Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Переломный момент. Победная стратегия на практике

Переломный момент. Победная стратегия на практике
Автор: Фергюс Коннолли Жанр: Личная эффективность, спорт , фитнес Тип: Книга Издательство: Эксмо Год издания: 2019 Цена: 499.00 руб. Просмотры: 69 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 499.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Переломный момент. Победная стратегия на практике Фергюс Коннолли Спорт изнутри Известный мировой тренер Фергюс Коннолли рассказал, как побеждать с помощью анализа игр и тренировок, ориентированных на конкретных спортсменов. Благодаря большому опыту работы тренером в футболе, баскетболе, а также с элитными военными подразделениями он создал методику, по которой максимально просто анализировать и улучшать работу как отдельного игрока, так и связки. Фергюс Коннолли Переломный момент. Победная стратегия на практике Dr. Fergus Connolly with Phil White GAME CHANGER: The Art of Sports Science Copyright © 2017 Fergus Connolly & Phil White. Originally published by Victory Belt Publishing Inc. c/o Simon & Schuster, Inc. © Минин Станислав Александрович, перевод на русский язык, 2018 © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019 * * * Предисловие Я люблю эту игру – американский футбол. Каждое утро я вскакиваю с кровати и горю желанием поскорее попасть на работу. Начало сезона – как рождественское утро. Это чудесный вид спорта. В нем есть все: выносливость, скорость, мастерство, нагрузки и волнение. Мне кажется, что эта игра лучше всего позволяет оценить мужчину. Он проходит испытание состязанием. Единственное, что может сравниться со взлетами и падениями, трудностями и победами, которые переживает игрок, – это работа тренера. Быть футбольным тренером – одно из самых чудесных занятий. Молодые люди каждый день проходят физические и умственные испытания. Мы сталкиваем одного игрока с другим, куем железо железом, сталь – сталью, закаляемся в жаркой печи игры. Мы превозмогаем сложности, мы боремся за то, чтобы создать волшебные мгновения, которые каждый уик-энд приводят в трепет тысячи зрителей. Кто понимает это лучше нас? Для меня написать предисловие к книге Фергюса – это честь. Все, что помогает нам, тренерам, помогает и молодым людям в нашей стране. Например, эта книга. Мы находимся в привилегированном положении, и нам необходимо постоянно учиться у экспертов, профессионалов, первопроходцев в разных областях. Это может быть как спорт, так и военное дело, бизнес, технология, наука, любая другая дисциплина, которая помогает нам достичь общей цели – победить. Главный вызов – быть частью команды, которая борется за достижение общей цели. Мы с Фергюсом посвятили этому свои жизни и карьеры. «Команда. Команда. Команда». Сколько помню себя, столько я слышал эти слова, постоянно, тренировался ли я или завтракал. Я рос в семье тренера, отец делился со мной своим опытом, я слушал его рассказы о работе с великими. Когда мне было около семи лет, мой отец начал трудиться в Мичиганском университете. Он стал помощником легендарного Бо Шембехлера. Передо мной тогда открылся новый волнующий мир знаний. Так прошло мое детство – в семье, где в ходу были любовь и состязательность, преломленные по большей части призмой американского футбола. С ранних лет я знал, что хочу стать тренером. И дело было не только в том, что мне хотелось продолжить дело отца, или в том, что мой брат Джон пошел по его стопам. Просто на меня так глубоко повлияли тренеры, чьим примером я вдохновлялся всю жизнь. Когда я рос, то еще одним человеком, который преподал мне несколько жизненных уроков посредством американского футбола, был Том Миник, шериф в округе Уоштено. Потом я учился у многих великих тренеров и людей, таких как мой шурин Том Крин, Эл Дэвис, Бо Шембехлер и, конечно, мой отец, Джек Харбо. У тренеров, как у учителей и проповедников, есть редкая, особенная возможность – положительно влиять на молодых людей, причем не только на спортивной площадке. Конечно, моя главная любовь – это американский футбол. Но все командные виды спорта могут воспитывать молодых людей. Я по-прежнему многому учусь, когда смотрю бейсбол, соккер, баскетбол и другие игры. По мне лучший способ узнать, на что способен мужчина или женщина, – это наблюдать за преодолением ими трудностей на тренировке и за тем, как они используют полученные навыки на стадионе в день игры. Это воплощение полной самоотдачи ради единственной цели. Меня часто спрашивают о том, что изменилось в профессии тренера. Разумеется, за последние годы мы стали лучше понимать футбол. Мы знаем больше о самой игре, тренировках, правильном питании, о многом другом. Прочитав эту книгу, вы тоже приобщитесь к этому знанию. Однако цели тренерской работы и природа игроков остаются неизменными. Поэтому мы должны продолжать учиться, развиваться и бороться. Я тренер, и моя работа не ограничивается тем, что происходит на поле. У меня есть долг перед каждым игроком как личностью, чей рост и развитие доверили мне и моим помощникам. Вот почему модель, о которой пишет Фергюс, очень важна: для него здоровье игрока в центре всего того, что мы делаем. Спортсмен – прежде всего личность, и лишь во вторую очередь он футболист. Еще мне кажется очень важным целостный взгляд Фергюса на те качества, которые проявляются во время тренировки и игры. Мы слишком часто сосредотачиваемся на силе, скорости, мощи, других физических факторах. И они, конечно, значимы. Но нам также следует более внимательно относиться к техническим, тактическим и психологическим элементам игры – и о них вы узнаете больше на страницах этой книги. Известны слова моего отца: «Ворвись в этот день с энтузиазмом, какого не видело человечество». Но немногим известна вторая часть этой фразы: «И не давай водить себя за нос». Это означает, что не нужно заниматься глупостями, слушать всякую чушь, нельзя позволять никому использовать тебя. Я призываю вас помнить эти слова, читая книгу. И будьте уверены: в ней вы найдете много качественной информации, которая обогатит вас, заставит сомневаться в том, что вы уже знаете, и, наконец, сделает вас более просвещенным тренером, игроком, болельщиком. Невероятная честь – тренировать футболистов, работать с такими преданными своему делу профессионалами, как Фергюс и наш тренерский штаб, видеть, как развиваются молодые люди – на поле и вне его. Надеюсь, вы получите удовольствие от книги, научитесь вносить в игру перелом и, когда дочитаете издание, будете лучше готовы к тому, чтобы побеждать, во что бы вы ни играли.     Джим Харбо Введение Какое другое культурное явление обладает проникающей силой командных видов спорта? В США Национальная футбольная лига присвоила себе воскресенья. Я молчу о вечере понедельника, а теперь еще и четверга. Когда сезон у футбольных команд американских колледжей в разгаре, несколько миллионов человек по всей стране по субботам заполняют стадионы. В некоторых населенных пунктах все жители вечером пятницы приходят поддержать команду своего высшего учебного заведения. В то же время баскетбольные соревнования колледжей захватывают весь март. Американцы делают ставки, смотрят и даже перестают работать, наблюдая за тем, как огорчаются фавориты, побеждают аутсайдеры, а на нового чемпиона надевают корону. Когда казалось, что в Национальную баскетбольную ассоциацию уже не вернутся славные времена Майкла Джордана, Мэджика Джонсона и Ларри Берда, появилось новое поколение суперзвезд, таких как Леброн Джеймс, Стеф Карри и Кевин Дюрант. С ними профессиональный баскетбол увеличил свою аудиторию: как в США, так и во всем мире. В Европе зрители любят командные виды спорта так же фанатично, если не сказать больше. На Кубок мира по регби в 2015 году в Британию съехались 460 тысяч болельщиков со всего мира. По телевизору финальный матч посмотрели 120 миллионов человек в разных странах. В Австралии, ЮАР и Новой Зеландии регби еще популярнее, чем в Британии. Там каждый парнишка мечтает однажды надеть футболку «Уоллабис», «Спрингбокс» или «Олл-блэкс». В Австралии столь же фанатичное отношение к Кубку Даун Андера. Соккер, европейский футбол, – самая популярная игра. Более миллиарда зрителей смотрели финал ЧМ-2014. Во всем мире официально зарегистрированы 245 миллионов футболистов. Британцы часто шутят, что их соотечественники говорят только о трех вещах: погоде, политике и Премьер-лиге. И в этом клише немало правды. Если американскому футболу в США принадлежат воскресенья, то «другой футбол» в Британии, Европе и на остальных континентах подчинил себе субботы. В Бразилии и Аргентине этот вид спорта стал почти религией. Даже в США, где долгое время настороженно относились к этой вялотекущей и малорезультативной игре, европейский футбол переживает бум. Более трех миллионов детей играют в него каждую неделю. Женская национальная сборная США – трехкратный чемпион мира. Уровень мастерства команд в главной лиге растет. Такая популярность означает, что командные виды спорта – это большой бизнес. Очень большой. Телекомпания ESPN заплатила 5,6 млрд долларов за право 12 лет показывать плей-офф турнира колледжей по американскому футболу. Turner Sports/CBS выделили 10,4 млрд долларов за возможность транслировать вплоть до 2024 года аналогичный баскетбольный турнир. Это не значит, впрочем, что сами профессиональные лиги переживают нелегкие времена. Недавно NBA TV заключила сделку в размере 26,4 млрд. Такая же сделка NFL TV приносит футбольной лиге 3,1 млрд в год. И это только доходы от продажи телеправ, а есть еще торговля атрибутикой, билетами на матчи и прочая коммерция. Благодаря такому наплыву денег значительно выросли траты и на организационном уровне. На 16 легкоатлетических программ в колледжах в 2015 году потратили больше 100 млн долларов. Но это детские игрушки по сравнению с тем, как раскошеливаются ведущие клубы европейского футбола. Например, в том же 2015 году «Манчестер Юнайтед» потратил больше 500 млн долларов. Сложность в том, что очень часто такие траты не приводят к улучшению результатов. Во всех видах спорта клубы идут на любые уловки, лишь бы побеждать чаще. Но, погруженные в статистику, погрязшие в закулисной борьбе, увлеченные своей «гонкой вооружений», многие из них забыли о том, что должно быть для них главным. О самой игре. Из своего опыта работы с командами по всему миру – в НФЛ, со студенческими футбольными клубами, в Английской Премьер-лиге, НБА, австралийском футболе, со сборными по регби, – а также с элитными армейскими подразделениями я сделал вывод, что, несмотря на различия между всеми этими видами, у них есть и немало общего. Эта книга – попытка разложить такие универсальные принципы на основные, элементарные компоненты. Читая ее, вы научитесь лучше анализировать любой эпизод в любой игре – играете ли вы сами, тренируете или просто смотрите. Если вы можете разложить игру на основные элементы, то получите ценный опыт от тренировок, повысите качество выступлений вашей команды, поймете, что работает, а что нет. По сути, эта книга о том, как команды выигрывают матчи. Кубок Винса Ломбарди – один из самых престижных трофеев в спорте. Фото Mobilus In Mobili (CC BY) Другая область, которую я затрагиваю, – это подготовка спортсменов и команд. До сих пор тренеры в основном работали с физическими качествами игроков. Я предлагаю перевернуть все с ног на голову и показать, как спортсмены могут одновременно развиваться технически, тактически и психологически. Мой подход не только помогает последовательному развитию игроков. Их перестают воспринимать как предметы одноразового использования – напротив, в центре внимания оказываются здоровье спортсмена, его накопленные технические и тактические навыки. Кроме того, в книге объясняется, как готовить команду к следующей победе, отталкиваясь от матчей и используя передовые идеи успешных тренеров и спортивных организаций, фокусируясь на том, как проявили себя на поле игроки. Это первая в своем роде книга, где сведен воедино свежий опыт бизнеса, психологии, биологии и многих других дисциплин, и это должно помочь тренерам, спортсменам и болельщикам: • лучше понимать, что на самом деле происходит в командных играх; • строить, основываясь на этом, аналитические системы; • готовить согласованный игровой план, который поможет улучшить результаты и позволит адаптировать цели, стратегию и тактику; • поместить в нужный контекст технологии и статистический анализ, чтобы команды не отвлекались на шумиху и добивались значимых результатов; • точнее оценивать команду и соперников; • выявить доминирующие качества игроков, которые можно развить во время тренировок, а также ограничивающие факторы; • подготовить реалистичные, многонаправленные тренировочные программы для игроков и всей команды, чтобы добиться конкретных результатов; • структурировать развитие игроков при помощи новой целостной модели, которая ставит на первое место здоровье, уменьшает риск травм, продлевает жизнь в спорте; • сбалансировать тренировочную нагрузку, чтобы все игроки были свежими и готовыми показать себя наилучшим образом во время соревнований; • обнаружить корень общих трудностей в работе со спортсменами и командами, выработать стратегии их решения; • переосмыслить ведущую роль тренера и спортивных организаций, применить эффективные принципы, чтобы улучшить взаимодействие, динамику работы в группе и общение между игроками; • создать жизнеспособную культуру победителей, используя передовые практики из области бизнеса, технологии и военного дела. Как читать эту книгу Эта книга, несмотря на детальные описания, представляет упрощенную версию того, что на самом деле происходит в командных видах спорта. Она излагает основу командных видов. Невозможно предельно точно рассказать обо всем, что происходит в каждой игре, но принципы здесь выражены максимально полно. Представьте, что архитектор рисует здание. Мы понимаем, как оно выглядит. Но это не все здание. Даже 3D-модель не позволит нам рассмотреть каждую деталь. То же самое можно сказать и об этой книге, о тех правилах и принципах, которые в ней изложены. Я предлагаю углубленное погружение в командные виды спорта и их элементы. Однако этот мир, спортсмены и тренеры в нем бесконечны в своей сложности, и поэтому невозможно представить их со стопроцентной точностью. Отнеситесь к книге, которую вы держите в руках, как к путеводителю, в котором тоже могут встречаться ошибки и погрешности. Я организовал материал этой книги, следуя принципу логической прогрессии. Поскольку отталкиваться нужно от самой игры, то изначально речь идет именно о ней. В первую очередь важно понимать, что именно мы видим, когда смотрим, как играет команда, а затем уже думать о том, как лучше подготовить игроков, как правильнее работать тренерскому штабу или всей спортивной организации. Другими словами, я сначала изложу некоторые основные принципы игры, присущие всем командным видам, и объясню, как каждый из этих принципов проявляется во время матчей. Наверное, вы не ждете, что в такой книге столкнетесь с теорией хаоса или теорией систем. Но именно это и произойдет в разделе «Игра». Вы также узнаете о том, как в матчах и подготовке к ним использовать математические и научные понятия: фракталы, усиление и турбулентность. К тому же я покажу, как можно разбить любое противостояние на макро- и микроэпизоды для более легкого понимания того, что эффективно, что нет, и на чем лучше сосредоточиться, работая с отдельными игроками, группами и всей командой, перед тем как они в следующий раз выйдут на поле или площадку. Я познакомлю вас с разными стилями конфликта и расскажу, почему они, равно как понятия вроде «центра тяжести» (schwerpunkt), «поверхностей и промежутков» и «тумана войны», столь же применимы к командам, как и к военному ремеслу. За разделом «Игра» последует «Игрок». Дело в том, что самый ценный актив любой команды (идет ли речь о спорте, войне или бизнесе) – это люди. Здоровье игрока слишком долго оставалось на периферии внимания. Однако, как вы вскоре убедитесь, здоровье – ключ к созданию постоянно побеждающих организаций. Оно также обеспечивает высокое качество жизни людям во время их карьеры и после ее завершения. В этом разделе мы также рассмотрим влияние ДНК, наследственности и эпигенетики. Давно пора вернуться к дискуссии о «природном» и «приобретенном» и пересмотреть ее итоги. Мы также затронем темы племенного и группового поведения. В разделе предлагается целостный взгляд на то, каким образом взаимодействуют различные системы нашего организма, как лучше управлять доминантными качествами игроков и ограничивающими факторами, чтобы добиться постоянного прогресса. Я также вернусь к теме одержимости статистикой, которая стала определяющей для аналитики в командных видах спорта после выхода книги Майкла Льюиса «Moneyball»[1 - Фильм с Брэдом Питтом в главной роли, снятый по сюжету этой книги, в российском прокате шел под названием «Человек, который изменил всё».]. Я постараюсь объяснить, почему у нас должен быть качественный взгляд на вещи, если мы хотим, чтобы количественные достижения влияли на счет матча. Прочитав этот раздел, вы также увидите, почему нам следует отказаться от нынешней зацикленности на решении всех игровых трудностей за счет работы исключительно над «физикой». Затем идет раздел «Подготовка». На стене в моем рабочем кабинете висит цитата легендарного футбольного тренера Бо Шембехлера из Мичиганского университета: «Команда, команда, команда!» (кстати, само здание, где я работаю, названо в честь Бо). Всех игроков необходимо ценить, нужно развивать их потенциал – как спортивный, так и человеческий. Важно заботиться о их благополучии. Но вместе с тем они сами должны стремиться к тому, чтобы полностью разделить с командой ее высшие идеалы и цели. В этом разделе мы также поговорим о том, как лучше подготовить команду к матчу, как выстроить сбалансированный план тренировки, чтобы избежать типичных ошибок, как правильно задействовать принципы стимулирования и адаптации. Мне также придется зарезать несколько священных коров. Например, ошибочное использование периодизации, когда тренировку и восстановление пытаются разделить, а само выступление, игру – свести к отдельным элементам. Вы также узнаете, как важно развивать технические, тактические, физические и психологические умения и качества одновременно. Я поделюсь с вами богатым учебным опытом, который непосредственно применим к игре. Подготовка важнее схем. Фото Pavel Shchegolev / Shutterstock.com Последний, четвертый раздел называется «Тренер». В спорте, бизнесе и военном деле мы часто не придаем значения сильным и квалифицированным лидерам, их влиянию на команду. Очень часто мы начинаем ценить их лишь после того, как они уходят. Достаточно посмотреть, как слабо выступает «Манчестер Юнайтед» со времени выхода на пенсию легендарного сэра Алекса Фергюсона. Компанию Apple шатает после смерти Стива Джобса. Вооруженные силы США не могут восполнить потерю отправленного в отставку генерала Паттона. В этом разделе мы разберемся, как тренеры становятся великими, как они учатся лучше управлять игроками в эпоху неустанного внимания со стороны медиа, завышенных ожиданий и суперзвезд. Вы узнаете, как лучшим тренерам удалось выстроить свою культуру на базовых ценностях, благодаря чему у игроков сформировалась психология победителей, они стали вести себя соответствующим образом не только в раздевалке или у кромки поля, но и в жизни в целом, вне зависимости от того, чем и на каком уровне они занимаются. В то же время мы глубже изучим, как предотвратить ситуации, погубившие не одну команду, и как справиться с трудностями, когда они возникают. Я также поделюсь знаниями о том, как важны взаимодействие и функциональная эргономика, как добиться максимальной отдачи от небольшой административной службы. Также мы поближе рассмотрим различные инновации, поймем, что данные вне контекста теряют свое значение, изучим использование новейших технологий, но не потому, что они имеют решающее значение, а потому, что помогают лучше формулировать вопросы. В идеале эту книгу стоило бы прочитать от корки до корки. Впрочем, я и сам, когда беру в руки новую книгу, часто поступаю так: открываю тот раздел, который мне интереснее и полезнее всего. Так что если вы спортсмен, то, скорее всего, сразу откроете раздел «Игрок». Если вы тренер, то первым делом, наверное, прочтете раздел «Подготовка» или «Тренер». В этом нет ничего дурного. Но, если вы забежите вперед, я призываю вас все же вернуться впоследствии к предыдущим разделам. В изложенной здесь философии тренировки (вы узнаете об этом, прочитав книгу) все системы взаимосвязаны. Точно так же взаимосвязаны и разделы книги, и описанные в них принципы. Прочитав четверть текста, вы получите лишь часть пользы от того целостного подхода, который я представляю. Часть I Игра К сожалению, очень часто тренировочный процесс в командных видах спорта основан на ошибочном восприятии действительности. Это не должно удивлять: «игра» и то, что на самом деле в ней происходит, повсеместно понимаются плохо (или в лучшем случае акценты расставляются неверно). Тренировочные задания выполняются чаще всего потому, что так было всегда, или потому, что люди ошибочно убеждены: единственный способ что-либо улучшить – это повторение пройденного снова и снова. Однако для того чтобы наши игроки и команды побеждали чаще, мы для начала должны понять саму игру. В этом разделе игра рассмотрена под новым углом. Здесь предлагается совершенно новый подход к оценке команд, спортсменов и матчей. Впоследствии мы рассмотрим, каким образом на основании такого подхода можно создать уникальную и эффективную программу подготовки игроков и команд. Модели, принципы и правила, представленные в этом разделе, позволят вам использовать методы, которые вырабатывались и развивались много лет для того, чтобы лучше готовить спортсменов и команды. Глава 1 Что происходит на самом деле Хаос Посмотрите любую командную игру, будь то матч английской Премьер-лиги, НФЛ, команд американских колледжей по американскому футболу или НБА, и поначалу вам покажется, что действия спортсменов не подчинены никаким моделям. Все кажется хаотичным. Присмотритесь внимательно и вдумчиво, и вам покажется, что некоторые модели все же просматриваются или же некоторые типы действий повторяются. Но вы не можете быть в этом уверены. Задача данного раздела – предложить метод, благодаря которому эти модели можно действительно увидеть и понять, а затем более эффективно готовиться к матчу и тренироваться. Возможно, модель мира как огромной организации поможет нам восстановить практически утраченное уважение к жизни.     Людвиг фон Берталанфи Мы живем в хаотическом мире. Хаос проявляется в сердечных приступах, в появлении, распространении и адаптации вирусов, на финансовой бирже, в отношениях хищника и добычи, в иммунной системе человека. Подробнее всего это изучено и представлено в книге Джеймса Глейка «Хаос. Создание новой науки». В своем фундаментальном труде Глейк отмечает парадигматический характер этого нового научного поворота: «Как утверждают современные теории, хаос присутствует везде… Хаос обнаруживается и в капризах погоды, и в траектории движения летательного аппарата, и в поведении автомобилей в дорожной пробке, и в том, как струится нефть по нефтепроводу. Каковы бы ни были особенности конкретной системы, ее поведение подчиняется одним и тем же недавно открытым закономерностям. Осознание этого факта заставило менеджеров пересмотреть отношение к страховке, астрономов – под другим углом зрения взглянуть на Солнечную систему, политиков – изменить мнение о причинах вооруженных конфликтов»[2 - James Gleick, Chaos: Making a New Science (New York: Viking, 1987), 5.]. Спорт – часть жизни, поэтому он тоже хаотичен. А американский футбол, как и любая командная игра, – это столкновение между системами хаотической предопределенности и фрактальной организацией. Другими словами, это столкновение непредсказуемой системы с тем, как ее части выстраиваются в модели. Результат любой игры определяется природой противостояния двух сложных систем (двух команд). Игра – это чередование последовательных состояний порядка и беспорядка, стабильности и нестабильности, единства и многообразия[3 - Julio Garganta, «Tactical Modeling in Soccer: A Critical View», Proceedings of IV World Congress of Notational Analysis of Sport.]. Американский футбол, как и любая командная игра, – это столкновение между системами хаотической предопределенности и фрактальной организацией. Теория хаоса позволяет изучить и придать смысл нелинейному, неожиданному и непредсказуемому. Нас убеждают в том, что мы живем в мире, который так или иначе предсказуем. Но это неправда. Конечно, такие явления, как сила притяжения, время, электроэнергия, будучи сложными, в то же время закономерны и постоянны. Нас учат, что эти явления можно понять и включить в расчеты. Но любой, кто играл, тренировал или просто внимательно смотрел матчи, знает, что на эту область такая логика не распространяется. Поэтому, чтобы добиться некоторого понимания происходящего во встрече двух команд, мы обратимся к теории хаоса. Суть этой теории – в моделировании нелинейных явлений. Мы не можем их полностью понять: они состоят из неповторяющихся событий, их сложно контролировать или предсказать. Очень часто нам удается собрать невероятное множество данных о нелинейных событиях. В качестве примеров можно привести явления окружающего мира (скажем, погоду) или рукотворные явления (скажем, рынок финансов), ну и, разумеется, командные спортивные игры. Хаос, фракталы, теория систем и принципы Так же как природа и погода, спорт – очень сложная и хаотичная среда. Однако в самой игре некоторые действия повторяются много раз, притом что их не планируют. Эту сложность часто описывают и объясняют, используя язык так называемой «фрактальной математики». Фрактал – это фигура, в которой один и тот же мотив повторяется в последовательно уменьшающемся масштабе. Например, если вы присмотритесь к ветке дерева, то увидите, что она похожа на дерево в целом. Во многих хаотических системах присутствует фрактальный аспект сложного, повторяемого, хаотичного поведения. Это можно наблюдать на примере снега, облаков и водных потоков. Фрактальная математика применима и в случае спорта. Концепция фракталов фундаментальна для всех командных видов спорта Наши социальная, биологическая и экономическая системы взаимосвязаны, и эта взаимосвязь влияет на наше восприятие физической стороны спорта. Притом что невозможно точно предсказывать или контролировать сложные, переплетенные хаотические экосистемы, такие как командные спортивные игры, применив теорию хаоса, мы можем, по крайней мере, начать понимать и оценивать их. Теория хаоса и фракталы помогают нам увидеть, каким образом определенные модели и события игры связаны друг с другом, как они воспроизводятся. Эти теории также помогают нам понимать контекст событий и выделять элементы в общем хаосе игры. Самое курьезное в теории хаоса то, что хаоса, возможно, нет, ведь это человеческое мысленное допущение! Это концепция, которую мы сами придумали, чтобы объяснить случайность и сложность, не подлежащие пониманию и контролю. Во Вселенной, вероятно, нет никакого беспорядка или случайности. Они видятся таковыми сквозь нашу структурированную перспективу. В действительности Вселенная может оказаться в высшей степени упорядоченной, как и игры. Мы просто не можем этого постичь и обосновать. Хаос – это неконтролируемое и необъяснимое. Во всяком случае, сейчас мы исходим из такого определения. Микропринцип динамического резонанса Изначально игры сложны. Они могут стать невероятно хаотичными, когда в них возникает резонанс в виде голов, подкатов, передач и других событий. Когда начинается матч между лидером и аутсайдером лиги, запускается динамическая хаотическая система. Если аутсайдер забивает, то возникающий резонанс влияет на контекст всей динамической системы. То же самое происходит, когда забивает команда-фаворит, однако резонанс в этом случае иной, и сама игра меняется иначе. Принцип неопределенности Гейзенберга утверждает, что невозможно одновременно с точностью определить координаты и скорость квантовой частицы. Если вы измеряете нечто, то это нечто в то же время движется. Когда вы смотрите игру, предполагаемый результат все время меняется. Так же, как и в случае с принципом неопределенности Гейзенберга, невозможно одновременно играть и абсолютно точно понимать игру. Мы наблюдаем за этим не только в спорте, но и, например, на фондовом рынке. Когда цена актива растет или падает, а вместе с ней меняется и оценка самой компании, то последующие действия и реакция людей и алгоритмов влияют на покупку и продажу. Это, в свою очередь, влияет на цену актива и других активов на рынке. Создается новый контекст, который влечет за собой новые резонансы и взаимодействия, а следовательно, и хаос. Игра постоянно подчинена динамическим резонансам Даже если оставить за скобками зрителей, то, что происходит в игре, само по себе создает динамический резонанс, влияющий на нее. Лучший пример – смена игрового стиля после того, как команда повела в счете. Игроков могли не заменять, их взаимодействия примерно те же. Но третий даун в американском футболе или гол в европейском футболе меняют ход мыслей игроков. Счет влияет на решения тренеров и игроков. И эти перемены происходят постоянно. Такой динамический резонанс воздействует на отношения и решения, даже если ключевые элементы сохраняются. Ничто в природе не бывает случайным… Вещь кажется нам случайной лишь потому, что наше знание ограниченно.     Барух Спиноза Возьмем, к примеру, штрафной удар в футболе, реализацию в регби или штрафной бросок в баскетболе. Это отдельное действие в сущности одно и то же, вне зависимости от того, происходит оно в начале игры или в конце. Но счет и время игры создают ощущение, что речь идет о разных действиях, имеющих большее или меньшее значение. Микропринцип нелинейного расширения Не только большое событие в командной игре, такое как гол, может повлиять на результат и создать контекстуальный резонанс. Даже незначительные нюансы могут иметь большие последствия. Например, ребенок тренера по физподготовке в профессиональной команде может подхватить в школе вирус, заразить тренера, а тот все равно придет на работу. В результате многие игроки заболеют. Таким образом, происходит расширение последствий, связанное со средой, в которой протекают события. Это «эффект бабочки», объясняющий взаимосвязь таких явлений, как ураган в Китае и полет бабочки в Нью-Мексико. Если пользоваться языком фондового рынка, то прозвучавшее среди брокеров и неверно понятое высказывание об исследовании недр в Африке может привести к внезапному скачку на Уолл-стрит. Тот же эффект отчетливо наблюдается в ядерной физике и многих других областях. Это расширение последствий может происходить долго, но его эффект вполне реален. У любого действия и реакции есть последствия. Контекст, время и событие влияют на конечный итог игры Метафора бабочки показывает значимость контекста и времени. Контекст означает изначальные условия, в которых происходит событие. Также важно, что оно происходит в конкретной точке во времени и пространстве. Эта метафора также демонстрирует, каким образом любой эффект может расширяться за пределы изначальных силы и действия. Другими словами, в количественном значении изначальное действие не имеет последствий. Сила ветра, созданного взмахом крыльев бабочки, незначительна, но закончиться все может ураганом. Таким образом, когда мы пытаемся оценить игроков, взяв за основу количество подкатов или передач, мы сосредотачиваемся не на том, что нужно. Мы должны принимать во внимание контекст, время и расширение применительно к каждому стыку или пасу. Их воздействие на ход и исход игры может выйти за рамки собственно стыка или паса. Микропринцип турбулентности В играх, как и в жизни, разные взаимосвязанные и взаимозависимые хаотические системы влияют друг на друга. Непредсказуемое обусловлено непредсказуемым. Это означает, что два схожих элемента под воздействием одних и тех же условий и в одной и той же точке пространства и времени могут двигаться по разным путям с разными последствиями и это связано с турбулентностью другого элемента. Второй закон термодинамики гласит, что энтропия постоянно увеличивается. И это происходит нелинейно. Давайте представим себе футбольный матч, в котором одна из команд теряет ключевого лайнбекера из-за травмы при первом же розыгрыше мяча. В результате эта команда вскоре пропускает тачдаун. По отдельности команда может справиться с каждым из этих событий. Но потеря столпа обороны и вскоре после этого, тачдаун соперника влияют на игру, умонастроение команды и соперника не так, как каждое из событий в отдельности. Или давайте рассмотрим спецоперацию сводного отряда «Tier 1». Им нужно выбить врага из дома или комплекса зданий. Они не сумели войти в главную дверь, не были достаточно быстры, позволили поднять тревогу, потеряли ключевого бойца в самом начале из-за ранения (или того хуже). Все это – значимые события. Но отряд к ним готов, он специально этому обучен. Однако если такие события происходят одно за другим, все дело может выйти из-под контроля неоднократно. Микропринцип динамической стабильности Согласно теоретикам, в хаосе можно обнаружить очевидные состояния порядка и беспорядка. Мне не хотелось бы уличать одних из самых умных людей в мире в неправоте, но применение к командным видам спорта теории о том, что в любом эпизоде игры одновременно присутствуют стабильность и нестабильность, весьма спорно. Исходя из своего опыта работы с элитными командами по всему миру, могу сказать, что в игре есть лишь переходы между состояниями частичного и полного беспорядка. Другими словами, даже в ситуации, казалось бы, очевидной стабильности присутствует нестабильность, пусть и незначительная. В спорте и во время военного конфликта крайне важно уметь действовать в условиях хаоса Представьте себе любую игру, в которой команда атакует на высокой скорости. Такая атака может показаться высокоорганизованной и стабильной. Но в действительности это нестабильное состояние, и одна ошибка может привести к дисбалансу в обороне атакующей команды, она станет уязвимой для контратаки соперника. Полной стабильности не бывает никогда, она существует лишь в восприятии. Макропринцип непредсказуемости Соединив принцип динамического резонанса и принцип нелинейного расширения, мы получим макропринцип непредсказуемости. Это означает всего лишь, что мы, зная (как нам кажется) изначальные условия, не можем предугадать последствия. Я говорю «как нам кажется», потому что часто мы не владеем всей нужной информацией даже об изначальных условиях (что бы вам ни говорили пророки движения «Big Data»). Из принципа нелинейного расширения мы знаем, что любая неточность, ошибка, упущенная деталь может иметь большие последствия. Что бы ни утверждали спортивные комментаторы, мы не можем предсказать конечную судьбу комплексной системы, потому что в любую секунду игры может произойти все, что угодно. Парадокс точности Не стоит путать эту невероятную сложность с неточностью в спорте. Хаос предполагает парадоксальную точность хаотического поведения. Тот факт, что модель хаотической системы не позволяет предсказать любое событие или последствие, не означает, что сама система вызывающе неточна. Эффект хаотических систем не может быть предсказан с точностью из-за нестабильных коэффициентов, резонанса, фазовых изменений. Однако модель позволяет предсказать вероятность общих паттернов. Хаос спорта Эти принципы позволяют прийти к ряду важных заключений. Во-первых, они обозначают, насколько сложной может быть командная спортивная игра, насколько в ней важны нюансы. Несколько поколений умных тренеров пытались обнаружить паттерны и прийти к широким обобщениям. Они частично преуспели благодаря стратегии и общей тактике. Однако в последнее время многие пытаются разбить игру на микроэлементы, развить и контролировать каждый из них. Принципы турбулентности и нелинейного расширения показывают бессмысленность такого редуктивного подхода. Во-вторых, эти принципы задают макроскопический, широкий подход, в рамках которого признается всеобщая взаимозависимость. Каждое событие в игре значимо и влияет на исход. Статистическая вероятность, что органические структуры и гармонизированные самым точным образом реакции, определяющие живые организмы, возникли случайно, равна нулю.     Илья Пригожин Теория хаоса описывает диапазон нерегулярных действий в системе, которая движется или меняется. Соль этой теории в том, что минимальный входящий сигнал в закрытой системе может произвести значительный и непредсказуемый эффект, а сами системы такого рода могут из упорядоченного состояния перейти в хаотическое (и наоборот) из-за таких небольших сигналов. Хаос действует в закрытой системе, поэтому он, вопреки расхожему убеждению, не описывает неопределенные явления. А это значит, что не нужно пытаться измерить каждый аспект спортивной игры, надеясь, что это поможет нам влиять на ее исход. Не поможет, потому что слишком много переменных взаимодействуют, меняясь при этом от матча к матчу. Крайне важно понять, что эти принципы равно влияют как на вашу команду, так и на команду вашего соперника. Наш подход, используемый при подготовке к матчам, учитывает эти воздействия. Ловля молний Суть теории хаоса в том, что судьба системы определяется незначительными факторами, воздействие которых усиливается со временем. Таких факторов слишком много, чтобы их контролировать, они слишком мелкие, чтобы все их полностью постичь. Это означает, что система, действующая в спорте, непредсказуема[4 - Erich Jantsch, The Self-Organizing Universe: Scientific and Human Implications of the Emerging Paradigm of Evolution (Oxford, UK: Pergamon Press, 1980), 9.]. Поэтому случается, что в Кубке Англии полулюбительский клуб обыгрывает гранда из Премьер-лиги, в баскетбольном турнире NCAA небольшая команда из колледжа побеждает признанного фаворита из Первого дивизиона, а аутсайдер вроде сборной Японии побеждает могучую сборную ЮАР на Кубке мира по регби. Если бы итог матчей был предсказуем, то зачем было бы их смотреть, играть в них, тренировать спортсменов? Понимать базовые принципы фракталов, хаоса и теорию хаоса важно потому, что в спорте – хаотичном и, как кажется, подчиненном случайностям, – можно, используя конкретные подходы, создать модель понимания и управления. Картезианский редукционизм Огромную роль в создании и эволюции западной науки сыграл классический рационализм, унаследованный от Аристотеля и развитый, среди прочих, Декартом. Наука основывалась на следующих принципах: 1. Каждую проблему или сложную задачу следует разделить на наибольшее возможное число мелких проблем и задач, которые легче решить. 2. Нужно аккуратно изучать предмет, начиная с мельчайших и самых понятных деталей, чтобы продемонстрировать, как они последовательно усложняются. 3. Анализ должен тяготеть к общему, чтобы ничего не упустить. Традиционная специализированная система не годится для подготовки спортсменов, потому что игра слишком сложна, в ней множество взаимосвязанных переменных. Напротив, необходима особенная, тактически обусловленная игровая модель – система игры, основанная на полном понимании спорта. Мы должны пересмотреть то, как организовано знание. Это означает сломать традиционные барьеры между дисциплинами и разработать новые способы воссоединения того, что было разорвано. Нам нужно переделать нашу образовательную политику и программы. И, запустив эти реформы, мы должны будем задуматься об отдаленном будущем и взять на себя невероятный объем ответственности за следующие поколения.     Эдгар Морен Сталкиваясь с индивидуальными или командными игровыми трудностями, мы обнаруживаем, что аналитическая модель, которую мы используем, ведет к структурализму и развивается от редукционизма, то есть фрагментации целого (объективистского мышления, для которого «целое есть сумма частей», как учил Декарт), к принципу превосходства целого над частями (по Аристотелю «целое – это больше, чем его части»). В спорте мы долгое время не понимали ни коллектив, ни системный принцип организации как таковой. Изучение кибернетики, использование междисциплинарного подхода к изучению регуляторных систем, их структур, ограничений и возможностей – все это должно было помочь понять хаос в спорте. Норберт Винер определил кибернетику как «науку контроля и коммуникации как у животных, так и у машин». Порожденная концептами общей теории систем, эта область знания вышла за пределы картезианского разделения мышления и тела. Для нее мышление не отдельный процесс, а сама суть жизни. Ошибка Ньютона Нас учили думать о мире как о структуре. Это детерминистский, механистический, редукционистский ньютонианский взгляд. Однако стало очевидно, что этот подход неприменим к пониманию конфликтов и командных спортивных игр. Они слишком сложны. Труды Эйнштейна, Гейзенберга, Гёделя, Морена, Берталанфи и Пригожина подробно описывают концепции, относящиеся к альтернативной, более холистической точке зрения на мир, которая, что важно, позволяет систематически отвечать на вызовы. Описанный в этом разделе метод основан на систематическом, модельно-ориентированном подходе. Это позволяет приспособить понимание динамической системности к спортивному контексту. Это побуждает нас по-другому отвечать на вызовы. Если бы мы пробовали разбить выступление команды на десятки отдельных элементов, как это происходило в последние годы, нам было бы сложнее интерпретировать то, что происходит в любом спортивном командном противостоянии[5 - Frans Osinga, Science, Strategy and War: The Strategic Theory of John Boyd (New York: Routledge, 2007).]. Принцип зарождения и самоорганизации Илья Пригожин в своей книге «Порядок из хаоса» одним из первых представил концепцию самоорганизации как важную часть теории хаоса. Пригожин полагал, что, несмотря на высокую степень хаотичности, изначально присущую определенным системам (например, спортивной игре), из хаоса все равно родится порядок, потому что элементы (в нашем случае спортсмены) самоорганизуются, реагируя таким образом на среду[6 - Ilya Prigogine, Order Out of Chaos: Man’s New Dialogue with Nature (New York: Bantam, 1984), 8.]. В результате во время игры складываются определенные паттерны, которые и говорят нам о том, каким образом спортсмены, их группы или команда в целом реагируют на конкретные игровые моменты и ситуации[7 - Mick G. Mack et al., «Chaos Theory: A New Science for Sport Behavior?», Athletic Insight 2, no. 2 (May 2000), www.athleticinsight.com/Vol2Iss2/ChaosPDF.pdf]. Принцип зарождения и самоорганизации также применим и к команде соперника. Хотя мы и не можем сказать, что «защита всегда делает нечто, когда…» или «полузащита непременно поступит таким образом…», мы, по крайней мере, можем выделить тенденции, чтобы улучшить качество игры. При этом мы не будем ограничиваться счетом на табло или отупляющей статистикой, к которой прибегают многие команды, пытаясь вычленить конкретные элементы игры. Хаосложность Термин «хаосложность» сводит воедино теорию сложности и теорию хаоса. Помимо описания систем, которые одновременно хаотичны и сложны, ключевой принцип хаосложности заключается в том, что динамические паттерны, на первый взгляд кажущиеся сложными, в своих основаниях неожиданно просты. Джеймс Глейк в книге «Хаос. Создание новой науки» и Митчелл Уолдроп в работе «Сложность. Новая наука на рубеже порядка и хаоса» пишут, что сложность игры существует в мире, основанном на хаосе[8 - Michael Lissack, «Complexity: The Science, Its Vocabulary, and Its Relation to Organizations», Emergence 1, no. 1 (1999): 110–126.]. Если объединить это с социальными законами, правилами соревнований, тренировочным графиком, то мы увидим, что игроки сталкиваются с хаосложностью. И иначе это не назовешь. Фракталы и принципы игры Представьте, что вы подошли к окну и смотрите на падающий снег. Что вы видите? Прежде всего общую картину. Всюду белым-бело, очень красиво, снежинки в тишине ложатся на землю. Кажется, что все это упорядочено, взаимосвязано, логично. Но вы знаете, что на самом деле это хаотично и случайно. Каждая снежинка уникальна. Она складывается и твердеет в атмосфере, пока падает. Кроме того, у каждой снежинки своя, слегка отличная от других форма. Каждая падает на землю по своей траектории. И в то же время снежинка – это фрактал, то есть часть, представляющая целое[9 - Benoit Mandelbrot, The Fractal Geometry of Nature (San Francisco: W. H. Freeman, 1982), 68–69.]. Парадокс заключается в том, что серийное падение случайно и уникально сформированных снежинок создает эффект единообразия. Так же и в американском футболе, баскетболе, соккере или регби все, кажется, работает равномерно, упорядоченно и целостно. Но это лишь на первый взгляд. То обстоятельство, что друг другу противостоят две команды, в которых одинаковое число игроков, и внешние условия для всех одни и те же, усиливает это впечатление. Однако игра не сводится к действиям одной или другой команды. Когда обе двигаются и взаимодействуют в пространстве и времени, получается игра. Каждый отбор мяча, перехват, потеря – уникальное, хаотическое, внешне ни с чем не связанное событие. Однако эти отдельные события образуют взаимосвязь. И таким образом складывается динамическая и явно стабильная система. Внутри любой командной спортивной игры присутствует хаос, но есть и равновесие, связанное с известными ограничениями. Игра ограничена размерами площадки, поля или корта, а также спортивными правилами[10 - Keith Davids, Duarte Ara jo, and Rick Shuttleworth, «Applications of Dynamical Systems Theory to Football», in Science and Football V: The Proceedings of the Fifth World Congress on Science and Football, ed. Thomas Reilly, Jan Cabri, and Duarte Ara jo (New York: Routledge, 2005), 537–550.]. Эта очевидная дихотомия – причина, побуждающая к созданию такой модели, которая поможет нам понять, чем действительно является игра, из чего она состоит и как ее несхожие, внешне конфликтующие между собой части соединяются, образуя относительно гармоничное состязание двух команд. Известно высказывание Аристотеля о том, что целое больше суммы своих частей. Иначе это можно объяснить словами суфийского шейха Джалаладдина Руми, который сказал: «Ты полагаешь, что, зная «один», должен знать и «два», потому что два – это один и один. Но тебе следует знать также «и»[11 - Quoted in Donella H. Meadows, Thinking in Systems: A Primer, ed. Diana Wright (White River Junction, VT: Chelsea Green Publishing Company, 2008), 12.]. Искусство побеждать «Принятие решений – это искусство, которое требует от принимающего решение объединить опыт и выучку, чтобы действовать»[12 - «Tactical Decision Making», Staff Noncommissioned Officers Career Distance Education Program, Marine Corps Institute, www.au.af.mil/au/awc/awcgate/usmc/tactical_decision_making.pdf.]. Такие слова есть в руководстве для американской военной пехоты по поведению на поле боя. Это утверждение, впрочем, применимо и к командным видам спорта. Не стоит забывать, что команда – это подвижная, функционирующая система, а не управляемый роботом конвейер, выдающий единообразную продукцию, которую можно измерить и сосчитать. Спорт – это (во всяком случае, он должен таким быть) человеческое занятие. Значит, методы управления в спорте – это искусство. Самый знаменитый трактат Сунь-цзы говорит именно об этом. Он называется «Искусство войны». Это не наука войны. Поэтому и нашу книгу стоит рассматривать как книгу об искусстве побеждать, а не о науке побеждать. Все религии, виды искусства и науки – ветви одного дерева. Все они призваны облагородить человеческую жизнь, приподнять его над уровнем сугубо физического существования и освободить.     Альберт Эйнштейн В действительности с понимания игры начинается путь команды-победительницы. Если игра не понята вами как целое, то вы останетесь наедине с собой, а прогресс игроков и всей команды будет ограничен. Рассмотрев природу игры глубже и шире, мы можем разбирать ситуации, в которых оказываются спортсмены в ходе матча. Главная ошибка, которую допускают тренеры по физподготовке, заключается в том, что они этот аспект игнорируют. Они считают, что физические способности игроков – это все, над чем нужно работать. Побеждать хаос Философское ядро теории хаоса заключается в том, что малейшие изменения могут породить неуверенность в исходе. Даже если эти изменения можно было предвидеть, они все равно способны образовать непредсказуемую систему. Это не означает, что поведение системы совершенно непредсказуемо. Долгосрочные тренды можно определить с большой степенью вероятности. Можно определить и диапазон перемен (во всяком случае, до некоторой степени). Любая игра кажется хаотичной, если смотреть на нее со стороны или не имея опыта и привычки. Но в действительности игра – это последовательность простых действий, из которых складываются взаимодействия, которые, в свою очередь, кажутся сложными. Хаос, который мы видим, может оказаться динамическим и даже не лишенным поэтики взаимодействием. Игра «Барселоны» и «Баварии» Пепа Гвардиолы, «Нью-Ингленд Пэтриотс» Билла Беличика или «Чикаго Буллз» Фила Джексона на пике формы – примеры того, когда кажется, что игроки действуют в унисон. На самом деле мы наблюдали за тем, как внутри сложной, адаптивной системы зарождался порядок. В ходе игры отдельные события, в которых участвуют два игрока и более (отбор мяча или удар по воротам), соединяются. Возникают совокупные действия, которые могут разительно отличаться от поведения вовлеченных в них людей. Это важно для создания игровых моделей. Утверждение может показаться необычным, но хорошие тренеры не знают, как именно выиграют их команды. Однако они знают, что победа станет результатом эволюции сложной, адаптивной системы. Чем больше мы можем смоделировать, тем меньше оставляем на волю случая. Джим Шварц как-то сказал о «Патриотах» и Беличике: «Наверное, главное, чему я научился у Билла, – это то, что мелочей не бывает. Все, что касается команды, важно. «Не париться по мелочам»? Это никогда не было его философией»[13 - David Fleming, «No More Questions», ESPN The Magazine, October 4, 2016, www.espn.com/espn/feature/story/_/id/17703210/new-england-patriots-coach-bill-belichickgreatest-enigma-sports.]. Сила сложности Игра – это бесконечная последовательность хаотических резонансов. Внешне незначительные взаимодействия между партнерами по команде и их соперниками производят куда более широкий эффект, влияя на тех, кого теоретики хаоса называют «агентами». В командных видах спорта эти агенты – игроки, тренеры и их помощники, сотрудники клуба, вовлеченные в процесс. Важно понимать, что редукционизм не может быть успешно применен к сложным системам. Возникающие действия не вырастают предсказуемо из линейных комбинаций входящих и исходящих сигналов. Поэтому редукционистский инструментарий плох для анализа сложных систем. Это означает, что в области спорта недостаточно просто изучать статистику или действия отдельных игроков, чтобы сделать значимые выводы. Уже сейчас вы можете понять, почему спортивная наука не помогла многим командам. Эволюция – это резонирующий хаос.     Джозеф Форд Еще один фундаментальный тип поведения сложных систем – адаптивная самоорганизация. Существенно дезориентированные системы способны спонтанно «выкристаллизовывать» высокий уровень порядка. Хороший тренер верит в то, что система или группа со временем сможет эволюционировать. Самоорганизация команды и игровая модель появятся, когда система будет реагировать и адаптироваться к внешним условиям. Если готовить команду так, чтобы она наилучшим образом могла приспособиться к условиям игры, то в день матча это принесет плоды. Как говорил Билл Уолш, «пусть счет позаботится о себе сам» – настолько хорошо он готовил игроков! Наш рост прямо соотносится с той мерой хаоса, которую мы способны принять и рассеять.     Илья Пригожин Третий тип поведения сложной системы – это эволюция на грани хаоса. В матчах не бывает стабильности и очень мало равновесия, в них всегда происходят изменения, переход из одного состояния в другое. И эволюция команды беспредельна. Это сеть, которая постоянно самоопределяется и адаптируется к условиям. Сама команда может эволюционировать, чтобы ответить на будущие вызовы – те, которые она видит или может предвидеть. Крайне важно понять, где находится граница хаоса. Если это удастся сделать, то, используя игровую модель, вы начнете смотреть на саму игру как на воплощение эволюционного подхода, отвечающего на сложный вызов. Также важно, чтобы тренеры и игроки преодолевали трудности сообща. Ответ на вызов, который они готовят, всегда неизвестен. Нужно просто верить, что игра команды эволюционирует, а долгосрочное решение будет найдено. Чтобы сделать все правильно, лучшие команды строят свои игровые модели, заимствуя их из теории военных конфликтов, теории хаоса, многих других концепций, которые применяются в математике, биологии, военном деле и так далее. В следующей главе мы рассмотрим, каким образом вышеизложенные принципы могут быть применены к любой спортивной командной игре. Ронан О'Гара, легенда регбийного клуба «Манстер», стал воплощением спокойствия среди хаоса. Фото Mitch Gunn / Shutterstock.com Лионель Месси в движении. Игроки вроде Месси постоянно либо атакуют, либо защищаются, либо меняют позицию. Фото Natursports / Shutterstock.com Глава 2 Принципы игры Принципы командных видов спорта Принципы – это начало, а не конец, это отправная точка, а не место прибытия. Возьмите любой отрезок игры – от свистка до свистка. Я хочу показать вам, что в любом виде спорта и на любом уровне – от дворового баскетбола до финального матча НБА – действуют одни и те же четыре базовых принципа. Большинство людей этого не осознает. Следите за тем, что именно происходит. Временно оставьте за скобками, где, на каком участке поля это происходит. Игрок владеет мячом. Все остальные занимают позиции относительно боковых линий, зоны энда (или ее аналога в других видах спорта), друг друга и мяча. Это принцип структуры. Игроки атаки, как правило, не сближаются с партнерами, чтобы освободить пространство. Это принцип движения игроков. Напротив, защитники стараются расположиться как можно плотнее. Они либо сближаются с соперником, либо закрывают свободные зоны, в которые соперник может перемещаться. Звучит свисток, и начинается танец. Игрок с мячом движется по полю или площадке. Все остальные меняют позиции в зависимости от того, где находится мяч. Нападающие перемещаются в свободное пространство, чтобы принять мяч. Защитники тоже стремятся занять это пространство, чтобы перехватить передачу или оказать на соперника давление. Атакующая команда старается перемещать мяч так, чтобы выиграть время и пространство. Таков принцип движения мяча. Это не значит, что у защиты меньше работы. Они как Джинджер Роджерс, которая вроде бы делала все то же, что и Фред Астер, но только на пятках и двигаясь назад. Защитникам приходится следить за мячом, за теми, кого они опекают, и при этом предугадывать последующие действия. Все эти движения взаимозависимы, а иногда и вовсе синхронизированы до совершенства – и в этом случае они особенно эффективны. Это принцип взаимодействия, последовательности и синхронности. Макропринцип структуры (расстановки) Любой розыгрыш мяча начинается с того, что игроки определенным образом располагаются на поле или площадке. Например, при вводе мяча из аута в регби или баскетболе (после тайм-аута), при начальном ударе в американском футболе, при подаче углового или штрафного в футболе. Чтобы наилучшим образом сыграть свою роль в стандартной ситуации, игроки должны осознавать, где они находятся относительно партнеров, соперников и мяча. Им также следует знать, где они располагаются на поле, корте или площадке. Все это они должны понимать еще до того, как мяч вновь окажется в игре. Когда команда атакует, позиционная расстановка нужна для того, чтобы создать голевой момент, вывести игрока на удар, бросок. Когда команда обороняется, расстановка нужна, чтобы не дать сопернику это сделать. Вспомните аналогию с падением снежинок. Любой розыгрыш мяча – это, по сути, фрактал. Они воспроизводят один и тот же принцип. Но в то же время каждый розыгрыш в чем-то уникален. Например, команда в американском футболе может разыгрывать мяч определенным способом сотню раз. Основные элементы при этом сохраняются: кому должен бросить мяч квотербек, как должны двигаться ресиверы, как следует выстраивать линию атаки и так далее. Но все равно команда каждый раз будет разыгрывать мяч немного по-другому, не так, как перед этим. Дело в том, что состояние игроков неодинаково в каждом матче. Более того, не просто от матча к матчу, но и от розыгрыша к розыгрышу меняются условия, обстоятельства игры. Расстановка в атаке успешна, если при этом команда получает свободное пространство. Расстановка в обороне призвана сократить это пространство. Однако и атакующая, и защищающаяся команды изначально стараются обмануть соперника, скрыть свои истинные намерения. Лучшие спортсмены приспосабливаются к условиям, занимают удачные позиции, прекрасно осознают свое положение на поле при каждом розыгрыше. Даже на тренировках, при двухсторонке в усеченных составах умные игроки понимают, где они располагаются относительно мяча и боковой линии, много ли у них оперативного пространства. Это необходимое знание. Когда мяч в движении, игроки должны превосходно чувствовать пространство. Макропринцип движения мяча (цели) Посмотрите любой матч. Сосредоточьтесь на том, как двигаются мяч и игроки. Не обращайте внимания на цвета формы или команды. Сейчас важно только это: движение игроков и мяча. Иногда это проще рассмотреть при скоростной перемотке или сверху, когда видно все поле или площадка. Вы увидите, что от движения мяча зависит движение обеих команд. Эта взаимосвязь сильнее всего проявляется в играх, где нет персональной опеки (представьте себе персональную опеку в баскетболе). Нам иногда кажется, что только в юношеском спорте игроки следуют за движением мяча. Но присмотритесь внимательнее. Вы поймете, что и в профессиональном спорте этот принцип также работает до некоторой степени. «The Catch», один из самых памятных розыгрышей мяча в истории NFL Умные игроки и команды знают, как перемещать мяч, а вместе с ним людей, и тем самым освобождать пространство. И атакующие, и обороняющиеся будут двигаться за мячом и следить за ним. Посмотрите, как играет «Барселона». Команда перемещает мяч по всему полю и постоянно меняет угол атаки. Они продвигаются вперед, освобождая пространство возле штрафной площади, и именно туда со временем доставляют мяч. Импульсивные защитники соперника пытаются закрыть пространство, и в обороне возникают разрывы. Макропринцип движения игроков Следующее, на что вы обратите внимание, особенно если движение мяча замедлится или вовсе остановится, – это движение игроков относительно друг друга. Защитники будут пытаться заполнить свободное пространство или отобрать мяч, а нападающие – двигаться в свободные зоны, чтобы получить мяч. Четыре макропринципа любой командной игры «Квадрат» помогает игрокам освоить тактический принцип движения мяча, повысить мастерство и синхронность, причем на высокой скорости. Фото Paolo Bona / Shutterstock.com Перемещаясь из одной точки поля в другую, атакующий игрок не только оказывает давление на защитника, но и освобождает пространство для своих партнеров. Часто движение игроков включает в себя элементы обмана, уловки, призванные скрыть истинные намерения. Защите приходится судорожно выбирать, как ей действовать, и она часто ошибается. Например, в баскетболе командам сложно защищаться против пик-энд-роллов, потому что бросать по кольцу может как игрок, ставящий заслон, так и игрок, для которого его ставят. Атакующая команда может действовать еще сложнее: принимающий может бросить с места, а не двигаться дальше к щиту. Макропринцип взаимодействия (последовательность и синхронность) Наконец, в любом розыгрыше мяча важно взаимодействие. Это порядок событий, их временная последовательность. Успешная атака предполагает, что игроки изначально правильно расположились на поле, легко меняют позицию и получают мяч, а также осмысленно перемещают его в свободные зоны. Лучшие команды делают это синхронно, что позволяет сбить с толку и разрушить даже самую сильную защиту. Кажется, что действует какая-то программа, что мы со стороны следим за танцем. Но, как мы увидим дальше, все куда сложнее. Участники матча не стараются сделать все возможное. Они стараются сделать все необходимое. Это крайне полезное качество, оно позволяет команде играть легко, действовать с точностью швейцарских часов. «Тотальный футбол» голландских команд 70-х годов – это поэзия в движении. То же самое можно сказать про неудержимую атаку «Сан-Франциско Форти Найнерс» Билла Уолша или баскетбольную династию «Сан-Антонио Спёрс» Грегга Поповича. То, что вы видите на поле, и то, что кажется хаотичным, – это не линейная последовательность событий. Это последовательность работающих микропринципов, которые призваны приручить хаос посредством игрового плана и намерений, которыми руководствуются игроки. Единство макропринципов Когда четыре макропринципа сведены воедино, мы становимся свидетелями почти телепатической невербальной коммуникации, как в случае с Томом Брэди, который мы рассматривали в начале раздела. В профессиональном спорте игрокам приходится применять свои навыки на невероятной скорости. Игроки освобождают и занимают пространство чуть ли не по щелчку пальцев. Расположение на поле, синхронность, постоянное движение сопоставимы с игрой оркестра мирового уровня. Эти четыре базовых принципа важны для понимания того, как успешно двигаться и действовать в любой командной игре. Они позволяют нам анализировать этапы любого матча, понимать, где команда сработала плохо и почему, а также использовать ошибки соперника. Эти принципы – важнейший учебный инструмент для тренера. Используя их, тренер может подсказать атлету, над чем конкретно тот должен работать. Тщательное использование этой части игровой модели позволяет сделать тренировки более целенаправленными, повысить квалификацию игроков и всей команды. Сложность простого «квадрата» Яркий пример того, как при подготовке к игре применяются эти макропринципы, можно обнаружить в предматчевых разминках «Барселоны» или мадридского «Реала». Они разыгрывают «квадраты». На первый взгляд, это упражнение заключается в том, что семь или восемь игроков просто передают друг другу мяч, а еще один или два футболиста бегают за ним и стараются перехватить. Но на самом деле именно так и развивается любая игра с мячом, и неважно, школьники в ней участвуют или профи. Исключается необходимость быстро выбирать позицию, движение игроков по полю, и остаются тактическое движение мяча, контекстуальное использование навыков и синхронность. Все это осознанно отрабатывается на очень высокой скорости. Проверяется, способна ли команда быстро перемещать мяч в игре. В самом простом случае игроки статичны: они передают друг другу мяч и выманивают защитников, действуя строго последовательно. Следующая стадия – движение игроков на флангах, их включение в игру с целью забить мяч в ворота. Основы Эти четыре макропринципа лежат в основе всего, что происходит в командных видах спорта. Если мы смотрим на процесс таким образом, то позволяем игрокам и тренерам последовательно справляться с трудностями и развивать умения спортсменов. Как мы видели на примере Брэди, первое и главное действие игрока – сориентироваться, где он и что происходит вокруг. Какую позицию он занимает на поле относительно зоны атаки и зоны защиты? Прежде чем ты что-нибудь предпримешь, нужно разобраться, где ты находишься. Когда спортсмен начинает двигаться, он меняет положение, основываясь на этом знании. Макропринципы на практике Когда тренеры смотрят запись матча или игрок пытается разобрать свои ошибки, первое, на что они должны обратить внимание, – выбор позиции. В командной установке это связано с игровой схемой. Одно из первых, чему мы должны учить юношей, чтобы помочь им лучше понимать игру, – правильно оценивать свое положение на поле в любую секунду. Например, они должны понимать, насколько близко боковая линия, далеко ли соперник, хватит ли пространства, чтобы сделать финт, чувствуют ли они, что могут закрыть или использовать свободное место? Все это связано с пространственным мышлением и способностью работать в меняющейся ситуации на поле. Важно хорошее зрение. Однако и чувство пространства значимо, если спортсмен хочет использовать то, что он видит. Из опыта мы знаем, что тренировка неспецифического зрения повышает способности во время неспецифического тестирования, но не в игровых ситуациях. Поэтому нам нужно тренировать зрение, восприятие и пространственное мышление применительно к игре, причем делать это одновременно, непосредственно в ходе матча. Примеры макропринципов Чтобы лучше понять четыре макропринципа командных видов спорта, давайте рассмотрим примеры действия каждого из них. Расстановка Необычная схема атакующей команды часто ставит в тупик защиту (даже если она хорошо организована). Благодаря этому возникают опасные моменты. Например, на последних минутах матча за Кубок Англии в 1996 году Эрик Кантона расположился на углу штрафной площади и ждал подачи углового. Это позволило ему перехватить мяч после того, как его выбил кулаком вратарь. Таким образом, он застал врасплох защиту «Ливерпуля» и забил ударом с лёта. Оборона просто застыла на месте. Они не ждали опасности из этой точки поля, в которой обычно никто не располагался. Другой пример – ближний бой. Правильно расположиться перед столкновением крайне важно – не только для того, чтобы по вам не стреляли свои, но и для того, чтобы солдаты понимали роли друг друга и сферы ответственности, когда они зачищают комнаты и здания или вступают в бой с врагом. Правильные расположение и расстановка – основа для скоростной атаки и использования преимущества в мощи. Возвращаясь к спорту, вспомните, кажется, бесконечный список стандартных розыгрышей у «Бостон Селтикс». Тренер Брэд Стивенс использует их для того, чтобы выбить из колеи соперника после тайм-аута. Когда Стивенс был помощником, а затем и главным тренером в команде Университета Батлера, у него всегда возле телевизора лежали блокнот и ручка. Он рисовал схемы розыгрышей в матчах профессиональных и студенческих лиг, которые смотрел как одержимый. Теперь он пользуется своим планшетом, чтобы его команда могла вскрывать оборону соперника, освобождаться от опеки защитников, выходить на бросок, когда обстоятельства игры давят на нее, а на часах остаются считаные секунды. Почему эти схемы работают? Вместо того чтобы постоянно задействовать своего лучшего игрока, Стивенс разработал варианты, при которых бросать может каждый. Это еще один пример того, как удивить и ввести в заблуждение соперника. Именно за мастерскую расстановку игроков Стивенса очень высоко оценил тренер шестикратных чемпионов НБА Грегг Попович: «Брэд – один из лучших тренеров в лиге. Он хирургически точен, у него в голове лаборатория, он ничего не оставляет без внимания»[14 - Chris Forsberg, «The Scheme Dreamer: How Brad Stevens Draws Up Winning Plays», ESPN.com, March 9, 2016, www.espn.com/nba/story/_/id/14930372/boston-celtics-coach-brad-stevensdreams-schemes.]. Осмысленное движение игроков также важно, если атака хочет создавать голевые моменты. Философией Билла Шенкли в «Ливерпуле» было не просто «пасуй!», но «пасуй и двигайся!». В европейском, австралийском футболе, а также в регби движение игроков более спонтанно, требует от них постоянной смекалки. В более структурированных играх, таких как баскетбол и даже американский футбол, спортсмены должны понимать, как двигаться, исходя из той схемы, которую тренер нарисовал на планшете. Это не значит, что в этих видах спорта нет творчества и спонтанных решений. Однако игроки команды могут двигаться синхронно, если все следуют плану на матч. Тренер «Форти Найнерс» Билл Уолш однажды так прокомментировал правильное движение игроков: «Любуюсь тем, как разнообразно могут двигаться 11 игроков, и тем, как это организовано»[15 - Quoted in Richard Goldstein, «Bill Walsh, Former 49ers Coach, Dies at 75», New York Times, July 30, 2007, www.nytimes.com/2007/07/30/sports/football/31walsh.html.]. Что касается «Форти Найнерс», то в их игре была не только эстетика, но и эффективность. Под началом Уолша «Сан-Франциско» победил в пяти Супербоулах с 1981 по 1994 год, причем – редкий случай! – даже в двух подряд: в 1989 и 1990 годах. Движение мяча Когда команда атакует, у нее есть две возможности освободить пространство. Первая – это, как его называл футбольный тренер и отец «тотального футбола» голландец Ринус Михелс, «круговорот мяча»[16 - Musa Okwonga, Will You Manage? The Necessary Skills to Be a Great Gaffer (London: Serpent’s Tail, 2010), 108–109.]. Говоря простым языком, это когда игроки одной команды пасуют друг другу мяч. Если вы посмотрите игры команд, чей стиль игры предполагает контроль над мячом – например, футбольной «Барселоны», – то заметите, что в матче обязательно будет несколько минут, когда кажется, что на поле движется только мяч (так называемый стиль «тики-така»). Только когда защита раскрывается, в свободную зону врывается игрок. Поскольку за «Барселону» играют такие бомбардиры, как Лионель Месси, Луис Суарес и Неймар, проникновение сквозь линию защиты – это почти всегда голевой момент. Когда команда защищается от соперника, устраивающего круговорот мяча, риск заключается в том, что ее игроки будут терять позиции по всему полю. Если посмотреть на ваше любимое состязание с высоты птичьего полета, то вы увидите, что игроки преимущественно следуют за движением мяча. О задачах обороны я расскажу чуть ниже. Но сейчас достаточно отметить, что эффективное движение мяча мешает попыткам защиты добиться компактности и единства рядов, а также «разобрать» футболистов соперника. Неважно, предпочитает команда атаковать быстро или медленно (и об этом также мы скажем ниже), движение мяча – основа основ любого нападения. Как пишет в своей знаменитой книге «The Triple-Post Offence» Текс Винтер, архитектор «треугольного нападения» Фила Джексона: «Передавай мяч. Не нужно его массировать. Хороший игрок за три секунды должен успевать получить пас и отдать мяч партнеру»[17 - Fred «Tex» Winter, The Triple-Post Offense (Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1962; Lost Treasure Company, 2015), 10.]. На движение мяча можно посмотреть и глазами тренера «Ливерпуля» Шенкли: «Наш подход заключался в том, что футбольный мяч был для нас как эстафетная палочка. Ты отдаешь мне, я ему, он передает дальше. Мяч пробегает больше, чем игроки»[18 - Paul Tomkins, «Paul Tomkins on Bill Shankly», Shankly.com, n.d., www.shankly.com/Article/2835/2.]. Мяч необходимо перемещать еще и для того, чтобы элитные атакующие игроки соперника устали и ближе к концу матча уже не могли эффективно играть в нападении. Это касается баскетбола. Грегг Попович, объясняя в интервью ESPN, как его «Сан-Антонио» размалывает построения других команд, говорил об образцовом движении мяча: «Представьте, что у вас есть превосходный атакующий игрок вроде Стефа Карри. Вы хотите заставить его играть в обороне. Для этого вам самим нужен превосходный баскетболист для игры один на один. У нас нет Кевина Дюранта, Леброна и Джеймса Хардена, поэтому действовать приходится совместными усилиями. Мы можем лишь передавать друг другу мяч и ставить своевременные заслоны»[19 - Jackie MacMullan, «How Spurs’ Majestic 2014 Finals Performance Changed the NBA», ESPN.com, June 9, 2015, www.espn.com/nba/playoffs/2015/story/_/page/PresentsSpursHeat/how-spurs-2014-finals-performancechanged-nba-forever.]. Эта ставка на движение мяча сработала в финале 2014 года. Игрок «Майами Хит» Джеймс Джонс сказал журналистам после поражения от «Спёрс»: «Они нас просто вымотали. Никогда не видел, чтобы они так здорово играли в пас»[20 - Ibid.]. Движение игроков Другой способ освободить пространство в атаке – это перемещение. Меняя позицию, игрок не только оказывает давление на защитника, но и освобождает зоны для своих партнеров. Часто движение игроков содержит в себе элемент обмана. Мы и здесь можем использовать термин «круговорот», чтобы подчеркнуть, что перемещение не имеет начала и конца, оно постоянно. Также важно, что игроки движутся в пространстве, часто занимая места друг друга. Такой круговорот заставляет защиту поспешно принимать решения, и поэтому она часто ошибается. Например, в баскетболе обороняющейся команде приходится нелегко после тайм-аутов. Тогда атакующая команда часто прибегает к уловкам, а ее лучшие игроки не бросают по кольцу, а выступают в роли приманки. В высокоструктурированных видах спорта с большим числом игроков, например в американском футболе, движение еще более значимо для прорыва обороны и создания голевых моментов, чем в европейском футболе или регби. Вариантов перемещений так много, что даже лучшая защита не всегда может определить, кому будет отдавать мяч квотербек, не говоря уже о том, чтобы помешать ему это сделать. Взаимодействие Иногда создается впечатление, что команда играет так же легко, как если бы блестящая труппа актеров выступала на Бродвее или в Вест-энде. Для хорошо отлаженных команд в любом виде спорта характерны плавная комбинация движений мяча и игроков, благодаря которой они разрывают оборону соперника от розыгрыша к розыгрышу, от матча к матчу, из года в год. К тому же каждый участник процесса находится там, где и должен быть, чтобы воспользоваться движением мяча и партнеров. Последовательность действий, синхронность, движение мяча и игроков у лучших команд происходят быстро и разрушительно. Вспомните, как в матче Кубка шести наций Джордж Норт занес попытку на сорок ярдов после идеальной передачи на фланг от центра сборной Уэльса. Этой решающей передаче предшествовала сложная распасовка. Она отвлекла оборону от фланга, и Норт получил свободное пространство. Когда Норт получает мяч на бегу, а перед ним – никого и ничего, кроме игрового поля, то занести попытку несложно. Но если бы его партнеры не совершили отвлекающий маневр и Норт получил бы мяч в окружении двух защитников, то вероятность успеха была бы меньше. Это касается всех видов спорта: последовательность, своевременность и синхронность имеют решающее значение, когда речь идет о реализации моментов. Состояние Четыре макропринципа присутствуют всегда, как бы ни располагались игроки и сколько бы времени ни оставалось до конца матча. Однако на практике важно понимать контекст действий. Два игрока могут пасовать друг другу мяч как на первой минуте игры, так и на последней, причем в схожих ситуациях. Однако контекст различен. Например, одна из команд может вести в счете, а вторая давить на соперника, стараться сравнять счет, тогда как до финального свистка остаются считаные секунды. Другими словами, сами действия идентичны. Но не одинаковы. Когда меняется контекст, событие обретает новое значение, и именно так к нему следует относиться. Это еще одна область, в которой статистика нас подводит и не улучшает наше понимание игры. Контекст Главное знание, которое нужно извлечь из этого раздела: игроки никогда и ничего не делают дважды. Всегда есть отличия. Вы можете услышать, что кто-то нанес удар, словно по учебнику. И это правда, если убрать психологический аспект действия. Но я работаю в реальном мире, и в реальном мире все не так просто. Психологический и физический аспекты исполнения неразрывны. Пьяный, полицейский и священник Витор Фраде, профессор Университета спорта в городе Порту, рассказал мне такую притчу. Болельщик едет в чужой город на матч своей команды. Он никогда прежде там не был. Он выходит из автобуса, и ему нужно понять, куда идти. Первым, кого он встречает на улице, оказывается пьяный человек. Болельщику нужно попасть на стадион, и он спрашивает, куда лучше идти. Пьяный отвечает ему, что нужно продолжать идти по улице, потом свернуть влево у магазина со спиртным, пройти дальше и у нового большого бара повернуть направо, а затем пройти еще триста ярдов. И тогда, говорит пьяный, болельщик придет точно к стадиону. Болельщик начинает путь. Он встречает полицейского. Он сомневается в том, что пьяный дал ему правильные подсказки, поэтому спрашивает еще и полицейского, как пройти к стадиону. «Идите до здания суда, потом направо, а у главного полицейского участка поверните налево, – отвечает тот. – Потом, через сто ярдов встретите моего коллегу, он вам покажет, как идти дальше». Болельщик идет дальше. Он встречает священника. «Не помешает убедиться, что я иду правильно», – думает болельщик. Он спрашивает дорогу у священника. Тот советует ему вернуться к старой базилике на холме, обойти ее, потом дойти до синагоги, повернуть налево, пройти еще пятьдесят ярдов – и будет стадион. Любой из этих путей привел бы болельщика на стадион. При этом все, с кем он беседовал, знали, где стадион находится. Просто они видели путь туда в разных перспективах. Каждый исходил из своего опыта. У пьяного все связано с алкоголем, у полицейского – с правопорядком, у священника – с культовыми зданиями. Мораль? Контекст – одна из важнейших вещей в спорте. Задайте тренеру по физподготовке, статистическому аналитику, тренеру защиты или нападения один и тот же вопрос и получите разные ответы, основанные на их опыте, образовании и жаргоне. Контекст – это перспектива В любую минуту матча команда находится в одном из четырех состояний. Она либо атакует, либо переходит из атаки в оборону, либо защищается, либо переходит из обороны в атаку. Иначе это можно назвать четырьмя контекстами. Разложив игру на эти четыре состояния, мы можем говорить о контексте действий и принимаемых решений, точнее оценивать то, хорошо ли выполняется игровой план. Макропринципы макросостояний Мы можем разобрать четыре макропринципа в рамках одного из четырех игровых состояний. Таким образом, мы получим контекст для анализа действий и цели применительно к этим четырем макропринципам (да, я понимаю, что четверок слишком много, равно как и принципов!). Например, в состоянии атаки цель – забить мяч. Следовательно, расстановка, движение мяча и игроков, последовательность действий направлены на то, чтобы создать голевой момент. Суть выхода из обороны в атаку – переместить мяч в зону нападения. Все четыре макропринципа должны быть подчинены этому. Таким образом, действию задается цель и направление. Игра на любом уровне – в школе, колледже, профессиональной лиге – включает в себя эти четыре состояния. Команды, очевидно, атакуют и защищаются. Но при потере мяча включаются переходные режимы, в зависимости от того, владеет команда мячом или нет. Сначала ваша команда движется, стремясь завершить атаку, а затем вы пытаетесь вернуть себе мяч. Эти четыре состояния присутствуют и в играх с небольшим количеством участников (например, в мини-футболе), и в боевых столкновениях. Вы либо нападаете, либо защищаетесь, либо переходите из одного режима в другой. Свои навыки можно применить только в одном из этих контекстов. Спецназовцы скажут вам, что хорошо делают три вещи: стреляют, двигаются и передают друг другу сообщения. Невзирая на то, что все три умения – результат превосходного планирования и тренировки, любой из боев, как правило, будет сводиться к основным принципам. Навыки используются в одном из четырех игровых состояний. Насколько эффективно спортсмен пользуется своими умениями, зависит от контекста. Непобедимость заключена в защите, возможность победы – в нападении. Непобедимость зависит от самого себя, уязвимость противника – от него.     Сунь-цзы Эти состояния могут служить основой для гораздо более точного анализа данных. Следовательно, появится надежда научиться играть лучше. Макросостояния Как и макропринципы, четыре макросостояния нужно четко определить. Тогда мы получим контекст, в котором сможем полностью понимать, как в той или иной игровой ситуации принимаются решения. Каждое состояние определяется главной задачей команды в конкретный период времени, а не тем, как она будет решать эту задачу, и не положением игроков на поле (в том числе и военных на поле боя). То, насколько опасен игровой момент, определяется расстоянием до цели или тем, где именно идет игра. Успех команд и спортсменов в каждом из четырех игровых состояний зависит от действий соперника в той же мере, что и от расстановки, стратегии, тактики и индивидуального мастерства. Состояние атаки Команда находится в состоянии атаки, когда, владея мячом, она передала его в зону, из которой может поразить цель (ворота, корзину, сделать даун). Команда на этом отрезке игры не борется за мяч, игроки не пасуют его друг другу, не передают его в зону, из которой можно забивать. Команда уже пытается забить. Говоря военным языком, спецназовец навел ствол на мишень и готов нажать на курок[21 - Scott McEwen and Richard Miniter, Eyes on Target: Inside Stories from the Brotherhood of the U.S. Navy SEALs (New York: Center Street, 2014).]. В таком состоянии основное намерение атакующей команды – забить. Чтобы достичь этого, она применяет разные подходы. Некоторые используют короткий пас, делают много передач («тики-така» в футболе или движение мяча у «Сан-Антонио Спёрс»). Некоторые предпочитают делать одну длинную голевую передачу (как сборная Нидерландов по футболу, которая обыграла Испанию 5:1 на чемпионате мира 2014 года). Техника и тактика в этой заключительной фазе уже не действуют. Ниже мы подробнее остановимся на структуре таких состояний. Сейчас скажем лишь, что они предполагают освобождение пространства, быструю доставку мяча, агрессивное давление и создание голевых моментов. Игровые состояния Состояния и принципы Состояние защиты Это, по сути, то же, что и состояние атаки, только в обратной перспективе. Цель команды – не дать сопернику отличиться. Но я все же не стал бы называть это состояние оборонительным. Скорее это атака без мяча. Как именно команда это делает, определяет игровая схема. Но основное ее действие – помешать забить. Защита может закрыть свободные зоны, не давать сопернику выходить на удар или бросок. Обороняющаяся команда должна помешать атакующей выполнить ее игровой план. Если защита играет агрессивно, то нападающим приходится справляться с давлением. Им тяжелее принимать решения, они делают это медленнее. Переход из обороны в атаку Когда одна из команд перехватывает мяч, начинается переход. Это происходит после того, как команда забрасывает мяч в корзину, делает пик в регби, подкат, теряет мяч. Состояние перехода начинается тогда, когда одна команда забирает мяч у другой. Вы защищались, вынудили соперника совершить потерю и теперь сами атакуете и пытаетесь забить. На войне это тот этап, когда вы перестаете обороняться, находите и преследуете врага. Команда, которая переходит в атаку, должна как можно быстрее перемещать мяч. В большинстве игр он движется вперед или на фланги. В регби – на фланги или назад. В зависимости от игры атака может длиться как считаные секунды (24 в НБА и 30 в студенческом баскетболе), так и множество минут. От этого зависит, как быстро команда должна проникнуть на территорию соперника и нанести удар или бросок. Однако базовые элементы атаки одинаковы для всех видов спорта. Быстрое движение мяча освобождает пространство и позволяет атакующей команде добиться эффекта внезапности, поставить соперника в тупик. Она, таким образом, владеет преимуществом, не позволяет защите помешать нападению. Если мяч движется быстро, защитники не знают, что им делать, особенно если у нападающих есть численное преимущество – например, когда в баскетболе три игрока выходят против одного. В результате возможности как обороны в целом, так и отдельных защитников ограниченны. Это, в свою очередь, мешает быстро перехватывать мяч. Защите почти невозможно помешать атакующей команде создать опасный момент. Чем быстрее атакующая команда доставит мяч вперед, чем больше игроков примет участие в атаке, тем больше опасных моментов она создаст, тем меньше у защиты будет перспектив ее остановить. Переход из атаки в оборону Это состояние начинается после того, как вы атаковали и либо забили мяч, либо потеряли его, а теперь должны вернуться в защиту, точнее, атаковать уже без мяча. Именно в эту минуту такую атаку можно организовать. К переходу из нападения в оборону приводят две ситуации. Первая – это когда атакующая команда забивает, и после этого игра возобновляется. В некоторых видах спорта, например в американском футболе, в такой ситуации делают паузу, на поле появляются другие бригады. В баскетболе все происходит гораздо быстрее. Команда, в корзину которой забили мяч, тут же сама переходит в атаку, если кто-либо из тренеров не берет тайм-аут. Второй тип перехода предполагает, что защищающаяся команда быстро перехватывает или отбирает мяч у соперника. Команде, которая теряет мяч, сложнее обороняться в ситуации, когда соперник переходит из защиты в нападение, чем в ситуации, когда он атакует позиционно. Это связано с тем, что переход в нападение происходит на высокой скорости, а саму ситуацию можно назвать экстренной. Переходные состояния и принципы Когда ваша команда теряет мяч, соперник старается как можно скорее продвинуться вперед и нанести удар или бросок, пока вы не пришли в себя. Как правило, они проходят привычные фазы атаки быстрее, чем в позиционной атаке. Из-за этого обороняющаяся команда, в свою очередь, должна быстрее принимать решения и действовать без заминок. Переходные ситуации в американском футболе Некоторые считают, что в американском футболе нет переходных ситуаций. Однако это не так. Каждый ввод мяча в игру, потеря, перехват – это переходные ситуации. Проактивные команды не просто останавливают мяч, а перехватывают его, начинают свою атаку, пытаются воспользоваться сбоем в построении и движении соперника. Самое важное для обороняющейся команды в такой ситуации – это притормозить атаку соперника. Чем дольше после потери мяча сохраняется неразбериха, в которой соперник бежит с большой скоростью, тем вернее он создаст голевой момент. Первый необходимый шаг – помешать движению игрока, владеющего мячом. Если обороняющаяся команда сможет оказать на него давление, она выиграет время, больше игроков вернется назад, удастся сжать пространство, лишить соперника территориального преимущества. Кризис тем самым можно предотвратить, а оборона из состояния хаоса перейдет в состояние готовности и высокой организации. Защитники либо займутся персональной опекой игроков соперника, либо закроют свободные зоны. Принятие решений во время игры и макропринципы Игрокам-новичкам иногда легче принимать решение аналитически. Для этого не требуется богатый жизненный опыт. Анализ систематически упрощает все сложное. Но профессиональный спорт или военный конфликт – это среда, в которой все меняется очень быстро. Участник не может себе позволить роскошь анализировать. Процесс принятия решения в такой среде основан на инстинкте. Решения приходится принимать, не владея достаточной информацией, не собрав все нужные данные. Инстинктивное принятие решений основано на интуитивном, эмоциональном, мультисенсорном распознавании паттернов. Об этом попросту говорят – «интуиция». Или еще проще – «нутром чую». В спорте важно, чтобы игрок принимал решение как можно быстрее. Поэтому процесс принятия решения сочетает в себе: 1) набор ноу-хау, позволяющий определить элементы конкретной ситуации; 2) интуицию; 3) опыт, включающий в себя результаты обучения и память о практических случаях; 4) распознавание паттернов – мы подсознательно узнаем в текущей ситуации факторы, напоминающие о том, что было раньше. Макропринципы облегчают принятие решений. Но для этого важны контекст и направление, которое задает общая игровая модель. Микроситуации Когда вы понимаете, что в игре разумно выделять четыре макроситуации, то можете углубить свое понимание, разбив каждую ситуацию на три микроситуации. Благодаря этому мы не только лучше осознаём, что конкретно происходит в том или ином эпизоде, но и можем выявить ограничивающие факторы. Впоследствии, готовясь к игре, мы можем минимизировать их воздействие благодаря учебным упражнениям. Когда спортсмен последовательно может сосредоточиться на каждой микроситуации, ему легче увидеть, успешно ли он выполняет игровой план, и понять, где он может прибавить. Если не брать во внимание решающие эпизоды – например, забитый мяч, неиспользованный момент, красная карточка за грубый подкат, – то игрокам сложно оценить свое выступление в целом. Это объясняется «туманом войны» и необходимостью концентрироваться. Подход, предполагающий выделение микроситуаций, разбивает игру на более удобоваримые фрагменты. Спортсмены и тренеры вследствие этого могут работать вместе, улучшать качество игры и выделять области возможного развития. Четыре игровые макроситуации не всегда развиваются линейно. Они могут происходить в любом порядке, потому что природа матча текучая. Допустим, баскетбольная команда владеет мячом, но защитник соперника отбирает его, и вот уже атаковавшая команда переходит в оборону. Потом тот, кто потерял мяч, блокирует бросок соперника, и его команда переходит из обороны в атаку. Это лишь один из сценариев смены игровых ситуаций во время матча. Схема полной игровой модели Для сравнения: последовательность микроситуаций, из которых состоят игровые ситуации, всегда линейна. Она может быть короткой или длинной, но порядок микроситуаций неизменен, если ситуация доведена до завершения. Например, если команда в атаке, то сначала она создает, потом проникает и уже после этого исполняет. Даже если каждая из этих микроситуаций длится не больше нескольких секунд. Команда может не пройти все эти фазы атаки, если соперник помешает ей. У нее могут отобрать мяч в ситуации созидания, не дав перейти к проникновению[22 - Luнs Berkemeier Pimenta, «From Complexity Paradigm to Morphocycle: A Study-Map», 15, www.fotball.no/globalassets/trener/uefa-a-oppgaver/uefa-a-2014-oppgave-luis-pimenta.pdf.]. Микроситуации в атаке Сколько длится каждая микроситуация в нападении, зависит от вида спорта, от того, много ли в игре стандартных розыгрышей, ограниченно ли время на атаку, как в баскетболе. Вне зависимости от того, сколько длятся атака и каждый ее этап, тренерам важно знать, на какие микроситуации обратить внимание во время тренировки, чтобы в день матча возможностей забить у команды было больше. Созидание Микроситуация созидания предполагает, что атакующая команда пытается создать условия, необходимые для того, чтобы поразить цель. Речь, в первую очередь, идет об оперативном пространстве, то есть таком пространстве, в котором могут двигаться мяч, игроки или игроки с мячом. В некоторых схемах созидание – это ожидание. Атакующая команда при таком подходе долгое время контролирует мяч, игроки обмениваются передачами и ждут, пока защита соперника раскроется или ее порядок нарушится. И наоборот, тренер атакующей команды может делать ставку на быстрое созидание. В этом случае команда атакует до того, как сопернику удается выстроить оборону. Цель – создать голевой момент, прежде чем соперник сможет отреагировать. Некоторые команды используют тактику быстрого удара всего лишь несколько раз за матч. Другие только так и действуют, и здесь один из самых известных примеров – тактика «семи секунд или меньше», которую баскетбольный тренер Майк Д'Антони использовал в «Финикс Санз». Тогда Стив Нэш два года подряд завоевывал титул самого полезного игрока НБА, разбирая на части оборону соперников. В последнее время Д'Антони использует ту же усовершенствованную тактику в «Хьюстон Рокетс». Из команды, которая не могла реализовать свой потенциал, «ракеты» превратились в претендента на чемпионство. Проникновение Проникновение – это выход на удар, бросок или даун. Такая микроситуация предполагает стремление приблизиться к воротам, кольцу или «красной зоне» соперника настолько, чтобы вероятность поразить цель была максимальной. Это когда в американском футболе достаточно пробежать с мячом два ярда, в европейском футболе – подставить ногу, а в баскетболе можно сделать слэм-данк, то есть забить мяч в корзину сверху. Такая микроситуация может быть предельно короткой. Например, регбийная команда порой выводит игрока, бьющего по мячу ногой лучше всех, на удобную позицию, из которой он может ударить с отскока и забить дроп-гол. Или можно вспомнить тактику catch-and-shoot в баскетболе, когда игрок с лучшим трехочковым броском, получив мяч, сразу бросает по кольцу. Степень проникновения зависит не только от задач, которые ставит перед собой атакующая команда, но и от того, что ей позволяет сделать соперник. Если футбольная команда постоянно навешивает в штрафную площадь, но мяч в воздухе раз за разом выигрывают два высоких защитника, то приходится подстраиваться и больше играть низом. Исполнение Исполнение предполагает, что команда создает наилучшие условия для игрока, получающего последний пас. В таких видах спорта, как баскетбол, где обе команды примерно равное количество времени владеют мячом, ошибка при исполнении зачастую не очень критична. Но в тех видах спорта, где фазы атаки и обороны более продолжительны, а возможностей поразить цель гораздо меньше, точность исполнения важнее – не говоря уже о военном конфликте, где от этого порой буквально зависит жизнь или смерть. Чем больше ты готовишься заранее, тем спокойнее, креативнее и эффективнее ты будешь, когда это потребуется.     Билл Парселлз Чем больше у атакующей команды свободного пространства при исполнении, тем больше у нее времени и тем больше вероятность достичь успеха. Чем больше у игрока времени, чем меньше давление на него, тем он, как правило, точнее. Если в «кармане» у Тома Брэди есть акры свободного пространства, то он без труда выберет нужную точку и доставит мяч ресиверу. Это можно отнести и к военным. Если у снайпера хорошая позиция для выстрела и к тому же много времени для того, чтобы подстроиться, он скорее попадет в цель, чем промахнется. Схема макро- и микроситуаций и влияния скорости движения мяча на фазу игры Бывают, конечно, случаи, когда у игрока слишком много времени. Вспомните, как футболист хватается за голову, не попав в пустые ворота. Или как баскетбольный защитник, совершенно свободный, бросает трехочковый и попадает в обод кольца. Это чаще всего свидетельствует о нехватке опыта. Такие спортсмены слишком много думают, нанося удар или бросок. Однако, как правило, когда игроку никто не мешает, команды чаще реализуют свои моменты, чем промахиваются. Это означает, что свободное пространство в микроситуации созидания очень важно, равно как и своевременный последний пас. Забивать – это эмоциональный инстинкт Работая над атакой во время тренировок, тренерский штаб должен в первую очередь сосредоточиться на том, чтобы улучшить созидание и проникновение. Качество исполнения повышается с практическим опытом. Говоря проще, талантливые нападающие в любом виде спорта должны развить в себе инстинкт завершителя. Забивающие наиболее точны, когда они, с одной стороны, сосредоточены, но в то же время расслаблены, когда исполнение инстинктивно. Тренер может им помочь, не давя на них, не заставляя избыточно фокусироваться на микроситуации исполнения. Если тренерский штаб сделает на исполнении избыточный акцент, то спортсмен, выходящий на удар или бросок, будет нервничать. Это замедлит принятие решения и отрицательно скажется на его (или ее) действиях. Такое можно наблюдать во время серий пенальти в футболе, штрафных бросков в концовке баскетбольного матча, реализации в концовке регбийной встречи или филд-голов в американском футболе. Игроки буквально задыхаются под давлением ситуации и своих собственных ожиданий. Их заставили избыточно сосредотачиваться на исполнении. Чем больше пространства освободит атакующая команда, тем больше у нее будет времени. Чем больше времени она получит на принятие решения, тем спокойнее и точнее будет спортсмен, исполняющий удар или бросок. Тот, кто не спешит, не останавливается. А тот, кто не останавливается, достаточно быстр.     Поговорка снайперов Спокойный, но сосредоточенный Брэди ищет свободного ресивера, пока линия атаки освобождает пространство вокруг него. Фото Jack Newton (CC BY-SA) Микроситуации при переходе из атаки в оборону Внутри макроситуации обороны можно выделить несколько микроситуаций. Это поможет нам описывать те действия, которые совершаются на определенных фазах макроситуации. Срыв Цель перехода из атаки в оборону – замедлить движение соперника и отобрать у него мяч. Первый шаг – срыв атаки. По меньшей мере, один игрок должен оказать давление на соперника, владеющего мячом, и помешать ему перемещаться туда, куда он хочет. Если погасить этот импульс, то нападение не сможет освободить пространство, а защитники выиграют время для того, чтобы правильно выстроиться. В баскетболе мы часто видим ленивые, медленные переходы в оборону. Из-за этого игрок с мячом беспрепятственно проходит к кольцу и забивает сверху. Нам же нужно добиться прямо противоположного – мгновенного прессинга, быстрого возвращения игроков в защиту, согласованных действий, направленных на то, чтобы сорвать атаку. Микроситуации и их принципы Организация Получив мяч, атакующая команда пытается создать хаос и сумятицу среди защиты, помешать ей правильно выстроиться. Чтобы этому воспрепятствовать, защитники должны как можно быстрее организоваться. Игроки должны разговаривать друг с другом, контролировать перемещение мяча, занимать нужные зоны, если речь идет о зонной защите, или закрывать конкретного соперника, если речь идет о персональной опеке. Чтобы помешать атакующей команде быстро пройти все микростадии атаки, защита должна немедленно становиться компактной и действовать согласованно. Направление Атакующая команда хочет как можно скорее выйти на удар или бросок. Чтобы помешать этому, защита должна вынудить нападение изменить направление движения как игроков, так и мяча. Чаще всего задача сводится к тому, чтобы использовать расположение своих игроков и боковые линии и ограничить сопернику пространство. Оно должно стать предельно сжатым. В этом случае можно перейти к решающей микроситуации оборонительной стадии – отбору. Микроситуации при переходе из обороны в атаку Во время перехода из обороны в атаку можно выделить следующие микроситуации. Движение Когда команда получает мяч, у нее всегда есть определенное преимущество. Оно заключается в том, что команда соперника дезорганизована и не успела вернуться к оборонительному построению. Чтобы использовать это преимущество, нужно двигаться как можно быстрее, тем самым освобождая пространство, ставя оборону перед сложным выбором. Если это получается, то микроситуации атаки быстро сменяют друг друга, а защита застывает, пытаясь разобраться в том, что происходит вокруг, и перестроиться. Ее способность принимать верные решения и действовать слабеет. Атакующая команда может пройти оборону и создать опасный момент. Направление Следующий шаг, сбивающий оборону с толку, сводится к тому, что атакующая команда, перемещая мяч, начинает создавать разнонаправленное движение. Для этого нужно использовать ширину и глубину, то есть двигаться и вперед, и вбок. Это помогает запутывать и разрывать оборону, которая пытается добиться компактности и согласованности. Концепцию смены направления используют тренеры во всех видах спорта, когда обучают игроков атакующим действиям. Например, баскетбольные тренеры отрабатывают варианты атаки с тремя и пятью игроками. Чем чаще меняется направление движения игроков и мяча, тем сложнее защитникам, которые двигаются назад, принять правильные решения и определить, где же окажется мяч. Пространство Атакующая команда начинает движение, меняет его направление, чтобы добиться ширины и глубины. Ей нужно добиться того, чтобы игроки и мяч как можно быстрее оказывались в свободном пространстве. Чем быстрее его удается освободить и использовать, чем шире функциональная зона, тем эффективнее контратака, тем скорее удастся забить. Микроситуации в защите Проходя три нижеописанные микроситуации, команда, не владеющая мячом, должна минимизировать функциональное пространство соперника. Другими словами, это пространство нужно сжать. Оборона должна также ограничить движение мяча и игроков, разрушить планы атакующей команды, насколько это возможно. Более того, обороняясь, команда должна держать в уме собственную атаку. Нападающих соперника нужно заставить действовать реактивно, а не проактивно. Им нужно мешать принимать решения, заставлять совершать ошибки. Изоляция Чтобы войти в нужный ритм и контролировать темп игры, игроки атакующей команды должны быть связаны друг с другом и иметь возможность передавать друг другу мяч. Микроситуация «Изоляция» заключается в том, что оборона не дает этого сделать. Ей нужно максимально ограничить пути движения мяча. Необходимо отрезать игроков линии нападения друг от друга, помешать их сообщению, разрушить единство этой линии. Изоляция заставляет игроков атаки сменить фокус. Они уже не выполняют задуманный план, а реагируют на действия защитников. Подчас достаточно правильной расстановки защитников, чтобы изолировать игроков атаки. Но иногда команды используют более интенсивный тип обороны. Тем самым они усиливают давление на соперника. Расхожие примеры – прессинг по всей площадке в баскетболе, blanket defence в регби, блиц в американском футболе. Невозможно применять эти тактические приемы на протяжении всего матча. Но, используя их время от времени, ситуативно, можно добиться того, что команда быстрее проходит все три микроситуации в обороне. Прекращение Если обороне удается оказывать постоянное давление на игроков атаки и ограничивать направление движения мяча, то и нападающие перестают исполнять свои роли. Им очень сложно, почти невозможно контролировать темп игры. Микроситуация прекращения создает побочный эффект: атака соперника сбита с толку. Нападающие растрачивают энергию на то, что пытаются сохранить мяч. Если защите удается сделать давление постоянным, то у нее возникает преимущество над атакой, а время игры между тем бежит. Нападение совершает роковые ошибки. У обороняющейся команды появляется возможность контратаковать и решить исход встречи. Лайнбекер «Сэйнтс» Джонатан Вилма переворачивается в воздухе, пока квотербек «Пэнтерз» Кэм Ньютон готовится сделать передачу. Фото Action Sports Photography / Shutterstock.com Отбор Игроки атаки изолированы. Они не могут получить поддержку от партнеров. В этой ситуации у них легче отобрать мяч, совершив подкат, перехват и тому подобное. Это фаза тактического и технического перехода. Основы: макроситуации, микроситуации и макропринципы Мы могли убедиться в том, что для всех игр действуют одни и те же принципы расстановки, движения мяча и игроков. Они образуют сложные связи, зависимости и последовательности. Для каждого вида спорта характерны переходы от одного из четырех общих состояний к другому, и каждое из этих состояний можно разложить на три микроситуации. Мы разобрали общие модели, применимые ко всем ситуациям. Но ни одна из них не определяет конкретных методов или систем игры. Скорее они дают нам базис, структуру, из которой можно развивать все остальное. Микроситуации нужны для того, чтобы можно было углубленно анализировать игру в ее контексте. Понимание микроситуаций облегчает планирование тренировок, воспроизведение игровых ситуаций, повышение качества игры. Это основа всего – подготовки команды, стратегии питания, анализа, статистики и так далее. Следующий шаг – выработка вашей собственной игровой модели. Йохан Кройф, один из самых влиятельных спортивных тренеров XX века. Фото Maxisport / Shutterstock.com Глава 3 Игровая модель Поскольку выстроить модель для каждой команды и вида спорта невозможно, я постараюсь объяснить оптимальный и общеприменимый подход, позволяющий добиваться победы. Я не проповедую, не стоит относиться к моим словам как к благой вести. Скорее следует пересматривать эту модель, совершенствовать, развивать, чтобы добиться наилучшей игры от своей команды. Мы совершенствуемся постоянно, поэтому найти идеальную модель невозможно. Та, о которой я хочу поговорить, основана на понимании природы коллектива и индивида. Речь пойдет о принципах, которые помогают вывести на новый уровень организацию коллективных действий. Они проявляются и в действиях индивидов, когда они следуют паттернам, которые устанавливает тренер. Он держит в уме командную цель и использует принципы игры в процессе. Главное в моих командах – четкая игровая модель, набор принципов, которые обеспечивают организацию.     Жозе Моуринью Все модели неправильны. Но некоторые полезны. Проблема в том, чтобы понять, что модель неправильна, до того, как она перестала быть полезной.     Джордж Бокс Вот некоторые характеристики игровой модели: • Это динамичная, живая и развивающаяся идея. • В игровой модели проявляется командная философия. • Она доступна наблюдению. Игровую модель можно отличить от других. Она узнаваема. • Игровая модель – не закрытая система. Выработка игровой модели Разрабатывая игровую модель, важно понимать, что она должна затрагивать все области, начиная с тактики и заканчивая физподготовкой. Нам также придется вспомнить о теориях хаоса и сложности. Разработка игровой модели – все равно что исследование в области этнометодологии, науки, изучающей повседневные способы, которыми пользуются люди, желая объяснить свою картину мира или социальный порядок. Этот подход разработал Гарольд Гарфинкель. Он основывался на своем исследовании поведения присяжных, которое он провел в 1954 году. Применительно к спорту можно говорить о том, как команды объясняют свою игру и игровые модели. Лучше всего идею игровой модели выразил португальский профессор Жозе Гильерме Оливейра. Его метод тактической периодизации оказал глубокое влияние на Жозе Моуринью, Жорже Жезуша, Айтора Каранку. Оливейра писал: «Модель игры – это идея, игровая гипотеза, состоящая из принципов, подпринципов, подподпринципов, отражающая разные этапы и стадии игры, связанные друг с другом, заявляющая при этом об особой функциональной организации, идентичности. Эта модель, будучи подлинной моделью, остается гипотезой, открыта для индивидуальных и коллективных поправок. Она находится в процессе постоянного становления. Она никогда не станет завершенной данностью. Конечной модели невозможно достичь, она постоянно находится в развитии, ее все время реконструируют»[23 - J. Guilherme Oliveira, «Organization of the Game of a Football Team: Methodological Aspects in the Approach of Its Structural and Functional Organization».]. Что такое игра? Как в нее играть? Как ее оценивать? Вот три основных вопроса, на которые мы должны ответить в этом разделе. Кажется, что это вопросы, на которые можно ответить просто. Однако даже в спорте высших достижений ими задаются не так часто. И главной цели любой команды – научиться побеждать – можно достигнуть, лишь принимая во внимание принципы, макро- и микроситуации в игре. Голый король Одна из центральных мыслей этой книги сводится к тому, что спортивная наука, аналитика и технологии не выполнили своих избыточных обещаний. Основной причиной, по которой все это не используется должным образом, стало то, что мало кто понимает законы сцены, на которой соревнуются команды, то есть понимает саму игру. Если мы смотрим игру и пытаемся ее оценить, но при этом ни тренеры, ни их штаб, ни игроки не способны понять, что именно мы видим, то как можно эффективно использовать уроки и методологию спортивной науки? Ответ прост. Никак. Или мы используем их неправильно. Если мы не поймем игру на самом элементарном уровне, то не сможем адекватно подготовить спортсменов и команды, должным образом выстроить структуру спортивной организации. Вот для чего нужна игровая модель. В командных видах спорта, особенно на самом высоком уровне, господствуют статистика и аналитика. При этом распространенный недостаток в работе с ними – неспособность выявить слабые места в подготовке, а затем найти и применить правильные способы их устранения. Горя желанием собрать как можно больше данных, мы слишком много внимания уделяем количественным результатам, а не качеству того, что происходит во время игры. Сами по себе цифры бесполезны, если оценивать количественные данные вне контекста и не сопоставлять с субъективными и качественными интерпретациями. В череде цифр мы рискуем заблудиться. Если мы относимся к ним как к догме, то очень мало узнаем о том, что происходит в игре, почему одна команда побеждает, а другая – проигрывает. В этой книге я пытаюсь исправить ситуацию. Увидев то, что на самом деле происходит на поле или площадке, благодаря игровой модели, вы, я надеюсь, сможете составить более эффективный игровой план, подметить, какие его аспекты работают, а какие нет, и перед следующим матчем сделать все необходимые исправления. Благодаря этому вы добьетесь последовательных улучшений в игре ваших спортсменов и всей команды. Ваши тренировки станут более эффективными и ориентированными на саму игру. И это, в свою очередь, положительно скажется на результатах. Хаос науки о командных видах спорта Изучая командные виды спорта сквозь призму игровой модели, я легко готов согласиться с тем, что некоторые детали, влияющие на победу или поражение, мы просто не способны понять. Именно поэтому модель так важна. Каждая игра разворачивается на очень высокой скорости, и невозможно осмыслить то, что в ней происходит, во всей полноте. Взаимодействий слишком много – в команде, между партнерами, в противоборствах с соперниками. Если мы попытаемся все это охватить, то почувствуем собственную беспомощность. Поэтому нам нужно определить системные рамки и принципы, при помощи которых можно дать более точные оценки тому, что происходит в любом спортивном состязании. Мы, конечно, не сможем полностью подсчитать или измерить каждый аспект игры, особенно те, что касаются эмоций, мотивации, а также сложных взаимодействий между биологическими и неврологическими процессами. Но, по меньшей мере, мы можем составить проект, который все эти условности будет учитывать. Идеальная игровая модель недостижима. Если бы было иначе, не приходилось бы препираться вокруг тренерских методов, подготовки, восстановления, стратегии и тактики. Но для каждой отдельной команды можно подобрать правильную игровую модель. Это помогает не только лучше понимать и точнее оценивать игру, но и уменьшать негативные последствия игровых трений – того, что мы не можем запланировать, когда две команды встречаются друг с другом. Нам не стоит рассчитывать на то, что во время тренировки мы воссоздадим реальность или идеальную игру. То, что происходит в матче, во многом случайно, как и то, что происходит в жизни. К тому же в нем задействовано бесконечное число возможных сценариев. Но если мы научимся более глубоко понимать игру, то сможем точно оценивать действия команды и спортсменов в ней. Затем мы сумеем помочь им лучше готовиться к матчам, предложив им учебные задания, приближенные к игровым реалиям. Любой план имеет ограничения, но, несмотря на это, игровая модель позволяет более полно и тонко разбирать игру, чем это делалось раньше. Результаты этого всеобъемлющего анализа применимы на практике. Чем лучше готовы команда и ее игроки, тем легче им будет справиться с неожиданными событиями, которые происходят в каждой игре, и тем лучше они будут контролировать ситуацию в гуще событий. Это также применимо и к подготовке военных – притом что их упражнения (например, по освобождению заложников) подразумевают реальные ситуации, в которых речь идет о жизни и смерти. Индивиду более тщательная подготовка к игре или бою позволяет сохранять больше функционального резерва и использовать его для адаптации к новым ситуациям и лучшего ориентирования в отдельных эпизодах игры (поговорим об этом подробнее, когда будем обсуждать круг НОРД Джона Бойда, то есть цикл наблюдения-действия). Если перенести это на командный уровень, то улучшатся принятие решений и результаты, вне зависимости от вида спорта. Но прежде чем мы перейдем к этому, нужно сделать шаг назад и определить, что такое в действительности игра и чем она, напротив, не является. Только после этого мы сможем перейти к атлетам, команде и спортивной организации. Идентичность команды Следует помнить, что идентичность команды происходит из определенной среды. По рассказам бывших игроков «Порту» и «Челси», принципы Жозе Моуринью не менялись от матча к матчу. При этом он мог подстраивать игровую модель под соперника, снабжая своих игроков досье на тех, с кем им предстояло встретиться. «В работе Жозе мне очень нравилось то, что изменения должен был делать соперник, а мы – сохранять свою идентичность, – сообщил бывший опорный полузащитник «Порту» Франсишку Коштинья. – Разумеется, мы получали детальную информацию о следующем сопернике. Это происходило в начале тренировочной недели. Каждому из нас Жозе подробно рассказывал об отдельных игроках, которым нам, скорее всего, придется противостоять. Что за игрок? Часто ли он получает карточки? Как он двигается? Многим из нас это было в новинку. Но это помогало. Мы были лучше готовы к матчам»[24 - Jonathan Wilson, «The Devil and Josе Mourinho», The Guardian, December 22, 2015.]. Моуринью менял тактику в зависимости от привычек и предпочтений соперника. Но идентичность его команды оставалась неизменной. Культура и среда То обстоятельство, что все игровые модели зависят от среды и места пребывания команды, часто игнорируется. Модель должны порождать люди, от которых команда в наибольшей степени зависит. Не стоит путать их с игроками, они по отношению к среде вторичны. Лучший путь к себе – это потерять себя, служа другим.     Махатма Ганди Тренер, принимая новую команду и пытаясь предложить ей игровую модель, должен в первую очередь понять природу большинства людей, которые приходят на игры команды, следят за ней каждый день. Местная культура постоянно присутствует внутри команды. Например, если это команда из рабочего квартала, то ценности и культура рабочего класса будут влиять на игроков. Это не значит, что тренер должен работать в пролетарском стиле, но он (или она) должен принимать к сведению это постоянное культурное влияние. Его игровая модель должна это учитывать, вписываться в общественный контекст. Вот пример из жизни. Баскетбольные «пуристы» на Среднем Западе привыкли к более медленной игре, атаке, ориентированной на розыгрыш мяча. Они часто морщатся, когда видят, что команда носится по площадке, ставит на высокую скорость и пренебрегает структурой. Или посмотрите на быстрых, техничных бразильских футболистов. Они выросли, играя в замкнутом пространстве, на городских улицах или на пляжах. Они играли в мини-футбол «пять на пять», что предполагает быстрые передачи. Поэтому темп их игры отличается от темпа английских или немецких футболистов, которые играли на полноценных полях или в парках, где достаточно места. Согласованность Важнейший аспект игровой модели – согласованность. Все принципы и как следствие методы должны быть согласованы друг с другом, а не вступать в противоречие. Это должно проистекать из среды и культуры людей, образующих команду. В игровой модели все принципы должны дополнять друг друга, а не взаимно отрицать. У самых успешных команд из тех, с кем мне довелось работать, была четкая идентичность, а игровые принципы были полностью согласованы. У каждой команды есть история, на которую и опирается ее игровая модель. Иногда полезно воспринимать команду как семью. Некоторыми характерными особенностями семья обязана предкам. Но у каждого поколения при этом есть и особенная, совершенно определенная идентичность. Подчеркиваю: культура и идентичность могут влиять на создание игровой модели. Как только эта модель выработана, она должна отразиться на всех уровнях – от клубной организации до игрового плана, стратегии, тактики. Игровая модель требует такой согласованности. Согласованность макро- и микропринципов Игровые принципы, макропринципы и микропринципы должны быть согласованными, дополнять друг друга, не противоречить друг другу. Только тогда игровую модель можно легко донести до игроков, они лучше ее понимают, а впоследствии вырабатывают и собственные модели в рамках общей. У игроков, которых команда воспитывает, покупает, берет на драфте, должны быть качества, необходимые для реализации игровой модели. Вспомните игроков, которые не подходят определенным командам. Часто это происходит не из-за того, что им не хватает мастерства, а по психологическим и эмоциональным причинам. Игровая модель не то же, что тактическая модель. Она не может существовать изолированно от личных качеств игроков. Как мы увидим ниже, в игровой модели используются эмоциональные и личные качества. Представьте себе команду, которая славится техничной игрой, или, наоборот, такую, чья идентичность основана на атлетизме, физической подготовке. Команда поддерживает свой имидж, а игроки пытаются ему соответствовать. Так, регбисты из команды, славящейся «физикой», будут стараться жестче вступать в столкновения, даже запугивать соперников. Игроки техничной футбольной сборной Бразилии, в свою очередь, будут вить кружева вокруг соперников, пускать в ход финты. В игровой модели все это находит отражение. Игроки, которые по своим качествам лучше всех в нее вписываются, будут в ее рамках преуспевать. Когда игроки понимают цели игры и стараются следовать принципам разных уровней, они начинают понимать, а затем могут и предугадывать действия друг друга. В результате в игре наблюдается высокий уровень согласованности. Чтобы защита или нападение могли выполнить свои игровые задачи, они должны действовать как единое целое. Мы часто слышим, как спортивные комментаторы высмеивают баскетбольного атакующего защитника за то, что он бросает по кольцу, когда ему придет в голову, например, через головы нескольких соперников, вместо того чтобы сделать передачу свободным партнерам. Это обоснованная критика. Такой игрок действует вопреки согласованному командному плану атаки. Или, быть может, сам план изначально был неадекватен. Код согласованности Согласованность также необходима команде для того, чтобы помешать сопернику. Джон Бойд, передовой специалист по военной стратегии, сказал, что выработка и следование игровому плану облегчают «создание неопределенности, замешательства, беспорядка, паники, хаоса», позволяют «нарушить согласованность действий соперника, парализовать его, обрушить»[25 - Osinga, Science, Strategy and War, 176.]. Нарушая согласованность действий соперников на игровом поле или на поле боя, вы изолируете их друг от друга, они уже не действуют как команда. Если вы прессингуете игрока, отрезаете его от партнеров, то его способность трезво оценивать ситуацию затуманивается, принятие решений замедляется, он уже не может достичь поставленной цели. Нарушая согласованность действий соперников, вы снижаете вероятность их успеха, заставляете их совершать все более серьезные ошибки. Это так же важно, как действовать согласованно самим. Игровая модель и язык Чтобы игровая модель эффективно использовалась, все, кто задействован в ее создании, претворении в жизнь и оценке, должны принимать во внимание определенные базовые положения, влияющие на то, как развивается игра. Совершенно необходимо договориться об общих терминах, которые используются всеми в клубе. Это важно, если учесть то, какие роли играют различные подразделения. Власть – это масса, помноженная на согласованность.     Эдвард Люттвак Термины часто применяют в разных, подчас даже противоречивых значениях. Например, термин «скорость». Поклонник американского футбола представит себе рывок игрока на 40 ярдов или какой-то статистический показатель. Тренер по физподготовке подумает о стартовой скорости. Тренер ресиверов, вероятно, задумается о том, как добиться того, чтобы его подопечные быстрее выполняли свои функции на поле. Врач команды озаботится тем, как ограничивает скорость того или иного игрока его старая травма крестообразных связок, каким образом можно вернуть ему прежнюю форму. У главного тренера будет своя интерпретация. Единство игровых принципов и игровых ситуаций отражается в действиях Люка Болла. Фото Neale Cousland / Shutterstock.com Мы не можем полностью изменить установки мышления специалистов и то, как они воспринимают те или иные термины. Мы и не должны этого делать. Но по меньшей мере нам нужно выработать некий базовый язык, на котором говорили бы все люди в клубе, на всех уровнях. При помощи этого языка оценивались бы выступления команды и отдельных игроков, обсуждалась бы подготовка, направленная на улучшение результатов. Чтобы упростить взаимодействие между различными членами и уровнями спортивной организации, нужно выбрать правильную лексику для описания самой игры. Согласованность организации и языка общения Способ общения – жизненно важный компонент согласованности и слаженности. Команда сможет эффективно выполнить игровой план, если все уровни организации будут обмениваться четкими, последовательными, согласованными словами и фразами, причем делать это практически на подсознательном уровне. Это возможно только в том случае, если на всех уровнях будет принят общий лексикон. Сегодня в командных видах спорта, начиная со студенческого уровня и заканчивая профессиональным, много мультикультурных коллективов. Игроки говорят на разных языках. В такой среде особенно важно добиться того, чтобы разговор об игре, о подготовке к ней, ее улучшении, оценке, исправлении ошибок велся на общем, четком, понятном и всеми принятом языке. Когда спецназ ведет бой, некогда повторяться, выжидать, нельзя высказываться двусмысленно. В профессиональном спорте, например в футболе, прозрачность языка столь же необходима, ведь в команде подчас есть игроки разных национальностей, для которых одни и те же слова могут иметь не просто разные значения, но и иметь различную побудительную силу. Принципы игры Мы уже убедились в том, что любую игру можно представить как последовательность ситуаций. В любой макроситуации у команды и игроков есть цель. Они достигают ее посредством макропринципов. Именно они связывают то, что кажется случайным – в данном случае коллективные действия команды. Принцип – не длинный трактат, а скорее краткое и ясное определение действия или последовательности действий, имеющих цель. Задачи любой команды в любом виде спорта таковы: Задача 1. Владея мячом (шайбой) – забить. Задача 2. Не владея мячом, завладеть им. А потом перейти к задаче 1. Выйдите на игровую площадку. Посмотрите матч НБА или НФЛ. Вы убедитесь в том, что это главное. Игровая модель помогает достичь этих целей. Но, разбив игру на макроситуации, мы можем более определенно сказать, какие принципы действуют в каждой из них. Основа системы макропринципов Устанавливая принципы для каждой макроситуации, мы можем четко определить, какие задачи стоят перед командой в целом. Дополнительная польза такого анализа в том, что команда сфокусирована на достижении цели и принципах игры. Хочу обратить внимание на то, что до сих пор я не говорил о конкретных видах спорта и командах. Почему? Потому что это неважно. Задача любого тренера и игрока – побеждать, во что бы они ни играли, какую бы команду ни представляли. Конечно, мы бы предпочли, чтобы игроки, у которых есть конкретные роли на поле, сыграли так, как мы запланировали. Но не все в игре пойдет так, как задумано. Нам придется с этим смириться. В основе концепции, позволяющей использовать такого рода принципы, лежит понятие schwerpunkt. Это немецкое слово, означающее «организационный фокус», или точку приложения сил. По словам Джона Бойда, schwerpunkt – это «объединяющее средство, позволяющее связать инициативную часть множества подчиненных действий с высшим замыслом как основой, позволяющей уменьшить трение и сократить время»[26 - Ibid., 157.]. Следуй принципам, не подчиняясь им.     Брюс Ли Что значит «побеждать»? Первичная цель каждого тренера, игрока и команды – выиграть как можно больше матчей. Но изменение счета – это лишь один способ утвердить и исполнить игровую модель. Команда мирового класса, играя в кубковом турнире против команды из низшего дивизиона, может победить, не показав хорошей игры. Это будет означать, что она победила лишь на табло, но не по сути. И тренер, и сама команда могут быть разочарованы выступлением, потому что игровой план был выполнен небрежно, неэффективно. С другой стороны, команда классом ниже может выполнить свой игровой план, четко придерживаться стратегии и тактики, полностью реализовать свой потенциал и считать матч победным, хотя он и был проигран. Не будем принижать значение фактических побед. Но не стоит думать, что только это имеет значение. Если команда сыграла лучше, чем в предыдущем матче, то это уже маленькая победа, даже если счет не в ее пользу. Если игроки выполнили игровой план, но команда уступила в счете, то они сделали все, что могли. От того, может ли тренер обнаружить и зафиксировать такие маленькие победы, зависит и общий прогресс команды (читайте об этом подробнее в разделе «Тренер»). Schwerpunkt На развитие системы игровых моделей и ее упрощение повлияла теория военных конфликтов. Причина в том, что самые серьезные и сложные столкновения происходят именно в военной сфере. Schwerpunkt изначально был термином немецкой военной науки. Эта концепция позволяла направить военную стратегию на достижение конкретных целей. При этом войска не лишались инициативы. В успешных командах schwerpunkt связывает игроков и группы игроков, действующих одновременно и на разных уровнях. Игроки, находящиеся в центре событий, задействованы в тактических ситуациях, а их партнеры играют вспомогательные роли. Эти группы действуют последовательно и гармонично. Когда все выполняется на одном уровне, то от тактических действий зависят и остальные решения – и наоборот. В конечном итоге schwerpunkt приводит к точечному выполнению задачи, например, когда регбисты пользуются образовавшимся всего на секунду коридором и заносят мяч в зачетную зону, хотя защита соперников полностью сосредоточена на том, чтобы их остановить. Применительно к schwerpunkt важно следующее: микропринципы атакующей ситуации (например, обманные действия, движение или поддержка, о которых мы поговорим ниже) должны быть выстроены таким образом, чтобы достигалась конкретная цель. Главная задача тренера заключается в том, чтобы принципы развивались последовательно и дополняли друг друга. Игры, как и войны, интерактивны. Кто-то наступает – значит, кто-то отступает. По тому, кто стреляет, ведут ответный огонь. Каждое действие встречает противодействие, и на него приходится отвечать. Цель становится командной целью. Начинать нужно именно с этого. Затем уже можно определить, что делает каждый игрок и за что он отвечает на пути к этой цели. Замысел командующего Игровой план – это набор задач и целей, которые стоят перед командой и спортсменами в отдельном матче. Но главная цель у любого атлета или воина проста и очевидна: победить. Назовем это замыслом командующего. Прочие цели вторичны, они должны быть согласованы с главной. Удивительно, но факт: иногда в спортивных играх замысел командующего теряется. Если нет плана, в котором все дороги ведут к главному, общему императиву, то игроки и тренеры начинают преследовать собственные цели. Тем самым они подрывают, даже саботируют основной замысел и подчиненные ему задачи. Возьмем для примера эгоистичного бомбардира, который так голоден до забитых мячей, что не замечает партнеров, отчаянно бьет по воротам соперников с невероятных углов вместо того, чтобы отдать пас тому, чья позиция лучше. Не только игроки действуют вопреки замыслу командующего. Иногда помощники главного тренера путают его указания. Тем самым они вводят в заблуждение группу игроков, за которую отвечают, например линию защиты в американском футболе или беков в регби. В последние годы тренеры стали слишком полагаться на статистику. Многие команды из-за этого нырнули в кроличьи норы, которые, как считалось, выведут их к улучшению игры. Вследствие этого они перестали обращать внимание на то, что действительно влияет на результат игры. Например, футбольные команды по-прежнему придают избыточное значение количеству метров, которые пробегает каждый игрок за матч. Это цифры, которые мы теперь можем увидеть и на экране во время просмотра матчей. Они влияют на представления болельщиков о том, какой объем работы проделал игрок. Однако во внимание не принимается то, что командные виды спорта в некоторой мере похожи на боксерские поединки, где бойцы вместе перемещаются по рингу, вперед и назад. Допустим, правый защитник опекает крайнего нападающего соперника. Тот постоянно совершает рывки на половину поля соперника. Что остается делать защитнику? Только следовать за нападающим. И точно так же, если команда правого защитника отбирает мяч и начинает атаку, а он ее поддерживает, то и количество метров, которые он пробегает, увеличивается. И так вплоть до финального свистка (подробнее о вводящей в заблуждение статистике мы поговорим ниже). В следующем матче команда нашего правого защитника может играть против соперника, у которого нет сильного нападающего слева. Этот соперник предпочитает строить свои атаки через центр. Или такой нападающий есть, но его тренер избрал тактику, при которой форвард не участвует в контратаках. В результате наш правый защитник пробегает на километр-другой меньше. Тренерский штаб (не говоря уже о болельщиках) делает вывод, что правый защитник недостаточно выложился в этом матче. Или же ему (ей) не хватает выносливости. В результате правого защитника перегружают на тренировке, он получает травму подколенного сухожилия, его сезон завершен досрочно. Мы видим, как неверное впечатление, навеянное статистикой, привело к принятию решения, из-за которого начал действовать закон непредвиденных последствий. И вдруг оказалось, что команде будет гораздо сложнее реализовать замысел командующего и выиграть три заключительных матча сезона. Согласованность побеждает путаницу Часто тренеры ставят перед игроками слишком много целей в рамках одного матча. Конечно, многие идеи отрабатываются на тренировках. Конечно, тренерский штаб выстраивает подготовку к матчу так, чтобы команда лучше атаковала, защищалась и переходила из обороны в атаку и наоборот. Но когда наступает день матча, даже самым умным игрокам сложно сосредоточиться на длинном списке задач, особенно когда мяч уже в игре. Это же относится и к солдатам, которые идут в бой; вероятно, даже в большей степени, поскольку от их действий зависят жизнь и смерть. Если вы перегружаете спортсменов информацией, то тем самым тормозите их способность принимать решения. Объем их физического и умственного труда сокращается. Количество ошибок может возрасти, равно как и усталость. Для спорта это трудность. Для военных – фатальное обстоятельство. Поэтому самые успешные тренеры и военные командиры никогда не ставят перед игроками или солдатами больше трех задач перед матчем или боем. Эти задачи должны быть сформулированы настолько просто и четко, чтобы игрок мог повторить их, если тренер спросит его: «Что ты должен сделать в сегодняшней игре?» Первая задача должна повторять замысел командующего: «Выиграть матч». Вторая задача может затрагивать цель группы игроков в атаке, например, когда передней линии баскетбольной команды дают установку сделать больше подборов в нападении, чем соперник. Третья задача может касаться ограничения конкретных действий или ослабления сильных сторон соперника, например, когда регбистам говорят: «Не позволяйте прорваться игроку Х». В успешном игровом плане все частные цели предельно просто сформулированы и проистекают из замысла командующего. В каждой игровой ситуации у команды есть своя цель (микропринцип), подчиненная общей цели. Если добиться этой частной цели, то проще будет реализовать и общую. Например, в оборонительной ситуации футбольная команда исходит из того, что микропринципом является «не дать сопернику завладеть мячом на штрафной площади». Или же для баскетбольной команды в ситуации перехода от атаки к обороне приоритет может звучать так: «вернуться к собственному щиту». Когда для команды, групп игроков (например, ресиверов в американском футболе, форвардов в регби, защитников в баскетболе или полузащитников в европейском футболе), а также для игроков персонально определяются задачи, то функция важнее формы. Зачастую команда пытается копировать стиль успешного соперника. Это ошибка, причем по нескольким причинам. Прежде всего у команды, которая копирует, нет того же состава игроков, что у соперника. К тому же команда-победительница, на которую она ориентируется, вовсе не обязательно выигрывает постоянно благодаря своему стилю. Скорее ее способ игры – это побочный продукт точно исполненных задач, поставленных в игровом плане. Вы не знаете того, чего не знаете Отправная точка выступлений спортсмена – это функции и достижение целей, а не техника или стиль. Нет лучшего примера этого, чем способ бега знаменитого спринтера Майкла Джонсона. Люди не могли говорить ни о чем другом, кроме его выпрямленной спины (что необычно для спринтеров) и короткого, суперэффективного шага. Но успех Джонсона заключался не в этом. Он сосредотачивался не на том, чтобы бежать, выпрямляя спину, делая быстрые, короткие шаги, а на том, чтобы делать это на высокой скорости, то есть на функции, а не на форме. Он обнаружил, что конкретный стиль бега позволяет ему превосходить соперников, то есть соответствует его функциональным задачам. Достижения Джонсона неоспоримы. Он побил продержавшийся 16 лет мировой рекорд Пьетро Меннеа в беге на 200 метров. Джонсон улучшил его время на четыре десятых секунды. Это был выдающийся результат. Он также установил мировой рекорд в беге на 400 метров и завоевал четыре олимпийские золотые медали. Или возьмем, например, пионера техники прыжка в высоту Дика Фосбери. Пока он не появился, все спортсмены прыгали либо «ножницами», либо перекидным стилем. Но Фосбери не мог прыгнуть так высоко, как хотел, используя эти техники. И тогда он решил предложить что-то новое. Фосбери стал прыгать спиной вниз. Он установил американский и олимпийский рекорды, выиграв золото Игр в 1968 году. При этом, что особенно важно, Фосбери совершил революцию в технике прыжка в высоту. Он не ставил перед собой задачу предложить инновацию. Он просто хотел прыгать как можно выше. Другими словами, желая решить функциональную задачу, он использовал формальное решение. Правило Баухауса Баухаус – существовавшая в прошлом школа искусств в Германии, объединявшая ремесла и искусства. Школа прославилась тем, что вслед за своим основателем Вальтером Гропиусом она избрала особый подход к внешнему виду архитектурных сооружений. Девиз школы был четким и прагматичным: «Сначала функция, потом форма». Представители Баухауса верили в то, что если объект создан в функциональных целях, то стиль или форма неизбежно проявятся. Считается, что в спорте стиль – важнейший, предопределенный компонент. Однако в действительности стиль проистекает из функции. Чтобы вы не запутались: в спорте, как и в школе Баухаус, форма следует за функцией. Возвращаясь к командным видам спорта, стоит сказать, что задача тренерского штаба состоит именно в этом – поставить функцию выше формы. Перед игроками нужно ставить функциональные задачи в рамках игрового плана – и оставлять за ними право выбирать решение, основываясь на собственных умениях, опыте, изобретательности. Формальная конкретизация не может быть одной из целей игрового плана. Тренеры должны обозначать цели, но не должны решать за игроков, как им этих целей достигнуть. Это во время игры должен определять сам спортсмен. Более того, тренерский штаб не должен заботиться о том, посредством какого формального решения выполнена каждая из задач, если игрок и команда добились поставленных целей, а технический подход игроков этому не помешал. Тренер не должен давать прямых указаний делать что-либо «так и никак иначе». Вместо этого он должен помочь своим игрокам выработать позитивные привычки. Для этого необходимо, чтобы опыт, который спортсмены получают на тренировках, был приближен к игровым реалиям. Готовя игроков таким образом, тренер поможет им активизировать паттерны моторики, которые в день игры включаются автоматически, бессознательно. Спортсменам не нужно подробно разжевывать каждый финт, которому их обучают. Напротив, им нужно позволить учиться, открывая для себя новое. Накопление такого тренировочного опыта приводит к тому, что решения на поле или площадке принимаются быстрее и более осмысленно. Это не только увеличивает вероятность выполнения задач, которые ставит игровой план, но и сокращает накапливаемую в ходе матча ментальную и физическую нагрузку. Если игроки знают, что они должны делать, и проделали это прежде много раз, то уровень беспокойства и стресса снизится. Их тело сможет сосредоточиться на том, чтобы выполнить задачу, а не на управлении негативными эмоциями. Правильный игровой план и использование моей игровой модели позволят избежать частых ошибок избыточного планирования, постановки противоречащих друг другу задач, подрыва замысла командующего. Не забывая о конечной цели, делегируя игрокам и группам игроков небольшое количество задач, убедившись в том, что все это работает на победу, команды смогут обнаружить, обсудить и выполнить задуманное более успешно. Туман игры В пылу битвы или спортивной игры происходит так много событий, так много информации передается на высокой скорости, что игрокам (или бойцам) просто нельзя ни на секунду отвлечься, если они хотят продолжать бороться, а в случае военного конфликта – выжить. Именно поэтому воинам и спортсменам бывает сложно впоследствии точно вспомнить, как все происходило, и их рассказы о событиях разнятся. Диссонанс усиливается из-за того предельного воздействия, которое военная операция и – в меньшей степени – спортивная игра оказывают на мышление, здоровье и эмоции участников. Туман войны (или туман игры) – одна из причин того, что тренеры так полагаются на видеозаписи при разборе игры, поиске ограничивающих факторов и создании сценариев подготовки, которые позволили бы минимизировать их воздействие в следующем матче. Игровые трения Даже самая дисциплинированная команда, очень хорошо подготовленная к матчу, не может контролировать те элементы неожиданности, которые неизбежно возникают, как только мяч оказывается в игре. События, порожденные случайной, хаотической природой командных видов спорта и военных конфликтов, часто называют трениями. Лучший способ научить команду справляться с такими трениями – это тщательная тренировка, в результате которой вы, тренер, должны в день игры управлять всем тем, что подлежит вашему контролю и влиянию. Война – это царство неуверенности. Три четверти факторов, на которых строится война, окутаны туманом большей или меньшей неопределенности.     Карл фон Клаузевиц Иногда кажется, что в командных видах спорта слишком многое происходит случайно и не подлежит контролю. Однако если тренеры и аналитики внимательнее присмотрятся к игре своей команды, то они заметят, что у многих факторов, которые казались им переменчивыми, на самом деле есть четкая структура. Точно так же трения влияют на повседневную жизнь. Представьте себе, что вы знаете самую короткую дорогу на работу. Вас раздражает то, что несколько раз за неделю на этой дороге возникают серьезные пробки, и вам приходится искать альтернативу. Пробки возникают в разное время, и поэтому они кажутся случайными. Но однажды вы принимаете решение записывать, в какое время вам легко добираться по этой дороге до работы, а в какое там, напротив, невозможно проехать. Вы вскоре замечаете, что в определенные дни и время, подчиняясь обстоятельствам, которые вы не понимаете полностью, у внешне хаотичных событий возникает паттерн. И теперь вы видите, что у, казалось бы, случайно возникающего обстоятельства, а именно автомобильных пробок, есть паттерн и, следовательно, ситуацией можно управлять. Все на войне очень просто, но самое простое – сложно.     Карл фон Клаузевиц То же самое происходит и в день игры. Если тренеры и аналитики разобьют игру на 4 макроситуации и частные события, а затем спросят игроков, что происходит в определенных ситуациях, то они, вероятно, обнаружат, что спортсмены в меньшей степени подвержены игровым трениям, чем казалось на первый взгляд. После этого команда сможет сосредоточиться на тех факторах, на которые она действительно не может повлиять. Если вы обсуждаете со спортсменами все возможные сценарии событий, если они отрабатывают модели поведения, учитывающие все неожиданности, как это делал Майкл Фелпс под руководством Боба Боумена на пути к своим рекордным олимпийским достижениям, то ваша команда сохранит уверенность в себе в любых обстоятельствах. Такая подготовка к тому же позволит воинам и спортсменам не растрачивать энергию на преодоление паники, когда происходят игровые трения. Они будут лучше справляться со своими эмоциями. Задуманные, реальные, воспринимаемые и наблюдаемые действия Основываясь на нашем понимании теории хаоса, мы знаем, что игра, которую мы смотрим, – это следствие сложных взаимодействий и намерений. Мы наблюдаем процесс, а не запланированное событие. Разумеется, если вы хорошо знакомы с каким-то видом спорта или у вас есть спортивный опыт (игрока или тренера), то вы можете предположить, почему совершаются некоторые действия, почему команда играет в том или ином стиле. Например, вы смотрите матч НФЛ и замечаете, что ваша любимая команда слишком часто играет через центр или один из флангов. Это пример наблюдаемых действий. Конечно, на ваших наблюдениях сказывается то, где и как вы смотрите игру. Если вы смотрите ее по телевизору, то вам покажут больше действий с мячом. Если же вы приходите на стадион, то видите все поле и действия игроков без мяча. Вы можете подметить некоторые паттерны. Например, квотербек вынужден бросать мяч раньше, чем обычно. Или же игроки центра поля слишком часто бегут на фланги. Исходя из этого, вы можете предположить замысел тренера и игроков. И тут мы обнаруживаем различия между задуманным, реальным, воспринимаемым и наблюдаемым действиями. Что бы ни происходило в игре, всегда можно говорить о том, какую установку дал тренер, как ее понял игрок, что ему позволил сделать соперник и что увидели мы. И подчас это разные действия. Это говорит о том, что точно интерпретировать происходящее на поле очень сложно. Здесь прослеживается что-то от кулинарии. Есть рецепт известного шеф-повара. Кухарка им воспользовалась. Затем блюдо попробовали ее голодные дети. Задуманный, воспринимаемый и реальный результаты могут быть разными. Законы командной игры С годами я пришел к тому, что для побед в командных видах спорта важно знать некоторое количество основных законов. Эти фундаментальные правила побед должны стать частью согласованной общей игровой модели. Закон ожидаемого события В командных видах спорта есть один универсальный закон: успех зависит от способности применять свои умения в хаотичной среде против соперника, который к этому готов. Это своего рода сумма командных видов спорта. Вы знаете, что, скорее всего, сделает ваш соперник. Вы понимаете, к чему это приведет. И вам нужно этому помешать. Каждое искусство должно стать наукой, а каждая наука – искусством.     Фридрих Шлегель Также очень важно помнить о том, что визуальной информации о том, как играете вы и ваш соперник, становится все больше и больше. Никаких секретов уже нет. Есть положительная сторона такого порядка вещей: ваша команда лучше понимает, чего ожидать от следующего соперника. Но в то же время соперник, скорее всего, знает, как играет ваша команда, какие у нее предпочтения и привычки. Закон ожидаемого события гласит, что профессионал во время игры будет действовать, исходя из приобретенных и развитых инстинктов и собственных ожиданий относительно того, что должно произойти. Ваша единственная задача – сделать все то же, что вы уже делали много раз, но только быстрее и лучше, чтобы ваш соперник (ожидающий эти действия) не смог вам помешать. Различия по ходу сезона проявляются в том, что давление – внешнее или внутреннее, ощущаемое или действительное – усиливается, равно как и хаос, создаваемый обстоятельствами и соперником. Представьте, что вы пытаетесь остановить Стефа Карри или Алекса Моргана. Вы знаете, что они будут делать. Это и есть ожидаемое событие в хаосе игры. Вы включаетесь в борьбу и мешаете им. Закон индивидуального воздействия Понятно, что не все игроки одинаковы, равны. В командных видах спорта важно ограничить влияние ключевых игроков. Цзян Цзыя, китайский аристократ, живший в XI веке до н. э., был первым стратегом, объяснившим, что значение индивидов в группе может быть разным. Так и в командах не все игроки равны. Это справедливо и для других областей. Закон индивидуального воздействия гласит: поскольку не все игроки равны, то и на игру они могут оказывать неравное воздействие. Это окончательно ниспровергает миф, будто ко всем игрокам мы можем и должны подходить одинаково (притом что, разумеется, мы должны заботиться о здоровье и благополучии всей команды). Правда и то, что не все травмы влияют на игру одинаково. Если «Кливленд Кавальерс» потеряют на год кого-то из запасных, это, возможно, не отразится на игре команды. Но если получит травму и до конца сезона не сможет помочь партнерам Леброн Джеймс, то вероятность победы «рыцарей» в чемпионате НБА устремится к нулю. То же самое касается видов спорта, в которых задействовано множество игроков, например американского футбола. Без Пейтона Мэннинга «Денвер Бронкос» не могли выиграть Супербоул в 2016 году. Мало кто из команд обладает ресурсами и глубиной состава, позволяющими обходиться без своих звезд. Разве что сборная Новой Зеландии по регби, но у них очень интенсивные тренировки, и их пример не может считаться типичным. Обязательно случится так (с большинством тренеров это происходит), что вы увидите игрока и просто влюбитесь в него, вам будет нравиться все, что он делает. Но когда вы начнете встраивать его в вашу систему, выяснится, что это не тот игрок, каким он был в другой системе. У него есть сильные стороны, но вы не можете использовать их все. Если вы попытаетесь это сделать, то ослабите множество других игроков, которые уже встроены в вашу систему.     Билл Беличик Закон пространства и времени Пространство создает время. Но время не всегда может создать пространство. Самый важный закон в командных видах спорта, вне зависимости от ситуации, контекста или микроситуации, – закон пространства и времени. Часто можно услышать, как о спортсмене говорят: он владеет мячом дольше других. Или он своими действиями выигрывает время для других. Но в действительности речь идет об освобождении пространства. Время и пространство создаются благодаря четырем макропринципам командных видов спорта. Закон гласит, что пространство может создать время. Но он не имеет обратного действия в спорте – время вовсе не обязательно создает пространство. Если мы освобождаем пространство на одном участке поля, то плотность игроков увеличивается на другом участке. Мы заставляем игроков двигаться при помощи силового воздействия, передавая мяч или обманывая их. По словам Филлипа Мейлингера, «телескопический подход ко времени, а именно внезапное принятие решений и появление в тех или иных местах, может стать решающим во время войны, поскольку тем самым противник изматывается психологически»[27 - Phillip S. Meilinger, Ten Propositions Regarding Air Power (Washington, DC: Air Force History and Museums Program), 31–32.]. Чак Дейли, тренировавший чемпионов Олимпийских игр и НБА, сказал о значимости времени и пространства следующее: «Нападение – это работа с пространством, а работа с пространством – это нападение». Когда квотербек отступает в «карман», точность его паса зависит от того, сколько времени у него будет на то, чтобы оглядеться и улучшить свою позицию. При подобных раскладах время создает пространство, а не наоборот. Техника, пространство и время У великих игроков времени всегда больше, чем у других. Это связано с их способностью освобождать для себя пространство. Такие великие спортсмены, как Майкл Джордан, Миа Хэмм, Зинедин Зидан, Ричи Маккоу, Джо Монтана, могли освобождать пространство, пользуясь своим техническим превосходством. Хорошая техника создает пространство (и вместе с ним время) двумя способами. Во-первых, техничный игрок на биомеханическом уровне действует эффективнее, чем его соперники. Проще говоря, он может двигаться быстрее и тратит на это меньше сил. Во-вторых, спортсмен, имеющий преимущество в технике, вторгается в цикл принятия решений соперника и пользуется этим. Другими словами, он заставляет соперника задумываться. Раздумья порождают задержку. Вы сделали паузу – и все, ваша песенка спета. Пространство и время выигрываются не только за счет физических качеств, таких как скорость. На техническом уровне игроки могут использовать движение, баланс и обманные действия. На тактическом – то же самое, но в общекомандном контексте. Их конечной задачей должно быть освобождение пространства, а следовательно, и выигрыш времени. Контроль над пространством: поле эффективности Общий размер поля или площадки не так важен. Значение имеет лишь используемая область или поле эффективности. Атакующая команда за счет движения может расширить поле эффективности. Во время атаки или перехода из обороны в атаку поле эффективности чаще всего определяют как пространство, в котором тот, кто владеет мячом, может перемещаться или отдавать пас. Это зависит от игроков, их позиции, вида спорта. У защиты прямо противоположная задача: ограничить сопернику поле эффективности, занимая пространство и мешая движению. Поле эффективности можно представить графически – в виде кругов около атакующих. Границы окружности обозначают предел той зоны, в которой игрок может пасовать или двигаться. Это могут быть цветные круги. Цвет призван подчеркнуть, что игроки обычно пасуют точнее, если адресат передачи находится рядом. Впрочем, есть и исключения – например, Дэвид Бекхэм, обладающий великолепным длинным пасом. Чем быстрее спортсмен, чем лучше он делает передачи, тем шире будут его круги. Будущее является неопределенным. Но такая неопределенность – в основе всего человеческого творчества.     Илья Пригожин Некоторые тренеры вывели этот подход на новый уровень. Самый яркий пример – это «кластер Кларко» в австралийском футболе. Алистер Кларксон, он же Кларко, тренер команды «Хоуторн Хоукс», пришел к выводу, что его команда не может победить, когда соперник использует все доступное в игре пространство. Поэтому он разработал новую радикальную концепцию: игроки его команды образуют сеть, которая стягивает пространство вокруг соперника, владеющего мячом. Он в результате не может сделать ничего в поле эффективности. Если он отдаст мяч на фланг, то защита «Хоукс» станет сжимать пространство в этой зоне. Единственный способ борьбы с такой нетипичной тактикой – это быстро перемещать мяч вне кластера, по его периметру. Мало кому удавалось это сделать в играх с командой Кларко. Как сказал Джерард Хили, бывший игрок в австралийский футбол, а ныне комментатор: «Можете идти, но окажетесь в сети»[28 - Michelangelo Rucci, «How the Hawks’ Squeeze Works», The Advertiser (Adelaide, Australia), May 15, 2008, www.adelaidenow.com.au/sport/afl/how-the-hawks-squeeze-works/news-story/cb35a35f9c687747e0f38527b6d91ca6.]. Кластер Кларко: контроль пространства Закон скорости движения мяча Закон скорости движения мяча или движения цели – важнейший аспект любой игры, который определяет последующие действия и реакции на них. Когда мы анализируем игру или тактику, то часто говорим, что мяч двигался быстро или медленно. В американском футболе имеется в виду время между снэпом (передачей мяча назад) и пасом квотербека. На скорость влияет, в частности, то, сколько шагов назад делает квотербек – пять или семь. Закон скорости движения мяча гласит, что именно от этой скорости, а не от скорости игроков, зависят сложность и уровень принятия решений. В регби речь может идти о скорости, с которой задняя линия движется и пасует мяч. В европейском футболе это сочетание скорости комбинаций и дриблинга. В любой спортивной игре есть свое понимание скорости движения мяча. Но не стоит забывать, что мы говорим не о скорости отдельного паса или бегущего игрока. Это сочетание паса, доставки и дриблинга. Почему? Мяч – главная цель в командных играх. Именно он определяет темп действий и принятия решений. Скорость движения мяча естественным образом влияет на продолжительность каждой игровой ситуации и микроситуаций в ее рамках. Ритм игры задается именно благодаря этому. От того, быстро или медленно движется мяч в атаке, зависит и скорость действий защиты. Быстрое движение мяча Такие команды, как мадридский «Реал», сборная Фиджи по регби, южноафриканская сборная по регби-7 или «Голден Стейт Уорриорз», преуспевают во многом потому, что мяч у них движется быстро. Это позволяет им принимать молниеносные, инстинктивные, подсознательные решения именно тогда, когда времени думать нет. Если игровая модель четкая и ясная, то быстрая игра в мяч не становится более изнурительной для спортсменов как физически, так и ментально. При этом быстрое движение мяча утомляет соперника, и он уже не может успешно выполнять свой игровой план. Медленное движение мяча Медленная игра в мяч также может быть успешным методом. У соперника она может вызвать раздражение. Если против вас играет не самая дисциплинированная команда, то ее раздражение оборачивается ошибками. Медленное движение мяча означает контроль над ним. Для этого необходимо, чтобы все ваши игроки обладали превосходной техникой. Им также следует быть внимательными, уметь определять ситуации, при которых в защите соперника образуется разрыв, чтобы ускорить игру и создать голевой момент. Что выбрать? Этот вопрос следовало бы сформулировать иначе: «Как лучше играть – быстро или медленно?» Если у команды устоявшаяся система игры, то она может успешно применять оба метода. Команды с отточенными до синхронности взаимодействиями игроков также могут задавать темп. Это означает, что они могут переключать скорости: играть сначала медленно, затем быстро и наоборот (о темпе мы подробнее поговорим ниже). Искусством быстрого перемещения мяча овладели некоторые ведущие команды. Вместе с тем эта тактика еще лучше подходит неопытным коллективам, в которых не так много талантливых игроков. Большая команда может выбрать быструю игру. Но в критической ситуации она, если оборонительная схема соперника ее к этому принуждает, действует не хуже и на менее высокой скорости. Как использовать скорость движения мяча «Барселона». Прекрасный пример команды, которая тщательно выбирает, как ей играть – быстро или медленно. Она отказывается от быстрой контратаки со своей половины поля, если это может нарушить баланс, а поддержки недостаточно. В принципе «Барселона» крайне редко быстро перемещается от штрафной до штрафной и вообще контратакует нечасто. Однако если она отбирает мяч на половине поля соперника, то, скорее всего, использует пространство и проведет контратаку. Но сделает она это посредством коротких передач. Это лишь усиливает замешательство в рядах соперника. Кроме того, если «Барселона» вдруг потеряет мяч, ей легче будет перейти к оборонительному построению. Для вновь строящейся команды, состоящей из молодых игроков, или для неопытного коллектива, который только что вышел в высшую лигу, медленное движение мяча – не самая подходящая тактика. Игрокам при этом слишком много приходится задумываться, а вариантов решений у них мало. Из-за этого игра замедляется, принятие решений откладывается или вовсе парализуется. Возрастает вероятность ошибок, а более опытные соперники наверняка этим воспользуются. Конечно, если неопытная команда принимает решения быстро, то их качество может оказаться низким. Но это качество редко бывает выше у молодой, не нюхнувшей пороху команды, которая сбивает скорость и начинает использовать очевидные способы движения и действия. Закон пространства Физическое пространство в любой командной игре ограниченно. Освобождение и сжатие пространства, таким образом, становится важнейшим аспектом игры. Ниже мы еще поговорим о происхождении этой идеи. Военные маневры, как и спортивные игры, строятся на сжатии пространства и использовании свободного места. Это, очевидно, связано с плотностью игры, но не ограничивается перемещением игроков. Если использовать термины атаки, пространство сжимается за счет обманных движений и перемещения атакующих. Закон пространства гласит: если где-то его недостаточно, то в другом месте его должно быть много. Это означает, что, сжимая и занимая пространство на одном участке поля, команда освобождает его на другом. Забей первым, потом решим, как действовать Лучший пример команд средних способностей, которые играли быстро и эффективно, дал сезон-2015/16 в английской Премьер-лиге. Тогда «Лестер Сити», вероятность чемпионства которого букмекеры расценивали как 5000 к 1, шокировал всех, завоевав титул. Как писал The Economist, «лисы» совершенно беззубо смотрелись в медленном позиционном нападении, но в быстрых контратаках были безжалостны. Тренерский штаб «Лестера» решил, что ничем не приметные год назад Джейми Варди, Рияд Марез и Дэнни Дринкуотер идеально подходят для такой партизанской тактики»[29 - «The Economist Explains: How Leicester City Staged the Greatest Upset in Sporting History», The Economist, May 2, 2016, www.economist.com/blogs/economistexplains/2016/05/economist-e…/tw/te/bl/ed/howleicestercitystagedthegreatestupsetinsportinghistory.]. Сжатие и расширение Прежде всего мы стараемся использовать движение игроков, чтобы на одном участке поля сжать пространство, а на другом освободить. Неважно, идет ли речь о разрывах в линии скримиджа, смещении корнербека, прорыве линии защиты в регби или прессинге полузащитников в футболе. Если говорить о боестолкновениях, то там действуют те же принципы – с небольшими корректировками. В военных операциях отряда «Tier 1» главный фактор – не контроль над пространством, а движение сквозь пространство, давление на врага. Конечно, важно и то, что успешное сжатие зависит от того, сколько целей поражено. Закон воздействия Лучшие игроки и команды закаляются в соревнованиях. Это повышает их способность быстрее проходить циклы принятия решений и быстрее играть. Закон воздействия гласит, что игроки и команды, вынужденные постоянно действовать на высокой скорости и играть сложно, лучше всего выдерживают давление. Одной из причин, по которым Майкл Джордан достиг такого уровня игры и выдерживал его так долго, стало то, что соперники, игравшие против него, отдавали все силы каждый вечер. Если бы они играли менее интенсивно, то «Чикаго» громил бы их постоянно. Джордан был вынужден повышать и без того высокий уровень своей игры, чтобы разрывать оборону соперника. Причем это распространялось не только на матчи, но и на тренировки и предсезонную подготовку. Он знал, что все команды лиги устроят на него охоту, захотят отобрать титул у «быков». Он не мог этого допустить. Закон нападения Закон нападения гласит, что успешные команды настроены исключительно на атаку и мыслят проактивно. Они не играют реактивно. Они не обороняются. Я с этим согласен. Ваша команда либо атакует, владея мячом, либо атакует соперника, пытаясь вернуть себе мяч. Поэтому, даже если мы технически говорим о «защите», в действительности это не пассивная оборона. Во всяком случае, у команд-победительниц такого не бывает. Защитники участвуют в атаке и после потери мяча сохраняют атакующий порядок, участвуют в отборе. Другими словами, они атакуют без мяча. Это подразумевает, что соперника постоянно прессингуют. В результате именно он действует реактивно, а не проактивно. Играя таким образом, обороняющаяся команда забирает не только мяч, но и инициативу. Воспринимая свою игру как «защиту», вы психологически принимаете статус-кво. Команда, не владеющая мячом, напротив, должна следовать психологической установке вернуть себе мяч как можно скорее. Это не вопрос семантики. Если ваша установка такова, то любая оборонительная ситуация, любое действие подразумевает контратаку. Это не статичные действия, не игра на отбой, а процесс, направленный на перехват инициативы. Обороны не существует Самый яркий пример дал молодой Майк Тайсон. Одно из лучших оборонительных действий, которым его обучил Кас Д’Амато, было постоянное движение. Это не было движение ради движения. Оно было призвано, как пишут Скотт Вайсс и Пэйдж Стоувер в замечательной книге «Сбивая врага с толку», помочь Тайсону избежать контакта, в то время как он собирал силы для контрвыпада. Другими словами, это была атакующая защита. Ниже мы разберем, как в командных видах это делают «Барселона» и другие команды, используя свои игровые принципы. Парадоксы игры В командных видах спорта становится все больше допущений, не имеющих ни фактических, ни игровых оснований. Например, утверждения вроде «выигрывает тот, кто в лучшей форме» совершенно некритически принимают многие тренеры. В этом разделе мы увидим, что многие подобные допущения совершенно неверны. Парадокс владения мячом В спортивной среде стало чем-то вроде клише утверждение, что «владение мячом – это девять десятых успеха». Эта вера заразительна. Ее подхватили спортивные массмедиа, особенно те, что показывают регби и европейский футбол и пишут о них. Почти все отчеты о матчах содержат упоминание о том, какая команда больше владела мячом. Часто встречается и графика, на которой показывают, в каких зонах команды владели мячом чаще. Считается, что в игре доминирует тот, кто больше владеет мячом. Он создает больше опасных моментов и «заслуживает» победы. Это одно из ошибочных суждений, распространенных в нашей спортивной культуре, одержимой результатом. Аналитика, зацикленная на статистике, создает ложные впечатления у болельщиков, игроков и тренеров. Жозе Моуринью как-то сказал: «Иногда я задумываюсь о будущем. Возможно, футбол будущего – это красивое зеленое поле без ворот, на котором соревнуются две команды, а побеждает та, которая больше владела мячом»[30 - Dominic Fifield, «Josе Mourinho Strongly Defends Chelsea Style Against ‘Boring’ Criticism», The Guardian, April 27, 2015, www.theguardian.com/football/2015/apr/27/jose-mourinho-romanabramovich-chelsea-style.]. Конечно, это сарказм португальского тренера. Но он оправдан, учитывая то, что СМИ и аналитики по-прежнему одержимы владением мячом. У некоторых команд владение мячом – важная часть их игрового плана, задача тренеров и игроков. Но она не изолирована от других компонентов игры. Эта задача связана с другими, решать которые команда, вероятно, привыкла, именно владея мячом. Проще говоря, некоторым командам нужно контролировать мяч, чтобы больше забивать, а следовательно, выигрывать. В то же время многим элитным командам в разных видах спорта вовсе не нужно владеть мячом, чтобы создавать опасные моменты или набирать очки. Они, напротив, уверенно используют разрывы в обороне соперников, пользуются ситуациями, в которых имеют относительное преимущество, наказывают соперника за ошибки, даже если такие случаи весьма немногочисленны. Часто такие команды уступают сопернику во владении мячом, подчас даже серьезно уступают. Однако, несмотря на этот кажущийся дисбаланс и недостаток, они одерживают немало побед в сезоне. Подчас это случаи сыгранных команд или атакующих бригад, хорошо обученных, закаленных в самых серьезных соревнованиях. То же можно сказать и об элитных военных подразделениях, которым достаточно один раз встретить свою цель, но которые при этом проходят такую длительную и постоянную подготовку, что добиваются успеха почти автоматически. В то же время слабая команда может владеть мячом больше соперника, но не извлечь из этого никакого преимущества. Например, она не способна пройти оборону соперника, целесообразно распорядиться движением мяча и игроков, воспользоваться ошибками защиты. СМИ или болельщики могут в таких случаях сказать, что у команды «украли» победу. Но это не значит, что они правы. Клаудио Раньери, стоявший за неожиданным чемпионством «Лестера» в Премьер-лиге, повел себя не так, как большинство тренеров. Они не хотят, чтобы соперник подбирался к их воротам на расстояние удара и создавал много голевых моментов. Поэтому у их команд высокая линия защиты. Раньери все сделал с точностью до наоборот. Его «Лестер» позволял соперникам глубоко проникать на свою половину поля, в зоны предельного давления. Именно там защитники и полузащитники «Лестера» вынуждали соперников ошибаться, отбирали мяч, а затем организовывали молниеносные контратаки, в которых Рияд Марез, Джейми Варди и другие атакующие футболисты создавали голевые моменты, прежде чем другая команда успевала перестроиться. Раньери учил защитников располагаться ниже, отдавать мяч и набрасываться на соперника, когда тот ошибается и начинает терять мяч. В победном для «лис» сезоне лишь две команды в Премьер-лиге владели мячом меньше. Но результат был налицо. «Лестер» победил богатых соперников и занял первое место[31 - «The Economist Explains».]. Исключения из правила Разумеется, есть команды, которые выигрывают, имея высокий процент владения мячом. Но не в этом причина их успехов. Стиль игры нельзя рассматривать в отрыве от технических и физических возможностей игроков. «Барселона» под руководством Гвардиолы в 183 матчах, сыгранных до 2011 года, владела мячом больше соперника. Она не отдавала никому мяч с мая 2008 года, когда «Реал» победил ее 4:1. Однако команды, в которых нет Месси, Неймара и Суареса, но которые, тем не менее, пытались копировать тактику Гвардиолы (берущую свое начало в голландском тотальном футболе – читайте больше об этом в книгах Джонатана Уилсона), не преуспели в этом. Они пытались больше играть пас, так как считали, что именно благодаря этому побеждают «Барса» и «Бавария». Однако ключ к победе в том, чтобы выбранная тактика соответствовала сильным сторонам вашей команды и общим задачам в каждой из четырех игровых ситуаций[32 - «What Makes Barcelona Such a Formidable Team?» (blog post), The Backwards Gooner, May 31, 2011, mr-renoog-videos.blogspot.com/2011/05/what-makes-barcelona-suchformidable.html.]. Парадокс опасных моментов Подобные ложные заключения делаются при попытке оценить количество опасных моментов, которые создает команда. В матче Премьер-лиги сезона-2015/16 «Ливерпуль» нанес по воротам «Манчестер Юнайтед» 14 ударов, а «МЮ» – всего один. Угадайте, кто выиграл тот матч? Вы, наверное, скажете, что «Ливерпуль»? Однако мяч в той игре забил лучший бомбардир в истории сборной Англии Уэйн Руни. Он использовал единственную возможность забить, которую в матче принципиальных соперников создал «Манчестер Юнайтед», а «Ливерпуль» не смог реализовать 14 попыток. Этот пример показывает, что количество моментов – переоцененный фактор, даже если аналитики говорят не просто об ударах, а об «ударах в створ ворот», «ударах, нанесенных из штрафной площади» и прочих статистических нюансах (например, о «преимуществе по ударам» или «общем коэффициенте ударов»). Если вырвать эти данные из контекста, не рассматривать их сквозь макропризму игровой модели, они так же будут вводить в заблуждение, как и процент владения мячом. Чтобы оценить эффективность аналитики внутри команды, нужно после финального свистка взять статистический отчет и рассмотреть каждый объективный ключевой индикатор выступления игроков. А затем посмотреть на результат матча. Если благодаря этим индикаторам я не могу понять, как проходила игра, или угадать результат, хотя бы приблизительно, то это по большей части лишние данные, и команде нужно либо не рассматривать их вообще, либо не допускать, чтобы они влияли на игровой план или стратегию. Статистика опасных моментов тоже относится к этой сомнительной категории. Крис Андерсон и Дэвид Сэлли пишут в «Игре чисел»: «Таков футбол: он не всегда вознаграждает тех, кто наносит больше ударов по воротам или делает больше передач. Футбол вознаграждает только тех, кто больше забивает»[33 - Chris Anderson and David Sally, The Numbers Game: Why Everything You Know About Soccer Is Wrong (London: Viking, 2013), 8.]. Это наблюдение справедливо и для других видов спорта. Например, баскетбольная команда может за матч 23 раза бросить по кольцу из-за трехочковой линии. Но это еще ни о чем не говорит. Если в команде нет мастеров такого броска или они получили выходной, то из этих 23 бросков точными могут оказаться, скажем, три, а это всего 9 очков. И напротив, в команде может быть один или несколько баскетболистов, которые точно бросают трехочковые. Допустим, она лишь 11 раз за матч выполнила такие броски. Но в ее составе есть кто-нибудь вроде Кайла Корвера, и команда реализует 8 из 11 бросков, набирая 24 очка. Таким образом, совершенно не важно, сколько всего раз она атаковала кольцо из-за трехочковой линии. Нельзя категорично утверждать, что создание как можно большего количества опасных ситуаций не должно входить в игровой план. Если команде не хватает квалифицированных нападающих, то такая задача может быть необходимой. В этом случае тренерский штаб понимает, что игроки забьют достаточно, только если создадут много моментов. Возможно, ограничивающим фактором окажется сильная оборона соперника. Например, в отчете аналитиков говорится, что у соперника есть защитники мирового уровня или выдающийся игрок – скажем, супернадежный вратарь (в футболе) или непроходимый центровой и мастер блок-шотов (в баскетболе). Тогда создание наибольшего количества опасных моментов может считаться подходящей задачей. Если перед командой ставится такая задача и она создает больше опасных моментов, чем соперник, как и задумывалось, это еще не значит, что данный компонент игрового плана выполнен. Вопрос остается: как это повлияло на главный показатель – счет на табло? Скажем, команда А нанесла по воротам 25 ударов, из них точными были три. Команда А выиграла 3:0. Это значит, что она выполнила план и в атаке, и в обороне. Убила двух зайцев! Но может быть и по-другому. Команда А создала 25 голевых моментов, но проиграла 0:3. В этом случае тренерский штаб должен сделать такой вывод: да, игроки выполнили задачу нанести как можно больше ударов по воротам, но при этом они не забили ни разу и плохо оборонялись. После этого тренеры и аналитики должны определить факторы, которые помешали удачному выступлению. Затем эту информацию можно использовать при подготовке к следующей игре: во время тренировок можно поработать над тем, чтобы нападающие и все игроки группы атаки точнее били по воротам. Парадокс контроля Статистический и субъективный анализ так часто сосредоточен на том, что игроки делают с мячом, что действия команд без мяча остаются на периферии внимания или вовсе игнорируются. Например, в обороне очень важно то, как двигаются игроки без мяча. От этого зависит, удастся ли оказать давление на нападающих соперника и расстроить их игровой план. Расстановка – ключевой игровой компонент. Квалифицированные защитники знают, где им нужно расположиться, чтобы у соперника не было свободного пространства и он не мог им воспользоваться. Защитник постоянно должен пытаться вторгнуться в цикл принятия решений у нападающих, заставляя их действовать реактивно, а не проактивно, приспосабливаться к ситуации. Во время атаки или при переходе из обороны в атаку также очень важно правильно играть без мяча. Если игроки движутся в свободные зоны, они не только увеличивают количество вариантов в атаке, но и растягивают оборону соперника. Это крайне важно, если вам противостоит компактная, хорошо обученная защита. Обманные движения – еще один способ ввести в заблуждение защитников и скрыть истинные намерения атаки. Если команда хорошо движется без мяча, она может владеть преимуществом и выигрывать, даже не контролируя мяч. Парадокс физической формы О, пробег, какой же ты переоцененный статистический показатель! Многие годы специалисты по статистике замеряют, сколько во время матча пробегают отдельные игроки. Результаты попадают в отчеты об игре, а зрители видят цифры на экранах во время трансляций. Пробег также стал частью культуры здорового образа жизни: сначала появились шагомеры, а теперь и фитнес-трекеры, смартфоны с GPS и приложения к смарт-часам. Нам приходится считать, что пробег – ключевой показатель, если речь идет о «физике». Билл Уолш считал, что ставить количество выше качества – ошибка. «Физическая мощь и скорость дают серьезное преимущество. Но еще больше преимуществ дает подготовка, позволяющая с умом встречать препятствия, – говорил он в интервью Harvard Business Review. – Это означает быть точнее, исполнять задуманное лучше и быстрее отвечать на происходящее, чем соперник. В условиях крайнего стресса, которые создает игра, нужно направить свой интеллект на то, чтобы принимать решения быстрее и точнее, чем соперник»[34 - Richard Rapaport, «To Build a Winning Team: An Interview with Head Coach Bill Walsh», Harvard Business Review, January/February 1993, hbr.org/1993/01/to-build-a-winning-team-aninterview-with-head-coach-bill-walsh.]. Такие тренеры, как Джилл Эллис, Бо Шембехлер, Эдди Джонс, Алекс Фергюсон, а также Джек, Джон и Джим Харбо, подписались бы под этим. Для того чтобы команда играла лучше, вовсе не обязательно тренировать бег или соревноваться в беге во время матча. Можно носиться по кругу всю игру, как безголовая курица. Вы пробежите немало миль. Но сделаете это без всякой цели. Более того, аналитики, измеряющие ключевые игровые индикаторы, редко отмечают, как именно бежит игрок в той или иной ситуации. Когда вы узнаете, что футболист пробежал за игру семь или восемь миль, это впечатляет. Однако в действительности эти семь или восемь миль – сумма краткосрочных ускорений и перемещений шагом. Это не то же самое, что бег Мо Фара на 10 километров. Другой важный аспект, касающийся пробега, заключается в том, что команды движутся, словно два партнера в танце. Один ведет танец, а другой за ним следует. То же самое происходит и на поле. Когда баскетболист или баскетболистка атакует, опекающий его (или ее) игрок двигается в ответ. Если звезда женской НБА Скайлер Диггинс пробежит вдоль границы площадки за щитом, а затем до верхней стороны трапеции, приставленный к ней игрок команды соперника проделает тот же путь. В конце матча пробег Диггинс и ее опекунши будут примерно одинаковыми. Аналогичный паттерн повторяется и в других командных видах спорта. Мы пользуемся накопленными данными вроде показателей пробега и на их основании делаем общие выводы не только об активности спортсмена, но даже о его характере. Как часто вы слышите, что какой-то игрок «ленивый», потому что не пробежал достаточно ярдов, не приложил достаточно усилий? Подчас игроки преуспевают, когда дело доходит до выполнения командной задачи, но при этом не накапливают пробег. Цель игры Перефразируя генерала Джорджа Паттона, цель игры – не бегать больше соперника, а заставить соперника бегать больше тебя и при этом выиграть. Златан Ибрагимович, Тьерри Анри, Эрик Кантона и Димитар Бербатов – прекрасные футбольные примеры. Их всех высмеивали за якобы «лень». Однако эта внешняя неторопливость компенсировалась тем, что они невероятно много забивали. Если оценивать игроков по тому, сколько они пробежали за матч, то эти нападающие окажутся внизу таблицы. Но это ровным счетом ничего не говорит о том, насколько успешно они выполняли свою главную задачу: забивали мяч в сетку ворот. Я никак не хочу принизить заслуги игроков, которые много бегают и при этом действуют эффективно. Многие футболисты играют от штрафной до штрафной. Скорее я пытаюсь обратить внимание на то, что немало людей, связанных со спортом и спортивными организациями, придают слишком большое значение пробегу. Talk Sport составил список из 15 самых трудолюбивых игроков, оценивая их труд исключительно по тому, сколько метров или ярдов они пробежали. Такая логика ошибочна[35 - «The Premier League’s 15 Hardest Working Players-Average Distance Covered Per Game in 2014/15», Talk Sport, March 6, 2015, talksport.com/football/premier-leagues-15-hardestworking-players-average-distance-covered-game-201415.]. Бытует мнение, что «Барселона» выполняет больше работы, чем среднестатистическая команда. Но в этом случае показательной можно считать статистику «Барсы» в Лиге чемпионов-2010/11. В среднем ее игроки пробегали 110,465 километра за игру. Игроки финалиста Лиги чемпионов, «Манчестер Юнайтед», в свою очередь, пробегали в среднем 110,644 километра за игру. Оба показателя ниже, чем средний пробег в Лиге чемпионов того сезона, который составил 112,04 километра. Рекордным показателем «гранатовых» за сезон стали 116,624 километра. Но самой высокой цифрой в том сезоне стали 124,503 километра. Очевидно, что длительные отрезки игры в пас на невысокой скорости помогают «Барселоне» справляться с интенсивным прессингом[36 - «What Makes Barcelona Such a Formidable Team?»]. Парадокс скорости Всем нам нравится скорость, не так ли? Гвоздем олимпийской программы считаются забеги на 100 метров. Мы хотим узнать, кто самые быстрые мужчина и женщина на планете. NASCAR и «Формула-1» также пользуются широкой популярностью из-за быстрых болидов. Восхищение скоростью захватывает и спортивные игры. После каждой победы Усэйна Болта на Олимпийских играх спортивные колумнисты начинали задаваться вопросом: как быстро он смог бы сделать стандартный для игрока в американский футбол рывок на 40 ярдов?[3 - 36,58 метра.] В американском футболе игроки и болельщики одержимы рывками на 40 ярдов. Показав высокую скорость во время драфта НФЛ, игрок не только получает повод для гордости, его не просто выбирают раньше других, он не только становится популярным среди игроков в «фэнтези», но и немедленно начинает зарабатывать[37 - Michael Todisco, «NFL Scouting Combine Data Visualization», NYC Data Science Academy, February 1, 2016, blog.nycdatascience.com/student-works/nfl-scouting-combinedata-visualization/.]. «Адидас» заплатил Трэю Уэйнсу, Филлипу Дорсетту и Кевину Уайту по 100 тысяч долларов только за то, что они на драфте-2015 были самыми быстрыми игроками из тех, что подписали контракты с компанией[38 - John Breech, «2015 NFL Combine: 3 Players Each Win $100K for Lightning Fast 40 Times», CBSSports.com, February 23, 2015, www.cbssports.com/nfl/news/2015-nfl-combine-3-playerseach-win-100k-for-lightning-fast-40-times.]. Неплохая работа, если обладать такими данными! Скорость рывка измеряется не только во время драфта, но и во время самих матчей. В декабре 2015 года в одном из изданий можно было прочитать такой заголовок: «Пять ресиверов показали предельную скорость выше 21 мили в час[4 - 33,79 км/ч.] на 13-й неделе чемпионата»[39 - «Next Gen Stats for Week 13», NFL.com, December 7, 2015, www.nfl.com/photoessays/0ap3000000596936.]. «Тед Джинн-младший из «Пантерз» – самый быстрый ресивер НФЛ?» – задавался тогда же вопросом еще один спортивный журналист[40 - David Newton, «Is Panthers WR Ted Ginn Jr. the Fastest Player in the NFL?», ESPN.com, December 15, 2015, www.espn.com/blog/carolina-panthers/post/_/id/17918/is-panthers-wr-ted-ginn-jrthe-fastest-player-in-the-nfl.]. Неплохо, конечно, иметь ракетные двигатели вместо ног, как у Джинна-младшего, баскетбольного спидстера Джона Уолла или покойной легенды регби Джонаха Лому (он пробегал стометровку за 10,7 секунды, хотя весил больше 118 килограммов)[41 - Owain Jones, «Who Is the Better All Black: Julian Savea or Jonah Lomu?», Rugby World, October 3, 2014, www.rugbyworld.com/countries/new-zealand-countries/better-black-julian-savea-vjonah-lomu-39361.]. Однако командная игра – это не забег на сто метров и не состязание в рывке на 40 ярдов. Это соревнования, в которых скорость используется для преодоления препятствий. Иногда эти препятствия – люди, которые сами мчатся на вас с большой скоростью. Фрэнк Гор, возможно, был самым жестким игроком из тех, кого мне посчастливилось тренировать. При этом его главным игровым качеством была вовсе не предельная скорость, а скорость мышления, способность бежать с оптимальной скоростью – лучшей в той ситуации, которую он видел. Мозг Фрэнка обрабатывает информацию быстрее, чем мозг других беков. Конечно, это захватывающее зрелище, когда баскетболист на высокой скорости рвется к щиту, регбист убегает от соперников так, что только поминай как звали, или же атакующая бригада пробегает 80 ярдов и делает тачдаун. И, наверное, измерять предельную скорость в игре полезнее, чем во время рывков на 40 ярдов, поскольку речь идет о более реалистичных сценариях. Но нам необходимо принимать во внимание то, насколько успешно используется скорость, каков конечный результат, какова цена. Прекрасно, если игроку удается за счет скорости забить. Если это происходит в решающем эпизоде игры, когда счет равный, а на часах остаются секунды, то это еще лучше. Но, к сожалению, такое случается не очень часто. Представьте себе баскетболиста, который мчится к кольцу соперника, забивает мяч сверху, падает и травмирует колено. Или игрока в американский футбол, который настолько истощен после того, как внезапно получил мяч, совершил рывок и сделал тачдаун, что ему не хватает воздуха, и он уже не может участвовать в матче. Или регбиста, который пробежал половину поля, на полной скорости столкнулся с соперником и выбыл из игры. В таких ситуациях предельная скорость не только бесполезна, но и вредна – как для самого игрока, так и для его команды. Возможно, это крайние случаи. Но это не отменяет сути: высокая скорость – не гарантия успеха в игре, и ее измерение бесполезно до тех пор, пока не прослежена зависимость между скоростью и счетом на табло. Скорость – еще один пример того, как физические качества превозносятся, а технические и тактические умения, напротив, принижаются. История спорта знает немало случаев, когда игроки, которых считали медленными, компенсировали нехватку чистого атлетизма молниеносными реакцией и принятием решений. Это, например, Ларри Бёрд, Пейтон Мэннинг и Тедди Шерингем. Ограничимся этими тремя именами. «Тот, кто не спешит, не останавливается. А тот, кто не останавливается, достаточно быстр». Так говорят снайперы Когда бойцы сходятся врукопашную, скорость, наряду с крайней жестокостью и мощью, становится решающим фактором. Но и в этом случае важны контекст и контроль. Ниже мы увидим, что при контроле скорости первоочередным фактором становится темп. Несмотря на то, что многие звезды, выдающиеся игроки не были суператлетами и компенсировали это отменными технико-тактическими и психологическими качествами, в командных видах спорта по-прежнему делают ставку на развитие скоростных данных. В профессиональные и студенческие команды приглашают все больше тренеров, которые на этом специализируются. Если вы спросите тренера по физподготовке, чего именно они пытаются добиться, вам ответят: «Чтобы команда играла быстрее». Или: «Чтобы команда могла резко менять скорость, «взрываться». Так скорость и другие подобные показатели влияют на организацию процесса. Мы подробнее поговорим об этом позже. Парадокс интенсивности Сложно определить, что такое интенсивность. Если говорить о командных видах спорта, то ее сложно и измерить. Иногда люди смотрят матч и говорят, что команда проиграла, поскольку игроки были в плохой форме. Но чаще всего это ошибочное заключение. Может казаться, что игроки или команды медленно двигаются, что им не хватает интенсивности, хотя в действительности они действуют достаточно быстро и интенсивно, чтобы выполнить задачу. Когда мы смотрим матч, то обычно не замечаем тех усилий, которые прикладывают спортсмены, чтобы занять правильную позицию и получить мяч. Мы не видим, что они делают после того, как отдали передачу партнеру. В каждом противостоянии много скрытых нагрузок, и бОльшая их часть – это движение без мяча. Мы также не придаем значения тому, что у каждого игрока есть свой функциональный резерв. По ходу матча он истощается под воздействием физических, ментальных и эмоциональных факторов. В конце игры ослабление мыслительных способностей столь же значимо, как и физическая усталость, если не более. Задача каждого спортсмена (а также тренера, учитывая его право делать замены) – управлять интенсивностью своих действий и нагрузками во время матча. При этом он должен держать в уме общую игровую картину. Можно перегореть в первые минуты, и тогда вы будете, словно неопытный бегун на пять тысяч метров на Олимпиаде, который ошибочно задает высокую скорость, а потом сам же становится ее жертвой, не выдерживает последних двух кругов. Сравнение игроков и объема их работы В предисловии к Barcelona Football Blog футбольный журналист Айзея Кэмброн сравнил пробег игроков «Барселоны» в нескольких последних матчах. Он выяснил, что Лионель Месси пробежал 44 027 метров за 482 минуты, забил пять мячей и сделал три голевые передачи. Его партнер по команде Хави пробежал 56 552 метра за 441 минуту. Если судить о том, кто больше всех трудится, по пробегу, то аргентинский форвард, бьющий все рекорды, не попадет в число лидеров. Но при этом он забил больше всех и сделал больше всех результативных передач. Тем самым он помог «Барселоне» выиграть последние матчи. Давайте рассмотрим приведенные данные в нужном контексте. Если мы возьмем мячи, забитые Месси, сделанные им голевые передачи и то, насколько все это повлияло на результат матчей, то окажется, что для полезного действия ему нужно пробегать меньше других. Таким образом, он окажется игроком с самым высоким КПД (и, естественно, самым успешным) в своей команде. Он может бегать меньше Хави или любого другого партнера по «Барселоне», но это не мешает ему решать свои задачи и положительно влиять на игру. Этот пример показывает, что нужно быть очень аккуратным, когда мы имеем дело с персональной статистикой, на основании которой пытаемся судить о том, кто «работяга», а кто «лентяй». Цифры часто врут, если рассматривать их в отрыве от общей картины игры[42 - Isaiah Cambron, «Of Messi and Distance: Limited Statistical Analysis of How Far Players Run and What It Means», Barcelona Football Blog, February 18, 2013, www.barcelonafootballblog.com/18698/messi-distance-limited-statistical-analysisplayers-run-means/.]. Парадокс отбора и подкатов На сайтах со статистикой часто можно увидеть такой показатель, как число подкатов. Это же касается обсуждений драфта, отчетов об играх и даже телетрансляций американского футбола, европейского футбола и регби. Даже в новостях о переходах или покупке игроков появляется эта статистика. Например, «Манчестер Юнайтед» купил Моргана Шнедерлена летом 2015 года. Газеты поспешили дать оценку сделке, основываясь на том, сколько подкатов сделал игрок. «По данным Squawker, после выхода в Премьер-лигу с «Саутгемптоном» в 2012 году француз сделал больше всех подкатов в чемпионате», – сообщала газета Metro[43 - Mark Brus, «Manchester United Have Premier League’s Best Ball-Winner in Morgan Schneiderlin, Stats Show», Metro, October 19, 2015, metro.co.uk/2015/10/19/manchesterunited-have-premier-leagues-best-ball-winner-in-morganschneiderlin-stats-show-5448051/.]. Недооценивать достижения Шнедерлена мы, конечно, не будем. Но эта статистика бессмысленна. В процитированной выше заметке из газеты Metro говорилось, что Шнедерлен лучше всех в Премьер-лиге отбирает мяч. Но это невозможно ни доказать, ни опровергнуть, ориентируясь только на количество подкатов. Игрок может сделать за матч 25 подкатов. Но 23 из них могут оказаться неудачными. Его партнер может сделать подкат 12 раз, а успешными окажутся 10 из них. Кто при этом продуктивнее выполняет подкаты – очевидно. Подкаты в футболе, равно как и перехваты в баскетболе, переоценены. Иногда об игроках, входящих в пятерку лучших по перехватам в студенческом баскетболе, пишут как о готовых защитниках для НБА. Если они повторят эти показатели на профессиональном уровне, то их уже можно будет рассматривать среди лучших защитников сезона в НБА. Но сложность заключается в том, что статистика перехватов ничего не говорит о количестве попыток игрока перехватить мяч и о том, как повлияли на игру неудачные попытки. То же самое касается подкатов и захватов в американском футболе. Бесспорно, если дефенсив-энд или дефенсив-тэкл (примечательно, что слово tackle, то есть подкат, вошло в наименование позиции) регулярно валит на землю квотербека соперника, то у него будет хороший контракт, а в квотербеков он будет вселять страх. Но это не значит, что нужно быть одержимыми подкатами и захватами, вырывая их из контекста игровой модели. Это очень ненадежный подход для специалистов по статистике и тренеров, которым они сообщают данные. Бывает и такое, что футбольная команда делает мало захватов, но при этом ее оборона имеет преимущество над соперником. Достаточно упомянуть «Нью-Йорк Джетс» в сезоне-2015/16. Они больше всех забивали. У их обороны были лучшие показатели эффективности. Но при этом по захватам они были двадцать восьмыми в лиге[44 - Pete Prisco, «After Further Review: Why Jets Have NFL’s Top Defense Without Many Sacks», CBSSports.com, October 22, 2015, www.cbssports.com/nfl/news/after-further-review-whyjets-have-nfls-top-defense-without-many-sacks/.]. Дело в том, что у «Джетс» была великолепная позиционная защита. Расположение игроков на поле сводило к минимуму необходимость совершать подкаты и захваты. Ярчайший пример великого футболиста, который делал мало подкатов, – Паоло Мальдини, легенда «Милана» и сборной Италии. Он был важнейшей фигурой в одной из лучших оборонительных линий в истории и так великолепно действовал в позиционной защите, что ему не приходилось делать больше одного подката за 1,8 матча[45 - Ed Smith, «Taxi for the Coach? Team Sports Could Do with More Mentors and Fewer Touchline Tyrants», 1843 magazine, January/February 2016, www.1843magazine.com/reading-thegame/what-sport-can-learn-from-classical-music.]. Дело в богатом опыте. За 24 года карьеры он сыграл 902 матча за «Милан». Этот опыт позволял Мальдини закрывать свободные зоны, предугадывая действия нападающих, без необходимости делать подкат. Мальдини сказал по этому поводу: «Если мне нужно делать подкат, то я уже ошибся»[46 - Myles Palmer, «Gilberto, Maldini & Xabi Alonso Didn’t Need to Tackle», Arsenal News Review, March 15, 2016, www.arsenalnewsreview.co.uk/gilberto-maldini-xabi-alonso-didntneed-to-tackle/.]. Конечно, не все игроки могут быть такими, как Мальдини. Но нам стоит присмотреться не только к частоте попыток отобрать мяч. Нередко оставляют без внимания контекст, игровую ситуацию, в которой спортсмен подкатывается или пытается сделать перехват. Происходит ли это в начале матча, когда игрок еще свеж и полон сил, или в конце встречи, когда он устал? В каких ситуациях это случается? Если подкат или отбор получились, то как это повлияло на ход матча? Если речь идет об оборонительной ситуации, то помогло ли это команде завладеть мячом? Если мы говорим о переходе от нападения к обороне, остановило ли это контратаку соперника? Если подкат был неудачным, то к чему это привело? Создал ли соперник голевой момент? Забил ли? Привела ли эта ошибка к тому, что в защите возникла брешь и этим воспользовался соперник? Нанес ли защитник травму сопернику? Получил ли он ее сам? Возможно, был назначен штрафной удар, показана желтая карточка. Или же в результате неудачной попытки отобрать мяч игрок, которого должен был опекать защитник, смог забросить мяч в кольцо. Эти примеры показывают, что у таких статистических показателей, как отборы и перехваты, очень сомнительный вес, если вырывать их из игрового контекста. Парадокс победы Факт победы той или иной команды подчас заставляет делать предвзятые выводы об игре, и в этом заключается изъян спортивной аналитики. Победа влияет на восприятие игры теми, кто выиграл, теми, кто проиграл, и теми, кто смотрел матч. Она оказывает воздействие на наше субъективное мнение об игре обеих команд и о том, как они выполнили свои задачи в конкретных игровых ситуациях. Рассмотрим частый случай. В регбийном матче на 65-й минуте счет равный. Затем в последние 15 минут команда А заносит три попытки. Комментаторы и аналитики после этого скажут, что команда Б просто устала, а команда А была лучше готова физически, и это предопределило исход встречи. Подавленные игроки и тренеры команды Б, обсуждая игру в раздевалке, придут к тому же выводу, что и победители. Конечно, этот вывод может быть верным. Действительно, успех команды А в концовке мог быть обусловлен тем, что она лучше подготовилась к сезону. Однако этот вывод может быть ошибочной производной из самого факта победы одной из команд. Ведь причин, по которым команда А смогла прибавить в концовке, может быть много. Физическая подготовка – лишь одна из них. Но точно так же могли сказаться скорость принятия решений, тренировки, точность исполнения. В связи с фактом победы стоит говорить о двух серьезных обстоятельствах. Во-первых, управление ожиданиями и спокойствие необходимы для прогресса. Этого можно добиться, не обращая внимания на счет. Во-вторых, если мы при оценке соперника не можем абстрагироваться от счета, то не будем замечать, прибавил ли наш соперник, и, самое главное, не станем придавать значения тому, с кем именно нам предстоит встретиться в ближайшем будущем. Роль технических навыков и тактики в победах, одержанных в концовках матчей, недооценивается. Если двое боксеров дерутся уже 15 раундов, то победит не мощный панчер, а тот, у кого лучше техника, кто тактически лучше. Мы часто видим, что более мощный спортсмен начинает бой, обрушивая на соперника шквал ударов, пытаясь отправить его в нокаут уже в первом раунде. Это может сработать. Но если его соперник выдержит такой натиск, то сам он устанет, растратит запасы энергии. И теперь у другого боксера появляется надежда победить панчера, потому что тот истощил свой функциональный резерв. Вспомните ранее приведенный пример с Майком Тайсоном. Другой пример – то, как Джордж Формен устал, пытаясь наносить удары Мохаммеду Али в знаменитом бое «Грохот в джунглях». Это вовсе не жесткое правило. Просто приведенные примеры иллюстрируют важнейшую роль навыков и тактики. Нынешняя система в командных видах спорта настроена на подготовку сверхатлетов, но побеждают команды, составленные вовсе не из таких спортсменов. Они выигрывают за счет умной тактики и превосходства в технике. Однако когда мы занимаемся анализом игры, то очень часто попадаем в ловушку, полагая, что победа была одержана благодаря атлетизму, выносливости или какому-нибудь еще физическому качеству. После этого тренеры проигравшей команды продолжают гонку вооружений в физподготовке, хотя в действительности им стоило бы развивать в игроках лидерские качества, способность принимать решения и технические навыки посредством тренировок. Команда может лучше готовиться к матчам физически, но при этом все равно проигрывать, потому что изначальная цель ложная. Возможны и другие непредвиденные негативные последствия. Например, излишняя нагрузка на спортсменов, которые и так находятся в хорошей форме. Из-за этого возможны травмы. Когда команда делает ошибочные выводы о том, почему она выиграла или уступила, она нередко начинает преследовать цель, которая противоречит или вовсе подрывает замысел командующего. Это еще одна из причин необходимости игровой модели. Благодаря ей и победитель, и проигравший могут избежать соблазнов такого порочного мышления, вернуться к основам, первопричинам побед и поражений. В этом случае они могут принимать квалифицированные решения относительно командной и индивидуальной подготовки, исправлять ошибки, не позволять слабым сторонам влиять на исход матчей – и при этом главные цели сохраняются. Парадокс травм Еще один миф – зависимость успеха от травматизма. Но, как мы уже видели раньше, не все игроки равны. Следовательно, не все травмы одинаково значимы. Это подразумевает, что количество травм и степень их сложности не должны определять общую оценку. Например, у «Пэтриотс» в последних сезонах травм было больше, чем у других команд. Но это обманчивая статистика. Том Брэди – более значимая фигура для успеха «патриотов», чем остальные игроки. И как раз он-то пропустил очень мало игр. Травма Брэди стала бы для Билла Беличика большей неприятностью, чем травма любого другого футболиста. Впрочем, это не значит, что мы должны оберегать от травм лишь отдельных игроков. Макропринципы командных видов спорта Мы набросали концепцию игровых ситуаций, согласования задач, schwerpunkt и замысла командующего. Теперь поговорим о последовательности макро- и микропринципов, от которых зависит успех в игре. Чтобы добиться успеха, нужно помнить о последовательности принципов, из которых состоит каждая игровая ситуация. Макропринцип атаки: пространство для владеющего мячом В ситуации атаки главный фактор – создание свободного пространства. Как только такое пространство возникает, игроки могут занимать его и использовать за счет движения и других действий. Общая задача атаки – освободить место. Задача обороны – помешать это сделать. Иногда говорят, что команда выигрывает время, чтобы нанести удар. Или об игроке говорят, что он выиграл время для себя. Но это неверно. Команды выигрывают свободное пространство, и оно дает им время. Макропринцип перехода из обороны в атаку: скорость движения мяча Выражением «скорость убивает» злоупотребляют в профессиональном спорте. Однако это важнейший общий принцип атаки. Впрочем, его нужно понимать правильно. Чем быстрее движется мяч, тем быстрее команда соперника вынуждена принимать решения. Убивает не скорость. Убивает неспособность быстро соображать. Скорость движения мяча – один из множества методов, которые используются для того, чтобы заставить соперника быстрее думать. Если говорить о спорте самого высокого уровня, то ключевой становится способность игрока с мячом принимать решения быстрее, чем тот, кто пытается ему помешать. Для достижения этой цели используются техника и тактика. Завладев мячом, команда должна перемещать его как можно быстрее, чтобы нарушить построение соперника. Постоянное движение требует постоянного принятия решений, и у защиты соперника вырабатывается реактивное мышление. Блицкриг и переход в наступление Английского военного теоретика Бэзила Генри Лиддела Гарта считают отцом современной концепции блицкрига. Некоторые высокопоставленные немецкие генералы, например Гудериан, Манштейн, Бальк и Роммель, подробно рассказывали о том, как эта концепция работает на практике в условиях боя. Метод «молниеносной войны» во время Второй мировой позволил Германии, как писал Джон Бойд, «овладевать целыми областями за самое короткое время, захватив противника врасплох, действуя в самом высоком темпе и очень гибко. Темп был основой для проникновения, расщепления, окружения, сворачивания разрозненных составляющих организма противника»[47 - John Boyd, Patterns of Conflict (PowerPoint presentation), ed. Chet Richards and Chuck Spinney, January 2007, www.dnipogo.org/boyd/patterns_ppt.pdf.]. Ту же цель должны преследовать и хорошие спортивные команды. Если вы можете создать и использовать голевые возможности, прежде чем ваш соперник отреагирует, то ваш игровой план можно считать очень успешным, а его реализации сложно помешать, даже если соперник знает, что вы собираетесь делать. Принцип блицкрига можно использовать и в других игровых ситуациях. Самый яркий пример его применения в оборонительной ситуации – это блиц в американском футболе, т. е. ситуация, когда сразу несколько защитников атакуют квотербека соперника, пытаясь сбить его или заставить сделать пас быстрее, чем он планировал. Макропринцип перехода из атаки в оборону: прессинг соперника, владеющего мячом Как только команда теряет мяч, ее главная задача – прессинговать игрока команды соперника, который им владеет. Это замедляет контратаку и позволяет перестроиться, вернуться к выполнению игрового плана в обороне. Тем самым вы возвращаете себе инициативу. Если вы все делаете правильно, то меняется и само игровое положение. Общая цель – это, конечно, вернуть себе мяч. Но первая задача на этапе перехода в оборону – это именно прессинг. Макропринцип защиты: прессинг В этой ситуации команда должна постараться вернуть себе инициативу и мяч, перехватив его или заставив соперника, владеющего им, ошибиться. Прессингуя соперника в пределах зоны эффективности (область, в которую игрок может переместиться или отдать пас), вы увеличиваете вероятность его ошибки и потери мяча. Микропринципы в командных видах спорта Наша конечная задача – собрать группу игроков, которые могут постоянно приспосабливаться к новым условиям и учиться, в том числе и во время матча. В своей книге «Лучшая из команд» («Team of Teams») отставной генерал американской армии Стэнли Маккристал привел превосходный пример адаптивного организационного принципа. Он показал, как во время тренировок лучшие команды учатся тому, что решения на поле (спортивном или поле боя) могут принимать разные игроки (или солдаты). Затем они используют этот навык в игре или в бою. Бывший тренер сборной Новой Зеландии по регби Грэм Генри рассказывал о том, как его команда училась вносить изменения в игру и преодолевать сопротивление соперника по ходу матча без его вмешательства. Используя методологию, в основе которой лежат выделенные нами принципы, мы решаем сразу две задачи: мы не пытаемся контролировать каждый шаг, особенно в непредсказуемых условиях, и позволяем нашим игрокам самостоятельно принимать решения, основываясь на той информации, которая доступна им здесь и сейчас. Микропринципы и устойчивость В своей статье «Вымирание организации и сложные системы» Расс Мэрион и Джош Бэкон пишут, что для крепких систем характерно «множество паттернов с прочной, средней и свободной связью, а также цепи взаимозависимых, разветвленных, сложных паттернов вокруг практически любого актора в широкой сети интеракции. Такие сложные паттерны интеракции защищают организацию от шока внешней среды, создавая множество возможностей для действия. Если один из взаимозависимых паттернов в сети нарушен, то динамика этой подсистемы может транслироваться другим участкам сети. Такая твердость затрудняет разрушение и уничтожение сложной системы. Сложная интеракция сообщает системе устойчивость»[48 - Russ Marion and Josh Bacon, «Organizational Extinction and Complex Systems», Emergence 1, no. 4 (1999): 76.]. Чтобы построить крепкую и устойчивую систему, нужно с самого начала действовать осмысленно и целесообразно. Поскольку вся система складывается из малых частей (Мэрион и Бэкон называют их «микроструктурами»), то и принципы игры или военного конфликта должны отражать это. Клеточный подход Для группы лучший способ адаптироваться к меняющимся условиям спортивной игры или боевого столкновения – действовать как клетки единого организма или ячейки единой сети. Эту идею предложил Джон Бойд в своей теории командования и контроля. Ячейки, действующие внутри единой сети, облегчают командам самоорганизацию и самоконтроль. Этот принцип уже используют спецназ и элитные компании. Позже мы рассмотрим эту идею с организационной точки зрения. Подгруппы игроков, выделенные в зависимости от позиции или задачи, – это маленькие интерактивные команды, относительно автономно действующие, ищущие и использующие возможности достижения своих целей и не забывающие об общих принципах. Так же как небольшие, проворные группы спецназовцев, о которых пишет Маккристал в своей книге, защитники или нападающие в регби должны обладать некоторой степенью автономности. Нужно доверять их способности выполнить задачи, поставленные в игровом плане, во время матча. Децентрализованное принятие решений В спортивных играх или во время боя, где все постоянно меняется, невозможно принять все решения заранее или находясь в стороне. События могут опережать результаты взаимодействия. Общая задача должна быть понятна на всех уровнях. На всех уровнях люди должны уметь принимать решения независимо. В военном деле это называется «децентрализованным управлением». Многих тренеров пугает эта идея. Но в действительности ни одна устойчиво успешная команда не может без этого обойтись. Это часто встречается в современной асимметричной войне, когда самое сложное – приспособиться. Чем быстрее солдаты приспосабливаются, тем быстрее они добьются успеха. Но необходимость реагировать на меняющиеся условия требует создания специальных адаптивных подразделений. Главное слово здесь – «адаптивных». Чтобы постоянно добиваться успеха, каждое подразделение (включая тренеров) должно уметь приспосабливаться и иметь на это право. Ключевым для команд, которые постоянно добиваются успеха, становится то, что все игроки владеют ноу-хау. Обладая свободой принимать решения и учиться, они способны к самоорганизации. Когда среда меняется, то клетки развиваются, возникают новые реакции, а от старых методов можно отказаться. Они больше не нужны. Но при этом важно придерживаться базовых принципов[49 - Henry J. Coleman Jr., «What Enables Self-Organizing Behavior in Businesses», Emergence 1, no. 1 (1999): 33–48.]. Если группа игроков знает замысел командующего и подчиненные ему задачи, то не столь важно, каким способом она их решит. Они находятся в гуще борьбы. И они должны сами решать, как выполнить план. Общие микропринципы игры в атаке Теперь мы на всех уровнях рассмотрим некоторые элементарные концепты, общие для всех командных видов спорта. Их следует использовать, когда мы анализируем прошедший матч или планируем тренировки. Но прежде чем мы двинемся дальше, давайте освежим в памяти пройденное. Мы пришли к тому, что командная игра состоит из фракталов интеракции. Эти фракталы строятся вокруг четырех макропринципов, каждый из которых разворачивается в конкретное время. У каждой ситуации есть свой контекст. В рамках этих макроситуаций можно выделить естественные микроситуации. Они развиваются последовательно, если команде никто не мешает. Возможно, вы заметили, что до сих пор мы разбирали лишь сами принципы, а не технику или методы. Суммируя, мы освобождаем пространство и благодаря этому получаем время, чтобы перемещаться и забивать. Пространство можно освободить, сближая или рассеивая игроков, используя ширину и длину поля при владении мячом, растягивая оборону. Микропринцип поддержки атаки Идея поддержки касается как атаки, так и обороны (ниже мы поговорим подробнее о поддержке в защите). Это жизненно важный компонент для команды, которая хочет решить игровые задачи. Поддержка атаки дает ряд преимуществ. Во-первых, у игрока, владеющего мячом, появляются дополнительные возможности освободить или использовать пространство за счет паса. Во-вторых, поддержка атаки позволяет отвлечь оборону. Например, если атакующего регбиста поддерживают на обоих флангах, то защитник видит три возможности: соперник прорвется по центру, слева или справа. Чем больше вариантов развития событий вынуждены иметь в виду защитники, тем медленнее они будут принимать решения и тем медленнее действовать. Навыки поддержки атаки можно отработать на тренировках в режиме двухсторонней игры. Массированная или точечная поддержка Поддержка может быть точечной (один или несколько игроков в конкретной зоне или на конкретном направлении) или массированной (множество игроков на разных направлениях). Как правило, команды, в которых меньше талантливых игроков, используют структуры массированной поддержки. Когда защита соперника сталкивается со множеством вариантов развития атаки, ее это физически изматывает и деморализует. Лучше всего разницу между массированной и точечной поддержкой иллюстрирует противоборство немецких и советских войск во Второй мировой войне. Немцы были лучше подготовлены технически. Они предпочитали точечный подход, в частности идею schwerpunkt, или «организационного фокуса», то есть сосредотачивались на нескольких задачах, благодаря чему и добивались успеха. Советское командование же придерживалось философии «глубокой операции», атакуя в разных направлениях. Советские войска были хуже обучены, и командование использовало численное преимущество для того, чтобы сломить дух врага. В НФЛ ярчайшим примером массированного подхода стал успех команды «Сиэтл Сихокс». Их тренер Пит Кэрролл разработал множество вариантов атаки. У «Сиэтла» мощная линия нападения, игроки здорово бегут, и все это лишь дополняет угрозу, которую несет подвижный квотербек Рассел Уилсон. Микропринципы ширины и глубины Первоначальная задача атаки – предельно расширить игровое поле, функциональное пространство. Это можно сделать, используя ширину и глубину. То, как это реализуется, зависит от вида спорта и контекста игровой ситуации. Например, квотербек, команду которого сдерживают на ее половине поля, хочет добиться максимальной глубины и продвижения на максимальное количество ярдов. Это необходимо, чтобы нападение его команды приблизилось к цели, а защитникам его команды не пришлось действовать в нестабильном положении. Или возьмем европейский футбол. Центральный полузащитник получает мяч в середине поля. Первым делом он (или она) постарается отдать мяч на фланг, чтобы расширить фронт атаки, нарушить компактность обороны соперника. При некоторых сценариях использовать глубину или ширину затруднительно. Например, футбольная команда прошла все пятиярдовые отрезки. Она уже не может двигаться вглубь. Ей необходимо использовать движение игроков на флангах, чтобы сделать тачдаун. И наоборот: допустим, что баскетболисты на флангах закрыты защитниками. Разыгрывающему защитнику атакующей команды придется использовать глубину, либо самостоятельно проходя к кольцу, либо отдавая мяч центровому или силовому форварду. Ни в одной из игровых ситуаций глубина и ширина не существуют изолированно. Просто в той или иной ситуации выбирается одна из опций. Успешная атакующая команда должна одинаково хорошо создавать пространство на флангах и проходить оборону по центру. Расстановка игроков при этом имеет решающее значение. Если один из ваших нападающих все время располагается по центру, то защита соперника вынуждена учитывать, что вы в любую секунду можете начать атаку, используя глубину. И в то же время, если нападающие на флангах не только смещаются в центр, но и придерживаются своих позиций, то оборона ждет угрозы оттуда, даже если мяч не переводится на фланг. Как правило, атакуя, вы сначала хотите расширить атаку, а затем углубить ее. Конечно, это зависит от вида спорта. Но в действительности обратная последовательность (сначала угрожать за счет глубины, а затем растянуть оборону) труднодостижима. Баланс рисков и вознаграждений гораздо сложнее. Многое зависит от восприятия. Но угроза должна быть настоящей. Последовательность микропринципов ширины и глубины Если вы приходите на стадион и хотите увидеть, как команды используют ширину и глубину, то лучше садиться ближе к одному из краев, чем посередине. Конечно, в этом случае вы сможете подробно рассматривать атаку вашей команды лишь полматча. Но вы получите гораздо больше информации, чем в том случае, если будете весь матч следить за атакой из центра. Микропринципы ширины и глубины очень важны для макропринципа эффективного пространства Микропринцип баланса в нападении Если нападение сбалансировано, симметрично, то у игроков атаки есть немало возможностей использовать ширину и глубину, быстро обратить в свою пользу ошибки обороны на любом участке. Если в атаке сохраняется баланс, то остается и больше вариантов для эффективного использования движения мяча и игроков, а опасность потерять мяч снижается. Микропринцип проникновения Допустим, ваше нападение использовало ширину и глубину. Функциональное поле расширено. Теперь нужно это использовать и создать голевой момент. В любом командном виде спорта это делается за счет проникновения. Конечно, забивать мяч в ворота или набирать очки можно и с дальней дистанции. Это может быть дроп-гол или филд-гол, удар с сорока ярдов, трехочковый бросок в баскетболе с пяти футов от трапеции (Стеф Карри, впрочем, попадет и с пятнадцати)[5 - 1 фут – 30,48 см.]. Но в основном команды создают голевые моменты, когда их игроки входят в опасную зону (штрафную площадь в европейском футболе или «красную зону» в американском футболе). Проникнуть в эту зону можно, используя движение игроков или мяча. В европейском футболе, например, перебрасывают мяч через головы защитников, чтобы его принял быстрый форвард. Или же техничный нападающий обыгрывает защитника и входит в штрафную площадь. Проникнуть в штрафную можно и используя ширину – например, при подаче угловых или штрафных. Защита может предотвратить проникновение или ограничить его, сокращая оперативное поле атаки. Это достигается лишением соперника возможности использовать ширину и глубину. Например, в регби защита может сгруппироваться в центре, чтобы не позволить проникнуть через эту зону, или, наоборот, плотно держать крайних нападающих. Стало чем-то вроде клише утверждать, что лучший защитник в любом виде спорта – это боковая линия. Однако это правда. Если вы оттесняете нападающих к боковой линии, если они не могут ни двигаться вперед, ни смещаться в центр, то их песенка спета. Микропринцип движения Если движение остановлено, то на его возобновление тратится много сил. Поэтому важно, чтобы игроки и мяч в атаке двигались как можно дольше. Представьте себе баскетбольную команду, которая набирает мало очков. Если вы присмотритесь к ее действиям в атаке, то увидите, что движение как игроков, так и мяча останавливается. Игроки увязают в единоборствах. Сравните это с командами, которые забивают много. У них мяч перед броском движется постоянно – то же самое можно сказать про игроков, которые делают много передач друг другу. Командное движение в атаке необходимо для того, чтобы защита соперника не успокаивалась и не оказывала на нападающих избыточного давления. Если в атаке движется лишь один игрок, то защита действует не задумываясь и времени на то, чтобы принять правильное решение, у нее достаточно. Постоянное движение игроков и мяча, в свою очередь, позволяет создавать свободное пространство, используя ширину и глубину. В этом случае команде легче решить свои задачи. Чем больше игроков открыты, тем больше у них возможностей пройти оборону и забить. Микропринцип обманного движения Иногда игрок перемещается для того, чтобы принять мяч. Но движение игроков и мяча может использоваться и для того, чтобы обмануть защиту, скрыть истинные намерения атакующей команды. Обманное движение может выполняться как вширь, так и вглубь. Его может совершать как один игрок (микроуровень), так и вся команда (макроуровень). Обманывая отдельного защитника или всю команду соперника, атакующая команда оставляет тому, кто владеет мячом, больше времени на создание свободного пространства и его использоавние. Баскетболист может пройти к щиту, не собираясь при этом ни забивать сверху, ни бросать из-под кольца. Однако это агрессивное действие, которое разрушает оборону. Защита теряет ширину, согласованность и компактность. В итоге игрок с мячом освобождает пространство на периметре и отдает мяч игроку за трехочковой линией. И тот забивает. Кроссовер, то есть перемена рук при дриблинге, – еще один пример обманного маневра. В европейском футболе обманные движения постоянно совершаются на флангах. Левый крайний нападающий совершает рывок по флангу, уводит за собой двух защитников. Но игрок с мячом не делает ему пас. Он, напротив, отдает передачу на правый фланг, где свободного пространства больше, поскольку оборона соперника сдвинулась влево. В более структурированных играх, таких как американский футбол, тренеры и игроки превратили отвлекающий маневр в искусство. Можно привести множество примеров того, как футболисты освобождают пространство среди насыщенной обороны для игрока с мячом. Например, квотербек может делать ложный пас, а два ресивера совершать ложные рывки. Все это примеры активных обманных движений. Но не менее эффективными могут быть и пассивные обманные движения. Для этого нужны определенная структура, расстановка игроков. Например, в европейском футболе команда может заставить соперника думать, что она, выполняя угловой, будет подавать мяч на дальнюю штангу. На самом деле она хочет разыграть мяч. Но соперник этого не знает. Он отряжает высоких защитников к дальней штанге. Или, например, регбийная команда может поставить своего самого высокого и прыгучего игрока на определенную позицию в линии, чтобы соперник думал, что именно ему будут подавать мяч. В действительности мяч принимает другой игрок. В случае с обманными движениями важно разнообразие. Если баскетболист использует один и тот же финт или злоупотребляет обводкой вправо, то его соперники привыкнут к этому. Если у команды есть лишь два-три способа разыграть стандартное положение, то не нужно быть гениальным аналитиком, чтобы понять, что именно они хотят сделать. Джон Бойд считал, что разнообразие крайне важно, если вы хотите помешать сопернику принимать правильные решения. Неожиданность вызывает шок, и этим можно пользоваться[50 - Brett McKay and Kate McKay, «The Tao of Boyd: How to Master the OODA Loop» (blog post), The Art of Manliness, September 15, 2014, www.artofmanliness.com/2014/09/15/ooda-loop/.]. Общие микропринципы игры в обороне Как и в случае с атакой, цель микропринципов обороны – выстроить последовательный, синхронный паттерн действий защитников, заставить нападающих соперника действовать реактивно. Микропринципы обороны сводятся к тому, что соперника лишают возможности атаковать, а обороняющаяся команда перехватывает инициативу, возвращая себе мяч. Микропринцип поддержки обороны Если ваш партнер хочет отобрать у соперника мяч или оказать на него дополнительное давление, ему нужна поддержка. Тогда он может добиться успеха. Если он отбирает мяч, а рядом его партнеры, то ваша команда быстрее переходит в нападение. Поддержка в защите заставляет соперника ошибаться, и тогда кто-то из игроков обороняющейся команды забирает мяч. Точно так же, если вашему партнеру не удается отобрать мяч, то поддерживающие его игроки нивелируют негативный эффект этой неудачи. Например, футболист делает подкат, но не может выбить мяч. При этом он – последний защитник. Нападающий соперника может выйти один на один с вратарем. Если при этом у защитника есть поддержка, то он не окажется последним. И выхода один на один не случится. Соперник не получит стопроцентного голевого момента. Поддержка в обороне поможет вашей команде сохранить компактность. Микропринцип давления Цель давления в обороне – заставить нападающего вступить в единоборство с защитником, сосредоточиться на его действиях и не думать о выполнении игрового плана. Такое давление можно успешно применять как при персональной, так и при зонной опеке. Морская пехота США и другие воинские подразделения, готовя солдат, взяли на вооружение теории Джона Бойда о влиянии прессинга на принятие решений. Бывший федеральный офицер по безопасности на воздушном транспорте Кертис Спрэйг рассказывал журналисту, что нападение на стрелка, как ни странно, довольно часто позволяет предотвратить стрельбу: «Вы сокращаете пространство, и вашему противнику приходится переориентироваться, адаптироваться к изменению среды»[51 - Ibid.]. Было бы безумием ставить знак равенства между тем, что происходит в спортивной игре, и ситуацией, которую описывает Спрэйг. Но принципы действия схожи. Постоянно прессингуя, защитники заставляют соперника отказаться от изначального плана, то есть задуматься и действовать медленнее. В таких условиях защита скорее добьется своей игровой цели – например, ограничив доступ в «красную зону» – и помешает сопернику успешно выполнить свой план. Легендарный тренер баскетбольной команды Калифорнийского университета Лос-Анджелеса (UCLA) Джон Вуден сказал: «Моя философия обороны заключается в том, что мы прессингуем соперника до тех пор, пока не начинаем влиять на его эмоции». Прессинг действует не только в обороне, но и в атаке, а также при переходе от одной ситуации к другой. Если во время атаки мяч и нападающие постоянно движутся, это в конце концов утомит даже лучшую защиту. Рик Питино, чьи университетские баскетбольные команды становились чемпионами, сказал: «Основной принцип моей системы – измотать соперника постоянным прессингом в защите и постоянным движением в атаке». Микропринцип восстановления Когда игроки теряют мяч, им необходимо как можно быстрее реагировать на меняющуюся ситуацию. Чем быстрее они восстановят оборонительную структуру, тем медленнее соперник будет переходить из защиты в нападение и тем меньше возможностей у него будет для того, чтобы забить. Цель в этой ситуации – как можно скорее ограничить свободное пространство. Если это удается сделать, то партнеры по команде преодолевают хаос, восстанавливают структуру и не позволяют сопернику проникать в «красную зону». Если игрок не сразу успевает вернуться в игру, потеряв мяч, то это не беда. Важно, чтобы он (или она) приложил для этого все силы. Игроки атаки освобождают пространство Тому Брэди. Он может выбрать принимающего и успеть сделать точный пас. Свободное пространство дает игроку время. Но время не дает ему свободного пространства. Фото Joseph Sohm / Shutterstock.com Представьте, что у Леброна Джеймса отобрали мяч. Игрок, который опекал его, убегает в атаку. Если Леброн останется на месте, воздев руки к небесам, то команда соперника легко забьет. Но все мы знаем, что он действует иначе: мчится к своему щиту и мешает сопернику забросить мяч в корзину. Например, ключевым событием в седьмой игре финальной серии 2016 года стал блок-шот, который он поставил Андре Игуодале, когда тот пытался забить из-под кольца. Микропринцип подстраховки Подстраховка и поддержка – взаимосвязанные идеи. Если нападение сорвано и команда теряет мяч, она должна быть готова перейти в оборону. Чаще всего это подразумевает расположение игроков достаточно близко друг к другу, чтобы соперник не мог воспользоваться пространством, которое освобождается при потере и перехвате мяча. Если подстраховка не работает, то соперник быстро осваивается с мячом, использует ширину и глубину, расширяет оперативное пространство и создает опасные моменты. Подстраховка может включаться уже тогда, когда команда защищается. Например, баскетболист может переключаться с опеки одного игрока на другого при защите от пик-энд-ролла. Однако подстраховка эффективнее тогда, когда она изначально предусмотрена в плане атаки. Если в европейском футболе левый защитник бежит вперед по флангу, то один из центральных защитников смещается влево, чтобы закрыть свободную зону. Одновременно один из полузащитников также может сместиться на фланг, чтобы подстраховать левого защитника, если тот потеряет мяч и соперник начнет атаку. «Треугольное нападение», популяризированное Тексом Винтером Микропринцип баланса Баланс в защите так же важен, как и в нападении. Обманные движения нападающих, использование ими ширины и глубины поля, а также проникающих передач – все это расстраивает оборону, создает дисбаланс. Благодаря этому атакующая команда получает пространство и время и может реализовать голевой момент. Если защита остается организованной и сбалансированной, то в ней не возникает брешей. Если же они возникают, то защитникам проще их закрыть, прежде чем атака соперника этим воспользуется. При «треугольном нападении» структура и движение используются для сжатия и расширения пространства Микропринцип компактности Чем плотнее располагаются защитники вашей команды в оборонительной игровой ситуации, тем легче им подстраховать и поддержать партнеров. Компактной обороне также проще лишить атакующую команду пространства, прессинговать игроков, владеющих мячом. Если защита компактна, то сопернику сложно ускориться, продвинуться вглубь, а без этого невозможно создать угрозу. Если вам удалось добиться плотности в обороне, это значит, что каждому защитнику приходится отвечать за меньший участок поля. Следовательно, они сохраняют энергию на протяжении всей игры. Одновременно атакующей команде при таком равном распределении пространства между защитниками сложнее воспользоваться их индивидуальными недостатками. Более того, если защите удается сохранить компактность, то улучшаются взаимодействие игроков и связь между ними[52 - Tom Payne, «Tactical Theory: Compactness», Spielverlagerung, August 8, 2015, spielverlagerung.com/2015/05/08/tacticaltheory-compactness/.]. Согласованность, будучи командной идеей, очень важна, если нужно сохранить компактность. Если защитники не общаются друг с другом, им будет сложно располагаться плотно и закрыть зоны, которые хочет использовать атака соперника. Защите нужно понять, какие зоны важны, а какие имеют второстепенное значение. Тогда ей проще сосредоточиться на опасных зонах и тем самым лучше контролировать пространство за счет компактности, поддержки и подстраховки. Нападение может нарушить плотность обороны за счет ложных перемещений, использования глубины и ширины, постоянного движения мяча и игроков. Это позволяет выманить защитников с их позиций, создать разрывы в обороне. Если игроки атаки знают о слабых сторонах кого-то из защитников (например, о низкой скорости или недостаточной выносливости), то они могут вынудить их закрывать больше пространства, двигаясь и пасуя друг другу мяч и не угрожая непосредственно воротам или кольцу. При персональной опеке заставить защиту изменить структуру проще. Игровой план Ранее я предложил систему анализа и моделирования игры. Теперь мы перейдем к выработке игрового плана. Он определяет то, как будет действовать команда. Игровой план состоит из структуры, стратегии и тактики. Структура – это исходная расстановка на поле в начале игры или при ее возобновлении, она связана с соответствующим макропринципом (макропринцип структуры или расстановки). Структура не означает размещения конкретных людей в конкретных зонах. Скорее она определяет, какие позиции на поле или площадке в принципе должны занимать игроки команды. Разумеется, есть игроки с идеальным набором качеств для игры на разных позициях, но по отношению к структуре это вторично. Свойством организма является, во-первых, то, что он больше, чем сумма своих частей, и, во-вторых, то, что любой процесс в нем призван сохранять целое.     Людвиг фон Берталанфи Стратегия означает приспосабливание игровой модели к каждому сопернику. Это стиль или способ победить соперника. Адаптируя игровую модель, нельзя менять принципы. Внутренняя согласованность общей модели тоже не должна пострадать. Важно понимать, что от сложности, насыщенности игровой модели зависит и набор инструментов, которыми может пользоваться команда. Тактика, в свою очередь, – это приемы, это то, каким образом реализуется стратегия. Структура и игровые схемы Структура – это расстановка, к которой команда возвращается каждый раз, когда возобновляется игра. Тренерский штаб может менять эту структуру в процессе игры, реагируя на изменения игрового сценария. Но при каждом новом розыгрыше мяча как в статичных играх, таких как американский футбол, так и в динамичных играх, таких как австралийский футбол, баскетбол или европейский футбол, игроки возвращаются на позиции, заданные командной структурой. Как мы показали выше, все это подчинено принципам обманных движений и баланса. Вы можете играть жестко. Вы можете играть агрессивно. Вы можете выложиться на 120 %. Но стоит кому-нибудь оставить свою позицию, как тут же соперник прорвет вашу линию обороны и пробежит много ярдов.     Билл Беличик Игра переменчива, и структура должна приспосабливаться к меняющимся стратегии и тактике. Структура может использоваться для выполнения конкретных элементов игрового плана в одной из четырех ситуаций. Допустим, вы тренируете футбольную команду. Одна из задач вашей полузащиты – доставка мяча на фланги. Тогда в вашей расстановке могут быть два чистых вингера. При этом вы будете придерживаться схемы 4-4-2. Если защитники соперника закроют одного или обоих вингеров в начале первого тайма, то, возможно, им нужно переместиться ближе к центральным полузащитникам или, напротив, продвинуться глубже. Скорость и последовательность действий используются для того, чтобы «треугольное нападение» стало еще эффективнее Определяя командную структуру на следующий матч, главный тренер (в некоторых видах спорта специализированные тренеры или помощники) должен выстраивать игроков в соответствии с замыслом командующего и задачами, которые ему подчинены. Расстановка не должна противоречить игровой модели, а также макро- и микропринципам. Стратегия предполагает размещение игроков команды таким образом, чтобы они могли повлиять на игровую модель соперника, ее цели, приоритеты, привычные схемы поведения в любой из складывающихся ситуаций. То же самое касается размещения игроков при стандартных положениях, вводе мяча в игру (например, из аута), перед возобновлением игры (после тайм-аутов и перерывов). События в матчах развиваются по-разному, но в той или иной степени структура сохраняется. В спортивных кругах говорят, что в тактике все уже придумано. Это во многом правда, особенно если учитывать деятельность тренеров-аналитиков. Ваш соперник уже видел многие из ваших заготовок. Но это не значит, что вы не можете в ходе игры преподнести ему сюрприз. В документальном фильме «Жизнь в футболе» Билл Беличик рассказал о том, что нешаблонное движение атакующей линии помогало его команде обмануть чужую оборону, выигрывать матчи, завоевывать трофеи. Такой неожиданный тактический ход повышает силу игрового трения для соперника. Он чувствует себя неуверенно. Что такое стратегия? Это умственная мозаика меняющихся намерений, направленных на то, чтобы гармонизировать и сосредоточить наши усилия на обнаружении некой цели или смысла в непредсказуемом мире, сбивающих с толку событиях, соревнующихся интересах.     Джон Бойд То же самое касается игровых комбинаций, которые баскетбольный тренер рисует на планшете в конце матча. Если бы соперник знал, какую именно комбинацию вы используете, то был бы готов вам противостоять. Но креативный тренер использует финты, заслоны, инновации в движении игроков, чтобы освободить пространство и вывести игрока на победный бросок на последних секундах. Стратегия Слово «стратегия» может иметь несколько значений в зависимости от контекста. Буквально это греческое слово означает «генерал» или «полководческое искусство». Как писал Колин Грей, стратегия – это «мост, связывающий военную мощь с политической целью. Она учит, как вести войну или добиваться политических целей, используя военные средства»[53 - Colin Gray, Defining and Achieving Decisive Victory, Strategic Studies Institute, April 2002, ssi.armywarcollege.edu/pdffiles/pub272.pdf.]. Все могут увидеть тактику, благодаря которой я побеждаю и завоевываю земли. Но никто не видит стратегию, из которой проистекает победа.     Сунь-Цзы Проще всего стратегию можно охарактеризовать как план действий, в центре которого достижение определенной цели. В случае со спортом или военными действиями можно говорить о замысле командующего и подчиненных ему задачах. Стратегия тренера – это последовательность принимаемых им (или ею) решений по ходу игры, а также комбинация используемых тактических вариантов. Соперник реагирует на действия его команды, пытается сорвать ее игровой план, следовательно, тренер вынужден приспосабливаться к новым условиям, вносить изменения в игру. Это делается для того, чтобы команда все-таки смогла достичь своих целей и выиграть матч в тех условиях, в которых она оказалась. Тактические решения жизненно необходимы, особенно в концовке игры и особенно если команда проигрывает. Замены, изменение расстановки, схемы на планшете – именно так тренер пытается помочь своим игрокам победить за счет стратегии. Тренерский штаб должен уметь приспосабливаться к игровым реалиям и менять стратегию по ходу игры, отталкиваясь от стиля соперника и тех изменений, которые он проводит. Вместе с тем тренер должен придерживаться основных принципов. Настоящий принцип должен быть устойчивым, он не может меняться от матча к матчу. Иначе это не принцип вовсе, а надувание щек. «Патриоты» в свои самые успешные сезоны практиковали 13 различных стартовых сочетаний в атаке. За 20 лет в НФЛ никто столько не использовал! За сезон они опробовали множество комбинаций. Это успешная ротация состава, потому что все игроки, выходящие на поле, сохраняют верность базовым принципам команды. Стратегия также может прикрыть недостатки игроков. Раньери делал ставку на контратаку, потому что возможности «Лестера» в позиционном нападении были ограниченны. Билл Уолш придумал так называемую «атаку Западного побережья», потому что квотербек «Цинциннати Бенгалз» Верджил Картер не был искушен в длинных передачах мяча[54 - Bill Walsh with Steve Jamison and Craig Walsh, The Score Takes Care of Itself: My Philosophy of Leadership (New York: Portfolio, 2009), 211.]. Когда Уолш тренировал «Сан-Франциско» и у него был квотербек получше, Джо Монтана (не говоря уже об идеальном адресате для коротких пасов – ресивере Джерри Райсе), его стратегия стала еще эффективнее. Тактика Тактика – это те действия, которые предпринимает команда, стремясь выполнить игровой план и поставленные в нем задачи. Тактика – важнейшая часть стратегии. Команде нужна здоровая доля адаптивного прагматизма, но при этом тактика не должна выходить за рамки игрового плана, какая бы ситуация ни складывалась. Выполнение тактических указаний зависит от способности спортсменов применить на практике то, чему они научились во время тренировок и матчей, а также от техники игроков. Благодаря тактике все прочие игровые измерения выстраиваются вполне конкретным образом. Принятие тактических решений похоже на то, что делает повар, когда он использует приправы при готовке блюда, благодаря чему оно обретает свой вкус.     Витор Фраде Любой спортсмен должен обладать базовой выучкой и техникой. Если игрок техничен, но плохо обучен, то он поймет, что именно нужно делать (например, как ставить заслон при пик-энд-ролле), но не будет знать, когда именно это необходимо исполнить. И наоборот: если спортсмен прекрасно понимает игру и знает, когда и что нужно делать (например, как оттолкнуть соперника в регби, прежде чем он тебя собьет), но при этом технически плохо подкован, то он не сможет играть успешно. Когда дело доходит до тактики, очень многие тренеры хотят продемонстрировать прогрессивность своего мышления. Они излишне усложняют игру. Вместо этого им стоило бы прислушаться к тому, что говорил тренер студенческой баскетбольной команды Джорджтауна Джон Томпсон: «Все должно быть просто. Я не собираюсь доказывать своим игрокам, что я гений»[55 - Coach Mac, «501 Awesome Basketball Quotes» (blog post), Basketball for Coaches, November 4, 2014, www.basketballforcoaches.com/basketball-quotes/.]. Главное в тактике – это макропринципы: структура, движение мяча, игроков и связь между ними. Вместо того чтобы предлагать спортсменам длинный список того, что они должны сделать во время матча, подробно рассказывать им, как именно нужно действовать в каждой игровой ситуации, лучше поставить перед ними несколько простых и достижимых целей. Пусть они достигнут их, руководствуясь своим опытом. От полного контроля стоит отказаться в пользу рекомендаций – это ведь не компьютерная игра! Приверженцы жесткой тактики подчас не отдают себе отчет в том, что все события матча предсказать невозможно. Если спортсмену не позволено импровизировать на поле, принимать решения по ходу игры, он не оправдает ваших ожиданий, не выполнит поставленных задач. Если игроки ограничены одной тактической схемой, то давление на них усиливается. Они во что бы то ни стало должны действовать строго определенным способом. Если же дать им возможность свободно принимать решения, то и результаты улучшатся, и игроки расслабятся. Они будут чувствовать, что тренеры верят в их способность все сделать правильно. Это им понравится. «Определенный уровень случайности важен и нужен. Мы хотим, чтобы наши парни использовали свой талант, способность читать игру. Никто не примет решение лучше, чем пятерка парней на площадке, – сказал в одном из интервью тренер «Бостон Селтикс» Брэд Стивенс. – Я не хочу, чтобы они чувствовали себя роботами. И мне неинтересно тренировать роботов. В конце концов, тебе придется применить все свои знания, чтобы выиграть матч. Мы хотим, чтобы у парней была игровая свобода»[56 - «Brad Stevens: Give Kids the Freedom to Play», Positive Coaching Alliance, n.d., devzone.positivecoach.org/resource/video/bradstevens-give-kids-freedom-play.]. Существует всего несколько игровых моделей, но тактических вариантов – бесконечное множество. То же самое можно сказать и о схемах игры в защите. Впрочем, все они сводятся к трем базовым типам защиты, свойственным всем командным видам: персональной опеке, зонной опеке и смешанной опеке. Неважно, какую схему игры в обороне использует команда, если она делает главное – действует организованно, внимательно и дисциплинированно до финального свистка или сирены. Только этим можно добиться того, что соперник будет атаковать не так часто, не так долго и не так успешно. Если команда слишком много времени проводит в обороне, она склонна терять концентрацию, ошибаться, допускать разрывы в линиях, чем быстро пользуется соперник, особенно если у него опытное, творчески мыслящее и беспощадное нападение. Сильные и слабые стороны Рик Вентури, помощник главного аналитика «Кливленд Браунз» в 1991–1995 годах, говорил о Билле Беличике: «Все футбольные команды хотят помешать тебе использовать свои сильные стороны. Однако Билл сделает все возможное, чтобы тебе было некомфортно играть. В этом своем прагматизме Беличик совершенно гениален. Другие тренеры могут сколько угодно говорить о том, как важно закрыть лучшего ресивера в команде соперника. Билл же просто отрядит на это дело четверых защитников, а остальные пусть борются с семерыми игроками соперника»[57 - Fleming, «No More Questions».]. О чем это говорит? О том, что слабые места соперника важно вовремя обнаружить. Тогда можно будет лишить его и сильных сторон. Персональная опека Персональная опека – это, наверное, самая старая из существующих тактических схем. Она сводится к тому, что защитник пытается оказывать постоянное давление на конкретного игрока атаки. При персональной опеке задачи усвоить легче, чем при зонной или смешанной защите. Нет никаких разночтений и относительно разделения территории. Поэтому персональная опека лучше всего подходит молодым и неопытным командам. Ее также часто применяют из-за необоснованной веры в то, что персональную игру в обороне легче проанализировать и представить в виде количественных данных. Если команда использует персональную опеку, это значит, что ее тренеры пытаются ограничить физические преимущества соперника и тем самым ликвидировать конкретные угрозы. Это своего рода ньютонианский подход к решению задачи, но в некоторых случаях он эффективен. Например, если у соперника высокий, взрывной центровой, то влияние этих качеств на игру можно минимизировать, выпустив в составе кого-то со схожими характеристиками, то есть рослого и в то же время атлетичного. Персональная опека также позволяет команде сберечь силы своего лучшего игрока: при обороне он просто закрывает наименее опасного из соперников. Зонная защита Относительно того, что такое зонная защита, нет единого мнения. На элементарном уровне это система, в которой каждый игрок защищает строго определенную область поля или площадки. Эта система работает, если каждый игрок знает, за какой участок он отвечает, и может быстро занять его, когда команда переходит из атаки в оборону. Это требует от спортсменов дисциплины и ума. Зонная защита дает эффект, если защитники действуют проактивно. Это значит, что они пытаются отнять мяч в ситуации, когда соперник входит с ним в их зону. Опаздывать или действовать вполсилы при этом нельзя. Эту идею подчас понимают неправильно, и тогда защитники начинают прессинговать, когда в их зоне появляется игрок, а не мяч. Это не позволяет замедлить движение мяча, и у атакующей команды появляется возможность забить. Смешанная оборонительная тактика Смешанный вариант защиты соединяет в себе принципы персональной опеки и зонной обороны. Чаще всего эта стратегия применяется, если у соперника есть исключительно талантливый атакующий игрок, которого сложно сдержать, задействовав одну из двух основных оборонительных схем. При смешанной модели большая часть защитников держит зоны, а лучший из них персонально отвечает за конкретного игрока соперников. В баскетболе это называется box and one, то есть «квадрат плюс один». Лучшие команды обычно используют смешанную оборонительную схему, включающую в себя элементы зонной и персональной опеки Ожидания и предвидение Во время игры спортсмен может ожидать действия того или иного паттерна, основываясь на своем прежнем опыте и знании привычек и предпочтений соперника. На определенном уровне игрок может предвидеть то, что произойдет дальше. В результате его сознание и тело направляются в ту или иную сторону. Однако в спорте ничего нельзя предугадать с точностью, близкой к 100 %. Поэтому каждый игрок должен быть готов приспосабливаться к реалиям происходящего, даже если они противоречат его ожиданиям и оценкам. Как сказал Витор Фраде, «реальность предсуществует в нашем понимании вещей. Вопрос лишь в том, чтобы понимание адаптировалось к реальности»[58 - V?tor Frade, in conversation with the author, August 2011.]. Паттерны и условный рефлекс Академик Павлов, как известно, проводил эксперименты с собаками. Он добивался того, чтобы у них выделялась слюна каждый раз, когда они слышат колокольчик. Этот звук должен был означать, что пора обедать. Тем самым Павлов продемонстрировал силу условного рефлекса. У спортсменов, очевидно, когнитивные функции развиты лучше, чем у собак, но и для командного спорта этот пример подходит. Пытаясь сократить объем потребляемой энергии, мозг постоянно исследует окружающий мир в поисках паттернов. Он предпочитает задействовать условные рефлексы, потому что это более эффективно, чем всякий раз выдумывать что-то новое в тех или иных обстоятельствах. То же самое происходит и в спортивных играх. Спортсмены могут этого не осознавать, но когда они соревнуются, то у них вырабатывается такой же условный рефлекс, как у собак Павлова. Принципиально важно при этом, чтобы узнаваемые ими паттерны и условные рефлексы, которые эти паттерны вызывают, были адекватны ситуации и помогали добиться задач, заложенных в игровом плане. Сценарии В игре с любым соперником в любую минуту может произойти миллион различных ситуаций. Предусмотреть варианты действий на каждый случай невозможно. Однако главный тренер может готовить игроков к тому, чтобы они принимали более качественные решения. Тренировки должны быть нацелены на то, чтобы игроки следовали плану практически при любом сценарии. Бывший вратарь «Порту» Витор Байя рассказывал в интервью журналу The Blizzard о том, с какой тщательностью этим занимался Жозе Моуринью: «Иногда казалось, что он мог увидеть будущее. Помню, как перед матчем с «Бенфикой» он целую неделю объяснял нам, что мы должны делать после того, как забьем… Он сказал нам, что тренер «Бенфики» Хосе Антонио Камачо в этом случае сделает совершенно определенную замену, поменяет тактику. Именно это и случилось. Когда Камачо так поступил, мы уже были к этому готовы. Мы также готовились сыграть в этом матче вдесятером. Жозе знал, что судья не выдержит давления и покажет кому-нибудь из нас красную карточку. И это тоже случилось. Но мы загодя прокручивали это в голове, как видеозапись, целую неделю, поэтому знали, что должны делать, и одержали победу с разностью в один мяч»[59 - Jonathan Wilson, «The Devil’s Party (Part 1)», The Blizzard, December 17, 2016, www.theblizzard.co.uk/articles/the-devilsparty/.]. Распознавание паттернов и невербальная коммуникация Тренера американской футбольной команды «Аризона Кардиналс» Брюса Эриенса как-то спросили, долго ли легендарный ресивер Ларри Фитцджеральд и его квотербек наигрывали связь и искали взаимопонимание, которое позволило им комфортно чувствовать себя в атаке. «Два полных года, – отвечал Эриенс. – Он всегда был икс-ресивером[6 - То есть играл на слабом фланге. (Прим. перев.)]. Когда ты выступаешь на этой позиции, ты многому должен научиться, ты должен много практиковаться в ловле мячей». Не только Фитцджеральду понадобилось время, чтобы наладить взаимопонимание с квотербеком и полностью усвоить игровой план. Эриенс также рассказал, что Карсону «понадобилось больше года, прежде чем он поверил в то, что Фитцджеральд может думать так же, как он. Если у Фитцджеральда было два или три варианта движения, какой он выбирал? Для квотербека и ресивера это самое сложное, когда существует столько вариантов действия. Раньше Карсон думал: «Так, куда же он побежит?» А сейчас: «О, он побежит вон туда!» Карсон научился читать язык тела Фитцджеральда. Они одинаково видят игру»[60 - Jason Cole, «Bruce Arians Q&A: Cardinals HC on Teaching, Learning and Future After Football», Bleacher Report, June 3, 2016, bleacherreport.com/articles/2643499-bruce-arians-qacardinals-hc-on-teaching-learning-and-future-after-football.]. Этот пример показывает, что спортсмены должны постоянно играть вместе, длительное время. Тогда им по-настоящему становится комфортно друг с другом. Достигнув определенной точки взаимопонимания, партнеры по команде могут считывать невербальные сигналы, распознавать паттерны, предугадывать, что произойдет дальше. Поэтому у лучших команд игра идет так гладко. Секрет в паттернах и сигналах В ходе сезона у главного тренера может возникнуть соблазн поэкспериментировать с составом, чтобы найти лучшее сочетание игроков. До определенного этапа это правильно. Но если тренер завозится с основным составом и скамейкой (не говоря уж о привлечении резервистов), он добьется лишь дестабилизации команды и ухудшения результатов на площадке или поле. Если важно, чтобы спортсмены настолько привыкли играть друг с другом, чтобы распознавать паттерны и сигналы и опережать соперника на шаг, то состав должен быть до определенной степени стабильным. В стартовом составе «Лестера» за весь чемпионский сезон сыграли лишь 18 футболистов. Это был самый низкий показатель в лиге. Восемь из них выходили на поле с первых минут как минимум 30 раз. Это, в свою очередь, был самый высокий показатель. Таким образом, постоянство стало еще одним фактором успеха «лис» наряду с непривычным контратакующим стилем, который предложил Раньери, и выдающейся игрой Канте, Варди, Дринкуотера и Мареза[61 - «The Economist Explains».]. Паттерны и решения Решения обычно не становятся результатом осознанной мыслительной деятельности (за исключением начальных этапов обучения – вербальной когнитивной фазы). Скорее решения принимаются на уровне подсознания. Следовательно, на тренировках игроков нужно учить распознавать особые сигналы в окружающей действительности, манипулируя игровыми ограничениями. Тренер должен разрешить игрокам искать выход самостоятельно, подводить их к такому поиску, учить экспериментировать, а не просто говорить им, что конкретно они должны сделать. Настраивая восприятие игроков на особые сигналы, обучая их основам тактики, позволяя им самостоятельно принимать решения, тренер делает самое главное в том, что касается подготовки. Вместо того чтобы просто наигрывать стандартные ситуации, он может оценить сильные и слабые стороны своей команды и соперника, а затем подстроить под них тактику и стратегию в рамках игрового плана. Навык и игровая модель В командных видах спорта мы часто отдаем преимущество физическим качествам и пренебрегаем тем позитивным и негативным влиянием, которое оказывают на результат навыки спортсменов и техника (или ее нехватка). Если игрокам не хватает навыков, то они будут слишком медленно принимать решения там, где эти навыки нужно применить. Это значит, что до тех пор, пока более умелого, но менее атлетичного соперника нельзя будет задавить физической мощью, они будут проигрывать. Технически оснащенные игроки чаще добиваются успеха и приносят своим командам победы, поскольку задействуют укорененные паттерны моторики. Это требует меньше умственных усилий. Следовательно, и функциональный резерв истощается медленнее. У них остается больше энергии для самой игры. Они меньше устают в конце матча. Успешные игроки культивировали способность не просто применять индивидуальные навыки, но и выбирать подходящую технику и паттерны моторики на подсознательном уровне. Случай и теория игр Можно почти идеально подготовиться к игре и все равно пасть жертвой первого из игровых трений: случая. Игра может быть равной до последних минут. Но вдруг происходит рикошет, вратарь ничего не может поделать, мяч влетает в ворота. Или, например, ключевой игрок получает травму, соперник получает относительное преимущество и пользуется им. Возможно и такое, что судья допустит ряд ошибок, которые повлияют на результат. Команда просто не может все это предвидеть и контролировать. Мы уже говорили о том, что тренерский штаб может проработать с игроками поведение в различных ситуациях такого типа. Это компенсаторная рутина, которая позволяет спортсменам автоматически адаптироваться к негативным обстоятельствам, возникающим по воле случая. Можно привести прекрасный пример из индивидуальных видов. На Олимпиаде 2008 года в Пекине Майкл Фелпс участвовал в финальном заплыве на 200 метров баттерфляем. Внезапно у него начали протекать защитные очки. Они заполнились водой. Большинство спортсменов потом сослались бы на это происшествие, объясняя, почему они не завоевали медали. Но не таков был Фелпс. Его тренер Боб Боумен так тщательно и скрупулезно готовил его к соревнованиям, что Балтиморская Пуля (как называют Фелпса) в уме поучаствовал в заплывах в самых сложных условиях. И когда очки могли помешать ему завоевать очередное золото, Фелпс не стал делать того, что сделали бы многие из нас. Он не стал паниковать. Вместо этого он прикинул, сколько еще гребков ему нужно сделать, просчитал, когда ему нужно включить свое знаменитое ускорение на финише, и коснулся стенки бассейна ровно тогда, когда было нужно. Результат? Не только золотая медаль, но и самый невероятный в его карьере мировой рекорд. «Если бы я не готовился заранее ко всему, что может со мной приключиться, то начал бы психовать, когда мои очки стали протекать, – рассказал Фелпс газете The Telegraph. – Но мы хотим быть готовы буквально ко всему. Поэтому я учусь плавать даже в темноте. Я не хочу покидать зону комфорта, когда плыву»[62 - Duncan White, «Michael Phelps Sets Mind’s Eye on Triumphant Role in Final Part of Lord of the Rings Trilogy», The Daily Telegraph, July 15, 2012.]. В командных видах спорта тренеры могут использовать схожие методы подготовки. Нечто необычное всегда может случиться. Такое, о чем вы и не подумаете. Но тренерам и игрокам все равно следует проектировать нестандартные ситуации и вырабатывать стратегии выхода или адаптации, применимые к широкому спектру сценариев. Благодаря этому спортсмен, если нечто подобное случится, будет чувствовать, что знает, как действовать. В результате он не потратит ценную энергию и не будет нервничать, когда судьба бросит ему крученый мяч. Определенность неопределенности Можно разузнать и оценить игровой план каждого соперника, выяснить, как он будет действовать в атаке, проанализировать его привычки и паттерны действия и предсказать, что он будет делать, адаптировав собственные стратегию и тактику. Однако в игре все равно найдется место непредвиденному. Природа командного спорта такова, что в любой секунде любого матча заложены мириады возможностей. Не все игры развиваются в соответствии со сценарием, который написали спортсмены или их тренер. Соперник тоже может удивить и предложить такое, чего вы не найдете в лучших и самых добросовестных аналитических отчетах. Несмотря на то, что в игре есть место случаю, он не должен определять итоговый счет. Чем лучше спортсмены готовы к тому, что может произойти, тем увереннее по ходу матча они могут контролировать ситуацию. Чем сильнее они проникаются игровым планом и его принципами, тем легче им будет справиться с неожиданностями, которые возникают во время матча и которые они не могут контролировать. Игровой план и снижение риска Чтобы неожиданные ходы соперника не оказали влияния на исход игры, к каждому матчу нужно добросовестно готовиться, разбирать потенциальные ситуации – настолько, насколько время позволит. Главный тренер должен демонстрировать это во время подготовки, причем расписана должна быть каждая минута, с тем чтобы тренировки получались качественные. Билл Уолш рассказывал о том, как такие тренировки помогли его команде, когда пришло время воплотить игровой план в жизнь, минимизируя риск: «Просчитанные риски – часть того, чем мы занимаемся, но… я всегда предпочитал иметь возможность совершать менее рискованные и более эффективные действия. Понимаю, это редкая ситуация, когда и риск низок, и вероятность успеха высока. Но моя система игры в пас и контроль мяча была направлена именно на это. Чтобы она работала, я потратил много энергии и знаний на методики, которые позволяли предвидеть любую ситуацию, спланировать действия и осуществить их»[63 - Walsh, The Score Takes Care of Itself, 211.]. Качественная оценка Как я уже объяснял выше, игра разворачивается в присутствии игроков и тренеров, дается им в ощущениях. Ее сюжет нельзя заранее прописать, определить. При этом в любом матче можно обнаружить определенный набор характеристик. Важно понимать, что таким образом можно дать качественную оценку выполнению игрового плана. Большинство тренеров сосредоточены исключительно на том, чтобы победить. Это неплохо. Но долговременный успех возможен лишь в том случае, если дается оценка тому, как команда реализовала свои принципы в том или ином контексте. Как известно, Джон Вуден сосредотачивался не на победах, а на том, чтобы его команда прибавляла каждый раз, когда выходит на площадку. Результатом стали 88 побед подряд, это был рекорд. Существует ошибочное суждение, что лучшие команды соревнуются сами с собой. В действительности они выходят на такой уровень, когда могут оценивать свои выступления, ориентируясь на лучшие образцы своей игры. В идеале так должны с самого начала поступать все команды, но удается это немногим. Правильно выработанная игровая модель, реализуемая в соответствии с игровыми принципами, позволит прийти к естественному заключению: необходима качественная оценка выступлений. Нужно помнить, что игра – это не просто оценка возможностей спортсменов или команды. Это оценка тренировочного процесса и опыта игроков. Это оценка качества работы тренеров и исполнения плана. Это также оценка самой игровой модели. Анализ опыта Правильный анализ в любом командном виде спорта основывается на трех факторах. А именно: качество выступления, а не просто статистика; внутренняя согласованность игровой модели; фокус на решениях, а не на самих слабых местах. Сначала качество, потом количество Попытка измерить игру стала обязательным методом оценки. Конечно, главное – это счет на табло. Но если мы хотим оценить выступление так, чтобы команда после этого могла прибавлять, нам необходимо объединить количественный подход с качественным. Отдавать преимущество качественному анализу над количественным правильно, потому что игроки в таком случае стараются принимать лучшие решения в игровых ситуациях, а не стремятся добиться конкретных статистических показателей. Поэтому, когда мы занимаемся количественным анализом, мы должны помнить о принципах. Эффективность действий можно оценить и измерить лишь в определенном контексте. Внутренняя согласованность игровой модели Процесс анализа должен отражать общий опыт игроков. Постоянный акцент на игровых принципах, особенно в процессе оценки выступлений, приводит к тому, что игровая модель становится внутренне согласованной. При анализе важно не забывать об этой цельности. Результат и эффект Первичная задача анализа – не просто выявить ошибки. Анализ нужен для того, чтобы выработать определенные привычки или исправить уже выработанные. Тренерский штаб должен в первую очередь задаваться вопросом, как исправить конкретный недочет. Лучше всего, если какие-то изменения можно внести, не разъясняя подробностей игрокам. Выработка привычки Игроки выходят на поле или площадку. Первым делом они смотрят на то, как располагается команда соперника или ее отдельные игроки. Основываясь на своем опыте и оценке происходящего, они пытаются предвидеть, что будет делать соперник, а затем помешать ему. В некоторых командных видах спорта используется термин «чтение». Так, в американском футболе квотербек смотрит – точнее, читает – построение обороны соперника и действует в соответствии с этим. Такое «прочтение» еще называют «ключом». В книге «Сила привычки» Чарльз Дахигг вспоминает, как Тони Данджи помог команде «Тампа-Бэй Бакканирс» улучшить результаты, изменив ее игровые привычки. Работая над схемой защиты 4–3, Данджи заметил, что аутсайд-лайнбекер Деррик Брукс порой слишком медленно действует в начале игры. Данджи понял, что Брукс стремится собрать как можно больше информации, «читая» расположение раннинбека, квотербека и гарда. Данджи не хотел, чтобы Брукс отказывался от привычки интерпретировать конкретные сигналы. Он хотел упорядочить эти сигналы так, чтобы Брукс читал их последовательно, а не все сразу. Данджи советовал своему аутсайд-лайнбекеру: «Сначала сосредоточься на раннинбеке. Вот так. Не размышляй. Переключайся на квотербека только тогда, когда займешь позицию». В результате, как рассказывает Дахигг, «Бруксу уже было не нужно принимать решения. Он стал двигаться быстрее, потому что у него выработалась реакция, привычка, ему уже не приходилось выбирать, как именно действовать»[64 - Charles Duhigg, The Power of Habit: Why We Do What We Do in Life and Business (New York: Random House, 2012), 79–80.]. Даже в тех командных видах спорта, где термин «чтение» не используется, игроки постоянно изучают происходящее в игре, оценивают это, принимают решения за доли секунды. Подготовка игроков (включая изучение паттернов и привычек соперников), игровой опыт, способность обработки информации – все это влияет на то, как быстро спортсмены принимают решения и насколько успешны их действия. В целом тренерам стоило бы следовать примеру Тони Данджи и советовать игрокам концентрироваться на трех вещах последовательно. Когда Криштиану Роналду готовится пробить штрафной, он может сначала посмотреть на дальнюю «девятку» и оценить возможность нанести прямой удар, затем на ближнюю «девятку» (принимая во внимание положение вратаря, расстояние, все привычные факторы, влияние которых он может оценить, основываясь на своем опыте) и, наконец, рассмотреть возможность перебросить мяч через стенку, подать на голову партнеру. Качественные наблюдения Не все наблюдения можно представить в виде цифр. И не все нужно представлять. Тем не менее необходимо следить за качеством игры, обращая внимание на следующие факторы. Эффективность и результативность Действовать эффективно означает решать задачу, затрачивая как можно меньше сил. Таким командам не нужно слишком долго владеть мячом или создавать множество моментов, чтобы забивать и выигрывать. Эффективность – важнейшее измерение качества. Пользуясь конструктом игровых ситуаций, можно оценить, насколько эффективно действовала команда в атаке, обороне, при переходе из атаки в оборону и наоборот. Если тренеры поступают таким образом, они могут выявить препятствия, из-за которых команда не способна действовать эффективно, а следовательно, не использует свои возможности забить, тратит энергию, нарушает игровой план. Эффективность О высокой эффективности – то есть об экономии движений и усилий – можно говорить тогда, когда у игроков много адресатов для передач и много свободного пространства. Чем больше возможностей развития игры, тем ты более эффективен в ней. Например, если вовремя совершают рывки ресиверы, если открытыми оказываются сразу двое из них, то у квотербека больше вероятность отдать точный пас. Следовательно, его показатель эффективности растет. Первоочередная цель любой команды – добиться максимальной полезности действий на всех этапах игры, а также вынудить соперника действовать неэффективно, играя активно в обороне, мешая ему. Если такого дисбаланса удается достичь, то команда чаще всего побеждает. Результативность Обратная сторона эффективности – результативность. Команда действует результативно, если добивается выполнения замысла командующего и связанных с ним задач. Команда может очень эффективно создавать атаки, проходить защиту соперника. Но счет не будет меняться из-за плохой реализации. У вас может быть самая эффективная команда в мире. Но если вы не результативны, то не добьетесь победы. Работа тренерского штаба заключается в том, чтобы, держа в уме игровую модель, повышать как эффективность, так и результативность применительно ко всем четырем игровым ситуациям, посвятить этому тренировки. Паттерны командной игры Иногда кажется, что между мириадами событий в матче нет никакой связи, а действия игроков подчинены лишь условиям каждой отдельной ситуации. Это сложный вопрос. Но, пользуясь системой ситуаций и принципов, мы можем посмотреть на соревнования под другим углом. Все игры по своей сути – человеческие проявления в заданных контекстах. Поэтому в них можно обнаружить определенные командные тенденции. У любой команды и ее игроков есть свои склонности, предопределенные паттерны движения, реакции на стимулы. Они воспроизводят их автоматически при том или ином сценарии. То, как команда или ее игроки ведут себя в ситуации атаки, защиты, перехода, можно изучить. Тем самым соперник может вычленить сильные и слабые стороны, проявляющиеся во время игры. Поверхности и промежутки Успех или неудача в игре так же зависит от изучения соперника, как и от понимания самого себя. Конечно, все возможные ситуации нельзя предвидеть. Но это не может служить оправданием для того, кто не готов к матчу. Как писал Сунь-цзы в «Искусстве войны», «если вы знаете врага и знаете себя, вам не следует бояться исхода сотен битв. Если вы знаете себя, но не знаете врага, на каждую завоеванную победу придется по одному поражению. Если вы не знаете ни врага, ни себя, вы проиграете в каждой битве»[65 - Sun Tzu, The Art of War, 46.]. Концепция поверхностей и промежутков – еще одно заимствование из военной стратегии, в частности из трудов Уильяма Линда, который основывался на работах Джона Бойда и внес свой вклад в теорию военного маневрирования. Также актуальны труды Роберта Леонарда. Идет ли речь о поле боя или спортивной площадке, концепция поверхностей и промежутков применима, когда мы говорим об освобождении, занятии и использовании пространства. Сжатие – это при таком подходе поверхность, а рассеяние – промежуток. Промежутки создает движение игроков и мяча. Если атакующая команда вынуждает защитников оставить позиции, то у нее больше оперативного пространства, она создает промежутки. Игроки атаки стараются ускорить циклы принятия решений, с тем чтобы проходить их быстрее, чем оборона соперника. В этом случае нападающие могут извлечь из промежутков пользу. Представьте себе прорыв раннинбека или игрока на позиции столба в регби. Денард Робинсон в «кармане» и готовится сделать пас. Пространство позволяет выиграть время. Если у лучших игроков много времени, против них сложно обороняться. Фото Susan Montgomery / Shutterstock.com Промежутки можно также воспринимать как слабые места соперника. Поверхности, в таком случае – это его сильные стороны. Их необходимо избегать или ослаблять их влияние на игру. Поверхности и промежутки не статичны. Они зависят от ситуации. Как говорилось в издании американских морпехов Warfighting, «то, что в одном случае является поверхностью, в другом случае становится промежутком»[66 - U.S. Marine Corps Staff, Warfighting (New York: Currency Doubleday, 1994), 94.]. Применительно к спортивным играм это означает, что какой-нибудь защитник играет очень сильно, если его пытаются обойти слева. Разыгрывающий защитник может об этом знать из отчета тренера-аналитика и обводить соперника справа. Игровой стиль В своих трудах, посвященных военной теории, Джон Бойд выделил три типа конфликта, о которых можно говорить и при анализе матчей: истощение, маневр, партизанская война. Тренеры должны понимать, какие игроки есть в их распоряжении, и на основании этого решать, какой из трех подходов применить. Лучшие команды могут переключать стили, адаптировать свой подход к сильным и слабым сторонам соперника. Но при этом тренер не должен добиваться того, чтобы его команда одинаково хорошо использовала каждый подход. Скорее ему нужно подготовить своих игроков к тому, чтобы они могли мешать сопернику, когда он выбирает любой из типов конфликта. Давайте рассмотрим каждый стиль и его характеристики. Если силы равны, можешь с ним сразиться. Если сил меньше, перехитри его. Если тебя превосходят, избегай его.     Сунь-цзы Истощение Этот стиль предполагает, что команда действует настойчиво и таким образом пытается подавить соперника. Так действовали все армии во время Первой мировой войны, армии Помпея и Цезаря в античном Риме, а также войска Наполеона. Бойд характеризовал войну на истощение, пользуясь такой максимой: «Огневая мощь – королева битвы»[67 - Jeffrey L. Cowan, From Air Force Fighter Pilot to Marine Corps Warfighting: Colonel John Boyd, His Theories on War, and Their Unexpected Legacy, master’s thesis, Marine Corps University, 2000.]. В командных видах спорта игру на истощение ведут, например, клубы с мощными атакующими и оборонительными линиями в американском футболе (скажем, «Питтсбург Стилерз» конца 1970-х), мощной атакой в регби (сборная Англии – чемпион мира 2003 года), «Башнями-близнецами» в баскетболе («Сан-Антонио Спёрс», чемпионские команды 1999 и 2003 годов с Тимом Данканом и Дэвидом Робинсоном). В сумме команды, превосходящие соперника в мощи, могут вести войну на истощение. Когда игра начинается, это преимущество может быть не таким явным. Но по ходу матча это скажется, и более слабая команда уступит. У тех, кто делает ставку на истощение, как правило, больше ресурсов, они могут покупать сильных игроков и давить соперника до тех пор, пока тот не сдастся. В 2015 году в финале Американской конференции нападение «Денвер Бронкос» использовало принцип истощения. Тем самым оно подавляло менее мощную оборонительную линию «Нью-Ингленд Пэтриотс». Из-за этого у квотербека «Нью-Ингленд» Тома Брэди было меньше времени в «кармане». И из-за этого он не смог сыграть так, чтобы привести свою команду к седьмому Супербоулу. Маневренная война Маневр, как и война на истощение, изначально получили определение в военном контексте. Как на войне, так и в спорте маневренный стиль предполагает, что армия или команда отвоевывает пространство за счет сжатия или расширения. Сжатие достигается при минимальных затратах физических сил, если используются обманные движения. Это возможно, если команда действует, используя скорость и перемещение. Движение игроков или мяча позволяет освободить пространство и ограничить действия обороны соперника при смене скоростей. Важное различие между войной и спортом, конечно, заключается в том, что, выражаясь языком теории игр, командные виды спорта – это игры с нулевой суммой: игровое пространство ограниченно. Если где-то происходит сжатие пространства, то где-то его становится больше. Именно поэтому для командных игр важна синхронность действий. В командных видах спорта принципы военного маневрирования можно обнаружить в скоростных контратаках при хаосе и замешательстве в рядах соперника. Билл Уолш использовал этот подход в «Стэнфорде», а также в «Форти Найнерс» Эдди Де Бартоло. Маневр не выходит, если сопернику удается ограничить вашу скорость, использовать свою мощь. Генерал Роммель достиг заметных успехов в военном маневрировании на поле боя, но лучшим теоретиком такого вида войны стоит считать Хайнца Вильгельма Гудериана. Как говорил Роммель, «в Германии элементы войны с использованием современной техники обрели форму теории еще до Второй мировой… и нашли практическое выражение в организации и подготовке вооруженных частей»[68 - B. H Liddell-Hart, ed., The Rommel Papers (New York: Harcourt, Brace, 1953; Boston: Da Capo Press, 1982).]. Командные виды спорта могут почерпнуть четыре важных урока из теоретических трудов Гудериана. Во-первых, идею обманных движений. Роммель реализовал ее на практике с опустошительным эффектом в Африке в 1942 году, еще до высадки союзных войск. Во-вторых, это значение быстрой атаки. Пространство легче занять, если объединить скорость и концентрированную мощь. «Блицкриг» – термин, которым злоупотребляют. Но это самый яркий пример маневренной войны. В-третьих, это идея коммуникации в комбинированной атаке. Без надежной коммуникации маневр невозможен. Генерал Герман Бальк сказал: «Гудериан совершил прорыв в области современной военной мысли. И это касается не только вооружений, но и коммуникации»[69 - Ray Merriam, General Hermann Balck: An Interview, January 1979 (Bennington, VT: Merriam Press, 1988).]. Речь не только о коммуникации в широком масштабе. Гудериан находил ценность в сетевом подходе, призывая использовать автономные отряды из пяти человек. Наконец, в-четвертых (и это самое важное), это идея комбинированной атаки. Никто не действует изолированно. «Блицкриг» был успешен не только благодаря скорости и подвижности войск на земле, но и благодаря поддержке с воздуха. В спорте примером успешного использования маневрирования можно считать «Голден Стейт Уорриорз». Их быструю атаку в сезонах-2014/15 и 2015/16 просто невозможно было остановить. В финале чемпионата НБА-2015 «Кливленд» пытался противостоять «Голден Стейт», ведя войну на истощение. Леброн Джеймс действовал в манере старой школы, напоминая Чарльза Баркли. «Кавальерс» смогли выиграть две встречи, но их подвели травмы, и они уступили в серии. Впрочем, в финале-2016 они отыгрались. Умный побеждает сильного Одним из первых инноваторов в области использования малых групп в военном конфликте был карфагенский полководец Гамилькар Барка. Он вел успешную партизанскую войну с римлянами в Сицилии в третьем веке до нашей эры. Его сын Ганнибал воспользовался этим. Он первым применил современные принципы маневренной войны в битве при Каннах в 216 году до н. э. и победил римлян. Спустя 2 тысячи лет эту концепцию применил и Наполеон. Успешно применяли маневренную тактику Улисс Грант и Стоунуолл Джексон во время Гражданской войны в США, а затем Джордж Паттон и Дуглас Макартур во время Второй мировой войны. И разумеется, немецкие войска во Второй мировой войне использовали эту тактику очень эффективно. Такие теоретики, как Джон Бойд, считали, что маневренная война – лучший путь для американских вооруженных сил, чем прежняя ставка на численность войск и огневую мощь, то есть на войну на истощение. Сейчас небольшие, гибкие элитные подразделения вроде британских SAS и SBS или американских SEALs и Delta Force – ведущие представители маневренной войны. Партизанская война Когда вы понимаете, что уступаете противнику в огневой мощи, а ваши войска недостаточно мобильны, чтобы успешно вести маневренную войну, ваш выбор – партизанский стиль. Его практиковали Сунь-цзы, монголы, а также вьетконговцы во время вьетнамской войны. Такой стиль также называют «моральным», потому что он часто применяется в оборонительной войне. В спорте «моральный» стиль применяется по тем же причинам. Команды используют хорошо обученных игроков для того, чтобы свести на нет грубую силу соперника, действующего на истощение, и самим решать, когда, где и как произойдет столкновение. Этот стиль тесно взаимосвязан с концепцией относительного преимущества (подробно о ней поговорим позже). Команды, которые его используют, должны реализовывать свои моменты: их в игре с соперником, превосходящим физически, располагающим хорошо обученной защитой, будет немного. Против таких команд жизненно важно использовать голевые возможности. Команды иногда чередуют игру на истощение с маневренным подходом, а партизанский стиль используют исключительно команды с ограниченными ресурсами. Самую громкую сенсацию на Кубке мира по регби в 2015 году преподнесла команда, использовавшая партизанский метод. Эдди Джонс, главный тренер сборной Японии, понял, что у его команды нет надежды на успех, если играть стенка на стенку против гигантских нападающих сборной ЮАР. Тогда он придумал, как нивелировать преимущество Южной Африки в габаритах и мощи. Джонс выбрал высокотехничный подход. Японцы посеяли в рядах соперника сомнение и благодаря этому создавали голевые моменты. Они сохранили холодную голову и волю и реализовали свои возможности заработать очки, одержав главную победу в истории японского регби. Игра и командный темп Говоря в общем, темп в командных видах спорта – это способность менять скорость движения мяча и игроков. Она зависит от того, хорошо ли взаимодействуют игроки, изучили ли они привычки друг друга, может ли команда заставить соперника принимать неверные решения и пользоваться этим. Темп – это не скорость сама по себе. Это способность поэтапно раскладывать и менять скорость. Вспомним велоспорт. У гонщика на каждом этапе, скажем «Тур де Франс», своя задача. Обладатель желтой майки лидера знает, что на каком-то этапе он может позволить себе спринт, а на каком-то придется совершать долгий и трудный подъем. Иначе выражаясь, убивает не скорость. Убивает смена скорости. Знаменитый девиз Мохаммеда Али «Порхай как бабочка и жаль как пчела» прекрасно иллюстрирует способность лучших спортсменов и команд мгновенно переключать скорость, причем делать это эффективно и красиво. Как мы уже говорили выше, в темпе главное – это переход от быстрого к медленному движению мяча. Но движение игрока и его партнеров при этом необходимо. Очень хорошую команду от элитной отличает как раз умение переключать скорость. Это относится не только к спорту, но и к военным действиям. Темп зависит и от уровня соревнований. В профессиональном спорте своя физиология. Спортсмены габаритнее, быстрее и мощнее. Если вы посмотрите много матчей на разных уровнях, то убедитесь в том, как быстро развивается игра в НБА, НФЛ, английской Премьер-лиге, соревнованиях сборных по регби. У профессиональных игроков есть преимущество не только в технической и тактической подготовке. Они также гораздо быстрее принимают решения. Именно поэтому они быстрее двигаются и меняют скорость, чередуют этапы. Гран Валь в своей статье для Sport Illustrated о чемпионе мира и победителе Лиги чемпионов испанце Шаби Алонсо писал: «Когда команда владеет мячом, Алонсо касается его так часто, что может влиять на темп командного паса, настраивать метроном на более высокую частоту и тем самым организовывать давление на соперника или на более низкую, чтобы команда могла успокоить игру»[70 - Grant Wahl, «Bayern Munich’s Mr. Cool», Sports Illustrated, June 29, 2016, www.si.com/planet-futbol/2016/06/29/xabi-alonsobayern-munich-midfielder.]. Такой талантливый преобразователь командных действий, как Шаби Алонсо, может таким образом влиять на темп игр на разных ее этапах. То же самое можно сказать и о великом баскетбольном разыгрывающем Мэджике Джонсоне. Он настолько эффективно управлял движением мяча, что мог переводить игру великолепных «Лейкерс» с методичной позиционной атаки в быстрый прорыв, отчего в рядах защиты соперника постоянно росло чувство неуверенности. Темп также важен в военном деле. Спецназ движется медленно и осторожно, если ему приходится занимать позиции без предварительной разведки. Но затем он действует с невероятной скоростью, потому что нужно занять здание и освободить заложников за несколько минут. В таких ситуациях движение и стрельба – важнейшие качества. Но важно и взаимодействие, и отрабатывается оно до автоматизма во время подготовки. Эмоции, скорость и игровые паттерны От матча к матчу меняются не только скорость и интенсивность действий. Переживает перепады и зависит от контекста также эмоциональное состояние команды. Мы можем разложить игру на ситуации, микроситуации и этапы, чтобы лучше ее анализировать. Но невозможно делать общие заключения или утверждения об эмоциональном состоянии игроков на том или ином этапе, потому что здесь возможны любые варианты. У каждого танца свой ритм. Элегантный фокстрот предполагает плавные, контролируемые движения и сдержанность со стороны обоих партнеров. Напротив, танго требует агрессии и страсти. То же самое можно сказать и о командных видах спорта. Любая скорость чем-то обусловлена и предполагает свой набор эмоций. Допустим, команда обескуражена, подавлена сильным соперником. Например, в Кубке Англии клуб второго дивизиона встречается с лондонским «Арсеналом». Или скромная университетская команда в баскетбольном турнире NCAA сошлась с парнями из Университета Дьюка. Такие команды будут играть медленно и нерешительно. Напротив, уверенный в себе клуб-чемпион станет играть в быстрый пас, действовать решительно. Темп, который он задаст, отражает его веру в то, что победа будет за ним. На эмоции, а следовательно, и на темп игры влияет и то, сколько времени остается на часах. В начале матча многие команды хотят установить свои порядки. Так, большой центровой может сразу довольно жестко сфолить на звездном защитнике соперника. Тем самым он задает тон оборонительной игры. Или же регбийная команда хочет с самого начала завладеть преимуществом, занести мяч на первых минутах игры и тем самым дать понять, что она будет атаковать весь матч. Если говорить о физиологии, то в начале игры у спортсменов наблюдаются учащенное сердцебиение и ускоренные циклы активности. Спустя 7–12 минут после начала матча активность спадает, устанавливается определенный темп игры. Я не хочу быть интересным. Я хочу быть лучшим.     Людвиг Мис ван дер Роэ Концовка предполагает свои эмоциональные и физические ситуационные вызовы. Допустим, идет футбольный матч, и после 85 минут более сильная команда выигрывает у более слабой 1:0. И более слабая команда мало что может предложить в атаке. Эмоциональное состояние выигрывающей команды не то же самое, что было бы в аналогичной ситуации, но в матче с мадридским «Реалом». Если команда выигрывает у более слабого соперника, ее игроки, вероятно, будут чувствовать себя уверенно и расслабленно. В матче с «Реалом», который может сравнять счет в любую минуту, их охватят напряжение, стресс. И тренерскому штабу нужно готовиться к тому, чтобы менять тактику, делать замены, основываясь на оценке эмоционального состояния игроков. Если в концовке выпустить на поле быстрого игрока, это может уничтожить усталого соперника. Пример – внезапная волевая победа «Манчестер Юнайтед» над «Баварией» в концовке финального матча Лиги чемпионов в 1999 году. Сэр Алекс Фергюсон тогда выпустил скоростного Уле Гуннара Сульшера, и тот забил победный мяч в компенсированное время. Норвежец нашел брешь в обороне мюнхенцев, когда до конца игрового времени оставались секунды. Если скорость убивает, то скорость в концовке игры особенно убийственна. Жизненный цикл игры У любой игры свой естественный жизненный цикл. Разумеется, на матч и его развитие влияют хаотические принципы. Мощное начало укрепляет веру менее опытных команд в свою игровую модель или план, с которыми они еще не освоились. Более опытные команды, в свою очередь, могут позволить себе дольше входить в игру. Они уверены в том, что их игровой план верен. Это позволяет им преодолеть начальный стресс. Ниже мы подробнее рассмотрим командные профили – то, что позволяет команде быть более устойчивой и лучше понимать тренерскую философию. Физическая подготовка не выигрывает матчи После игры очень часто можно услышать: «Выиграл тот, кто был лучше готов физически». Это полная ерунда. Выигрывает не тот, кто лучше физически, а тот, кто просто лучше. Физподготовка сама по себе не приносит результата. Задача хорошей команды – заставить соперника потрудиться. Техническая и тактическая готовность команды – лучшая, чем у соперника, – более важна, нежели физическая готовность. Благодаря этим преимуществам соперник устает сильнее. Чуть ниже мы поговорим о том, как накапливаемая усталость влияет на игру команды в концовке матча. Проявления усталости зависят от команды, группы игроков, личных качеств спортсмена. Иногда недостаток сил проявляется на эмоциональном уровне. Например, игрок забывает о дисциплине, нарушает правила. Это может дать о себе знать и на когнитивном уровне – игрок теряет позицию или ошибается, владея мячом. Но чаще всего усталость видна в чисто физических компонентах. Обессилевшая команда играет разрозненно, медленно, реакции игроков заторможенны. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=40300489&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Сноски 1 Фильм с Брэдом Питтом в главной роли, снятый по сюжету этой книги, в российском прокате шел под названием «Человек, который изменил всё». 2 1 ярд – 91,44 см. 3 36,58 метра. 4 33,79 км/ч. 5 1 фут – 30,48 см. 6 То есть играл на слабом фланге. (Прим. перев.) Комментарии 1 Mark Leibovich, «What Tom Brady Told Me During Deflategate, and What He Didn’t», New York Times, May 8, 2015. 2 James Gleick, Chaos: Making a New Science (New York: Viking, 1987), 5. 3 Julio Garganta, «Tactical Modeling in Soccer: A Critical View», Proceedings of IV World Congress of Notational Analysis of Sport. 4 Erich Jantsch, The Self-Organizing Universe: Scientific and Human Implications of the Emerging Paradigm of Evolution (Oxford, UK: Pergamon Press, 1980), 9. 5 Frans Osinga, Science, Strategy and War: The Strategic Theory of John Boyd (New York: Routledge, 2007). 6 Ilya Prigogine, Order Out of Chaos: Man’s New Dialogue with Nature (New York: Bantam, 1984), 8. 7 Mick G. Mack et al., «Chaos Theory: A New Science for Sport Behavior?», Athletic Insight 2, no. 2 (May 2000), www.athleticinsight.com/Vol2Iss2/ChaosPDF.pdf 8 Michael Lissack, «Complexity: The Science, Its Vocabulary, and Its Relation to Organizations», Emergence 1, no. 1 (1999): 110–126. 9 Benoit Mandelbrot, The Fractal Geometry of Nature (San Francisco: W. H. Freeman, 1982), 68–69. 10 Keith Davids, Duarte Ara jo, and Rick Shuttleworth, «Applications of Dynamical Systems Theory to Football», in Science and Football V: The Proceedings of the Fifth World Congress on Science and Football, ed. Thomas Reilly, Jan Cabri, and Duarte Ara jo (New York: Routledge, 2005), 537–550. 11 Quoted in Donella H. Meadows, Thinking in Systems: A Primer, ed. Diana Wright (White River Junction, VT: Chelsea Green Publishing Company, 2008), 12. 12 «Tactical Decision Making», Staff Noncommissioned Officers Career Distance Education Program, Marine Corps Institute, www.au.af.mil/au/awc/awcgate/usmc/tactical_decision_making.pdf. 13 David Fleming, «No More Questions», ESPN The Magazine, October 4, 2016, www.espn.com/espn/feature/story/_/id/17703210/new-england-patriots-coach-bill-belichickgreatest-enigma-sports. 14 Chris Forsberg, «The Scheme Dreamer: How Brad Stevens Draws Up Winning Plays», ESPN.com, March 9, 2016, www.espn.com/nba/story/_/id/14930372/boston-celtics-coach-brad-stevensdreams-schemes. 15 Quoted in Richard Goldstein, «Bill Walsh, Former 49ers Coach, Dies at 75», New York Times, July 30, 2007, www.nytimes.com/2007/07/30/sports/football/31walsh.html. 16 Musa Okwonga, Will You Manage? The Necessary Skills to Be a Great Gaffer (London: Serpent’s Tail, 2010), 108–109. 17 Fred «Tex» Winter, The Triple-Post Offense (Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1962; Lost Treasure Company, 2015), 10. 18 Paul Tomkins, «Paul Tomkins on Bill Shankly», Shankly.com, n.d., www.shankly.com/Article/2835/2. 19 Jackie MacMullan, «How Spurs’ Majestic 2014 Finals Performance Changed the NBA», ESPN.com, June 9, 2015, www.espn.com/nba/playoffs/2015/story/_/page/PresentsSpursHeat/how-spurs-2014-finals-performancechanged-nba-forever. 20 Ibid. 21 Scott McEwen and Richard Miniter, Eyes on Target: Inside Stories from the Brotherhood of the U.S. Navy SEALs (New York: Center Street, 2014). 22 Luнs Berkemeier Pimenta, «From Complexity Paradigm to Morphocycle: A Study-Map», 15, www.fotball.no/globalassets/trener/uefa-a-oppgaver/uefa-a-2014-oppgave-luis-pimenta.pdf. 23 J. Guilherme Oliveira, «Organization of the Game of a Football Team: Methodological Aspects in the Approach of Its Structural and Functional Organization». 24 Jonathan Wilson, «The Devil and Josе Mourinho», The Guardian, December 22, 2015. 25 Osinga, Science, Strategy and War, 176. 26 Ibid., 157. 27 Phillip S. Meilinger, Ten Propositions Regarding Air Power (Washington, DC: Air Force History and Museums Program), 31–32. 28 Michelangelo Rucci, «How the Hawks’ Squeeze Works», The Advertiser (Adelaide, Australia), May 15, 2008, www.adelaidenow.com.au/sport/afl/how-the-hawks-squeeze-works/news-story/cb35a35f9c687747e0f38527b6d91ca6. 29 «The Economist Explains: How Leicester City Staged the Greatest Upset in Sporting History», The Economist, May 2, 2016, www.economist.com/blogs/economistexplains/2016/05/economist-e…/tw/te/bl/ed/howleicestercitystagedthegreatestupsetinsportinghistory. 30 Dominic Fifield, «Josе Mourinho Strongly Defends Chelsea Style Against ‘Boring’ Criticism», The Guardian, April 27, 2015, www.theguardian.com/football/2015/apr/27/jose-mourinho-romanabramovich-chelsea-style. 31 «The Economist Explains». 32 «What Makes Barcelona Such a Formidable Team?» (blog post), The Backwards Gooner, May 31, 2011, mr-renoog-videos.blogspot.com/2011/05/what-makes-barcelona-suchformidable.html. 33 Chris Anderson and David Sally, The Numbers Game: Why Everything You Know About Soccer Is Wrong (London: Viking, 2013), 8. 34 Richard Rapaport, «To Build a Winning Team: An Interview with Head Coach Bill Walsh», Harvard Business Review, January/February 1993, hbr.org/1993/01/to-build-a-winning-team-aninterview-with-head-coach-bill-walsh. 35 «The Premier League’s 15 Hardest Working Players-Average Distance Covered Per Game in 2014/15», Talk Sport, March 6, 2015, talksport.com/football/premier-leagues-15-hardestworking-players-average-distance-covered-game-201415. 36 «What Makes Barcelona Such a Formidable Team?» 37 Michael Todisco, «NFL Scouting Combine Data Visualization», NYC Data Science Academy, February 1, 2016, blog.nycdatascience.com/student-works/nfl-scouting-combinedata-visualization/. 38 John Breech, «2015 NFL Combine: 3 Players Each Win $100K for Lightning Fast 40 Times», CBSSports.com, February 23, 2015, www.cbssports.com/nfl/news/2015-nfl-combine-3-playerseach-win-100k-for-lightning-fast-40-times. 39 «Next Gen Stats for Week 13», NFL.com, December 7, 2015, www.nfl.com/photoessays/0ap3000000596936. 40 David Newton, «Is Panthers WR Ted Ginn Jr. the Fastest Player in the NFL?», ESPN.com, December 15, 2015, www.espn.com/blog/carolina-panthers/post/_/id/17918/is-panthers-wr-ted-ginn-jrthe-fastest-player-in-the-nfl. 41 Owain Jones, «Who Is the Better All Black: Julian Savea or Jonah Lomu?», Rugby World, October 3, 2014, www.rugbyworld.com/countries/new-zealand-countries/better-black-julian-savea-vjonah-lomu-39361. 42 Isaiah Cambron, «Of Messi and Distance: Limited Statistical Analysis of How Far Players Run and What It Means», Barcelona Football Blog, February 18, 2013, www.barcelonafootballblog.com/18698/messi-distance-limited-statistical-analysisplayers-run-means/. 43 Mark Brus, «Manchester United Have Premier League’s Best Ball-Winner in Morgan Schneiderlin, Stats Show», Metro, October 19, 2015, metro.co.uk/2015/10/19/manchesterunited-have-premier-leagues-best-ball-winner-in-morganschneiderlin-stats-show-5448051/. 44 Pete Prisco, «After Further Review: Why Jets Have NFL’s Top Defense Without Many Sacks», CBSSports.com, October 22, 2015, www.cbssports.com/nfl/news/after-further-review-whyjets-have-nfls-top-defense-without-many-sacks/. 45 Ed Smith, «Taxi for the Coach? Team Sports Could Do with More Mentors and Fewer Touchline Tyrants», 1843 magazine, January/February 2016, www.1843magazine.com/reading-thegame/what-sport-can-learn-from-classical-music. 46 Myles Palmer, «Gilberto, Maldini & Xabi Alonso Didn’t Need to Tackle», Arsenal News Review, March 15, 2016, www.arsenalnewsreview.co.uk/gilberto-maldini-xabi-alonso-didntneed-to-tackle/. 47 John Boyd, Patterns of Conflict (PowerPoint presentation), ed. Chet Richards and Chuck Spinney, January 2007, www.dnipogo.org/boyd/patterns_ppt.pdf. 48 Russ Marion and Josh Bacon, «Organizational Extinction and Complex Systems», Emergence 1, no. 4 (1999): 76. 49 Henry J. Coleman Jr., «What Enables Self-Organizing Behavior in Businesses», Emergence 1, no. 1 (1999): 33–48. 50 Brett McKay and Kate McKay, «The Tao of Boyd: How to Master the OODA Loop» (blog post), The Art of Manliness, September 15, 2014, www.artofmanliness.com/2014/09/15/ooda-loop/. 51 Ibid. 52 Tom Payne, «Tactical Theory: Compactness», Spielverlagerung, August 8, 2015, spielverlagerung.com/2015/05/08/tacticaltheory-compactness/. 53 Colin Gray, Defining and Achieving Decisive Victory, Strategic Studies Institute, April 2002, ssi.armywarcollege.edu/pdffiles/pub272.pdf. 54 Bill Walsh with Steve Jamison and Craig Walsh, The Score Takes Care of Itself: My Philosophy of Leadership (New York: Portfolio, 2009), 211. 55 Coach Mac, «501 Awesome Basketball Quotes» (blog post), Basketball for Coaches, November 4, 2014, www.basketballforcoaches.com/basketball-quotes/. 56 «Brad Stevens: Give Kids the Freedom to Play», Positive Coaching Alliance, n.d., devzone.positivecoach.org/resource/video/bradstevens-give-kids-freedom-play. 57 Fleming, «No More Questions». 58 V?tor Frade, in conversation with the author, August 2011. 59 Jonathan Wilson, «The Devil’s Party (Part 1)», The Blizzard, December 17, 2016, www.theblizzard.co.uk/articles/the-devilsparty/. 60 Jason Cole, «Bruce Arians Q&A: Cardinals HC on Teaching, Learning and Future After Football», Bleacher Report, June 3, 2016, bleacherreport.com/articles/2643499-bruce-arians-qacardinals-hc-on-teaching-learning-and-future-after-football. 61 «The Economist Explains». 62 Duncan White, «Michael Phelps Sets Mind’s Eye on Triumphant Role in Final Part of Lord of the Rings Trilogy», The Daily Telegraph, July 15, 2012. 63 Walsh, The Score Takes Care of Itself, 211. 64 Charles Duhigg, The Power of Habit: Why We Do What We Do in Life and Business (New York: Random House, 2012), 79–80. 65 Sun Tzu, The Art of War, 46. 66 U.S. Marine Corps Staff, Warfighting (New York: Currency Doubleday, 1994), 94. 67 Jeffrey L. Cowan, From Air Force Fighter Pilot to Marine Corps Warfighting: Colonel John Boyd, His Theories on War, and Their Unexpected Legacy, master’s thesis, Marine Corps University, 2000. 68 B. H Liddell-Hart, ed., The Rommel Papers (New York: Harcourt, Brace, 1953; Boston: Da Capo Press, 1982). 69 Ray Merriam, General Hermann Balck: An Interview, January 1979 (Bennington, VT: Merriam Press, 1988). 70 Grant Wahl, «Bayern Munich’s Mr. Cool», Sports Illustrated, June 29, 2016, www.si.com/planet-futbol/2016/06/29/xabi-alonsobayern-munich-midfielder.