогали старушке перейти дорогу? Вот то-то и оно! С уважением, Ваш Зеркальщик. Прочтя эту речь словно по-писанному, Зеркальщик исчез с обложки программки. Тупо повертев бумаженцию и так и этак, Александр обнаружил, что это просто сложенный кусок мягкого картона. Совершенно чистый и лишённый каких-либо изображений или слов… Золотая маска изгнанницы валялась на полу… Выпив коньяку, Александр отбросил «инструкцию» и решительно взял со стола серебряную маску. Подошёл к зеркалу. Как-то неуверенно посмотрелся в него.. Из зеркала на Александра взирало, благодушное, дородное лицо из тех, что играли когда-то в театрах – купцов-меценатов. Затем начальников Главка. А теперь играют полковников полиции или, скажем, авторитетных бандитов. Александр усмехнулся отражению. Отражение ответило ему тем же. Вообще-то Александр трусом никогда не был. Он не раз шёл наперекор судьбе… Но главное – он совершенно искренне считал себя, если не святым, то – идеалом современного мужчины. Повертев маску в руках, он решительно подошёл к столу и смело допил коньяк не закусывая. Залихватская прыть разлилась по жилочкам. Немного пошатываясь, Александр подошёл к зеркалу. Повёл плечами и напряг шею. – А ведь, вылитый Иван Поддубный! – сказал он вслух и широко, по чемпионски улыбнулся. На мгновение ему показалось, что «двойник» и не подумал улыбаться в ответ. Или нет? – Вот, только стращать меня не надо! – пробормотал Александр и, на всякиё случай, тщательно оглядев маску изнутри, решительно нахлобучил на упрямую, волевую физиономию. Маска легла как влитая. Казалось будто кто-то снял перед этим гипсовую маску с его лица, на манер покойника, и соорудил эту, со стразами от Сваровски… Александр почувствавал необыкновенную тяжесть в ногах, доплёлся до дивана и прямо в маске ухнул в мягкую подушку. О том, чтобы раздеться не было и речи. Через минуту он надсадно храпел. Ему снился продавец масок, который был почему-то в одежде клоуна и изгнанная Александра… Она снимала своё пострашневшее лицо и говорила: – Дурак ты, Саша! Это ж я маску такую нацепила незаметно! А на самом деле лицо моё красоты ангельской! Но тебя черти всё равно припекут, за то, что над любовью моей надругался и выставил вон! Тревожен и чуток стал сон Александра и вскоре он проснулся. Хотелось коньяка. Соскочив с дивана, он наощупь зажёг ночник и… увидел своё отражение в зеркале. В маске. Охнув, было с перепугу, он, однако, быстро вспомнил цепь вчерашних событий и пришёл в себя. Однако он был бы не против, чтобы всё это представление оказалось сном. Воровато озираясь он подкрался к бару и извлёк новую бутылку «Дагестанского». Налил аж полстакана – для храбрости! И маханул не снимая маски, конфигурация чёртова изобретения, позволяла это. Дрожь в ногах быстро улеглась. Он плюхнулся обратно на диван и вновь увидел своё отражение в зеркале. И закричал не своим голосом. Рядом с его изображением в маске отчётливо проглядывало его же собственное изображение без маски. Благообразное, дородное, преисполненное достоинства. – Видите ли, Александр! Ничто и Никогда не исчезает бесследно. Вот и Ваш прежний облик будет храниться в анналах Зазеркалья. Дело в том, что он уже не принадлежит Вам… – Кому же он принадлежит!? – запальчиво перебил Саша. – Коньяк всё-же укрепил его дух. – Вечности… Только тут, Александр понял, что разговаривает непонятно с кем. Это было так дико, что он стал ходить по квартире в поисках собеседника, стараясь, однако, не смотреть в сторону зеркала. – Я бы не советовал Вам искать меня, это бессмысленно и попахивает психбольницей! – продолжал голос. Просто поживите пока в Маске. В противном случае Вы можете свихнуться. Проще говоря, Вам нужно подготовиться к своему новому лику. Или, если угодно, роже. Ведь маска не мешает вам, верно? – Не мешает! – пробурчал Александр, наливая себе ещё полстакана. Залпом! По-гусарски! Те-рем-те-те! – воскликнул он как завзятый рубака лёгкой кавалерии, и тут же повалился на диван. Через минуту он снова храпел. Ему снилась лихая гусарская пирушка, которая как-то переросла в маскарад, где все были в масках и почему-то голышом… Бывшее отражение Александра укоризненно посмотрело на него из недр зеркала и тихо растворилось… пробуждение было лишним Опорожняя стакан за стаканом, Александр каждый раз давал себе слово снять постылую маску, но никак не мог решиться. Распалённое алкоголем воображение рисовало ему такие картинки, что не то, что снять маску… Ему хотелось прикрепить её намертво. Было ясно, что ехать в город, нельзя ни в маске, ни с тем лицом, что появится из под неё. Бедолага подошёл к бару и извлёк из него початый блок «Мальборо», который держал для гостей. Сам он не курил уже лет пять. Решил, в своё время, поберечь идущее на убыль здоровье. Никогда он ещё не курил так жадно! Казалось, полежавшие с пару лет сигареты стали, по-принципу выдержанного коньяка – только лучше. Табачок потрескивал при каждой затяжке и понемногу «устаканивал» мысли. Размытые обилием выпитых стаканов. К концу котовасии, Александр перешёл именно на стаканы. Рюмки стояли рядом, но спросом