Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Московские рассказы Денис Мокка Книга о простых героях большого города. Для тебя и для меня. В каждом из них есть немного каждого из нас. Каждый рассказ – частичка прожитого вместе с ними дня. Возможно, вы где-то в городе встречали этих героев. Они живут среди нас в простых московских районах. Вы сможете прогуляться с нашими героями в парке, увидеть жизнь района, сходить вместе с ними на работу, и, кто знает, может быть, один из них ваш сосед. Кроме того, один день своей московский жизни прожить их эмоциями и чувствами, и узнать себя немного лучше. История 1. Григорий Григорий терпеливо собирал жучков и прочую живность, которую он нашёл под корягой в парке Сокольники. Погода этим летом была замечательная. Днём воздух прогревался до двадцати трех градусов тепла. Было и не жарко для большого города, как Москва, и не холодно для жителей, которые устают от девяти месяцев ежегодной зимы. В поисках биологического материала для исследований Григорий уже успел обойти половину парка. Он шел по парку, отдыхал и мечтал, но одновременно и работал. Он был очень наблюдательный. Во время прогулки по аллее парка его глаза записывали целый фильм лишь от небольшого дуновения ветра. Справа шевельнулся куст, наверху шепчутся берёзы, где-то пролетел дрозд. Сзади городские жители, обитатели этого дома, судачили своим чириканьем новости города. Дятлы обсуждали новые деревья в центре Москвы, вороны планировали налет на помойку с раздельным сбором мусора. «Удобно, – думали они, – теперь не надо пищевые отходы отделять от упаковки». Кукушки жаловались на новую плитку, которая медленно замещала лесные тропы. И лишь одни воробьи, как жители Древнего Рима, активно обсуждали сплетни и новости. Григорий никогда не слушал музыку, считая шум леса самой идеальной мелодией жизни. Наверное, ни Моцарт, ни Бах не могли написать таких же произведений, как каждый день сочиняет лес на своих инструментах. Оркестр природы играл тишину, лёгкий миг равновесия и спокойствия. Проходя в этот момент мимо золотого пруда, Григорий отмечал, что вода была прозрачной и гладкой. Отчётливо было видно дно, отчётливо выстраивались мысли в его голове, его жизненный путь. Григорий осознавал, что занимается любимым делом и наслаждался этим. Симфонию тишины потревожил ветер, и тут же разыгралась драма. Деревья стали тревожно шуметь, листья с деревьев поднялись в последний полет, чтобы долететь до земли и навсегда остаться на ней. Пруд, казавшийся две минуты назад центром просветления и уединения, стал бурным морем. Вода стала буйной и неспокойной. «Наверное, будет дождь», – подумал Григорий. Это было утро в парке. Жизнь уже била ключом. Григорий специально выбирал утреннее время, чтобы почувствовать всю энергетику и спокойно собрать необходимый материал. Григорий с самого детства мечтал стать биологом и всю жизнь следовал своей мечте. Сначала в детском саде, пока все дети играли в песочнице, он искал жучков и червячков. Потом уже в школе – лучше всех знал биологию и химию. Это и стало его выбором для поступления на биологический факультет Московского Государственного Университета. Затем работа в научно-исследовательском институте. Для любого человека сбор насекомых кажется идиотским и бесполезным занятием. Вместе с тем Григорий выбрал для своей деятельности очень трудную и емкую задачу. Он собирал образцы насекомых и с помощью биоанализа искал, что влияет на их жизнь и выживаемость в условиях плохой экологии города. Он думал, что ответ на этот вопрос поможет и людям. Ведь наличие формулы таких веществ открывает безграничные возможности для лечения болезней и сохранения красоты людей. Работа была трудная и кропотливая: каждое утро идти в парк и собирать насекомых, а уже в обед с помощью специального оборудования и техники искать то самое вещество. Это было сродни поиску клада на необитаемом острове. Шансов мало, но мечта найти это вещество нивелировала возможную неудачу. В такие моменты Григорий чувствовал себя Колумбом, который все-таки однажды нашёл Америку. Природа в этот момент придумала свой новый микс: сначала ветер, потом тишина, потом лёгкий ветер и опять полная тишина. Кажется, она экспериментировала, пока не было людей в парке. А уже вечером представить на радость жителям города очередной шедевр. «Надо бы посмотреть под тем упавшим деревом, – подумал Григорий, – там точно будут ещё насекомые, которые так необходимы. Еще две баночки – и задача на сегодняшнее утро решена, а я отправлюсь в лабораторию». Собрав две баночки биологических образцов, Григорий отправился в лабораторию. Она находилась не так далеко от парка Сокольники, всего пару-тройку станций на трамвае. Утро в Москве было в самом разгаре. Жители города только проснулись, а Григорий уже успел насладиться утренней природой в парке, энергией и солнцем, которое зачастую так редко светит в Москве. В трамвае в этот ранний утренний час было немного пассажиров. Григорий обычно не обращал внимания на них, ему не интересны их лица. «Большинство жителей города прожигают жизнь, работают не тех работах, – обычно размышлял он. Если бы все в мире занимались тем, что они любят, и тем, что им нравится, то мир был бы другим. В таком мире не нужны были бы деньги, не нужны были бы связи. Все жители такого мира, независимо от стран, были бы счастливы. У каждого жителя на этой планете есть свое предназначение. Но большинство тратит свои силы, талант и энергию не на то. В этом мире власти создали систему, в которой духовные порывы и талант человека уничтожаются. Развитие своего таланта и работа с энергиями в конечном счёте сделают ненужными власть и государства. В мире не нужны будут границы, не нужна сила. Каждый житель планеты будет знать своё место и, что можно и что нельзя. Наконец-то заработает высший закон вселенной». Такие мысли