Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Академия пороков. Проклятая для демона

Академия пороков. Проклятая для демона
Академия пороков. Проклятая для демона Локи Буфонада Последнее, чего желала Альма в стенах Академии Молний, так это стать жертвой секс-проклятия. Теперь девушку, до четвертого курса остававшуюся невинной, преследует призрак. Если кто-нибудь заметит метку на ее шее в течение семи недель, Альма должна отдать себя мужчине, с которым ранее не спала, либо умереть! И так – раз за разом, пока все условия для снятия проклятия не будут выполнены. Девушка впадает в отчаяние, но неожиданно получает ужасающее ее предложение от Альтера – демона-перевертыша, которого всю свою жизнь считала старшим братом. Он обещает решить ее проблему, только вот устроит ли ее такое решение? Содержит нецензурную брань. ГЛАВА 1. Брат, от которого лучше держаться подальше Альма всегда боялась своего старшего брата. Но попробуй она сказать кому-нибудь об этом, и ей бы, конечно же, никто не поверил! Как ни крути, но Альтер производил впечатление юноши, которого в принципе невозможно бояться. Этот красивый, даже смазливый парень с ясными серыми глазами и необычайно светлыми короткими волосами, очаровывал кого угодно с первого взгляда. В считанные секунды Альтер покорял любого своим обаянием. И каждый, подпавший под действие его чар, готов был поклясться, что разговаривал с самым милым, добрым, чистым юношей на всем белом свете! В том числе и их с Альмой родители, работавшие преподавателями в элитной Академии Молний, где их дети успешно учились на четвертом и пятом курсе. Каждый. Кроме Альмы. С самого детства девочка опасалась оставаться с братом наедине. По каким-то неведомым причинам его мягкая улыбка и светлые глаза пугали ее сильнее, чем оскалы монстров, которых она видела в кино. Только вот… каждый раз, когда она пыталась намекнуть на это родителям, на нее саму смотрели, как на нечто неправильное. Ведь разве можно не любить Альтера? Он же такой замечательный, добрый, и так обожает свою маленькую сестренку! Потому все, что оставалось Альме, это прятать свой страх, всеми силами стараясь держаться от брата на расстоянии. Особенно – не оставаться с ним дома одной. Правда вот, последнее не всегда получалось. Однажды Альма заболела и отпросилась с курсов. Еле дойдя до дома, девушка из последних сил заползла в свою комнату, переоделась в пижаму и легла в постель, где тут же провалилась в болезненный сон. Она понятия не имела, сколько проспала, ощущая мерзкий озноб и тяжесть в голове. Единственное, что было известно девушке наверняка, так это то, что когда она открыла глаза, Альтер лежал рядом с ней, в ее кровати. Одетый в домашнюю футболку и тонкие хлопковые штаны, через которые Альма явно ощутила затвердевший член, упиравшийся в ее ногу. Прижимаясь к сестре всем телом, юноша собственнически обнимал ее за талию. А поняв, что она проснулась – проник рукой под пижаму, напряженно провел ладонью по горячему от лихорадки телу и сжал небольшую грудь. Раз за разом он водил подушечками большого и указательного пальцев по затвердевшему соску, время от времени сжимая его. Альма же, оцепенев, лишь напряженно дышала. К счастью, как раз тогда вернулись родители, и Альтер, недовольно вздохнув, вылез из ее постели. Чтобы минуту спустя выйти к ним и с искренним беспокойством сообщить, что его дорогая младшая сестренка простудилась. Однако это было сущим пустяком по сравнению с тем, что вскоре произошло в ночь, когда на курсах праздновали выпускной! Тогда непривычная к алкоголю Альма выпила немного вина вместе с бывшими однокурсником, и немного опьянела. Потому не сразу смекнула, что к чему, когда один из приятелей вывел ее из общего зала ресторана, где веселились выпускники. Что к чему девушка осознала, лишь когда парень закрыл за ними дверь маленькой комнатушки – очевидно, складского помещения. Недолго думая, он грубо впился в ее губы и прижал девушку к стенке, а ее голова слишком кружилась от выпитого, чтобы она сумела сопротивляться ему. Альма отчаянно пыталась что-то промычать – о том, чтоб он отпустил ее, что она не хочет этого. Но парень лишь хохотнул что-то на тему: «Брось, детка, это выпускной, а тебе уже давно восемнадцать! Должно же нам быть, что вспомнить!», при этом расстегивая ее легкое голубое платье. И похотливо постанывая при виде обнажившейся груди, которую сразу же принялся посасывать, словно леденец. – Прекрати! – всхлипнула Альма, когда бывший однокурсник усадил ее в большое старое кресло, стоявшее в углу, и стянул с нее белье. – Так ведь если я прекращу, сама потом жалеть будешь. Если не веришь, попробуй, какая ты мокрая, – пропыхтел парень, грубо водя пальцами меж ее ног. Закусив губу, девушка могла лишь предпринимать бессмысленные попытки оттолкнуть однокурсница. Да, он был прав, из-за вина и этих настойчивых прикосновений ее тело действительно возбудилось. Только она никоим образом не собиралась отдавать свою невинность вот так, здесь, по пьяни, да еще и парню, к которому никогда не чувствовала ничего, больше банальной приятельской симпатии! Потому испуганно замотала головой, когда поняла, что он уже расстегнул штаны и собирается направить в нее свой налитый кровью член!.. Но неожиданно ухажер, охнув, отдалился на метр. А присмотревшись, Альма поняла, что худощавое тело бывшего однокурсника метелил никто иной, как Альтер! – Пошел вон, козел! – прошипел юноша, напоследок плюнув ему в глаз. И тот, недолго думая, поспешил убраться из комнатушки. Альма не могла ничего сказать, просто сидела на кресле и дрожала. – Не бойся, братик не даст тебя в обиду, – прошептал Альтер, опускаясь перед ней на колени. – Все хорошо. Она еще не успела восстановить сбитое дыхание, как вдруг ее накрыла новая волна панической дрожи: проведя по ее телу тыльной стороной ладони, юноша коснулся внутренней стороны бедра, скользнул вверх и деликатно провел пальцем меж ее ног. – Бедная сестренка, ты все еще горишь. – Ничего, я… – задыхаясь, прошептала Альма, но Альтер с коварной улыбкой прижал к ее губам указательный палец второй руки. – Не волнуйся, я помогу тебе, – заверил он, нежно проведя подушечками по ее влажной плоти. Девушке показалось, что ее парализовало. Больше всего на свете она хотела сбежать от этих прикосновений, а еще больше – от того удовольствия, которое испытывала от них! Двигая пальцами настойчиво, но при этом осторожно, Альтер постепенно наращивал темп, очевидно наслаждаясь румянцем, пылавшим на щеках Альмы. Упираясь коленом в сиденье кресла, юноша навис над ней, маняще щекоча дыханием ее раскрасневшиеся губы с размазанной розовой помадой. Девушка была уверена, что сейчас брат поцелует ее. И хуже всего – не только боялась этого, но еще и желала, ощущая к себе в этот миг самое неподдельное отвращение! Но этого не случилось. Когда по ее телу пробежала судорога наслаждения, Альтер лишь коснулся губами ее щеки, нежно прошептав: – Ну вот, теперь все хорошо! После чего облизал свои пальцы, наслаждаясь вкусом соков Альмы. А минуту спустя уже надел на нее стянутое одноклассником белье, поправил растрепавшиеся локоны, вытер платком размазанную помаду и с улыбкой проговорил: – Теперь, сестренка, пошли встречать рассвет! Благо после того, как Альма после курсов поступила в Академию Молний, стало немного проще. Они с Альтером учились хоть и на одном факультете, но на разных курсах, потому на парах не пересекались. А женские и мужские общежития находились отдельно. Так что если Альма и встречала брата, то лишь мельком, на переменах, либо в библиотеке. Следовательно, легко избегала перспективы остаться с ним наедине, или просто стоять близко слишком долго… что Альтера, похоже, немало огорчало. Тем не менее, в Академии Молний Альма сумела зажить настоящей, свободной от брата жизнью. Более того, общение с родителями тоже свелось к минимуму – хоть Рейра и Дамир Шейхус преподавали здесь, но на их факультете ничего не читали. А после рождения детей в свое время съехали из общежития для преподавателей на территории Академии, и поселились в уютном домике неподалеку. В котором и остались даже после того, как оба ребенка стали студентами и наведывались к ним только на каникулы, а иногда – на выходные. Таким образом, Альма завела себе своих собственных друзей, нашла свои собственные увлечения и шла вперед по своему собственному пути. Компания, к которой девушка примкнула два года назад, частенько любила устраивать маленькие уютные вечеринки – иногда тайком в чьей-то комнате общежития, а иногда просто в пустующих после занятий аудиториях. И эти вечеринки Альма просто обожала! Потому собираясь на одну из них сегодня, радостно напевала, подкрашивая ресницы новой темно-синей тушью, которая идеально подходила к ее серо-голубым глазам. Подумав немного, девушка даже слегка завила пару светлых локонов, чтобы те интереснее обрамляли ее миленькое кукольное личико. Не с целью понравиться кому-нибудь из парней в компании! Просто чтобы нравиться самой себе. Закончив сборы, Альма, радостно отправилась в комнату близнецов Жакрана и Жакрада Церата, где студенты договорились собираться сегодня. ГЛАВА 2. Жуткая легенда – Так-так, повтори еще раз! – рассмеялся пятикурсник Арсон, поперхнувшись пивом. – Призрак какой-то «черной преподавательницы»? – Ага, можешь и так считать, – подмигнул Жакрад, не стесняясь засовывать руку под юбку своей новой подружке, ветреной первокурснице Тикки… которая, в общем, сейчас была вхожа в компанию только на правах его очередной девушки. – Эту преподавательницу, по слухам бывшую той еще нимфоманкой, нашли мертвой двадцать с чем-то лет назад на лестничной площадке между пятым и шестым этажами третьего корпуса. Вроде как ее убили, но кто это сделал – так и не узнали. С тех пор… поговаривают, в ночь смерти ее можно увидеть на той самой лестничной площадке. Только вот она явится не каждому, а лишь девственной четверокурснице, которая осмелиться проходить там от полуночи до рассвета. И если таковая ей встретится, на несчастную падет страшное проклятие Метки порока! – И это проклятие в самом деле страшное? – захихикала третьекурсница Рина, которая, кстати, еще с первого курса обезопасила себя от подобных проклятий. – Просто ужасающее, – коварно кивнул Жакрад. – После того, как это случится, на теле жертвы появится метка. Даже если другие будут смотреть на нее в упор, то не обратят внимания… однако для помеченной это все равно будет означать ужасные последствия. Если кто-либо увидит эту метку, жертве останется только одно: не позднее, чем на седьмой день после этого, переспать с кем-нибудь. – Всего-то?! – игриво засмеялась Тикки. – В первый раз – да, – хмыкнул Жакрад. – Просто найти кого-нибудь и раздвинуть перед ним ноги. Если же не сделать этого, то все семь дней призрак будет преследовать жертву, напоминая о ее участи, а на восьмой помеченная умрет. Только вот… да-да, один раз перепихнувшись, можно спастись. В первый раз. Но после этого начинается второй цикл проклятия. – Какой же? – заинтересовался пятикурсник Пристан. – Помеченной предстоит прятать метку семь следующих недель, – заговорил Жакрад. – И если кто-нибудь снова увидит ее, пусть даже в седьмой день седьмой недели, вся веселуха начнется сначала – ровно семь дней, чтобы переспать с кем-нибудь, но с единственным условием: каждый раз это должен быть другой мужчина. То есть да, завести с кем-то отношения, и просто кувыркаться с ним, не получится! Девушка, до четвертого курса остававшаяся девственницей, внезапно должна стать самой настоящей шлюхой. Если ей не слишком повезет, и метка будет постоянно попадаться другим на глаза, то ей предстоит чуть ли не каждую неделю скакать на новом болте. Ну, или гордо умереть с пафосным возгласом: «Живой не дамся!». Способов снять проклятие всего два. Первый – продержаться семь недель, ни разу не засветив метку. Второй – дожить до конца летней сессии и перейти на пятый курс. Тогда метка исчезнет, и призрак оставит свою жертву в покое. – Что-то не слишком правдоподобно звучит, – протянула второкурсница Бисма, нахмурив брови. – Это ведь Академия Молний, элитное магическое учебное заведение, где собрались лучшие профессора. Вот не верю, что ни один из них не смог это проклятие распутать. – Они старались, – кивнул Жакрад. – Но призрак оказался не так прост, его даже обнаружить не удавалось. Возможно из-за того, что эта погибшая преподавательница была слишком упертой или озлобленной. Может, покопайся они побольше, то и вправду разобрались бы. Но видимо, они решили, что это не такая уж и проблема. – Почему же? – Вот скажите, сколько вы знаете в этой Академии девушек, которые остаются девственницами аж до четвертого курса? – прыснул со смеху Жакрад, и Альма, вместе со всеми собравшимися, показательно поддержала его смех. Свою собственную девственность она предпочитала не афишировать, особенно в этой компании. – К тому же… точно определить, стала ли девушка жертвой проклятия, и умерла ли от него, невозможно. Одно из условий выживания – молчать о метке. Проговоришься, и умрешь в тот же день. Потому точно неизвестно, сколько студенток было помечено за эти двадцать с чем-то лет, и уж тем более – кто из них выжил, а кто умер. Так что все, что остается девушкам, это быть внимательными, прогуливаясь в ночь гибели той преподавательницы… либо просто трахнуться с кем-то, не взращивая паутину между ног аж до четвертого курса! – расхохотался парень, весело отпив пива со своей бутылки. – Погодь-погодь, сейчас угадаю… – смеясь, проговорил Жакран. – И сегодня, конечно же, та самая ночь! – Правильно, братишка! – заржал в ответ Жакрад, давая близнецу пять. Не то, чтобы Альму напугали эти сказки. Показательно хохоча, она попивала свое пиво, и просто старалась не думать о том, что от комнаты Жакрада и Жакрана дорога к ее комнате в женском общежитии пролегала через ту самую лестничную площадку. Конечно, она всегда могла пойти другой дорогой, в обход! Только вот едва допустив эту мысль, девушка выругала себя. Еще не хватало, чтоб из-за этих глупых баек кто-нибудь заметил, что она решила возвращаться в свою комнату десятой дорогой. Тогда засмеют не только за то, что впечатлительная трусиха, но и за то, что она – единственная в компании девственница! Особенно в компании, где заправляют братья Церата: сыновья женщины, живущей в браке одновременно с двумя братьями-близнецами. Когда с посиделками было покончено, студенты разошлись кто куда. Причем некоторые девушки – как вот Тикки – решили задержаться в комнатах своих парней (причем сама Тикки не скрывала планов повеселиться втроем). Альма же распрощалась со всеми и поспешила по темным коридорам в свою комнату. Хоть завтра и суббота, но у нее уже имелись кое-какие планы на день, потому нужно было хорошенько выспаться! «Ерунда какая-то», – нервно подумала Альма, когда поняла две вещи: первая – она приближается к той самой лестничной площадке; вторая – у нее начинают дрожать коленки. Выругав саму себя, девушка ускорила шаг и начала подниматься по ступенькам на шестой этаж… как вдруг замерла. Она стояла у маленького окошка, освещенная бледным лунным светом, который красиво играл на ее блондинистых волосах. Форменная мантия преподавателей струилась, не в силах скрыть изгибов стройного женского тела. И если бы эта прекрасная незнакомка не казалась слегка прозрачной, Альма и вовсе решила бы, что перед ней самая обычная женщина. Только вот она, увы, и вправду была немного прозрачной! Медленно обернувшись к оцепеневшей студентке, женщина коварно, даже похотливо улыбнулась уголками губ. А после хищно прикусила нижнюю губу и подошла к Альме. Ухватившись пальцами за накрахмаленный воротничок блузы, она потянула ее на себя, чтобы миг спустя прижать к холодной каменной стене, захватив в плен своих красивых голубых глаз! Все слова застряли у Альмы в горле. Легко проскользнув ладонью под юбку девушки, незнакомка отодвинула белье и пальцем проникла в нее одним плавным, чувственным движением! Вот только… Альма не почувствовала боли, совсем. Более того, ощутила лишь холод, беспрепятственно разлившийся по ее лону. – А знаешь, думаю, нам будет весело, – ухмыльнулась женщина, двигая призрачным пальцем внутри ее тела, прежде чем завладеть ее губами в соблазнительном поцелуе!.. Обескуражено моргая, Альма смотрела перед собой, но никого не видела. Она стояла здесь совершенно одна, прижимаясь спиной к стене, и дрожа от холода, струившегося по ее крови. В какой-то миг ей показалось, что она просто здесь возьмет да свалится с ног! Но вместо этого девушка неожиданно побежала по ступенькам вперед, на шестой этаж! – О, а вот и ты! Хорошо отдохнула? – дружелюбно поинтересовалась Марис, ее соседка по комнате, как только Альма закрыла за собой дверь. – Да, неплохо! – встрепенувшись, закивала девушка. – Смотрю, у тебя волосы растрепались, – подметила Марис, подойдя к соседке, чтоб весело откинуть назад непослушную прядь. – И правда, – неловко заулыбалась Альма, едва сдерживаясь от нервного смеха. – Ну, я в душ. – Хорошо. Тогда спокойной ночи, я уже ложусь, – кивнула девушка, проходя к своей кровати. Понимая, что сейчас у нее все может начать валиться из рук, Альма постаралась успокоиться, убеждая себя, что все это ей лишь привиделось. Выпила немного пива, вот и померещилось под впечатлением. Схватив полотенце и пижаму, девушка направилась в ванную и принялась раздеваться. Как вдруг замерла, не в силах поверить в то, что видела в зеркальном отражении: На ее шее, справа, у самого основания, на коже горел темно-красный загадочный символ. Символ, который Марис наверняка увидела! Просто не обратила внимания. ГЛАВА 3. Стон или смерть Альма начала носить свитера с высоким горлом – как будто теперь это могло чем-то ей помочь! Тем не менее, каждый раз, когда люди смотрели на метку, при этом не замечая страшной отметины на ее шее, ей казалось, словно каждый из взглядов прожигает кожу. Потому уже на второй день все блузы и кофточки, не закрывающие шею, были засунуты вглубь шкафа. Только вот если бы лишь этим можно было решить все ее проблемы! С каждым днем кое-что менялось. Во-первых, ощущение присутствия метки на коже. Оно становилось все более тяжелым, даже болезненным. Во-вторых… Альма видела ее. Каждый день, неважно где – то ли из окна, то ли в коридорах, то ли прямо посреди аудитории во время лекции. Преподавательская мантия, волнистые блондинистые волосы… и черные голые кости черепа вместо красивого лица. С пустыми глазницами, которые пронзительно смотрели на нее, в то время как костяшки-руки жадно тянулись к своей жертве. При этом ее совершенно точно никто, кроме самой Альмы, не видел. Но самым страшным было то, что она становилась ближе. И вот уже сегодня, на седьмой день после той ужасной ночи, девушка увидела это существо менее чем в метре от себя! Без сомнений, уже завтра, едва часы пробьют полночь, она схватит ее своими бесплотными руками, и жизнь будет кончена! Понимая безвыходность своего положения, Альма осознавала, что у нее нет выбора, и она должна просто сейчас найти кого-нибудь, кто переспал бы с ней без лишних вопросов. Только вот даже теперь ей никак не удавалось решиться на это! Словно что-то внутри нее блокировало такое решение, категорически запрещая ей впускать в свое тело кого-то постороннего. Так наступил вечер, а после – ночь. И эту ночь, которая вполне могла стать для нее последней, Альма встретила в своей комнате одна. Марис убежала пару часов назад в мужское общежитие, где ее дружок спровадил соседа из комнаты до завтра. «Неужели я… вот так возьму, и умру из-за этого?!», – на грани истерики подумала Альма, рассматривая в зеркале свою метку, которая за прошедшую неделю почернела. Одиннадцать ночи. Пошел последний час. И от внезапного осознания того, как же мало времени осталось, девушке захотелось кричать! Сейчас… что ей остается? Тайком пробраться в мужское общежитие, и начать бегать там из комнаты в комнату, предлагая парням свое тело? Мол, берите, кто хочет, я любому дам! Нет-нет, что вы, никакой подставы, никаких шуток! Вперед, мои ноги расставлены, только всунь! Зажимая рот ладонью, Альма сидела на полу и истерично смеялась с этих идиотских мыслей… а стрелки часов продолжали свой неумолимый ход. Она что, правда умрет? В самом деле умрет? Почувствует на своей коже прикосновения костяных пальцев? После чего… Интересно, что будет дальше? Ее сердце остановится, а ей припишут смерть от естественной причины? Или в течение следующего дня с ней случится какой-то несчастный случай? Только вот, увы, найти утешение в том, что она узнает ответ на этот вопрос, девушке не удавалось. Понимая, что из глаз вот-вот потекут слезы, Альма со всей силы зажмурилась! Но неожиданно прозвучал четкий, хоть и совсем тихий скрип, с которой дверь ее комнаты отрылась. Неужели это тот призрак уже пришел за ней? Но ведь еще слишком рано! Или, может, она будет стоять над ней все это оставшееся время? Не решаясь открыть глаза, Альма продолжала неподвижно сидеть на полу, в своем уголочке, пока не ощутила прикосновение. Но не холодное призрачное, а самое настоящее – реальное, теплое, прикосновение живой человеческой плоти. – Сестренка, не бойся, – прозвучал мягкий, и в то же время пугающий голос. – Альтер? – слабо прошептала девушка, подведя взгляд, и встретившись с серыми глазами брата, который нежно ухватился пальцами за ее подбородок. – С тобой иногда бывает столько проблем, – вздохнул он, проведя пальцами по шее и оттягивая высокий воротник. Не может быть, его взгляд… неужели он видел метку?! – Итак, ты все еще не переспала ни с кем? Вот и славно, – тихо улыбнулся юноша. А после, взяв руку сестры, потянул за нее, заставляя девушку встать на ноги. – Ты… – Не переживай, дорогая. Сейчас братик решит твою проблему, и все будет хорошо! – проговорил Альтер с игривой улыбкой, в то время как в его серых глазах заплясали озорные огоньки. – То есть? – опешила Альма, но вместо ответа юноша легко подхватил ее и положил спиной на кровать! – То есть, пора приступить к делу, – кивнул он, нависая над ней. Без тени смущения его колени уперлись в матрас, а руки прижали запястья сестры к подушке. – Ты с ума сошел?! – испуганно выдохнула девушка, внезапно осознав, что неистово дрожит. – Можешь и так считать, – согласился Альтер, наклонившись, чтобы легонько прикусить кожу на нежной шее – в считанных миллиметрах от проклятой метки. – Постой, ты ведь не сделаешь этого? – А ты как думаешь? – ухмыльнулся юноша, прижимаясь к Альме бедрами так, чтобы она в полной мере ощутила его возбуждение. – Знаешь, мне не следовало столько с этим тянуть. Тогда бы ты и не угодила в эту передрягу. – Нет-нет, прекрати! – пробормотала девушка, не зная, чего же боится больше: скорой смерти, или возможной близости с собственным братом, который был решительно настроен получить свое. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/helga-ololo/dobro-pozhalovat-v-porochnuu-akademiu-proklyataya-dlya-demona/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 69.90 руб.