не пользовались. Да оно и не удивительно, когда на тебя пялится из зеркала твой двойник, в то время как лицо твоё скрывает треклятая маска! Курить натощак и с тяжёлого похмелья – хорошо! – Первую минуту… Вскоре Александр впал в состояние прострации и услышав женское покашливание в коридоре, лишь повернул голову на звук. В коридоре никого не было. – А всё-таки интересно, какое у меня Настоящее лицо? – размышлял он, наливая новую порцию коньяка. – Ничего такого, особо уж страшного, я в жизни не совершал. Ну, животных в детстве мучал… Изнасилование было… Какое-то дурацкое… Деньги у родителей таскал… Ну, так это всё до двадцати лет! А в двадцать-то мы ещё имеем то лицо, что нам дали родители! Так, вроде Он сказал? Или не он? Нет, философ какой-то! Хома Брут, чёрт его дери… Нет, надо проспаться! А то… Не ровён час… Он ткнулся маской в тарелку с заливным и тут же захрапел. Очнулся он на собственном диване оттого, что кто-то его раздевал. С трудом приоткрыв глаза, он увидел перед собой лицо сущей ведьмы. Дама напоминала ему крысу, которая только что выползла из норы и принюхивается к обстановке. – Кто ты? – обречённо прошептал он, понимая, что его тело онемело и не подаёт признаков жизни. – Не узнаёшь? А я ведь к тебе навсегда пришла! Изволь любить какую есть! С фингалом не нравлюсь? А ты бы меньше пил и руками размахивал! – Александра!? – прохрипел поражённый Александр. – Ты ли это? – Я-я! Всю ночь холодные компрессы делала. Наощупь, чтобы тебя, психа не тревожить. Не знала, что ты такой дурной, когда выпьешь много. Александр смотрел на это крысиное лицо и видел натуральную крысу. Только гладко выбритую и с фингалом. Ему хотелось скинуть её прочь, убить, растоптать, но тело не слушалось его. В памяти смутно всплыла история, как, ещё студентом, в общаге, он проснувшись, обнаружил около своего лица крысу. Как заорал и отшвырнул её одним шлепком. Крыса слетела на пол, но не убежала, а замерла под столом, продолжая буравить его бусинками глаз. И это было самое страшное. – Дай коньяку! – прохрипел Александр. Впрочем не столько ради коньяка, а понимая, что это заставит чудовищную Александру слезть с него. – С нашим удовольствием! – проронила Крыса-Александра. – Может очухаешься немного… Она натужно сползла с дивана (причём Александр словил себя на мысли, что проверил не растёт ли у неё из копчика хвост. Хвоста не было) – Сейчас мы коньячку… Аааааа! Что за чертовщина, вдруг завопила Александра. В зеркале она увидела себя и какую-то мерзопакостную бабу. – А это ты голубушка! В своём натуральном обличье! – заунывно сообщил ей Александр. – Я – вот! Рядом! А эта тварь… Не договорив, Александра-Крыса рухнула на пол, тяжело ударившись об угол тумбочки затылком. Смерть была мгновенной. Этот эпизод вернул силы Александру и он быстро накрыл мёртвое уродство одеялом, сам налил с полстакана коньяку и мгновенно выпил. Пробормотал вдогонку, что-то наподобие – «Земля тебе пухом». Ему показалось, что он запорол косяк, выпив наперёд поминальных слов. Поэтому он быстро исправил ошибку, налив ещё и со словами: «Не чокаясь», хватил ещё с полстакана. В глазах быстро помутнело, а на душе воцарился относительный покой. – Тело надо как-то убирать! – размышлял между тем, Александр. Ну, руки, ноги и голову – я без проблем отсеку, не зря мясником начинал. А с туловищем придётся повозиться… А ведь её рожу-то никто не опознает. Хоть сейчас, по частям в мусоропровод кидай. Потом мусором присыпал бак и амба! А на свалке – ищи-свищи! Внезапно кто-то дёрнул его за штанину. Это была рука Александры вылезжая из под покрывала. – Коньяку дай! – прохрипела она. – Надо рану промыть. Александр схватился за сердце и повалился на пол. Про промывание раны он уже не слышал. «Ибо сказано: Женщина – тварь живучая» Выползая из под покрывала, Александра старалась не смотреть в зеркало. Глядя на завалившегося на бок Александра, она поняла, что он мёртв. А мёртвым деньги не нужны. Вскоре она нашла туго набитый бумажник крокодиловой кожи и лишь затем плеснула в пригоршню коньяка и промыла рану. Защипало так, что она взвизгнула. Затем она сама выпила рюмку и решительно подошла к зеркалу. На сей раз в нём отражалась только нынешняя Александра. Отшатнувшись, она всё-же сделала несколько пассов руками, словно бы гоня прочь зеркальную тварь. Отражение повторило движение её рук. Сомнений не оставалось – это было её отражение. Не веря до конца в происшедшее, она подбежала к своей сумочке, торопливо достала косметичку и извлекла карманное зеркальце. Чуть помедлив поднесла его к лицу. На неё взирала страхолюдина, каких ещё поискать. – Ничего, тут и на пластическую операцию и на реабилитацию хватит! – пробормотала Александра умильно перебирая бумажник «директора Главка». В конце-концов – это он меня втянул в эту гнусную историю. Внезапно её вырвало прямо на ковёр. Это были явные последствия сотрясения мозга. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/gennadiy-kozhemyakin/maska-velikogo-zerkalschika-misticheskaya-povest-afor/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 160.00 руб.