Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Отличительная метка

Отличительная метка
Отличительная метка Екатерина Александровна Гаврилина Может ли быть такое, что человека, с которым ты прожил уже несколько лет, ты совершенно не знаешь?! А человека, которого встретил первый раз жизни, чувствуешь и понимаешь, как родного?!С такими вопросами и столкнулась главная героиня моего романа – Кира Оболенская.Судьба подкидывает ей нелегкое испытание. Благодаря этому, Кира открывает глаза на свою жизнь, как ей казалось, счастливую жизнь. Но на самом ли деле это так?!Кире предстоит бороться за свое счастье, но всё это будет происходить в рамках закона, ведь Кира не просто адвокат, она, в первую очередь, Человек. Человек с большой буквы – "Ч".Приятного прочтения! От автора Продолжаю серию книг про сильных, независимых женщин. Но женщин с открытой душой, любящим сердцем и с искренними чувствами. Именно эти качества и делают нас слабым полом. Все герои и сюжет являются вымышленными! Список вспомогательной литературы представлен в конце романа, с указанием сносок в тексте романа. Приятного прочтения! С любовью, Екатерина Гаврилина! Глава 1. Годовщина Сегодня был замечательный день: Во-первых, наконец-то завершилось дело Матошиных в мою пользу, точнее, в пользу моей клиентки Арины. Мы выиграли это дело, хотя это было нелегко. Её муж очень влиятельный человек, но в тоже время это не мешало быть ему и моральным «уродом», который мог изменять жене, поднимать на неё руку и грозить Арине лишением её родительских прав. Славу Богу, это всё позади для моей клиентки, теперь он не только не сможет ей угрожать и заниматься рукоприкладством, а ещё и выплатит ей кругленькую сумму. Я не только защитила честь женщины, но и утвердилась ещё раз в качестве неплохого адвоката. То ли мне везёт, так как я не проиграла ещё ни одного дела, хотя их мало на моем счёту, специалист я молодой, то ли просто у меня талант, и я первоклассный специалист своего дела. Для себя я остановлюсь на последнем утверждении. При таких мыслях у меня даже чуть-чуть задралась голова. Воображалой я была ещё той. Во-вторых, у меня сегодня годовщина свадьбы – 10 лет совместного брака, брак хорошим делом не назовёшь, поэтому лучше – 10 лет супружества. С мужем мне нереально повезло. Помимо того, что он красавчик – высокий, темно-русый, с карими глазами мужчина, с отличным телосложением, всё, как по стандарту, обворожительной улыбкой, так он ещё и романтик, и, конечно же, специалист своего дело, причём непросто специалист, а специалист высокого уровня. Он тоже адвокат. Познакомились мы с ним в университете, я была на втором курсе, мне было 19 лет, как сейчас это помню, а он уже успешно, с красным дипломом, закончил университет. Тогда он работал юристом и готовился получить статус адвоката. К нам в группу он приходил на практические занятия, преподаватели звали его, как отличный пример лучшего студента нашего вуза, ему и самому было интересно практиковать с нами различные ситуации, тем более ему такой опыт тоже не мешал. Мы познакомились, встречались, и уже через год он мне сделал предложение. И в 20 лет я вышла замуж. К сожалению, свадебное путешествие у нас сорвалось, потому что у Данилы наметилось первое его крупное дело, как адвоката. К тому времени он уже получил статус адвоката и устроился работать в Коллегию адвокатов. Его заказчик строил завод очистительных сооружений в городе Химки. И один дом, причём дом уже старой постройки, который итак должен был идти под снос, нужно было снести. Жильцы никак не хотели выселяться, поэтому Данила поехал решать юридически этот вопрос. Судились со многими, дело было долгим. Данила очень переживал, я хотела ему как-то помочь, но что я тогда могла, студентка, которая только правильно цитировала законы, не применяя их на практике. В итоге Данила выиграл все дела и сразу прославился. К нему поступило много предложений, и он был, как говорится, нарасхват. А мне оставалось только поддерживать его и восхищаться. Поэтому в плане карьеры, мне до своего мужа ещё очень далеко, но я стремлюсь. Кстати, на счёт жильцов того дома, их переселили в отличный квартал, я лично сама проверила, потому что я очень любопытная, и вообще хотелось убедиться, что Данила, выиграв дело, не оставил людей без существования в нормальных условиях. Хоть я и адвокат, но всё равно стараюсь всегда, в первую очередь, оставаться человеком. Поэтому берусь не за все дела и людей, которые явно нарушили закон, причём несколько раз и преднамеренно, я не защищаю, такие у меня принципы. Данила смеётся над моими принципами и считает, что хороший адвокат защитит всех, даже самого отвязанного убийцу. Здесь я с ним не соглашаюсь, пусть я буду лучше плохим адвокатом, но зато человеком с чистой совестью. Ну и, в-третьих, в наш город наконец-то пришло лето. Весна была затянувшейся, и лето так и не приходило, и вот пришло. Солнышко припекало, солнечные очки не справлялись с лучиками солнца, в машине было просто пекло. Добираясь до дома, как обычно, в пробках, сегодня был именно такой день, когда даже пробки не раздражали, а приносили даже какое-то умиротворение. Я стала смотреть на наш город, на столицу нашей немаленькой Родины – на Москву. Да, Москва огромный город, многие говорят, что он грязный, холодный, и какой-то чужой, особенно это для приезжих из других городов или даже поселков, когда все в нем друг друга знают, а здесь ты даже не знаешь соседа по лестничной площадке. С первого взгляда Москва покажется действительно чужой, но все-таки и в этом городе можно найти много прекрасного, и этот город можно очень сильно полюбить. Причём в разные времена года Москва, всегда исключительно разная, и каждый раз в ней можно увидеть много плюсов. Вот сейчас лето и Москва вся такая зеленая, цветущая, как на картинке: с ярко-голубым небом, с прохладными реками, с высокими зданиями и разнообразными музеями, храмами, которые виднеются из-за высоких деревьев. Как можно в это не влюбиться?! Летом Москва теплая, всех согревает своим лучами. С таким позитивным настроением я добралась до дома и поняла, что с моим сегодняшним творческим подъемом нужно приготовить вкусный ужин, тем более повод есть. В магазине я купила продукты: фрукты, овощи, мясо, шампанское, вино, и, конечно же, сыр. «Сейчас приготовлю стейк, – подумала я. – Нужно поторопиться и быстренько всё приготовить к Даниному приезду, ничего не буду ему говорить, пусть будет для него сюрприз. Потому что я не часто готовлю, я не любительница этого, до и времени постоянно ни на что не хватает». Зайдя домой, я увидела, огромный букет красных роз и записку: «Любимая, поздравляю с годовщиной, задерживаюсь на работе, буду поздно. Целую. Не скучай». «А мне так хотелось провести этот вечера вдвоем с Даней», – настроение сразу упало вместе с сумками на пол. «Готовить точно не буду, но шампанское выпью», – расстроенная подумала я. Включив музыку, я открыла сама себе шампанское и стала пить в одиночку. «И почему это алкоголики пьют в одиночку?! Я же не алкоголичка, просто настроения нет», – успокаивала я себя и понимала, что скоро меня потянет на подвиги. «Ну да, скучать мне одной, как это можно», – подумала я, вспомнив про слова Дани в его же записке. После бутылки шампанского мне уже не хотелось проводить такой замечательный вечер дома в одиночестве, поэтому я решила позвонить своему приятелю. Мы вместе учились, а теперь ещё и часто пересекаемся по работе, по различным делам, так как работаем в одной Коллегии адвокатов. Его жена сейчас находится в положении – 9 месяц, жутко раздражительная, и он не может вечерами находиться дома. Поэтому я просто спасу его, вытащив куда-то: – Алло, Вадик, привет, не хочешь выпить по бокальчику в нашем любимом студенческом кафе? – Привет, а как же твой муж, у вас же вроде сегодня праздник? – удивленно, но в тоже время радостно, так как есть уважительная причина, чтобы выйти из дома, ответил Вадик. – Аа, да, он задерживается на работе, – немного грустно ответила я. – Как всегда. Давай, а то моя Соня уже решила в сотый раз сделать перепланировку детской. – Всё через полчаса, на нашем месте. – Ок. Я быстренько переоделась и решила подправить макияж. Подойдя к зеркалу, я увидела, наверное, в миллионный раз, девушку среднего роста, но зато стройную. Я старалась всегда следить за своей фигурой и посещать спортзал, или бегать по утрам – отличная зарядка на весь день. Брюнеточка с курносым носиком, с улыбкой, как говорят до ушей, с огромными ресницами, с ними мне повезло и зелеными глазами, а я вовсе не колдунья, улыбалась мне с той стороны отражения. Немного подправив тушью ресницы и накрасив губы блеском матового цвета, я выбежала навстречу к другу. «Счастливый всё-таки Вадик, и Соня – скоро станут родителями», – думала я, пока ехала в такси. А вот у нас с Даней нет детей, сначала я хотела, но Даня говорил, что рано, мы только стали строить карьеру, а сейчас, наверное, уже поздно: мне 30, а Даниле 36. Хотя нет, конечно, для детей никогда не поздно, и я грею в своем сердце мечту, что в скором времени мы станем счастливыми родителями. – Привет, что опаздываешь? – налетел на меня Вадик, как только я вышла из такси. – Я?! Вроде нет, вовремя, – быстро ответила я. – Пошли уже выпьем, а то не могу. Вадик был из тех парней, который был внешне не красавец, но что-то в нем было такое, что-то цепляло, наверное, легкость характера и озорная улыбка. Мы зашли с Вадиком в наше кафе, сели за столик у окошка, заказали виски с колой и стали обсуждать дела, спорить, затем стали вспоминать наше веселое студенческое время. В кафе было много студентов, потому что это кафе было рядом с университетом, цены здесь были приличные, как раз для бюджета студентов. Все могли встретить своих друзей, поэтому здесь всегда было шумно, весело, и мы по память любили сюда ходить с Вадиком. Вадик почему-то не любил моего мужа, он ему сразу не понравился в универе, и очень его разозлило, что я с ним стала встречаться. Он считал, что Данила выскочка и думает только о себя, но может в какой-то степени он и прав. Но всё-таки я знала, что Даня любит меня и все делает для нашего брака, ой нет, семьи, для нашей семьи. – Алло. ЧТО? РОЖАЕШЬ? СЕЙЧАС? ЕДУ! – вдруг крикнул Вадик, когда ответил на звонок. – Кира, быстрее едем, Соня рожает, – произнес уже Вадик мне. – ЧТО?! Нужно срочно вызвать такси, – ответила я и сразу стала вызывать такси. Волнение, которое было у Вадика, быстро переключилось и на меня. Мы быстро поехали в больницу, потому что Соня позвонила и сказала, что скорая её уже забрала. В больнице ни Вадик, ни я, не могли найти себе места. – Хватит, ходить туда-сюда, – успокаивала я Вадика. – Не могу, не могу я успокоиться. Там же Соня, она рожает, не могу поверить, – продолжал нервничать Вадик. Пока мы сидели в приемной роддома, несколько беременных приехали рожать – кто кричал, кто корчился от боли, кто просто вцепился в мужа железной хваткой, что даже врачи не могли их разъединить. А у мужчин был непонятный взгляд, и на лбу было написано огромными буквами: «Мы здесь не при чем. Мы не виноваты». «Неужели это так больно? Страшно становится рожать, в фильмах это как-то все более красиво описано, а на самом деле, всё как-то не очень выглядит. Мне ещё нескоро, и самое главное не сейчас, поэтому можно выдохнуть и успокоить бледного Вадика». Так прошёл час, прошёл второй, мы уже уснули друг на дружке, так как была ночь, и мы жутко устали от ожидания. Пока мы спали, хотя это трудно назвать сном, так дремали, мне представлялось, как бы Даня меня ждал у роддома. Скорее всего, с огромным букетом роз. Почему-то Даня мне всегда дарил розы, а я, честно говоря, к розам относилась нейтрально, слишком они банальны, мне больше нравится, что-то оригинальное, – не успела я закончить свою мысль, как услышала голос медсестры над своим ухом, которая сообщила нам, что Вадик стал счастливым отцом, и у него родилась дочка. – Папаня, – обращалась медсестра к Вадику, – поздравляем. Ваша жена родила девочку: вес – 3600 кг., рост – 51 см., поздравляем. Вадик обрадовался, подхватил вверх сначала медсестру, затем уже меня, закружил и стал кричать: – Ура! Я стал папой, поехали, напьёмся. И понеслось. Где мы только не были за эту ночь, было так весело. Вадик угощал всех и всем сообщал радостную новость, что он стал папой. – Текилы, текилы всем! – кричал Вадик у барной стойки. – Вадик, какой текилы, мы уже выпили виски, мы выпили в такси шампанское, и сейчас ты ещё хочешь текилы, о нет! – отказывалась я от следующего вида алкоголя. – О да, Кира, да, и ещё раз – да. Текилы! – радостно кричал мне в ухо Вадик. Мы выпили текилы, потом выпили пару коктейлей. Затем нас занесло на танцпол, Вадик обнимал всех официанток и говорил, какой он счастливый. А на моих часах стрелка уже показывала пять утра. «О, Боже, надо срочно домой, Даня меня убьёт», – подумала я. И глаза уже сами собой закрывались. – Вадик, Вадик, – еле оттаскивала я его от барной стойки, – вызываем такси и домой. Всё, уже поздно, точнее, рано. – Хорошо, – сказал Вадик и завалился на стойку. «Замечательно, – как же я тебя попру-то. А ещё говорят, что женщины пить не умеют». – Вадик, Вадик, вставай, – крикнула я и облила его водой. Вадик проснулся и, облокотившись на меня, еле пополз до такси. Приехала я домой под утро и жутко пьяная. Даня был дома, открыв мне дверь, он сказал: – Вот, как ты отмечаешь нашу годовщину, спасибо, я очень рад, очень эффектное поздравление с твоей стороны. – Сам виноват, я пришла, а тебя нет дома. Поэтому вини в этом только себя, – спокойно ответила я, так как в этот момент, мне было точно не до выяснения отношений. После этих слов я сняла с себя только туфли и прямо в одежде свалилась на кровать. Проснулась я только в обед, и только от того, что жутко болела голова. Глава 2. Новое дело С утра Даня был не в настроении, я чувствовала себя виноватой и понимала, что как-то нужно сгладить свою вину. Вариант с вкусным обедом отпадал, совершенно не было сил, чтобы приготовить его Дане или ещё что-то ему предложить. Поэтому я решила выбрать другую позицию. Позицию «жертвы», и пусть теперь Даня сам выкручивается. Уже после обеда, когда Даня всё-таки приготовил нам поесть и позвал меня кушать, я решила сделать первый шаг: – Дань, не обижайся, просто вчера Вадик стал папой: Соня родила дочку, вот мы и отпраздновали с ним, немножко перебрали. – Я не обижаюсь, дорогая, я, правда, сам виноват: оставил тебя в такой день одну. Просто столько дел навалилось, – спокойно отвечал Даня, и вроде без обиды. – Может, я тебе помогу? Я, кстати, если хочешь знать, вчера выиграла дело Матошиных и, сейчас, как специалист, совершенно свободна. – Ой, там такой геморрой: опять дело с жильцами, которые не хотят переселяться, – недовольно отвечал Даня, было видно, что эта тема его беспокоит. – Что это за дело? – заинтересовано, спросила я. – Да, как 10 лет назад, теперь только в городе Ступино хотят построить новый завод очистительных сооружений, и один дом, который итак должны сносить, нужно переселить. Практически все жильцы согласились переехать, кроме пятерых. А у меня и здесь полно клиентов, сама знаешь. Вот и думаю, как всё успеть, – поведал Даня мне свои проблемы. В моей голове сразу появилась корыстная мысль: «Если мне заняться этим делом, то я смогу прославиться, как и мой муж, да и вообще, доказать мужу, что я тоже что-то могу и не хуже его. В конце концов – это и интересно, такими делами я еще не занималась. А когда ещё занимался муж, много вникала, и много полезной информации осталось при мне». – Дааа, как много совпадений: ты занят, а я как раз сейчас без дела, может, я займусь этим делом? – хитро начала я. – Это исключено, туда нужно ехать, а это опасно: мало какие там люди живут и что у них на уме! – резко отказал Даня. – Понятно, как всегда! – надулась я, как маленький ребенок. Но это на Даню не сработало, и тогда я ушла в другую комнату, громко хлопнув дверью. Это всегда срабатывало. Теперь нужно только дождаться, когда придёт Даня и всё-таки разрешит мне заняться этим делом. Через несколько минут за дверью послышались шаги Дани. «Всё, идёт», – подумала я и потерла свои ладони друг о дружку. – Кира, перестань! Это действительно опасно! – начал подлизываться Даня. Я молчала, отвернувшись от него, делая вид, что совершенно его не слышу. – Кира, давай я тебе дам другое дело, раз ты свободна, здесь в Москве, без всяких переездов, а? – предлагал разные варианты мой муж, который никак не знал, как теперь меня переубедить, и явно винил себя в том, что всё мне это рассказал. Я вздохнула и стала выходить, как Даня произнёс, схватив меня за руку: – Ладно, хорошо, езжай, но только с Борисом. Борис – это водитель Дани. Огромный мужчина, ростом в два с половиной метра. Вид, конечно, у него пугающий, но сам по себя Борис положительный человек и очень добрый. Он не раз меня выручал по всяким пустякам. Но, если Даня ему поручал за мной следить, то всё – шаг влево, «расстрел»! Поручения он выполнял всегда отлично! «Нет, так я точно не поеду», – подумала я и в голову сразу пришла новая идея: – Я поеду с Вадиком, ок? Ему тоже будет интересно заняться этим делом, тем более я смогу с ним проконсультироваться. – Вадик?! Так ему не до этого сейчас, жена же родила. И какой из него консультант, – помахал головой Даня, который недолюбливал Вадика, так как ревновал меня к нему, как раньше, так и сейчас. Хотя Вадик давно был женат, а теперь уже и с ребенком. У них с Вадиком просто была взаимная неприязнь. – Сейчас я ему позвоню и спрошу: поедет он или нет, – быстро стала я склонять Даню к положительному ответу, пока он не передумал. – Алло, Вадик, привет, как ты там? Голова болит? – набрала я Вадику, отойдя подальше от Дани. – Да, привет, лучше не спрашивай, – тихо и измученно произнес Вадик. – Вадик, есть дело, если тебе позвонит Даня, то ты со мной на дело едешь в город Ступино, хорошо? – начала я реализовывать свой план. – Что? Какой город? Никуда я не поеду, у меня Соня родила, ты что забыла? – возмущался Вадик. – Я не прошу тебя ехать, я прошу только сказать, иначе, я позвоню Соне и расскажу, как вчера ты отмечал день рождения дочки. И на радостях целовал всех официанток и не только…. – Кира, это шантаж, статья 163 УК РФ, – начал хвастаться своими профессиональными знаниями Вадик. – Вадик, я знаю, какая это статья, ну так? – продолжала я. – Хорошо, но, если что, это ты всё придумала, а сейчас я спать, – согласился Вадик, лишь бы я быстрее от него отстала. – Всё, всё, пока, – довольная собой, я положила трубку. «Урааааа! Можно собираться. Не хочу откладывать это дело в долгий ящик», – подумала я и побежала обрадовать Даню, или огорчить. – Даня, со мной едет Вадик, так что всё решено, давай мне информацию по этому делу и по жильцам. – Секундочку, – произнес Даня и принялся набирать номер Вадика: – Вадик, приветствую, поздравляю с рождением дочки. Ты действительно едешь с Кирой в город Ступино и будешь помогать ей в этом деле? Хорошо, следи за ней, помни ты за неё в ответе. Пока, – произнес Даня напутственные слова Вадику и положил трубку. – Кира, хорошо, ты поедешь с Вадиком, но всегда будешь на связи, и всегда будешь отвечать на мои звонки. Вот информация по этим жильцам. Их пять человек, прочитай, ознакомься. А сейчас иди уже ко мне, я жутко соскучился. – Даня, давай не сейчас, мне нехорошо после вчерашнего вечера, – хитро попросила я, так как хотела приступить к новому делу, руки так и чесались. – Ну, хорошо, – обнял и поцеловал меня Даня, – пойду тогда тоже делами позанимаюсь. После нашего примирения, я решила ознакомиться с информацией по жильцам и по тем требованиям, которые они предоставляют для переселения. Одна женщина – Мария Владимировна, в возрасте 78 лет, просто хочет дожить свой остаток жизни в родном для неё месте. Как обычно и бывает, такие люди всегда в таких ситуациях есть – классика. Второй мужчина – Олег Михайлович, в возрасте 72 лет, сам участвовал в строительстве данного дома, поэтому не хочет переезжать, так как не уверен в том, какие сейчас строят дома и вообще сомневается в том, что дом не подлежит ремонту. Третий парень – 28 лет, Андрей, принципиально не хочет переезжать, так как ненавидит всех олигархов. Здесь, наверное, предлагали не совсем удачные условия переезда, такой возраст – максимализм. Муж и жена – Костя и Светлана Ужайкины, здесь совсем всё просто: жена выставила очень высокие требования, материально затратные, совсем несопоставимые с её квадратными метрами, ой, их квадратными метрами. В принципе на бумаге всё не так сложно, можно попробовать договориться и не доводить дело до суда. Но это на бумаге, неизвестно, как будет всё на практике. «Ладно, нужно идти отдыхать, а то завтра рано вставать». Я решила, что уже завтра поеду в город Ступино. Так как нет времени откладывать всё на потом. На следующее утро я встала очень рано. Поцеловала спящего мужа, выпила стакан кофе и кое-как скушала бутерброд. После той бурной ночи, а точнее пьяной, никак не могла заставить себя что-то скушать. И поехала к своей славе, фуухх. Я вышла на улице и, увидев свою «красоточку», которая пока меня ни разу не подводила, я подошла к своей любимой машине. Моя машина, на которую я заработала сама лично, была Mazda 2 черного цвета, для меня лучше автомобиля и не придумаешь. Разгоняется моя маздочка до 170 км/ч и всего за 12 секунд. Сейчас смогу протестировать её на трассе. Включив музыку в машине, я услышала песню. В песне пелось о неожиданной встрече. «Неожиданная встреча?!» – подумала я и тронулась в нужном направлении. Глава 3. Город Ступино Оставалось несколько километров до города Ступино. «Что мне известно о городе Ступино?! Что Ступино – это небольшой город, расположенный в ста километрах от Москвы и имеющий свою неповторимую историю. Его становление началось с образования в 1507 году одноимённой деревни. Это и все близлежащие селения, которые впоследствии вошли в город, располагались в основном на монастырских землях. Видимо, поэтому и в самом городе, и в его окрестностях, столько соборов, церквей и храмов. В городе Ступино был построен авиационный завод, где выпускались винты, турбокомпрессоры и учебно-тренировочные самолёты. Отражение того, что город Ступино образовался, благодаря авиационному заводу, видно уже при въезде в город. Встречает гостей символический памятник, представляющий собой макет истребителя МИГ-23, закреплённого на большом белом постаменте. Нос его нацелен в облака, отчего создаётся впечатление, что в следующую секунду самолёт унесётся ввысь».(2) Вот я и проехала этот памятник, теперь нужно заехать на заправку, заправить свой пустой бак. Вообще, по всему городу встречаются памятники, связанные с авиацией, очень интересные конструкции. Я добралась до заправки. На заправке, я смогла уточнить, как мне проехать к моему домику, точнее, к домику, в котором проживают мои клиенты, точнее, не мои клиенты, скорее наоборот. Минут тридцать от заправки, и я на месте. Вот и нужная мне улица Луговая, дом 2Б. «Да, внешне дом совсем не похож на дом, находящийся в критическом состоянии и для которого необходим снос. Но может быть это только внешне, внутри могут быть трещины. И вообще из всего дома, все люди сразу согласились съехать и уже подбирают себе новые дома и квартиры, не просто же это так, значит, не все здесь так прекрасно, как кажется. Остались только пять, на мой взгляд, не совсем разумных людей. Теперь нужно лично с ними познакомиться». На лавочке рядом с домом сидела женщина, по описанию очень похожая на Марию Владимировну. – Добрый вечер, меня зовут Кира Андреевна, для вас можно просто Кира. Я из Москвы, адвокат, буду вести дело жителей, которые не хотят по каким-то причинам выезжать из дома, признанным небезопасным для проживания, – вежливо представилась я. – Здравствуй, внучка. Я Мария Владимировна, да, действительно, дом признали под снос, но не все собственники согласны уехать отсюда, поэтому и живем здесь, – так же вежливо отвечал мой собеседник. Пока Мария Владимировна мне представлялась, я успела её разглядеть. Это была бабушка, которая следит за модой. Аккуратно, вроде не ярко, но очень гармонично и стильно одета. Мария Владимировна была в бежевой блузке, юбке молочного цвета, в светлом платочке, который слегка прикрывал её пучок на голове. – Мария Владимировна, а почему вы не хотите поменять квартиру? Я просмотрела вариант, который вам предлагают, он очень хороший, – решила я сразу разобраться с причиной отказа. – Я здесь всю свою жизнь прожила, не хочу я отсюда уезжать под старость, – ответила спокойно Мария Владимировна. – Вы же понимаете, в доме всего пять жильцов осталось, которые не хотят переезжать, остальные все согласны. Вас будут просить выехать сначала просьбами, а потом всё через суд будут решать, так как большинство подписали все необходимые документы. Может лучше всё мирным путем решить. – Пока суд да дело, может, меня уже и не станет. Не хочу заниматься переездом и всякой этой ненужной суетой, – ответила Мария Владимировна, которая не хотела конфликтовать, но и на уступки идти тоже не хотела. – Хорошо, я вас услышала, а где мне найти остальных собственников, которые не согласны переезжать, это Костя и Светлана Ужайкины, Олег Михайлович и Егоров Андрей, не подскажите? – Только дед ещё у себя, но он дверь не откроет. Как не стучи, никому не открывает и ни с кем не говорит, из чужих людей, – ответила Мария Владимировна. – А где остальные, вы не знаете? – уточняла я, пыталась наладить контакт с Марией Владимировной. – Ужайкины на дачу укатили на все выходные, а этот олух молодой вообще тут и не живет, так приезжает изредка. – Всё ясно. Но я все-таки пойду, попробую достучаться к Олегу Михайловичу. Я поднялась на третий этаж и стала звонить в дверь. Я звонила раз сто, стучала ещё больше, но мне никто не открыл и даже никого звука не издал. Мария Владимировна была права. «Что же, нужно ехать в гостиницу и завтра еще попробовать сюда попасть, не зря же приехала». На лавочке всё сидела моя бабуля. – Мария Владимировна, не подскажите где здесь ближайшая гостиница? – Внучка, оставайся у меня, у меня квартира большая, я одна, попьём чай, покажу тебе свой семейный альбом, – радостно предложила Мария Владимировна, которой скучно было каждый день одной. Конечно, жутко хотелось спать, а не выслушивать рассказы о молодости бабушки, но мне нужно было наладить с ней контакт, да и вообще, как-то неудобно отказывать в таком гостеприимстве, и я согласилась. Дане я позвонила, всё подробно рассказала и сказала, что мы с Вадиком сняли гостиницу, естественно, в разных номерах. Вадику тоже позвонила и поставила в известность, а то вдруг мой муж захочет меня еще раз проверить и наберет Вадику. Квартира у Марии Владимировны была действительно очень большой, просторной, с хорошей старинной мебелью. Огромный круглый стол в центре комнаты, белая вышитая скатерть, тонкая хрустальная посуда стояла в комоде напротив, роскошный антикварный диван с деревянными ножками, в спальне огромная деревянная кровать, в коридоре огромный деревянный шкаф, вообще вся мебель была из настоящего дерева, паркетные доски на полу, всё как в музее. Мария Владимировна достала свой прекрасный чайный сервиз и пригласила меня пить чай. Мы пили чай и рассматривали фотографии. В молодости Мария Владимировна была жгучей брюнеткой с длинной косой, в общем, красавица ещё та. Не успели мы убрать всё со стола и готовиться ко сну, как на улице раздался ужасный рёв мотоциклов. Я подошла к окну и увидела, что во двор въехали десять мотоциклистов, все в черных масках. Они громко кричали, кидали петарды, которые громко взрывались, срабатывала сигнализация у многих машин. Хорошо, что моя сигнализация не сработала, и мне не пришлось выходить на улицу. Потом эти мотоциклисты начали забегать в подъезд и стучать в каждую дверь, выкрикивая различные ругательства. Мария Владимировна сразу проверила свою дверь. – Мария Владимировна, что это происходит, может, стоит вызвать полицию? – разозлившись данным беспределом, предложила я. – Ой, это у нас уже несколько месяцев. Началось всё до того, как нам предложили съехать отсюда. Сначала сюда стали приезжать эти хулиганы и пугать всех жителей. Мы не раз вызывали полицию, но как только они приезжали, этих хулиганов и след простыл. После этого, когда предложили съехать отсюда в другое место, все практически сразу согласились, ещё бы на такое безобразие смотреть. Ну, а мы вот остались. Я, честно говоря, сначала тоже испугалась и уже подумывала съехать, но в один вечер я забыла закрыть дверь, и ко мне забежал один из этих хулиганов. Я испугалась, а он и говорит: «Бабушка, вы одна здесь живете?», я говорю: «Да», а он мне: «Не бойтесь, я вас не трону и другим не дам». После он ко мне стал приходить, иногда продукты принесет, иногда просто чай попить и поболтать. Он такой хороший мальчик, родителей у него нет, он раньше с сестрой жил, а сейчас она в Москве. Он один, я ему говорю, а зачем ты связался с такой компанией, а он мне надо, потом расскажу. Вот так. А эти хулиганы сейчас уедут, не переживай, только шум от них и всё. И действительно минут через двадцать их и след простыл. Мы успокоились и решили готовиться ко сну, как вдруг кто-то постучал в дверь. Глава 4. Заложница – Это, наверное, Кирилл. Деточка тебе лучше спрятаться, зайди в шкаф, просто не надо ему знать о тебе, мало ли что, – быстро проговорила Мария Владимировна и повела мне к шкафу. Я, почему то не думая, сразу послушалась Марию Владимировну и зашла в её просторный деревянный шкаф. В шкафу весили различные платья, и все они пахли советской туалетной водой. «Сейчас я вспомню, как она называлась…Ммм…Ааа, точно, это же «Лель», они еще продавались в такой красивой упаковке, я играла с этой упаковкой в детстве. Так, всё нужно прислушаться, кто это пришёл». – Кирилл, привет, ты, что так поздно? – начала разговор Мария Владимировна. – Просто, смотрю, у вас свет горит, значит, вы не спите, и решил зайти. Бабуль, а чья это машина стоит у дома с московскими номерами, это ни к вам в гости кто-то приехал? – любопытно расспрашивал этот молодой человек. – Нет, милок, кто ко мне приедет, ты же знаешь я одинокая, нет, не ко мне. Может, кто просто поставил и ушёл, – выкручивалась Мария Владимировна. – Ну да, ну да, ладно, пойду я, завтра может, заеду, вам что-нибудь привезти? – Хлеба да молока привези, пожалуйста, а так всё есть у меня. Как же мне хотелось в тот момент посмотреть на этого Кирилла, больно у него был приятный голос. Я решила слегка приоткрыть шкафчик и взглянуть на таинственного гостя одним глазком. Но не тут-то было, слегка не удалось приоткрыть шкаф – он со скрипом открылся, и я, не дыша, замерла за платьями. – Что это там? – услышав шум, сразу понял, что здесь что-то не то, Кирилл. – Где? – скосила Мария Владимировна под «дурочку». – А, наверное, ветер, я окна открыла, а то душно что-то. Кирилл подошел поближе, и сквозь тонкий – тонкий лён платьев я наткнулась на его глаза…. «Какие у него глаза, я просто на секунду провалилась, утонула в них. Темно-голубые глаза, томные, с грустью. Его взгляд поймал мой, и на минутку мы оба застыли. – А, это кто?– сразу спросил Кирилл. – Мария Владимировна, не хорошо обманывать. – Да, это… И тут я вышла и представилась, потому что сидеть в шкафу уже не было смысла. – Кира Андреевна, адвокат из Москвы, – начала я и протянула свою руку Кириллу. – Как долго я вас ждал. Может, выйдем, пообщаемся? – сразу сказал Кирилл, пожимая мне руку. – Давайте, хорошо, – согласилась я, так как всё было загадочно. Может, хоть он прольет свет на всё происходящее, тем более Мария Владимировна говорила, что он хороший парень и мне не было страшно. Кирилл был парнем невысокого роста, но и не маленького, среднего роста, я бы сказала, наверное, чуть ниже Дани, если их сравнивать. Со светлыми волосами, очень хорошим телосложением, видно парень занимается спортом, накаченный, но в меру, с ямочками на щечках и очень милой улыбкой. Хотя улыбался он редко, так слегка, после того, как я представилась, и то, наверное, ради приличия. Одет он был, как я: джинсы и черная футболка, я тоже была одета в светлые джинсы, но только была в белой майке. Тут встряла Мария Владимировна: – Уже поздно, давайте завтра пообщаемся. – Мы на минутку, – успокоила я её. Я взяла свою сумку, и мы вышли на улицу. На улице была прохладная летняя ночь. Всё небо было усыпано звездами. Но сейчас было далеко не до романтики, как оказалось после. Мы вышли, и Кирилл сразу схватил меня за руку, но не больно, и произнёс: – Нужно съездить в одно место, кое-что покажу и расскажу, для тебя это важно, раз ты приехала по делу с переселением, как представитель завода. Я согласилась, сама не понимаю почему, ведь это было очень опасно. Я в чужом городе, одна, с каким-то хулиганом. Но в тот момент я не думала ни о чём, интерес охватил меня полностью. Кирилл предложил ехать на его мотоцикле. Я согласилась. Мы сели на мотоцикл и поехали, сто лет я не ездила на мотоцикле. Последний раз ещё в школе, когда одноклассники катали. Но на таком, ни разу я не каталась, если я не ошибаюсь, это Honda CBF600SA. Но честно признаюсь, катается Кирилл здорово: такие плавные переходы и повороты. Он как будто демонстрировал мне мастерство своей езды на мотоцикле. Все мужчины в какой-то мере любят похвастаться. Мы приехали к какому-то частному дому. Небольшой деревянный домик с маленькой верандой. Когда мы зашли вовнутрь дома, Кирилл меня резко схватил. Я пыталась отбиться от него, но он был сильнее, и тем более я ужасно хотела спать, сил практически не было. «Нет, всё-таки надо было ехать в гостиницу», – подумала я, но правильная мысль пришла в мою голову уже слишком поздно. Пять минут, и я, уже привязанная, сижу на стуле. – Прости, но по-другому ты не стала бы со мной говорить, вы все такие важные из Москвы, – спокойно начал Кирилл. – Я не понимаю, о чём мы можем с вами говорить, и зачем вы меня привязали? – резко отвечала я. – Мне нужно знать, кто тебя нанял для того, чтобы ты выселила жильцов с этого дома? – всё так же спокойно продолжал Кирилл. – Во-первых, я никого не выселяю, а помогаю решить юридически этот вопрос своему клиенту, а во-вторых… – включила я свой характер. – А во-вторых, кто тебя нанял, я опять спрашиваю, фамилию заказчика! – грубо ответил мне Кирилл. Самое интересное, что я реально не знала заказчика. «Вот адвокат тебе». – Я просто взяла это дело у своего мужа. Он тоже адвокат и так, как у него было много работы, я решила ему помочь, честно говоря, я не знаю заказчика, просто пока хотела мирно договориться без суда, а если не получится уже через суд, тогда бы я и знала, то есть узнала бы, чьи интересы буду представлять. Я знаю одно, что это завод «АкваСтарПлюс», его владельцев пока не знаю. – Ты или очень плохой адвокат или просто морочишь мне голову, – ответил на мои слова мой захватчик. – Не вам судить какой я адвокат, если что, я ещё ни одного дела не проиграла. Если так важно, я могу позвонить мужу и уточнить заказчика, я не думаю, что в этом будет проблема. Вас это устроит? – оправдывалась я. – Вполне. – Только завтра позвоню. Сейчас час ночи, будет как-то глупо звонить, и спрашивать такое, муж сразу что-то заподозрит. – Хорошо, но ночевать ты будешь здесь. Я тебя не трону, но мне так спокойнее, вдруг ты завтра уедешь, не сообщив мне информацию. – Да, без проблем, только развяжите меня, пожалуйста, обещаю я не убегу, просто жутко устала, хочу спать и ещё больше есть, потому что Мария Владимировна меня напоила только чаем. На мой ответ Кирилл улыбнулся, развязал меня и предложил яичницу. Я с удовольствием согласилась. Пока Кирилл готовил нам поесть, я осмотрела домик явного холостяка. Небольшая прихожая, комната, оформленная в виде студии – небольшая кухня с горой немытой посуды в раковине, диван и кресло рядом с камином, разбросанная одежда, и много – много книг, причём книги везде: в шкафу, на полу – сложенные друг на друге, на столе, на кресле. Значит, Кирилл любит читать и это очень похвально, особенно для молодого человека, что, кстати, очень удивительно, для его образа жизни – ночной езды на мотоцикле и хулиганства. Кирилл явно из тех людей, по которым нельзя судить по обложке, и на самом-то деле он очень глубокий человек, не случайно же он понравился такой культурной женщине, как Мария Владимировна. – Вы любите читать? – спросила я. – Конечно, книги формируют у людей правильные мысли, если человек читает, значит, он думает и проводит аналогию между плохим и хорошим. Человек постоянно должен анализировать свои поступки и относить их к плохим или хорошим, без этого человек не живет, а существует! – очень достойно ответил Кирилл. – Согласна! – задумчиво ответила я, над его словами действительно можно призадуматься и сделать правильные выводы. Наконец-то покушав, я вытянулась на диване. Кирилл рядом на кресле. Он разжёг камин, и мы смотрели на огонь, каждый в своих мыслях. Наше молчание прервала я: – Кирилл, если не секрет, зачем вам знать заказчика, и что это так трудно узнать другим способом, без нарушения закона, это я про себя? – Для начала давай на «ты», – начал Кирилл. – Давай! – охотно согласилась я, тем более Кирилл ко мне сразу был на «ты». – Не знаю, стоит ли вообще тебе всё это говорить, но не могу держать это в себе столько лет, может, и будешь использовать против меня, мне всё равно. Десять лет назад я был таким же жильцом, которых нужно было переселить из-за постройки завода очистительных сооружений. В городе Химки мы жили с сестрой, мне было 18, через месяц исполнялось 19, ей 16. Родителей не стало полгода назад, погибли в автокатастрофе. Это квартира всё, что оставалось от родителей, это память, в конце концов. И тут приходит новость, о том, что нужно съезжать, я был против. Вика была в школе, я дома, пришли несколько людей в костюме, один был адвокат – приятный мужчина, всё доступно и культурно объяснил. Но в тот момент я никого не хотел слушать, и я был против всего, что они предлагали. Тогда они ушли, сказали, что ещё придут с новыми предложениями, также чтобы без суда всё решить. В тот момент я поняла, о каком адвокате говорил Кирилл, это был мой муж. – А вечером я ушёл на работу на сутки. Я разбирался хорошо в машинах, и подрабатывал на сервисе, но ночью, так как днём учился. «Бедный, вот почему у него такие глаза…с грустью», – мой захватчик всё больше и больше мне симпатизировал. – Я пришёл под утро, дома было много разного дорого алкоголя, цветы, фрукты, спала полураздетая Вика. Я сначала не понял, что происходит, я её разбудил, Вика пьяным голосом сказала, что приходил молодой человек из-за переезда, и что она всё подписала. Теперь мы будем жить в Москве в новом квартале. Я был вне себя, как так, что произошло. Утром я пытался с ней поговорить, она толком ничего мне не рассказала, я понял, что с кем-то из этих «мудаков» у неё была интимная связь, побоев не было, он просто её напоил и всё. Я пошёл разбираться, как так шестнадцатилетняя девушка может отдать свою долю, но оказалось, что может, и нотариально всё верно. Нотариус, который оформлял все документы с моей сестрой, сказала мне только одно: «Ищи заказчика этого завода, он все знает». В итоге мы съехали, точнее, она уехала в Москву, когда ей исполнилось 18 лет, я перестал быть для неё опекуном. В Москве она поступила в художественный колледж, закончила его и живет себе, радуется жизни. А я остался там, сначала снимал квартиру, всё хотела понять, как всё это произошло, и кто к этому причастен. Но сам заказчик ни разу не приехал, всё одни посредники. И вот я узнал, что в городе Ступино второй завод будут открывать. Я сюда приехал, узнал, что посредники нанимают мальчишек-плохишей запугать местных жителей, чтобы те быстрее съехали. Я к ним и записался, чтобы поближе к заказчику быть. Но там тоже никто ничего не знает. Познакомился с Марией Владимировной, она одинокая, я тоже, вот с ней и дружим. Я ждал приезда адвоката, думал в тот раз приезжал, может и в этот приедет, а может тот же, а вдруг он что-то знает про тот случай, с виду он мне показался порядочным человеком из всей той шайки. А приехала ты…. «С какими же людьми работал мой Даня, бедный. Хотя для него это норма, он же хороший адвокат, любых защитит. Но, как девочка, он, наверное, просто не знал, он приезжал утром, а вечером специально бандитов отправили». – Мне очень жаль… – хотелось мне поддержать Кирилла. – Да ладно, будешь вино, у меня есть хорошее. – Давай, – согласилась я, мне хотелось хоть как-то поднять ему настроение, и сон был перебит. После всего услышанного, я поняла, что заниматься этим делом не буду. А точнее, наоборот, встану на защиту жильцов этого дома. Мы выпили вино, потом ещё одно, и болтали обо всем. – Кирилл, у твоей сестры такие же глаза, как у тебя? – вдруг резко спросила я про глаза у Кирилла. – Какие, такие? – спросил Кирилл и опять посмотрел на меня своими темно-голубыми глазами. – Ну… Тут я не успела договорить, как Кирилл поцеловал меня. Это был такой желанный поцелуй. Я несколько секунд продержала его и только потом оттолкнула Кирилла, еле слышно сказав: – Я замужем…. – Я понял…. Спокойно ночи. Он встал и лёг на кресло, я, допив свой бокал вина и потушив камин, легла на диван. На улице уже было утро. Вот так резко из заложницы я превратилась в любовницу. Но невинный поцелуй не будем считать за измену. Глава 5. Заказчик Утром раздался звонок от Вадика. – Алло, – сонным голосом ответила я, но бешеный голос Вадика сразу разбудил меня: – Кира, блин, ты вообще нормальная? Ты где пропадаешь? Твой муженёк раз сто мне уже позвонил и раз двести тебе. Ты что трубку не берёшь? Мне вот, что ему говорить? – Я ничего не слышала, успокойся, сейчас я ему наберу, я итак собиралась это сделать утром, – спокойно ответила я Вадику. – Ага, утром, а сейчас уже двенадцать часов дня. С тобой вообще всё нормально? – наконец-то поинтересовался Вадик моим положением. – Всё ок, пока, позже наберу, – сразу положила я трубку. «Блин, реально двенадцать часов и столько пропущенных от Дани, как телефон то не сел, сейчас уже сядет, надо срочно ему позвонить». – Даня, привет, просто… – не успела я договорить, как меня прервал такой же бешеный Даня. – Что просто? Ты где? Я уже чокнулся, и почему твой идиотский дружок тоже трубку не берет? Вы вообще, чем там занимаетесь? – Не говори ерунды, мы долго сидели в моём номере решали вопрос с жильцами, потом Вадик ушел к себе и у меня свой телефон оставил, а я вырубилась. Сам понимаешь, после дороги устала, хорошо спала и ничего не слышала. А сегодня Вадик стал долбить в дверь, я и проснулась, – нагло врала я. – У тебя точно всё в порядке, мне не надо приезжать? – немного успокоившись, спрашивал Даня. – Да, точно-точно, Дань, тут всё так запутано, ты не мог бы мне напомнить, кто заказчик постройки и тебя, как адвоката? От моих разговоров проснулся Кирилл или просто услышал нужную для себя информацию и решил встать, чтобы не упустить момент. – Заказчик, зачем тебе? – почему-то замялся Даня. – Я не вижу здесь ничего такого, ты, что берёшь дело, не зная, чьи интересы представляешь? – Нет, Кир, я знаю, чьи интересы я представляю, это интересы директора завода – Капитанова Максима Алексеевича. Вот он и заказчик, да… – выкрутился Даня. – Твоё «да» в конце прямо настораживает. Ладно, спасибо, знакомая фамилия… Ты сам как? – Всё хорошо, ты, когда домой? – Я думаю, сегодня вечером буду выезжать, то есть мы будем выезжать, – вспомнила я, что для Дани я здесь с Вадиком. – Ладно, жду. Целую, у меня вторая линия пока, – положил трубку Даня. – Заказчик – Капитанов Максим Алексеевич, – обратилась я уже к Кириллу. – Я слышал, но только это не так, это просто руководящее лицо, а кто собственник неизвестно, я проверял эту информацию уже, – ответил немного расстроенный Кирилл. – Тогда не знаю, может, моему мужу тоже неизвестен заказчик и он так же с посредниками общается. – Понятно, ты будешь завтракать, а точнее, уже обедать? – заботливо предложил Кирилл. – Давай, а что у нас на обед? – Яичница. – Почему-то не удивительно. Пока жарилась яичница, я решила немного поднапрячь Вадика, не только ему меня напрягать: – Вадик… – Что дозвонилась до своего Отелло? – перебил меня Вадик. – Ха-ха-ха, как смешно! – сказала я и подумала про себя: «Хотя и подходит». – Вадик, есть дело, пробей, пожалуйста, информацию о Капитанове Максиме Алексеевиче и всех кто с ним связан и вообще с заводом очистительных сооружений «АкваСтарПлюс». – Больше ничего не сделать, я вообще-то в отпуске, нянчусь с дочкой, не сплю уже вторую ночь, – решил пожаловаться на свою нелегкую жизнь Вадик. – ААА, вот почему ты такой раздражительный, ну, пожалуйста, Вадик выручай. – Ладно, поищу что-нибудь. – Спасибо, жду. Тарара и мой телефон сел. – Кирилл, у тебя есть зарядник? – обратилась я к своему кулинарному похитителю. – Да, вот в шкафу, под телеком возьми. – Спасибо, мммм, уже очень вкусно пахнет, можно кушать? – Ага, садись. Через несколько минут в ватсапе мне Вадик прислал информацию о нашем предполагаемом заказчике: «Капитанов Максим Алексеевич – родился в Москве 20 мая 1978 года. Высшее образование, закончил МГУ, открывал несколько ИП – но все неудачно, затем в 2008 возглавил завод очистительных сооружений или АО «АкваСтарПлюс» в Химках. Завод имеет успех и активно расширяется. Сейчас готовится постройка нового завода в г. Ступино. Смотри, кто его папа, – далее прислал мне Вадик, – ты его знаешь, Даня у него работал: Капитанов Алексей Викторович – родился в Москве 18 февраля 1965 г. Высшее юридическое образование, закончил МГУ в 1995 г., в 2000 г. открыл свою академию адвокатов». «Всё понятно, Даня работал в его академии, пока не открыл свою академию, вот почему он его и позвал тогда заняться этим делом. Но, как я помню, они общались и после, и очень близко, неужели Даня знает про «грязные делишки» его сына и всё равно прикрывает их. Не может быть, Даня не способен на это, хотя его слова, что хороший адвокат, защитит любого, всегда меня настораживали». – Ты, о чём задумалась? – прервал мои мысли Кирилл. – Да так ни о чём, просто мысли, – решила я пока ничего не говорить Кириллу. – Тебя подвезти к твоей машине? – Была бы признательна. – Тогда поехали, а то там Мария Владимировна вся испереживалась: позвал тебя на минутку, а тебя уже сутки нет, – стал шутить Кирилл. – Ха-ха-ха, это точно. Глава 6. Погоня Не успели мы выйти из дома, как к дому подъехал черный джип. – Кто это? – удивленно спросила я. – Понятия не имею, но лучше нам выйти с другого входа и сделать это быстрее, – присматриваясь к машине и к находящимся в ней людям, ответил Кирилл. Я успела схватить сумочку, перекинуть её на плечо, накинуть кеды, не шнуруя, и побежать за Кириллом к другому входу. Как нам повезло, что Кирилл мотоцикл поставил на задний двор. Мы быстро сели и поехали. Через несколько секунд джип услышал рёв мотоцикла, увидел нас и поехал за нами. – А теперь держись, – прокричал Кирилл. Да теперь это была не та плавная езда, которая была вчера вечером, никаких спокойных переходов, всё резко, быстро. Меня захватывал дух, сердце стучало очень сильно, мне было нереально страшно, и вообще, я не понимала, что происходит, и как из своей спокойной жизни я оказалась в таком боевике. В этой гонке я просто не могла открыть глаза, они были зажмурены постоянно. Когда я открывала их на секунду, между моими глазами пролетали машины, но я не понимала, что это машины, мне казалось, что пролетела стрела, с такой сильной скоростью мы мчались. «Ой, мамочки», – подумала я и ещё сильнее схватилась за Кирилла. На мотоцикле было проще проезжать через узкие проходы между машин, и скорость была намного выше, чем у джипа, поэтому мы довольно быстро оторвались от наших преследователей. Заехав в какой-то лес, у пруда мы остановились. – Бензин кончился, надо спрятать мотоцикл в кустах и бежать. И выброси ты свой телефон. Ты что не знала, что в твоем телефоне может стоять программа, которая определяет твоё местоположение? Как ты работаешь адвокатом, я в шоке просто. – Да, но… – не успела я договорить. – В сумке документы есть? – перебил меня Кирилл. – Нет, – непонятно ответила я. – И правильно, у меня они тоже всегда с собой в кармане, – ответил Кирилл и выхватил сумку из моих рук, затем выкинул её в пруд. Сумка была очень маленькая, поэтому туда помещались только телефон и кошелек, а ключи от машины и квартиры были у меня в кармане. Взяв меня за руку, мы с Кириллом побежали дальше. В моей голове мелькала мысль: «Даня специально подарил мне этот телефон, чтобы следить за мной. Как-то я задержалась с подружкой в кафе, пришла домой и стала объяснять Дане, где я была. На что Даня ответил мне: «Я знаю, где ты была», я спросила: «Откуда?!». «Интуиция, ты же всегда ходишь с Аней в это кафе, я прав?!», – ответил мне Даня, я улыбнулась и сказала ему: «Да». Так что же получается, что он всегда знал, где я, но почему же тогда он не приехал раньше, когда не мог до меня дозвониться, если знал моё местоположение?!». – Твой дом легко определяется по этой программе? – спросила я у Кирилла. – Не совсем, у меня нет дома, только улица, поэтому они долго не могли нас найти. Всё-таки твой муж следит за тобой? – спросил Кирилл вопрос, на который я пока не знала ответа. – Похоже, я не совсем хорошо знаю своего мужа, хотя прожила с ним десять лет….. И ещё, Кирилл, остановись же, – решила я рассказать Кириллу, что узнала сегодня от Вадика. – Что? – Я не сказала тебе, десять лет назад мой муж и был тем самым адвокатом, который приезжал к тебе договариваться, это он вёл дело с вашим переездом. – Ясно, значит, не просто так к нему снова обратились, – почему-то вовсе не удивлённо сказал Кирилл. – Да, и папа этого Максима – директора завода, это Капитанов Алексей Викторович, близкий друг Дани. Мне нужно поговорить с Даней, чтобы во всём разобраться. – Ага, чтобы он опять тебе на «уши присел», мне, кажется, тебе лучше самой всё узнать и лишь потом всё у него уточнить. Мы с тобой сейчас в одной лодке, если ты пойдешь с ним говорить, со мной может что-то случиться, так как если за нами гнались люди от твоего мужа, значит, они явно всё про меня знают, об этом ты не подумала? – Не может же быть всё так…. – А джип, который за нами гнался, это что, почему твой муж сам не приехал? – Не знаю, я ничего не знаю, – я совершенно запуталась во всём этом. – Пошли, – взял меня за руку Кирилл и повел дальше. – Куда мы? – только успела спросить я. – На электричку, поедем в другое место, где можно побыть пару дней. В электричке я легка на плечо Кирилла, мыслей было много в голове, вопросов ещё больше, а ответов ни одного, ни одного. «А глаза, глаза, – думала я, но потом резко себя остановила, – а это тут причём? Сейчас не время думать о его глазах, хотя они такие, такие, просто сказка». И я уснула, проснулась я уже на новом месте, на новой станции, когда нужно было выходить. Выйдя из электрички, мы пошли с Кириллом в неизвестное для меня направление. Глава 7. Дача – Куда мы идем? – всё донимала я вопросами Кирилла. – У моих знакомых здесь дача, надеюсь, их там не будет, и мы спокойно поживем здесь пару дней, обдумаем дальнейший ход наших действий, – спокойно отвечал Кирилл. Мы пошли по длинному, мне казалось нескончаемому полю, повернули на узкую тропинку и встали как вкопанные, увидев из-за поворота черный джип. «Неужели они нас нашли, не может быть, как, но….» Мы просто замерли, машинально взявшись за руки, ожидали, что будет. Джип подъехал к нам, остановился, тонированное стекло стало опускаться, такое ощущение, что оно опускалось вечно, хотя это всего длилось пару секунд. И вот стекло опустилось, мы увидели за рулем блондинку в черных очках, которая своим не очень приятным голосом обратилась к нам: – Ребят, блин, как тут проехать на улицу Цветную что ли, или Цветочную, вообще запуталась я тут. Мы оба выдохнули, и Кирилл стал объяснить блондинке, как проехать на нужную ей улицу. Вскоре и мы добрались до нашей дачи, нам очень повезло и хозяев не оказалось на месте. Кирилл достал ключ из кувшинчика, стоявшего за лавочкой около двери. Дача была небольшой: маленький, но очень аккуратный огородик, за которым видно, что постоянно следили – так как сорняков не было, и всё было окучено и полито, летний душ, сарайчик и бак, вот и всё, что было на огороде. Маленький одноэтажный домик: с кухней и комнатой. В комнате стояли два дивана, на окнах висели легкие занавески белого цвета, висела картина с мишками, и больше ничего не было. Мы ужасно хотели есть. Тогда Кирилл пошёл и накопал картошки, набрал немного овощей. Хорошо, что было лето. Мы быстро пожарили картошку, сделали салат. Наевшись вдоволь, что вырастила Матушка Земля, мы решили немного отдохнуть. – Кирилл, мне срочно нужно позвонить Вадику, – прервала я наше молчание. – Я второпях забыл свой телефон дома, а твой мы выкинули, если ты помнишь, – ответил Кирилл. – Да, я помню, выкинули всю сумку, там ещё был кошелек с карточками, – недовольно сказала я. – Не очень-то безопасно расплачиваться карточкой, так же можно выяснить, где ты. Да и вообще, здесь вряд ли можно расплачиваться карточками, но здесь был автомат, рядом с магазином, пойдём, сходим к нему, здесь недалеко, – предложил Кирилл. Мы пошли к автомату, пройдя несколько минут, мы уже оказались на месте. Автомат, конечно же, был не рабочий, неудивительно. Мы зашли в магазин и попросили позвонить у продавца. Она не очень радостно, но всё-таки дала нам свой сотовый телефон. Я набрала Вадику. Самое удивительное – из всех номеров, наизусть я знала Вадика и Дани. – Вадик, привет, это Кир…– не успела я договорить, как Вадик перебил меня: – Кира, блин, ты чего творишь? ТЫ ВООБЩЕ ГДЕ? Ты представляешь, что вообще здесь происходит, да тебя тут все ищут, твой бешеный Даня приезжал, я думал, он меня убьет, пришлось рассказать ему всю правду, что ты поехала одна. Он подал розыск, он думает, что тебя похитил какой-то парень на мотоцикле. Это что, правда?! С тобой всё в порядке? – Вадик, всё в порядке, не могу долго говорить и вообще с чего Даня взял, что меня похитили? – спросила я у Вадика, про себя думая, что сам следит за мной, посылает каких-то людей, а теперь ищет с розыском. – Потому, что ни я, ни он, никто не мог до тебя дозвониться. Мы определили через программу местонахождение твоей машины: она была у того дома, который сносить должны. Даня связался с жильцами, дозвонившись до одной женщины, он и узнал, что приехал парень и увёз тебя на мотоцикле, и так ты больше не объявлялась, – объяснил мне всё наконец-то Вадик. «Блин, блин, и ещё раз блин, – подумала я, – как я могла подумать на своего мужа, что он следит за мной, тут реально всё просто. – Вадик, всё нормально, я сама позвоню Дане и через пару часов буду в Москве, всё пока. – Кир…. – не успел договорить Вадик, как я резко прервала наш разговор. Я положила трубку, поблагодарила продавца, и вылетела из магазина. За мной побежал Кирилл. – Что случилось? – в недоумении спросил Кирилл. – Что случилось? Ты реально спрашиваешь, что случилось? Из-за тебя я подумала на своего мужа, что он не есть кто, что следит за мной, что связан со всей этой ситуацией гадской. Я знаю тебя пару дней, но сразу поверила тебе, хотя ты меня украл. И этот джип, вдруг это вообще за тобой кто-то следил, а не за мной, и я случайно оказалось в этой ситуации. А может тебе вообще выгодно меня использовать. Всё, я ухожу, отстань от меня… – накричав на Кирилла, я развернулась в обратную сторону от дачи. – Кира, ты можешь сейчас, что угодно говорить, но на улице уже ночь, пойдем, выспимся, и завтра утром я обещаю, сам лично, отвезу тебя в Москву, и на этом наше знакомство закончится, договорились? Ты можешь хоть в этом мне довериться, раз больше не веришь мне ни в чём другом, – спокойно произнес Кирилл и взял меня за руку. Я посмотрела снова в его глаза: «Как тут им не поверишь?!». Эти темно-голубые озера, наполненные тоской, смотрели так пристально на меня, что я согласилась на такие условия, и мы пошли спать. Придя на дачу, мы поняли, что ни подушек, ни одеяла, ничего не было, хорошо, что были диваны. – Кир, одеяло нет, а ночи не очень теплые, если ты не против, может, обнимемся и так заснём, чтобы было теплее, – предложил Кирилл. – Хорошо, давай, – согласилась я, так как уже подмерзла, пока шла до дачи. Обнявшись, Кирилл через пару минут уснул, а я всё не могла уснуть. «Странные у меня эмоции к Кириллу, что-то внутри переворачивается или нет, взрывается, когда он рядом. Я даже не знаю, как это описать, я не испытывала раньше таких чувств никогда. С Даней всё было как-то спокойно, плавно, мы познакомились, когда мне было всего 19 лет, и я была так зациклена на учебе, что ни о каких парнях я не думала. Когда Даня вёл у нас практические занятия, все девчонки были в него влюблены – ещё бы такой красавчик, успешный, талантливый, и с чувством юмора. И когда Даня пригласил меня встретиться с ним после занятий, я согласилась, наверное, в первую очередь, только потому, что этим поступком я смогу всех девчонок поставить на место, и эта мысль мне нравилась, ведь я старалась быть первой во всём. И это мне удалось, когда многие узнали, что мы встречаемся, смотрели на меня с укором и обсуждали меня за спиной. Как Вадик мне рассказывал, они говорили: «Да что он в ней нашел, ведь ничего особенного». Ну, значит, что-то нашёл. Даня и маму сразу покорил, папа просто поддерживал мой выбор. Через год Даня уже сделал мне предложение, и я, конечно, согласилась потому, что недостатков у Дани, таких явных, понятно, что они есть, я не видела, и воспринимала его, как своего, родного человечка. А там совместная жизнь и всё-такое. Зато мы мирно живём: видимся мы редко, у него очень плотный график, и у меня есть свои дела, поэтому и ругаться не успеваем толком. Ладно, скоро эта история закончится, и всё снова встанет на свои места. Но глаза Кирилла, я запомню надолго», – ещё сильнее обняв Кирилла, я тоже уснула. Глава 8. Отличительная метка Рано утром, когда мы проснулись, мы резко друг от друга отцепились. После этого между нами прошло какое-то неловкое молчание, пока Кирилл не прервал его: – А, может, примем летний душ, но в смысле ты искупаешься, потом я, по отдельности? –Да-да, давай, – ответила быстро я. Это была прекрасная идея, потому что я уже несколько дней не могла принять душ. Кирилл набрал воды и сказал, что на счёт три выльет его на меня из бочонка сверху. Давно я не принимала такой душ. Но было приятно сполоснуться в летний день прохладной водой, и голова и мысли сразу освежились. Затем и я помогла освежиться Кириллу. После того, как все остались с чистой головой и с чистыми мыслями, мы отправились на электричку до Москвы, до моей прошлой и спокойной жизни. Вот и наше путешествие подходило к финалу, от чего мне было грустно. На вокзале мы купили карточку, точнее, Кирилл купил мне карточку, и я набрала Дане: – Алло, Даня, привет, это Кира, я, – конечно же, Даня меня сразу перебил: – Кира, где? Где ты? Что с тобой, что требуют выкуп? Что? – Даня успокойся. Ничего не требуют, буквально через три часа я буду в Москве на Павелецком вокзале, электричка прибудет в 12-30. Встреть меня там, пожалуйста, у меня заканчиваются минуты на карточке, я тебе потом при встрече всё расскажу, – успокоила я Даню. – Хорошо, я буду тебя ждать там. Я положила трубку. Теперь нам оставалось дождаться приезда нашей электрички. – Кирилл, ты точно хочешь поехать со мной? Не переживай, я как-нибудь сама доберусь, – ещё раз уточнила я у Кирилла. – Да, я обещал тебя довезти до Москвы, тем более, это я втянул тебя во всё это, и у сестры давно не был, заеду к ней в гости, – убедил меня Кирилл, что держит своё слово. – Ну ладно. Мне было как-то неловко разговаривать с Кириллом, после того, как я на него накричала и во всем обвинила. Какая-то пропасть или что-то ещё стояло между нами. Мы зашли в электричку, всю дорогу мы молчали, нам совершенно нечего было друг другу сказать, я решила хоть как-то разрядить обстановку: – Ты будешь дальше искать заказчика? – Что? А, да, постараюсь, что-нибудь ещё найти на него, – ответил немного грустный Кирилл. – Если мне что-то станет известно, то я наберу тебе. Ах да, я же не знаю, как тебя найти? – спросила я, вспомнив, что не знаю ни фамилию, ни телефона Кирилла. – Давай я лучше запишу твой номер и тебе наберу сам?! – предложил Кирилл. – Давай, ой, у меня же телефон утонул, теперь нужно будет новую сим-карту заводить, скажи свой номер или не хочешь? – У меня у самого телефон дома остался. У тебя есть домашний? – предложил новый вариант нашего дальнейшего общения Кирилл. – Лучше рабочий: 773-73-73, запомнишь? – Уже запомнил, – улыбнулся Кирилл. Вот ещё станция и мы будем на месте, чтобы разойтись, кто куда. – Давай выйдем по одному? Я не хочу, чтобы Даня к тебе со своими вопросами приставал, он просто так тебя не отпустит, ты понимаешь? – опять прервала я наше молчание. – Да, конечно, выйдем по отдельности, – согласился Кирилл. Предпоследняя станция, на которой остановилась электричка, была разрисована различными красными граффити. Кирилл долго смотрел на них, затем произнёс: – Видишь граффити на стене? Вика с детства хорошо рисовала. Однажды она нарисовала какую-то не понятную красную метку и спросила меня, как такая метка может быть нарисована на теле человека? Я сказал, что нарисована она не может, может быть наколота или выжжена. Вообще, она странные рисунки рисовала после смерти родителей и всей этой ситуации с квартирой, может она видела такую наколку на теле этих людей, или этого человека, кто знает, как всё там было. В эту минуту, пока всё это рассказывал Кирилл, у меня закружилась голова, я не могла ничего произнести, так как в голове крутились следующие воспоминания: « – Даня, откуда у тебя такой шрам? Что это? Бедняга. – А, Кира, это я в детстве нечаянно утюгом приложился. – Приложился утюгом на левую ягодицу, как это ты умудрился? – Ой, я уже и не помню, я был маленький, годика три мне было, мама рассказывала, но мужчин украшают шрамы, не правда ли?». Та улыбка, с которой Даня мне всё       это говорил тогда, стала перед моими глазами в эту же минуту, как будто это было сейчас, а не несколько лет назад. «О Боже, о Боже! С кем я жила все эти годы? Кто этот человек? Да как это так?! В наш медовый месяц он совратил маленькую девочку, воспользовался ей, затем получил всё, что хотел от неё. А сколько ещё всего он натворил, неужели всё ради того, чтобы помочь Капитанову?! Да нет, конечно, Даня здесь явно имеет свою выгоду, он явно», – не успела я закончить свою мысль, как вернул меня в реальность голос Кирилла: – Кира, ау, ты чего? Нам уже выходить. Я взглянула на Кирилла, потом в окно и увидела, как Даня стоит с полицией и ждет приезда нашей электрички. Ещё пару минут назад я бы подошла к Дане и обняла его. Вот какой у меня благородный муж – ищет свою жену с полицией, с розыском, но сейчас….. Я резко взяла Кирилла за руку и, выйдя из электрички, направилась к Дане. – Кира, кто это…– не успел Даня договорить свою фразу, как я перебила его и сказала то, что он вряд ли ожидал услышать: – Даня, это мой любовник, не могла тебе раньше ничего сказать, но нет смысла скрывать, я специально уехала в город Ступино, чтобы провести время с ним, и, пожалуйста, отпусти полицию, ты смешон. Я никуда не пропадала, и меня никто не крал. В этот момент на меня были направлены два взгляда: один – удивленный, непонимающий, что происходит, ведь несколько минут назад мы договорились, что разойдемся и возможно навсегда, другой – просто разъярённый, готовый порвать меня на мелкие кусочки. – Так, всё, Даня, мы пошли, вещи заберу на днях, заявления в ЗАГС можешь подать сам. Пока, – резко завершила я нашу встречу с Даней. Мне было тяжело всё это говорить, тем более с таким лицом. В конце концов, я не актриса. Но мне нужно было сделать это, чтобы Даня ничего не заподозрил – мне нужно собрать всю информацию на него. И Кириллу пока не нужно знать, кто этот человек на самом деле, ведь он столько времени его искал, он может среагировать эмоционально, а это сейчас совсем ни к чему. Я взяла Кирилла за руку, и мы быстро спустились в метро. Даня, ошарашенный такой информацией, остался стоять на своём месте. – Не смотри на меня так, всё потом, поехали к твоей сестре. Появилась одна мысль по поводу заказчика, а Даня может помешать, поэтому я его сейчас устранила, по-другому никак, – обманула я Кирилла. – Хорошо, – всё, что смог произнести Кирилл. Мы зашли в метро и поехали к его сестре. Наше путешествие не закончилось, далеко не закончилось. Отличительная метка Дани, которая была просто оплошностью детства, оказалась в настоящем очень важным доказательством для меня и не очень удачным шрамом для Дани. Глава 9. Сестра Мы вышли на станции «Спортивная» и отправились к Вике. Позвонив в дверь, нам открыла светло-русая девушка с темно-голубыми глазами, с глазами такими же, как у Кирилла. «Но, что у них за глаза, это просто невероятное ощущение: окунаешься в озеро, бескрайнее озеро, взгляд невозможно оторвать». Я даже не успела осмотреть Вику с головы до ног, так как мой взгляд сразу остановился на её глазах. Глаза Кирилла и Вики очень притягивают, в них хочется смотреть постоянно. – Привет, сестрёнка, мы с моей подругой Кирой поживем у тебя пару дней? – спросил Кирилл. – Привет, да, и почему ты спрашиваешь, вообще то, это и твоя квартира тоже, – ответила Вика, – Заходите. Мы зашли в квартиру. Квартира просторная, большая, очень аккуратная, сразу видно, что живет одна девушка, причём очень опрятная. Лоджия с прекрасным видом на город. Даня постарался, выбрал хорошую квартиру. «Ещё бы, нужно же было как-то отблагодарить девушку за прекрасную ночь. Муда…даже не хочу о нём думать». – Может, вы проголодались, пойдемте, поужинаем, – гостеприимно предложила Вика. – Если честно, то я с удовольствием бы сходила в душ,– попросилась я. – Да, конечно, вот слева дверь, там ванная, полотенце я сейчас принесу, – радушно ответила Вика. «Наконец-то я смогу принять нормально ванну и смыть всю грязь с себя, жаль только со своей души не смоешь всю грязь, которая осталась после новой информации о Дане». По ванной комнате можно определить тип женщины, которая в ней проживает. Ванная комната Вики была очень просторная: огромное зеркало с множеством шкафчиков и полочками, которые были забиты разной косметикой и гигиеническими средствами. Вика ухаживает за собой, и это очень похвально. В любом возрасте женщина всегда должна найти время для себя любимой, чтобы ухаживать за собой. Я стала набирать ванну с огромной пеной. « Как же я люблю ванну с пеной, это так здорово, как в детстве. Всегда просила, чтобы родители делали её. И закатывала истерики, если ванна была без пены». Окунувшись в воду с головой несколько раз, я расслабилась, но мысли всё равно не отпускали меня: «Что теперь делать, как быть?! Понятно, что я подам на развод в скором времени, у нас нет детей, и я думаю, что нас быстро разведут. Потом, а что потом? Мне нужно разобраться со всеми делами Данилы и собрать всю информацию на него и, конечно же, судиться с ним, как по-другому. Но это будет очень сложное, сейчас даже нереально, но всё получится, всё обязательно получится, главное в это верить. А Кирилл?! А что Кирилл, ему я ничего говорить не буду. Но он может узнать? Как? Нет, он не должен знать пока ничего, иначе он может всё испортить, и в суд подаст Даня на него, а не наоборот». – Кира, ты там не уснула? – постучал в дверь Кирилл, – пойдем ужинать. – Да, да, уже иду. Если бы неделю назад мне сказали, что я буду ужинать с двумя незнакомыми мне людьми и собирать информацию на собственного мужа, я бы не то что не поверила, я бы, наверное, даже засмеялась, но невозможное возможно. Зайдя на кухню, я увидела, что на столе все было накрыто, а Кирилл с Викой, молча, уставились в телевизор и ждали меня. Видно между ними действительно пропасть, если людям не о чем поговорить, после стольких лет разлуки. – Давайте кушать, всем приятного аппетита, – весело сказала я, чтобы разрядить обстановку. Вика слегка улыбнулась, и мы стали уминать за обе щеки, особенно мы с Кириллом. Вика удивленно на нас посмотрела, но её порадовал сам факт, что её стряпня нам понравилась, раз мы едим с таким аппетитом. Пока мы кушали, мне удалось наконец-то разглядеть Вику. Невысокая девушка – роста 165 см., не больше, с длинными светло-русыми волосами, небрежно забранными в пучок, про глаза промолчу, а то опять на них зависну, курносый носик, милая улыбка с ямочками, в общем, очень хорошенькая девушка. Вечером Вика предложила нам лечь спать в спальне. Мы немножко замялись, но согласились. Заправив нам постель, Вика улыбнулась и сказала: – Спокойной ночи, ребята! – и чмокнула Кирилла в щечку. Закрыв дверь, мы остались с Кириллом вдвоем. – Если хочешь, я могу лечь на полу, – предложил Кирилл. – Ляжем на кровати, она большая, нам места хватит, – пожалела я Кирилла, который собрался спать на полу. Мы легли спать, но спать нам вовсе не хотелось. Мы лежали с открытыми глазами и молчали. – Почему ты так поступила со своим мужем? Ты обещала рассказать, – прервал наше молчание Кирилл. – Ты понимаешь, пока мы ехали в Москву, я вспомнила про одну зацепку, которую я должна ещё уточнить. А если бы Даня сегодня забрал меня домой, то после всего случившегося, никуда бы не отпустил меня. Ты просто его не знаешь, он бы мне представил своего водителя Борю, от которого никуда не денешься. Тем более, с тобой мы вряд ли встретились, а я хочу тебе помочь, – немного приврала я, хотя мне уже не впервой: вру мужу, вру здесь. – Хорошо, но можно было что-то другое сказать, а ты сказала, что я твой любовник. Как потом ты всё это объяснишь, он тебе может не поверить, ты одной фразой, можно сказать, разрушила свою семью, – продолжал Кирилл, всё равно до конца, не понимая мой поступок. «Семьи то уже и нет», – подумала я, но сказала другое: – Я растерялась в тот момент, и это первое, что пришло мне в голову, но ничего, не переживай, Даня отходчивый, что-нибудь придумаю. – Я не могу поверить, что всё это ради меня и моей истории, зачем тебе это всё? Его глаза посмотрели на меня. И я снова потеряла над собой контроль. «Аааа, нет Кира, держись! – успокаивала я себя, – Возьми себя в руки». – Кирилл, я просто хочу помочь, и, – не успела я договорить, как Кирилл резко взял своей рукой мою голову, подтянул её к своим губам, и мы поцеловались. Теперь никто не прерывал этот поцелуй. Внутри меня были совершенно непонятные чувства. Они были в тоже время очень приятные и пугающие. У меня кружилась голова, всё как пишут в книгах и показывают в кино, только я думала, что это всё придумывают для красоты сюжета, а оказывается такое и в жизни бывает, и даже со мной. После поцелуя, Кирилл посмотрел на меня и спросил: – Сейчас ты меня не оттолкнула, что произошло за нашу поездку, Кир? – Многое, Кирилл, произошло очень многое. И сейчас, мне кажется, что, как прежде моя жизнь уже не будет, я и не хочу, чтобы она была, как прежде. Я хочу, чтобы в моей жизни был ты, – последнее слово, я произнесла чуть слышно, мне казалось, что его даже невозможно услышать, но Кирилл услышал, улыбнулся и поцеловал меня ещё раз. После этого он крепко меня обнял. Теперь мы обнимались, не для того чтобы согреться от холода, теперь это была взаимная близость. В тридцать лет моя жизнь изменилась на 360 градусов. Глава 10. ЗАГС Когда мы проснулись, Вики уже не было, она написала записку, что уехала на работу. После окончания колледжа она устроилась в художественную школу учителем. – Чем будем заниматься? – спросил Кирилл за завтраком. – Мне нужно будет доехать до дома, пока Даня на работе. Забрать свои вещи, взять свой старый телефон, связаться с родителями, а то Даня, наверное, им уже позвонил и рассказал, какую вульгарную они воспитали дочь. Кирилл засмеялся: – Хорошо, я тогда навещу друга, раз уже попал в Москву. Мы вышли из дома, дошли до метро, и там разошлись, договорившись, что увидимся дома у Вики. Я приехала к дому, у подъезда стояла моя машина. «Замечательно, – подумала я, – Даня её уже пригнал, точнее, Боря. Заберу её тоже, в конце концов, она моя». Оглядев стоянку ещё раз, я убедилась, что Дани нет дома, можно спокойно отправиться домой. Зайдя домой, я увидела бардак: гора посуды в раковине, всё разбросано. «Вот так, оставь свою квартиру на пару дней, и ты её не узнаешь, хотя это уже и не моя квартира». Наконец-то я переоделась в лёгкие брюки и рубашку с коротким рукавом, а то майка и джинсы, мягко сказано, были не первой свежести. Я достала свой чемодан и стала быстро складывать туда свои вещи. Одним чемоданом не обошлось, пришлось взять и Данин чемодан. Я нашла свой старый телефон: мой родной Samsung, сделала себе кофе и по домашнему телефону набрала маме: – Алло, мам, приветик, как вы там?– спросила я – Алло, Кира, это ты? Здравствуй дочка, что происходит, я уже какой день на валерьянке, у папы давление, а ты не весь где пропадаешь, ещё и с каким-то любовником. Это как прикажешь понимать, дочка? Это, что я тебя для этого воспитывала, чтобы слышать упрёки в свой адрес от твоего мужа, я думала, что мы воспитали порядочную дочь, а ты? – начала читать мне свои нотации мама. – Мама, для начала успокойся, это не мой любовник, а друг. Тем более, с Даней мы разводимся, я сейчас поеду подам заявление в ЗАГС. Пока не спрашивай, почему, Даня, как оказалось, не тот человек, за которого себя выдает, это всё, что я могу тебе сказать. Я сегодня подключу новую симку и тебе сразу наберу, чтобы мы постоянно были с тобой на связи, – спокойно я объяснила всю ситуацию маме. – Как разводитесь? Как? Он бил тебя? Почему разводитесь? Вы десять лет прожили вместе, что такое могло случиться за эти дни? – Мама, случилось очень многое, но пока я ничего тебе сказать не могу, всё больше говорить не могу, люблю, целую и папе привет, – хотела я положить трубку, но: – Алло, я ещё не договорила. Чтобы завтра приехала к нам. Всё. Жду, – мама сама завершила наш разговор. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/ekaterina-aleksandrovna-gavrilina/otlichitelnaya-metka/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО