Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Крестоносцы. Первая полная энциклопедия Вячеслав Олегович Шпаковский Лучшие воины в истории В 1095 г. на Клермонском соборе Папа Римский Урбан II призвал силой вырвать Святую землю из рук мусульман. «Пусть выступят против неверных в бой, который должен дать в изобилии трофеи, те люди, которые привыкли воевать против своих единоверцев – христиан… Да станут ныне воинами те, кто раньше являлся грабителем, сражался против братьев и соплеменников». Вдохновленные такой речью слушатели поклялись освободить Гроб Господень, а пожелавшие идти в поход пришили на свою одежду красный крест. Так началась эпоха крестоносцев. Но что мы знаем о крестоносцах и Крестовых походах? При слове «крестоносец» перед мысленным взором возникает рыцарь в латах на коне, со щитом и мечом и в белой накидке с изображением креста. Такими мы видим крестоносцев в многочисленных фильмах, такими предстают они перед нами на страницах романов. Но фильмы и романы, даже лучшие, – это не настоящая история. Новая книга Вячеслава Шпаковского приподнимает завесу тайны над историей крестоносцев и Крестовых походов. На основе исторических документов, без всяких прикрас, автор рассматривает историю Крестовых походов, начиная с Первого Крестового похода и заканчивая поражением армии крестоносцев в 1444 г. под Варной, оружие и снаряжение крестоносцев и отвечает на вопрос – кто же на самом деле были крестоносцы и зачем они с благословения католической церкви украшали свою одежду и оружие изображением креста… Вячеслав Олегович Шпаковский Крестоносцы. Первая полная энциклопедия «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся».     (Матфей, 5:6) © Шпаковский В.О., 2018 © ООО «Издательство «Яуза», 2018 © ООО «Издательство «Эксмо», 2018 * * * «Молящийся крестоносец» – миниатюра из «Винчестерской псалтыри». Вторая четверть XIII в. Показан в типичном для своего времени защитном вооружении: кольчужном хауберге с капюшоном и кольчужных чулках до колен. Ниже колен на нем надеты так называемые «мониста» – полосы из кожи, прикрывающие ноги только спереди, на которых плотно друг к другу при помощи заклепок закреплялись маленькие металлические диски размером с монету, – довольно нетипичное средство защиты для того времени. Возможно также, что крест на плече имеет под собой жесткую основу, ну, скажем, наплечник кирасы из кожи, которую прикрывает сюрко (Британская библиотека, Лондон) Предисловие Что мы знаем о крестоносцах? При слове «крестоносец» перед мысленным взором возникает рыцарь в латах на коне, со щитом и мечом и в белой накидке с изображением креста. Такими мы видим крестоносцев в многочисленных фильмах, такими предстают они перед нами на страницах романов. Но фильмы и романы, даже лучшие, – это не настоящая история. Вернее, скажем так: это история, увиденная и преображенная сознанием художника – писателя или кинорежиссера. Чтобы получить более объективное представление о прошлом, нужно обращаться не к фильмам, а к историческим документам и историческим исследованиям. На страницах этой книги о крестоносцах и Крестовых походах все будет именно так и рассказано: по возможности без художественных прикрас (хотя обойтись без них полностью вряд ли удастся, даже более того – здесь будет целая «Книга в книге» с отрывками из наиболее интересных художественных произведений о крестоносцах!) и с точностью, основанной на изученных документах, а не на фантазиях и разного рода псевдоисторических домыслах. Главное ее достоинство состоит в том, что в основе ее почти полностью лежит англоязычная современная историческая литература самых известных медиевистов Британии, Швеции и Франции, пишущих на английском языке. Эпиграфами к главам служат отрывки из Библии, по духу являющиеся наиболее близкими «крестоносной» теме, стихи трубадуров, которые в большинстве своем в то время и сами были крестоносцами, и сражались за веру копьем и мечом, и русских классиков, а иногда и высказывания ученых – все, что больше всего соответствует содержанию главы. Ну и, конечно, используя имеющиеся в своем распоряжении письменные свидетельства, мы постараемся по возможности полно представить, кто же были эти люди на самом деле и зачем они с благословения католической церкви украшали свою одежду и оружие изображением креста… Глава 1 Магическая сила креста «Восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя!»     (Числа, 10:35) Мы восхваляем наши имена, Но станет явной скудость суесловий, Когда поднять свой крест на рамена Мы в эти дни не будем наготове. За нас Христос, исполненный любови, Погиб в земле, что туркам отдана. Зальем поля потоком вражьей крови, Иль наша честь навек посрамлена!     Конан де Бетюн. Перевод Е. Васильевой В представлении наших предков крест обладал безусловной магической силой, иначе бы его не изображали на различных предметах и не использовали в качестве украшений. К сожалению, далеко не всегда мы можем понять психологию древних, а также то, о чем они думали, используя этот символ, к примеру, в качестве того же амулета. И опять-таки, насколько крепка была их вера в силу креста, а магия его была для них убедительна? Доказать это действительно очень трудно, но попытаться, опираясь на данные археологии, все-таки можно! Причем рассказ о магической силе креста в сознании человека минувших эпох придется начать… с рассказа о кладе! И это должно быть особенно интересно, потому что каждому человеку хотя бы раз в жизни мечталось найти клад. Мечтал об этом марктвеновский Том Сойер, и по воле автора он его нашел. Фермер из Британии Терри Герберт также мечтал об этом, вот только искал он свой клад не в домах, «где нечисто», и не в таинственных подземельях, а по окрестным полям и пустошам, причем целых 18 лет. И тоже нашел… потрясающий воображение клад старинных золотых и серебряных вещей на возделанном поле у своего фермера-соседа – 67-летнего Фреда Джонсона, живущего в местечке Браунхилл в графстве Западный Мидленд. Начнем с того, что на сегодня это самый крупный «золотоносный клад» на территории Великобритании. Подобные находки в той местности совсем не редкость, а потому любительское кладоискательство получило там довольно широкое распространение. Однако даже знаменитый «клад из Саттон-Ху» состоит всего лишь из 2,5 кг золота, тогда как в Стаффордширском кладе содержится около 5 кг чистого золота и 2,5 кг серебра! Когда была составлена подробная опись найденного, то оказалось, что клад содержит около 3500 (!) мелких фрагментов и сотни целых предметов из золота и серебра. Причем выполнены многие из них в технике филиграни, перегородчатой эмали, да к тому же еще и украшены драгоценными камнями. Ученые насчитали в нем более 300 накладок на рукояти мечей, 92 навершия рукоятей, нащечники от шлема и ряд других драгоценных изделий. После оценки клада специалистами счастливчик Терри Герберт получил ровно половину оценочной стоимости клада – 2,6 миллиона долларов – и на какое-то время стал самым популярным человеком в Великобритании. Ну а спрос на металлодетекторы в этой стране сразу увеличился в несколько раз! Сцены битвы из «Библии Святого Стефана», начало XII в. (Британская библиотека, Лондон). Судя по этой иллюстрации, воины того времени носили кольчуги до колен с разрезом, раскрашенные конические шлемы и миндалевидные щиты с очень простым рисунком Английский историк Гай Халсалл подсчитал, что стоимость Стаффордширского клада (если перевести на деньги той эпохи, когда он был зарыт) была бы равна весьма кругленькой сумме в 800 солидов – старинных римских золотых монет весом 4,55 г. Ну, а купить на эти деньги можно было 80 породистых боевых коней – количество достаточное, чтобы посадить на них целую дружину! Стаффордширский клад был обнаружен 5 июля 2009 г., а вот пролежать в земле ему пришлось целых 1300 лет! И буквально с самого начала у ученых стали возникать вопросы, ответы на которые они дать просто не могли. Например, почему среди находок не оказалось ни монет, ни женских украшений, а из всех предметов только три не были напрямую связаны с военным делом! По мнению специалистов, обнаруженные предметы – оружие, посуда, украшения – принадлежали англосаксонской знати и были закопаны в землю где-то в VII–VIII вв. нашей эры, причем отчего-то совсем неглубоко. И это было единственным, с чем согласились почти все специалисты, а в остальном их мнения расходились очень сильно. А разногласия состояли вот в чем. Во-первых, совершенно непонятно, кто и зачем зарыл столь внушительный клад посреди пустоши. Конечно, ценности в землю зарывали по разным причинам: чтобы они не достались врагу, в качестве тайного «капитала» и даже в качестве жертвы богам. Похоже, что это как раз тот самый случай принесения ценностей в жертву, потому как очень многие предметы этого клада положены в него… сломанными! В свое время так поступали, к примеру, древние германцы, когда таким образом «открывали» божеству дорогу в мир духов, чтобы там, на «том свете», оно сыграло бы для них роль искупительной жертвы. И все же, если это была всего лишь военная добыча, зачем же ее тогда было ломать? Кстати, клад был явно мужской, и предметы в нем находились исключительно военного снаряжения – невоенных всего лишь три! Однако почему-то те, кто зарыл этот клад, их также сломали! Не положили «в схрон» и самое ценное, что тогда было в оружии – нет, не золото, а… сами клинки! И вот это дает нам основание для второго вопроса: а почему они так поступили? Вот он – знаменитый крест из Стаффордширского клада! Судя по количеству деталей, в Стаффордширском кладе должно было находиться 92 меча, то есть в нем было спрятано оружие целой дружины, причем все мечи в нем были однолезвийными типа сакс, о чем можно судить по форме прорезей на гардах, вот только самих клинков среди сокровищ отчего-то нет! Специалисты подчеркивают, что найденные образцы относятся к таким известным во всем мире шедеврам британского прикладного искусства, как Евангелие из Линдисфарна или Келлская книга. Например, подвеска высотой четыре сантиметра, изображающая конька, бесспорно, была выполнена ювелиром «высочайшего класса», поскольку вся она покрыта завитками из золотой проволоки, припаянной (!) на основу! Однако остается только пожалеть, что те, кто зарывал этот клад, оставили клинки себе, потому что мастерство тогдашних кузнецов проявлялось не столько в обработке золота, сколько в обработке железа! Прекрасные изделия из золота, украшенные еще и перегородчатой эмалью, свидетельствуют о высоком мастерстве тех, кто все это изготовил Известно, что тогдашние кузнецы перекручивали прутья из железа и стали и многократно их проковывали. В результате на отполированном клинке проступал волнистый узор или «елочка». Современник писал, что его поверхность «кажется узорчатой и столько теней играет на нем, что можно подумать, будто в металле переплелись струйки разных цветов». Изучая характер ранений на останках обнаруженных в ходе раскопок воинов, ученые доказали исключительно высокую эффективность такого оружия. Например, обнаружен череп мужчины с повреждением длиной 16 см, направленным сверху вниз. Можно себе представить, с какой силой был нанесен этот удар и насколько острым было лезвие клинка! И вот теперь мы подходим к главному: трем предметам небоевого назначения, обнаруженным в этом кладе. Это два золотых креста и тонкая золотая пластинка с цитатой из Библии. Однако специалисты считают, что именно они-то как раз и являются «ключом» ко всему этому кладу. Известно, что христианство в Британии пошло от римлян. Потом оно угасло, но во времена англосаксов вновь возродилось благодаря усилиям миссионеров из Европы и Ирландии. Они же принесли сюда и соответствующую церковную утварь, и украшения. Например, найденный крест в своем первоначальном виде выглядел настолько декоративно, что вполне мог украшать церковный алтарь. Он был инкрустирован гранатами (которые до нашего времени, к сожалению, не сохранились) и, возможно, цветным стеклом. И то, что камни из него вынули, а сам крест перед тем, как его закопать, согнули, говорит в пользу предположения о том, что это было своего рода «ритуальное убийство» этой христианской святыни! Такое утверждение вполне справедливо, поскольку английское слово «cross» происходит от латинского «crux», означающего «дерево, виселица или другие деревянные орудия казни». Соответствующий глагол «cruciare» означает «пытать, мучать». То есть люди того времени вполне могли воспринимать крест как символ некоего оружия – возможно, и не такого «прямого» и острого, как меч, но от этого ничуть не менее действенного! Получалось, что в борьбе за души верующих крест действительно обладал большим могуществом и, видимо, те, кто зарывал этот клад, именно так и считали и видели в нем оружие большой силы. Поэтому-то они его и сломали таким же образом, как и многие другие предметы, надеясь лишить тем самым некоей присущей им «силы»! Причем силу эту люди, скорее всего, осознавали и признавали. Например, в случае с крестом это было сделано именно так, чтобы «убить» его «силу», ниспосланную с небес! И версия эта представляется достаточно убедительной, особенно если посмотреть на золотую пластинку – третий мирный артефакт, согнутый пополам, на обеих сторонах которого была выгравирована цитата из Библии: «Восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя!» То есть здесь прямо говорится о вере, которая дает силу против врагов, кем бы они ни были, и, разумеется, пластинку с такими «нехорошими» словами этим самым «врагам» нужно было сломать в первую очередь! Любопытно, что сам клад был в древности зарыт на спорной территории – на границе между королевством Мерсия и Уэльсом, – и зарыт явно в большой спешке. Не исключено, что это была военная добыча какого-нибудь мерсийского лорда, пожертвовавшего ее всю… кому? Либо Христу, либо языческим духам! И как знать, может быть, он таким образом «отказался» от золота ради того, чтобы обеспечить новые победы своему «железу»? Ведь недаром же клинки от мечей-саксов его люди (или он сам) все же решили оставить себе как вещи в высшей степени полезные и нужные мужчинам, а золото зарыли! Многие изделия клада сознательно повреждены. Зачем было их портить, ведь ценность неиспорченных украшений была бы значительно выше? Очевидно, что сделано это было сознательно. Вот только с какой целью – неизвестно! Интересно и то, что, пока ученые спорили, друзья-фермеры, обнаружившие и поделившие клад поровну, в одночасье стали богатыми людьми, но, к сожалению, на собственном примере подтвердили справедливость утверждения, что денег много не бывает, – спустя непродолжительное время они поссорились только из-за того, что каждый из них посчитал себя обделенным. Владелец участка, где были обнаружены сокровища, обвинил своего друга в непомерной жадности, запретил появляться на своей территории, а также заявил, что сожалеет о том, что нашел этот клад, ставший предметом раздора, и вообще назвал самой большой ошибкой своей жизни встречу с этим человеком. Терри Герберт, в свою очередь, признался, что также не хотел делить находку пополам, да, увы, пришлось, потому что закон есть закон! Теперь оба приятеля окончательно убедились, что деньги, даже очень большие, счастья не приносят. КНИГА В КНИГЕ Ну, что это сегодня говорят, что люди перестали читать, что молодежь отдает предпочтение электронным «стрелялкам» перед сокровищницей мировой литературы? Отчасти это, наверное, правда, но только отчасти – просто книг сейчас стало так много, что только просмотреть их и то никакого времени не хватит. Переиздается классика, фантастика, приключения, а сколько переводных книг, о которых мы раньше только изредка слышали… Понятно, что все мы знакомы с книгами Вальтера Скотта и Генрика Сенкевича, посвященными рыцарям-крестоносцам. Ну, а концу рыцарей Храма – тамплиерам – посвящен первый роман серии «Проклятые короли» Мориса Дрюона. Но многие ли, скажем, читали роман Френсиса Мейсона ван Викка «Серебряный леопард»? Или роман «Крестоносец» Рональда Уэлча? Или роман о Третьем крестовом походе и его легендарном вожде короле Ричарде Львиное Сердце – «Пламя грядущего» Джея Уильямса? Наверняка не все знакомы и с романом Сецилии Холланд о «крестоносце без креста» – императоре Священной Римской империи Фридрихе Втором – «Секира Господня»? Не оставит никого равнодушным и история «новых крестоносцев» конца XIII века, отправившихся на Восток в поисках секрета производства… бумаги, о которых в романе «Черная роза» рассказал Томас Кистейн. То есть в нашей стране есть целый пласт интереснейшей литературы о «рыцарях креста», мало знакомый российскому читателю. Вот и подумалось, а что, если ввести на страницы нашей книги отрывки из произведений этих авторов наряду с более известными? А мы, может быть, потом обратимся и к тем, и к другим! Каким образом в то время, когда не было прессы, мобильных телефонов и Интернета, можно было заставить огромные массы людей отправиться куда-то за море и там воевать? Для этого специальные монахи-вестники разъежали по Европе и, собирая народ – и знать, и простолюдинов, – призывали их идти на Восток, рассказывали всякие ужасы о гонениях на христианскую веру со стороны неверных и… обещали прощение на небе и богатство на земле. Ну как тут можно было темным и невежественным людям устоять против такой пропаганды?! «Разговоры прекратились, смолк гул голосов, когда тщедушная, облаченная в черное фигура брата Ордерика проследовала сквозь толпу и поднялась к алтарю. Вслед за бенедиктинцем пробрались два монаха с выбритыми тонзурами; один из них был одет в порыжевшую коричневую рясу, а другой – в черно-белое одеяние. Их присутствие вскоре получило объяснение, ибо в тот момент, когда брат Ордерик откинул назад капюшон своей сутаны и начал творить молитву на латыни, монах в коричневом принялся громким голосом переводить его слова на норманно-франкский, тогда как его товарищ повторял то же самое на итальянском. Раннее утреннее солнце позлатило изможденное, аскетичное лицо бенедиктинца: он воздел вверх руки со словами благословения, а собравшиеся опустились на колени, склонили головы и молитвенно сложили ладони. После, не обращая никакого внимания на злобное рычание собак, дерущихся за спиной толпы, он начал читать «Pater Noster» («Отче наш»), и все присутствующие последовали его примеру. Брат Ордерик вступил затем под сень креста и бесконечно долгий миг пристально вглядывался в обращенные к нему заросшие, обветренные лица. Длинная белая борода затрепетала, когда он страстно заговорил чистым, звенящим голосом: – Слушайте и внемлите, дети мои, ибо я поведаю о вещах величайшей важности. Узнайте же, что в прошлом году его святейшество папа Урбан II получил ужасные вести от императора византийцев. Этот христианский государь сетовал, что варварский народ, не признающий Бога, вторгается в восточные фемы, или провинции, и опустошает их огнем и мечом. Знайте, что язычникам сим несть числа, подобно песку в пустыне, и зовутся они турками. Они и их неверные собратья, арабы, словно могучий морской прилив, штурмуют стены Византиума, столицы империи, являющейся последним оплотом христианства в Малой Азии. Если безотлагательно не прибудет подмога, неверные скоро захватят названный город. Голос брата Ордерика, подумала Розамунд, наделен необыкновенной силой: негромкий по сути, он разносился далеко поверх остроконечных воинских шлемов, достигая ушей простого люда, стоявшего на отшибе. – По этой причине империя восточных ромеев пребывает в смертельной опасности. Ее богатейшие провинции подвергались до сих пор столь чудовищному разграблению, что ныне турки пасут своих лошадей у ворот самого Византиума. Никто не в силах сосчитать великое множество наших братьев христиан, которых проклятые турки умертвили, поработили или угнали в рабство. Голос тщедушного человечка воспарил ввысь. – Внемлите, дети мои. Узнайте еще, что эти нечестивые собаки разрушают храмы Божьи, осквернив сначала священные алтари испражнениями. Вопль ужаса вырвался у слушателей. – Силой эти дикари делают обрезание христианским мужчинам и льют кровь от подобного иссечения в купели со святой водой. Услышав о таком надругательстве, Эдмунд де Монтгомери ахнул от глубокого потрясения, а кривоногий рыцарь, стоявший напротив него, принялся грязно ругаться вполголоса. – Эти дети сатаны превращают в конюшню оскверненные храмы, если остаются там надолго, – продолжал брат Ордерик. – В этот самый миг демоны истязают христиан, мужчин и женщин. Они привязывают их к столбам и выпускают в них столько стрел, что тела мучеников напоминают ежей. Другим они вспарывают животы и заставляют детей Христа идти, топча свои собственные внутренности, а христианские женщины от мала до велика подвергаются безжалостному насилию. Розамунд, похолодев от ужаса, подняла взор и увидела, что глубоко посаженные глаза старого монаха горят, словно яркие факелы. – Сарацины, еще одно варварское арабское племя неверных, завоевавшее Святую землю, вопреки всем нерушимым договорам, с ними заключенным, грабят и убивают беспомощных христианских паломников, когда те идут помолиться у Гроба Господня. У тех несчастных, кто надеется в бедности найти защиту, неверные в поисках монет вырезают с пяток мозоли. Когда сарацины захватывают христианский город, то отрезают у женщин груди, а невинных младенцев с хохотом пронзают копьями. Слабых и больных эти исчадия ада топят в нечистотах и заставляют умирающих мужчин пожирать свои собственные гениталии. Звук, похожий на рычание множества злобных псов, облетел вокруг холма, и лес пик заколыхался, словно трава в поле под налетевшим порывом ветра. – Кто отомстит за творимое поругание? На кого еще ляжет этот долг, если не на вас и ваших братьев во Христе? С бородой, отливающей серебром и золотом в лучах утреннего солнца, брат Ордерик, высоко воздев руки, обходил импровизированный крест, все время напряженно всматриваясь в потемневшие от гнева лица. Наконец он остановился напротив самой большой группы знатных господ и печально покачал головой. – Вы рыцари, удостоенные шпор и поясов рыцарей, без сомнения доказавшие свою доблесть на бранном поле, и все же вы – грешники, раздувшиеся от гордости и высокомерия. Вы смеете сомневаться в этом? Разве не удовольствия и славы ради вы день за днем нападаете на своих братьев во Христе и убиваете их? Разве это по-христиански? – замечательный голос призывающего гремел, словно трубный глас. – Разве вы сражаетесь во имя Господа? Фу! Вы прославлены только тем, что превращаете детей в сирот, вы, доблестные расхитители имущества слабых и храбрые преследователи беспомощных женщин! Воистину вы лишь кровожадные убийцы, ибо, несмотря на высокопарные речи, ищете битвы не иначе как из корыстных и низких побуждений, чтобы потом во всеуслышание похваляться своими подвигами. Кого вы умерщвляете? Братьев своих христиан. И зачем? Чтобы захватить их владения, насыщая свою постыдную алчность! Впечатляюще неторопливо бенедиктинец в черном облачении снова обошел вокруг креста, сложенного из трех веток. Сделав несколько шагов, он останавливался и пытливо изучал каждую группу этого разношерстного собрания. Эдмунду казалось, будто сверкающие глаза призывающего видят его насквозь, проникая в самые потаенные уголки сознания, прочитывая и глубоко осуждая все то, что его учили свято чтить, – кодекс рыцарской чести. – Покайтесь, вы, о грешники! – вскричал бенедиктинец срывающимся от волнения голосом. – Воздержитесь от богопротивных междуусобиц и сразитесь лучше во славу Господа нашего Иисуса Христа. Его святейшество Урбан повелевает вам отказаться от кровной вражды и негодных помыслов погубить друг друга и обратить свое оружие против собак Магомета, антихриста! … – Помните, вы, грешники, что молвил Господь наш Иисус: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Недостойный слуга Божий я есмь, и я приказываю вам идти в поход против неверных и сражаться за спасение своих ничтожных душ. Пусть боевым кличем вашим будет: «Dieu lo Vult!»[1 - Так хочет бог (лат.).]»     Френсис Мейсон ван Викк, «Серебряный леопард» Глава 2 Кресты на щитах и флагах «Крест – фигура, состоящая из двух пересекающихся линий или прямоугольников. Угол между ними зачастую составляет 90°».     (Материал из Википедии – свободной энциклопедии) Не чаялось мне быть в такой кручине, Как в честь Христа взялся я крест нести. Теперь я рад бы биться в Палестине; Но верность даме встала на пути. Как должно, душу мог бы я спасти, Когда б желанье сердца смолкло ныне. Но все равно ему в его гордыне, В рай или в ад придется мне идти.     Ульрих фон Зингенберг. Перевод Б. Ярхо Печально, что Стаффордширский клад не принес ожидаемого счастья тем, кто его нашел. Возможно, потому, что крест в нем был и вправду приведен в негодность и никакой «силы» в нем, увы, не осталось. Однако даже символичное изображение креста в далеком прошлом означало многое. Об этом свидетельствуют его изображения на самых различных предметах. Вот и воины с крестами на щитах и одеждах появились задолго до крестоносцев и крестоносцами тогда совсем не назывались. Ведь крест – символ очень древний, и пользоваться им начали в незапамятные времена, когда до возникновения христианства было еще далеко. А те древние кресты были всякие – и прямые, и с расширяющимися концами, и с искривляющимися поперечинами… Последние, называвшиеся суасти (от этого слова и произошло слово «свастика»), пришли к нам из Северной Индии, где очень и очень давно расселились племена древних ариев. Что же означала арийская свастика? Само слово «суасти» на древнеиндийском языке санскрит означает «благоденствие под Солнцем», а древняя свастика символизировала единение небесных сил огня и ветра с алтарем – местом слияния этих небесных сил с силами земными. Поэтому алтари ариев украшались свастиками и почитались местом священным, защищенным от зла. Позднее арии покинули земли, на которых жили тогда, но свою культуру, традиции и даже орнаменты передали многим другим народам, и те точно так же начали украшать свои доспехи и оружие изображениями креста с изгибающимися или загнутыми концами. Русский воин с извилистым крестом на щите. Современная реконструкция. Музей Золотаревского городища. Село Золотаревка Пензенской области Об этом свидетельствуют археологические находки. Например, на древнегреческих вазах, а точнее, на «вазе Киджи» из собрания Виллы Джулия в Риме, относящейся к VII в. до н. э. и найденной в Этрурии, у одного из воинов, идущих в атаку, как раз изображен крест с заостренными изгибающимися концами на щите. Кстати, знак свастики находится на груди самой большой статуи Будды Вайрочаны, строительство которой было завершено в 2002 г. в китайской провинции Чжаоцунь. Ее высота составляет 128 м, а вместе с пьедесталом – целых 208 м! Чтобы наглядно представить себе размеры этой скульптуры, достаточно сравнить ее со статуей Христа-Спасителя в Рио-де-Жанейро (38 м), американской статуей Свободы (45 м) и нашей волгоградской статуей «Родина-мать зовет!» (85 м). Так что именно изображение свастики (хотя в странах Европы она в массовом сознании ассоциируется с германским фашизмом!) является на сегодня самым большим культовым символом во всем мире! Более того, этот знак был хорошо известен и у нас в России. Так, именно свастика, нанесенная поверх двуглавого орла, лишенного атрибутов царской власти, изображалась на бумажных купюрах Временного правительства Российской республики в 1917–1918 гг., и советского правительства 1919 г., и даже более того – на нарукавных нашивках и флажках воинов Красной армии Юго-Восточного фронта! Рекомендовал эту эмблему командованию в 1918 г. военспец В. И. Шорин, бывший полковник царской армии и большой знаток военной истории древних славян. Впоследствии, а именно в 1938 г., он был репрессирован и расстрелян как «враг народа», и кто знает, может быть, именно этот факт из его жизни и был поставлен ему в вину? Окончательно свастика исчезла из советской символики лишь в 1923 г., а вскоре после этого Гитлер представил на съезде нацистской партии проект красного знамени с черной свастикой внутри белого круга. Однако еще раньше, во время подавления революционных выступлений в Германии в 1918 г. белую свастику с изогнутыми концами (будто вписанную в круг) носили на своих стальных шлемах солдаты фельдмаршала Людендорфа, и… может быть, именно тогда он ее впервые и увидел, а уж потом, заинтересовавшись этим знаком, нашел ему куда более «достойное» применение. Кстати, китайцы знак свастики (Лэй-Вэн, или «печать сердца Будды») связывали с бесконечностью: она символизировала для них число десять тысяч. «Su asti!», или «Будь благим!» – таков перевод «свастики» с древнего санскрита. Купюра в 1000 рублей 1917 г. На Руси крест с изгибами имел даже свое собственное русское название – коловрат. Интересно, что изображения лево- и правозакрученных коловратов точно так же, как и прямых крестов, украшают киевский собор Св. Софии, построенный еще при Ярославе Мудром, так что в древности этого знака на территории России сомневаться не приходится. Не чурались свастики и наши соседи, например латыши. В латышском орнаменте косая свастика с лучами по часовой стрелке была также распространена широко и издревле. Это так называемый «перконкрустс» – «крест Перуна», т. е. символ молнии. Причем о популярности ее в этой стране говорит тот факт, что с 1919 г. именно свастика стала бортовым тактическим символом авиации Латвии. Использовали ее в качестве опознавательного знака также и финны, но только синего, а не черного цвета, и была она у них не косой, а прямой. Кстати, христианский крест напоминал и древнеегипетский знак анх, в котором объединялось сразу два символа: крест как символ жизни и круг как символ бесконечности. Для египтян это была эмблема благосостояния, счастья, неиссякаемой жизненной силы, вечной мудрости и даже бессмертия. В то же время изображение креста, ставшее символом христианства и главным символом этой религии, сделалось таковым далеко не сразу. Вначале знаком христиан было изображение рыбы. Почему рыбы? Да просто потому, что греческие буквы, которыми писалось это слово: йота, хи, тета, ипсилон и сигма, – это первые буквы слов Iesous Christos, Theou Uios, Soter, что в переводе означает «Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель». Этот символ использовался преимущественно среди ранних христиан в I–II в. н. э. Символ этот был завезен в Европу из Александрии (Египет), которая в то время была многолюдным морским портом. Вот почему символ ихтис стали первыми использовать моряки для обозначения столь близкого им бога. А вот у воинов римского императора Константина (307–337) на щитах уже присутствовало изображение косого креста (греческая буква «кси», или «хи»), совмещенного с буквой «ро» – две первые буквы имени Христа. Этот знак, во исполнение императорской воли, был изображен на щитах после того, как Константину приснилось, что в предстоящей битве им будет одержана полная победа, а поможет в этом как раз священный знак Христа! Как отмечает христианский апологет IV века Лактанций, случилось это в канун битвы у Мильвийского моста в 312 г. н. э., после победы в которой Константин стал императором, ну а сам «хи ро» превратился в официальную эмблему Римской империи. Археологи нашли доказательства того, что этот знак был изображен и на шлеме, и на щите Константина, равно как и на щитах его солдат. На монетах и медальонах, имевших хождение в эпоху правления Константина, также чеканили «хи ро», а к 350 г. н. э. его изображения стали появляться и на христианских саркофагах и фресках. Викинги – пираты северных морей, в течение нескольких столетий наводившие на Европу страх своими разорительными набегами, – вначале, будучи язычниками, украшали свои щиты самыми различными узорами и изображениями. Это могли быть и разноцветные полосы, и шахматная клетка, и устрашающие драконы из скандинавских мифов. Однако, когда среди них стало распространяться христианство, символы на их оружии изменились. Теперь они все чаще стали помещать на щитах изображение креста – нарисованное или наклепанное из полос металла. Появилось оно даже на парусах их драккаров, так что теперь, завидев такой корабль, можно было еще издали узнать, плывут ли на нем христиане или язычники, как и раньше поклоняющиеся Одину и Тору. «Хи и ро» – символическое изображение Воскресения Христова. Барельеф на саркофаге. Рим. Около 350 г. (Музей Пио-Кристиано, музеи Ватикана, Рим) Шло время, и изображение креста как символа христианской религии становилось все более и более популярным и в каком-то смысле сделалось даже обыденным. Например, на флагах и вымпелах английских феодалов красный прямой крест св. Георга в обязательном порядке красовался у древка, и только уже за ним помещалось то или иное изображение, выбранное ими в качестве эмблемы. Красный крест с расширяющимися концами во время войны с Наполеоном красовался даже на знамени бугских казаков, никакого отношения, между прочим, к крестоносцам не имевших. Зато на знамени ратников Петербургского ополчения (а также и многих других народных ополчений Российской империи) в 1812 г. крест был типично православным, восьмиконечным, то есть даже отдаленно не похожим на западноевропейские кресты. Неправильно будет сказать, что в изображении креста в Средневековье существовала какая-то особая традиция. Каждый в ту пору рисовал крест по-разному; одного, единого для всех изображения креста ну просто не существовало. Так, штандарт нормандского герцога Вильгельма (или как его называли по-французски – Гийома) украшало изображение золотого креста с Т-образными концами, и практически точно такой же крест позднее появился на знамени Иерусалимского королевства в XIII в. Сегодня он присутствует на государственном флаге Грузии. А вот на флаге Тевтонского ордена красовался не только золотой иерусалимский крест с черной обводкой, но еще и герб Священной Римской империи. Знамя Франции при короле Карле VII несло на себе изображение золотых лилий и простого белого креста, в то время как личное знамя короля Карла VIII почему-то имело такой крест не в верхней, а в нижней своей части. А вот боевое знамя Франции – знаменитая орифламма – изображения креста вообще не имело, а представляло собой простое красное полотнище. Не было креста и на знамени героини французского народа Жанны Д’Арк – вместо него на нем было вышито изображение благословляющего Господа и голубя, несущего в своем клюве оливковую ветвь. Здесь надо заметить, что к 1066 г. нехристиан в Европе (если не считать Пиренейского полуострова, захваченного маврами, да языческой Прибалтики) практически не осталось, и изображение креста на штандартах и воинской амуниции стало вполне привычным. Поэтому неудивительно, что, когда герцог Гийом в этом же году отправился завоевывать Англию, на щитах его воинов точно так же красовалось изображение креста, хотя и далеко не у всех. У некоторых там, например, был изображен крылатый дракон. Мозаика с изображением императора Юстиниана, слева от которого стоит воин с изображением хи ро на щите (Базилика Сан-Витале в Равенне) Мы знаем об этом доподлинно, и прежде всего потому, что вскоре после завоевания Англии было изготовлено огромное вышитое полотнище длиной 75 м и шириной 70 см, на котором шерстяными нитками восьми цветов были изображены все события, связанные со знаменитой битвой при Гастингсе. В нем рыцари из Нормандии победили войско короля Гарольда, после чего в Англии королем стал герцог Гийом. На этой вышивке, получившей впоследствии название «Байёсского ковра», помимо кораблей, зданий, людей и животных изображено 67 щитов, показанных спереди, и 66 – сзади. Кресты на них в большинстве своем почему-то показаны с изогнутыми, а то и извивающимися концами. А всего они есть на 22 щитах как овальной формы – бретонских, так и нормандских, заостренных внизу, словно перевернутая дождевая капля. На некоторых щитах нет никаких изображений, тогда как на других нарисован дракон. У самого Гийома крест на щите имеет концы в форме трилистника, но это единственный такой крест на всей Байёсской вышивке! Очевидно, что уже в то время крест на щите имел определенное значение (хотя до сих пор непонятно, почему и у англичан, и у нормандцев кресты изображены с извивающимися концами) и был широко распространен в военной среде. Впрочем, известно и другое. Это то, что на многих щитах того времени по-прежнему изображались и мифические существа, и просто узоры. Так что изображение креста на щите, скорее всего, ничем таким уж особенным в то время не являлось, и воинов, имевших кресты на щитах, крестоносцами никто не называл! У воинов Руси, на протяжении многих лет имевших на вооружении щиты нормандского (или как их еще называют – норманнского) типа, изображения креста, только православного, также имели место быть. Весьма популярным было изображение так называемого «процветшего креста» и креста, пронзающего лежащий в его основании полумесяц. Однако известно, что, к примеру, изображение «окрыленной» когтистой птичьей лапы, то есть лапы с пририсованным к ней орлиным крылом, не несло в себе никакого намека на крест! Лев, вставший на задние лапы, тоже являлся популярным мотивом на щитах русских воинов, и вряд ли нужно объяснять почему. Здесь мы уже отмечали тот факт, что крест – символ не только европейский. Ведь известно, что древний предок «настоящего» христианского креста, анх, имел египетское происхождение, а знак свастики пришел к нам из Индии. Однако и сам крест был хорошо известен на Востоке, и в частности в Японии, где его изображение было связано не только с распространением там христианства (христиан в Японии в ХVI – ХVII вв. стало так много, что власти даже запретили его под страхом распятия!), но также и с местными символами. Тот же знак свастики в Японии являлся эмблемой рода Цугару, доминировавшего на крайнем севере острова Хонсю. Причем красная свастика Цугару изображалась и на шлемах, и на нагрудных латах воинов асигару (набиравшихся из крестьян), и на больших флагах нобори, которые носили впереди войска. А вот точно такая же, но только золотая, изображалась на сасимоно – наспинных флажках, заменявших в Японии рисунки на европейских рыцарских щитах! Зато прямой крест, вписанный в круг, в Японии обозначал не что иное, как… конские удила, то есть предмет в высшей степени прозаический и утилитарный! Такая эмблема принадлежала роду Симадзу – правителям земель на юге острова Кюсю – Сацумы, Осуми и Хюги, и они точно так же помещали его и на флажках сасимоно, развевавшихся у них за спиной, и на больших флагах нобори, и украшали им свои доспехи, одежду и оружие. Что же касается христианских символов, таких как католические кресты, изображения св. Яго и чаши для причастия, то они были известны и в Японии, где украшали флаги мятежников-христиан в провинции Симабара в 1638 г. Однако после поражения восстания эта символика была строжайшим образом запрещена! Удивительно, но на одном флаге, расписанном вручную и чудом сохранившемся до наших дней, была изображена чаша для причастия, в которой был помещен крест св. Антония, удивительно похожий на анх! Внизу чаши изображены два молящихся ангела, а вверху – начертан девиз на латыни, в котором говорится что-то про таинство (точнее, увы, разобрать не удалось). Изображение воина с «крестом на щите» на «вазе Киджи» из собрания Виллы Джулия в Риме Впрочем, особенность японской культуры была такова, что даже там, где глаз европейца мог увидеть крест, японец видел (как, например, в случае с удилами!) нечто совершенно другое. Например, если посмотреть на штандарт Нива Нагахидэ, участника многочисленных сражений конца XVI в., то на нем был явно нарисован красный косой крест с заостренными концами на белом поле. Однако японец видел в этом всего лишь изображение двух скрещенных красных досок! Более того, кресты на щитах изображались также и в Японии, но только это были станковые щиты, сделанные из досок, с подпоркой позади на манер европейских мантелетов. Воины-асигару использовали такие щиты для того, чтобы создавать из них ряды полевых укреплений и уже из-за них стрелять по противнику из луков и мушкетов. На каждом таком щите обычно изображался мон – герб клана, к которому этот асигару принадлежал. Так вот, если это были «конские удила» Симадзу или мон Нагахидэ, то тогда да – на них можно было вполне увидеть «кресты» точно так же, как и на знаменах сасимоно и нобори! А еще мон сюзерена изображался у японцев также и на маку – ограждении ставки полководца на поле сражения, которое походило на ширму, но только было изготовлено из ткани. Длинные полотнища маку окружали ставку словно стены, так надежно, что самого полководца снаружи видно не было. Кстати говоря, наличие этих самых маку еще не гарантировало личного присутствия там военачальника, который вполне мог находится совсем в другом месте! Но вот после выигранной битвы военачальник-победитель обязательно располагался в своей ставке и устраивал там смотр отрезанным головам, которые приносили ему его воины. Разумеется, головы эти должны были принадлежать далеко не рядовым воинам. Те просто складывались в кучи для общего учета, и все. А вот за голову прославленного врага вполне можно было рассчитывать на награду! Щит индейцев дакота с изображением остроконечного креста – символа четырех сторон света (Музей Гленбоу, Калгари, провинция Альберта, Канада) Интересно, что знак креста был известен не только в Европе и в Азии, но и на территории американского материка, причем ряд индейских племен Месоамерики, например индейцы Юкатана, почитали его священным еще задолго до рождения Иисуса Христа. Соответственно, его нередко и изображали, и даже высекали из камня, о чем испанские хронисты сообщали с нескрываемым удивлением! Так, среди богов, которым поклонялись древние майя, присутствует бог Солнца (Ах Кин, или Кинич Ахав – Господин-лицо или Солнечный Глаз), символ которого – четырехлепестковый цветок. В Паленке есть «Храм Креста» и даже «Храм Лиственного Креста». Значит, в V–VIII вв. совсем в другом уголке мира, и даже на другом континенте – в Южной Америке, люди тоже поклонялись кресту как символу Солнца, в то время как в Европе уже давно существовало христианство! У северных индейцев – индейцев Великих равнин – крест ассоциировался с четырьмя сторонами света, каждая из которых имела своих духов-покровителей, а также свой цвет, причем белым цветом (и ясно почему) всегда обозначался север! В то же время простой Х-образный крест, в представлении индейцев, олицетворял мужчину, его силу и мужественность, а если в верхнюю часть знака добавлялся маленький кружочек, то – женщину! Вертикально стоящий крест символизировал стойкость и являлся комбинацией знака земли (вертикальная линия) и неба (горизонтальная). Позднее, продолжая верить в своего Маниту, индейцы очень широко использовали кресты, изготовленные из серебра, в качестве нагрудных украшений. При этом размеры у них были весьма велики, так что они были хорошо заметны издали. Четырехчастное деление, равно как и само изображение креста, индейцы прерий также использовали при оформлении своих щитов, считая, что таким образом они укрепляют их защитную силу. Как видите, и в этом суеверии они от европейцев практически ничем не отличались! Изображение свастики было точно так же хорошо известно индейцам Северной Америки, и в частности индейцам племени хопи. С ней они ассоциировали странствия кланов, из которых состояло их племя, по землям североамериканского и южноамериканского материков и считали, что свастика, которая вращается против часовой стрелки, символизирует Землю, а по часовой – Солнце. У индейцев племени навахо крест на картине из песка символизировал мир, а также четыре стороны света и четыре элемента мироздания. При этом горизонтальная линия означала женскую энергию, а вертикальная – мужскую. Фигуры же, изображенные в соединении с крестом, олицетворяли мир людей. Святой Иштван в доспехах и с изображением креста на щите Крест Тулузы на стене дома в крепости Каркассон Получалось, что эмблема на щите (будь то крест у европейца или черный четырехугольник у индейца племени сиу) имела своей главной целью показать, кто именно перед тобой находится! Однако щиты у индейцев делали также и женщины, причем и в этом случае цель была все та же: отразить духовную сущность владелицы щита. Щиты, несущие лживую информацию, сжигались, а их владельцы наказывались, вплоть до изгнания из племени! Причем у индейцев сиу существовал особый «символ познания» – опять-таки в виде щита с изображением четырех целительных стрел, содержащих учение о людях. По их мнению, каждую историю и ситуацию следует рассматривать с четырех сторон: мудрости, невинности, дальновидности и интуиции. Эти четыре символических стрелы соединялись у него в центре и, образуя таким образом крест, тем самым говорили, что любая вещь раскрывается с разных сторон, но в конечном счете все равно объединяет в себе все направления познания. Так щит показывал людям, как им узнать больше о себе, своих братьях, о Земле и обо всей Вселенной! Глава 3 Кресты во всем своем многообразии «Братья, последуем кресту; имея веру, сим знаком победим».     (Эрнандо Кортес) <…> Немудрено, Что Бога я забыл давно. Грехи теперь я покаяньем смою. Служить готов я Богу всей душою.     Фридрих фон Хаузен. Перевод В. Микушевич Ну что, казалось бы, может быть проще изображения креста? Провел две прямые, пересекающиеся под прямым углом, вот тебе и крест! Однако следует отметить, что при всей свой очевидной простоте крест – фигура совсем не простая, поскольку разновидностей крестов существует великое множество. Кто-то подсчитал, что их около 450! Так что крест в геральдике дал больше вариантов и разновидностей, чем любая другая геральдическая фигура. А дело все в том, что помимо того, что мы можем по-разному его изобразить – например, сделать прямым или косым или же нарисовать ту же самую свастику, вариантов которой существует множество, – к нему мы можем добавить еще и самые разные детали! То есть просто проявить фантазию и получить изображение креста, соединив между собой еще и самые различные предметы. Ну, скажем, это могут быть все те же мечи, копья, стрелы и даже самые обыкновенные… гаечные ключи. В любом из этих случаев крест в основе данного изображения все равно будет присутствовать. Например, мон (то есть личный герб) Асано Нагамаса, зятя правителя Японии Тоётоми Хидэёси, представлял собой два скрещенных между собой пера коршуна (по-японски – макаха), однако если на него смотреть издали, то мы опять-таки увидим не перья, а косой крест с закруглениями на концах! Так что те, кому кажется, что придумать в случае с изображением креста ничего такого уж оригинального нельзя, на самом деле глубоко ошибаются! Крестам действительно придавались самые разные очертания. Так что со временем появились кресты якорные и лилейные, шаровые и вилообразные, лапчатые и граненые, косые и прямые… Кроме традиционного креста из двух поперечин, широкое распространение получил крест с Т-образными окончаниями, ставший символом рыцарей Иерусалимского королевства, а также крест в форме буквы «Т» – крест св. Антония. Очень похожими на якорные были кресты испанских рыцарских орденов Алькантары и Калатравы, а вот крест ордена св. Якова (или Сантьяго) походил на кинжал с перекрестием и рукояткой. Восьмиконечный крест стал эмблемой орденов иоаннитов и тамплиеров («рыцарей Храма» или просто «храмовников»), чей орден был основан на месте храма царя Соломона в Иерусалиме в 1118 г. Райку де Тараскон, еще один из провинциальных трубадуров Франции, также имел изображение креста на щите. Начальная буква «А» из манускрипта «Песни провинций» XIII в. (Национальная библиотека Франции, Париж) Крест с перекрестиями на концах называли перекрещенным, а «перевернутый крест», на котором перекладина располагалась не вверху, а внизу, – мученическим. По преданию, именно на таком кресте, будучи распят на нем вниз головой, и закончил свою жизнь апостол Павел! Крест в геральдике является почетной геральдической фигурой и традиционно занимает / ширины гербового щита. Правда, в том случае, если он не касается хотя бы двух сторон щита, он называется укороченным и относится не к почетным, а к простым – второстепенным – геральдическим фигурам. В европейской геральдической традиции кресты на гербах (так же как и на стягах!) ни в коем случае не должны были пересекаться. Если же в одном гербе крестов было несколько, то их разносили по разным полям или же вписывали один в другой, как это, например, было сделано на флаге Великобритании, на котором, не перекрещиваясь нигде, соседствуют сразу три креста: прямой красный – св. Георга, покровителя англичан, и два косых – св. Андрея, покровителя шотландцев, и св. Патрика, покровителя ирландцев, один из которых – белый на синем фоне, а другой – красный на белом! Имел свою символику и цвет креста. То есть кресты могли быть красными, черными, белыми, зелеными, голубыми, «цвета золота» или «цвета серебра», и всякий раз это что-нибудь да означало. Впрочем, как всегда, из этого правила были исключения. Так, на знаменах допетровских стрелецких полков, одетых в разноцветные кафтаны, кресты были самого разного цвета, как, впрочем, и сами знамена, и нет никаких указаний на то, что их цвет что-то обозначал, разве что кроме опознавательной функции того или другого полка. Вот и у рыцарей-крестоносцев в самом начале Крестовых походов на Восток кресты были самых разных цветов. Но после первых двух Крестовых походов, начиная с 1189 г., красный крест стал знаком исключительно крестоносцев-французов, белый – англичан, черный – немцев, желтый – итальянцев, а зеленый – бельгийцев. Впоследствии, однако, цветовая гамма крестов, служивших для распознавания войск на поле боя, вновь изменилась, и теперь уже у англичан на одежду нашивался красный крест, а у французов с начала XIV в. – белый. Косой красный крест стал эмблемой герцогства Бургундия, с которым французским королям долгое время пришлось вести тяжелую войну, а косой белый использовали в качестве своего опознавательного знака шотландцы. Даже когда у рыцарей появились так называемые «белые доспехи», изготавливающиеся целиком из стали, и мода носить поверх них налатные одежды прошла, кресты все еще рисовали на отдельных деталях защитной брони. Прежде всего, для этого использовали так называемые «палетты» или «пластроны» – специальные накладные металлические пластины на доспехах, предназначавшиеся для того, чтобы защищать подмышечные впадины. Виды крестов 1. Греческий крест. 2. Двойной крест, называвшийся также патриархальным, архиепископским и венгерским. 3. Лотарингский крест – эмблема герцогства Лотарингия, середина XV в. 4. Папский крест – не встречается на гербах римских пап, а получил свое название по аналогии с патриархальным крестом в XV в. 5. Крест королевства Иерусалимского – красный Иерусалимский крест являлся символом ордена Св. Духа, основанного в 1496 г. 6. Крест из герба семьи Манфреди – редко встречавшаяся форма креста. 7. Крест с шаровыми окончаниями. 8. Лапчатый крест, перекладины которого заканчиваются стилизованными изображениями гусиных лап. 9. Якорный крест. 10. Одна из разновидностей якорного креста. 11. Мальтийский крест – восьмиконечный крест ордена тамплиеров. 12. Лилейный крест с окончаниями в форме цветка лилии. Принадлежал испанскому рыцарскому ордену Калатравы, основанному в 1158 г. 13. Символ испанского рыцарского ордена Алькантары. 14. Крест св. Якова – символ испанского рыцарского ордена святого Якова, основанного королем Арагона Рамиро II. 15. Крест св. Антония. Голубой крест на черных плащах носили члены ордена св. Антония, основанного в 1095 г. Крест св. Антония был также одной из эмблем ордена тамплиеров. 16. Мученический крест св. Павла. 17. Клинчатый крест. 18. Плетеный крест. 19. Крест в нимбе – кельтское изображение креста, в Средние века было популярно в Ирландии. 20. Простой черный крест святой Марии Тевтонской – наиболее известное изображение креста. 21. Граненый крест. 22. Редко встречающийся крест с перекрестиями в виде птичьих голов. 23. Узловой крест. 24. Косой крест – в зависимости от цвета мог символизировать разных святых: золотой – первого британского великомученика св. Альбана, белый либо синий – св. Андрея, черный – св. Осмунда, красный – св. Патрика. 25. Вилообразный крест. 26. Лапчатый крест наиболее распространенной формы. 27. Опорный, или дугообразный крест. 28. Теневой (контурный) мальтийский крест. 29. Елочный крест. Такая форма креста была очень популярной в Финляндии. 30. Восьмиконечный православный, или русский крест. Навершие рукоятки меча с гербом Пьера де Дре герцога Бретани и графа Ричмонда 1240–1250 гг. Вес 226,8 г (Метрополитен-музей, Нью-Йорк) То же навершие с изображением креста на противоположной стороне (Метрополитен-музей, Нью-Йорк) «Три мушкетера» (Франция, Италия) 1961 г., режиссера Бернарда Бордери. Признан лучшим «мушкетерским фильмом». Мушкетеры, как и положено, в мушкетерских плащах, зато гвардейцы кардинала, их противники, одеты с головы до ног во все черное… Изображениями креста украшались и отдельные детали вооружения: например, навершия рукояток мечей, которые в течение многих десятилетий имели вид плоского диска, оказались очень удобными для того, чтобы на них помещать какое-нибудь изображение либо герб их владельца. Например, на навершии меча Питера де Дре, графа Бретани, попавшего в плен к мусульманам в 1250 г., с одной стороны было изображение герба графов де Дре – три бурдюка с водой на фоне шахматной доски, а с другой – красный крест на зеленом поле с украшениями из позолоченных завитков. Интересно, что к числу святых реликвий, чьи изображения рисовались на щитах у рыцарей, а также и на их знаменах, относилась и раковина святого Якова Кампостельского, очень похожая на современную эмблему фирмы «Шелл». Но хотя раковина и была очень известным символом, по своей популярности она все-таки уступала кресту! В XVII в. изображения лилейного креста, то есть с цветком лилии на концах, украсили плащи французских мушкетеров Людовика XIII и его сына Людовика XIV, а вот на красных плащах гвардейцев кардинала (сначала кардинала Ришелье, а затем и Мазарини), имевших цвет кардинальской мантии, красовался простой белый крест без каких-либо украшений. По сути дела, они все были и гвардейцами, и мушкетерами одновременно, но так уж повелось с момента появления романа А. Дюма «Три мушкетера», что гвардейцев из личной охраны короля называют мушкетерами, а тех же самых мушкетеров кардинала – гвардейцами, что, в общем-то, совершенно неправильно. Понятно, что те из них, кто служил королю, считали себя выше тех, кто служил кардиналу, вот только и всего! А это «Три мушкетера» 1993 г., режиссера Стевена Херека (Австрия, Великобритания, США). Как видите, здесь гвардейцы кардинала, как и положено, в красном, но вот кресты на плащах у королевских мушкетеров почему-то совсем другие Впрочем, изображение креста, как в эпоху Крестовых походов, так и впоследствии, уже как дань традиции могло украшать не только флаги, но и паруса кораблей. Так, лапчатый красный крест несли на себе в 1492 г. паруса экспедиции Христофора Колумба, отправившегося открывать Новый Свет. «Крестоносными» были и паруса кораблей Бартоломео Диаса, Алвариша Кабрала и Васко да Гама – португальских мореплавателей эпохи Великих географических открытий, которые точно так же, как и Колумб, осеняли открытые ими земли знаком креста. Да и на флагманском корабле Эрнандо Кортеса, отправившегося завоевывать Мексику, тоже развевалось бело-голубое знамя, на котором был изображен красный крест, окруженный следующей надписью: «Братья, последуем кресту; имея веру, сим знаком победим!» Петр I сделал косой крест св. Андрея Первозванного символом российского Императорского военно-морского флота. Именно в таком виде этот флаг и сохранился вплоть до настоящего времени. А вот при императоре Павле I восьмиконечный мальтийский крест, вопреки всякой логике, входил даже в большой герб Российской империи. Вот насколько этот император любил и почитал все связанное с мальтийскими рыцарями и рыцарством вообще, хотя по вере был православным, а не католиком! Глава 4 Кресты на гербах Вот золотом сияет башня на щите, Там лев, там леопард, и рыба в боевом гербе… У третьего сюрко багряный лилиями блещет, А кто-то, видя это, про себя трепещет…     («Галеран», XIII век. Перевод автора) Кто хочет жизнь сберечь свою, Святого не берет креста. Готов я умереть в бою, В бою за Господа Христа. Всем тем, чья совесть нечиста, Кто прячется в своем краю, Закрыты райские врата, А нас встречает Бог в раю.     Фридрих фон Хаузен. Перевод В. Микушевича Ну, вот мы и познакомились с тем, какие бывают кресты и в соответствии с какими правилами они размещаются на гербах, но… самих-то ведь гербов мы пока еще так и не видели! А они способны о многом рассказать, тем более что многие гербы с изображением креста являются прямыми ровесниками легендарных Крестовых походов! Правила геральдики и ее язык возникли ведь тоже не сразу, однако и здесь без Крестовых походов на Восток не обошлось. Ведь нужно было как-то различать такое огромное количество воинов, причем не столько даже живых, сколько мертвых! Ведь в то время, когда европейские крестоносцы отправились на Восток, они лишь в деталях отличались от тех нормандских воинов, что были изображены на «Байёсском полотне», то есть были одеты в кольчуги и кольчужные чулки, шлемы конической формы с наносником, то есть напоминали фигуры, с головы до ног облаченные в темную сталь. Темную, потому что кольчужное полотно на их доспехах имело цвет «темного металла», так как чистить их до блеска удавалось далеко не всегда. Щиты в форме «перевернутой капли» тоже были одинаковыми у всех, так что различить таких воинов на поле боя, равно как и павших в бою, было очень и очень затруднительно. Фридрих фон Хаузен. «Манесский кодекс», ок. 1300 г. (Библиотека Гейдельбергского университета в Германии) И вот как раз в эпоху Крестовых походов и появляются первые гербы, а затем и подробные правила о том, как их составлять и читать. В соответствии с правилами геральдики строжайше запрещалось класть «металл на металл и цвет на цвет», вместо белого и желтого цвета предписывалось использовать золото и серебро; черная эмаль в правилах именовалась сабль, алая – червлень, голубая – лазурь, зеленая – синопль, красно-синяя – пурпур. Особо обращалось внимание на сочетание цветов при составлении герба. Предписывалось избегать сочетаний золота с серебром, красного с голубым и черного с зеленым. Хотя можно найти немало гербов, в которых все эти правила были нарушены, и тем не менее геральдика от этого не пострадала! Эффигия Ричарда де Клера, второго графа Пемброка (1178 г.), установленная в 1340 г. в соборе Крайстчерч в Дублине. На щите сразу три креста Сантьяго В гербе еще одного сподвижника Жанны Д’Арк – Андре Д’Лаваля – мы видим и червленый крест на золотом поле, с наложенными на него раковинами св. Якова Компостельского, и «ламбель» («турнирный воротник») – знак старшего сына Герб одного из сподвижников Жанны Д’Арк – Николаса Д’Жиресмэ: в серебяном поле черный якорный крест Эффигия Мориса Беркли. На щите сразу десять крестов (Бристольский кафедральный собор) Герб Латинской империи Понятно, что самым распространенным в геральдике был простой геральдический крест, появившийся буквально на заре геральдики. И хотя не он первый появился на дошедшем до нас рыцарском гербе (первым был голубой щит Жоффруа Анжуйского, украшенный причудливыми золотыми львами) – подарок короля Генриха I, который он сделал графу около 1170 г., – это все равно один из первых геральдических символов, появившийся потому, что отражал саму суть крестоносного движения. Его мы видим на очень простых гербах Генуи и Милана (червленый, то есть красный, крест на серебре, а по-другому – на белом поле щита), Савойи (крест белый, поле красное), Вероны (золотой, то есть желтый, на голубом щите) и так далее. Многие гербы содержали изображение простого креста в прошлом, но затем со временем изменились. Например, простой красный крест на голубом поле, украшенном золотыми лилиями, был в Средние века у города Реймса, такой же, но только черный крест имели архиепископства Кёльна и Трира. Герб города Мантуи точно такой же, как у Милана и Генуи, вот только в левой верхней четверти его щита изображен покровитель города св. Ансельм. Герб коммуны Беттон во Франции: в золотом поле черный костыльный крест, сопровождаемый по углам четырьмя беличьими хвостиками того же цвета Герб коммуны Пайзац во Франции: в червленом поле серебряный заостренный крест, сопровождаемый по углам четырьмя золотыми лилиями На гербе германского города Аттендорф простой черный крест дополняет красный полумесяц в правой верхней четверти. Простые геральдические кресты мы видим в гербах и таких известных духовно-рыцарских орденов (о них будет рассказано здесь же, но дальше), как орден рыцарей тамплиеров – красный крест на черно-белом щите, ордена Святого Лазаря – зеленый крест на белом щите. А также на гербе современного Суверенного Военного ордена Святого Иоанна Иерусалимского (известного в прежние времена как Мальтийский орден). На нем он, между прочим, тоже прямой, как об этом сообщает такой знаток европейской геральдики, как Стивен Слейтер. Лапчатый, или кавалерский, крест в старину красовался на гербе графства Комменж, а сегодня его можно увидеть рядом с серебряным мечом на гербе белорусского города Кричев. Клинчатый (с уширенными концами) представлен в гербе округа Гомс в Швейцарии, причем в нем их сразу два – белый на красном вверху и красный на белом, что на геральдическом языке описывается (блазонируется) так: в пересеченном на червлень и серебро щите два попеременно окрашенных клинчатых щита. Костыльный крест находится на гербе города Бетюна во Франции. Он черный в золотом поле и украшен по углам четырьмя беличьими хвостиками. Герб деревни Амбриер-Ле-Вале во Франции: в серебряном поле червленый бургундский «колючий крест» Простой черный крест на золотом щите – герб Жиля де Ре, ставшего праобразом ужасного злодея – Синей Бороды Крест, уширенный на концах, можно увидеть на гербе германского города Бахенау. Он черный на серебре, и в правой четверти у него такой же черный ключ. Перекрещенный крест украшает герб муниципалитета Беранго в Испании: в рассеченном щите – серебряный перекрещенный крест, по углам четыре золотые лилии в лазури и четыре черных пса с червлеными языками в столб в серебре. Также якорный крест красного цвета принадлежал желто-зеленому гербу английского графа Джона Элчама, участника Столетней войны, а золотой – гербу коммуны Фаллерон во Франции. Надо заметить, что Франция вообще богата на различные виды крестов в гербах своих коммун и городов. Поэтому здесь можно увидеть мельничный крест в гербе коммуны Ле-Кристобаль, где он серебряный в лазоревом поле; лилиевидный – у коммуны Буансс-санс-Авуар, с золотыми лилиями по углам; клеверолистный – у коммуны Агилькур, и даже заостренный (с остриями на концах!); герб коммуны Пайц: в червленом поле серебряный заостренный крест, по углам четыре золотые лилии. Стрельчатый крест был выбран создателями кинофильма «Обитаемый остров», снятого по одноименному роману братьев Стругацких, в качестве эмблемы «Государства Отцов» на планете Саракш, а у нас на Земле он имеется, например, на гербе города Путаэндо в Чили. Щит герба пересечен и полурассечен; в первой части в зеленом поле три золотых колоса под серебряной звездой между двух серебряных сабель; вторая часть шестикратно скошена на червлень и золото; в третьей части в лазоревом поле серебряный стрельчатый крест, сопровождаемый по углам четырьмя листками того же металла. Шаровидный крест – то есть крест с шарами на концах – есть в гербе испанского муниципалитета Лес-Авельянес-и-Санта-Линья, а вот все та же восточная свастика – червленая в серебряном поле – представляла герб польской дворянской семьи Борейко! Герб коммуны Жемий во Франции: в червленом щите золотой окситанский крест Герб округа Гомс в Швейцарии: в пересеченном на червлень и серебро щите два переменно окрашенных клинчатых креста В то же время многие кресты, ассоциирующиеся с определенными территориями или рыцарскими орденами, вполне могли находиться и на гербах городов, никакого отношения ко всему этому не имеющих! Например, восьмиконечный мальтийский (а также иоаннитский) крест находится в гербе французской коммуны Ронталон, красный иерусалимский крест – в гербе коммуны Оливе все в той же Франции. Даже очень древний, так называемый «крест в нимбе», или кельтский крест и тот нашел себе место на гербе… княжества-епископства Священной Римской империи Вюрцбург: в серебряном щите с червленой зубчатой главой черный кельтский крест. Крест рыцарского ордена Св. Яго попал на герб муниципалитета Улеа в Испании, а вот тулузский, окситанский (а еще его называют катарский) крест – на герб коммуны Жемий: в червленом щите золотой окситанский крест. Кстати, у самой Тулузы герб ныне совершенно другой, зато исконно тулузский крест красуется у тулузцев на флаге. Встречается он и на многих других гербах в Лангедоке, и даже на каменных подоконниках в замке Каркассон, и почему так – понятно, ведь он принадлежал к тулузской епархии! Герб коммуны Буансс-санс-Авуар во Франции: в червленом поле серебряный лилиевидный крест, сопровождаемый по углам четырьмя золотыми трилистниками Герб коммуны Ле-Карбаньяль во Франции: в лазоревом поле серебряный мельничный крест, сопровождаемый по углам четырьмя ромбами того же цвета Сербский крест имеет вид вполне обычный – это узкий простой серебряный крест. Однако у сербов его сопровождают по углам четыре огнива того же металла, и именно так – на червленом щите серебряный крест и четыре огнива – выглядит и современный герб Сербии, вот только сам щит с крестом помещен на груди орла! А вот знаменитый бургундский крест, именуемый в геральдике пнистым, ветвистым или суковатым, по сути дела, все тот же Андреевский крест. В гербе Бургундии его нет и не было никогда, но зато он украшал ее знамя и, что удивительно, каким-то образом проник в герб старого российского города Пошехонска. В золотом щите зеленый бургундский крест – таков был этот герб в старину! В Испании этот крест (красный на желтом) украсил еще и военно-морской флаг, причем здесь его называют почему-то крестом св. Магдалины! Христианские кресты также нашли свое место на гербах, причем ни один из них не был обделен вниманием. Так, изображение золотого латинского креста можно видеть в гербе коммуны Эмарг во Франции; «мученический крест» св. Петра украшает герб деревни Кучеров в Чехии, хотя если подумать, то какое отношение имел этот святой именно к этой деревне?! Лазоревый крест св. Антония, или тау-крест, находится на гербе прихода Рёнё в Швеции, причем он обременен еще и меньшим серебряным тау-крестом, а расположен он между алхимическим символом меди и пламенем! Папский крест и два солнца помещены на герб испанского города Эль-Солерас. Герб департамента Мен и Луара во Франции рассечен на лазурь с червленой каймой и золотыми лилиями и лазурь с червленым архиепископским крестом, и точно такой же, только золотой, крест украшает щит всадника на гербе Литвы. Шестиконечный православный крест находится в гербе Херсона, а крест Голгофы – в гербе муниципалитета Фульеда в Испании. Изображение креста можно увидеть в гербах Арагона, причем сразу три, и Астурии в Испании, Саара и земли Рейнланд-Пфальц в Германии, а также немецких городов Аттенвайлер и Ассвайлер. А вот с гербом германского города Кобурга в свое время произошла метаморфоза: на его древнем гербе находилась голова мавра, изображавшая святого Маврикия, что очень раздражало пришедших к власти национал-социалистов из партии Адольфа Гитлера. Поэтому уже в 1934 г. он был заменен мечом с изображением свастики на головке эфеса. В 1945 г. старый герб был восстановлен. Герб муниципалитета Улеа в Испании: в серебряном поле с червленой каймой, обремененной семью серебряными пятилистными цветками, червленый крест рыцарского ордена Сантьяго Герб княжества-епископства Священной Римской империи Вюрцбург. В серебряном щите с червленой зубчатой главой черный кельтский крест Интересно, что иной раз геральдические фигуры могли располагаться и на самом кресте, из-за чего его размеры соответственно увеличивались. Так, например, в гербе неизвестного рыцаря (ум. 1330 г.), эффигия которого находится в церкви английского города Вортворта, на кресте располагаются сразу пять орлов, а в левой верхней четверти еще и кольцо. Ну, а как много может быть крестов на гербе? Или скажем так: у кого из их создателей хватило фантазии украсить свой герб наибольшим количеством крестов? Понятно, что наименьшее количество – это один крест, как, например, косой Андреевский крест в гербе ирландского рода Фицджеральд и латинский рода О’Доннел. Герб английского рода Уиллогби включал в себя четыре креста: два ошипованных и два якорных! В гербе города Абингтон-на-Темзе пять крестов: один большой лилиевидный золотой крест в центре зеленого щита и четыре расположенных по углам серебряных лапчатых креста. Пять крестов было и в гербе королевства Иерусалимского, причем у более ранней формы главный крест был шаровидным и уже лишь потом заменен крестом костыльным, что, видимо, символизировало больший уровень опоры! Наконец, целых шесть крестов ордена Сантьяго присутствуют в гербе английского семейства Давенпорт из Кейпсторна, однако и это, оказывается, еще не максимум возможного! Известен, например, английский рыцарь сэр Роджер де Трампингтон (его мемориальная бронзовая доска находится в Трампингтонской церкви, в Кембриджшире, и датируется 1289 г.), который в 1270 г. отправился в Крестовый поход вместе с принцем Эдуардом и счастливо возвратился оттуда (это видно из списка участников турнира в Виндзоре в 1278 году, где упоминается его имя). Так вот у него на гербе помимо двух труб можно увидеть сразу девять (!) перекрещенных крестов, которые так же, как и трубы, были золотыми и наложены на лазурь, то есть на реальном гербе находились бы на поле голубого цвета. А вот у эффигии рыцаря Мориса Беркли из кафедрального собора в Бристоле (ум. 1326 г.) в гербе кроме стропила, рассекающего поле щита на две части, изображено сразу десять клинчатых крестов (!) – шесть выше стропила и четыре ниже! Но больше всего крестов, пожалуй, можно насчитать на гербе Латинской империи (1204–1261), созданной крестоносцами на развалинах завоеванной ими Византии. На нем кроме основного прямого креста в центре червленого щита, разделенного этим крестом четверочастно, в каждом из разделений было еще по пять малых крестов, один из которых (в центре) вписан в окружность, то есть всего на нем было помещено изображение 21 креста! КНИГА В КНИГЕ Считается, и не без оснований, что именно Крестовые походы на Восток дали начало средневековой геральдике. Ведь помимо того, что требовалось различать собственно рыцарей, тем, в свою очередь, нужно было как-то различать воинов своих собственных наемных отрядов, а как это можно было сделать, если все они были одеты в одинаковые кольчужные доспехи? Конечно, не все из тех, кому пришла тогда в голову спасительная идея нарисовать у себя на щите какой-нибудь запоминающийся символ, были хорошими художниками, скорее совсем наоборот. Вот почему первые геральдические эмблемы были очень простыми, причем изображение креста на щитах – и понятно почему – отнюдь не было доминирующим. «Сэр Гильом Брас-де-Фер явно выпивал с сэром Рейнардом, выкрикивая строфу за строфой непристойной баллады, в то время как оба они малевали на помятых щитах кривое изображение неизвестного животного, задуманного художниками как силуэт белого леопарда. Тот же знак отличия во всех возможных вариациях уже красовался на щитах простых воинов отряда».     Френсис Мейсон ван Викк, «Серебряный леопард» «Форма щита, как и кольчуги, недавно изменилась. Щиты стали меньше – треугольной формы, – изготавливаемые из хорошо обработанной древесины, покрытой толстым слоем кожи. Щит подвешивался на ремне, идущем через плечо, и можно было не опасаться, что во время атаки он упадет на землю. На его обратной стороне имелась скоба для руки, и такое приспособление могло пригодиться, если рука устанет. Теперь Филипп был при полном вооружении, если не считать шлема. На лицевой стороне щита и спереди плаща оказалась нарисована эмблема, изображающая черного ястреба. Как и многие рыцари, сир Хьюго позаботился об отличительных знаках, поскольку в сражении лицо обычно скрывалось под непроницаемым забралом шлема. С этих простых эмблем только начиналась сложная система геральдики, но в то время она была еще мало разработана. Существовало единственное правило при выборе эмблемы: никто не мог присваивать себе символ, уже использовавшийся ранее другим рыцарем». Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vyacheslav-shpakovskiy/krestonoscy-pervaya-polnaya-enciklopediya/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Так хочет бог (лат.).
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 599.00 руб.