Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Российский флот сквозь призму времени. Тайна двух адмиралов

Российский флот сквозь призму времени. Тайна двух адмиралов
Российский флот сквозь призму времени. Тайна двух адмиралов Олег Васильевич Филатов Эта книга повествует о судьбе двух адмиралов, выдающихся деятелей своей эпохи – это император Николай II и адмирал Флота Советского Союза Николай Герасимович Кузнецов.Автор предлагает читателю взглянуть под другим углом на деятельность исторических персонажей по развитию Российского флота, сравнивая, прийти к самостоятельным выводам о значимости этих фигур в прошлом, настоящем и будущем. Российский флот сквозь призму времени Тайна двух адмиралов Олег Васильевич Филатов © Олег Васильевич Филатов, 2019 ISBN 978-5-4496-2733-9 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ РОМАНОВ ИМПЕРАТОР ВСЕРОССИЙСКИЙ; ПОЛКОВНИК РУССКОЙ ГВАРДИИ (1892); аДМИРАЛ ФЛОТА (28 МАЯ 1908); ФЕЛЬДМАРШАЛ БРИТАНСКОЙ АРМИИ (18 ДЕКАБРЯ 1915) Император Николай II Александрович Романов 6 мая 1868, Царское Село. Император Всероссийский, Царь Польский и Великий Князь Финляндский… вступил на престол 20 октября 1894 и правил до второго марта 1917[1 - Здесь и далее даты всех событий произошедших до 1918 года пишутся по старому стилю, а после 1918 года все даты пишутся по новому стилю.]. Полковник гвардии (1892); кроме того, от британских монархов имел чины адмирала флота 28 мая 1908 года и фельдмаршала британской армии 18 декабря 1915 года. Николай II – старший сын императора Александра III и императрицы Марии Фёдоровны. Сразу после рождения, шестого мая 1868 года, был наречён Николаем. Крещение младенца было совершено духовником императорской семьи протопресвитером Василием Бажановым в Воскресенской церкви Большого Царскосельского дворца 20 мая того же года; восприемниками были: Александр II, королева Датская Луиза, наследный принц Датский Фридрих, великая княгиня Елена Павловна. Сразу же после рождения Николай был зачислен в списки нескольких гвардейских полков и назначен шефом 65-го пехотного московского полка. Детство будущего царя прошло в стенах Гатчинского дворца. Регулярные домашние занятия у Николая начались в восемь лет. В раннем детстве воспитателем Николая и его братьев был живший в России англичанин Карл Осипович Хис (Charles Heath, 1826—1900); его официальным воспитателем как наследника в 1877 году был назначен генерал Г. Г. Данилович. Николай получил домашнее образование в рамках большого гимназического курса; в 1885— 1890 годах – по специально написанной программе, соединявшей курс государственного и экономического отделений юридического факультета университета с курсом Академии Генерального штаба. Учебные занятия велись в течение 13 лет: первые восемь лет были посвящены предметам расширенного гимназического курса, где особое внимание уделялось изучению политической истории, русской литературы, английского, немецкого и французского языков (английским Николай Александрович владел как родным); последующие пять лет посвящались изучению военного дела, юридических и экономических наук, необходимых для государственного деятеля. Лекции читались учёными с мировым именем: Н. Н. Бекетовым, Н. Н. Обручевым, Ц. А. Кюи, М. И. Драгомировым, Н. Х. Бунге, К. П. Победоносцевым и другими. Протопресвитер Иоанн Янышев учил цесаревича каноническому праву в связи с историей церкви, главнейшим отделам богословия и истории религии. 6 мая 1884 года, по достижении совершеннолетия (для наследника), принёс присягу в Большой церкви Зимнего дворца, о чём извещалось высочайшим манифестом. Первым опубликованным от его имени актом был рескрипт на имя московского генерал-губернатора В. А. Долгорукова: 15 тысяч рублей для распределения, по усмотрению того, «между жителями Москвы, которые наиболее нуждаются в помощи». В декабре 1875 года он получил свое первое воинское звание – прапорщика, в 1880 году был произведен в подпоручики, через четыре года стал поручиком. В 1884 году Николай поступил на действительную военную службу, в июле 1887 года приступил к регулярной военной службе в Преображенском полку и был произведен в штабс-капитаны; два летних сезона он проходил службу в рядах лейб-гвардии гусарского полка эскадронным командиром, а затем – лагерный сбор в рядах артиллерии. В 1891 Николай получил звание капитана, а через год – полковника. Для знакомства с государственными делами с мая 1889 года он начал присутствовать на заседаниях Государственного Совета и Комитета министров. Отец Николая II Александр III вводит его в курс дел по управлению страной, приглашая участвовать в заседаниях Государственного совета и Кабинета министров. По предложению министра путей сообщения С. Ю. Витте, Николай в 1892 году для приобретения опыта в государственных делах был назначен председателем комитета по постройке Транссибирской железной дороги. К 23 годам своей жизни Наследник был человеком, получившим обширные сведения в разных областях знания. В программу образования входили путешествия по различным губерниям России, которые он совершал вместе с отцом. В октябре 1890 года отправился в путешествие на крейсере «Память Азова» в составе эскадры на Дальний Восток. За девять месяцев со свитой посетил Австро-Венгрию, Грецию, Египет, Индию, Китай, Японию, а позднее – сухим путём из Владивостока через всю Сибирь возвратился в столицу России. Во время путешествия Николай вёл личный дневник. В Японии на Николая было совершено покушение. В апреле 1894 года состоялась помолвка будущего императора с принцессой Алисой Дармштадт-Гессенской, дочерью великого герцога Гессенского, внучкой английской королевы Виктории. После перехода в православие она приняла имя Александры Федоровны. 21 октября 1894 года скончался Александр III. За несколько часов до кончины умирающий император обязал сына подписать Манифест о восшествии на престол. Коронация Николая II состоялась 14 мая 1896 года. 18 мая 1896 года во время празднества по случаю коронации Николая II в Москве на Ходынском поле произошла давка, в которой погибли более тысячи человек. Царствование Николая II проходило в обстановке нараставшего революционного движения и усложнения внешнеполитической ситуации (Русско-японская война 1904—1905 годов; Кровавое воскресенье; революция 1905—1907 годов; Первая мировая война; Февральская революция 1917 года). Под влиянием сильного общественного движения в пользу политических преобразований, 17 октября 1905 года Николай II подписал знаменитый манифест «Об усовершенствовании государственного порядка»: народу даровались свободы слова, печати, личности, совести, собраний, союзов; в качестве законодательного органа создавалась Государственная Дума. Преобразования в военной сфере 1905—1912 годов, проводились императором после поражения России в русско-японской войне 1904—1905 годов, выявившей серьёзные недостатки в управлении, организации, системе комплектования, боевой подготовке и техническом оснащении армии. В первый период (1905—1908) было децентрализовано высшее военное управление (учреждено независимое от Военного министерства Главное управление Генерального штаба, создан Совет государственной обороны, генерал-инспекторы были напрямую подчинены императору), сокращены сроки действительной службы (в пехоте и полевой артиллерии с 5 до 3 лет, в других родах войск с 5 до 4 лет, на флоте с 7 до 5 лет), в связи с преобразованиями офицерский состав помолодел; были улучшены быт солдат и матросов (питание и вещевое довольствие) и материальное положение офицеров и сверхсрочнослужащих. Во второй период (1909 – 1912) была проведена централизация высшего управления (Главное управление Генштаба включено в состав Военного министерства, упразднён Совет государственной обороны, генерал-инспекторы подчинены военному министру); за счёт слабых в боевом отношении резервных и крепостных войск усилены полевые войска (число армейских корпусов увеличилось с 31 до 37), создан при полевых частях запас, который при мобилизации выделялся для развёртывания второочередных частей (включая полевую артиллерию, инженерные и железнодорожные войска, части связи), в полках были созданы пулемётные команды и корпусные авиаотряды, юнкерские училища преобразованы в военные училища, получившие новые программы, введены новые уставы и наставления. В 1910 году был создан Императорский военно-воздушный флот. Здесь необходимо сказать и об императоре как дипломате. Мы знаем, что дипломатия – это официальная деятельность органов внешних сношений и руководителей государства по представительству государства во внешних сношениях, по осуществлению путем переговоров и других мирных средств целей и задач его внешней политики, определяемых интересами господствующего класса, по защите мирным путем его прав и интересов за границей…» Сюда же входит и понятие дипломатического визита. Дипломатические визиты происходили и происходят по установившимся традициям. Эти встречи демонстрировали и демонстрируют международной общественности как дружественные, так и нейтральные, или не совсем дружественные отношения между государствами. Визиты были и остаются обязательным атрибутом в международных отношениях. И всегда ожидания результатов от этих встреч имело весомое значение, независимо от того, были ли они «актом вежливости», или ярким событием в дипломатической жизни России, Европы и мира. Визиты подразделяют на высшем и высоком уровне на следующие виды: государственные визиты, официальные визиты, рабочие (деловые) визиты, визиты проездом, неофициальные (частные) визиты. Государственный визит является высшим видом визитов в Россию глав иностранных государств. Как известно, дипломатический визит – это средство установления и поддержания деловых связей сотрудников дипломатических представительств с официальными и другими кругами страны пребывания, а также членами местного дипломатического корпуса. Переговоры не всегда проходили в столицах государств. Географические границы встреч, где происходили свидания монархов, ведущих европейских держав, охватывали практически всю территорию стран Европы и России. Так сложилось в международной практике, что одним из инструментов подготовки и ведения переговоров стали императорские яхты, являясь территорией России, и они же и были средством доставки дипломатических кадров и главы государства. Пример исполнения разнообразных функций на дипломатической службе императорских яхт хорошо описан в дневниках императора Николая II. В период царствования Александра III для России строятся новые яхты. Когда встал вопрос о строительстве яхты, подобной погибшей колесной «Ливадии», …вице-адмирал А. А. Попов…, предложил новую конструкцию яхты близкой к форме эллипса… 25 июня 1880 года в Англии «Ливадию» спустили на воду. Она совершила единственное плавание из Англии в Россию в ходе, которого, получила повреждения и была списана 15 августа 1881 года. Первыми железными императорскими яхтами Балтийского флота стали построенные для наследника престола великого князя Александра Александровича «Славянка», «Царевна» и «Марево». В этот же период строятся также и большие яхты. Так 28 мая 1891 года с Александром III на борту новой яхта «Полярная звезда» вышла в свое дальнее плавание» по маршруту Христианзанд – Фальмут – Виго – Христианзанд – Гельсингфорс. 29 августа 1893 года «Полярная звезда» с Александром III, императрицей Марией Федоровной и цесаревичем Николаем Александровичем пришла в Копенгаген, где простояла до шестого октября. Для пополнения Добровольного флота в 1892 году русское правительство заказало датской судостроительной фирме «Бурмейстер or Вайн» новый крейсер, однако император Александр III передумал и решил построить большую яхту. По его замыслу «яхта должна была отвечать задачам поддержания престижа России и величия императорского дома на международной арене». Окончание сдаточных испытаний яхты совпало с пребыванием в Дании Николая II. Накануне их проведения, Третьего сентября 1896 года, он побывал на «Штандарте» и, подробно осмотрев яхту, дал ей высокую оценку. Особенно ему понравилась внутренняя отделка кают и салонов, выполненная по проекту датского художника Людовига Монберга, которого он наградил серебряными часами. Не закончив ходовые испытания, Восьмого сентября 1896 года «Штандарт», принявший на борт Николая II и императрицу Александру Федоровну, в сопровождении яхты «Полярная звезда» «Штандарт» ушел в Англию. Летом 1901 года «Штандарт» в сопровождении «Полярной звезды» оправился из Кронштадта в Копенгаген, затем Дюнкерк и назад в Кронштадт. В 1914 году «Полярная звезда» только один раз вышла в море. На ее борту Николай II с дочерьми Ольгой и Татьяной провожали английскую эскадру, нанесшую дружеский визит буквально накануне первой мировой войны. Проиллюстрируем это краткими выдержками из дневника за 1896, 1905 годы, когда император находился с официальными визитами в Дании, Англии и Германии. 1896 год. Император записал в своем дневнике: 24 августа. Суббота. С утра облекся в прусский мундир. В 8.45 приехали в Бреславль… поехали к Вильгельму во дворец и с ним за город к месту парада… Делали визиты. 27 августа. Вторник. В 10 час. утра прикатили в Киль, где Ирен, Генрих и старший сын Вильгельма встретили нас. Почетный караул был от морского батальона. Сели в паровой катер и отправились прямо к ним в замок …Вид из окон красивый. «Полярная Звезда» стояла как раз напротив замка. Вся германская эскадра стояла в две линии дальше к выходу из бухты. Завтракали вчетвером. Приняли внизу адмиралов и командиров их судов. В 3 ч. Аликс поехала кататься с Ирен, а я с Генрихом на следующие суда: броненосцы — – «Курфюрст Фридрих Вильгельм»; «Вёрт», крейсер «Кайзерин Аугуста» и на яхту «Гогеицоллерн». Мимоходом осмотрели парусную яхточку Генриха – «L «Esperance». Пили чай в замке. В 6 1/2 приехали на «Полярную Звезду» и полчаса спустя вышли в море. Салют был сильный, кричали ура! и играли взаимные гимны… 28 августа. Среда. Проснулись чудесным утром в виду Кёгэ-бухты. Всю ночь шли малымходом, чтобы не прийти слишком рано в Копенгаген. В 12 ч. вошли на рейд и, пройдя датскую эскадру и новую яхту «Штандарт», стали на якорь. …Вчетвером с ними отправились главными улицами города в Бернсторф… 3 сентября. Вторник. Утром лил дождь и дул свежий ветер. В 11 час. отправились в Копенгаген и с пристани на «Штандарт», который осмотрели во всех подробностях. Яхта очень красива снаружи и отлично отделана внутри. На ней много старой мебели с «Державы», а также все серебро с нее, «Ливадии» и прежнего «Штандарта». К сожалению, она не окончила еще своих испытаний и сегодня же пошла на продолжительную пробу. Завтракали на «Полярной Звезде». В 2 1/2 поехали вдвоем в Розенборг и Торвальдсена музей, оттуда домой к чаю. Обедали наши и английские моряки. 8 сентября. Воскресенье. День разлуки настал! Погода, к счастью, стояла великолепная, теплая, ясная – совсем не осенняя. После последнего общего кофе отправились в Копенгаген на Тольботен; там было немного народа. Переехали с семейством на «Штандарт», где милая Мама уже ждала нас. Простились с ними и в час дня вышли в Зунд. Отслужили молебен и сели завтракать в большой столовой рубке. В 2 1/2 прошли Гельзинёр. Любовались нашими каютами и вообще всей яхтой. «Полярная Звезда» конвоирует нас в Англию. 9 сентября. Понедельник. Проснулись с отличным днем. С полдня задул небольшой NW и нас слегка покачивало. «Полярная Звезда» шла на правом траверзе. Аликс пролежала в постели, боясь встать. Целый день гулял на палубе и осматривал яхту внутри. 10 сентября. Вторник. Ночью продолжало немного покачивать яхту. В 7 ч. пришли на вид Шотландского берега и тогда расстались с «Полярной Звездой» – она повернула обратно в Данию. Погода испортилась, задул SO и пошел дождь. Пройдя милю эскадры канала, тали на якорь в полумиле от гор. Leith. К 11 час. прибыли на яхту д. Берти и Arthur со свитой и остались завтракать у нас. В 1 1/2 простились с чудным «Штандартом» и съехали на берег на частном пароходе при салюте с эскадры. Я был в форме Scots Greys. На пристани городские головы Leith’a и Эдинбурга сказали приветственные речи и затем мы отправились в экипажах на станцию под конвоем Scots Greys… 22-го сентября. Воскресенье. В 5 1/2 приехали в Портсмут. Два почетных караула – креп. артил. и моряков. Прямо по сходне вошли на «Полярную Звезду». «Штандарт» стоял на рейде. В 8 ч. обедали с английскими адмиралами, генералами и нашей свитой. Посетили «Victoria Albert», на кот. проводят ночь д. Arthur, т. Lonischen и Helen. Наконец послушали нашу музыку за обедом. Ночь стояла ясная. 23 сентября. Понедельник. Вышли из Портсмута в 7 ч. и малым ходом пошли к английской эскадре, которая ждала нас на О. от острова Wight. Гулял на палубе и это время. Ветер задувал все крепче, и волна делалась больше по мере удаления от берега. Но погода стояла ясная. Англ. суда держали замечательно свои места; шли 13-узловым ходом. Качка усиливалась и броненосцы брали волну за волной. В 11 ч. встретили французскую эскадру; англичане повернули лихо назад с салютом, французы заняли их места. После этого пошел спать. Бедную Аликс совсем укачало и дочку тоже. В 2 часа вошли в Шербур во внутренний порт, а «Штандарт» и вся эскадра стали по диспозиции на рейде. Сошли на берег и встречены были президентом Феликс [ом] фор [ом]. После представлений вернулись на яхту и пересели на авизо* «Elan», на кот. совершили обход всех судов и посетили флагман, броненосец «Носпе». Здесь смотрели на парад всех свезенных вместе морских команд. Дуло здорово. Вернулись на «Полярная Звезда», к 5 час. и катере президента. * Сторожевой корабль (франц.). Летом 1897 года новую императорскую яхту с кратковременными визитами посетили в Кронштадте: сиамский король, император Германии и президент Французской республики. И в дальнейшем при посещениях России главами иностранных государств Николай II неоднократно принимал их на борту «Штандарта». 1905 год. 10 июля. Воскресенье… Ровно в час вышел на «Полярной Звезде» в Бьорке, куда прибыл в 4 часа. Стали на якорь у ост. Равица. Были две грозы с сильнейшим ливнем, но температура очень приятная. С 7 час. ожидали прихода «Гогенцоллерна», кот. запоздал на два с 1/2 часа. Он подошел во время нашего позднего обеда. Вильгельм приехал на яхту в отличном расположении духа и пробыл некоторое время.… Вернулись на «Полярную» только в 2 ч. 11 июля. Понедельник. Проспал подъем флага и встал в 9 1/4. Погода была солнечная, жаркая, со свежим SO. В 10 ч. прибыл Вильгельм к кофе. Поговорили до 12 ч. и втроем с Мишей отправились на германский крейсер «Берлин». Осмотрел его. Показали арт. учение. Завез Вильгельма к нему и вернулся на «Полярную». Было полчаса отдыха. В 2 часа у нас был большой завтрак. Слушали музыку Гвардейский Экипаж и разговаривали все время, стоя до 4 1/2. Простился с Вильгельмом с большой сердечностью. Снялись в 5 час. одновременно и до маяка Веркомоталы шли вместе; затем разошлись… На «Александрии» прибыл в Петергоф в 10 час. Аликс встретила нас у морских ворот. Вернулся домой под самым лучшим впечатлением проведенных с Вильгельмом часов! Жизнь царской семьи была тесно связана с понятием протокола. «…На встречу с королём Эдуардом VII в Ревеле царская семья прибывает на императорском поезде; «Штандарт» ждёт её в порту 9 июня 1908 г.» … «…Следующим летом (1909 г.) царская семья 1908 года. отправляется на яхте в Данию и Стокгольм; … В Англии, когда царская яхта под эскортом величественно входит в британские территориальные воды, приближаясь к якорной стоянке Спидхед …,ей навстречу выходит Северная эскадра Британского флота: двести судов, сопровождаемых крейсерами «Indomitable» – («Неукротимый»), «Irreconcilable» – («Непримиримый») и «Invincible» – («Непобедимый») …В честь российских гостей английский король начинает парадом военно-морских сил ежегодную Каусскую регату. Зрелище в высшей степени впечатляющее. В июне 1912 года император Германии Вильгельм II приходил на яхте «Hohenzollern» на закладку в Ревеле нового порта Петра Великого. В августе того же 1912 года Николай II принимал на «Штандарте» и вел дипломатические переговоры с премьер-министром Франции Р. Пуанкаре. Именно на «Александрии» Николай II дважды принимал Раймонда Пуанкаре, в первый раз в качестве премьер-министра в июне 1912 года, а во второй раз – как президента Франции в июле 1914 года. Следует отметить, что во время морских путешествий для императорской семьи яхты становились жилым домом. Её сопровождала свита придворных и прислуги, которые были обязаны жить по законам и этикету императорского двора. Как мы видим император Николая II, равно как, и кайзер, Вильгельм II активно проводил свои встречи, визиты, используя яхты, как территорию Российской империи для ведения дипломатических переговоров. Это было и во время визитов императора Николая II во Францию в 1896 и в 1901 гг. Император, используя визиты на яхты, укреплял франко-русский союз, заключенный в 1891—1893 гг Таким образом, императорские яхты в разное время выполняли следующие функции: 1.Участвовали в церемониальных действиях (коронование, свадебные путешествия, смотры, парады и т. д.) 2.Являлись резиденцией для глав иностранных держав. 3.Были местом проведения переговоров, являясь государственной территорией, обеспечивали необходимую безопасность для высоких договаривающихся сторон. 4.Средством доставки в тот или иной пункт глав государств и сопровождающих их лиц. 5.Выполняли посольские функции. 6.Использовались для официальных визитов, неофициальных, визитов проездом, и свиданий государственных деятелей и гостевых визитов. 7. Иногда императорские яхты участвовали в парусных гонках крупных яхт. Из вышесказанного, можно сделать вывод, что императорские яхты являлись важным дипломатическим инструментом в проведении внешней политики России. Во все времена иностранные государства пытались оказать влияние на выработку внешнеполитического курса России и таким образом поменять сложившуюся к тому времени конфигурацию взаимоотношений между державами в Европе. И здесь необходимо подчеркнуть, что к началу Первой мировой войны российская внешняя политика окончательно перешла от политики «личной», династической к политике сугубо государственной. Переломным рубежом в судьбе Николая II стал 1914 год – начало Первой мировой войны. Первого августа 19 июля 1914 года Германия объявила войну России. В августе 1915 года Николай II, в связи со складывавшейся обстановки на фронтах принял на себя военное командование (ранее эту должность исполнял великий князь Николай Николаевич). Император Николай II, на протяжении десятилетий работал с высокообразованными специалистами и сам, имея широкий кругозор и практический знания, глубоко разбирался в вопросах, как теории военно-морского дела, так и практических. Кроме того, иногда совместно с высокопоставленными чиновниками император принимал министров других ведомств, русских послов, и военных морских агентов, которые работали в различных странах, как союзников, так и потенциальных противников, и других специалистов. Знакомился на местах с положением дел и бывал в учебных заведениях, производил гардемарин в мичмана, капитанов 1 ранга в адмиралы, назначал командующих флотами, подписывал рескрипты и указы, финансовые документы. А также встречался как с министром финансов, так и с представителями Госконтроля и посланцами за границу, принимал иностранных послов и их морских военных агентов. Бывая с визитами за границей, он проводил официальные переговоры с королями, императорами, кайзерами, президентами и министрами. Знакомился с новинками техники, и присутствовал на их испытаниях, как на суше, так и в море. Посещал заводы и верфи, крепости, батареи, училища, лазареты. Он утверждал документы, подготовленные Военно-морским министром и Генеральным Морским Штабом, прежде чем их передать на согласование в Государственную думу. Одним словом, всё, что делали Военно-морской министр и ГМШ, весь объём информации, конечно, вкратце должен был знать и понимать и император. Во время войны часто бывал на передовой и встречался с военными представителями союзников Франции, Англии. Италии, Румынии и т. д. Император записал в своём дневнике. Далее, 18 января 1917 года. Среда. Он указывает: «В 11 часов принял членов съехавшийся конференция – Франции, Англии и Италии, всего 37 человек. Поговорил с ними около часа. В 12 часов у меня был Сазонов, назначенный послом в Англию…». 27 января 1917 года. Пятница. Он отмечает: «…Познакомился с инженером-строителем Мурманской ж/д Горячковским…». 5 июня 1915 года. Пятница. «…В 6 часов принял Кедрова, возвратившегося из командировки на английском флоте…». Таким образом, император, находясь в действующей армии жил её жизнью. Руководил совещаниями в штабе, посещал армейские части, корабли, госпиталя, бывал на передовой, то есть непосредственно в окопах, осматривал фортификационные сооружения, в частности, во время посещения крепости Перемышль. Знакомился с личным составом. Постоянно общался с постоянными представителями военных миссий, которые находились в ставке в г. Могилёве. Это были французский генерал, глава французской военной миссии Жорж Жанен, итальянский полковник глава итальянской миссии Марсенго Б., бельгийский генерал, глава бельгийской военной миссии, барон Рикель, британский генерал, военный представитель Хенбери – Вильямс, сэр Джон и многие другие. Надо отметить, что император, находясь неоднократно в поездках в такие страны как Германия, Англия, Франция, Дания, Швеция, Румыния до начала войны император знакомился с армиями других стран. Кроме того, в годы войны император занимался координацией и финансированием деятельности российских Представительств за рубежом руководил в ходе войны., Принятие Российским императором на себя должности главнокомандующего армией и флотом с 1915 года, позволило, в конечном итоге, проводить слаженную работу между различными ведомствами и отраслями промышленности, дало возможность перевозить миллионы тонн особо важных грузов из зарубежных стран в российские порты Архангельск, Владивосток, Мурманск и другие, и насыщать флот и армию необходимыми видами вооружений, одновременно создавая их запасы на складах. Большую роль в этом деле играли заграничные учреждения России, прежде всего посольства и консульства. Где, в частности, огромную работу проводили военно-морских атташе по контролю за прохождением грузов от точки погрузки на заводах, судоверфях до доставки его в порт назначения, составляли маршруты судов с грузами для России. Немалую роль в поставках грузов в Россию сыграли Союзнические конференции. Опыт работы зарубежных представительств России, которые внесли неоценимый вклад в дело обеспечения армии и флота необходимыми видами вооружений в годы 1-й мировой войны, был воспринят и после окончания 1-й мировой войны во вторую мировую войну, в годы борьбы с фашизмом, и в настоящее время деятельность российских представительств за рубежом, являющимися правопреемниками вышеназванных, имеет важное значение для российской армии и флота. За годы войны через порты русского Севера в Англию, Францию, США, и обратно в Россию, из этих стран шла основная масса военных грузов. Только в 1917 году вывоз из Архангельска составил – 1 109 288 тонн, а ввоз – 2 734 599 тонн, а число обработанных судов равнялось 620 единицам. Осмысливая исторические события тех дней, мы осознаем, что замысел Императора опередил своё время на 100 лет вперёд. И если бы Европа в 1899 году прислушалась к русскому Императору, мир, наверное, никогда бы не узнал и не испытал бы на себе удушливых газов, разрывных пуль, кассетных бомб, ядерного оружия… Мир никогда бы не потерял миллионы погибших в аду Вердена, Сталинграда, Дрездена, Хиросимы, Белграда, Багдада… Российская Федерация как правопреемница Советского Союза приняла на себя обязательство соблюдать подписанные императорской Россией Гаагские конвенции. Уроки Гаагских конференций сегодня позволяют глубоко осмыслить историческое значение принятых документов, даёт возможность прогнозировать развитие и глобализацию мировой цивилизации, активизировать усилия по восполнению пробелов в международном гуманитарном праве с целью сохранения жизни на земле, защиты окружающей нас среды, и всемирного культурного наследия человечества. В заключении следует напомнить, что деятельность императора на своем посту была прервана в результате военного переворота, что привело к катастрофическим событиям в России. Они отозвались гибелью и страданиями миллионов людей, разрухой промышленности и сельского хозяйства, в том числе, это привело к уничтожению большей части императорского флота. Кроме всего прочего, были прерваны дипломатические отношения со многими странами мира, а бывшие союзники в войне против общего врага стали врагами России. Пришедшее к власти Временное правительство уже седьмого марта принимает постановление об аресте «отрекшегося императора Николая II с супругой». 8 марта генерал Михаил Алексеев сообщает царю, что он «может считать себя как бы арестованным». 9 марта Николай прибывает в Царское Село, где фактически заключается под домашний арест вместе с семьёй. Императрицу незадолго до этого арестовывает лично командующий войсками Петроградского военного округа генерал Лавр Корнилов. Император Николай II, его жена императрица Александра Федоровна и дети жили под арестом в Александровском дворце Царского Села с девятого марта 1917 по первое августа 1917 года. Царская семья одна из первых в России подверглась репрессиям. Спустя 91 год после кровавых событий, первого октября 2008 года Президиум Верховного Суда РФ признал Николая II и его семью жертвами политических репрессий. и постановил признать необоснованными репрессии и реабилитировать Романова Николая Александровича, Романову Александру Федоровну, Романову Ольгу Николаевну, Романову Татьяну Николаевну, Романову Марию Николаевну, Романову Анастасию Николаевну и Романова Алексея Николаевича. ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ ii И РОССИЙСКИЙ ФЛОТ (1906—1917). нЕ ОПУБЛИКОВАННЫЕ СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ Интерес граждан к военно-морской истории своей родины понятен и без труда объясним. А вот проблеме, связанной с руководством флотом императором Николаем II, необходимо уделить особое внимание, так как изучение её становится ещё более актуальным в настоящее время. На фоне относительно большого числа публикаций по вопросу оценки деятельности Николая II, как императора, которые претендовали и претендуют на полноту данных, по данной теме существуют лишь единичные труды, посвящённые императору Николая II, как руководителя Военно-Морского Флота России. Ответ на этот вопрос надо искать не в догадках и домыслах, а в поиске и анализе исторических документов и их публикации. Поскольку автору не удалось обнаружить в опубликованном виде в открытой печати дневниковых записей императора за период с 1907 – 1913 годы, необходимо было восстановить событийный ряд в деятельности императора. Как же строил император свою работу по развитию флота России? Император в своей работе с военно-морским флотом опирался на уже сложившуюся систему взаимоотношений с ведомствами посредством общения с их руководителями, которых он и назначал. Это в первую очередь были начальник Морского министерства и начальник Морского Генерального Штаба. После русско-японской войны, император, учтя факты, которые были выявлены, и существенные недостатки, как в техническом оснащении флота, так и в обучении личного состава, боевой подготовке, предпринимает меры по ликвидации вышеназванных. Так, он вводит должность морского министра, который получил такие же права, как и другие руководители государственных ведомств. Здесь следует сделать отступление. Ещё, не будучи императором, уже в 1894 года 19 декабря он совместно с главным начальника флота и морского ведомства генерал-адмиралом великим князем Алексеем Александровичем обсуждают тему, связанную со строительством морской крепости в Либаве. Эта тема найдёт свое продолжение и в дальнейшем в дневниковых записях императора. Каждый понедельник, а в дневниковых записях Николая Александровича это чётко прослеживается с первых строк, на протяжении всего его царствования, он принимает у себя докладом генерал-адмирала, как он пишет «дяди Алексея» (дядя Алексей – сын Александра II (1880—1905), генерал-адмирал, главного начальника флота и морского ведомства), и адмирала Чихачёва Н. М., до 1896 года управляющего Морским министерством. В дневниковых записях императора за 1905 год мы читаем: «30 мая. Понедельник. Сегодня после долгого доклада дядя Алексей объявил, что он желает уйти теперь же. Ввиду серьёзности доводов, высказанных им, я согласился. Больно и тяжело за него, бедного»! На смену ему приходит адмирал Бирилёв А. А. (1844—1915), который становится морским министром (1905—1907) и начальником главного штаба. В дальнейшем сменяет на этом посту Диков И. М. В дневниковых записях императора, относящихся к началу 1907 года, читаем: «11 января. Четверг. Принял Дикова, назначаемого морским министром». А исполняющим делами начальника ГМШ назначается Яковлев Н. М. Позднее на этом посту находится Воеводский С. А. (1909—1911). А с 1911 по 1917 годы бессменно министерство возглавлял Григорович Иван Константинович. Так император записал, что 29 марта 1913 года он утвердил в должности Военного морского министра Григоровича И. К. И. К. Григорович в 1906 году был командующим Либавского военного порта имени Императора Александра III, а в феврале 1909 года Императорским указом он назначается товарищем (заместителем) морского министра, и получает звание вице-адмирала. В его ведении находились вопросы материально-технического и гидрографического обеспечения флота, кораблестроения и судоремонта, и ему уже подчинялись Центральные органы подобного профиля. Иван Константинович был боевым офицером, в частности, в 1904 году был командиром Порт-Артурского порта, где в тяжелых условиях обороны, под обстрелами японцев смог организовать ремонт кораблей, постановку минных заграждений, траления, снабжения. Поэтому, учитывая всё, это он и был назначен начальником порта Либава. Такая кандидатура устраивала императора и Госдуму. В январе, учитывая опыт войны и развития оружия и техники, 1906 года учреждается должность товарища (заместителя) морского министра, в ведении которого передаётся: главные управления кораблестроения и снабжения, гидрографического обеспечения, Морской технический комитет, канцелярия министерства, Управление главного медицинского инспектора, Управление казёнными заводами (Обуховский сталелитейный, Балтийский судостроительный и механический), архив, управление сберегательной вспомогательной кассой работающих и служащих по вольному найму в местных учреждениях морского ведомства. Что же касается создания МГШ, высшего оперативно-стратегического органа управления Российским флотом, то это было обусловлено воссозданием флота после трагедии 1904—1905 годов и планово-перспективного военно-морского строительства. Высочайшим рескриптом от 24 апреля 1906 года на имя морского министра вице-адмирала Бирилёва А. А. Именным Высочайшим указом Правительствующему Сенату 5 июня из состава Главного морского штаба были выведены части стратегическая и организационная по мобилизации флота с преобразованием в самостоятельный Морской Генеральный Штаб. Начальником МГШ был назначен капитан 1 ранга (с 1907 года контр-адмирал) Брусилов Л. А. Ему Брусилову Л. А. подчинялись военно-морские агенты (атташе) за границей, оперативные части (отделения) в штабах, начальники действующих флотов (морсил). А также в его ведение были переданы общие направления деятельности Курсов военно-морских наук в Николаевской Морской Академии. Руководитель, которого имел право Всеподданнейшего доклада императору при морском министре по своему кругу вопросов. Император 11 января 1907 года наделил морского министра правами главного начальника флота и морского ведомства и управляющего боевыми силами, личным составом и строевой частью, Главного и Морского штабами. 10 октября 1911 года утверждено Временное положение об управлении морским ведомством, которое просуществовало до 1917 года. Кроме того, после русско-японской войны решено для основательной подготовки личного состава и успешного его участия в дальних походах создать учебный отряд кораблей, куда вошли корабли: крейсер «Слава», «Гиляк», «Адмирал Макаров», «Цесаревич» и другие. В 1906 году были открыты: – офицерский класс подводного плавания, (указом императора от 19 марта 1906 года был учреждён подводный флот России), – офицерский водолазный и штурманский классы, – офицерская воздухоплавательная школа и офицерский класс морской авиации. Сам император был знаком с деятельностью МГШ не на словах, а на деле: он постоянно принимал у себя как военно-морских руководителей высшего ранга, так и военных агентов и многих других специалистов, поскольку для принятия необходимых решений ему было необходимо знать, что происходило и в стране и за границей. Такую информацию ему мог предоставить МГШ. Для этого в его структуре были созданы, как говорилось выше, отделения: – русской и иностранной статистики, – и военно-историческое. А также имелось и делопроизводство по мобилизации. Выполняли они следующие задачи: – сбор и обработка информации об общем политическом положении, о силах и средствах иностранных государств, и об их готовности к войне, имеются в виду, потенциальные противники, о морских театрах военных действий, обработка статистических данных о русском флоте; – составление проектов программ развития морских вооружённых сил, составление основных заданий к постройке кораблей, для подготовки театра военных действий, для подготовки неприкосновенных запасов, для комплектования флота и мобилизации, формирования эскадр и отрядов и их дислокации; – составление основных планов обучения, ремонта, перевооружения, снабжения флота, соответственно, подготовки флота к войне; кроме того: положений, уставов, правил службы и инструкций, касающихся боевой подготовки флота; – разработка вопросов общей организации службы на флоте, составления заданий по морским манёврам, наблюдение за их ходом и отчёты о них; – проработка военно-исторических материалов, разработка документов для составления международных деклараций, переписка по военно-политическим вопросам, общее заведование «Морским сборником». В 1912 году МГШ вновь подвергся реорганизации и перед началом 1-й мировой войной он состоял из семи частей: 1-я оперативная (Балтийское и Северное моря), 2-я оперативная (Черное море и южные моря), 3-я оперативная (Тихий океан и восточные моря), 4-я организационно-тактическая из 2-х отделений: 5-е статистическая иностранная, 6-е статистическая русская (обе по изучению флотов), 7-е военно-морская историческая и канцелярия. В начале войны ему были добавлены отделения: воздушного и подводного плавания. Служба тыла. Взаимодействия морских и сухопутных сил в Прибалтике и на дальних подступах к столице со стороны Финского залива. К 1914 году протяжённость территории Российской империи составляла с севера на юг 4 383,2 вёрст (4 675,9 км) и с востока на запад – 10 060 вёрст (10 732,3 км). Общая длина сухопутных и морских границ равнялась 64 909,5 верстам (69 245 км), из которых на долю сухопутных границ приходилось 18 639,5 вёрст (19 941,5 км), а на долю морских границ – около 46 270 вёрст (49 360,4 км), а для этого нужны были корабли, которые и строились на судостроительных заводах Общая площадь границ Российской империи составляла 21 800 251 км . Население составляло 181 537 800 чел. И все это требовало защиты. Учитывая всё это Высочайшим повелением, объявленным приказом по морским ведомствам от пятого января 1908 года, с первого января того же года «Новое Адмиралтейство» и «Галерный островок», объединялись в отдельное самостоятельное предприятие под общим названием «Адмиралтейский судостроительный завод», аналогичный «Балтийскому заводу». Подчинялись они непосредственно товарищу (заму) морского министра, который отвечал в министерстве за вопросы судостроения. В это время на верфях в стадии постройки находились эскадренные броненосцы «Андрей Первозванный» («Адмиралтейский судостроительный завод»), крейсера: «Баян» (верфь «Ла Сейн», Франция), «Паллада» («Адмиралтейский судостроительный завод»). Канонерские лодки «Карс», «Ардаган», («Новая адмиралтейская верфь») которые 28 апреля в 1911 году ушли на Каспий. В 1909 году крейсер «Паллада» и «Баян» ушли на швартовые испытания в Кронштадт. «Баян» сдан в 1911 году. В 1910 году эскадренный броненосец «Андрей Первозванный» на швартовых испытаниях в Кронштадте, сдан 30 апреля 1912 года. На основе анализа судостроительных программ Правительством было принято решение в декабре 1908 года о строительстве линкоров дредноутного типа, отнесённых по названию линкора головного типа «Севастополь». Проект завершили разрабатывать в апреле 1909 года. А уже третьего апреля 1909 года на Адмиралтейском заводе было заложено два линкора: «Гангут» и «Полтава». Первым со стапелей спустили линкор Севастополь», «Полтаву» спустили на воду ко дню Полтавской битвы, то есть к 27 июля 1911 года (здесь старый стиль), а «Гангут» позже. Линкор «Полтава» прошёл ходовые испытания 24 ноября 1914 года, и вступил в строй четвертого декабря 1914 года, а линкор «Гангут» прошёл ходовые испытания 21 декабря 1914 года. 9 февраля 1909 года морской министр и начальник МГШ обратились к императору с просьбой разрешить, согласно докладу, составить программу судостроения на следующие 10 лет. Они получили её, и представили её в Совет Министров под названием: «Программа развития морских вооружённых сил на 1909 – 1919 годы». 24 февраля 1910 года данный документ был согласован с Советом министров, а 24 марта с императором. Программа предполагала за десять лет построить для флота России 8 линкоров. 4 линейных крейсера, 9 лёгких крейсеров, 36 эсминцев, 36 шхерных миноносцев и 20 подводных лодок. После рассмотрения и сокращения количества заказываемых к постройке кораблей в согласованном документе осталось: 4 линкора. 4 линейных крейсера, 4 лёгких крейсера, 18 эсминцев и 12 подводных лодок. А 25 апреля 1911 года император утверждает «Программу усиленного судостроения Балтийского флота на 1911—1915 годы» и «Закон об императорском флоте». Кроме того, 9 мая 1911 года император утвердил «Положение о командовании Морскими силами Балтийского и Черного морей и командующего Сибирской флотилией», которое было введено в действие через 18 дней. Как можно понять из вышеперечисленных документов, подписанных императором, становиться совершенно ясно, что он постоянно держал руку на пульсе дел, связанных с укреплением флота России. Голосование в Госдуме по этому законопроекту, но уже в уточнённом варианте, принимается под названием «Программы усиленного судостроения БФ на 1912—1916 годы», 6 июня 1912 года. Помимо вышеупомянутых программ, император 17 июня 1912 года окончательно утвердил «План операций морских сил Балтийского моря на случай европейской войны». Согласно «Программе усиленного судостроения БФ на 1912—1916 годы» предполагалось спроектировать и построить до 16 июля 1915 года линейные крейсера: «Бородино, «Наварин», и типа «Измаил» – 4 единицы. Так уже 18 июля 1915 года был спущен на воду «Бородино». 27 октября 1915 года и «Наварин». Всем этим вопросам император уделял большое внимание и особо судостроению. Так, в частности, находясь в Крыму, в Ливадии, он 28 ноября 1913 года сделал следующую дневниковую запись: «…принял Григоровича, с вице-адмиралом Муравьёвым по вопросу судостроения». (Муравьёв – начальник Главного управления кораблестроения в морском министерстве). Проиллюстрируем это на примере дневниковых записей, которые лучше всего характеризуют деятельность императора по развитию флота. Император с 19 января 1913 года по 18 июля 1915 года посетил и ознакомился с ходом постройки кораблей для ВМФ России на следующих судостроительных предприятиях: Николаевском, Севастопольском, Кронштадтском, Адмиралтейском, Николаевском. Так, 19 октября 1913 года, находясь в г. Николаеве император записал в своём дневнике: «Сегодня в Николаеве спущен первый линейный корабль «Императрица Мария». 1 июля 1914 года. Вторник. «…В 10 час. Пошли в Кронштадт. Погода была душная и дождливая. Съехали в гавань и присутствовали на освящении нового огромного дока имени Алексея. Когда была напущена вода, в док вышел крейсер „Рюрик“. В час с четвертью прибыли на „Штандарт“. После завтрака ушли в море. Погода поправилась. В 8 с четвертью вечера стали на бочку на „рейде Штандарт“. С нами пришли: „Полярная Звезда“ и пять миноносцев – „Войсковой“, „Доброволец“, „Москвитянин“, „Эмир Бухарский“ и „Финн“…». 18 июля 1915 года. Суббота. «В 10.10 отправился Ольгой и Татьяной на Адмиралтейский судостроительный завод. Обошёл верхнюю палубу гиганта линкора „Бородино“, спуск которого прошёл блистательно. Поговорил с ранеными офицерами и на катере прошёл мимо массы раненых нижних чинов на набережной и на „Измаиле“ с другой стороны. Затем перешёл на яхту „Нева“, где Григорович угостил нас прекрасным завтраком. Погода была солнечная. Ветер с моря. Вернулся в Царское Село в 2 часа 30 минут…». Наибольшее количество визитов пришлось на первый год войны – 1914 год – 4 визита. Итого: 8 записей о посещении заводов. Император лично контролировал ход строительства кораблей на Юге: линкора «Императрица Мария», линкора «Императрица Екатерина Великая», эсминца «Беспокойный», миноносцев «Пылкий», «Поспешный» и подводную лодку «Нарвал», большого дока имени Н. А. Романова, заложил закладную доску на корабле «Император Николай I», а на Северо-Западе: линейные корабли «Севастополь», «Гангут», «Полтаву», «Петропавловск», «Бородино», нового огромного дока «имени Алексея Николаевича Романова». Строительство флота не прекращалось ни на один день. К началу войны русский флот имел в своём составе: Балтийский флот: линкоров – 5, броненосных крейсеров – 6, крейсеров – 4, эсминцев – 58, миноносцев – 23, миноноска – 1, минных заградителей – 5, подводных лодок – 11, канонерских лодок – 6, транспортов – 26, посыльных судов – 11, яхт – 6, учебных судов – 8, портовых – 59. Итого: 229 единиц. Черноморский флот: линкоров – 7, крейсеров – 2, эсминцев – 17, миноносцев – 16, минных заградителей – 3, подводных лодок – 4, канонерских лодок – 3, транспортов – 7, посыльных судов – 2, учебных судов – 1, портовых – 14. Итого: 76 единиц. Сибирская флотилия: крейсеров – 2, эсминцев – 20, минных заградителей – 1, подводных лодок – 1, канонерских лодок – 1, транспортов – 9, посыльных судов – 1, портовых – 11. Итого: 46 единиц. Амурская флотилия: канонерских лодок – 18, из них, 8 башенных, 2-го ранга и 10, 3-го ранга. Итого: 18 единиц. Каспийская флотилия: канонерских лодок – 2, транспортов – 1, посыльных судов – 2, портовых – 2. Итого: 7 единиц. Достраивалось на воде: линкоров – 5, эсминцев – 3, подводных лодок – 4, транспортов – 1. Итого: 13 единиц. В постройке было: линкоров – 2, броненосные крейсера – 4, эсминцев – 42, крейсеров – 4, подводных лодок – 15. Итого: 67 единиц. Под неусыпным контролем императора находилась и подготовка специалистов для флота. Так Николаевскую Морскую Академию в 1913 году закончили 39 офицеров, а на 1 января 1914 года в ней обучалось 55 офицеров. В Морском корпусе (срок обучения 6 лет) на 1 января 1914 года состояло 766 воспитанников. Произведено в корабельные гардемарины 114 человек. Морское Императорское училище Императора Николая I (срок обучения 4 года) в 1913 году закончило: артиллерийский офицерский класс – 24 человека, минный офицерский класс – 19 человек, офицерский класс подводного плавания – 19, временный штурманский класс – 14 человек, водолазный класс – 4 человека. В Морском инженерном училище имени Императора Николая I весной 1914 года на кораблестроительном отделе обучалось 25 гардемаринов, а на механическом – 198. В период с 1905 по 1914 годы было подготовлено 51 кораблестроитель и 322 инженера-механика. Кроме того, в других офицерских школах также в 1913 году выпущено 30 электромехаников, а в воздухоплавательной школе 18 человек, в том числе в авиаотделе 26 человек. Специалистов из нижних чинов для флота готовила 21 школа. После начала войны в России авиашколы были расположены в Севастополе, Петербурге, Баку. Так школы в Петербурге и Баку подготавливали в год по 20 лётчиков. Помимо вышеназванных учебных заведений специалистов для флота готовили также: Артиллерийский офицерский класс в Кронштадте, который подготовил к началу войны 542 офицера. Водолазный офицерский класс в Кронштадте всего до 1914 года подготовил 50 офицеров. Временный штурманский класс в Кронштадте с 1911 по 1914 годы подготовил 55 штурманов надводного плавания. Минный офицерский класс в Кронштадте подготовил к 1914 году по основной специальности 642 офицера, по классу минных механиков 225 офицеров, в других классах 550 человек. Отдельные гардемаринские классы были созданы весной 1914 года в Санкт-Петербурге, где занятия 1-й группы в количестве 60 человек начались 1 июня 1914 года, а сентябре было зачислено ещё 100 человек. Офицерский класс подводного плавания находился в Ревеле, который с началом войны перевели в Санкт-Петербург, до войны он успел подготовить 45 строевых офицеров флота, 4 инженеров-механиков, 5 корабельных инженеров, 2 военно-морских врача и 3 офицеров по адмиралтейству. Сам император постоянно посещал военные корабли и уделял особое внимание боевой учёбе личного состава кораблей. Так из дневниковых записей императора мы узнаём: 17 августа 1906 года. Четверг. «…В 3 часа отправился на „Разведчике“ на суда Морского корпуса: „Моряк“ и „Воин“, а также на две лайбы (речное палубное судно) тех же наименований. После смотра последние две ушли в Петербург под парусами. Затем посетили канонерскую лодку „Храбрый“, которая 8 лет пробыла в Средиземном море. Кадеты на всех своих шлюпках гребли вокруг „Храброго“. Вернулись домой в 18.15.». 10 мая 1907 года. Четверг. «Встали в 7.30 и через час отправились в Петергоф на моторах. Погода была серая, шквалистая и холодная. Посетили гардемаринский отряд, недавно возвратившийся из заграничного плавания броненосцы: «Слава», «Цесаревич», и крейсер «Богатырь». Последним посетили учебное судно «Герцог Эдинбургский»», к которому очень трудно было пристать из-за зыби…». 10 июня 1913 года. Понедельник. «Встал в 8.30 чудным утром. В 10 часов отправился с дочками в Петровскую пристань. (Приветствовал) флотский почётный караул и депутацию города Кронштадта. По обе стороны улицы стояли судовые команды и части гарнизона. Освящение нового Морского Собора окончилось в 12 часов…. В 14.15 снялись с бочки, и ушли в море, пройдя между двумя линиями судов. Совершили переход на «рейд Штандарт» при чудных условиях, придя туда в 19.15. Нас конвоировали: «Полярная Звезда», миноносцы: «Украина», «Войсковой, «Страшный», «Туркменец-Ставропольский», «Казанец». На рейде застали «Царевну» и номерные миноносцы—циклопы…» В июне 1914 года союзная эскадра из Англии пришла с визитом в Кронштадт. Император в это день записал в своем дневнике: 14 июня 1914 года. Суббота. «…При подходе к Кронштадту погода прояснилась. Английская эскадра на малом рейде встретила нас громом салюта. Прошли на паровом катере вдоль линии судов и перешли на флагманский крейсер ««Lion» – Лион. На нём подняли английский адмиральский флаг при салюте. Осмотрел эту громадину в 28 тыс. тонн, и затем завтракали у адмирала Beatty. Англичане были радушны и любезны и показали мне всё, что меня интересовало. Оттуда переехали на крейсер «New Zealand» – Новая Зеландия, 19 тыс. тонн, на котором плавает Georgie Battenberg. Наконец в 4 часа снова с салютом ушли на «Александрию» в Петергоф…». В 1915 и 1916 годах император посетил корабли Черноморского флота. Вот как он описывает эти события в своем дневнике: 29 января 1915 года. Четверг. «…Приехал в Севастополь в 10 часов… Обойдя массу представляющихся на пристани. Сел в паровой катер и пошёл к эскадре. Посетил флагманский корабль „Евстафий“ и крейсер „Кагул“. Проходя мимо остальных судов, везде благодарил команды за боевую службу…». 13 мая 1916 года. Пятница. «Чудный день во всех отношениях. Я с Алексеем побывал на 25 судах. В 9.30 часов начал объезд, посетив: лин. корабли – „Евстафий“, „Иоанн Златоуст“, „Пантелеймон“ и „Ростислав“; и крейсера – „Кагул“, „Память Меркурия“, „Алмаз“ и „Прут“. На каждом обходил офицеров и команды и благодарил их за боевую службу. Вернулся к завтраку. В 2.30 продолжал объезд со всеми детьми. Посетил всю минную бригаду. Миноносцы 1-го дивизиона: „Пронзительный“, „Счастливый“, „Беспокойный“, „Гневный“ и „Дерзкий“; 2-го дивизиона – „Громкий“, „Пылкий“, „Быстрый“ и „Поспешный“; 3-го див. „Лейтенант Шестаков“, „Капитан-лейтенант Баранов“, „Капитан Сакен“ и „Лейтенант Зацаренный“; 5-го див. „Заветный“, „Звонкий“, „Жаркий“ и „Жуткий“. Кончил ровно в 5 часов…». 14 мая 1916 года. Суббота. «Дивный жаркий день. В 10.15 отправились на линкор «Императрица Мария» к обедне… заехал к Эбергарду на «Георгий Победоносец» и выслушал доклад…». Г. Севастополь. Итак, в период с августа 1906 года по 14 мая 1916 года император посетил 32 раза Русский флот: БФ, ЧФ, и два визита у него было на иностранные флоты: Из вышеприведённой информации видно, что интенсивность визитов на корабли нарастает в связи с приближением войны и в ходе самой войны. Император бывает на разных по классу корабли, и в дневниковых записях отмечает наиболее значимые события войны. Он находится постоянно в курсе событий на фронтах и на других театрах военных действий за рубежом. А также уделяет большое внимание новинкам техники и их внедрению в промышленность, армию и флот. Кроме того, он проводит смотры матросам и производит гардемарин в мичмана, посещает технические выставки, присутствует на испытаниях самолётов и других видов техники. Вот как он сам рассказывает об этом в своих дневниковых записях. 29 января 1913 года. Вторник. «…Рассматривал план укрепления г. Ревеля при военном и морском министрах и утвердил…». 17 июня 1914 года. Вторник. «…В 12.30 поехал в Большой дворец, где осматривал планы последних работ в крепостях…». Петергоф. 31 января 1915 года. Суббота. «…Поезд подошёл к Брянскому Александровскому Южно-Российскому заводу, который я осмотрел не торопясь, и с большим вниманием видел действие доменных печей и производства рельс, стального листа, брони и проволоки. Рабочих 9500 человек – всё делается из наших материалов и вообще производит прекрасное впечатление…». 1 декабря 1916 года. Четверг. «В 9.30 отправился в Петроград и на Фарфоровый и Стеклянный завод. Главным образом заинтересован был способом производства оптического стекла для военного и морского ведомств. Обошёл все здания и под конец осмотрел бегло музей завода. Провёл там два часа и остался очень доволен постановкой дела. Вернулся в Царское Село в 1.30…». Император в период с 29 января 1913 года по 1 декабря 1916 года предпринял 28 посещений вышеназванных мероприятий. Но число посещений данных мероприятий с каждым годом уменьшается. Объясняется это просто. В 1913 году, то есть за год до войны, шла напряжённая работа по подготовке кадров и техники, и император находил для этого время. И в начале войны, в 1914 году, у императора ещё было время для таких акций. А вот когда он принял на себя титул главнокомандующего, то в связи со складывавшимися обстоятельствами на фронтах, времени для посещения воинские части и флотские подразделения, главнокомандующих, знакомится с обстановкой на местах и т. д. у него оставалось мало. Нельзя обойти стороной другой вид деятельности императора: его общение с послами и военными агентами, которые поставляли ему информацию о состоянии дел в сопредельных государствах на флотах и в сухопутных армиях. Об этом он также упоминает в своих дневниковых записях. Из информации, полученной по прочтении дневников императора, мы узнаем о ходе войны и о боевых действиях флота: 19 июля 1914 года. Суббота. «… Германия нам объявила войну…». 30 октября 1914 года. Четверг. «…Прибыл в Ивангород в 3 часа. Поехал в моторе с комендантом Шварцем в крепостной собор. По дороге стояли войска гарнизона и между ними рота Её Величества Гвардейского Экипажа и роты Балтийского и Черноморского экипажей. В центральном пункте выслушал доклад об обороне крепости и о содействии крепостной артиллерии полевым войскам в отражении неприятеля. Затем выехал вперёд, осмотрел батарею №4…». 30 января 1915 года. Пятница. «Встал в 8 часов чудным солнечным утром. В 9.30 отправился на катере на северную сторону на нижнюю пристань и в моторе объехал все батареи северного отдела, начиная с конца обороны приморского фронта с №16-го, который первый подвергся огню «Гебена». 23 октября. 1916 года. Воскресенье. «…В 7 часов принял Григоровича (военный морской министр), приехавшего из Севастополя после несчастного случая с (линкором) «Императрицей Марией…». Как мы видим, император сделал 34 записи о боевых действиях флота. В заключении необходимо отметить, что благодаря выполнению, принятой Правительством России Программы по строительству кораблей для императорского флота, работавшим под руководством императора, а также правильной морской политики России, созданные накануне 1-й мировой войны корабли, составляли 100% линкоров, 40% крейсеров, 30% эсминцев, которые вошли в состав флота, который в 1941 году встал на защиту СССР. ИМПЕРАТОРСКАЯ РОССИЯ В БОРЬБЕ ЗА ОГРАНИЧЕНИЯ ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ НА МОРЕ. (ГААГСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ 1899 И 1907 ГГ.) В 2018 году исполняется 120 лет как император России Николай II выступил с инициативой о проведении конференции по разоружению. В те годы в странах Европе ускорялась гонка вооружений. Германия активно строила флот, бросая вызов Великобритании – «Владыки морей», старалась не отставать от них и Франция. В связи с резким ускорением научно-технического прогресса, появляются все новые системы вооружения: автоматические пистолеты, пулеметы, минометы, артиллерийские орудия, самолеты, подводные лодки. На 1880—1890 гг. приходится смена поколений винтовок: они стали легче, скорострельнее, надежнее и – еще более смертоносными. В 1888 году Австрия переходит на систему Маннлихера, в том же году Германия – на систему Маузера. В следующие несколько лет Англия перевооружается винтовками системы Ли-Метфорда, Италия – винтовками Маннлихера-Каркано, Россия – винтовками Мосина (образца 1891 года). Новые военные программы Германии вызывали в Петербурге естественные опасения. В частности, 9 августа 1898 г. министром иностранных дел М. Н. Муравьевым была представлена всеподданнейшая записка. В ней выражалась озабоченность усилением вооруженных сил Германии. Согласно полученной во внешнеполитическом ведомстве информации, Вильгельм II «намеревается потребовать от парламента нового весьма значительного усиления состава имперской армии». Размер военных бюджетов к началу 1-й мировой был пугающе огромен: в 1913 году в России он достигал 28% от общих расходов госбюджета, в Германии и Франции – 27%, в Великобритании – 35%. Следует подчеркнуть, что в это же время император находится в Ливадии и это его пребывание в Крыму во многом связано с выдающимся событием в истории мировой дипломатии – 1-й Гаагской мирной конференцией, ибо весь ноябрь и первую половину декабря этого года здесь проходила основная работа по формулировке российских предложений о всеобщем сокращении и ограничении вооружений, а также о создании международного «третейского суда» для предотвращения военных столкновений между государствами, по первоначальному замыслу как бы представлявшего прообраз современной Организации Объединенных Наций. Эти предложения России были изложены, затем в ноте российского правительства от 30 декабря 1898 года и легли в основу программы работы Гаагской мирной конференции, состоявшейся в мае-июне 1899 года. Здесь следует подчеркнуть, что международное право – это система принципов и норм, регулирующих отношения властного порядка между государствами и другими субъектами международного общения. К отношениям, регулируемым нормами международного права, относят отношения между государствами, между государствами и международными межправительственными организациями. Государство как основной субъект международного права обладает тремя основными признаками, такими как территория, население, суверенитет. Основные права государства: право на суверенное равенство, право на самоопределение, право на участие в международных организациях, право на создание норм международного права. Основные обязанности государства: уважение суверенитета других государств. Международная конференция – временный коллективный орган, создаваемый несколькими государствами (не менее трех) в целях обсуждения какого-либо вопроса, проблемы и принятия по нему решения, удовлетворяющего все стороны, участвующие в конференции. Статус Международных конференций не зависит от того какое название они носят (съезд, совет, конгресс, совещание). Решения международных конференций принимаются, в основном методом консенсуса, однако, допускается принятие решения 2/3 голосов от принимавших участие в работе конференции, и принимавших участие в голосовании. И вот уже на 1-й и 2-й мирных конференциях в Гааге в 1899 и 1907 годах приняты международные конвенции о законах и обычаях войны, включённые в комплекс норм международного гуманитарного права. По соглашению между державами местом 1-й мирной конференции была избрана Гаага. На выбор места именно в Нидерландах повлияли различные факторы: во-первых, традиционно дружественные отношения между Россией и Голландией (Романовых и Нассау также связывали довольно близкие родственные связи). Во-вторых, Гаага уже имела опыт проведения ответственных переговоров, и в конце XIX века Нидерланды являлись европейским центром изучения международного права. Приглашение участвовать в конференции посылалось голландским правительством. Оно было принято всеми европейскими державами и 6-ю внеевропейскими (США, Мексика, Китай, Япония, Персия, Сиам (Тайланд). Папе Римскому, по настоянию Италии, приглашения послано не было. Болгария, по настоянию Турции, была допущена лишь без права голоса. Каждая из приглашённых держав прислала своих уполномоченных: Россия – барона Стааля, посла России в Лондоне, Франция – Буржуа, Германия – посла в Париже Г. Г. Мюнстера (при нём в числе комиссаров состоял профессор Штенгель, который доказывал неосуществимость и отчасти даже нежелательность осуществления пожеланий, высказанных в русской ноте). Назначение его комиссаром свидетельствовало о враждебном отношении германского правительства к задачам мирной конференции. По предложению королевы Нидерландов Вильгельмины начало работы 1-й Гаагской конференции в знак уважения к её августейшему инициатору приурочили ко дню рождения императора Николая II – 6 мая. Председателем конференции был избран представитель России, барон Е. Е. Стааль. В 1-й Гаагской конференции участвовало 26 государств: Россия, Османская империя (далее Турция), Германия, Австро-Венгрия, Италия, Франция, Испания, Великобритания, Нидерланды, Бельгия, Швейцария, Швеция, Дания, Болгария, Сербия, Черногория, Греция, Португалия, Лихтенштейн, Люксембург, Япония, Китай, Сиам (Тайланд), Персия, США, Мексика). Гаагская мирная конференция заседала в королевском Лесном дворце (Huis ten Busch) с 18/6 мая по 29/17 июня 1899 г (Здесь дату, что справа, следует читать по старому стилю до 1917 года). Дворец мира, местопребывание Суда, строившийся с 1907 по 1913 годы для Постоянной палаты третейского суда на средства, безвозмездно пожертвованные американским промышленником и филантропом Эндрю Карнеги, Итогом этой конвенции, разработанной русским депутатом проф. Ф. Ф. Мартенсом, явилось учреждение действующего и поныне Гаагского международного суда. Министр иностранных дел граф М. Н. Муравьев писал в своем всеподданнейшем докладе по этому вопросу, что «призыв Государя укажет на высокое бескорыстие, величие и человеколюбие Вашего Императорского Величества, и на рубеже истекающего железного века запечатлеет Августейшим Именем Вашим начало грядущего столетия, которое с помощью Божией да окружит Россию блеском новой мирной славы». В состав российской делегации были также включены видные чиновники МИДа – Ф. Ф. Мартенс, А. К. Базили, М. Г. Приклонский. Военное, Морское министерства и финансовое ведомство отправили на конференцию своих представителей-консультантов. Представители прессы на конференцию не допускались, поэтому о её заседаниях имеются только краткие сведения, сообщённые печати по постановлению самой конференции. Первая и главная цель конференции – сокращение вооружений и военных бюджетов или даже фиксирование их на уже сложившейся высоте – достигнута не была. Это было обусловлено исключительно позициями Германии и Франции. Позиция французской делегации на самой конференции вызвало у представителей Российской делегации далеко не однозначную реакцию. Один из главных участников конференции со стороны России Ф. Ф. Мартенс называл позицию французской делегации «подлой». «Они, – говорил Мартенс, – наши друзья и союзники, но не только не помогают нам, но, напротив, на каждом шагу пакостят, выступая против предложений России в военной и морской комиссиях». Многие столицы мира претендовали на право стать местом проведения первой мирной конференции. В Германии даже циркулировали слухи о том, что местом собрания мирного форума станет столица Саксонии. Германской делегацией руководил посол в Париже граф Г. Г. Мюнстер. По предложению руководителя российской делегации Е. Е. Стааля подготовительная работа конференции была распределена между тремя комиссиями, каждая из которых занималась определенным кругом специальных вопросов. В распоряжение каждой комиссии поступили различные документы, материалы, которые относились к рассматриваемой проблеме. В комиссии, рассматривавшей вопросы, связанные с механизмом сокращения вооружений, председательствовал бывший премьер-министр Бельгии О. Беернар. При этом она была поделена на три подкомиссии: по рассмотрению правил ведения сухопутной войны, морских сражений и непосредственно по разоружению. Предполагалось, что результаты деятельности комиссии по разоружению должны были стать наиболее значимыми на форуме, так как принесли бы незамедлительное улучшение финансового и экономического состояния государств, а также способствовали всеобщему умиротворению. Однако с самых первых заседаний конференции обнаружилось, что сами делегаты вовсе не спешат форсировать работу комиссии. Российские предложения о не увеличении бюджетов Военного и Морского министерств и численности сухопутной армии и флота встретили резкое сопротивление представителей Германии. Так, германский технический делегат полковник Шварцгоф заявил, что его страна вполне способна нести соответствующие расходы, а население отнюдь не страдает от налогов, «так как и частное благосостояние в Германии возрастает с каждым годом». Такое заявление сделало практически все дальнейшие дискуссии бессмысленными, дальнейшая судьба русского предложения была предопределена. Правда, сочтя такой итог излишне нелицеприятным, члены комиссии решили передать проект решения на обсуждение в подкомиссии, но и здесь его содержание не претерпело никаких изменений. Следующая комиссия изучала возможность использования в ходе военных конфликтов институтов посредничества и третейского разбирательства. Именно она стала, пусть и неофициально, главной на конференции, приковывая внимание делегатов мирного форума и мировой общественности. Председательство в комиссии по арбитражу было предложено первому уполномоченному Франции – (будущий лауреат Нобелевской премии 1920 г.) Леон Буржуа. Делегат из Берлина, Ф. Цорн, называл введение в практику международного права института третейского суда в качестве обязательного мероприятием несвоевременным и даже вредным. Справедливости ради следует отметить, что Цорн не скрывал своих скептических взглядов на возможные результаты конференции еще до ее начала. В итоге эта точка зрения Цорна победила, и единственное, чего удалось добиться поборникам арбитража, – это учреждения постоянного судебного органа, и то во многом благодаря усилиям делегатов от Великобритании и США. Представители Германии энергично препятствовали продуктивному ходу работы мирного форума. Показательным в этой связи выглядит включение в состав германской делегации профессора Штенгеля, который незадолго до открытия конференции опубликовал книгу, выдержанную в откровенно милитаристском тоне. Этот труд носил название «Вечный мир» («Der ewige Friede») и был издан в Мюнхене. В нем Штенгель отстаивал жизненную необходимость войн для политического, экономического, научно-технического и культурного развития народов. При этом автор рассуждал о вреде, который способны причинить идеи мира, а также содействующие их распространению различные конгрессы и конференции (в особенности предстоящая), так как они «могут ослабить боевые качества, воинственную бодрость и мужество немцев». Такая точка зрения в то время не была чем-то исключительным. Политическая элита Германии придерживалась схожих убеждений. Например, по мнению Б. Бюлова, (статс-секретарь по иностранным делам Германии с 1897 – 1900 гг.), гарантией сохранения мира могли служить лишь сильные армия и флот. А милитаризм он объявлял «наилучшей частью государственного, национального и народного развития Германии». Понятно, что, включив в состав делегации профессора Штенгеля, в Берлине едва ли всерьез рассчитывали достичь каких-либо существенных прорывов в деле ограничения роста вооружений. Конференция выразила лишь пожелание такого сокращения, но на деле никто из держав не спешил воплощать эти пожелания в жизнь. В итоге конференция приняла 3 конвенции: 1.О мирном решении международных столкновений; 2.О законах и обычаях сухопутной войны; 3.О применении к морской войне начал Женевской конвенции 10 августа 1864 года. А также 3 декларации: 1.О запрещении на пятилетний срок метания снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров или при помощи иных подобных новых способов; 2.О неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы; 3.О неупотреблении пуль, легко разворачивающихся или сплющивающихся в человеческом теле. Однако касательно разоружения эта русская инициатива была воспринята западными дипломатиями как наивность: конечно же, это не могло предотвратить стремление финансовой мировой «закулисы» к мировому господству и готовившуюся ею мировую войну – главным образом против России. Но этот почин русского Царя положил начало целому ряду действующих поныне конвенций о предотвращении жестоких способов ведения войны, о гуманном обращении с пленными и т. п. 2-я Гаагская конференция 1907 года. Инициативу созыва 2-й Конференции мира проявил президент Соединенных Штатов Америки Т. Рузвельт. Однако она из-за войны между Россией и Японией своевременно не была реализована. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/oleg-filatov/rossiyskiy-flot-skvoz-prizmu-vremeni-tayna-dvuh-admiralov/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Здесь и далее даты всех событий произошедших до 1918 года пишутся по старому стилю, а после 1918 года все даты пишутся по новому стилю.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 120.00 руб.