крутились в голове у Григория. Параллельно с ними в голове культивировались идеи о том, как произвести анализ новых образцов. Каждый раз Григорий применял новые методы исследования. Рано или поздно такой поиск даст свои результаты. Конечно, у Григория не было лаборатории, оборудованной по последнему слову техники. Но энтузиазм и любовь к работе могли принести результат. Неважно, есть ли у тебя необходимые средства, талант и усердие – сама вселенная даст результат. Остановка «Большая Ширяевская улица», – прозвучало в динамике, и Григорий направился к выходу из трамвая. Выйдя из него, Григорий ощущал утреннюю энергию. В его голове звучала музыка. Он шел по улице и наслаждался каждым шелестом листа. В лаборатории пока не было сотрудников, кроме дежурившего охранника. Он буднично поприветствовал Григория взглядом: опять ты, не надоело тебе в такой ранний час приходить на работу? У охранника, как и у всех других представителей этой профессии, было непонимание, зачем приходить заранее на работу, если за это не платят дополнительных денег. Григорий прошел мимо строений, мимо гаража и вошел в здание лаборатории. Он открыл дверь, так как еще никого не было внутри. Он вошёл в помещение, поставил баночку с образцами на стол. Поставил чайник и решил минуту насладиться моментом. Такой отдых, который длился короткое время, наполнял его новой энергией и новыми мыслями. Чайник буднично засвистел, и Григорий его отключил. Он насыпал зеленый чай в заварник и залил его кипятком. Тут же он его вылил в другую ёмкость. А затем уже в кружку, которая была поставлена на стол. Поочерёдно были включены электронный микроскоп, а также специальное устройство для биологического анализа веществ. Григорий начал свою работу в лаборатории с анализа вчерашних результатов. «Это не то, – думал Григорий. – Здесь я не так принял в расчет существующие формулы», – продолжал анализировать он результаты. Вчера не получилось найти необходимые связи, но ничего страшного, продолжу сегодня их искать. Григорий целый час в тишине поочерёдно загружал в микроскоп пластинки с жучками и червячками. После каждого исследования он делал записи в своём журнале и на компьютере. Двойные записи, по его мнению, позволяли сохранить результаты, а также оставляли возможность их переосмысления в момент повторного их внесения. Результаты множились, а в лабораторию постепенно начали приходить коллеги Григория. Большинство из них не разделяли его энтузиазма. Лаборанты-исследователи, которые еще учились на последних курсах университетов, считали, что за такую маленькую зарплату идиотизм – столько работать. Григорий прекрасно знал об их мнении, однако спорить с ними он считал бесполезным. Ведь найти работу мечты и получать от нее каждый день высшее наслаждение – великий дар, данный свыше на твоём жизненном пути. – Привет, Григорий, – сказал лаборант Олег, – как дела? Опять с утра собирал новые образцы? – Доброе утро, Олег, – ответил ему спокойно Григорий, не отрываясь от микроскопа. – Конечно, собрал. Что ты такой невыспавшийся? – обратил он внимание на состояние Олега. – Тусил до ночи, справляли день рождения друга. Ладно, я пойду, посплю часик в подсобке. – Как угодно, как выспишься, приходи, у меня к тебе есть несколько заданий. – Опять жуков очищать от шкуры? – засмеялся Олег и ушёл спать. Григорий понимал, что он мог спокойно заставить работать Олега как его подчинённого. Вместе с тем он считал, что делать свои обязанности надо в хорошем настроении и полным сил, чтобы можно было достичь максимального результата. Поэтому обычно Олег спал полдня, а потом действительно помогал Григорию, который всегда считал, что залог достижения отличного результата – позитивное и доброе настроение. Минут через десять пришли другие ученые-исследователи, которых было всего пять в лаборатории. Все они работали над другими проектами, и в принципе они понимали идею Григория. Они считали, что такой результат можно получить. Однако способ его достижения путем исследования парков Москвы вызывал у них недоумение. Остальные члены лаборатории работали над своими проектами, больше связанными с биоинженерией. Реализация их в будущем может помочь им перейти на работу в крупные компании или уехать за рубеж. Лаборатория, расположенная в уютном уголке парка Сокольники, находилась в ведении какого-то научно-исследовательского института. Ее оборудование было не новым, но и не архаическим. Она получила оборудование еще в 2000-х годах от спонсора. С тех пор в ней ничего не менялось. Сотрудники лаборатории мечтали о новом оборудовании, но было бы чудом, если бы им его подарили. В научно-исследовательском институте ходило все больше разговоров о необходимости закрытия предприятия, так как пользы от неё не было. Прорывных достижений она не давала. Текущие же исследования требовали длительного времени, а руководству института это не нравилось, так как результаты сейчас были нужны для отчётности и эффективности. – Привет, Григорий, – поздоровался другой исследователь Максим Игоревич. – Доброе утро, – встал со своего места и подошёл к нему Григорий. Максим Игоревич был опытным сотрудником и завидовал энтузиазму и старанию Григория, так как в молодости был таким же. – Игоревич, глянь, что можно сделать со вчерашними результатами, – протянул листок бумаги Григорий. – Посмотри внимательнее вот это вещество, – показал пальцем в списке Максим Григорьевич, – возможно, подробное его исследование во взаимодействии с другими элементами позволит тебе выйти на новый уровень работы. – Ты как всегда направляешь меня в нужное русло! – с позитивом и улыбкой ответил ему Григорий. Он с воодушевлением стал претворять в жизнь совет своего старшего товарища. В момент получения очередного анализа крыльев жука на специальном оборудовании в лабораторию пришла Маргарита Павловна, опытная сотрудница, которая уже много где поработала. Она была на пенсии, но все равно продолжала ходить в лабораторию. – Опять ты своих жучков смотришь, – кряхтящим голосом обратилась она к Григорию. – В мои времена мы действительно занимались наукой. – Маргарита Павловна, я все ваши книги прочитал, ваши исследования изучил, а прорыва там не было, – по-доброму ответил ей Григорий. – Плохо читал ты, – с доброй улыбкой возразила она ему. – Ладно, шучу я, хорошо, что есть такие увлеченные сотрудники, как ты. Хоть кто-то науку развивает. – Спасибо, Маргарита Павловна. Вы чем занимаетесь? – Я, сынок, изучаю биологический состав земли и полимеров, смотрю, как сделать, чтобы они там спокойно и быстро разлагались в почве. На западе уже вовсю идут такие исследования. Даже что-то уже придумали. А у нас тишина. Вот на этом оборудовании из прошлого пытаюсь что-то сделать. – Удачи вам, я тоже посмотрю сегодня – завтра. Может, придумаем что-то новое. – Работай, я пошла к себе. Григорий снова уткнулся в микроскоп. На часах было девять, а он успел посмотреть только пятнадцать образцов. И это с учетом того, что он не сравнивал их с предыдущими результатами. У него уже была целая таблица, в которую он вносил все результаты. Она велась в «Экселе». У него все не доходили руки сделать программу, которая автоматически бы вычисляла и сравнивала результаты. Он знал, как ее создать, но времени всегда не хватало. Григорий не мог остановиться с анализами биологических веществ на крыльях и лапках жуков. Так незаметно прошел целый час. Григорий не замечал как течет время, как это бывает, когда занимаешься любимым делом. В одиннадцать часов он решил немного перекусить и попить чаю. Он позвал Максима Григорьевича для этого дела. И тот с удовольствием согласился. – Слушай, но вот объясни мне, Григорий, когда уже починят нашу лабораторию? Ты же молодой, придумай что-то. Давай напишем петицию, обращение какое-нибудь. – Не, не мое это дело и не наше. Если не обновляют лабораторию, значит, нет денег. – Как нет? Ты видел, на чем директор института ездит, а какая у него зарплата? – Я слухами не интересуюсь. – А лучше бы ты интересовался. Я три года выбивал себе новый микроскоп электронный. Наконец-то уже нашлись деньги. И знаешь, что? Они кинули меня в последний момент. – Значит, было что-то нужнее микроскопа. Можно и на этом оборудовании показывать достойные результаты. – Ты, Григорий, меня удивляешь. Ты молодой, уже набравшийся опыта и такие вещи говоришь. Ты не думал поехать куда-то в более достойное место для твоих исследований и знаний? – Мне и тут отлично. Все устраивает. Ты какой-то злой в последнее время. Надо везде видеть позитив. Вот, например, твой старый микроскоп: ты сначала на нем покажи результат, а не отвлекайся на слухи, которые ничем не подтверждены. – Это ты, пока молодой, так рассуждаешь, через лет десять по-другому заговоришь. – Я буду постоянно развиваться. Это залог жизни и интереса к ней. Вот, Максим Григорьевич, что вы делаете по вечерам дома, сегодня, что, например, планируете? – Я что? Как обычно: приду, поем, дочитаю сегодняшние газеты. Потом телевизор посмотрю и пойду спать. – А что вы в телевизоре находите? Что полезного? – Как что, а новости, прогноз погоды? Без них и не проживешь. Как в других странах дела. Очень важная информация. – Ладно, Максим Григорьевич, чаю попили – пора и за дела приступить. – Иди, поработай, – ответил он ему. Поработав еще один час, до начала первого, Григорий понял, что немного устал и что пора пойти пообедать и проветрить свою голову. Григорий оказался неоригинален и решил в очередной раз пойти в парк. На обед были макароны и куриная грудка, которую он приготовил накануне вечером. Григорий любил готовить дома, так это было вкуснее, а также намного экономнее. Он не грел еду, а ел ее комнатной температуры. Для обеда выбрана лавочка на аллее в хорошем теньке. Григорий уютно присел, достал из сумки контейнер с едой. Открыл он его не сразу, а перед этим насладился видом природы – посмотрел по сторонам. Справа он заметил пару дроздов, которые тоже трапезничали в это время. Их блюдо было чуточку скуднее, чем Григория. Всего лишь один червяк, который за пару секунд превратился в две половинки червяка, так чтобы две птицы могли наесться им. Слева же в ритмичном порыве листья на деревьях исполняли танцы под какую-то невероятную мелодию. То стремительно вверх, то резко останавливались, то они все вертели своими попками, то обнимались. Григорий минуты две смотрел на них, потом он пытался угадать мелодию, под которую они танцевали. – Может быть, Моцарт. Грачи, которые были справа, подсказывали ему, правильно ли он думает. И они лишь покачали своими головами, подумав, как можно было так даже близко не попасть в цель. – Ладно, ребята, еще одна попытка, – разговаривал Григорий с дроздами. Как насчет того, что они танцуют под Bee Gees? Дрозды несколько секунд подумали и дали ему понять, что этот ответ тоже неправильный. – Ребята, от вас ни одной подсказки, дайте хотя бы одну. Дрозды молчали. – Уговорили, еще две попытки – и мы заканчиваем игру. Вы, молодцы такие, поели, а я еще сижу голодный – с небольшой обидой высказался он пернатым товарищам. Так, третья попытка, и, думаю, это Вивальди «Времена года. Лето». Один дрозд взял и улетел. Даже тебе это надоело, как обычно не подсказываете, я один все угадываю. Завтра поиграем тогда, раз ответа нет. Хотя это просто, может, природа сама перекладывает ноты и думает, как ей лучше спеть или сыграть. Она такая выдумщица. Дело дошло до открытия контейнера. Так как уже ничто не отвлекало Григория от обеда, он приступил к трапезе. Обед длился недолго. Для удовлетворения голода нужно совсем немного времени. К тому же Григорий питался энергией, полученной вследствие удовольствия от реализации своей работы. После обеда Григорий с новыми силами ускорился на работу, чтобы решить вопросы и проблемы, которые он себе обозначил на сегодня. Уже около его лаборатории, на Боровском шоссе, Григория чуть не сбила красная машина с девушкой-водителем. Автомобиль проехал на очень большой скорости. Девушка за рулем даже не сбросила газ перед пешеходным переходом. Вот эти люди, о чем они думают? Спешат туда, спешат сюда. Только скорость в голове, мысль сменяет мысль. Никто даже и не обдумывает до конца все свои мысли. Сколько людей лишают себя возможности дышать, чувствовать. В машине на такой скорости ты не увидишь красивой птицы, не услышишь симфонию природы, ты даже не видишь пешехода на переходе. В голове только «быстрее, быстрее». Быстрее заработать деньги, быстрее их потратить, быстрее прожить жизнь, быстрее погибнуть. Даже не важно, чем ты занимаешься. Сегодня ты рассматриваешь жуков, завтра ты нобелевский лауреат. Скорость важна только при ловле блох или спасении человека. Москва – большая энергетическая воронка. Григорий много раз хотел уехать жить на природу из Москвы, но лаборатория и мечта найти вещество останавливали его. Перед входом в лабораторию он встретил своего лаборанта, который наконец-то выспался и проявил хоть какую-то заинтересованность в работе на сегодня. – Ну что, мой друг, готов к новым открытиям и интересной работе? – с энтузиазмом и задоринкой спросил у него Григорий. – Можно и поработать, – ответил Олег. – Только чем-то интересным заняться, а то каждый день чистить жуков мне уже надоело. – Олег, маленькими шагами мы приближаемся к большому открытию. Ты же хочешь, чтобы твое имя было вписано в биогенную инженерию. Такие исследования приближают нас к полностью здоровому населению. – Сейчас, наверное, самое меньшее, что я бы хотел, – это приближаться куда-то маленькими шагами. – Я тебя удивлю. Давай, так как ты знаешь английский, ты сделаешь подборку статей по нашей проблематике за последний год. Остальные я уже видел. Выпиши или сделай таблицу. – Это уже поинтереснее. – Хочешь – даже прочитай их. Ты увидишь, что мы занимаемся правильным делом. И на пути к успеху. Я уверен, ты поменяешь свою точку зрения на происходящее. – Знаете, Григорий, я тут общался со своими одногруппниками, и никто из них не занимается такими исследованиями. Все даже не понимают, что в нем можно отрыть. – Приводи их к нам на лекцию. Я им все расскажу. Кто-то из них будет работать вместо тебя. – Я думаю, я не буду заниматься пиаром нашей лаборатории. А то вдруг отберут наши места, – с легкой ноткой стеба сказал Олег. – Я так и подумал, – ответил Григорий с ухмылкой, дав понять Олегу, что он понял его прикол. – Я пошел выполнять поручение, босс, – с улыбкой ответил ему Олег. Григорий же зашел в лабораторию и продолжил изучение образцов. Закончив последнюю колбу с образцами, Григорий перешел к анализу полученных результатов. У него уже скопились три большие папки со всеми анализами, но не доходили руки внести все эти данные в электронную форму. Поэтому он продолжал плодить папки с данными. Он знал, что на следующей неделе Олег получит новое задание внести все сведения в компьютер и обработать их. Пока же Григорий вручную и с помощью компьютера сам искал аномальные результаты тестов на вещества насекомых. Григорий во время споров со своими коллегами понимал, что оборудования лаборатории не достаточно для получения оперативной информации о ходе эксперимента. Интересные для анализа результаты, те, которые выбились из среднестатистических на 15–20 процентов, он сразу вбивал в компьютер. В дальнейшем он их использовал для написания статей и продвижения заинтересованности научного сообщества в результатах его исследований. Уже было три часа дня. Новых прорывных результатов Григорий так и не получил, но он не отчаивался. Каждый шаг приближает к другому шагу. Каждое действие приводит к другому действию. Такой простой философией руководствовался он. Однако Григорий тешил себя надеждой, что обработка всех анализов и результатов позволит найти действительно стоящие открытия. В отпуск Григорий ездил всегда либо в тайгу, либо на юг. Даже там он работал, собирал образцы для анализов. Именно те образцы он считал эталонными. В тайге насекомые находились в естественных условиях и жили обычной жизнью. На юге же насекомые были в более расслабленной обстановке, однако им не хватало пищи, жара влияла на их состав. К этому вопросу Григорий подходил философски. Насекомые на юге такие же ленивые, как и люди. Они также отмечают сиесту, вечером живут, а утром спят. Никто не хочет палить свои крылышки на солнце. Эти две группы эталонных образцов он сравнивал с московскими насекомыми. Именно московские насекомые по результатам предварительных исследований должны содержать такие вещества, которые помогают выживать им в агрессивной московской среде. Но результатов анализов было все больше и больше, а внесение их в базу данных не проводилось. Григорий и тут умудрялся подходить ко всему философски. «Я такой артист и художник, как и люди этих профессий, мне нужно творчество. А творчество требует свободной жизни и графика. Я их внесу, обязательно внесу». Так он объяснял своим коллегам предполагаемые результаты, а также его работу. Григорий любил помечтать, что его открытие спасет сотни жизней людей большого города. Про тысячу мы позже обсудим, а пока достаточно только ста жизней. Такими словами он озвучивал свои показатели деятельности и свою скромность. Коллеги же просто поддерживали его. Все, кто смог, уже ушел из лаборатории. В ней же остались те, кому график и задачи лаборатории нравились и помогали скоротать их жизненное время. Некоторые сотрудники лаборатории даже заключали пари, откроет ли он эти вещества до их смерти или так и проведет свою жизнь в одном большом исследовании. Три часа пять минут – к Григорию пришел лаборант Олег. – Все, что смог, нашел. Кажется, в мире, кроме нас, этой темой никто не занимается. Мы монополисты. Я думаю, мы должны этим гордиться. – Олег, спасибо за работу. Но я всегда находил такие статьи. Там, конечно, не жуки, а подопытные животные. Но все же. Они есть, Олег. Ваша улыбка тут не уместна. Идите работайте дальше. Мне нужны новые материалы, чтобы не зайти в тупик. – Григорий, но это все, что есть, – с недоумением произнес Олег. – Следуя вашему указанию, я отправлюсь на рабочее место и еще раз все внимательно посмотрю. – Не заставляй меня самого искать. Если не найдешь, то я найду, а ты будешь учить наизусть все статьи, – так Григорий решил сыграть злобного шефа. – Без проблем, мой капитан, так и сделаю, – решил не спорить Олег и пошел по своим делам – сидеть в интернете. Он даже ничего не искал, так как его уверенность в отсутствии таких же сумасшедших в этом мире, как Григорий, была максимальной. Григорий же углубился в занесение в тетради результатов сегодняшних анализов. Это у него заняло тридцать минут. Таким образом, к существующим томам добавилась еще парочка страниц. К концу рабочего дня на чашечку чая к Григорию обязательно заходила его коллега Зинаида Павловна. Сегодня стало не исключением, и ровно в четыре часа дня она уже сидела на стуле рядом с Григорием. – Что же вы, Григорий, сегодня не нашли нужные данные? – начала она. Зинаида Павловна ко всем всегда обращалась на «вы». В лаборатории она продолжала свое исследование, тянущееся со времен СССР. Никто ее не спалил с ним, а она продолжала выдавать результаты столетней давности за новые. Знала, как заполнять отчетность, на том и не прогорала. Несмотря на свой возраст, она все еще считалась перспективным специалистом в своей области. Любила всем давать советы. Вела себя манерно, иногда аристократически тонко. В лаборатории все ее считали образцом для интеллигентного самосовершенствования. Ей же это нравилось, и она охотно делилась советами, как, например, нужно не надевать носки на сандалии или носить цвета, сочетающиеся друг с другом. – Зинаида Павловна, милая моя, вы же знаете. Не все сразу. Со времени вопроса на прошлой неделе я продвинулся на капельку. Получил новые результаты и нашел новые образцы. – Григорий, голубчик, в воспитанном обществе не принято тыкать собеседника в вопросы, которые были заданы. На это есть молчание. Услышали тот же вопрос – промолчите или ответьте второй раз. Я вас прошу, я еще в том возрасте, когда я помню все свои вопросы и все ваши ответы. Я думала, что вы нашли что-то новое, что-то прорывное. Вон ваш аспирант, Олег, он только и говорит, что таких сумасшедших, как вы, нет нигде. Это подтверждение вашей квалификации, это почетное звание, что вы добьетесь своего. Григорий засмеялся. – Спасибо вам за поддержку. Но, правда, исследование долгое, я коплю результаты. Молодежь же не хочет ничего делать, ей только подавай генную инженерию, биохимию и другие передовые науки. Я же сторонник классической науки, которой всегда славилась наша страна. – Я вам и говорю, все будет хорошо. Сколько у вас уже результатов? Григорий молча показал на шкаф, забитый папками с результатами. – Не пора ли начать их анализировать? Я могу помочь написать нужное письмо в курирующий институт. Они выделят еще лаборантов. Вобьем это все в компьютер. Что-то да выйдет. – Порой я и сам себе задаю этот вопрос – что дальше? Сегодня на обеде я с кем только не говорил из лесных дивных созданий – ответа нет. Я думаю, что письмо такое надо написать, вдруг это поможет. – На мой взгляд, вам бы и стратегию придумать. Знаете, сейчас под такие вопросы можно получить неплохие деньги. Я опять же могу помочь с формами и обоснованием. Вам же не хватает нового оборудования? – Но мы и на этом ничего не получили. – И не получите, голубчик, это старье еще в СССР списывали. Тут ничего из него не получится. – Сначала надо доказать, что не получится. – Опять вы, Григорий, это, как оно называется. А, молодость свою проявляете. Я ученый, повидала многое. Я вам помогу. – Зинаида Павловна, спасибо вам, конечно, за помощь. Я подумаю насчет вашей помощи. Все же я считаю, что у нас достойные исследовательские аппараты. Если даже на них не будет самых малых результатов, то и на сверхсовременных аппаратах тоже не будет никаких результатов. – Скажите мне, вот какую цель вы преследуете, чего хотите добиться? – Я хочу сделать население устойчивым к тем негативным факторам, которые имеются в больших городах. В мире говорят много об улучшении экологии, но это не быстро и это дорого. Перевозить население в более благоприятные места обитания тоже очень накладно с финансовой точки зрения. Я же предлагаю вариант, который в короткой перспективе поможет жителям восстанавливать свои силы и здоровье от грязной экологии, электромагнитных волн и других пакостливых вещей. – Мы вот с вами уже сотый раз говорим на эту тему. Ну чем, чем могут помочь нам жучки и червячки? – Они быстрее эволюционируют, они меньше, они устойчивы ко всем вирусам, за исключением химических атак. Они существуют на всем протяжении жизни планеты и во всех условиях, на всех континентах. Я вот уверен, у меня интуиция, что в них может быть разгадка здорового человека. Если даже этого не получится полностью достичь, то все равно у нас будет маленький шажок вперед. – А зарабатывать вы когда будете? – Деньги не главное, главное – научный опыт, драйв, энергия, которую я получаю. – Как от этого всего можно получать еще какую-то энергию? – Зинаида Павловна, вы когда-нибудь получали такой драйв, такую мотивацию, что не хотели спать, ждали быстрее начала рабочего дня, чтобы прийти и продолжить исследование? – Нет, ни разу такого не испытывала, и я рада этому. Что за чушь, есть работа, есть досуг и дом. Если науку нельзя монетизировать, значит, это бесперспективное направление для развития. Я всегда искала только проекты с перспективой. Да и сейчас их нахожу. – А знаете, вот эта вся энергия и драйв – они мне заменяют все деньги, которые я могу получить. Вы когда-нибудь разговаривали с птицами или с лесом? – Что за бред, Григорий?! – Вот, а я разговариваю и получаю большое удовольствие. Природа подсказывает мне, что тут будет, что она ждет этот результат. Что она даже подарит мне этот результат. Она сделает все, чтобы мы жили в мире и гармонии с ней. – Ладно, попробуем иначе вывести вас из анабиоза. Вот какая у вас сейчас зарплата? – Где-то тридцать тысяч рублей. – И вам хватает на жизнь? – Человеку без изысков большие деньги для удовлетворения ненужных потребностей не нужны. – А купить новый компьютер, телефон, машину, например? – Это все лишнее, в них не услышишь и не увидишь шум, шепот и диалог с природой. – Вы же сможете быстрее заносить результаты ваших анализов в систему? – Да, но и этого компьютера (показывает рукой на компьютер) достаточно, чтобы сделать все необходимые измерения. – Допустим, вы альтруист. Но у вас же есть цель, большая. Значит, вы хотите большой славы? Я угадала? – Нет, Зинаида Павловна, к сожалению, вы снова не угадали. Слава – вещь относительная и преходящая. Знаете, сколько есть ученых, о которых мы с вами не слышали? А они столько всего изобрели, что уму непостижимо. Слава дает человеку чувство собственной важности и достоинства. Это все лишнее. Мы все работаем во благо нашей планеты. Рано или поздно природа нам подскажет, что и как нужно сделать. Она все видит и все чувствует. – Видит все и чувствует наш министр, а природа так, пожинает плоды. Все-таки я в глубине души уверена, что вы хотите славы. И это хорошо. Можете меня не переубеждать. Это даже вам к лицу, что вы такой скромный. Не меняйтесь! Из вас выйдет отличный ученый. Последний вопрос, который я хочу вам задать. – Давайте, наши с вами беседы всегда отличные, – решил сделать комплимент Григорий. – Вот найдете вы эти вещества, а что дальше будете делать? Пойдете и продадите большой фармацевтической компании? Или отдадите все на благо Российской академии наук? – Сначала надо найти эти вещества, а я думаю, что дальше все само собой придет. Кому будут нужнее эти результаты, тот их и получит. Я в этом плане не заостряю внимание, кому они принадлежат. Я всего лишь проводник природы и великой энергии тут. А кто получит результаты, это их прерогатива. Я хочу лишь сделать мир чуточку лучше. – Великая у вас миссия, Григорий. Кстати, если вы найдете эти вещества, они тоже мне будут интересны, я вам помогу их доставить туда, где они всем пригодятся, – решила включить еврейку Зинаида Павловна под конец разговора. – С удовольствием. Наши с вами беседы всегда заставляют меня переосмыслить весь ход эксперимента и взглянуть в него с другой стороны. – Глядите тогда дальше, а я пошла по своим научным делам. Удачи вам, – вежливо попрощалась Зинаида Павловна. – Всего вам доброго, – ответил ей Григорий. За беседой прошла еще капелька рабочего времени. Григорий любил делать перерывы, но одновременно и бесился, когда они затягивались. День уже медленно тянулся к вечеру. Мозг Григория немного устал. С одной стороны, день прошел продуктивно, как и обычно: взяты образцы, их данные внесены в альбом наблюдений, сделаны предварительные гипотезы и выводы. А с другой стороны, Григорий ни на миллиметр не продвинулся к разгадке задачи, которую он сам себе поставил. Неожиданно для Григория его навестил Олег. – Григорий. Ой, точнее, многоуважаемый Григорий. – Что тебе нужно? – Весь интернет перерыт, опрошены все жучки и червячки. Больше статей нет. Я же вам уже говорил – вы уникальный и гениальный. – Спасибо за помощь. – Это еще не все. Разрешите откланяться, моя миссия на сегодня окончена. Мир спасен. А я пошел получать заслуженный отдых от его спасения. – Олег, когда ты уже закончишь паясничать и начнешь работать? – Как только получу диплом, так сразу. Олег ждал конца своей учебы в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова. Он знал, что дальше он заниматься наукой и исследованиями не будет. Поэтому его не напрягало фривольное общение со старшим коллегой. Григорий не мог поставить плохую оценку по практике лаборанту. Все козыри были на стороне Олега. – Пора бы уже задуматься, Олег, о будущем. Я бы на твоем месте брал максимум от того, чем занимаюсь. – Я и думаю. Особенно во сне. Ладно, я уже опаздываю. До завтра! Поки-поки, – пожал руку Олег и побежал. И тут же на ходу добавил: – Сегодня вот обязательно подумаю о будущем, о работе, об исследовании. – Всего доброго! Завтра ты все-таки у меня поработаешь! Григорий любил думать, что завтра он кого-то заставит поработать. Лаборатория медленно пустела, так как никто из ее обитателей не любил задерживаться. Кроме нашего героя. Казалось бы, он мог внести все данные в компьютер и получить минимальную модель возможности поиска соответствующих веществ. Таких данных у него уже скопилось около нескольких тысяч. Григорий же смотрел в окно на деревья и попивал очередную порцию чая. В этот момент он выглядел как детектив, у которого есть зацепки и улики. Но в единый пазл ничего пока не сложилось. Его взгляд был устремлен куда-то дальше космоса да и вообще вселенной. Что ж, ничего, все сойдется. Тут жучок, там жучок. Таким дерзким исследованием заняться мог только я. Это просто восхитительно. Надо бы начать обрабатывать результаты. Григорий был все ближе и ближе, чтобы дойти до автоматизации процесса. Вместо этого он решил написать первую статью на английском языке о своем исследовании. У него уже была целая куча публикаций на русском языке. Он опубликовался везде, где только смог. Все эти полсотни статей говорили об одном: скоро, очень скоро будет прорыв на рынке лекарств, косметики и средств для продления жизни. Прорыва все не было, цитируемость статей росла. В основном молодые студенты или аспиранты любили разбивать в пух и прах доводы Григория. Он считал недостойным отвечать на все эти писульки на тему его исследования. Однажды один видный ученый в сфере биохимии скептически отнесся к его исследованию. На такой выпад Григорий не ответить не мог. Он написал две статьи в ответ, перепроверил все результаты. На конференции в прошлом году он заключил пари с этим ученым, что в течение трех лет тот усомнится в своих аргументах. Время, так сказать, тикало и съедало все больше и больше дней, которые были отведены на ответ. Название для статьи он выбрал вызывающее: «Future is near us». В принципе Григорий неплохо знал английский, поэтому мог спокойно написать статью о своих научных изысках. Он накидал пару абзацев о причинах и целях исследования. Закончив их, он решил пойти в сторону дома и отдохнуть. Его мозг изрядно покипел сегодня, и ему требовался свежий воздух. Перед уходом он набросал планы на завтрашний день и сформировал папки с анализами за сегодня. Неожиданно для себя он наконец-то решил приступить к анализу результатов, поэтому он записал в лист пометку: заставить Олега внести все данные в компьютер. Выключив свет и закрыв кабинет, Григорий направился к выходу. Лаборатория была пуста в это время. Он закрыл входную дверь в лабораторию, проверил замок, чтобы тот был заперт, и направился домой. Его путь, конечно же, лежал через парк. Он не мог отказать себе в удовольствии еще раз прогуляться и поговорить с природой. Разное время – и разное настроение у природы. «Надо узнать, как прошел ее день и день ее обитателей», – думал Григорий, следуя по тернистым аллеям парка. На переходе Григорий в этот раз был осмотрительнее. Он заранее поискал по сторонам автомобили и, только убедившись, что их нет, перешел дорогу. Перед ним шел какой-то молодой человек лет двадцати с небольшим. Он громко разговаривал по телефону, употребляя нецензурные слова, а также попутно ел мороженое. Закончив его есть, он выкинул этикетку от него на газон, а сам пошел дальше. Григорий не терпел такого отношения к природе. Он подошел и поднял фантик с газона. Ему пришлось ускориться, чтобы догнать свинью, которая смогла засорить самое прекрасное, что есть на Земле. Догнав этого молодого человека, он сказал. – Извините, будьте любезны забрать свой фантик, который вы специально бросили на землю. – Папаша, – грубо ответил ему молодой человек, – я твой фантик не бросал на землю, епта. – Я все видел своими глазами, – аргументировал Григорий и протянул ему фантик. Молодой человек, явно расстроившийся от отвлечения его от разговора, взял фантик и резко приклеил его к груди Григория. – Слушай, тебе лучше забрать свой фантик и пойти отсюда. Ты что, бессмертный? Или хочешь, б…, прогуляться до местного травмпункта? – Как желаете, этот фантик на вашей совести. – Еще один, епта, посмотрите на него. Ты мент? Задолбали легавые про совесть мне втирать постоянно. Григорий решил поступить по-умному и не спорить с необразованным молодым человеком. – Всего вам доброго, молодой человек. – Давай чеши в свой заповедник для чмошников, дедуля, – сказал он и продолжил говорить по телефону: – Прикинь, какой-то упырь еще учит меня, где кидать мусор, а где нет!.. Да, я сам офигел. Прикинь, есть еще такие в нашем городе! Григорий положил обертку от мороженого к себе в карман. «Ничего страшного, выкину по дороге», – подумал он. Молодежь пошла агрессивная какая-то. Дойдя до мусорки, которая была всего в пятидесяти метрах, он выкинул обертку. Пройдя несколько аллей по парку, Григорий получал истинное наслаждение в конце рабочего дня. Его немного тянуло снова пойти собирать образцы, но он себя останавливал. Его мысли были о красоте природы, он снова услышал любимые симфонии. Казалось, что он летал где-то в облаках. Он не желал останавливаться, ему хотелось все больше и больше слышать и чувствовать первозданную энергию земли и природы. Периодически он вспоминал про тленность бытия, что его исследование может и не дать результатов. Его также одолевали идеи попробовать этот проект в коммерческой сфере, где будут заинтересованы в любых результатах его исследования. Вера же в необходимость его исследования и цель – достичь результат – вдохновляли его продолжать свой труд. По вечерам Григорий грустил, часто отвлекался на чтение книг. Пару раз он крутил романы с поклонницами биологии, которых он находил на тематических форумах. Но далее конфетно-букетных периодов он не продвигался. Да и изучение природы, а также проведение своего исследования для него были приоритетом. Сегодняшним вечером он хотел прочитать пару статей по теме своего исследования, ну или просто пойти во двор и поиграть в шахматы со сверстниками. Григорий жил один в квартире, которую получил по наследству от своей бабушки. Она была небольшая, в одной комнате он спал, а в другой сделал себе кабинет для продолжения работы на дому. Получив всю необходимую информацию о пережитых эмоциях от каждого попавшегося деревца на пути, Григорий с улыбкой вышел из парка и направился к себе домой, который был недалеко от него, буквально на второй линии. По дороге он зашел в магазин, купил там необходимых продуктов для ужина и завтрака. Григорий заметил, что во дворе никого пока не было. «Видимо, ранний час для наших посиделок, – подумал он. – Ну что ж, тогда я пойду и сделаю себе вкусный ужин. Можно и пару статей наконец-то дочитать». Григорий зашел к себе домой, переоделся в удобную одежду. Он направился на кухню и начал готовить себе ужин. Сегодня в его меню были котлеты куриные по-домашнему с гречкой. На десерт – песочный торт и чай. На ужин ушло минимум времени. Во время готовки Григорий думал о том, сколько вредных веществ в курице и чем ее пичкают для получения наилучшего результата. Параллельно Григорий решил сделать большую порцию еды, чтобы половину отложить на завтрашний обед. Григорий обычно готовил непринужденно и просто. Минимум затрат – максимум калорий. Он не думал о каких-то изысках в кухне, а наслаждался простой едой. Так произошло и в этот раз. Он поел за пятнадцать минут. Потом пошел в комнату-кабинет и взял статьи, до которых у него не доходили руки. Во время чаепития и поедания десерта он их прочитал. «Что ж, – подумал он, надо будет применить пару формул в моем эксперименте, может, что-то и даст. Хотя сначала надо осилить автоматизацию процесса и обработать текущие результаты». Он сделал несколько пометок на листах статей и положил их в пакет, чтобы завтра взять с собой на работу. «Время расслабиться», – подумал он. Григорий подошел к окну, чтобы посмотреть во двор. Там уже собиралась местная банда игроков в шахматы, нарды и домино. В нее входили шесть человек, а также запасной участник в лице Григория. Все участники были уже престарелого возраста, и игра хоть как-то отвлекала их от текущих дел. Они собирались в летнее время около восьми часов вечера и играли до одиннадцати. Зимой они поочередно ходили в гости друг к другу. Григорию нравилось философствовать со старшим поколением, слушать истории из прошлого. Он считал это интересным. Простые предания, рассказанные в тысячный раз, расслабляли текущие мысли и давали отдохнуть мозгу от умственного процесса. У каждого члена банды была своя роль. Михалыч – старик лет семидесяти пяти, лысый – всегда давал советы всем, хотя его не просили об этом. По его советам редко кто выигрывал. Константин Юрьевич, интеллигент, лет шестидесяти восьми, всегда ходил в костюме. Он считал домино пошлостью. Играл только в шахматы. Обращался к каждому на «вы». Сергей Петрович – простой работяга, отработал всю жизнь на заводе. Матерился больше всех, всегда хвалил власть. Отлично играл в домино на пиво. Соседи по лестничной клетке Даниил Львович и Эраст Моисеевич были евреями и любили рассказывать истории про их притеснения во времена СССР. Обычно другие игроки держали с ними ухо востро, так как те не раз были замечены в подтасовке результатов, но всегда отмазывались. Последний игрок – Герман Даниилович – был самым азартным. Не раз спускал всю пенсию на ставках. Отлично играл в нарды и дурака. Григорий же был независимым игроком, часто следил за товарищами. В спорных моментах к нему обращались остальные игроки, и он выступал арбитром. Григорий быстро переоделся в спортивный костюм, взял доску с шахматами и спустился вниз. Во время прихода Григория к любимым лавочкам все игроки уже собрались и ждали его. Они постепенно расставляли нарды, а также обсуждали события прошедшего дня. Новости же они не любили обсуждать. – Всем здрасте, – произнес Григорий, когда подошел к лавочкам. От скамеек понеслось: привет, здарова, молодой. Григорий обошел всех по очереди и со всеми поздоровался за руку. – Что, Григорий, пришел опять жизни учиться у нас? – спросил его Герман Даниилович. – Конечно, у кого, если не у вас, учиться жизни, – ответил он. – То-то же, – заметил Даниил Львович. – Вы сегодня во что будете играть? – вежливо спросил его Константин Юрьевич. – Во все, во что вы играете. Кто готов сыграть со мной в нарды? – Малец, я, конечно, подогрею твой юный зад, – Михалыч. – Ты-то? Ты даже у голубя не выиграешь, – уточнил Эраст Моисеевич. – А ты, Моисеевич, со своими советами езжай куда подальше. О, например, в Израиль, – грозно с издевкой ответил ему Михалыч. Такая ситуация случалась каждый раз. Кто-то, а точнее, Михалыч, напоминал братьям об их происхождении. После чего минут десять шло препирание, кто кого как назвал. Сегодня стало не исключением. Братья завелись. – Что вы хотите сказать Израилем? – спросил Даниил Львович. – Да, и что теперь? Что, Израиль не страна? – тут же добавил Эраст Моисеевич. – Нет, просто Михалыч хотел сказать, что вы по происхождению евреи, и все, – со смехом сказал Сергей Петрович. И добавил: – Никто же вас туда не посылает, что вы так завелись. Минут пять продолжался диалог всех игроков вопросами на вопрос. Так как Константин Юрьевич был самым интеллигентным, он сказал: – Ладно, хватит вам бубнеть, расставляйте фишки, сыграем в нарды по системе плей-офф. У нас три доски. По очереди играем со всеми. А я буду, так сказать, судьей и наблюдателем. – А что ты, самый умный, что ли? – спросил Сергей Петрович. Григорий решил разрулить этот конфликт. – Товарищи, я могу быть судьей. Не ссорьтесь. Давайте начнем наш турнир. – По местам. Как будем делиться? – спросил Эраст Моисеевич. – Я всех разделю, – сказал Григорий. – Михалыч со мной, братья друг с другом. Оставшаяся пара между собой. Константин Юрьевич – судья. Все равно он не любит нарды, а в шахматы никто не изъявил желания играть. – Вот и правильно молодой говорит, поехали, – сказал Герман Даниилович. Первая игра длилась минут тридцать, пока последние игроки – братья Сихипоровские – доиграли между собой. Эта партия была самой трудной. Ведь в ней противостояли друг другу два человека, которые постоянно находили аргументы для выигрыша. Так сказать, были сильнее в словах, нежели в игре. Братья сегодня чуть не подрались. В итоге, чтобы дело не дошло до драки, Григорий и Константин Юрьевич решили присудить ничью. Таким образом братья опять выиграли, никто из них не проиграл и продолжил борьбу в сетке. Почему-то всегда так происходило. Григорий же свою партию продул, но Михалыч предложил ему купить место за 500 рублей. Он же отказался, так как больше любил наблюдать за эти балаганом, в котором у него отдыхали мозги. До финала в итоге дошли Эраст Моисеевич и Михалыч. Финалисты были достойны друг друга. Удивительным был тот момент, что второй брат вышел из игры. «Так бывает в жизни», – философски отметил он. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/denis-mokka/moskovskie-rasskazy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО