Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Бегущая прочь Юлия Амелькина Князь Дракон #2 Вторая книга из цикла «Князь Дракон». На долю трёх студентов с Земли, волею случая оказавшихся в другом мире, выпадают новые трудности: лишившуюся доступа к магии Юлю преследуют солдаты, подосланные коварным главным советником. Преследуют в её собственном княжестве! Единственный выход – бежать, но куда? На соседний материк? Может, на другую планету? Юля мелочиться не привыкла! К тому же она оставила в крепости Влада, который должен под видом обычного конюха шпионить за Маркелием. Но была ли это хорошая идея? Влад не из тех, на кого можно безоговорочно положиться. Одна надежда на Машу, а Маша-то уже не в крепости! Только Юля пока об этом не знает… Юлия Амелькина Бегущая Прочь Если я других буду спрашивать, возникнут подозрения ненужные. Ещё разоблачат, что мы из другого мира… нехорошо получится     Маша Пролог Наша история началась со злополучной фотосессии, во время которой меня и двух моих друзей, тоже студентов, Машу и Влада, забросило в другой мир. По воле случая нам удалось неплохо здесь устроиться, а мне и вовсе стать князем Хребта Дракона – независимого островного государства. Примерно в это же время я узнала, что являюсь магом, а должность князя давала мне доступ к практически бездонному энергетическому резерву. Именно это и помогло запугать послов коварной Лавинийской Империи, не первый год уже мечтающей захватить неприступный остров. Но далеко не всё столь прекрасно: главный советник князя, Маркелий Лур, был крайне недоволен моими возросшими амбициями и попытался захватить меня в плен при помощи эльфийских наёмников Ринила и Лелиль почти сразу после Общемирового Совета, на котором мне удалось вернуть Хребту Дракона принадлежавшую ему ранее колониальную базу на Ур-Раде, что несколько осложнило мои взаимоотношения с нынешним герцогом государства Тисара, также предъявлявшего права на эту базу. Я сумела вырваться с космического корабля эльфов и возвратиться на Хребет Дракона, однако вскоре обнаружила, что моя магия стала во много раз слабее, а встретившиеся по пути хребтчанские солдаты попытались на меня напасть. Я была растеряна и не знала, что делать, но в крепости остались мои друзья, возможно, нам удастся придумать что-то вместе? Глава первая Прислонившись спиной к дереву, я в который раз вытащила из сумки потрёпанную карту и, яростно расправив её, стала внимательно рассматривать границы обозначенных аномальных зон. Отчего-то раньше их местоположение было найти намного проще, а сейчас мне этого не удавалось сделать. По моим представлениям, я уже должна была оказаться в зоне действия мобильной связи, но телефон оставался непреклонен и упрямо утверждал, что связи нет! Я уже несколько часов брожу по этому лесу, близится рассвет, а результата ноль! Я устала, промокла и дорого дала бы за возможность понежиться в тёплой ванне. Пройдя ещё несколько шагов и почти отчаявшись, я снова посмотрела на экран мобильника. Пикнув, он продемонстрировал мне гномью руну и одну чёрточку. Есть! Похоже, я всё-таки правильно определила направление, просто немного не дошла. Продвигаясь вглубь аномальной зоны, я убеждалась в том, что связь становится всё лучше и лучше. Скинув сумку на землю, я стала писать сообщение: «Влад, немедленно перезвони мне!» Подумав, отправила аналогичное, адресованное Маше. Мой друг никогда не мог похвастаться оперативностью при ответе на сообщения. Расположившись на поваленном, обросшем мхом и попахивающем сырой древесиной стволе, я положила мобильник рядом и стала ждать. Спать хотелось очень сильно, но сейчас я не могла позволить себе такой роскоши. Не стоит давать местным хищникам хорошую возможность незаметно подкрасться и сожрать меня. Сейчас, без магии, я едва ли смогу им что-то противопоставить. Из оружия у меня только катана высокого качества, но какой от неё толк, если умеешь обращаться с ней на уровне новичка? Вздохнув, я вспомнила, как собственноручно отдала Владу свой ПМ. Вот бы он мне сейчас пригодился! Прошло, наверное, минут сорок, прежде чем телефон зазвонил. – Не очень-то ты торопился, – проворчала я, услышав знакомый голос. – Но я не сразу смог выйти из крепости: причёсывал лошадку! – воскликнул друг в своё оправдание. – Ты всё ещё конюх? Помнится, мы договаривались, что ты попытаешься подняться по карьерной лестнице и втереться в доверие главному советнику. – Прогресс есть! Я теперь старший конюх, здорово, правда? Мне дали двух помощников, и они слушаются меня… Ой, что я всё о себе? А где ты находишься? Ты ведь должна быть на другой планете… или ты звонишь мне оттуда? Понятно, в крепости Дракона ничего не известно о последних событиях. По крайней мере, непосвящённым ничего не известно. Уж Маркелий-то точно знает обо всём в подробностях! – Я на Хребте Дракона, – сообщила я. – Здорово! Значит, ты скоро приедешь? – обрадовался Влад. – Нет, не здорово. И, скорее всего, в ближайшее время ты меня не увидишь. Скажи, ты замечал в последние дни что-то необычное в крепости? – Вроде бы нет… А что? – И Маркелий вёл себя так же, как обычно? – уточнила я. – Да я ведь его и не видел почти! Он сидит в крепости и не выходит оттуда, а моё передвижение по-прежнему ограничено внутренним двором. Какой толк от шпиона, если он ничего не может сказать по существу? Но это я поручила ему такое задание, прекрасно зная, с кем связываюсь, так что не мне теперь жаловаться. – Ладно, поговорю об этом с Машей, когда она мне перезвонит, – вздохнула я. – Точно, ты же не знаешь! Маши нет в крепости, она в Империи, – ошарашил меня Влад. – То есть как?! – Помнишь, её приняли в семью друга главного советника? Так вот, этот друг отправил её в гости к родственникам, которые живут в Империи. Она уже несколько дней как уехала… Да уж, от рыжей тоже никакого толку. – А почему ты не приедешь? – задал, наконец, Влад всё это время волновавший его вопрос. – Долгая история, – вздохнула я. – Но если вкратце, Маркелий заплатил эльфийским наёмникам, чтобы они меня похитили на обратном пути с колониальной базы. Я была не очень этим обрадована, поэтому продырявила их корабль в открытом космосе и телепортировалась на Хребет Дракона. Но по дороге к крепости какие-то солдаты напали на меня, и, похоже, они тоже подосланы Маркелием. А теперь самая неприятная новость: я потеряла доступ к энергетическому резерву, и теперь магия меня почти не слушается. И если бы ты объяснил мне, почему так случилось, вместо того, чтобы причёсывать лошадок, то это могло бы хоть как-то помочь! – Не сердись, я ведь стараюсь… – Так вот, в крепость мне путь закрыт: там слишком много верных Маркелию солдат. А связываться с ними сейчас небезопасно. Одна мысль не даёт мне покоя: почему Маркелий отдал солдатам приказ меня убить, если, по его представлениям, я должна находиться на корабле эльфов? Это нелогично. Найди мне ответ на этот вопрос. – Хорошо, я попробую, – пообещал друг. – А что будешь делать ты? – Я… не знаю, я ещё не придумала, – устало пробормотала я. – Но в крепость мне нельзя, однозначно нельзя. Следи за телефоном, я буду звонить тебе тогда, когда смогу. – Береги себя. А ведь я возлагала большие надежды на этот разговор. К сожалению, яснее ничего не стало, я всего лишь убедилась в том, что все события последних дней – дело рук главного советника. Вот гад! Что же делать дальше? В крепость нельзя. Даже если допустить на секунду, что мне удастся попасть туда, внутри отнюдь не так безопасно, как кажется на первый взгляд. Да и на самом Хребте Дракона оставаться нежелательно: местность прочёсывают солдаты Маркелия, и рано или поздно они меня найдут, что будет не очень хорошо. Пусть даже они не предполагают, что их князь на самом деле девушка, поразительного сходства моей внешности с внешностью князя Дракона они едва ли не заметят. Нужно бежать отсюда поскорее. А потом уже в спокойной обстановке всё осмыслить и разработать план. Но как сбежать с острова? Корабль найти можно только в прибрежном городе, а попасть туда незамеченной нереально. Полагаю, Маркелий рассмотрел этот вариант в первую очередь и отрезал мне все пути к отступлению. Он вовсе не собирается меня никуда отпускать. Задумчиво посмотрев на карту, где, кроме аномальных зон, были отмечены все города, посты и другие значительные постройки, я прочитала примечания, на всякий случай сделанные Рехошем, потом на условные обозначения… а ведь есть ещё один путь! Пусть он кажется нереальным, и никто им не пользуется, но что ещё можно сделать, если ни по земле, ни по воде уйти невозможно? Усмехнувшись, я закинула на плечо сумку, развернулась и направилась на юг, туда, где находилось интересующее меня место. Глава вторая Наблюдение издали не давало ощутимых результатов. За всё то время, что я сижу здесь, никто не вошёл и не вышел из птичника (если не считать слугу, который на секунду высунулся из окна, чтобы вылить на улицу ведро с помоями). Здесь держали и обучали ездовых почтовых птиц, после чего их доставляли в города непосредственно для работы. Честно говоря, я совсем уж нечётко представляла, как возможно провернуть то, что я собиралась сделать. Но иного пути, как я давно уже осознала, у меня нет. Даже имевшиеся на острове подземные ходы не могли вывести меня на континент. Всё время после встречи с солдатами Маркелия я не использовала магию, и это дало результат: мой резерв восстановился наполовину. Но, если учесть общий его объём, этого не хватит даже на одну серьёзную конструкцию. Зато у меня при себе полигон с автономными накопителями, откуда при желании можно выкачать часть энергии (вот если бы я успела подумать об этом перед тем, как сцепиться со вторым солдатом, всё было бы намного проще). Вчера я активировала полигон, когда составляла новую конструкцию и читала одну из загруженных в его память книг, но разрядила его только на треть. Сейчас же он почти восполнил свой запас энергии, что не могло не радовать. Отчаявшись добиться хоть чего-то внешним наблюдением, я вздохнула и прошептала эльфийское заклинание, позволившее мне воспользоваться тайным зрением. Услышав о нём в первый раз, я решила, что это всего лишь аналог магического зрения в эльфийской магии, но оказалось, это совсем не так: тайное зрение не могло различить магических конструкций, зато позволяло видеть насквозь предметы и их составляющие. Большое двухэтажное здание птичника только снаружи казалось необитаемым: внутри нашлось человек двадцать и около тридцати птиц, из которых половина ещё птенцы. Слуги занимались уборкой, готовкой, в общем, своими непосредственными обязанностями. В кабинете на втором этаже сидел и работал с бумагами управляющий, в стойлах с взрослыми птицами я заметила трёх тренеров, о чём-то ожесточённо спорящих, а в комнате у входа в птичник крепко спали стражники. Ничего удивительного, провинциальный птичник недалеко от юго-восточного края острова. Непохоже, что дела его процветают. Но именно такой мне и нужен! Продумав до деталей план действий, я сформировала канал между своим резервом и накопителями в полигоне, начав формировать магическую конструкцию. Первым своим действием я нагрела и оплавила железные пластины, которыми была обита дверь в комнату стражников (давно уже заметила, что это довольно распространено на Хребте Дракона, хотя и не очень практично). Эффект получился как от сварки, так что ребята не скоро смогут выбраться из комнаты и приступить к своим обязанностям. Вторая конструкция произвела намного больше шума: со второго этажа донёсся грохот, после чего тюки с перьями вспыхнули, пламя перекинулось на деревянные стеллажи… Убедившись в том, что слуги разом кинулись наверх, выяснять, что случилось, я вылезла из укрытия и бегом преодолела расстояние до стен птичника. Ещё раз заглянула внутрь тайным зрением: после испуганных криков «Пожар! Скорее наверх, пожар!» все покинули свои места и побежали тушить огонь. Кроме стражников, которые по-прежнему безмятежно дрыхли… Без малейшего стеснения я вошла в птичник через главный вход и сразу направилась к огороженным вольерам, не переставая наблюдать тайным зрением за людьми, чтобы никто случайно не встретился на моём пути и не мог меня увидеть. После безуспешной попытки затушить пламя тряпками, кто-то из слуг предложил сбегать за водой к колодцу во дворе, и сразу пятеро кинулись к лестнице. Управляющий подгонял их пинками, сокрушённо что-то восклицал, в общем, создавал панику, как умел. Я отключила тайное зрение и оценила уже обычным птиц в вольерах. С поднятой головой они превышали рост обычного человека, впрочем, вид имели совсем не грозный, а весьма добродушный и непосредственный. Как голуби-переростки, только строение тела отличалось и окраска. Выбрав, на мой взгляд, самого выносливого, я открыла его стойло и стала надевать ту штуку из ремешков, которой пользовались почтальоны, чтобы сидеть на птицах. Седлом это назвать язык не поворачивался. Скорее просто связка ремней, фиксирующая ноги на теле птицы и не позволяющая свалиться с неё во время полёта. К счастью, я не поленилась в своё время и загрузила в память полигона все книги из княжеской библиотеки и около трети из крепостной; среди них нашлась посвящённая ездовым птицам, и там был описан способ надевания вот этой штуки. В общем, с задачей я справилась довольно быстро, взяла голубя за ошейник и повела к выходу. Пожар тушить не стала: я заранее установила по периметру комнаты ограждающий контур, дальше которого огонь не распространится и просто погаснет, если его не потушат раньше. Успешно миновав бегающих туда-сюда с вёдрами слуг (к счастью, путь от колодца до комнаты на втором этаже был неблизкий, и плотность людей на нём благодаря этому оказывалась небольшой), я завела птицу за стену, подальше от чужих глаз. – Ну, не подведи, – попросила я серьёзно и запрыгнула голубю на спину. Вероятно, почтальонам было не очень удобно сидеть на таких птицах, потому что ноги, чтобы они не мешали движению крыльев, приходилось располагать крайне вычурным способом. Впрочем, не время привередничать. Я пристегнула ноги ремнями, привязала катану к поясу, а сумку положила перед собой на спину птицы, чтобы не смещать центр тяжести, и похлопала голубя по шее, что было командой к взлёту. Разбежавшись, пернатый расправил крылья, и мы взмыли вверх. Нечестно утверждать, что это было не страшно. Я до последнего не была уверена, что птице по силам подняться в воздух с человеком на спине (несмотря на то, что не раз видела в воздухе наглядное подтверждение). Тем не менее, голубь взлетел и стал описывать круги над птичником, косясь на меня в ожидании дальнейших распоряжений. Сообразив, в какой стороне пункт назначения, я задала птице нужное направление, выравнивая её полёт похлопываниями по основанию крыльев. Когда мы полетели над водой, голубь ещё раз покосился на меня, на этот раз недоверчиво. Он словно бы говорил: «Я-то полечу, но я скоро устану, а где приземляться прикажете?» Об этом я успела подумать заранее. Поэтому на взгляд птицы ответила уверенно: – Ты, главное, лети, остальное – моя забота. Мы летели в сторону континента, на котором находилась большая часть территории королевства Рохар. Путь до Империи был бы ближе, взлети мы с западного конца острова, но туда я бы ни в жизнь не отправилась! Хребет Дракона остался далеко позади. В этом было что-то грустное: став князем, я начала ощущать связь с этой землёй, словно бы прожила там всю жизнь. Но сейчас, когда всем там заправляет хитрый интриган Маркелий (не то чтобы раньше было не так, но в прежние времена мне хоть было, что противопоставить ему), мне оставаться там – верх безумия. Не знаю, что именно он задумал, но не сомневаюсь ни на миг, что мне в его плане уготована незавидная участь. Хотелось бы, конечно, посмотреть, что он будет делать без князя! Насколько я успела его узнать, я не склонна допускать мысль, что советник такой наивный дурак, чтобы всерьёз думать, раз война предотвращена, что никакой угрозы со стороны Лавинийской Империи больше нет. Значит, у него есть какой-то козырь в рукаве, который позволит дальше обойтись без моего участия. Вот только что это? Через некоторое время голубь вымотался и стал бросать на меня жалобные взгляды. А мы ещё даже полпути не преодолели. Вздохнув, я опять протянула магический канал к накопителям полигона, потом к голубю, после чего наполнила его тело энергией магии жизни, придавшей ему бодрости и новых сил. Энергично замахав крыльями, птиц продолжил путь, а я задумчиво уставилась на плещущееся внизу бескрайнее море. К счастью, несмотря на то, что мой резерв капитально сузился, это не мешало мне использовать магические конструкции любого из путей (наверное, попробуешь один раз – и уже не разучишься). Вероятно, мне удастся расширить резерв, если буду постоянно практиковаться и использовать различные конструкции. Жаль только, что его нынешний объём оставляет мне так мало вариантов: большая часть известных мне конструкций била все рекорды по энергозатратности. С такими мыслями я ненадолго отключилась: пара бессонных ночей давала о себе знать. Ну как ненадолго… когда проснулась, впереди уже маячил берег, а голубь снизился и летел уже из последних сил. Вовремя, однако! Ещё немного подзарядив пернатого магией жизни, я стала вглядываться вдаль. Интересно, к территории какого государства мы приближаемся? Рохар-то с другой стороны материка, а здесь множество мелких стран, в которых не сразу разберёшься. Птиц приземлился на песчаном берегу, неподалёку от лабиринта натянутых для просушки рыболовных сетей. В стороне виднелась и рыбацкая хижина, так что я предпочла слезть и быстро отойти вместе с голубем за ближайшую гору камней, зачем-то сваленных тут. – Свободен, – похлопала я голубя по спине, сняв с него ремни. – Лети, куда хочешь. Но лететь птиц явно был не расположен, вместо этого он побежал плескаться на мелководье. Пришлось гнать его энергичными взмахами рук: чтобы заявить о незаконном пересечении границы, сложно придумать лучший способ, чем оставить на берегу птицу без ездока. Как же спать охота… Но для начала нужно добраться до ближайшего населённого пункта, ибо к сну на свежем воздухе я отношусь весьма настороженно: пока спишь, всё что угодно может случиться, а ты этого даже понять не успеешь! Заметив протоптанную через поле тропинку, я зашагала по ней, осматривая окрестности. Иногда попадались какие-то мелкие домики, но я не собиралась туда заходить: мне требуется затеряться, а проще сделать это там, где людей больше. Наконец, я вышла к приличному на вид посёлку, даже можно было назвать его городком: стены и ворота со стражниками – всё присутствовало. Когда я подошла к входу, один из стражников молча, и даже не глядя в мою сторону, протянул раскрытую ладонь. Недоумённо на него уставившись, я замешкалась, не сразу сообразив, чего от меня хотят. – Плата за вход – два куха, – лениво повернув голову, пояснил тот на лавинийском. В моей сумке лежал кошель с парой сотен лигов на непредвиденные расходы, а также одна большая золотая эльфийская монета, которая завалилась за подкладку во время возвращения с Общемирового Совета и которую я обнаружила пару дней назад, проводя ревизию имевшихся у меня вещей. Справедливо рассудив, что лиг имеет меньшую покупательную способность, я потянулась за кошелём, по возможности делая это так, чтобы стражник не понял, сколько у меня денег всего. Вот только что больше: лиг или кух? С такой валютой мне ещё не приходилось сталкиваться, хотя название знакомое. Она в ходу как раз в таких вот мелких государствах, которых много в юго-западной части материка. Решив идти методом проб и ошибок, я протянула стражнику для начала один лиг. Тот, почесав в затылке, сообщил: – Это… у меня сдачи не будет. Значит, лиг больше. Радует: не хотелось бы потратить всю наличку за пару дней. – Оставь себе, – устало вздохнула я, проходя мимо: скорее бы найти гостиницу или постоялый двор, где можно, наконец, поспать! Обрадованный моей щедростью стражник благодарил меня вслед, но я уже не слушала, а высматривала искомое сооружение. По-хорошему, нужно было спросить дорогу у кого-нибудь из местных жителей, но я упрямо полагалась только на собственную интуицию. Будь я не одна – тогда другое дело: под моим умелым руководством спутник, кем бы он ни оказался, мог бы запросто спросить дорогу. Но я одна. Девушка. В другом государстве. В другом городе. И в другом мире, вообще-то. Одна! Да я лучше в лесу заночую, чем заговорю с кем-нибудь из этих подозрительных незнакомых людей! Как и следовало ожидать, постоялый двор нашёлся не так уж далеко от ворот, это было двухэтажное деревянное здание с большой вывеской. Войдя, я сразу поняла, что на первом этаже находится таверна, а на втором – спальни для постояльцев. Было шумно из-за обилия посетителей за столиками, какая-то нетрезвая компания уже горланила песню (это только кажется, что в разных мирах и пьяные должны быть разными!); быстро вычленив из всего этого хаоса стойку администратора (судя по всему, и хозяина по совместительству), я вздохнула (совсем без разговоров с местными не обойдётся), подошла, выложила на стол заранее заготовленный лиг и безапелляционно распорядилась: – Комнату! Приняв монету, хозяин глянул на неё и сообщил: – Здесь за три дня. Киваю в знак согласия. Хозяин протянул мне маленький деревянный кружочек на коротком кожаном шнурке (наверное, амулет для открывания двери) и объяснил, куда идти. Без труда справившись с замком, я закрыла задвижку и на всякий случай повесила на дверь магическую защиту с сигнализацией, истратив на это ещё часть энергии полигона, и только после этого запихнула сумку и катану под кровать, а сама рухнула на покрывало, как была, в одежде, и сразу же вырубилась. Глава третья Наверное, такое пробуждение самое приятное: никто не трясёт тебя за плечо, будильник не надрывается над самым ухом. Ты просто открываешь глаза и понимаешь: наконец-то тебе удалось по-настоящему выспаться! Надо же, я так хотела спать, что даже комнату осмотреть не успела. Впрочем… что здесь осматривать? Кровать, тумбочка и шкаф: ничего лишнего. И нет ванной. Данное обстоятельство меня премного огорчило. Я положила сумку в шкаф, забрав наиболее ценное с собой, также прихватила сменную одежду и маленькую косметичку, которую всегда возила с собой на всякий непредвиденный случай, и вышла в коридор, заперев снаружи дверь при помощи амулета и усилив защиту своей конструкцией. Общей ванной тоже не наблюдалось, только зловонная дыра в полу, гордо именуемая туалетом, и мне пришлось обратиться за помощью хозяину (ещё один нежелательный акт коммуникации, но без него никак). Он сообщил, что купальня имеется в пристройке, но пользоваться ей можно за отдельную плату. Получив от меня ещё один лиг, хозяин дал сдачу какими-то мелкими невзрачными монетами (видимо, это и есть кухи) и выделил мне слугу, чтобы проводил до купальни. Не впечатляет! По сравнению с княжеской… да их вообще не сравнить. Но сойдёт за неимением другого варианта. Закрыв задвижку, я подошла к широкой деревянной бочке, которую слуга успел наполнить тёплой водой. Что ж… приступим! Я сняла хлопковую рубашку не первой свежести и сложила на скамейке рядом, потом разделась полностью и залезла в купальню. В моё распоряжение предоставили довольно-таки жёсткую мочалку, которую я предпочла перед применением почистить бытовой магией, цветочное мыло странной консистенции и что-то вроде флакончика духов (имевших такой запах, что едва ли я решилась бы ими воспользоваться, но, судя по оставшемуся на дне флакончика количеству, пользовавшихся популярностью среди других посетителей). Когда я закончила омовение и высушивала волосы полотенцем, выбравшийся из кармана моей куртки Цветочек переполз на край купальни и сунул щупальца в воду, утоляя жажду. Главное, не забыть снова миниатюрного питомца. То, что в случае с впечатлительной Адонет всё обошлось, ещё ничего не значит: здесь определённо другие нравы, ещё прибьёт кто ненароком, где я потом возьму такого же? Затянув шнуровку на кожаном корсете, я накинула на плечи куртку, посадила Цветочек на его привычное место, взяла свои вещи и вышла на улицу. Отдав рубашку стирать служанке, я решила, что недурственно было бы поесть (не ела я, конечно, не столько, сколько не спала, но всё равно давно!). За четыре куха хозяин распорядился, чтобы слуги принесли мне миску салата, жареное мясо с приправами и большую кружку пива. По поводу последнего я не согласилась и потребовала, чтобы мне принесли что-нибудь другое. Слуга понял верно и вскоре примчался с чайником чая. Прочие посетители заинтересованно поглядывали в мою сторону. Проследив за их взглядами, я поняла, что их интересовала не столько я, сколько моя катана. Натыкаясь на мой взгляд, все, как правило, сразу же отворачивались. После трапезы я отправилась на прогулку в город. Надо же как-то ненавязчиво узнать, где я нахожусь. По надписи на одном из зданий я поняла, что стою возле ратуши одного из городов королевства Торлан. Не самый худший вариант. Отсюда и до Рохара ехать недалеко. О том, что мне нужно в Рохар, я подумала не прямо сейчас: в мои планы входило найти транспорт, который позволил бы мне быстро перемещаться по миру и вести поиски. Поиски ответа на множество вопросов, поиски пути обратно на Землю, поиски возможности вернуться в крепость Дракона. Где же искать его, как не в Рохаре, одном из крупнейших государств на этой планете? Задерживаться долго в Торлане не имеет смысла. Это лишняя трата времени и средств. Пусть я заплатила за два дня вперёд за комнату, это не такая уж большая потеря, а вот время может оказаться потерей неоценимой. Нужно отправляться в Рохар, а по дороге туда желательно найти аномальную зону, откуда можно будет позвонить Владу и поинтересоваться, нет ли новостей. Я уже шла обратно к постоялому двору, когда подозрительная группа людей преградила мне путь. Если я правильно помню, одного из них я видела не так давно: он вместе со всеми интересовался моей катаной. Пятеро были мужчинами (всего лишь констатация их половой принадлежности, прочими характеристиками они на мужчин никак не тянули), всё в какой-то разносортной рванине, с дешёвым ржавым оружием (что, впрочем, не делало его менее опасным); была среди них и девушка, одетая на порядок приличнее: высокие сапоги, просторная рубашка из хорошей ткани, подпоясанная широким ремешком. Пышные чёрные волосы доставали ей до основания шеи, и как-то не вписывалась она в эту шайку. Хотя что-то мне подсказывало, что она не только вписывалась, но и руководила ею, слишком мне не понравился её наглый взгляд. – Ну, здравствуй, – как я и ожидала, вышла девушка вперёд. – В нашем городе нечасто появляются богатенькие личности вроде тебя. Кто ты такая? Неужто грабить собрались? К чему тогда вся эта прелюдия в виде знакомства? – Богатенькие? – переспросила я как можно спокойнее. – Полагаю, у вас сложилось ложное представление обо мне. – Да ну? Не припомню, чтобы простые люди оставляли стражнику чаевые, превышающие его недельный заработок. Или носили с собой такое дорогое оружие. Мне нравится эта штучка. Подаришь? – Мы не так хорошо знакомы, чтобы я делала тебе подобные подарки, – холодно усмехнулась я в ответ. Девушка рассмеялась. – Ну вот и познакомимся. Я Пэтти. А теперь подаришь? На этот раз заржали её спутники. Надо сказать, они выбрали хорошее расположение, отрезав мне все пути к отступлению. Чувствую, ничего хорошего не предвидится. Не дождавшись от меня никакой реакции, Пэтти нагло протянула руку за моей катаной. Пришлось отступить на шаг и обнажить её (катану, а не Пэтти, конечно). – О-о…, – вновь засмеялась девушка. – Вижу, ты ищешь неприятностей? – Да они уже как-то сами меня нашли, – констатировала я очевидный факт. Пэтти достала из ножен длинную саблю и встала напротив. К сожалению, энергии в полигоне остались крупицы, неспособные помочь мне в данной ситуации, а мой собственный резерв, казалось, даже не думал ещё восстанавливаться. Так что на магию рассчитывать не стоит, всё равно ведь не смогу ей воспользоваться. Вот сейчас бы мне очень пригодился мой ПМ! Кто тянул Влада за язык попросить его у меня?! После первых нескольких выпадов, сопровождавшихся одобрительными криками и комментариями присутствующих типов, я поняла, что моя противница адекватно оценила свои возможности: она хорошо владеет оружием. Мне не помогло ни качество катаны, ни тренировки с Адонет; вскоре Пэтти выбила катану из моей руки, подхватила её в полёте и быстро передала кому-то из своих подчинённых вместе с саблей. Приблизилась и замахнулась кулаком, но я вовремя уклонилась, правда, не успела ответить и была отброшена назад ощутимым ударом по рёбрам. Больно же, блин! Как скромная хорошая девочка, я никогда ещё ни с кем не дралась всерьёз. И не сказать, чтобы новый опыт пришёлся мне по вкусу. Чем бы сегодня всё ни закончилось, рано или поздно негодяйка пожалеет о том, что преградила мне путь. Безусловно, я не самый злопамятный человек этого мира, но существуют вещи, которых делать просто нельзя. Как бы я ни была занята в ближайшем будущем, у меня достанет времени и желания разыскать Пэтти и наказать Пэтти. Самодовольно смеясь, гопница двинула мне кулаком в челюсть. Было похоже на то, как скачет электричество в доме. Когда свет вдруг гаснет, а потом нехотя включается обратно. Но я всё равно полноценно прочувствовала, как скрипнули друг о друга зубы, а на язык попала солёная кровь. Нет уж, никакого ближайшего будущего! Уничтожу гадину незамедлительно! С этими мыслями я метнулась вперёд, намереваясь хотя бы разок вломить грабительнице. Казалось, это просто, но только что Пэтти стояла передо мной – и вот её уже нет, а что-то жёсткое с силой бьёт меня под колено, роняя на землю. Она повалила меня в грязь, наступив сапогом на шею и тем самым ещё больше утопив меня в луже. Пытаясь вырваться, я колотила что есть мочи по прижимающему меня сапогу, но, казалось, делала хуже не сапогу, а себе самой. Наконец, сапог перестал давить на меня, но, к сожалению, лишь затем, чтобы врезаться с силой в мою челюсть… Пробуждение в грязи много отличается от того, как я просыпалась этим утром. Холодно, мокро, мерзко… Но всё бы ничего, если бы я внезапно не осознала, что моё лицо опутало собой… нечто! В панике попытавшись освободиться, я обнаружила, что это всего лишь Цветочек. Наверное, выпал из кармана или выполз сам, почуяв поблизости воду. Он успел опутать своими щупальцами моё тело, однако, когда я воспротивилась подобному, мирно слез и свернулся в тот же маленький клубочек усиков, каким был до этого. Итак, мою катану, конечно, забрали. А ещё уже вечер и поблизости никого нет. Это моё первое наблюдение. Второе наблюдение меня удивило: отчего-то моё тело совсем не ощущало последствий сегодняшних событий (за исключением того, что я по-прежнему была перепачкана грязью). Проверив, я поняла, что на мне нет ни единой царапинки, а в теле чувствуется неестественная бодрость. И подозрительно покосилась на Цветочек. Похоже, что это его работа. В качестве эксперимента я прокусила до крови кожу на руке (ибо всё, чем можно было её порезать, унесли с собой грабители) и сунула её растению. Щупальца стремительно опутали мою конечность. Сначала резко перестала чувствоваться боль, а уже через минуту, вытащив руку, я даже не нашла на коже того места, куда себя кусала. – Очень интересно, господин карманный маг жизни, – задумчиво пробормотала я. Запихнув Цветочек в куртку, я проверила свою одежду и убедилась в том, что те гады забрали ко всему прочему мой кошелёк с пятьюдесятью лигами (хорошо хоть подумала о том, чтобы деньги разделить!). Полигон остался при мне (я ведь предусмотрительно храню его в одном кармане с Цветочком, и если кто-то захочет в нём пошарить, очень не обрадуется), как и телефон (его просто не взяли, видимо, посчитав непонятной безделушкой). Прикинув, что сейчас мне не стоит разыскивать Пэтти и компанию (ведь даже если найду, что я им сделаю?), я решила вернуться на постоялый двор. Ещё на подходе я поняла, что сегодня не самый лучший для меня день: на всю округу надрывалась моя сигнализация! Она ведь срабатывала в момент проникновения в комнату и не стихала, пока кто-нибудь из магов её не уберёт. Сунув руку в карман штанов, я поняла, что амулет-ключ от двери тоже украли. Хотя… это ведь очевидно, раз кто-то залез в мою комнату. На первом этаже обнаружилась такая же компания весело беседующих алкашей, как и вчера. Радостные красные рожи, и только одно – разительно с ними контрастирующее – бледное и недовольное лицо хозяина, которому сигнализация, как видно, давно уже действует на нервы, потому что, едва увидев меня, он выпрыгнул из-за стойки и яростно потребовал: – Уймите же эту штуку! Вы распугиваете всех клиентов! Кто позволил вам… – А вам кто позволил спокойно стоять и взирать, как грабят вашего постояльца?! – рявкнула я в ответ, решительно поднимаясь по лестнице. Разумеется, в комнате уже никого. И только орущая сигнализация и дверь нараспашку свидетельствуют о том, что тут кто-то был. Первым делом я обесточила защитную конструкцию (а какой от неё теперь толк?) на радость хозяину, который тут же успокоился и стал спускаться вниз, на своё привычное место. Оказавшись в комнате, я с улыбкой посмотрела на вмятину в соседней стене: всё-таки мой воздушный молот шарахнул первого гада, который вошёл в эту дверь! Не то чтобы от этого стало намного легче, но всё равно присутствует хоть какое-то моральное удовлетворение. Раскрытый настежь шкаф, моя выпотрошенная сумка валяется на полу. Вздохнув, я стала раскладывать на кровати то, что всё-таки уцелело. Конечно, все деньги забрали (можно было и не сомневаться в этом)… а, нет! Золотую эльфийскую монету не заметили! Теперь не жалею, что не стала вытаскивать её из-под подкладки. Из одежды оставили только кожаные штаны (с чего бы это?) и жилетку. Даже запасное нижнее бельё унесли! Не желаю больше ни минуты находиться в этом жалком городишке! Взяв сумку, я спустилась по лестнице и потребовала, чтобы хозяин вернул деньги за два оставшихся дня. – У нас так не положено, – сердито заявил он. – Сколько платите – столько и живите! Я, может, потратил уже эти деньги! Я, может, в убытке сегодня из-за вашего шума! Мы какое-то время спорили, а потом я плюнула и не стала связываться с этим мерзавцем. В конце концов, у меня ещё осталось немного денег, и эти гроши не дело принципа. Уже на выходе я мельком глянула на особо шумную компанию и резко остановилась. Какой-то… человек держал в руках мой лифчик и под громогласный смех своих товарищей демонстративно примерял его на себя. Я невозмутимо подошла и конфисковала свою вещь, ещё раз глянула на этого индивида и для профилактики шарахнула по нему воздушным кулаком (для этого у меня уже скопилось достаточно энергии!). Одарив презрительным взглядом его дружков, бросившихся вытаскивать пьянчужку из дыры в стене (вот хозяин постоялого двора рад будет!), я покинула здание и направилась прочь, попутно захватив свою сушившуюся на заборе рубашку и перекинув её через плечо. Глава четвёртая Задумчиво поглаживая густую серую шерсть, я обернулась и переспросила: – Сколько-сколько? – Пятьсот пятьдесят кухов за этого волка, – повторил торговец и нетерпеливо уточнил: – Будете брать? – Буду, – кивнула я, – но только утром. Проворчав себе под нос какое-то ругательство, мужичок принялся запирать загон. Понимаю его недовольство: он ведь уже собирался уходить домой, когда вдруг появилась я и потребовала предъявить весь имеющийся в наличии товар. Конечно, волков я могла посмотреть и утром, когда рассветёт, но мне нужно было узнать расценки заранее. Не могу же я, в самом деле, расплатиться золотой монетой. По моим прикидкам, в ней должно быть около семисот лигов, что для этих мест сумма астрономическая. Предстояло где-то разменять её, а лучше – продать что-нибудь из вещей, чтобы не афишировать, какие деньги я таскаю в карманах. Удивительно даже, что грабители не смогли её отыскать. Но они показали мне, насколько осторожной нужно быть: привыкла к постоянной охране и безграничному энергетическому резерву, вот и осталась практически без штанов! На этом краю города я ещё не была, и пришлось бродить довольно долго, разыскивая хоть какой-нибудь ломбард или обменный пункт. К сожалению, среди плотно прижатых друг к другу домишек ничего даже отдалённо похожего не наблюдалось. Я свернула в следующий переулок, слабо освещённый магическими огоньками, и стала свидетельницей необычной сцены: какой-то человек яростно ругался с гномом. Вернее, человек пытался тому что-то втолковать и предъявлял претензии, размахивая клинком, а гном пожимал плечами и неуверенно оправдывался. Причём гном был очень молодой (я определила это по длине его бороды, меня Хьёлберг научил). Держась в тени, я подкралась ближе и прислушалась. – За что я плачу вам деньги?! Если вы сейчас же не исправите… – Но послушайте, господин Амальхор… – Мне нужны не глупые оправдания, а качественная работа! – Я не обладаю достаточной квалификацией… – Вы утверждали ранее совсем другое! – Сожалею, я не думал, что работа окажется настолько сложной… Тут рассерженный человек заметил меня, и ему, как видно, не особенно понравилось то, что я с интересом прислушиваюсь к их ссоре. – А вам чего здесь надо?! – недружелюбно поинтересовался он. – Идите своей дорогой! – С вашего позволения я оставлю за собой право находиться там, где считаю нужным, – максимально вежливо, но холодно отозвалась я, выходя на свет. Какая радость, что я успела очиститься от грязи, иначе даже заводить не стоило тот разговор, который я рискнула начать. – Мне жаль, что я стала случайной свидетельницей вашей беседы, но поправьте меня, если я не права: вам нужен более квалифицированный маг, чем господин гном? – Какое вам до этого дело? Ещё один маг-недоучка, решивший обманом подзаработать?! – Но я не обманывал…, – пробовал было возразить гном, но наткнувшись на взгляд господина Амальхора, замолчал и сник. Какой отвратительный тип! При иных обстоятельствах я и секунды не стала бы задерживаться рядом с ним. Но сейчас как раз те обстоятельства, когда подобная беседа может пойти мне на пользу, а потому не стоит сразу сдаваться. – Вы думаете в верном направлении, только маг я вполне приличный, и если ещё раз вы позволите себе повысить на меня голос, сможете убедиться, как виртуозно я обращаюсь с ледяным копьём, – предупредила я. Окинув меня недоверчивым, но очень заинтересованным взглядом, мужчина спросил уже спокойно: – А с оружием работать умеете? Ну вот, совсем другой человек! – Уточните, что именно вам требуется, – попросила я. – Дело в том, что мастер Нанберг, – Амальхор вновь недовольно покосился на гнома, – вызвался починить мою шпагу. К перековке у меня нет никаких претензий, она выполнена хорошо, но вот магическую структуру он восстановить не смог, о чём почему-то забыл мне сообщить, когда я расплачивался… – Я ведь вернул деньги! – встрял Нанберг. – После того, как меня едва не убили на дуэли из-за его ошибки! – уточнил гневно господин Амальхор. – Я привык полностью полагаться на свою шпагу, а она меня подвела. – Могу я взглянуть? – протянула я руку вперёд. Секунду поколебавшись, мужчина отдал мне шпагу. Активировав магическое зрение, я тщательно изучила магическую конструкцию внутри. Как интересно! Двухуровневая конструкция защитной магии, дополненная гномьими рунами. Нехилая модификация! С моей катаной, конечно, не идёт ни в какое сравнение (эх, хотя какая она теперь моя?), но передо мной и не князь Дракон, а обычный человек, пусть и знатный по всем признакам. Рунная структура находилась в полном порядке и исправно функционировала, а вот защитная конструкция определённо была нарушена. То же самое можно сказать и о «мостиках» между рунами и её элементами. – Ну, что там? – нетерпеливо поинтересовался Амальхор. – Конструкция действительно неисправна, – подтвердила я. – Но не ругайте мастера Нанберга: насколько я понимаю, он просто не смог увидеть очень важной её части. И дело даже не в его квалификации, а в том, что он… гном. Не обижайтесь только. Последняя фраза была обращена уже к Нанбергу, но тот и не думал обижаться: напротив, был очень рад тому, что кто-то не считает его виноватым в случившемся. – Хорошо, но я спрашивал о другом. Вы сможете починить? – Думаю, что смогу, – задумчиво ответила я. – Не дам полной гарантии, но, по крайней мере, хуже точно не сделаю. Сколько вы мне заплатите, если успешно выполню работу? – Ну… мастеру Нанбергу я платил за это пятьдесят рохов. Если вас устроит такая плата… Ещё одна незнакомая валюта! – Вы иностранец? – поинтересовалась я. – Да, – без малейшего удивления подтвердил мужчина (как видно, я озвучила очевидный для всех, кроме меня самой, факт). – В этом городе я проездом. Я подданный короля Рохарского, барон Рэн Амальхор. – Приятно познакомиться, – на автомате пробормотала я. – Не удивляйтесь, но я давно не интересовалась курсами валют. Пятьдесят рохов – это много? – Примерно четыре тысячи кухов, – вставил гном. Неплохо. По крайней мере, на волка мне хватит. – Устраивает, – подтвердила я. – В таком случае, идёмте, – позвал барон. – Куда? – Ко мне домой, конечно! Вы ведь не собираетесь заниматься починкой прямо здесь? Мастерской, как я полагаю, у вас тоже нет. – Ах, да. Показывайте дорогу. Попрощавшись с гномом, мы двинулись по улице и вскоре подошли к такому же обычному домику, как и все вокруг. Амальхор пояснил, что снял один этаж. Благоразумно… а я-то поселилась на постоялом дворе, и вот к чему это привело! – Проходите, – пригласил барон, открывая передо мной дверь. – Доброй ночи, господин. Вы с гостьей? – из комнаты выглянул седовласый мужичок в костюме, типичный дворецкий, как я могла его охарактеризовать. – Это Джон, мой слуга, – пояснил Амальхор, зажигая лампу в кабинете напротив входа. – Простите… Джон?! – весьма удивившись, уточнила я. – Понимаю ваше удивление, госпожа, – произнёс слуга. – Очень редкое имя. Моя матушка услышала его во время путешествия на Гу-Арну и решила назвать меня так. Возможно, это простое совпадение. Но что, если мы не единственные в этом мире попаданцы с Земли? – Можете работать за этим столом, мы будем в соседней комнате, чтобы не мешать, – сообщил Амальхор, убирая какие-то бумаги со стола, видно, своего рабочего. Когда и он, и Джон удалились, я положила на стол шпагу, а сама достала из кармана полигон, который не успел ещё зарядиться полностью, но вполне был готов к работе, и активировала его. Пришлось покопаться в литературе о рунной магии, почитать о случаях совмещения разных типов магии, а потом воссоздать испорченную конструкцию и пытаться разными способами воздействовать на неё. Получилось быстрее, чем я думала: достаточно было всего лишь обновить каркас и заново расположить на нём все элементы, так, чтобы они могли взаимодействовать с рунами при помощи «мостиков». Вырвавшись из виртуального пространства, я оценила остаток энергии в накопителях, удовлетворённо кивнула и приступила к воссозданию конструкции в клинке. Пришлось повозиться чуть дольше, чем с виртуальной моделью, но всё прошло успешно. Глянув за окно, я сообразила, что уже светает. – Господин барон! – позвала я. – Так быстро? – удивился он, принимая работу. – Мастер Нанберг три дня возился. Проверив целостность конструкции каким-то одному ему ведомым способом, Амальхор остался удовлетворён, ушёл в соседнюю комнату и вернулся с кошельком денег, который тут же вручил мне. – Позвольте поблагодарить, госпожа… – Юлия, – подсказала я. – Позвольте поблагодарить, госпожа Юлия. Вы очень хороший мастер, я рад, что встретил вас. Прошу прощения, если обидел вас в самом начале нашего знакомства, к сожалению, я пребывал не в лучшем настроении, вот и не сдержался. – Принимается. До свидания, господин барон. От дома Амальхора я направилась прямиком к волчьему загону, где была вчера. Зевающий во весь рот торговец уже был на месте и сразу продал мне того волка, которого я заранее выбрала. Высокий и лохматый, с кожаным седлом на спине, он отчего-то не производил впечатления грозного хищника. Напротив, глаза его меланхолично смотрели на меня, пока я расплачивалась; он совершенно спокойно позволил взять себя за ошейник и вывести из загона, так же спокойно повёл себя, когда я забралась ему на спину, и по моей команде неспешно потрусил к городским воротам. Глава пятая Через некоторое время мой волк уже мчался по дороге, а я, сидя у него на спине, рассматривала карту с аномальными зонами. Если верить пометкам Рехоша, в дне пути отсюда, на территории соседнего государства, есть одна, не такая обширная, как на Хребте Дракона, но всё же есть. Прямого пути к Рохару не получится, придётся делать крюк, но это сейчас не так важно: мне нужны новости из крепости. Город остался далеко за спиной, скорее, к счастью, чем наоборот. Но едва ли можно с уверенностью сказать, что я никогда больше здесь не появлюсь, несмотря на то, что место вызывало у меня не самые лучшие воспоминания. И первоочередная того причина – Пэтти. – Жди меня, и я вернусь, только очень жди, – пробормотала я себе под нос и едва заметно усмехнулась. Сделав остановку в маленькой деревушке, я купила еды в дорогу для себя и своего хищного транспорта. Надо отметить, таких низких цен я в этом мире ещё не встречала… а про свой родной и говорить нечего. Ночевать пришлось в гостинице неподалёку от границы. Вопреки возражениям хозяина, волка я взяла с собой в комнату (уж он-то точно и сам проснётся, и меня разбудит, если в спальню кто-то попытается залезть, а дать ограбить себя второй раз – это непозволительная роскошь!). Выехав рано утром, я без труда миновала пограничный сторожевой пост и оказалась на территории Жозефинского царства. Ещё раз развернув карту, я прикинула направление и поехала дальше. По всем признакам аномальная зона находилась глубоко в лесу (как объяснял Рехош, массовые магические конструкции охотнее воздействуют на места с малой плотностью населения, потому что там нет помех), так что вскоре пришлось съехать с дороги и пробираться между деревьев. Лес был невысокий, но тут и там попадались поваленные стволы, кусты, высокая трава. В общем, заросли. Сами же деревья отчего-то росли очень близко друг к другу, что очень мешало волку идти дальше. Прикинув, что такими темпами мы и к вечеру не доберёмся, я привязала волка возле ручья, взяла сумку и дальше пошла пешком. Не могу сказать, что путь был лёгким: постоянно приходилось перелезать через препятствия, к моим штанам то и дело прицеплялись колючки, а острые ветки пытались порвать мою куртку, к счастью, она была магически защищена от подобных неприятностей. Через какое-то время лес начал редеть, я даже обнаружила что-то вроде тропинки, хотя по ней определённо редко ходили люди. Тем не менее, идти стало намного проще. А чуть дальше я заметила привязанную к дереву табличку возле положенного поперёк тропинки бревна. Она гласила «Территория Беневадикта, не входить!». Удивительно, но уже второй раз на этой неделе я сталкиваюсь с вполне земным именем! Надпись была сделана на лавинийском и уже потускнела, вероятно, табличка висит здесь уже не первый месяц. Любопытно, но необходимая мне аномальная зона находится как раз на территории этого Беневадикта. Так что придётся идти, хочу я этого или нет. Кто знает, какая может возникнуть непредвиденная ситуация, а у меня из оружия только купленный в деревне нож. Ну и магия! Эта мысль как-то сразу придала мне уверенности, и я, перемахнув через бревно, отправилась по тропинке дальше. В ближайшие пятнадцать минут никаких Беневадиктов мне не встретилось, зато я вышла к небольшой хижине. Мобильная связь пока не появилась, и мне в любом случае пришлось бы пройти мимо неё, поэтому я решила из любопытства заглянуть в окно. Кровать, какие-то мешки, стол… и никого! Зато когда я обогнула хижину, взору моему открылось кое-что поинтереснее: грядки. Но не просто грядки, а грядки с грибами. Удивлённо глянув на это великолепие, тщательно возделываемое чьими-то заботливыми руками, я подошла ближе. Странные зелёные грибы с каким-то голубоватым напылением. Я бы определённо не сочла их съедобными! Но кто-то их зачем-то выращивает… загадка. Но я здесь не за этим! Ещё через пятьдесят метров наконец-то появилась связь. И одновременно с ней – сообщение от Влада: «Каждый день с 3 до 6 жду звонка». А сейчас у нас… три сорок одна. Самое время позвонить. – Алло? – С трёх до шести каждый день? Как ты это провернул? – поинтересовалась я. – Нагрузил своих помощников, – радостно сообщил мне Влад. – Они теперь выполняют большую часть моей работы, а я ухожу на обеденный перерыв, хотя на самом деле бегаю к аномальной зоне. Правда, пришлось объяснять, что такое обеденный перерыв: здесь о таком, похоже, даже не слышали… – Ты меня поражаешь! – Стараюсь…, – смущённо произнёс друг, ошибочно приняв мои слова за комплимент. – Не старайся больше в этом направлении! – потребовала я категорично. – Конспиратор хренов! Тебе не приходило в голову, что твои ежедневные походы к аномальной зоне выглядят подозрительно? И что кто-нибудь может, пусть хоть из праздного любопытства, выследить тебя и донести Маркелию? Или, хуже того, подслушать наш разговор? Советник не тупой, он сразу обо всём догадается, и тогда капец тебе! – Ой… я не подумал… Но ведь никто меня не выслеживал! – Очень на это надеюсь, – вздохнула я и перешла к делу: – Есть новости из крепости? На этот раз Влад поразил меня уже в хорошем смысле этого слова. – Да, я был внутри. Вчера я напросился в крепость вместе с Глендой. Пока она ходила к казначею, я успел пробежаться по этажам. – И что? – заинтересовалась я. – Видел мельком Маркелия. Какой-то он уставший и на нервах, кричит на всех, даже на Теору кричал, как раз, когда я его заметил. – Ну ещё бы! – довольно прокомментировала я. – Князя Дракона ведь пока никто не нашёл, а кто знает, откуда и когда я могу появиться. Хотя вообще-то не очень понятно… Если Маркелий знает, что я больше не великий маг, чего он тогда опасается? Он ведь должен думать, что я не настоящий князь. Значит, по его представлениям я не смогу получить поддержку в крепости: он тут же скажет, что Сердце Горы меня не признало, и никто не сможет ему помешать. Но в этом случае я вообще ничего не понимаю: магическую силу я получила от Сердца Горы, как в таком случае Маркелий мог лишить меня магии, если он не знал об этом? Как всё запутано… я не верю в то, что он к этому непричастен, иначе не стал бы советник отправлять солдат меня ловить! Так что же на самом деле происходит? На другом конце трубки послышалось жалобное: – Ты меня об этом спрашиваешь? – Нет. Я реалистка. Адонет в крепости не появлялась? – Нет ещё. Все думают, что вы с ней до сих пор на Ур-Раде. – Она ведь первым делом отправилась бы к вам… надеюсь, ушастые не убили её, когда меня похищали. Вариант, что она с ними заодно, я рассматриваю с очень малой вероятностью. Хотя очень уж удачно для эльфов тогда сложились обстоятельства. А что другие маги? – Когда проходил мимо кузницы, слышал голос Хьёлберга: материл кого-то из подчинённых. Работает. Про Теору я говорил уже: видел её с Маркелием. Рехоша и Маркуса не встретил, – отрапортовал друг. Скудно. Очень скудно. – Самое обидное – я не знаю, кому из них можно доверять, – задумчиво пробормотала я. – Не так уж много людей знало о том, что Сердце Горы признало меня по всем правилам. А ведь меня определённо советнику кто-то сдал! Другого объяснения вообще быть не может. По крайней мере, я его не нахожу. И сдать меня мог кто угодно, даже Рехош, хотя и маловероятно. Но всё же недооценивать его не стоит: нет никакой гарантии, что он не дурачил меня всё это время! Мне очень хотелось бы ему доверять, но не могу я рисковать подобным образом. – А мне кажется, он хороший, – вставил Влад. – Я больше гному не доверяю. – Без фактов наши предположения ничего не стоят, – вздохнула я. – Пока мы не узнаем, кто меня предал, никакой откровенности с магами! И с другими людьми в крепости тоже. – Танар? – Скорее всего, не имеет к этому отношения. Но стопроцентной гарантии нет. – Значит, продолжать приближаться к Маркелию? – уточнил друг. – Да. И будь внимательнее. Выходи на связь только тогда, когда я попрошу. Если что-то срочное, шли сообщение. Связь прервалась, и я надолго задумалась. Ведь было бы намного проще, знай я наверняка, кому в крепости Дракона можно доверять, а кому нельзя. Но, в конце концов, я в этом мире не так давно, а Маркелий правит Хребтом Дракона десять лет. Кто угодно в моём окружении, кроме моих друзей, может быть его шпионом. Кто назначил моими слугами Агату и Габриеля? С кем пришёл Маркелий в дом старосты, когда впервые услышал о моём существовании? Кого он отправлял со мной на Общемировой Совет? А ведь если бы я могла задать Рехошу те же вопросы, на которые сейчас с таким трудом пытается найти ответы Влад, возможно, он мог бы сразу ответить на все и всё объяснить. Но если окажется, что он шпион Маркелия, всё полетит крахом, и нам троим конец. – Грибы-ы-ы… я их так люблю-ю-ю, – вдруг донеслось со стороны хижины. Отвлекшись от размышлений, я подобралась поближе и, спрятавшись за деревом, стала наблюдать. А вот, похоже, и Беневадикт нашёлся! Худое существо, отдалённо напоминающее человека и куда больше – представителя расы на’ви из фильма «Аватар», танцевало среди грядок, напевало песенку (и при этом жутко фальшивило) и поедало зелёные грибы с большим удовольствием. – Красивая радуга, розовый единорог! – с хохотом воскликнул Беневадикт, глядя на небо, и тут его занесло в кучу сухой травы. Интересно, а местный царь знает, что здесь, в лесу, поселился любитель галюнов, который к тому же выращивает галлюциногенные грибы в промышленных масштабах? – Моя кошечка Подорожник… а! Куда?! – внезапно заорал этот индивид и сломя голову кинулся к хижине, пытаясь взобраться по стене. Когда это удалось ему, он так и не обнаружил кошку (может быть, потому, что никакой кошки и в помине не было?), зато стал размахивать руками и запел снова: – Летаю как пти-и-ичка! В небеса, в облачка-а-а! Благоразумно решив убраться отсюда поскорее, я проделала тот же путь через заросли и нашла своего волка мирно дремлющим возле ручья. Он открыл глаза, мечтательно посмотрел куда-то вдаль и сел, чтобы мне было удобнее забраться ему на спину. Глава шестая На следующий день я снова выехала на широкую дорогу, ведущую к Рохару. Если б ехала по ней всё это время, была бы уже там, а так доберусь только к вечеру. Что я буду там делать? Честно говоря, пока не знаю. Но точно знаю, что здесь мне делать больше нечего. Людей было не очень много: изредка мне попадались одинокие всадники, но не более того. К полудню, однако, со мной поравнялась красивая карета, повернув голову в сторону которой, я сразу узнала и кучера, и того, кто махал мне рукой из окошка. – Добрый день, господин барон! Здравствуй, Джон. – Госпожа Юлия, а вы что тут делаете? – поинтересовался Амальхор удивлённо. – Еду в Рохар, конечно, – пожала плечами я. – А вы? Не говорите только, что следили за мной. – По стечению обстоятельств я тоже еду в Рохар: возвращаюсь домой. Если бы я знал, что нам по пути, то мог бы подвезти вас. Жаль, что вы ничего мне не сказали о своей поездке. Утолите моё любопытство: почему умелый маг ездит на транспорте простолюдинов? Услышав про «транспорт простолюдинов», волк как-то нехорошо покосился на барона. – Чем плох ездовой волк? – удивилась я. – Дёшево и сердито. – Неужели вы… взялись починить мою шпагу, чтобы купить его? – Вынуждена была. Подумав о чём-то, Амальхор приказал Джону остановить карету, после чего распахнул дверцу и вновь обратился ко мне: – Если не возражаете, в карете будет говорить удобнее. Что ж, не могу с этим поспорить. Спрыгнув на дорогу, я залезла в карету. Сиденье напротив было занято сундуком, так что я положила рядом свою сумку, а сама села рядом с бароном. Мы тронулись, а волк побежал следом за каретой налегке. – О чём вы хотели поговорить со мной? – поинтересовалась я. – Честно говоря, надеялся услышать вашу историю, госпожа Юлия. Почему маг высокого уровня вдруг оказался без денег? – А разве мы достаточно знакомы, чтобы я откровенничала с вами на подобные темы? Амальхор удивлённо посмотрел на меня: похоже, ему просто не приходило это в голову. – Впрочем, ладно, – пожала плечами я. – Надо же как-то скоротать путь до Рохара. А взамен вы расскажете мне, что рохарский барон забыл в провинциальном городишке Торлана. – Договорились. И я вкратце изложила барону, как поселилась на постоялом дворе (опустив при этом подробности о том, откуда я там появилась), как отправилась погулять по городу и попала в западню грабителей (придумав правдоподобное объяснение тому, почему был пуст мой резерв), и что произошло, когда я вернулась к себе в комнату. – Вот как-то так и получилось, что я осталась без денег. – Печально, – кивнул Амальхор и осведомился: – А вы не пробовали обратиться к властям? – Не вызывают они у меня большого доверия. А ещё у них вполне закономерно возник бы вопрос, откуда у меня при себе такая сумма, да ещё валютой. Эта ниточка могла распутать весь клубок: что я прибыла с Хребта Дракона, незаконно миновав границу; что я отчего-то очень похожа на князя Дракона; а в худшем случае – что я и есть тот самый князь. Нет уж, сама разберусь, без помощи властей! – А ваши документы? Они остались в сохранности? – спросил барон, чем очень меня озадачил. – Э-э… документы? – Ну да, верительная грамота или что-то вроде того… вы ведь собираетесь пересечь границу с Рохаром? А вот об этом я как-то не подумала! Ведь то, что между маленькими государствами удавалось до сих пор беспрепятственно перемещаться, совсем не означает, что с Рохаром будет так же. Это, в конце концов, второе по величине государство на Гу-Леме, неудивительно, что туда не пускают кого попало, особенно подозрительных личностей без документов. На Хребте Дракона, например, с этим строго, и даже безалаберность стражников в прибрежных городах никак этому не препятствует: прибывающими в порт занимаются отдельные, специально обученные люди. – И что, без документов границу пересечь невозможно? – на всякий случай уточнила я. – Скорее сложно, чем невозможно, – пожал плечами Амальхор. – Если только влиятельный человек лично поручится за вас. – А рохарский барон считается влиятельным человеком? – усмехнулась я. – Рассчитываете на мою помощь? – спросил он подозрительно и серьёзно. – Я ведь толком вас не знаю, как я могу так рисковать? – То есть, не поручитесь? Ненадолго задумавшись, барон окинул меня изучающим взглядом и осведомился: – Что вы собираетесь делать в нашем королевстве, госпожа Юлия? – Переплыть на другой континент и попасть в Империю, – невинно хлопая глазками, сообщила я первое, что в голову пришло. – А в Империи… – Не ищите секретов там, где их нет, господин барон! – рассердилась я весьма правдоподобно. – В Империи я живу! Домой я еду! – Вот оно что, – произнёс Амальхор, похоже, поверив мне. – В таком случае вам очень повезло, госпожа Юлия: мой дом находится как раз в той части Рохара, которая расположена на соседнем континенте. Мы можем плыть туда вместе, я даже мог бы проводить вас до границы с Империей, если желаете. Проверяет. Но мне всего-то нужно, чтобы он перевёл меня через границу, а потом придумаю что-нибудь. Сбежать от него я всегда успею, а вот помощь барона мне сейчас не повредит. – Очень мило с вашей стороны, – лучезарно улыбнулась я. И мы продолжили путь вместе, уже скоро оказавшись возле пограничного поста. Внимательно рассмотрев его, я поняла, что посты соединяются между собой высокими натянутыми сетками с магической защитой. Внутри удалось обнаружить десять солдат и одного мага. Что это именно маг, догадаться было несложно. – Документы, пожалуйста, – попросил дежурный. – Барон Рэн Амальхор, – протянул ему какую-то бумагу барон. – Это мой слуга Джон и госпожа Юлия. – Документы, – повторил солдат. – Под мою ответственность, – сказал Амальхор. – Хорошо, господин барон. Нужна ваша подпись и печать. Подписав два документа и заверив их магической печатью, он вернулся обратно в карету, и мы поехали дальше. Вот я и в Рохаре. Теперь нужно выбрать подходящий момент и раствориться в толпе, чтобы даже при всём желании барон не смог найти меня. Впрочем, торопиться тоже не стоит. Если я всё правильно прикинула, наш путь лежит через столицу Рохара, где мне побывать не помешает. К тому же там поблизости есть ещё одна аномальная зона. А сейчас уже вечер, и бежать куда-то глупо. Тем более что барон оказался джентльменом: как только мы добрались до приличного городка, снял нам два номера в гостинице и сам всё оплатил. Что ж, Рохар кажется вполне приличным государством. Я подумала об этом поздно ночью, принимая ванну в своём номере. Даже уезжать отсюда не хочется, но, останься я здесь, это никак мне не поможет выяснить, что случилось в крепости Дракона и что можно предпринять. Хотелось бы туда вернуться как к себе домой, чтобы Маркелий не интриговал, заговорщики не жались по углам, а народ был счастлив, что у них есть такой правитель, как я. В конце концов, чего ещё желать нормальному князю? Если только возвращения на родную Землю. Глава седьмая Лениво зевнув, я сдвинула в сторону занавеску и выглянула в окно. Похоже, мы подъезжаем к столице: уже видно высокие башни, соединённые каменной стеной. Заходящее солнце красиво отражалось в застоялой воде рва, а люди спешили вернуться в город, пока стражники не закрыли ворота на ночь. На то, чтобы добраться сюда, у нас ушло четыре дня, и это притом, что мы старались нигде особенно не задерживаться, а сидящий на козлах Джон не позволял лошадям расслабляться, регулярно подгоняя их резкими щелчками кнута. – Красивая у вас столица, – прокомментировала я вид из окна. – Только внешне. За демонстративной красотой и изяществом таится такая грязь, что вам лучше не знать, госпожа Юлия, – со вздохом произнёс барон. – Никогда не любил бывать здесь, но по долгу службы приходилось бывать довольно часто. В конце концов, именно в столице расположена резиденция нашего короля. Надо сказать, Амальхор оказался не таким уж плохим человеком, каким я представляла его в самом начале нашего знакомства. Конечно, характер у него не сахар: высокомерен, упрям, отчасти вспыльчив, но он таким бывает не всегда. В пути нам было нечем больше заниматься, кроме как разговаривать друг с другом (передвигаясь по ухабистым рохарским дорогам, толком не почитаешь, а полигон я сразу решила спрятать подальше и при бароне вообще не доставать: всё ж не рядовой артефакт!), и во время наших бесед я узнала о Рохаре много нового (особенно если учесть, что до этого не знала о нём почти ничего). И не только о Рохаре: я узнала, как выглядит Хребет Дракона глазами иностранца. Вероятно, картина была столь искажённой в том числе и потому, что на остров кого попало не пускали. Когда разберусь с Маркелием, подумаю о том, чтобы пригласить Амальхора в крепость Дракона: много нового узнает. – Чем именно плох этот город? – поинтересовалась я. – Раз здесь король живёт, он ведь должен следить за порядком, разве нет? – Он старается, его величество не в чем упрекнуть. Но люди…, – барон мрачно глянул в окно. – Пожалуй, ни в одном уголке мира (хотя путешествовал я достаточно) у меня не наберётся столько врагов, как здесь. Иногда мне кажется, в столицу специально съезжаются самые ушлые и отвратительные личности Рохара. Поэтому здесь удивительно высокий уровень преступности. Видите эти стены? Я кивнула: мы как раз подъехали к воротам. – Они защищают не тех, кто внутри. Они защищают от тех, кто внутри, тех, кто снаружи! Не может же всё на самом деле быть так плохо? Я прикинула свои дальнейшие действия. Во-первых, хотелось бы добраться до аномальной зоны, которая расположена в поле севернее столицы. Если попросить барона ненадолго задержаться, я успею доехать туда на волке и вернуться обратно до завтрашнего полудня (и это с учётом того, что ночью я собираюсь спать, как все нормальные люди). Во-вторых, в юго-восточном направлении находится космический порт, куда мне очень хотелось бы заехать. Разумеется, Амальхору там вместе со мной делать нечего, будет лучше, если он вообще не узнает, куда я направляюсь. Поэтому, как только покинем столицу и проедем половину пути до следующего города, нужно будет выгадать момент и сбежать. Выдав Джону несколько монет, барон отправил его договариваться о номерах в гостинице. – Госпожа Юлия, завтра утром я собираюсь просить короля об аудиенции: мне необходимо кое-что передать ему. Если встреча состоится, мы сможем сразу ехать дальше. Если же его величество будет слишком занят, придётся мне навестить нескольких своих знакомых, это займёт больше времени. – Хорошо, господин барон, – сказала я. – Если не возражаете, я утром возьму волка и съезжу кое-куда. К полудню обещаю вернуться. – А говорили, что в Рохаре у вас нет никаких дел, – чуть усмехнулся Амальхор. – Раньше я тоже так думала, – невинно улыбнулась я в ответ. Проснувшись следующим утром и приведя себя в порядок, я вышла из номера, сразу прихватив с собой все вещи (никогда не привыкну оставлять их где попало). Барон, судя по всему, уже уехал: в гостинице я его не встретила, да и кареты на месте не оказалось. Только волк, разглядывая проплывающие по небу облачка, стоял и жевал травинку в ожидании меня. – Поехали, – скомандовала я, забравшись ему на спину. При дневном освещении улицы столицы (и почему я до сих пор не знаю, как она называется и называется ли она вообще как-нибудь?) казались вполне дружелюбными и простыми: не было излишнего шика и откровенной показухи, как в Империи. И люди по этим улицам ходили обыкновенные. Разве только они не улыбались и спешили каждый по своим делам, но это неизбежный диагноз всех жителей крупных городов, где никто никого не знает и каждый думает только о себе. Что было хорошо в Рохаре – за въезд и выезд из города не нужно было платить. Просто не существовало здесь подобной практики, что не могло не радовать. С трудом удалось отыскать среди широких пшеничных полей аномальную зону. Когда на экране телефона загорелась гномья руна, я спустилась на землю и сразу отправила два сообщения для друзей. Временно отпущенный на свободу волк тут же принялся бегать за большой розовой бабочкой, громко клацая зубами в попытках её схватить. – Алло! Привет! Ты не поверишь! – первым делом воскликнул Влад. – Что стряслось? – насторожилась я. – Я теперь слуга! Меня повысили! Я делал всё, как ты сказала, и теперь я слуга в крепости. Надо же, мои советы действуют! А я-то просто сказала первое, что в голову пришло. – В мои обязанности входит уборка помещений, мытьё полов в коридорах, выбивание ковров и смахивание пыли, – стал перечислять друг, причём очень воодушевлённо. – Пока меня назначили убирать на девятом этаже, но потом, возможно, я смогу мыть полы возле кабинета Маркелия или магической башни! Представляешь, сколько интересного я смогу подслушать! Эко куда его занесло! – Всё это очень хорошо, но есть ли уже какая-то информация? – осведомилась я. – Не знаю, важно ли это… – Рассказывай всё, я сама пойму, что важно, а что нет. – Я работаю слугой два дня. Вчера я мыл винтовую лестницу и заглядывал во все коридоры. А сегодня был только на девятом этаже, но всё равно подглядывал и подслушивал везде, где было возможно. Рехош о чём-то долго разговаривал с Агатой, причём они прятались ото всех, как мне показалось. Разговора я не слышал, но они оба нервничали. Адонет до сих пор не появилась, и я ничего не знаю о ней. Слуга Маркелия вчера бегал в магическую башню, а оттуда к советнику в кабинет привёл Теору. Она вернулась обратно примерно через полчаса. Ещё Маркелий ходил в эту комнату… ну, которую ты нам показывала. – Комнату Шёпота? – предположила я. – Ага, в неё! – подтвердил Влад и продолжил повествование. – Но он там пробыл не больше часа, а потом спустился на один этаж и зашёл в другую комнату. Я так и не выяснил, кто там живёт. По-моему, она вообще нежилая. Но мне показалось странным вот что: эта комната находится ровно под комнатой Шёпота. – Ты заглядывал внутрь? – Нет, конечно! Я быстро убежал оттуда, потому что слуга Маркелия чуть не заметил, что я подслушиваю. Он дождался Маркелия у двери, потом они ушли, шептаясь… шепчась… шепчась или шептаясь? – зачем-то уточнил у меня Влад. – Шепчась! Какая разница? О чём они говорили?! – Я знаю, что шепчась, просто хотел проверить. Так вот, о чём я? Мне показалось, что я слышал слово «барьер». Ещё Маркелий был очень зол, сказал, что Теора ничего не может. Не знаю, чего именно она не может, но он так сказал. Слуга говорил одно и то же: «Всё образуется, мой господин», «Я уверен, вы найдёте решение, мой господин» и так далее. Понятно только, что ничего не понятно. Что ж, по крайней мере, теперь точно понятно, что Маркелий пытается что-то сделать. И вряд ли что-то хорошее. Об этом знают Тимий и, скорее всего, Теора. Но пока главному советнику что-то не удаётся, и сие обстоятельство, само собой, его очень злит. – Новостей от Маши нет? – спросила я на всякий случай. – Никаких. Выслушав, что Влад собирается делать дальше, что-то одобрив, а что-то забраковав, я попрощалась с другом и предупредила, что, возможно, долгое время не буду ему звонить, хотя не настаивала на том, что именно так и случится. Не могу же я до конца быть уверенной в том, что моя задумка увенчается успехом. Вернулась в город я, как и обещала, к полудню, даже чуть раньше, чем предполагала. Возле гостиницы кареты барона по-прежнему не было. Решив, что просто приехала слишком рано, я привязала волка и стала ждать. Наступил полдень. Прошло ещё пятнадцать минут. До чего же я не люблю это ожидание! Я зашла в гостиницу и спросила у администратора, не видел ли он Амальхора, но тот дал отрицательный ответ. А вот это уже подозрительно: он ведь обещал в полдень быть на месте, независимо от того, состоится аудиенция или нет! Неужто барон решил кинуть меня раньше, чем я кинула его? Но может быть и объяснение попроще: разговор с королём затянулся, и поэтому он опаздывает. Вряд ли он попросит короля подождать и помчится сюда, чтобы сообщить мне о том, что разговаривает с королём и задержится. Наверное, мне стоит всё-таки его дождаться. Но как же я не люблю ждать! Уж лучше я поеду к резиденции короля и найду Амальхора сама. А то на меня уже люди как-то странно косятся: я тут с волком больше часа стою! Всё, решено. Мы поехали по людной улице прямо к главной площади. Уж как до резиденции короля доехать, я знала. Других волков почти не наблюдалось: в основном транспортом служили лошади. Чтобы попасть на улицу, с которой можно сразу выехать на главную площадь столицы, нужно было пересечь небольшой переулок, который сейчас отчего-то был просто забит людьми! И сквозь эту огромную толпу никак не проехать, все галдят и не желают расступаться. Постепенно мне удалось преодолеть небольшое расстояние. Будь я на лошади, это оказалось бы не так-то просто, но зубастая, пусть и добрая мордашка волка была для местных жителей веским аргументом, чтобы разойтись в стороны. Пока ехали, до меня доносились обрывки разговоров: – … днём и в столице! Куда же стража смотрит? – Да что вы говорите? А преступник? Его поймали? – … неожиданно… и кровь повсюду… – … страх какой! А кого убили-то? – Да почём мне знать? Отсюда ж не видно ничего… – … непонятно, кто, зачем… сразу убежал… Ох ты ж! Волк! Последняя реплика принадлежала толстой женщине, которая, неожиданно обнаружив за своей спиной моего мирного хищника, испуганно отшатнулась, сшибив собой нескольких людей. В толпе вся информация искажается, но факт неоспоримый: в центре перекрёстка что-то произошло. Отсюда уже видно чью-то карету… знакомую карету! Когда удалось, наконец, пробраться к центру перекрёстка, единственному месту, куда толпа опасалась подходить, я спрыгнула на гладкую каменную дорогу и удивлёнными глазами окинула пару стражников, в данный момент отгонявших кучку любопытных детей, перекрывшую проезд карету с чуть приоткрытой дверью, откуда на мостовую капала кровь, и рыдающего на козлах Джона. – Как же так, как же так?! – восклицал слуга. – Я ведь даже понять ничего не успел… Я догадываюсь, что это вряд ли мне понравится, но всё же… Приблизившись, я заглянула в окно кареты. И тут же отшатнулась, потому что зрелище было весьма и весьма специфическое. Понятно, почему на дорогу вылилось столько крови… непонятно, кто это всё устроил. Собравшись, я активировала тайное зрение и заглянула внутрь кареты уже с его помощью, потому что, во-первых, внутри было темно, во-вторых, когда видишь предметы насквозь, воспринимать их становится немного проще. Отрезанная голова барона Рэна Амальхора лежала на полу кареты, если чуть точнее, она не до конца упала, а висела, касаясь пола, на узком куске кожи шеи. Вся его одежда была заляпана кровью, причём как-то сразу стало очевидно, что кто-то обыскивал карманы барона. И его сундук: на крышке тоже были кровавые отпечатки рук. Шпага барона, которую он всегда носил с собой, была не до конца вытащена из ножен; пальцы Амальхора по-прежнему сжимали её рукоять. Не пригодилась ему моя высококлассная магическая работа… – Что вы делаете? Отойдите! Здесь место преступления! – потребовал стражник, в кои-то веки заметивший меня. – Мне нужно поговорить с этим человеком! – безапелляционно заявила я, сама удивляясь собственной наглости, и подошла к Джону. – Джон, объясните внятно: что произошло? – попросила я. – Ужа-а-асно! – всхлипнул он, но попытался взять себя в руки. – Это ужасно, госпожа Юлия: моего господина убили. Не все считали его хорошим человеком, но господин барон был хорошим хозяином. Я был счастлив ему служить… – Соберитесь, Джон! Как это случилось? – Король отказал господину в аудиенции, и он приказал отвезти его на Кузнечную улицу. Там мой господин встретился со своим знакомым, господином Нотором, а потом мы поехали назад, к гостинице, чтобы найти вас, госпожа…. Я погонял лошадь, я обернулся на шум… Когда я остановил карету, чтобы посмотреть, что случилось, какой-то человек тут же распахнул дверь и убежал! Я позвал господина, но он не ответил, тогда я заглянул в карету… а там… это ужасно! А ведь я даже не спросил господина, что делать с бумагами, которые он мне отдал… где же они? Неужели я потерял… Пока слуга, вытираясь платком, проверял свои карманы, я стремительно наклонилась и подняла с земли небольшой лёгкий свёрток, тут же сунув его под корсет. Ничего странного: отдам его Джону – никогда не узнаю, что было внутри, а мне интересно! – А вот и дознаватель! – воскликнул один стражник, указывая на кого-то, стремительно пробирающегося сквозь толпу. – Наконец-то, долго же он шёл, – недовольно отозвался другой стражник. А я взяла волка за ошейник и двинулась в противоположном направлении: вот только беседы с дознавателем мне для полного счастья сейчас не хватало! Пройдя все человеческие препятствия, я свернула за угол и опустилась на пустующую лавочку возле чьего-то дома. Севший рядом на дорогу волк внимательно посмотрел на меня в ожидании дальнейших действий. Держу пари, тут я сильно удивила его: я закрыла глаза, прислонилась спиной к стене и позволила горячим слезам стекать по моим щекам. Глава восьмая Волк уже из последних сил перебирал лапами. Вздохнув, я съехала с широкой дороги, спустилась на землю и позволила хищнику немного передохнуть. Уезжать из города пришлось очень быстро: кто знает, чего Джон может наговорить дознавателю? Надеюсь, никто не попытается меня разыскивать, но в любом случае я не намерена попадаться в руки местных властей. Вдали показался уже городок, примыкающий к космическому порту, куда мне было и надо. Оставалось проехать совсем немного. Наконец, волк выразил готовность продолжить путь. Удалось разглядеть большую огороженную территорию с множеством разнообразных кораблей. Здесь в основном останавливались наёмники (и это хорошо: государственный корабль я при всём желании нанять не смогла бы). По прибытии в город я сразу отправилась на рынок и дёшево продала волка: брать его с собой в космос – определённо плохой вариант. Не факт, конечно, что я смогу договориться с кем-нибудь из пилотов. Не теряя времени, я сразу отправилась к космическому порту. В небольшом здании, как объяснил мне какой-то прохожий, можно было поговорить с хозяевами кораблей, поскольку большую часть дня они проводили там в ожидании клиента. Зайдя внутрь, я увидела самых разных людей, стоящих обособленными группами и беседующих друг с другом. Не так уж и много… человек тридцать. – Куда лететь, госпожа? – поинтересовался мигом подскочивший ко мне низкий мужичок. – Я возьму недорого. – Что у тебя за корабль? – поинтересовалась я. – Да вон он стоит, снаружи, – указал он пальцем в окно. – Спасибо, не интересует, – сразу отказалась я и отошла в сторону. Чтоб я летала в этом ржавом корыте?! Да оно же развалится в первые несколько минут, это видно невооружённым взглядом! Следующие два корабля меня устраивали, но первый пилот отказался лететь без предоплаты, а второй сообщил, что сможет отправиться в путь только через неделю. Надо сказать, он был не один такой: многие обозначали неприемлемые сроки вылета. Перемещаясь по помещению, я вдруг скользнула взглядом по яркому зелёному пятну, выделяющемуся на фоне остальных пилотов. Эльф! Причём не просто абстрактный эльф, а Ринил, и в этом не может быть никаких сомнений. Осмотревшись, я так и не смогла найти Лелиль, но её отсутствие ни о чём не говорило. Как он здесь оказался?! Надо бы постараться не попасться ему на глаза, иначе кто знает, чем это может кончиться. Следующий пилот тоже показал мне в окно свой корабль. Но это был звёздный линкор нехилых размеров. Я привлеку к себе внимание всей галактики, если полечу на таком. Да и цена была соответствующая… Потратив, наверное, часа полтора на разговоры, я так ничего и не добилась: пилоты или запрашивали нереальную сумму, отказываясь работать без аванса, или владели совершенно неподходящими мне кораблями, или обещали вылететь через несколько дней. А что, если… – Я хочу тебя нанять, – заявила я, решительно приблизившись к эльфу. Обернувшись, он мельком глянул на меня, причём показательно высокомерно, и осведомился: – Куда лететь? – Ну уж нет, сначала мои вопросы! Мы можем отправиться в путь прямо сегодня? Ринил хмыкнул и подтверждающее кивнул. – А корабль у тебя какой? Проследив за направлением указательного пальца, я оценила внешне компактную посудину, стоявшую неподалёку. – Поближе можно посмотреть? Мы вышли из здания и приблизились к кораблю. Проверив магическим зрением системы, я поняла, что они в хорошем состоянии, скорее всего, недавно были отремонтированы. Откуда у него новый корабль? Понятно, что старый был приведён в негодность моими стараниями, но как ушастый успел достать новый за такой короткий срок? – А… ты один им управляешь? – попыталась я осторожно выяснить, куда делась Лелиль. Получится не очень хорошо, если наёмница погибла в момент разгерметизации корабля, потому как эту самую разгерметизацию устроила я. По совести, я толком не виновата: меня похитили – и я спасалась. Но попробуй объясни это безутешному брату. Зачем вообще я к нему подошла? Впрочем, безутешным он не выглядит, может, зря я опасаюсь? – Один. Ты мне кого-то напоминаешь, – вдруг подозрительно уставился на меня эльф. – И я не полечу, пока не выясню, кого именно. Догадался? – Юлия Дракон, сестра князя Дракона, – с напускным высокомерием произнесла я заранее заготовленную версию и, не выходя из роли, изобразила на лице выражение а-ля «как меня, всю такую знатную, можно было не узнать?!». О нелюбви ушастого к аристократам я помнила прекрасно, но одно из самых узнаваемых лиц этого мира никуда спрятать я не могла. И «сестра» после всех моих размышлений показалась мне самой правдоподобной версией. – Тогда понятно. Тебе известно, что твой братец расфигачил мой корабль магией? – М-м… вообще-то, мы с ним почти не общаемся. На секунду задумавшись, Ринил оценивающе пробежался по мне взглядом и произнёс: – Что ж, принцесса, я готов отвезти тебя, куда скажешь. Осталось только договориться о цене. – Принцесса? – удивлённо переспросила я. – Да, принцесса. Ты ведь сестра князя, разве нет? Очередные выверты магического переводчика. Почему сестра князя – принцесса? Где логика? Я предпочла бы, чтобы меня звали по-другому! Но не время сейчас для этого. Главное – чтобы мы, наконец, улетели отсюда. – Сколько ты хочешь? – уточнила я. – Зависит от того, куда нужно лететь. – Для начала на Гу-Арну, а там посмотрим. – До Гу-Арны – тысяча лигов. «А там посмотрим» – от тысячи до пяти, – тут же выдал Ринил расценки. – Согласна, принцесса? – Идёт, – подтвердила я и сразу предупредила: – Аванс не дам! – Аванс не нужен, – усмехнулся он. – Главное – контракт подпиши. – Я подпишу, но учти: читать буду очень внимательно. Глава девятая Удивительно, но на этом маленьком корабле были вполне приличные каюты. По крайней мере, моя меня полностью устраивала. Но не настолько, чтобы сидеть в ней весь перелёт. Пока мы обсуждали с Ринилом условия нашего контракта, я много раз успела пожалеть о том, что подошла к нему: до чего упрямый и дотошный ушастый! Пришлось извести пергамент больше метра длиной. Зато «проработали все нюансы и избежали двусмысленных трактовок»! Интересно, Маркелию тоже пришлось через это пройти, когда он нанимал эльфов? Если да, я почти готова ему посочувствовать. Почти. Оставив все вещи в каюте, я вышла. Сквозь иллюминаторы было видно стены связующего межпланетного магического канала. До мостика управления было рукой подать, к тому же он скрывался всего лишь за раздвижной прозрачной перегородкой. – Послушай, а как ты летаешь без мага? – поинтересовалась я у спины эльфа, который в данный момент разбирался с какими-то рычагами на панели. – Здесь безопасная зона. – Но ведь системы всё рано кто-то должен заряжать, разве нет? – Чего ты хочешь от меня, принцесса? – раздражённо обернулся он. – Думаешь, я полетел бы на Гу-Арну, если б думал, что нам не хватит энергии до конца пути? Сделай одолжение, не лезь ты в то, в чём всё равно не смыслишь! – А можно повежливей? Я плачу тебе, в конце концов! – рассердилась я. – Перечитай контракт. Я полностью выполняю его условия. Хочешь, чтобы я был с тобой вежлив – доплачивай. Негодующе фыркнув, я прошлась взад-вперёд, разглядывая изображения на трёх высоких экранах. Как пилоты во всём этом разбираются? – И не надо здесь всё разглядывать! – воскликнул эльф. – Как же меня достали бесцеремонные аристократы! – Эй, ушастик! Чем тебе аристократы не угодили? – Ушастик?! Не надо меня так называть, принцесса! – Не надо называть меня принцессой, ушастик! Мне, может, тоже не нравится! – пробурчала я. Где-то полминуты мы стояли и буравили друг друга взглядами. Первым сдался эльф, он махнул рукой и сделал вид, что полностью увлечён управлением кораблём. Но надолго его всё равно не хватило, и вскоре он проворчал: – Нелегка жизнь наёмника: кого только не приходится терпеть. – Если не нравится, зачем им стал? – на автомате спросила я. – Не собираюсь я тебе отвечать. – Как хочешь, – я пожала плечами, развернулась и ушла в свою каюту. Насколько же было проще, когда я путешествовала с бароном! Он, конечно, тоже был не ангел, но мне с ним нравилось. А этого ушастого я, наверное, придушу раньше, чем мы приземлимся! Да что он себе позволяет? Можно подумать, мне не с кем поговорить, кроме него. Хотя… да, не с кем. Если не считать Цветочек, который, к слову, умеет быть благодарным слушателем! Но с таким же успехом можно было вести беседу с мухой или надетым на руку носком. Вздохнув, я активировала полигон и погрузилась в чтение учебника по магии и тестирование новых конструкций. К сожалению, через сорок минут пришлось на сегодня закончить: я сейчас не в том положении, чтобы без крайней необходимости полностью разряжать полигон. С таким дефицитом энергии было бы лучше вообще им не пользоваться, но раз заряд за сутки восстанавливается, можно иногда себе позволить. К счастью, уже наступила ночь (этого не увидишь за окном, но у меня ведь есть часы). Хотя, следует заметить, безоговорочно доверять часам в телефоне не стоило: в конце концов, они показывают земное время, а не местное. Но я постепенно привыкла к разнице во времени и привыкла прибавлять или отнимать несколько часов от цифры на экране. Переводить их смысла не было: не приучишь ведь, что здесь в сутках не двадцать четыре часа, как у нас. Да и вообще на разных планетах длина суток разная. Видела я часы местного образца на Гу-Леме. Так и не смогла понять, как по ним можно определить время: мало того, что там оказалось три циферблата с пятью стрелками, так они ещё и двигались в разных направлениях, и всё это к тому же дополнялось то сужающимся, то расширяющимся красным кольцом, которое тоже что-то да значило. Само по себе сложно, так ещё и выяснилось, что некоторые народы даже на одной и той же планете используют разные способы исчисления времени. Поскольку даже аборигены пока между собой не договорились и вследствие этого не всегда могут друг друга понять, когда речь заходит о времени, я предпочла пользоваться привычными мне часами, ну и иногда смотреть на небо: ночь, она и в другом мире ночь. Впрочем, как я слышала, на Эль-Фьоре всё совсем не так. Эльфийская планета вращается не так, как другие, поэтому на одной половине всегда день, а на другой всегда ночь. И ведь живут как-то. Растянувшись на кровати, я закрыла глаза и, в который раз, стала копаться в собственных воспоминаниях. Бесполезно строить гипотезы о планах главного советника: нужны факты. А фактов нет. И дело даже не в том, что их добывает Влад, а в том, что Маркелий умён и хитёр, и так просто он не сдастся. Просто так вломиться в крепость и обвинить его едва ли хороший вариант, потому что с большой вероятностью его люди схватят меня по дороге. А если даже нет, наверняка у Маркелия есть план на этот случай: не мог же он не предвидеть подобной возможности. К тому же я сейчас не совсем князь. По крайней мере, не все сразу меня узнают: парик и княжескую одежду я закопала в лесу на Хребте Дракона, хорошо запомнив место (брать её с собой было неразумно, уничтожать – тем более). Честно говоря, отправляясь за космическим кораблём, я изначально предполагала полететь на Ур-Раду и выяснить, не там ли Адонет. Но, во-первых, я не доверяю ей на сто процентов, во-вторых, не стоит забывать, с кем я лечу. Ринил поверил в мою сказку о сестре князя Дракона, но он бы сразу догадался обо всём, попроси я его полететь на ту самую колониальную базу! Размышляя о всяком разном, я отключилась. Проспала я довольно долго (раз наконец-то у меня есть такая возможность), а проснувшись, полезла в сумку за одеждой, и тут мне на глаза попался свёрток, который я стащила у Джона из-под носа. А ведь я ещё даже не открывала его! Внутри обнаружились письма и документы на лавинийском. «Госпожа Л., спешу уведомить вас, что наш с вами большой знакомый отныне является нашим помощником в известном вам деле. Он знает меня в лицо, но кто вы, ему неизвестно. Я посчитал неразумным подвергать вас риску, поэтому не сказал ему ни слова. Все распоряжения он будет получать от меня лично. В ваших интересах сделать всё возможное, чтобы приблизить нашего большого друга к известной вам персоне. Жду вашего содействия. С любовью, Ш.» Сплошные шпионские игры. И зачем только барон во всё это полез? А ещё уверял меня, что путешествовал по Торлану в чисто туристических целях! Видите ли, он никогда не видел знаменитых торланских водопадов и не смог устоять перед таким искушением. Впрочем… я ведь тоже не была с ним честна. Кто станет откровенничать с едва знакомым человеком? Следующий пергамент оказался списком. «Утро. К. выходит из покоев в 13.678. С 13.705 до 14.805 завтрак. С 14.805 до 12.11 работа с документами в кабинете. С 12.11 до 11.405 поездки. С 11.405 до 10.550 обед с семьёй. С 10.550 до 10.000 деловые встречи. С 10.000 до 12.005 собрания. С 12.005 до 13.73 ужин. С 13.73 до 13.05 личное время. С 13.05 до 13.500 сон». Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=40212761&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.