Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Маша и Тёмный властелин Анна Сергеевна Гаврилова Маша – звезда наша #3 Мир брутального мужского фэнтези, говорите? Тёмные глумятся и бесчинствуют, а светлые разбежались, а может вообще вымерли? Нет и еще раз нет! Попаданка со стажем, Маша Брехунько, на такой вариант не согласна. Она обязательно наведёт порядок. Восстановит утраченное равновесие и не только его. В том же, что касается идейного противника, который нагло узурпировал власть в этом фэнтези, то ему вообще крышка. Больше никаких поцелуев и влюблённых взглядов, а как он будет возвращаться домой – его личная проблема. Уж кто, а Маша помогать в этом вопросе не станет, у неё есть дела поважней. Жаль только сам Алекс с такими планами не согласен, и кому-то придётся сильно постараться, чтобы оставить Тёмного Властелина с носом. Впрочем, в романтических сказках Добро всегда побеждает. Главное… да, всё-таки верить. А ещё не падать духом и идти вперёд! Анна Гаврилова Маша и Тёмный Властелин Пролог Сознание вернулось резко, словно по щелчку пальцев. Никаких головокружений или дурноты к процессу пробуждения не прилагалось – только чистый, незамутнённый шок. Просто на сей раз я не лежала, а стояла, причём не где-нибудь, а посреди вымощенной булыжником улицы. Вокруг виделись двухэтажные дома в этаком зловеще-средневековом стиле, а пространство наполнял сумрак, как бы намекая, что ночь недалеко. Ещё один повод для шока – моя одежда. Я была в родных, изрядно потёртых джинсах и футболке, украшенной невыводимым пятном. На ногах красовались домашние тапочки, которые вообще с окружающей обстановкой не сочетались, это было неприятно… Справившись с первым витком эмоций, я огляделась ещё раз. Дома в зловещем стиле никуда не делись, сумрак и мощёная булыжником улица – тоже. Зато в поле зрения появились первые прохожие, и я испытала сильно желание забиться куда-нибудь под стол. Для начала на глаза попался огромный смуглый товарищ с нечеловеческим лицом и круто изогнутыми рогами, дальше – обвешанный железом гигантский тролль. Потом я заметила статного мужчину в чёрном, за которым семенил скелет злобного вида. В довершение поблизости прозвучало раскатистое: – Дор-рогу! Развернувшись, я увидела мчащего на меня ящера, сильно похожего на запаянного в броню динозавра… С траектории движения монстра я отскочила исключительно на рефлексах. А очутившись у стены одного из домов, крепко зажмурилась, сжала кулаки и простонала жалобно: – Не-е-ет! Сразу вспомнила о том, что мир зависит от наших желаний, и попыталась представить себя в другом, более приятном месте. В райском саду! Во дворце с высокими сводами! Возле домика хоббита, в конце-то концов! Старалась очень, однако фокус не удался. Не знаю, чего мне не хватило, наверное, фантазия подвела. А может, дело в растерянности – ведь я была убеждена, что злоключения одной попаданки закончились, а жизнь вон как повернулась. И мир, куда меня забросило… В общем, суть этого фэнтези я, конечно, распознала и, не выдержав, взвыла ещё раз: – Нет! Дальше – больше: нервная система ударилась в панику, а я шлёпнулась прямо на тротуар и громко хлюпнула носом. Я почувствовала себя такой маленькой, такой беззащитной, такой… удивительно съедобной. А самое жуткое – я же такое фэнтези терпеть не могу! Нет, ну правда. Кого как, а лично меня весь этот мрачняк прямо вымораживает. Все эти некроманты, сочащиеся ядовитой слюной уродцы, вонища от тёмных ритуалов… И вот вопрос – за что мне это всё? Почему попала именно сюда? Ещё миг, и я… просто заплакала. Заодно пришла к выводу – вот буду сидеть тут и плакать до тех пор, пока ситуация не решится! Понятно, что я сильная и красивая и могу одолеть любого, даже самого страшного противника, но сколько же можно?! Мечтая о других мирах, я хотела радости, приключений и любви, а каков итог? Очень не вовремя в памяти всплыли Ирриар и вероломный ректор магической академии, и всё, плач перешел в рыдания. – Ы-ы-ы! – сообщила новому фэнтези я. – Ы-ы-ы! Тот факт, что вот теперь местное население меня таки заметило, не насторожил, а голосить я перестала лишь после того, как рядом нарисовались двое мужчин, сильно напоминающих стражников. – Ты кто такая? – хмуро спросил один из них. – Как тут очутилась? – поддержал товарища второй. Я подумала и, подтерев влажный нос тыльной стороной руки, промолчала. А мужчины – не слишком человеческого вида, кстати, – переглянулись и опять вытаращились на меня. – Кажется или… – начал первый. – Не знаю, но мне тоже кажется, – отозвался второй. – Значит, надо брать, – заявил первый. Второй с готовностью кивнул, после чего прозвучало ультимативное: – Ты идёшь с нами. – Куда? – буркнула я. Только нежностей данная сказка не предполагала, и попаданке, разумеется, не ответили. Хуже того – силой подняли на ноги, после чего ловко защёлкнули на запястьях кандалы. Тут я очнулась – перестала рефлексировать и взвизгнула гневно: – Что вы себе позволяете? Увы, но ответа опять не прозвучало. Несчастную деву подхватили с двух сторон под руки и потащили… Так. Стоп. А куда меня, собственно, несут? Озвучивать вопрос, учитывая неразговорчивость стражи, я не стала. А когда завернули за угол дома, подняла голову и наконец увидела огромнейшую чёрную стену. Любопытство всё же не выдержало, и… – А это вообще что? – спросила я растерянно. – Дворец повелителя, – милостиво пояснили мне. Дворец? Нет, если поднапрячь фантазию, то на дворец действительно похоже. Хотя больше напоминает этакую высоченную каменную корону. Причём довольно жуткую. – А может не надо? – вновь подала голос я. Стражники, ясное дело, не среагировали, в результате чего пленница исполнилась самого праведного гнева. Если меня несут к очередному озабоченному мужику, то я… я… Следующие полчаса – а путь до исполинских ворот занял именно столько – я пыхтела и вспоминала все известные ругательства. Отдельным поводом для негодования стал тот факт, что в процессе путешествия я потеряла тапочки – они просто свалились с ног, а остановиться и подобрать стражники не пожелали. В итоге, когда миновали ворота и начали плутать по тёмным коридорам, я практически молнии метала! Зато очутившись возле массивных дверей какого-то, видимо торжественного зала, присмирела. Просто тут ещё одна пара стражников обнаружилась, и… – Куда? – загораживая путь алебардой, басисто спросил один из них. Он был высок, худощав и лыс. Через всё лицо тянулось несколько зловещих шрамов, да и кольчужная броня, украшенная пластинами с отчеканенными на них черепами, к смелости не располагала. – Куда, – хором фыркнули мои провожатые. После чего поставили меня на ноги, и второй, сделав шаг вперёд, заявил: – Действуем согласно приказу. – Какому такому приказу? – пренебрежительно скривился шрамированный. – Приказу номер один, – ответил второй. – Тому, который предписывает задержать и доставить к повелителю подозрительную девицу, когда такая появится. Лысый окинул меня новым взглядом и вновь скривился. – И что в этой оборванке подозрительного? – Да всё, – отозвался первый. Он по-прежнему стоял рядом и крепко держал за локоток. – Она выглядит странно и появилась внезапно. И вела себя ненормально – сидела на мостовой и плакала. Шрамированного аргументы не впечатлили, и мы услышали: – Пошли прочь. У повелителя совещание. – Приказ номер один гласит, что подозрительную девицу вести, невзирая на время суток и занятость. Сразу. Незамедлительно, – отчеканил второй. – Пошли вон, – с нажимом повторил шрамированный. Пауза. Тихое шипение. А потом второй отступил и сказал: – Хорошо. И после новой паузы: – Но молчать о том, как нас не пустили, мы не будем. И если девица окажется той самой… – Что-о-о?! В голосе лысого прозвучала угроза, да и алебарда свою дислокацию поменяла – как-то очень неприятно направилась на нас. Только драки не случилось – в дело вмешался другой дежуривший у этих роскошных дверей стражник… Тоже лысый, но бородатый и явно более опытный. – Эй, – окликнул товарища он. – Остынь. Алебарду очень неохотно, но убрали. А бородатый отставил собственное оружие, одёрнул кольчугу и, приоткрыв одну из створок, скользнул внутрь расположенного по ту сторону помещения. Несколько секунд ничего не происходило, а потом бородатый вернулся и смерил меня настолько заинтересованным взглядом, что я присела и поёжилась. Дальше взгляд стражника переметнулся к шрамированному коллеге, а в царящей тишине прозвучало: – Велено впустить. Теперь приоткрылись обе створки – не до конца, но всё-таки. Меня же неучтиво ткнули в спину – мол, не зевай, дева, проходи! И я, конечно, прошла. Дуэт сопровождения тоже в этот роскошный зал ввалился. И, кажется, сразу о своей инициативности пожалел – просто там в самом деле шло какое-то явно важное совещание. Помимо высоченных потолков, не менее высоченных окон и начищенного паркета, взгляду предстал длинный стол, за которым сидела целая толпа ну очень странных мужчин. Представители нескольких рас – от людей до уже виденных в городе троллей – выглядели чересчур солидно. Словно не простые смертные, а некая элита. Цвет общества. Едва мы переступили порог, весь этот «цвет» повернулся и уставился на попаданку, и даже тот, кто стоял у расположенного на дальней стене экрана и что-то на этом экране показывал, замолчал. Впрочем, реакцию всех я отметила вскользь. Лично мой взгляд сразу зацепился за стоящее во главе стола кресло… Кресло было невысоким, абсолютно чёрным, с завитками на спинке. Оно стояло вполоборота, как бы намекая, что в момент нашего появления тот, кто в этом кресле сидел, внимательно смотрел на экран и слушал доклад. А теперь, когда докладчик замолчал, этот индивид отвлёкся и, чуть подавшись вперёд, посмотрел на двери. Ещё до того, как наши взгляды встретились, моя чуйка буквально взывала, и теперь… – О нет… – закатывая глаза, простонала я. Индивид отреагировал совсем иначе – ме-е-едленно растянул губы в улыбке. Его небритая физиономия сразу стала настолько коварной, что захотелось взять что-нибудь тяжелое и как следует внешность поправить! Сидящие за столом мужчины впали в некоторое недоумение. Дальше была долгая, исполненная практически осязаемого торжества пауза, и властное: – Совещание закончено. Все свободны. Элитным мужикам заявление так называемого повелителя точно не понравилось, однако спорить никто не осмелился. Все довольно шустро повскакивали со своих мест и ринулись к двери. Повелитель тоже поднялся и замер, ехидно разглядывая меня. Потом отвлёкся, чтобы бросить худому сгорбленному старичку: – Эй, казначей! Этих воинов наградить. По тысяче золотых каждому. Старичок аж подпрыгнул! Стражники, впрочем, тоже. Остатки элиты, которые ещё не успели убраться из зала, отреагировали аналогично – прифигели и вытаращились на меня. Когда зал опустел, сопровождавший девушку дуэт попятился, и кому-то из них хватило смелости спросить: – Кандалы снимать? – Мм-м… – протянул повелитель. – Даже не знаю… – И после нарочито долгой паузы: – Ну ладно. Попробуйте. Я мысленно взвыла, а едва стражи избавили от посторонних железяк и ретировались, уставилась злобно. Правда, тут же вспомнила, при каких обстоятельствах мы расстались, а заодно – кто его на эти обстоятельства развёл, и приняла самый покаянный вид. Мне было немножко стыдно. А ещё… страшно! И когда двери захлопнулись, издав зловещее «бах», я вздрогнула всем своим красивым тельцем. Зато индивид, который прекратил отираться у своего кресла и направился сюда, ко мне, звука вообще не заметил. Он был слишком занят. Улыбался! Причём настолько коварно, что мурашки не только по мне, но даже по стенам и полу бежали. А приблизившись и остановившись в шаге, спросил: – Ну что, Машунь? Мы сразу домой, или ещё потусуемся? Я недоумённо нахмурилась, а когда до испуганного мозга дошло… – Ну знаешь! – выдохнула возмущённо. – Знаю-знаю. Прозвучало так, что меня в жар бросило. – Ой, – пробормотала я. – Это не «ой», Машунь, – в интонациях Волкова смешались веселье и ярость, – это целый «ой-ой-ой», и на этот раз ты реально влипла. Я подняла голову, бросила на Алекса умоляющий взгляд, однако ничего кроме ехидного торжества не увидела. Ну всё, приплыли. Так вот ты какой, полный капец. Глава 1 Рёбрышки, жаренные на углях, оказались вкусными, овощи-гриль не хуже. Свежеиспечённый хлеб из какой-то сероватой муки тоже безмерно радовал, однако на него старалась не налегать – у меня же фигура как-никак. Зато всё остальное уплетала за обе щёки, ничуть не стесняясь размера предложенной порции и горы обглоданных костей, которая росла с космической скоростью. Просто очень кушать хотелось – ведь накануне побега из академии меня морили голодом, а поесть дома я не успела, и сюда с пустым желудком пришла. А повелитель в лице Волкова был, наоборот, сыт. Он сидел напротив, за тем же огромным столом для переговоров, и взирал насмешливо. В целом ехидство Алекса меня не задевало, но в какой-то момент душа не выдержала… – Что? – спросила я насупленно. – Ничего, – отозвался идейный противник. – Сижу и поражаюсь твоей прожорливости. Я не обиделась – была слишком занята, чтобы дуться, однако пометочку в воображаемом блокноте сделала и тут же вернулась к уничтожению продовольственных запасов вверенного Волкову королевства. Тарелки отодвинула лишь после того, как мясо с последнего обглоданного рёбрышка застряло где-то в пищеводе, непрозрачно намекая, что места в желудке больше нет. Вот теперь, явно заметив пережор, даме предложили вина, и я покладисто согласилась. Повелитель лично налил из серебряного, усыпанного драгоценными камнями кувшина и галантно передал кубок мне. Выпила. Икнула. Опять выпила и, откинувшись на спинку стула, смерила соотечественника долгим пристальным взглядом. И едва удержалась от мечтательного вздоха… Хорош, зараза. Нет, ну правда хорош! С прошлой встречи Алекс изменился не сильно: его чёрные волосы немного отросли, плечи расширились, а скулы и нос чуть заострились. Волков выглядел взрослее и брутальнее, чем раньше. Уже не студент, не парень, но и на матёрого мужичару тоже не похож. Он, скорее, напоминал этакого повзрослевшего принца, и это вызывало странную реакцию, только думать о возникших ощущениях не хотелось, поэтому я перешла к информативной части встречи… – Давно ты здесь? – спросила со вздохом. – Около полугода, – милостиво ответили мне. Я нахмурилась и вздохнула опять – а интервалы-то сокращаются. На момент моего появления в Степи Алекс куковал там два года, а в Объединённой Академии Магии – один. Интересно, это что-то значит? Или всё-таки нет? – А как тебя сюда затянуло? – задала следующий вопрос. Повелитель хмыкнул и, отпив из кубка, сказал: – Практически так же, как обычно. Это его «практически» почему-то царапнуло, а Волков продолжил: – После того как ты сделала то, что сделала, – тут прозвучала некоторая угроза, – я очнулся в своей квартире, принял душ, выпил кофе, а потом упал в кресло, прикрыл глаза, и меня снова затянуло. – Так обыкновенно? – А ты, Машунь? – задал встречный вопрос он. – Как это было? Я погрустнела и шмыгнула носом. Признаваться вообще-то не хотелось, но Волков глядел настолько пристально, что я сдалась: – Ну… Понимаешь, после вероломства лорда Сириса так грустно стало, что я решила избавиться от коллекции любовного фэнтези, и… Я запнулась под излишне хищным взглядом карих глаз и испытала сильное желание заклеить рот пластырем. Просто сообразила, что зря упомянула ректора, и через миг вывод подтвердился: – Кстати-кстати, – в голосе Алекса опасные нотки прозвучали, – что там в академии произошло? Я смутилась сильнее прежнего и даже ручки свои шаловливые под стол спрятала, только идейный противник был непреклонен. – Рассказывай, Брехунько! – строго приказал он. – Да о чём тут говорить? – Я опечалилась ещё сильнее. – Сирис оказался демоном и владельцем той самой собачки, за которой вы всей Чёрной стрелой гонялись. И он, невзирая на все каноны романтического фэнтези, – тут я совсем пригорюнилась, – собирался отдать меня императору, на опыты. – На какие ещё опыты? – не понял Волков. – Ну то есть на пытки, – со вздохом пояснила я. Идейному противнику понадобилась пара секунд на переваривание информации, после чего прозвучало удивлённое: – Тебя собирались пытать? – Они заподозрили неладное. Решили, что настоящая Мари Брехунье не может быть настолько талантливой и чудесной, а значит я – подделка. Ректор сказал, что во мне признали демона и хотели этого демона изгнать, и попробовал прошантажировать… – В каком смысле «прошантажировать»? – Требовал, чтобы я замуж за него вышла. Взамен обещал спасение. – Да-а-а? Теперь в интонациях идейного противника зазвучало веселье, и я, глянув исподлобья, сообщила, что ничего смешного тут нет. – Не смешно, Машунь, это когда ты без предупреждений переносишь нас в родной мир, – резко посуровев, огрызнулся Волков. – А то, что любимые тобою каноны не сработали – это ржач. Я сложила руки на груди и громко засопела в ожидании извинений, только Алекс не среагировал. Хуже того – взял и продемонстрировал совершенно хамские, абсолютно мужланские манеры, заявив: – Эта ваша бабская фигня, ваши так называемые каноны вот уже где. – Он провёл пальцем по горлу и добавил веско: – Вы достали! – Сами достали, – не осталась в долгу я. Собеседник глянул с насмешкой, а я признала себя самой нелогичной девушкой в мире. Просто он – гад, негодяй и зараза, и по моим меркам мы не виделись всего несколько часов, но я умудрилась искренне соскучиться. Причём настолько, что в данный момент, невзирая на его зубоскальство, хотелось подойти, прижаться, проверить на ощупь плотность мускулатуры, поводить пальчиком по короткой щетине и, может быть, поцеловать… Ну так, слегка. К счастью, одной попаданке всё же хватило сил остаться на месте и даже буркнуть изобличающе: – Дурак. Алекс возражать не стал. Не попёр, как говорится, против истины. А спустя ещё миг меня посетило неприятное осознание. До меня вдруг дошло – Волков тут полгода! То есть пока я всеми силами храню этой ехидне верность, он целую прорву местных женщин пере… мм-м… любил. – Ты… – осознав сию информацию, злобно прошипела я. В ответ услышала ожидаемо-насмешливое: – Что, Машунь? Хотела сказать, уличить, но потом подумала и язык всё-таки прикусила. Не сейчас. Нужно подгадать момент, а то он со своим скудоумием точно неправильные выводы сделает. Решит, что ревную, или ещё какую-нибудь фигню сочинит. В общем, пришлось собрать волю в кулак, гордо вздёрнуть подбородок и, стараясь не сильно скрипеть зубами, повернуть разговор в другое русло. – Всего полгода, а ты уже целый повелитель? Как тебе удалось? Соотечественник заломил бровь, намекая, что вопрос не понят. – Как-то быстро для тебя, – пояснила я. – Где присущий вашему жанру натурализм? Страдания, кровища, боль? Отсутствие халявы? Волков выдержал паузу, затем фыркнул и сказал: – В нашем жанре тоже по-разному бывает. Теперь не поняла я, а собеседник… – У тебя, Брехунько, учусь. Увы, но я снова не сообразила. Только озвучивать своё непонимание всё же не стала – чуяла, что если поинтересуюсь, меня точно тупицей обзовут. Уже открыла рот, чтобы задать вопрос из другой серии, когда губы визави дрогнули в прямо-таки запредельной улыбке, а такие обыкновенные карие глаза засияли невероятным весельем. Ещё миг, и из горла Волкова вырвался смешок. За ним следующий. И вот подлость – это однозначно надо мной насмехались! Пришлось грозно сложить руки на груди (вернее под грудью, у меня же с некоторых пор пятый…) и буркнуть: – Что ещё? – Ничего, Машунь, – едва не прыснул Волков. – Твою специализацию прочитал. Специализацию? Прочитал? Постойте-постойте… – Опять ваше дурацкое ЛитРПГ? – Я откровенно скривилась. – Ты имеешь что-то против? Вообще-то я не имела, но спросила подчёркнуто враждебно: – И что за специализация? Повелитель буквально растёкся, а потом… – «Динамо», – радостно озвучил он. Я аж привстала от возмущения! Кто «динамо»? Я? Нет, я-то, конечно, примерно такая, но как они смеют?! Как им не стыдно?! Алекс Волков, глядя на мою реакцию, откровенно заржал, затем бросил ещё один взгляд поверх моей головы, и ржач резко трансформировался в истерику. – Что? – прорычала я грозно. Только абонент был не абонент – он реально истерил, хохотал так, что даже слёзы по небритым щекам бежали. Лишь спустя пару минут, когда в этом неадекватном состоянии появился просвет, я услышала стон: – Твой левел, Машунь… Левел – это уровень, правильно? – И что с моим уровнем? – процедила я. – Восьми… восьми… – кое-кто продолжал рыдать от смеха, – восьмидесятый. И после короткой паузы, успокоившись на миг: – Согласно системе этого мира, ты «динамо» восьмидесятого уровня, Маш. Всё. Терпение кончилось, нервы – тоже. Я резко вскочила из-за стола и заозиралась в поисках режущих предметов. Кому-то срочно требовался сеанс кастрации! Вернее, два сеанса, учитывая тот факт, что этот кобелина целых полгода мне изменял! – Восьми… восьми… – продолжал угорать Волков. – Брехунько, как тебя изобличили! – Да пошел ты на фиг! – взревела я, не выдержав. Идейный противник, увы, не подчинился. Пришлось сжать кулачки, подпрыгнуть от досады, а потом грозно топнуть ногой. Последнее было зря – я ушиблась и болезненно взвыла. Лишь теперь вспомнила о потерянных в процессе транспортировки до дворца тапках, и расстроилась ещё сильнее. Практически слезами залилась. И вот тут случилось чудо – один повелитель недоделанный наконец заткнулся. Более того, он окинул девушку взглядом и, сообразив, в чём боль, поднялся, чтобы прогуляться к дверям. Дальше было приоткрывание одной из створок и приказ, отданный ну очень властным тоном: – Позовите слуг! Пусть принесут туфли для леди! – Вслед за этим прозвучало что-то ещё, но Волков говорил уже тише, и я не расслышала. Кажется, там было про какой-то особый, «тот самый» гардероб. К моменту, когда Алекс прикрыл дверь и вернулся, мои слёзы подсохли. Схватив со стола салфетку, я вытерла нос и, опять-таки с запозданием, обратила внимание на одну мелкую, но важную деталь. Моё появление в этом мире… Стражники говорили про приказ номер один – это порядковый номер, верно? Ещё они упоминали особый приоритет – мол, плевать на совещание и все дела. Если так, и если я ещё не разучилась анализировать, то это что же выходит? Получается, что, придя к власти, Алекс для начала вспомнил обо мне? Плюс он желал, чтобы мою персону привели к нему независимо от времени суток и других обстоятельств – то есть я важна и даже поважнее многих? Ну и последнее… Волков ничуть не сомневался, что я появлюсь! Как отнестись ко всему, я не знала, но от первых двух пунктов стало приятно. Я даже слегка зарделась и сделала шаг навстречу этому кареглазому заразе с целью потискать его атлетичную тушку, но… Но потом мозг зацепился за самый последний пункт, и я нахмурилась. Подумала и спросила, подозрительно щуря глаза: – Приказ, согласно которому меня сюда доставили… как ты узнал, что я прибуду? Волков, который предпочёл не возвращаться на прежнее место и замер по эту сторону стола, в паре метров, небрежно пожал плечами. – А как иначе? Ты всегда появляешься, Машунь. Я прищурилась сильнее и гордо вздёрнула подбородок. Спросила строго: – Намекаешь, что я тебя преследую? Алекс глянул как-то странно, а спустя миг расплылся в широченной улыбке и заявил: – Да какие уж тут намёки? Ты в третий мир за мной приходишь. Он точно хотел вывести из себя, и ему удалось – одна попаданка тихонечко зашипела. А этот негодяй… этот омерзительный тип… – Но я не против твоих ухаживаний, Машунь. Раз так хочется – дерзай. Я не просто вскипела, а почувствовала себя паровым котлом, с которого сорвало и крышку, и все заклёпки. – Ты! – взвизгнула возмущённо. – Не ты, а вы, – беззастенчиво поправил Волков. Пояснил с улыбкой: – Я тут не абы кто, а повелитель и властелин. – Да-а? Я зашипела опять и, забывшись, вновь топнула ногой, однако на сей раз боли не было. Вместо неё случилось кое-что другое: мраморный пол дрогнул, а по стенам и потолку лёгкие трещины побежали. Лично я слегка струхнула, а Алекс протянул, насмешливо покачав головой: – Маша, Маша… Ещё секунда, и в зал, невзирая на приказ не беспокоить, заглянули стражники. Тот, что постарше и поумнее, спросил, обращаясь к повелителю: – Всё в порядке? А шрамированный шокированно уставился на меня. Волков за взглядом проследил, сказал с ухмылкой: – Да, она такая. – Ну а потом уже «бывалому»: – Всё хорошо. Идите. Если что, я закричу. Шок, владевший вояками, стал глубже – видимо, раньше за «повелителем и властелином» таких мыслей не водилось. В смысле кричать, взывая к охране, он не пробовал. Однако комментариев от стражи не последовало – мужчины подчинились, и мы вновь остались одни. Я стояла, смотрела и не знала, что сказать, а идейный противник улыбался шире некуда. Даже не так: он снова хохотал, но только беззвучно. Буквально валялся. Усыхал! – Что? – не выдержав такого издевательства, буркнула я. – Ничего, Машунь. Пытаюсь вообразить масштабы предстоящих бедствий. – Пытается он. Воображалки не хватит, – пробормотала, попутно понимая, что задерживаться во владениях Волкова не хочу. Только озвучивать решение пока не стала – вместо этого подхватила кубок, залпом допила остатки вина и повернула разговор в конструктивное русло: – Ну, давай рассказывай, что тут у тебя. Что за королевство? – Вообще-то у меня империя. Я фыркнула и закатила глаза. Империя? Вот… сам на мои каноны наезжает и сам же ничего оригинального придумать не может. Империя была в прошлом приключении, у моего типа папы! И я была императорской дочкой, а теперь… Впрочем, нет, выговаривать за отсутствие фантазии я не стала. Повертела головой, вновь оценивая масштабы этого зала для совещаний, и уточнила: – Ты тёмный? – Ну а какой ещё? – соотечественник самодовольно засиял. Я же сопоставила всё и поняла, что с фантазией у ехидны действительно скверно. – Тренд на тёмных властелинов в фэнтези прошел лет сто назад, – сообщила… ну так, между делом. Спустя ещё секунду выяснила: чьё-то самолюбие слишком непробиваемо, чтобы пострадать от такой фигни. Вместо кислой физиономии мне продемонстрировали широченную улыбку. Заодно сложили руки на груди и плечи расправили, принимая величественный вид. И сказали: – А мне плевать на моду, Машунь. Я повелитель, мне подчинены народы и армии. В этом мире нет никого, кто был бы круче. Я окинула его тёмное владычество взглядом и хотела сказать какую-нибудь колкость, но не успела – в двери постучали, и в зал просунулась голова «бывалого», который сообщил: – Туфли для леди. Алекс одобрительно кивнул, и страж отстранился, дабы впустить слугу. Спустя ещё миг одна попаданка едва не грохнулась в обморок – это были не туфли, а настоящее «вау!». Высокие «хрустальные» босоножки, усыпанные разноцветными камешками, смотрелись блестяще во всех смыслах! – Пол слюной не закапай, – хмыкнув, прокомментировал Волков. Только я не услышала. Стояла и боролась с истовым желанием побежать навстречу этой мечте. Отнять туфельки у слуги, напялить, и… – Маш, ну правда, – всё же выдернул из грёз Алекс. – Слюни подбери. Гордо фыркнув, я вытерла уголок рта – там реально что-то просочилось. Затем плюхнулась на стул и отвернула голову – мол, мне ваших туфель вообще не нать. Правда, когда лакей опустился на одно колено и принялся надевать туфельку на мою ногу, взбрыкнуть не смогла, а едва пряжки оказались застёгнуты, вскочила и, крутанувшись на месте, признала себя самой счастливой девочкой в мире. Причём счастье это было настолько сильным, что как только слуга удалился, вновь оставляя нас с темнейшеством наедине, я совершила истинную глупость: сорвалась с места, подскочила к идейному противнику и повисла у него на шее. – Кхм, – заявил Алекс и… даже не приобнял в ответ. Я сперва не поняла, а потом отодвинулась и глянула удивлённо. А этот индюк напыщенный выдал: – Спасибо, дорогая, но с меня и прошлого раза достаточно. Та-ак… Что за бунт на корабле? Несколько секунд я сверлила заразу взглядом, только он намёк проигнорировал. Пришлось отступить и вспомнить о том, что в тёмной империи, да ещё подчинённой такому самодуру, задерживаться не собираюсь. В итоге я расправила плечи и сообщила ласковым голоском: – Ну ладно, милый. Как знаешь. И раз мне тут не рады, то я, пожалуй, пойду. – М-да? Властелин вздёрнул бровь, уставился вопросительно и удивлённо. Так, что я даже растерялась немного, особенно когда услышала: – Куда же ты, Машунька, пойдёшь? Правда растерялась! Вдобавок усомнилась в своих выводах, но быстро спохватилась и ответила: – Ясно же куда, на светлую половину. Излом Алексовой брови стал отчётливее и круче, только теперь я на провокацию не поддалась и даже взялась объяснить: – Ты – Тёмный Властелин, владыка тёмной империи. А раз есть тьма, значит, есть и свет! Раз есть ты, значит, есть и я! То есть кроме вот этого, – я развела руками, указывая на зал в трещинах, – есть светлый дворец и всё остальное, что в качестве антипода полагается. Волков отмер и фыркнул. – Антипода! – передразнил он. – Какие умные слова мы, оказывается, знаем. – Намекаешь на мою тупость? – прищурившись, процедила я. Брюнет сразу отступил и даже руки перед собой выставил, как бы сигнализируя, что ничего такого не думал. Врал, разумеется! Однако заморачиваться, что-то доказывать я не стала. Просто спросила: – Светлая империя в какой стороне? Идейный противник глянул снисходительно. – Ой, а давай без вот этих игр? – не выдержала я. – Просто укажи направление. – Машунь… – В голосе оппонента прозвучало ехидство. – Куда ты так торопишься? Оставайся у меня. Поживи, – кивок на ещё неубранный стол с горкой обглоданных костей на блюде, – поешь. Я на провокацию опять не повелась – спасибо, не первый раз замужем! В смысле – в фэнтези. – На светлой половине покушаю, – сказала небрежно. И так как выполнять просьбу никто не спешил, направилась к окну в намерении вглядеться в горизонт и лично направление отыскать. И – о чудо! Тут Волков всё-таки сдался: когда проходила мимо, поймал за руку и, ловко притянув к себе, шепнул прямо в ушко: – Машка, да ладно тебе… И-и-иуа!!! Казалось бы, такой простой жест, а у меня прямо всё внутри перевернулось. И весь спектр сладких реакций случился – от мурашек до головокружения и бабочек, причём не только в животе, а во всех возможных местах. Как не растеклась лужицей – не знаю. Как не упала в обморок – тоже. Ну а он… – Машка, далась тебе эта светлая половина. У меня лучше. Оставайся. У-у-у! Искуситель! – Нет, если ты настаиваешь, я тебя, конечно, провожу, но… – Что «но»? – выдохнула хрипло, а у самой опять мурашки побежали. Пауза. Нежный поцелуй в шейку, потом ещё один и… – Но что, если в этот раз игра по другим правилам? – прошептал Волков. – Что, если теперь мы в суровом мужском мире, где никаких ваших бабских фокусов? Где только логика, сражения, блэкджек и шлю… хм… в общем, в мире, где всё именно так, как должно быть? Я протрезвела. Не мгновенно, но быстро. Мир сурового мужского фэнтези? Он издевается? Угу, щас! Собрав волю в кулак, я вывернулась из объятий и глянула строго – что за на фиг? – Милый, – сказала опять-таки строго. – Я уже не в том возрасте, у меня лапша на ушах не задерживается, она с них сползает. Законы нашего с тобой попадания давно определены! Его темнейшество недобитое вздохнул и улыбнулся. Протянул руку, предлагая опереться, и я даже согласилась, а спустя ещё миг шокированно округлила глаза. Дело в том, что декорации сменились, стильный зал для совещаний исчез, а мы очутились в каком-то коридоре, перед гигантской дверью. Разумеется, я не сдержалась, выпалила: – Ты освоил телепортацию? Но как?! – Так же, как и ты, – отозвался Алекс. – Просто захотел. Я отодвинулась и, вопреки всему, глянула уважительно. Надо же, растёт! А я-то думала, что они, мужики, только деградировать могут. Даже хотела облечь своё удивление в словесную форму, но не успела – Волков махнул рукой и гигантские двери торжественно разъехались. Меня потянули дальше, и когда мы переступили порог… Глава 2 Из понятного: мы очутились во дворе. Он был огромнейшим и совершенно круглым – являлся серединой исполинского каменного кольца, которое представляла собой обитель местного императора-самодура. Из непонятного: всё остальное. Причём уровень непонятности был таким, что я потёрла глаза, а потом принялась активно чесать затылок в надежде увеличить приток крови к голове и, соответственно, мозгу. Не помогло. Ясности не прибавилось. В результате я продолжила стоять и таращиться на странную инсталляцию, которая представляла собой… в общем, даже не знаю, как это назвать. Моему взору предстал белоснежный домик, похожий на уменьшенную копию диснеевского замка Золушки, зелёная лужайка вокруг него и низенький кованый забор, выкрашенный белой краской и увитый розами. Всё вместе выглядело красиво, но, повторюсь, странно. Когда терпение иссякло, я спросила у Волкова: – Это что? – Как? Разве не понимаешь? – отозвался Тёмный Властелин. Некоторое время я стояла и переваривала, а осознав, что это типа и есть светлая сторона, сообщила: – Вообще не смешно. – Да какой уж смех, Маш? – откликнулся Волков. Прозвучало серьёзно и настолько, что я повернулась и в оба глаза уставилась на Алекса. Ну а тот развёл руками, мол – ничего не знаю, я предупреждал. Выстояв ещё чуть-чуть и убедившись, что оппонент не шутит, я нервно сглотнула, а потом выдернула ладонь из захвата и направилась к низкой калитке. Из шока по-прежнему не вышла и как реагировать – не знала. Владыка тёмной империи бодро последовал за мной и тоже за забор просочился. Он лично прикрыл калитку, и тут его чёрная душонка не выдержала… – Симпатичный домик, – прокомментировал зараза. Угу. Очень. Ожившая, блин, мечта! – О, – вновь подал голос Алекс. – А вот и единорог… – Чего? Я остановилась, заозиралась и испытала новую порцию смешанных чувств – откуда-то из-за поворота вырулил белоснежный рогатый пони. – Единорог, Машунь, – не желал уняться соотечественник. – Самое светлое животное и лучший друг девственниц. Друг кого? Настроение, которое и так к уровню плинтуса стремилось, рухнуло в бездну, а гадкий пони, увидав меня, оживился и, прянув ушами, посеменил навстречу. Я общаться не хотела, попыталась спрятаться за Волкова, но у того даже остатки совести иссякли – тёмный извернулся, схватил за плечи и выставил вперёд, словно живой щит. Пони-единорог такому раскладу порадовался. Приблизившись, он шумно обнюхал одну расстроенную деву, после чего фыркнул и нежно потёрся щекой о низ моего живота. Теперь настроение вообще сдохло. Нет, я понимала, что снова стану девственницей, но какая-то часть сознания до последнего верила в сказку. – Эх, Машка-Машка. – Голос Волкова прозвучал подчёркнуто сокрушенно. – Трудишься над тобой, стараешься, а ты… опять всё профукала. – Профукала? – взвизгнула возмущённо. – Я?! Тут же, невзирая на очень качественный захват, развернулась и ткнула в идейного противника пальцем. И прошипела: – Это не я, а ты! Это тебе доверить ничего нельзя! Целых два раза, – я даже на пальцах показала, – я отдавала тебе свою девственность, а ты? Халтурщик! Ничего до конца не доводишь! – Угу. – Волков перехватил руку и поцеловал пальчик, которым я в него тыкала. – Правильно, Брехунько. Давай валить всё на меня. Я подумала и кивнула. И уже открыла рот, чтобы выдать новую порцию обвинительных аргументов, но не сказала, потому что Алекс отвлёк. Он окинул тёплым взглядом, притянул ближе, фиксируя за талию, и принялся вытирать что-то большим пальцем с моего подбородка. – Что? – спросила через несколько секунд сего действа. – Ничего. Хрюшка ты, Брехунько. Моё шипение было ну очень выразительным, только Волков не испугался. Хуже того, это небритое хамло зажмурилось, являя миру настолько счастливую физиономию, что захотелось убить. – Ты! – продолжила шипеть я. – Ни ума, ни совести, ни фантазии! Увы, на настроение Волкова правда не повлияла, пришлось прибегнуть к крайнему методу – резко двинуть коленкой. Гад не только увернулся, но и прокомментировал: – Машунь, умей проигрывать. – Р-р-р! – заявила я. Зато светлую властительницу (ну а кто я, если он властелин?) отпустили! А та ловко отодвинула морду льнущего в поисках ласки единорога и, скрипнув зубами, решительно устремилась к входу в замок. Короткая прогулка по мощёной белым камнем дорожке, пять ступенек сказочного крыльца, распахнутые практически с ноги двери, и… на меня разноцветное конфетти посыпалось. А ещё аромат роз в нос ударил, а где-то вдалеке зазвучала восточная музыка. Та-ак… По-прежнему поскрипывая зубами, я миновала небольшой холл и нырнула в следующее помещение. Затем огляделась и ринулась дальше, чтобы через несколько шагов отдёрнуть шифоновую занавеску и застыть в недоумении. – Это ещё что? – хмуро пробормотала я. – Мм-м… – донеслось из-за спины. Алекс! Он не отставал, явно желая насладиться моментом. – Полагаю, нечто связанное с увеселением. – И что же тут весёлого? Идейный противник промолчал, а я почувствовала себя хомячком, вкусившим каплю никотина – меня буквально разрывало на части! Нет, ну правда, что может быть весёлого в дюжине полуголых тёток, возлежащих на подушках? – Полагаю, это твоя свита, – не без издёвки прокомментировал кое-кто. Опять пришлось мстить! Только в этот раз по-настоящему. Я «случайно» шагнула назад и, конечно, наступила каблучищем на кое-чей сапог. Наградой за мою отвагу стал едва различимый стон, однако продлилось счастье недолго – в следующую секунду в просторный зал, отделанный белым мрамором, вплыли трое лысых полноватых мужчин с золочёными арфами. Дружный удар по струнам, превративший далёкую восточную музыку в какофонию, и… – О, госпожа! Всё. Вот теперь тётки очнулись! Бодро повскакивали с расшитых бисером подушек, а потом… увы, но я даже не поняла, как это произошло. Они просто ломанулись навстречу, налетели, закружили, и мир словно смешался. Способность мыслить вернулась уже после того, как меня сперва вывели, а потом вернули в зал в другом, переодетом виде. Джинсы и старенькая футболка исчезли, вместо них я обнаружила на себе длинное полупрозрачное платье, расшитое камнями, и то, насколько это платье гармонировало с поданными ещё в замке Тёмного Властелина туфлями, навело на мысль… – Тот самый гардероб? – с подозрением уточнила у Алекса я. Предводитель тёмной стороны, которого успели усадить в кресло и облагодетельствовать бокалом вина, нагло хмыкнул, а я надулась, чтобы через миг оглядеться снова и прийти к однозначному выводу – что-то тут нечисто! Ну не может светлая сторона быть настолько маленькой и ущербной! И вообще! – Ма-аш… – позвал Алекс, когда я, рыкнув на «свиту», принялась мерить пространство ещё более подозрительным взглядом. – Машунь, тебе что-то не нравится? – Что-то? – В моём голосе прозвучал яд. Алекс тут же передал бокал застывшей в подобострастной позе тётке и, плавно поднявшись из кресла, шагнул к непорочной деве. Ещё улыбнулся, зараза, и протянул ласково-ласково: – Машунь, ну ты чего? – Стой где стоишь! – грозно приказала я. Идейный противник послушался, однако обыск, который планировала провести, не состоялся – одна из нескольких шифоновых занавесок, коими закрывались входы в зал, отодвинулась в сторону, и перед нами возник Он. Это было как гром среди ясного неба, как удар молнии, как рождение новой галактики в кромешной тьме бескрайних космических просторов. В этот миг я онемела и неосознанно качнулась вперёд в желании стать хоть на сантиметр ближе к чуду, ну а само чудо… оно улыбнулось! Причём так, что я разучилась дышать! Если объективно, за свои двадцать с небольшим я повидала многое. Добавить к реальной жизни опыт пребывания в двух фэнтезийных мирах, и можно сказать, что видела практически всё, но таких парней… мм-м… – Брехунько, слюни, – сурово попытались выдернуть из сказки меня, но я не среагировала. Перекинув через плечо гриву каштановых волос, подарила незнакомцу обворожительную улыбку. Этот мужчина был совершенно необыкновенным. Высокий, загорелый, полуголый и мускулистый во всех местах. Гладкая кожа блестела от масла, глаза напоминали драгоценные сапфиры, а длинные, пшеничного цвета волосы будили желание сейчас же, немедленно, запутать в них свои пальцы. А его живот из сплошных кубиков? А эта прикрывающая бёдра простынка? А грация, с которой Он переступил порог унылого белого зала, и с каким восторгом взглянул на меня? А это его хрипловатое «госпожа»? И совсем уж очаровательное «позволите станцевать для вас»? Впрочем, к моменту, когда прозвучало предложение станцевать, я уже очнулась и с грустью осознала, что парень не в моём вкусе. Это был секундный рефлекс, достойный собачки Павлова, только и всего. Что доставляло реальное удовольствие – тихий зубной скрежет, долетающий со стороны Алекса. Именно этот чудный звук заставил улыбнуться и проворковать: – Хорошо, милый. Станцуй. Теперь светлая сторона действительно стала светлой. В том смысле, что перестала напоминать убогую пародию и приобрела настоящие черты любовно-романтического жанра. Для «госпожи» спешно притаранили красивое кресло, две из составляющих мою свиту тёток подхватили опахала, а ещё рядом возник столик с вином и закусками. В том же, что касается Тёмного Властелина – он разместился неподалёку и состроил такое лицо, будто ему всё равно. Фактически мы сидели бок о бок, как этакие символы дуальности мира. Алекс – весь такой смурной и тёмный, и вся такая необыкновенная я. Перед нами могло развернуться любое действо, но сегодня мы оба предпочитали танцы. Едва заняли свои места, развешенные по залу светильники притухли, а безымянный красавчик принялся танцевать самый настоящий стриптиз. Нет, он не раздевался, ибо ничего кроме простынки и, как предполагаю, плавок на рельефном теле не имелось, однако движения были абсолютно характерными. Стрип-пластика в чистейшем виде! А ещё та-а-акой эротизм… – М-да, – процедил в какой-то момент Алекс. – Завидуешь? – не удержалась от шпильки я. Главарь тёмных отчего-то поперхнулся вином, а я заулыбалась шире прежнего, ибо вообразила, как на сей импровизированный танцпол выходит Алекс. Представила, как Волков, энергично двигая бёдрами, стягивает с себя камзол и всё прочее. Как он завлекательно щёлкает языком в мою сторону, а потом… Хотя нет. Нет и нет! Не надо! Просто чую, что если Волков с его колючей брутальностью обмажется маслом и начнёт выделывать нечто подобное, я точно со смеху помру! Короткий взгляд на Тёмного Властелина, и я в который раз не удержалась. Потянулась и накрыла рукой его руку – мол, не надо, милый. Не грусти! Да, в сравнении с этим полуголым Аполлоном ты – лошара, но пластика – не главное и, если сильно захочешь, тоже вот таким кренделям научишься. И тогда на тебя тоже будут глядеть с восторгом! Может быть. Когда-нибудь. Алекс покосился хмуро и руку из-под моей ладони выдернул. Пришлось вернуться к просмотру танца, а едва музыка стихла, поаплодировать и благосклонно кивнуть. Чудо мускулистое просияло и изобразило поклон. – Госпожа, – подобострастно сказало оно. – Вы… вы… А вот тут случился коллапс – голос Аполлона сорвался. Вместо эротичной хрипотцы послышался писк, и танцор попытался прочистить горло, возвращаясь к прежнему тембру, но – увы. Закончил он всё-таки фальцетом: – Госпожа, вы обворожительны! Мы все очень рады вашему появлению! За словами последовал новый поклон, однако я внимания уже не обратила. – Он что… евнух? – наклонившись к Волкову, изумлённо прошептала я. Алекс остался невозмутим, только брови издевательски приподнялись, а мой взгляд метнулся к троице арфистов – если стриптизёр внешне вообще ничем евнуха не напоминал, то эти очень даже. По крайней мере, в моих представлениях «безопасный» мужчина выглядел именно так. На осознание ситуации ушла секунда, а потом я зашипела. Тёмный резко прикинулся шлангом, спросил, делая честные глаза: – Машунь, что опять? А когда я потянулась в намерении придушить: – Машка, прости, но я не виноват, что светлая сторона такая. Кстати, я предупреждал, что тебе сюда не надо. – Это провокация! – выпалила гневно. Губы повелителя дрогнули в едва различимой улыбке, и всё, выдержка закончилась. Я вихрем взвилась на ноги и прорычала: – Ты-ы! Глаза стали ещё честнее, но я не поверила. – Это провокация! – проверещала так громко, что стены затряслись. Тётки из свиты сразу прижали уши, толстопузые лысые музыканты тоже, а Аполлон аж присел в явной попытке провалиться под землю. Зато Волков остался абсолютно невозмутим. Развел руками, заявив: – Се ля ви, Маш. Не всегда же играть по твоим правилам. Слово «твоим» он подчеркнул, и я окончательно в бешенство впала. Эмоции были настолько сильными, что я буквально задохнулась, а повелитель момент бессилия просёк. – Ну, не буду вам мешать, – лучась самодовольством, заявил он и смылся раньше, чем успела опомниться, а я осталась. Злющая, как разбуженный посреди зимней спячки дракон, и в компании не пойми кого. Через несколько минут, когда тётки проводили в отведённую госпоже спальню и тоже слиняли, эмоции пошли на убыль. Спальня располагалась в главной башне, была небольшой, абсолютно круглой и напоминала убежище ведьмы из фильма про братьев Гримм. Бросив взгляд на водруженную посреди помещения роскошную кровать и ярко пылающие светильники, я приблизилась к окну и застыла. Сумрак, висевший всё это время в воздухе, успел сгуститься, и там, снаружи, царствовала тьма. В этой тьме огоньки окон окружившего мой кукольный домик замка выглядели особенно неприятно. Я слишком хорошо понимала – там, за этими окнами, кипит настоящая жизнь, а тут какая-то туфта. Нет, в достоверность происходящего не верилось! Выпив чашечку уже не вина, а чаю, я принялась мерить комнату шагами и разглядывать стены. Тут, как и внизу, практически всюду был белый мрамор. Этот, с позволения сказать, материал словно подчёркивал, где именно нахожусь. В какой-то момент, когда терпение снова оказалось на грани, я приблизилась к одной из стен и нервно постучала по белоснежному кирпичику. А потом, повинуясь какому-то интуитивному чувству, ка-ак шмякнула по камню кулаком. Трещин не было, вместо них произошло кое-что поинтереснее. Выяснилось, что кирпич ни фига не монолитный, а белый мрамор – это облицовка, под которой скрыты булыжники всех оттенков черноты. Честно? Не удивилась. И то, что предчувствие подставы оправдалось… – Вот, значит, как, – процедила, хмыкнув. Уже развернулась, чтобы телепортироваться к Волкову и устроить тому выволочку, но осеклась. Спустя ещё миг одно из зеркал, украшавших стены спальни, отразило фигуристую красотку с ну очень коварной улыбкой. – Ну, Волков, – прошептала я сладко. – Ну, погоди! Пороть горячку и с ходу бросаться на баррикады, конечно, не стала. Во-первых, все эти прыжки по мирам сильно утомили, а во-вторых, я прямо-таки кожей ощущала, что Волков лишь того и ждёт. Поэтому вместо немедленной реакции на устроенную соотечественником гадость я приняла ванну и выспалась. Всё утро следующего дня провалялась в постели, после обеда вышла на лужайку и пообщалась с единорогом, затем проинспектировала свою свиту. И лишь к вечеру, убедившись, что в окружении Светлой Повелительницы нет ни одного полноценного мужчины, принялась готовиться к встрече с тем, кто упёк меня на этот сомнительный курорт. Разумеется, могла пихнуть руку в пространство и выудить всё необходимое, но утруждаться не стала. Вместо этого вызвала тёток и приказала продемонстрировать мне «тот самый гардероб». С выводами опять-таки не ошиблась – для Светлой Повелительницы приготовили аж три комнаты нарядов, и это точно по велению Волкова! При виде запасённого добра сердце дрогнуло и начало таять, но стоило приглядеться, и восторг сменился раздражением. Нет, ну он гад! – За кого он меня принимает? – разглядывая сотые паутинообразные трусики, возмутилась я. – За элитную путану? Трусики полетели в сторону, а из огромной яркой коробки была извлечена следующая модель – такая же, только со стразами. – Сам такое надевай! – отбрасывая и эту обновку, фыркнула я. Остальные вещи были не лучше. Ночные сорочки и пеньюары из тончайшего тюля, полупрозрачные платья, едва прикрывающие попу, и каблуки – прямо-таки нереальные. – Ну, знаешь, – я продолжала пыхтеть. – Ни ума, ни фантазии! – Госпожа, а как насчёт вот этого? – встряла одна из помогавших тёток, демонстрируя какие-то усеянные бусинами ниточки. Хотела послать её подальше, а потом прищурилась и сказала: – А давай! Спустя ещё два часа, которые ушли в том числе на мейкап и причёску, я была готова. Стояла, смотрела на себя в огромное зеркало и понимала – Волкову конец. И так как красота была в самом деле неземной, телепортироваться к повелителю не стала… – Меня необходимо сопроводить! – заявила властно. Помогавшие тётки сразу согнулись в поклонах, а в комнату вплыли виденные вчера арфисты в количестве трёх штук. Вообще, говоря о сопровождении, я рассчитывала на какой-нибудь вызванный с тёмной половины отряд, вооруженный от темечка до мошонки. На маленькую брутальную армию, которая пустит слюни, едва завидев меня. Просто с ними моё появление было бы на порядок эффектнее, а тут… три кунг-фу панды, но что делать? За неимением лучшего пришлось идти так. Впрочем, я не шла. Я плыла, как Царевна Лебедь из сказки! Одновременно куталась в одну из немногих найденных в гардеробе приличных вещей – в длинный, украшенный большим меховым воротником плащ. Гордая и статная, я пересекла газон, вышла за увитый розами низкий забор, прошла по мрачному двору и очутилась на территории тёмных. Дальше были коридоры и лестницы, а затем высокие двери. Стражники распахнули эти двери сразу, как увидали меня. Затем послышался звон посуды и чавканье, сообщившие – мы как раз к ужину. А один из сопровождавших евнухов резко ускорился, пробегая вперёд, в двери, и объявил пискляво: – Её светлейшество Мария! Светлейшество? Ага… Народ – а тут собралась, кажется, вся привилегированная нечисть, – сразу прекратил жевать, уставился с интересом, зато восседавший во главе самого большого из пяти столов Алекс даже не отложил приборы. Короче, он меня вынудил! Если бы не это пренебрежение, я бы ни за что плащ не сбросила! А так… Белая ткань упала на чёрный мрамор, а я пошла дальше. По-прежнему гордая и статная, в ниточках и бусинках на босу грудь. Стратегические места наряд скрывал, но Волков всё равно подавился. Миг, и небритое лицо скривилось в гримасе неудовольствия, однако, едва я приблизилась, неудовольствие сменилось улыбкой. – Эксгибиционисточка ты моя, – ласково заявил гад. Он тут же согнал с ближайшего стула какого-то рогатого вельможу и добавил слаще прежнего: – Садись, Машуня. Я не растерялась – села и тоже улыбнулась, одновременно примериваясь к тяжелому хрустальному кувшину, который рядышком стоял. – Тяжелые и острые предметы убрать, – тут же последовал приказ. Сразу появились слуги, чтобы выполнить распоряжение, а заодно заменить «мою» тарелку. – Кушай, моя хорошая, – продолжил ёрничать Волков. – Спасибо, милый. Не голодна. Мы вновь обменялись взглядами, и тёмный не выдержал. Он придвинулся вплотную и шепнул гневно: – Совсем страх потеряла? – Ты о чём? – Я состроила невинное лицо. Вопрос был риторическим, но Алекс ответил: – Машунь, ты почти голая. – Прости, но другого в моём гардеробе не имеется. Ответа опять-таки не ждала, но Волков пробормотал: – Кто же знал, что ты захочешь демонстрировать эти наряды вне моей спальни? Я сперва растерялась, а потом так тепло, так хорошо стало. Хорошо! Невзирая даже на тот факт, что главарь тёмных сразу прикинулся, будто ничего подобного не говорил. Из плохого – насладиться моментом я не успела, окружающая публика очнулась. Мужская часть, составлявшая большинство, дружно сглотнула, зато леди… Рогатые, чешуйчатые и прочие скривились, демонстрируя презрение. А одна, пышногрудая и отдалённо похожая на человечку, плавно встала из-за стола и, томно покачивая бёдрами, направилась к нам. Остановившись в паре шагов от кресла Алекса, дева шумно вздохнула и присела в глубоком реверансе. – Повелитель, в нашем театре сегодня новая пьеса, – заявила она. – Вас ждать? Самые нейтральные слова прозвучали так, что я опять заскользила взглядом в поисках чего-нибудь тяжелого, а спустя ещё секунду стало ясно: тяжелые предметы не помогут, тут нужна ядерная бомба! Просто Волков, этот ловелас недоделанный, выдержал паузу и ответил: – Да. Конечно. Прозвучало предвкушающе. По крайней мере, я это предвкушение точно слышала! Понимание, что ревную, новостью не стало. Меня аж перекорёжило! Но только внутри. Внешне я осталась более чем спокойна – будто совсем не задело. Убийственных взглядов на леди тоже не бросала – улыбнулась и неохотно приступила к еде. Ну а поклевав салат, отложила приборы и огляделась. Мне срочно требовался какой-нибудь выразительный, подлежащий охмурению объект! – Угу, – выдал Волков внезапно. – Щас. К чему эта реплика, я поняла не сразу. А сообразив, нахмурилась – что за дела? – Даже не мечтай, говорю, – продолжил Алекс насмешливо. – В моём окружении нет идиотов, готовых угодить в твои сети. – Разумеется, – буркнула хмуро. – Только идиотки, готовые угодить в твои. Губы Волкова растянулись в улыбке, а меня покорёжило снова. Но сейчас ревность и желание убивать отошли на второй план, ибо… – Телепатию освоил? – напряженно спросила я. Тёмный взял паузу и сказал уже после того, как начала звереть: – В данном случае телепатия не нужна, все твои мысли на лице написаны. Увиливаем? Какая прелесть! – Так освоил или нет? – Машунь, – Волков снова придвинулся вплотную, – я та-ак тебя люблю. Если он рассчитывал, что сейчас растаю, то ошибся. Просто наличие телепатии – настолько серьёзное преимущество, что закрыть глаза ну никак нельзя. – Машунь, расслабься. Нет, ну точно зубы заговаривает! Впрочем, неважно. Сейчас главное – не думать! То есть лишить соотечественника возможности прочесть мысли. А дальше… мы ещё посмотрим кто кого! Глава 3 С ужина я вернулась злая, зато с чётким пониманием, что буду делать дальше. Совершив нервный круг по первому этажу своего фэнтезийно-романтического гетто, я взлетела по лестнице, ворвалась в зону гардеробных и опять закопалась в вещах. Теперь искала наряд поприличнее, а когда нашла и переоделась, обратилась к собственной магии. – Хочу к Волкову! – сказала тихо, но требовательно. После чего сделала шаг в портал, и… ничего? Открыв глаза и увидав прежний интерьер, я впала в недоумение. Тут же предприняла новую попытку, за ней – следующую и ещё одну. Когда стало ясно, что ничего не получается, попробовала действовать тщательнее. Вообразила Алекса во всех деталях, сосредоточилась так сильно, что на лбу проступила испарина, затем мысленно нарисовала разрыв в пространстве. Новый шаг и… – Да что за фигня?! На мой тихий рык в зону гардеробных заглянула одна из приставленных к светлой повелительнице тёток. – Всё в порядке? – спросила эта шпионка. Ну ведь точно шпионка! Кто ещё? – Нет! – зло рявкнула я. В следующую секунду тётка была отослана, дверь заперта, а я принялась пробовать другие подвластные заклинания. Сунула руку в пространство, желая вытянуть оттуда мороженое. Затем воззвала к левитации… Спустя полчаса разнообразных попыток одна попаданка уже не рычала, а ругалась матом. Заодно задавалась привычным вопросом – где справедливость, а? Ещё несколько кругов по гардеробной, и дверь была разблокирована. Я вновь вызвала трио кунг-фу панд и опять отправилась во дворец. В этот раз не шла, а мчалась, демонстрируя окружающим разъярённую фурию. А когда мы, следуя подсказкам слуг, добрались до очередных массивных дверей и меня не пропустили, решила, что никакой любви к идейному противнику не испытываю! Я просто не могу любить такого козла! После того как личная охрана повелителя таки сжалилась, а я прорвалась внутрь, помидоры нашей с Волковым любви окончательно завяли. Дело в том, что по ту сторону дверей обнаружились личные покои одного вконец оборзевшего типа. Сам тип находился в ванной комнате, лежал на мраморном столе с подогревом, весь такой голый и в масле, и млел от прикосновений трёх (трёх!) полуобнаженных девок. Они ему вроде как массаж делали. Ага. Я застыла на пороге, слегка приоткрыв рот, и гад неохотно очнулся. На небритом лице расцвела очередная улыбка, а в наступившей тишине прозвучало: – Мм-м… Кто пришел. – Ну, знаешь! – возмущённо выдохнула я. Волков аж зажмурился от удовольствия. – Хочешь присоединиться, Машунь? – Без бензопилы – не очень, – призналась честно и даже подумала, что Алекс сейчас рискнёт и бензопилу выдаст, только он показал себя редкостным трусом. Потянувшись на манер разомлевшего на солнце кошака, владыка тёмных сказал: – Девушки, вы пока свободны. Упакованные в прозрачный шифон массажистки отступали ну очень неохотно. На меня смотрели, как на врага народа, а я столь же красноречиво взирала на них. Едва девушки испарились, этот взгляд переместился на Алекса – соотечественник подхватил простыню, на которой лежал, и, спрыгнув с мраморного стола, шагнул навстречу. На ходу прикрывая всё то, что приличным леди видеть нельзя. Всё. Минута молчания закончилась, и я заявила с чувством: – Это нечестно! – Что именно? – Моя магия и все мои способности! – Повелительница света злобно топнула ногой. – А что с ними? – Не прикидывайся! Тебе прекрасно известно, что они не работают! Волков притворно удивился и, «сокрушенно» вздохнув, прокомментировал: – Печалька. – Убью! – Это было обещание. – Машунь, но при чём тут я? Я стиснула кулаки и зашипела. При чём? Да как ему совести хватает! – Ты упёк меня в резервацию и окружил евнухами, – сообщила изобличительно. – И после такого заявляешь, будто не при делах? Оппонент не дрогнул и несколько секунд продолжал изображать недоумение. Мол, никаких кукольных замков не выстраивал и пони-единорогов за забор не выпускал. Несколько секунд, а потом – всё, чувство самосохранения издохло. – Ну а чего ты хотела, милая? – пакостно улыбнулся он. Я, конечно, ответила: – Хотела сидеть дома и больше не влипать ни в какое фэнтези! Алекс развёл руками – то ли сожалея, то ли демонстрируя своё весьма привлекательное обмазанное маслом тело. Произойди такое при первом попадании, я бы поплыла, а теперь… – Магию верни! – злобно рявкнула я. – Прости, но это не в моих силах. Я же объяснил: это фэнтези другое, не такое, как раньше. Тут ваши бабские фокусы не работают… Во мне опять проснулась жажда убийства, но визави прикинулся, будто ничего не замечает. Выдержал короткую паузу и предложил как ни в чём не бывало: – Машунь, хочешь посмотреть новую пьесу? Я скрипнула зубами и поняла, что да. В город, как и предполагала, идти не пришлось – сцена и зрительный зал располагались здесь же, на территории замка. Второе предположение, о качестве постановки, тоже оказалось верным – нам демонстрировали редкостную фигню! Сюжет пьесы – хрень, актёры, как один, переигрывали, а актрисы… мама дорогая, где они таких сися… хм… глазастых набрали? Тем не менее, Волков смотрел так, будто прибыл не из культурного Питера, а из какого-нибудь Усть-Перепердянска. Причём с самой Усть-Перепердянской окраины, где не то что театра, а даже телевизора нет. Это бесило, но я героически держалась. Попивала безалкогольный мохито, которым меня облагодетельствовали, и держалась опять. Сила воли закончилась где-то в середине второго акта, и тогда я ложу Тёмного Властелина покинула. Тот сперва вяло отмахнулся, но через пару минут, когда уже вышла в театральный коридор, опомнился и догнал. Трио сопровождения, которое нарисовалось рядом в считанные секунды, сразу отступило. Меня же нежно взяли за локоток и поинтересовались: – Неужели тебе совсем не понравилось? – Зато ты явно в восторге, – фыркнула презрительно. Алекс отпираться не стал, и это разозлило, а через пять шагов меня накрыла новая волна ревности – просто рядом возникла уже знакомая, похожая на человечку тётка. Появилась и, хлопнув ресницами, выдохнула: – Ваше темнейшество, вы куда? Там самое интересное впереди. Я скривилась, демонстрируя своё отношение, а представительница тёмной стороны неожиданно огрызнулась: – Ой, какие мы важные! Меня такая наглость вогнала в ступор, а Алекс… он даже одёргивать не стал! Улыбнувшись, этот представитель кобелиного племени заявил: – Верю, Виа. И обязательно досмотрю. – Когда? – Да, тётке хотелось конкретики. Это был перебор – уж с кем, а с начальством так не разговаривают. И я уже мысленно потёрла ладошки, предвкушая маленькую расправу, но Алекс повёл себя как плюшевый зайчик. – Завтра, – продолжил улыбаться он. – Хорошо? Тётка неохотно кивнула, а я вышла из анабиоза и попыталась сказать этой театралке недоделанной всё, что о её хамстве думаю. Не успела – Волков сделал шаг, и окружающее пространство изменилось. В лицо пахнуло свежестью, а тусклый свет магических светильников сменился огнями города, которые мерцали далеко внизу. Пару секунд я возмущённо глотала воздух, а потом выдернула локоть из захвата и отошла подальше. – Какая-то ты сегодня нервная, – прокомментировал Алекс. Я оскалилась, одновременно возвращаясь к главной мысли… Бесит! И сам идейный противник, и этот подёрнутый мрачной дымкой мир, и особенно собственные реакции! Вот чего я с пол-оборота завожусь? – Мм-м… – По лицу Алекса скользнула какая-то мысль, и я, вспомнив про риск телепатического считывания, резко взяла себя в руки. Сделав ну очень глубокий вдох, тоже улыбку нацепила. Спросила: – И зачем мы сюда пришли? Гад бессовестный хмыкнул. – Во-первых, не хотелось, чтобы ты пачкала пол выдернутыми у Вии волосами, а во-вторых, тут красиво, не находишь? Я скрипнула зубами и, вновь взглянув на распластанные внизу огни города, поняла, что нет. Не красиво! Вообще мерзко! – На светлую сторону меня верни. – Как? Уже сбегаешь? – Р-р-р! – ответила я. Зараза едва не рассмеялся, и это однозначно была провокация. Ему точно хотелось продолжить общение, насладиться моими реакциями, однако я возможности не дала – вошла в образ нерушимой скалы. Осознав, что продолжения банкета не будет, Волков шагнул навстречу, чтобы опять ухватить за руку и осуществить перемещение – мы очутились у знакомой калитки. Кукольный замок, невзирая на тёмное время суток, мерцал белизной, что вызвало новый приступ раздражения, но другого убежища в данный момент не имелось. Пришлось снова выдернуть руку из Волковского захвата и направиться туда, к «сказочному» крыльцу. Пока шла, вслед раздавалось издевательское фырканье, однако на эту провокацию я тоже не купилась. А очутившись в роскошной спальне повелительницы, плюхнулась на кровать и задумалась – ну почему так? В первый раз, когда угодила в мир Степи, мне не повезло – но там сама виновата. Я так верила в добрые сказки, романтических героев и веселье, что не желала что-либо замечать. Во второй раз, в академии, тоже верила – мне думалось, это компенсация за пережитые страдания. Возможно, отнесись я к тому приключению серьёзнее, сразу бы подвох раскусила, а так… Но и в Степь, и в магический ВУЗ я попала всё-таки добровольно, чего о текущем состоянии не скажешь. Плюс там у меня были способности, а тут полная лажа. И куда в такой ситуации податься? Куда бежать? Я уже собралась удариться в депрессию, но тут вспомнила о лучшем средстве, об инсайтах. Сразу легла поудобнее, расслабилась и принялась ждать. Минута, две, три… Полчаса… Я даже задремать успела… А потом поняла жуткое – инсайтов не будет. Моя магия не просто сломалась – она сломалась совсем! От этого стало настолько обидно, что даже слёзы подступили, и в носу от этих слёз защипало. Правда, второй шанс скатиться в депрессию я тоже упустила – просто вспомнилось, что я, вообще-то, не обычная попаданка, а девушка с Земли! То, что мы, землянки, никогда не сдаёмся – это ладно, это полдела. В нашем случае куда важнее тенденция – ведь мои соотечественницы уже в стольких фэнтезийных мирах побывали, в стольких сказках шороху навели. А я – «одна из», следовательно, тоже из передряги выберусь. Главное – не падать духом. Не раскисать! Повинуясь этим мыслям, я села на кровати и, скрестив ноги, задумалась. Шестерёнки в голове крутились вполне бодро, и план сложился быстро, оставалась малость – взять и реализовать. Затягивать не стала, вскочила с кровати и в который раз помчалась к гардеробным. Примерный состав нарядов уже знала, но всё равно надеялась отыскать нечто подходящее и… ну, в принципе, нашла. Спустя полчаса я крадучись вышла из спальни и направилась вниз, в общие помещения… Только бы приставленные ко мне надзирательницы спали! И пусть никаких защитно-оповещающих заклинаний на дверях не будет, а? Алекс ржал. Вот просто сидел посреди роскошного готичного зала, в водруженном на постамент кресле, и ухохатывался. Окружавшие его люди и нелюди тоже смехом давились, но всё же стремились держать лицо. А я поджимала губы и тихо ненавидела всех – от архитекторов, выстроивших замок в форме короны, до излишне бдительной стражи. Ну и ещё кое-что – тот факт, что трико а-ля ниндзя, найденное в гардеробной, было белым, тоже свою роль сыграл. А ведь как хорошо эта операция начиналась! Я, вся такая гибкая и решительная, тенью прошмыгнула мимо тусовавшихся на нижнем этаже тёток и «стриптизёра». Выбралась на улицу, добежала до калитки и устремилась к массивным дверям, ведущим на территорию тьмы. Примерно на полдороге свернула, добежала до стены и пусть не сразу, но отыскала подходящее окошко. Взломала его – может, громче, чем следовало, но всё-таки! – подтянулась и вывалилась в тёмный, пахнущий сыростью коридор. Дальше – как в фильмах про Джеймса Бонда. Я и опасность! Всюду шорохи, звуки, большой риск нарваться на патруль… Тем не менее, я шла: разнюхивала, разведывала и безмерно радовалась тому, насколько легко всё удаётся. Рассчитывала найти что-то важное – например, артефакт, позволяющий Волкову блокировать мою магию, или посаженного на цепь дракона, с помощью которого можно убежать. В какой-то миг показалось, что удача улыбнулась по-настоящему. Где-то рядом послышалось громыхание, и я, успев спрятаться в глубокой нише за статуей, увидела шествующий мимо отряд. Вооруженные до зубов мужики в количестве пяти штук тащили огромный ларец, украшенный драгоценными камнями… – Осторожней! – проходя мимо ниши, пробурчал старший. Он шел замыкающим. – Если с этой штукой что-нибудь случится, повелитель голову оторвёт. Случилось, но, увы, не криминальное. Просто ларец был слишком тяжелым, и вояки устали, попросили у старшего возможности передохнуть. Тот разрешил, а произошло это почти сразу, буквально в нескольких метрах от моего укрытия. Дальше был новый, заинтересовавший меня разговор… – Этот ларец – последний? – спросил кто-то. – Да кто ж его знает, – ответили вопрошавшему. И третий голос: – Нас в известность не ставят, но когда его темнейшество соберёт все предметы, узнают все. – А что тогда будет? – поинтересовался первый. Судя по неосведомлённости, новенький. – Доспехи Бога. – Какого? – Видимо, Ышты. Кто-то уважительно присвистнул. Потом прозвучало: – Но зачем его темнейшеству доспехи? Он ведь и так непобедим! После этого случилось короткое обсуждение непобедимости моего оппонента. Мол – да, да! Совсем непобедим! И того, и другого, и третьего супергада завалил. А уж сколько монстров прирезал – не счесть! А сколько взял земель и замков! Вот реально, исходя из обсуждения, никакое усиление Волкову не требовалось, но… – Силы много не бывает, – заявил старший. – К тому же Доспехи Бога – это ещё и магия. – Но там же магия божественная, – встрял кто-то из оставшейся четвёрки. – А божественная магия простым бессмертным не подчиняется. Что есть она, что нет. Простым бессмертным? Я сперва встрепенулась, а потом фыркнула – ой, тоже мне, Дункан Маклауд нашелся. – Что это? – вмиг насторожились военные. Пришлось закрыть рот ладошками и прикусить язык. Через несколько секунд, когда вояки утвердились в мысли, что фырканье им послышалось, разговор продолжился: – Его темнейшество найдёт способ, он очень целеустремлённый и удачливый. – Да… – прокомментировал ещё один голос. В нём прозвучало огромное уважение. – Так, как наш повелитель, не умеет никто. Короткая пауза, а после неё: – Но ведь сила Ышты – первородная Тьма! Если его темнейшество её обуздает, то и сам станет богом! – И тогда его точно никто не одолеет. – Эта реплика явно сопровождалась кивком и вообще звучала утвердительно. – Идиотов, готовых записаться во враги к повелителю, всё равно не осталось. – Ой ли? Мужчины замолчали, а я закатала раскатанную было губу – раз сила тёмная, то мне эти доспехи не светят. А как было бы здорово компенсировать с помощью божественных железок потерянную силу. Типа – думали лишить меня магии? А фиг вам! Я досадливо насупилась, но через миг вновь расцвела оптимизмом, ибо услышала от того же «новенького»: – Долго ещё до сокровищницы? – Почти пришли, – отозвался старший. И тут же: – Так. Хватит прохлаждаться. Давайте закончим и пойдём сдавать вахту. Воины подчинились. Сразу подхватили носилки, на которых стоял ларец, и потопали дальше. Ну а я, выждав немножко, выскользнула из ниши и последовала за ними. Отдельно радуясь предельно тусклому освещению и стараясь не думать про цвет своего трико. Отряд фактически не видела, но потерять его было нереально – уж слишком сильно громыхал оружием. Когда громыхание стихло, я сразу притормозила и прижалась к стене. А выглянув за угол коридора, увидела неприметную, но явно утяжелённую металлом дверь, ту самую, у которой воины и остановились. Старший вышел вперёд, достал откуда-то из-под кирасы ключ, и дверка открылась. Вспыхнул опять-таки неяркий свет, и делегация прошествовала внутрь. Закрыть хранилище никто и не подумал, а я ситуацией воспользовалась – подкралась, заглянула и обалдела, причём искренне. Нет, о склонности Волкова к клептомании, разумеется, догадывалась, но кто знал, что стадия может быть настолько острой? Огромное пространство, а там… Горы! Вот просто горы всевозможных железяк, драгоценных камней и прочего. Словно идейный противник все гномьи банки ограбил! Словно нескольких драконов до нитки обобрал! Сглотнув от восхищения и осознав, что носильщики ларца застряли где-то в глубинах сокровищницы, я шагнула внутрь и сразу спряталась за ближайшую гору бриллиантов. А едва дверной замок щёлкнул, оповестив, что девушка осталась в одиночестве, вышла из укрытия и огляделась опять. – Ну ни фига ж себе, – сказала уже вслух. Тут же уважительно присвистнула и отправилась на экскурсию. Масштабы по-прежнему поражали. – Сколько же ты всего нахапал! – не удержалась от нового комментария я. Его отсутствующее темнейшество в лице Волкова, конечно, не ответило. Я же заметила небольшую площадку, на которой стояло несколько ларцов, подобных виденному, и устремилась туда. Пооткрывала все! Посмотрела на части доспехов и пошла искать что-нибудь, что можно использовать и светлым. А почему нет? Идея компенсировать заблокированные способности при помощи артефактов не так уж плоха! – И да, телепатию тоже хочу. Вообразив, как удивится Алекс, я хихикнула. А представив, что будет, когда он узнает, что обнесла его хранилище, испытала праведное торжество. – Так тебе. Будешь знать, как запихивать меня в романтическое гетто, – сказала ехидно и внезапно споткнулась. Под ногами обнаружилась диадема. Небольшая, но жутко красивая, сияющая россыпью жемчугов. Подхватывая и водружая это чудо ювелирного искусства на голову я, честно говоря, надеялась на прилив магии. Однако ничего не случилось, пришлось продолжить путь. Как отличить светлые артефакты от тёмных? Вероятно, всё же по цвету. Ну и по общему облику – зловеще и кроваво атрибуты светлой стороны выглядеть не могут. Так. Стоп. А ведь Волков ещё и надписи какие-то видит! А я? Наверное, если поднапрячься, тоже смогу. И я напряглась. Застыла возле очередной горы доспехов и сильно прищурилась. Стояла и таращилась несколько минут, а когда в сердце закралось сомнение, всё и произошло. Сперва в воздухе появилась белёсая дымка, а потом… – Класс «Берсерк», – прочитала вслух. Надпись светилась над венчавшим гору железяк рогатым шлемом. – Плюс 100500 к «Боевой ярости». Захотелось захлопать в ладоши от счастья, но вместо этого я привстала на цыпочки и потянула шлем на себя. Чтобы рассмотреть получше. Гора доспехов выглядела весьма хлипко, только шлем почему-то не поддался. Потом вообще как будто отодвинулся, а рядом прозвучало басистое «кхе-кхе». Я замерла. Ощущая, как душа резко ухнула в пятки, обернулась, однако никого не увидела. – Кхе-кхе, – послышалось уже с другой стороны, откуда-то справа. К ухнувшей в пятки душе добавился холодный пот – я тут не одна? – Кто здесь? – спросила севшим голосом и заозиралась в поисках какого-нибудь оружия. Пауза. Потом прозвучало весёлое: – Сама-то как думаешь? Я вздрогнула ещё раз, а картинка перед глазами изменилась. Горы драгоценностей, доспехов и прочей всячины начали оплывать гигантскими свечами. Стены тоже поплыли, чтобы, потеряв чёткость, стремительно раствориться во тьме. Несколько секунд моего ужаса, и сокровищница исчезла. Вместо неё я увидела просторный тронный зал в готичном стиле, и целую толпу вооруженных до зубов товарищей. Душа, по-прежнему базировавшаяся где-то в пятках, упала в обморок, но это не помешало обернуться и узнать – шлем с надписью никуда не делся. Только теперь он украшал голову какого-то низкорослого страшилы. – Ай! – воскликнула я. Отскочила, панически всплеснула руками и тут же услышала смешок. Снова повернулась, дабы осознать – голос Волкова не почудился, идейный противник тоже тут. Сидит, весь такой величественный и весёлый, на постаменте, на троне. Пришлось сделать судорожный глубокий вдох, а Алекс… – Чужие сокровища любим? – поинтересовался насмешливо. И, «сокрушенно» покачав головой: – Эх ты… А ещё светлая. Тут я немного успокоилась и, совладав с бешеным сердцебиением, спросила: – Телепортация? – Телепортация произошла в момент, когда ты вошла в сокровищницу, – оскалился тёмный. Я не поняла. – А горы бриллиантов? А доспехи? – Иллюзия, – ответил властелин. Я обернулась, дабы снова взглянуть на страшилу в шлеме и догадаться, что всё это время находилась здесь, под прицелом десятков взглядов. Причём иллюзия наложилась на тутошний интерьер и «гостей». Волков мысль подтвердил: – Какую занятную пантомиму ты нам показала, – протянул, по-прежнему лыбясь. – Кстати… – он окинул взглядом с головы до ног, – отличное трико. Самое то, чтобы гулять в темноте. Остальные тоже заулыбались, а я подняла руку и стянула с головы «диадему». В реальности она оказалась какой-то сомнительной тряпкой. Не знаю, что отразилось на моём лице, однако теперь Волков засмеялся. Смех был, в общем-то, беззлобным, но всё равно. А потом он щёлкнул пальцами, и откуда-то из глубин зала выступили стражи… – Проводите светлейшую. И меня реально проводили, правда, не к замку. Четвёрка отлично сложенных мужчин отконвоировала в небольшой, расположенный возле тронного зала кабинет. Излишне роскошное убранство подсказало – кабинет принадлежит Самому. Впрочем, нашлась ещё одна деталь, указавшая на хозяина – притаившаяся в углу навороченная кофе-машина. То есть Волков теперь тоже умеет извлекать предметы из ниоткуда? Впрочем, почему «тоже»? Я-то уже не могу… От очередного осознания собственного бессилия стало совсем грустно. Едва стражники ретировались, я плюхнулась в гостевое кресло и сказала: – Нечестно. – Задрала голову к потолку и добавила: – Ты ему подыгрываешь. – Сопоставила обстоятельства всех своих приключений, и… – Ты подыгрываешь ему каждый раз! В каждое наше попадание! Демиург, к которому обращалась, – ведь если существует мир, то всегда есть тот, кто его создал и кто им управляет! – ответить не потрудился. А у меня возник новый принципиальный вопрос: – За что ты меня так ненавидишь? Что я тебе сделала? Ответа вновь не последовало, зато дверь кабинета распахнулась, а в проёме нарисовался Алекс. Заявил прямо с порога: – Эх, Брехунько… Ну чего же ты так? – Как? – насупилась я. – Как только появилась возможность, сразу пустилась во все тяжкие, – оскалившись в тысяча первой улыбке, выдал гад. Я промолчала, а он принялся развивать эту ущербную мысль: – Ведь с виду такая приличная, такая не меркантильная девушка, а сама в чужой карман полезла. Бриллиантов хочется? Артефактов? – Магию верни, – хмуро перебила я. Шагнул внутрь. Закрыл дверь и спросил с невинным лицом: – С чего ты взяла, что эта блокировка моих рук дело? Ага. Значит всё-таки блокировка. Значит, силы меня не лишили! Уже что-то. – С того, – ответила с нажимом, абсолютно в собственном выводе убеждённая. Повелитель недобитый, как и в прошлый раз, попытался прикинуться шлангом, только я не отступилась, и он не выдержал – засиял самодовольством. – Ладно. Признаю. – Верни! – прошипела я. Встала, приобретая максимально грозный вид и непрозрачно намекая – пусть я и светлая, и вообще за позитив, но глаза сейчас выцарапаю! К счастью, невзирая на непроходимую тупость, Волков осознал, и… нет, не подчинился. – Сначала поцелуй, – нагло заявил он. Я сперва зарычала, сжала кулаки, а потом подумала – а почему нет? С меня не убудет. К тому же поцеловать гораздо быстрее, чем препираться. – Хорошо. Поцелую. Но потом… – Верну. – Идейный противник не слишком охотно, но кивнул. Пришлось подойти, обвить его шею руками и, сразу сообразив, что «просто клюнуть» не получится, впиться в мужские губы. Поцеловать смачно, так, чтобы не придрался. Только гад повод для придирок всё равно отыскал… – Мм-м, – едва отлепилась, протянул он. – Так не пойдёт. – Что? – рыкнула я. Лишь теперь рука властелина легла на мою талию, притягивая вплотную, а в карих глазах ну о-очень озорные искорки появились. Миг, и к искоркам добавились вставшие домиком брови, а в тишине кабинета прозвучало: – Машунь, ты поцеловала так, будто я тебе не нравлюсь. – Не нравишься, – подтвердила с готовностью. Сейчас я почти не лгала. – Совсем. Домик стал выразительнее, в карих глазах мелькнула едва различимая тревога. И пусть это было несколько негуманно, но… – И никогда не нравился. Волков чуть поморщил нос и глянул как на врушку. – Допустим. А после паузы на порядок серьёзнее: – Хочешь свою магию, поцелуй так, чтобы мне понравилось. Угу. Щас. Я дёрнулась, желая вырваться из захвата, но соотечественник не пустил, одновременно возвращая к прежним выводам. С меня не убудет – это первое. Второе и куда более важное – поцеловать реально быстрее. В общем, пришлось выдохнуть и, призвав себя к спокойствию, снова обвить руками шею. Поцеловать так, чтобы ему понравилось? Ладно. Чёрт с ним. Глава 4 Я привстала на цыпочки и прикоснулась к его губам очень нежно, почти невесомо – ещё не целуя, а желая почувствовать вкус. Провела по нижней губе языком, поймала себя на ощущении, как сердце в груди споткнулось. Тут же переместила одну руку выше, запуская пальчики в недлинные тёмные волосы. Украдкой вздохнула и прижалась теснее. Прикоснулась к мужским губам ещё раз и опять, и снова… А когда Алекс едва различимо застонал, закрыла глаза и… позволила себе всё. Я разрешила себе вспомнить нашу первую встречу, первую ночь и то, какие в действительности чувства этот человек во мне вызывает. Воздух сразу стал пьянящим, тело ослабло, по коже побежали мурашки. Вот что я в нём нашла? Ведь совершенно обычный, самый банальный парень из всех. Самый банальный, а вкус и тепло его губ буквально бросили на вершину счастья. Теперь я действительно целовала без халтуры, и мне так не хотелось прерывать этот поцелуй… Волков, наверное, тоже останавливаться не желал. Он сжимал всё крепче, не позволяя отстраниться, а в какой-то миг ответил… Его бессовестный язык скользнул в мой рот, подбросив ещё выше – туда, где счастье было запредельным. Он ласкал, лишая остатков разума, а я этому лишению не противилась. Мне было хорошо, как никогда. А потом – всё, поцелуй прекратился. Не знаю, кто остановился первым, зато – и тут точно можно гордиться, – первой в себя пришла именно я. Не запаниковала. Не взбрыкнула. Повела себя как истинная леди – аккуратно вывернулась из объятий тёмного и грациозно отступила. Дала себе несколько секунд, чтобы справиться с дыханием, а потом приосанилась и, величественно вздёрнув подбородок, возвестила: – Моя часть сделки выполнена. Теперь ты. Карие глаза оппонента были подёрнуты туманом. Не знаю, скольких женщин он «осчастливил» в этом мире, но стало понятно – если такие, как я, и попадались, то давно. Невзирая на резкую волну ревности, эта мысль принесла удовлетворение, а ещё я чётко поняла – мужчина с вот такими, подёрнутыми туманом глазами, любой каприз выполнит. Нет, прежде с подобным не сталкивалась, но это однозначно оно. Волков шумно втянул воздух и взял паузу. Здесь и сейчас властелин был слаб и ничуть это состояние не скрывал. Он трезвел гораздо медленнее, нежели я, давая новый повод для чисто женской гордости. Зато когда дар речи к Волкову всё-таки вернулся… – Нет, Машунь. – Что, прости? – Блокировку не сниму. Я застыла в недоумении. Почудилось? Слуховые галлюцинации? – Не сниму, – плавно возвращаясь в обычное самодовольно-ехидное состояние, повторил Волков. И руки на груди сложил. Я хлопнула ресницами, а гад… – Зачем тебе эта магия? У тебя и так собственный замок, свита, единорог… Ну и я к твоим услугам. Конечно, если попросишь как следует. Что-о-о?! Желание убивать всколыхнулось с новой силой. Я почувствовала себя такой обманутой, такой оскорблённой… – Ты обещал! Соотечественник пожал плечами, ответил: – Я же Тёмный Властелин, мне положено быть коварным и вероломным. – И, «бессильно» разведя руками: – Каноны. – Ну, знаешь! – взвизгнула на весь замок. Губы Алекса изогнулись в привычной усмешке, а в наступившей тишине прозвучало задумчивое: – Впрочем, если поцелуешь ещё раз… Из неприятного – предложение показалось заманчивым. То есть, невзирая на всю подлость Волкова, целоваться хотелось, и гораздо сильнее, чем могла предположить. Из хорошего – я искушению не поддалась! Более того, смогла изобразить самую презрительную мину. – Да лучше я того единорога поцелую! – Не убедила. – С каким-нибудь самым мерзким демоном пересплю! – тут же исправилась я. Алекс скривился, но точно не поверил. Совесть в нём тоже не проснулась, а весь вид повелителя прямо-таки кричал – давай, Машка. Целуй. Иначе никак. Я ответила на эти сигналы просто – скрутила кукиш и возопила во всё горло: – Спасите! Насилуют! Новая короткая пауза и… – Ты правда думаешь, что на такой крик кто-то придёт? Пришлось возопить ещё раз, теперь призывая стражу. Когда ничего не вышло, я отчаялась и злобно топнула ногой. Вот тут процесс пошел – как и в прошлый раз, по полу и стенам внезапно побежали трещины, а потолок содрогнулся. – Властелина убивают! – добавила я подчёркнуто радостно. Аллилуйя. Сработало. Через несколько секунд раздался осторожный стук в дверь. – Войдите! – крикнула я, и дверь приоткрылась. В щель протиснулась голова одного из вояк. Секунда, чтобы оценить обстановку, и страж заметно смутился. – Повелитель, вы в порядке? – спросил тихонько. – Всё хорошо? – И, явно желая оправдать своё вторжение: – Дело в том, что там трещины… а учитывая, какая на этой части замка защита… Алекс великодушно махнул рукой – мол, не оправдывайся. Забей. – Добрый вечер, – встряла я. Обращалась, разумеется, к стражнику. – Будьте добры, проводите леди на её территорию. Мужчина глянул озадаченно, тут же перенёс внимание на начальство. – Проводи, – помедлив, подтвердил тот. Однако прежде чем отпустить с воином, поймал мою руку и, запечатлев светский поцелуй, прошептал хитро: – До встречи, Маша. – Надеешься, что не выдержу и стану умолять снять блокировку? – Я злобно сощурилась. – А разве нет? У-у-у… Волков не надеялся. Волков был уверен на тысячу процентов! И это стало поводом окончательно утвердиться в решении – умолять не буду ни за что! Касательно поцелуев и прочего – с ними тоже покончено. Даже если заловит и начнёт целовать сам, дам категоричный отпор. С этой мыслью я выдернула руку из клешни тёмного и отправилась в своё гетто, скрежеща зубами и тихо ненавидя весь этот мрачный мир. А возвратившись, приняла душ, забралась в постель и, вспомнив о том, что утро вечера мудренее, забылась сном праведницы. Ничего-ничего, мы ещё повоюем. Ещё посмотрим, кто кого! Проснулась я после полудня и с ощущением, что по мне слоны топтались. С неудовольствием поняла, что вчера всё-таки перенервничала, и вот итог. Так как спешить было некуда, повалялась в кровати ещё немного. Потом встала, умылась и отправилась искать завтрак. Он обнаружился в крошечной столовой, расположенной на первом этаже. Выбор был приличным – от овсянки и яичницы до бутербродов и суши. Напитки тоже радовали – светлой повелительнице предлагали чай, кофе и компот. Ещё было блюдо с пирожными, однако от сладкого я отказалась – апгрейд фигуры, полученный при первом попадании, был слишком хорош, чтобы соблазняться. Тем более мне, учитывая все обстоятельства, следовало оставаться прекрасной – дабы Волков смотрел и локти кусал! После завтрака состоялась встреча с приставленными шпионками. Тётки помогли принять ванну, сделали массаж, маникюр и педикюр. Причёска и мейкап тоже прилагались, и я такому наведению красоты не противилась – а чем ещё заняться, если идея спасения ещё не созрела? Впрочем, откладывать это самое спасение я тоже не собиралась и, приобретя облик этакой земной богини, взялась за дело. Усадила всех своих «помощниц» в одном из залов, приказала откупорить лучшее вино, а когда все пригубили, нацепила на лицо милейшую улыбку и выдохнула: – Ну, рассказывайте. – Что именно госпожа желает услышать? – отозвалась одна из женщин. – Как поживаете, что интересного вокруг, каков из себя Тёмный Властелин. Тётки украдкой переглянулись, и… В общем, рассказали. И чем дольше они говорили, тем сильнее хотелось зевать. Нет, это было не скучно, и будь я простой неопытной попаданкой, могла бы почерпнуть из их рассказов много важного, однако для нынешней меня ничего полезного не было. Ответ на главный вопрос – как одолеть предводителя тёмных, – тоже не звучал. Слушая про местные традиции, я задумалась – а действительно, в чём его сила и где она хранится? Может, он, как Кощей, в какой-нибудь хитрый тайник её прибрал? Воображение тут же нарисовало иглу, яйцо, утку… и то, как Волков эту утку в зайца запихивает. Я даже вином подавилась! А потом с неудовольствием признала – Алекс, конечно, дурак, но не такой. И да, ещё про Волкова… Едва тема свернула к его персоне, сразу началась цензура. В смысле, рассказывая о традициях и прочем мироустройстве, тётки держались очень свободно и слова не подбирали, а как только заговорили об Алексе, изменилось всё. Но главное – общий смысл их слов. Мол, властелин такой чудесный, такой замечательный. Ах, какой он сильный. Ах, какой умный и красивый. Не мужчина, блин, а воплощённая мечта. Я же слушала и старалась не кривиться, и хотя всё было уже ясно, едва появилась возможность, поинтересовалась: – А с личной жизнью у него что? Тётки сразу замялись, потупились и принялись дружно от ответа увиливать. В конце концов я услышала: – Алекс предпочитает не выставлять свою личную жизнь напоказ. Да-а? Упоминать о любительнице театра и прочих массажистках я всё же не стала. Вместо этого забила на тему Волковского кобелизма и внимательнее присмотрелась к собственной свите. В отличие от окружения повелителя, тут собрались исключительно человечки, однако впечатления светлых они не производили. Наоборот – чувствовалась здесь какая-то ушлость, словно Алекс самых хитрых и стойких подослал. Но ладно. Будем работать с тем, что есть, и притворимся доверчивой овечкой! – Мы с вами единственные светлые? – улучив момент, поинтересовалась я. К этому времени откупорили четвёртую бутылку, что, учитывая численность населения, было немного. – Светлые? Мы? – начала было одна и тут же заткнулась. Ага! Догадка подтвердилась! – О-о… – подхватила другая, более трезвая. – Нас, светлых, почти не осталось. – Правда? – удивилась я. – А почему? Моя свита вновь переглянулась, и самая активная из тёток призналась: – Светлым быть невыгодно. Во-первых, их, ну то есть нас, никто не любит. Во-вторых, свет слабее тьмы. О том, что светлых не любят, я и так знала – этой мыслью была пропитана большая часть романтического фэнтези. И пусть в большинстве случаев герои лишь прикидывались тёмными, регулярно поступая в лучших традициях света, с присущей ему честностью и благородством, тенденция была налицо. Прежде меня подобное не задевало, а сейчас стало чуточку грустно. – Светлейшая, что-то не так? – отреагировала одна из собеседниц. Я пожала плечами и сказала: – Любовь к тьме – признак психологической незрелости. Тётки уставились недоумённо. Пришлось пояснить. – Тьма – это всегда протест, нарушение правил. Если ты – тёмный, то сразу как будто выделяешься, становишься не как все. Это психология подростков, а чем ты старше, тем меньше поводов протестовать, хотя бы потому, что уже понимаешь – мир не так прост, как кажется. А если приглядеться, то не любят как раз тёмных. В реальной жизни люди предпочитают общаться со светлыми людьми. Пауза. Волна общего непонимания, а потом… – Так то люди! Хм… Логично. Но я вообще-то не об этом. Хотя проехали. – Свет не слабее, – всё же не удержалась, добавила. – Как сказал кто-то умный: хороших людей больше, они просто хуже организованы. Опять не поняли, и это стало поводом соскочить с философских настроений. В общем, тут светлым быть невыгодно! Но… – А вот это, – я развела руками, поясняя, что речь о «кукольном замке», – единственная обитель света? – Мм-м… Ага, – с заминкой ответили мне. Повелительница хищно сверкнула глазами, но, видя общее напряжение, допытываться пока не стала. Провела отвлекающий манёвр! Задала другой, куда более простой вопрос: – А как тёмный повелитель пришел к власти? Путём интриг и пакостей? Теперь тётки резко оскорбились. – Наш повелитель не такой! – горячо выдала одна, с красными от алкоголя щеками. – «Пакости» – вообще не про него! Да-а? Развалившись на ярких подушках, я принялась вкушать новую дозу политагитации. По рассказам выходило, что Волков – ну такая лапа, что просто хватай и беги. Мол, пришел, очень быстро возглавил один из кланов, затем подмял под себя все остальные, благодаря чему прекратил все междоусобные войны. Затем вычистил земли от самых смертоносных монстров, наладил и мирную, и военную жизнь. Начал строить флот. Замок в форме короны опять-таки забабахал. А то, что в центре этой короны территория светлых – так это из лучших чувств! Ведь не будь защиты от властелина, нас бы давно затоптали или демоны, или некроманты, или ещё кто похуже. Короче, Волков – вот прям спасение. Руки ему целовать. Собеседницы говорили убеждённо и убедительно – так, что я на секунду поверила. Но потом эта лапша плавно соскользнула с ушей и застелила белоснежный мраморный пол. Лапша упала, зато восхищение осталось – браво, Волков. Отлично подготовился! Будь я немного наивнее, непременно бы поверила. Впрочем, здесь и сейчас именно наивняшкой и прикидывалась – сидела и слушала, приоткрыв рот. Тётки, глядя на меня, вновь расслабились, даже осмелились обсудить подобранный для светлой девы неприлично эротичный гардероб. Я вольностям не препятствовала и вообще поощряла, а потом, когда все окончательно поплыли, вернулась к главному: – И всё-таки, что насчёт территории светлых? Ведь этот замок – не единственная обитель, да? Увы, но фокус не удался – напряжение пусть не сразу, но вернулось. – Госпожа, мы… – начала самая молоденькая. – Не знаем, – перебила её соседка. – Единственная, – встряла самая старшая. – Других нет! Поверить? Да ещё после отвалившейся плитки? Нет, простите. – Девчонки, ну что вы… – протянула, намекая, что стесняться незачем, а врать – вообще грех. Намёк был пропущен мимо ушей, и лишь та самая «младшая» клюнула на удочку. Сказала горячо и искренне: – Простите, госпожа. Нам запрещено говорить. На неё сразу пришикнули, а я, обведя собравшихся взглядом, поняла – реально не расколются. Более того, ничегошеньки из несогласованного Алексом не скажут, а обо всех моих вопросах непременно донесут. Короче, нужно искать нормального информатора, и это полная засада. Ведь я фактически под арестом, а Волков слишком продуманный, чтобы позволить встретиться с кем-то, кто может дать лишнюю инфу. Свита повелительницы плавно вернулась к нейтральным темам – про погоду, природу и прочую ересь. Я честно слушала, но в какой-то момент начала зевать, неприлично растягивая рот. Это обычная реакция на алкоголь до организма докатилась. – Госпожа, вам скучно? – осторожно поинтересовалась «старшая». Ну точно предводительница этой банды. – Нет. Мне весело. Но дико хочется спать. Я подарила подданным зубастую улыбку, сладко потянулась и тут же откланялась. Предпочла не клевать носом, а передислоцироваться ближе к кровати. Кое-как доползла до второго этажа, плюхнулась прямо на покрывало и благополучно вырубилась. Проснулась, когда за окном уже начал сгущаться сумрак. Несколько минут я таращилась в потолок – разглядывала причудливые тени, затем заставила себя подняться. Подёргала за висевший у кровати шнурок, вызывая слуг. Обычно эту функцию выполняли всё те же тётки, однако сейчас явился «стриптизёр» – весь такой улыбчивый и любезный. – Кофе мне, – приказала жестко. Удивился тону. Поклонился. Ушел. Ну а я потянулась опять и, поправив лямки полупрозрачного платья, шагнула к одному из окон. Вид из апартаментов был так себе. Вернее – вообще капец. Вроде и лужайка красивая, и розы на заборе, и простор, но чёрная громадина нависшего над моей сказкой замка сводила на нет всю прелесть. Короче, Волков и тут подгадил. А если объективно – он подгадил везде! Тихий зубной скрежет, новая волна раздражения, и… нет, ядерного взрыва не случилось. Меня отвлёк далёкий противный крик, проникший сквозь стекло. Я подняла голову, присмотрелась и вновь скривилась – в сумрачном небе появилась местная крылатая живность. Этакие шипастые ящерицы: крупные, стрёмные, с кожистыми крыльями. Истинные воплощения тьмы. Эти заразы кружились сначала высоко, а потом начали снижаться. В какой-то миг возникло ощущение, будто твари косятся в сторону светлой обители, и я сперва не поняла, что им надо, а потом… – Блин, там же единорог! Всё. Светлейшая сорвалась в забег – пулей вылетела из спальни, вихрем промчалась по лестнице, а очутившись на лужайке, ухватила блеющего пони за загривок и потащила к укрытию. Тот сперва не понял, упёрся всеми ногами, а когда зловещее «Кррхрым» прозвучало совсем близко, перестал тупить и побежал к крыльцу быстрее меня. Твари манёвр заметили. Их снижение превратилось в пикирование, да настолько резкое, что я завизжала и тоже скорости прибавила. Когда захлопывала дверь, практически над ухом клацнули зубы, и из горла вырвалось паническое: – Ы-ы-ы! Я привалилась к двери и замерла, пытаясь справиться с дыханием, а когда открыла глаза, единорога уже не было. – Блин, – пробормотала хмуро. – Ну и куда ты делся? Пришлось отправиться на поиски. Первый зал, второй, третий… Единорога не нашлось. Зато в четвёртом, где отдыхала накануне, обнаружились собутыльницы. Тётки сладко посапывали, развалившись на подушках и кутаясь в шелка. – Эх вы! – прокомментировала непотребство и отправилась дальше. Вскоре наткнулась на «стриптизёра» с кофе. Вообще, когда тебе подаёт напитки мужчина с вот таким телом, впору растаять независимо от содержания его гульфика. Однако я таять не собиралась, слишком хорошо понимала, что и этот милашка работает на тёмного владыку. В итоге молча забрала у него кружку и продолжила обход. Напиток взбодрил, а белая тварь как сквозь землю провалилась. Она нашлась несколькими минутами позже и в таком месте, где… В общем, я не порадовалась. – Это моя постель! – Бее-е, – жалобно ответили мне. – Встал и пошел отсюда! – Я решительно указала на дверь. Живое напоминание о восстановленной девственности не подчинилось. Оно наклонило голову и сделало ну очень жалобные глаза. Мол, ну чего ты такая злобная? Дай хоть немного на белоснежном белье с грязными копытами поваляться. Я бессильно взвыла и опять указала на дверь, а единорог совсем охамел – резко прикинулся спящим. – Удавлю… – ласково пообещала я. Рогатый пони притворился ещё и глухим. Пришлось отставить чашку и, забравшись на кровать, опять впиться в загривок… И именно здесь меня осенило! Да, Волков заблокировал все мои способности, но ведь удачу не отнял? Поясняю: прошлые приключения, невзирая на все косяки, показали, что я везучая. Можно задрать нос и заявить, будто все те мелкие победы – заслуга светлого ума, способности анализировать обстановку, принимать решения и вообще, но, если без иллюзий, попаданке в моём лице сильно везло, и это не какая-то там приобретённая в подземельях левитация. Удача – это то, что даётся свыше! То есть повлиять на неё сложнее. Отнять её, не достигнув уровня бога, нельзя. Развивая мысль: сейчас мне страсть как необходим информатор, а окружение гнилое. Взять честные сведения неоткуда, и раз так… Я отпустила единорожий загривок, отодвинулась и, окинув волшебное животное пристальным взглядом, выдохнула: – Ну, рассказывай. Зверь сразу «проснулся» и глянул удивлённо. В янтарных глазах однозначно мелькнул интеллект. – Рассказывай, говорю, – повторила с нажимом, давая понять, что не отстану. – Молви человеческим голосом. Объясни, как из этой ловушки выбраться, и окажи посильную помощь такой слабой и несчастной мне. Единорог не ответил. – Ну на тебя же не просто так те твари напали, – продолжила я, помедлив. – Это знак свыше. Или, если выражаться книжно-фэнтезийным языком, ружьё, которое точно должно выстрелить! Янтарные глаза пусть не сильно, но расширились, а этот недоконь с рогом во лбу приподнялся. Он качнулся навстречу, тыркаясь мордой, и я улыбнулась, уже предвкушая, как сотру с физиономии Алекса самодовольную усмешку, но потом… Стало неуютно и странно, и вообще дико. Просто зверюга опрокинула на постель, а сама встала надо мною и… – Это ещё что за на фиг? – выдохнула я. Извернулась, чтобы увидеть то, чего, в общем-то, не ожидала – у опрокинувшего меня пони была самая настоящая эрекция. – Эй-эй-эй, – воскликнула возмущённо. – А ну отстал! Страха не было – не изнасилует же он меня, в самом деле. Зато шок присутствовал – фига себе символ девственности. Нет, я, конечно, слышала эту версию о единорогах, но всему же есть предел. – И-и-и, – вибрируя губами, сообщил зверь. Наклонился, словно требуя поцелуя. – Так, – выдохнула я. – Спокуха! Начала выползать из-под этой махины, а когда пони попытался на меня прилечь, пообещала на полном серьёзе: – Если тронешь, Тёмный Властелин тебе оба рога оторвёт. Зверь замер, янтарные глаза сразу потухли. Уголки рта тоже опустились, превращая скотинку в этакое воплощение ослика Иа. Впрочем, я мордой коня не особо любовалась – использовала заминку, чтобы всё же выползти из-под гипотетического любовника и ловко скатиться с кровати. – Больше так не делай, – сказала, отходя подальше и отряхиваясь. Была слишком шокирована, чтобы орать. Зато теперь стало ясно – фэнтези и впрямь мужское. Просто в нормальных женских историях единороги свою эрекцию не демонстрируют и девушек на кровать не заваливают. На подобную ересь способен только мужской ум. Ну или извращённый женский. Совсем извращённый. Даже совсем-совсем. Несколько секунд я жевала губы, а потом отринула лишние мысли и судорожно вздохнула. – Давай считать, что ничего не было? – предложила озабоченному символу чистоты. Ругаться не хотелось, и так проблем полно. Зверь прянул ушами и, спрыгнув с кровати, грустно поплёлся к расстеленному в углу коврику. Учитывая минувший эпизод, оставаться с ним наедине не хотелось, однако спорить я всё же не стала. Ведь пони не настолько туп, чтобы не думать о последствиях собственных поступков, да? Пронаблюдав это отступление, я плюхнулась в кресло и задумалась: и всё-таки что делать? Кто вообще обычно попаданкам помогает? Друзья? Здесь мне таких не найти. Поклонники? Угу. Один только что помог. Гадалки? Липовые родственники? Древние артефакты? Призраки и духи? Бли-ин, как же всё стрёмно. Но ведь выход наверняка есть. Выход есть. Его не может не быть! Глава 5 Идея пришла после того, как я провела новую инспекцию в гардеробных комнатах. В прошлый раз то ли внимания не обратила, то ли толпа подосланных Волковым тёток отвлекла, но я не увидела. А теперь – вот. Маленькая комната с полками, на которых хранились не наряды в стиле «озабоченный подросток», а нитки, пяльцы и множество других штук для рукоделия и творчества. Осознав, что Алекс вознамерился усадить меня за вышивание, я поперхнулась. А потом вытащила из дальнего угла большой лист плотной бумаги, отыскала среди художественных принадлежностей местный аналог маркера и, хищно оскалившись, вернулась к себе. В спальню. Дальше был нарисованный на бумаге большой круг, по краю которого расположились буквы и цифры. Забег на кухню – там я обзавелась блюдцем, – и новая ревизия на вверенном мне этаже. К моменту, когда отыскала свечи, снаружи совсем стемнело, но шторы я всё равно задёрнула, а потом зажгла свечи, принюхалась и прорычала: – Вот зараза. Просто свечки оказались ароматическими и источали запах мускуса – он заполнил всё пространство, заставив единорога проснуться, удивлённо распахнуть глаза и запрядать ушами. – Даже не мечтай! – показав символу девственности кулак, буркнула я. Думать о том, для чего Волков подготовил свечи с таким ароматом, не хотелось, но я подумала. На эротический вечер надеется, зараза. Чтобы вот этот запах, разлитый по комнате, огоньки свечей и я в лепестках роз и эротичном белье. – А фиг тебе. – Теперь я показала собственно фигу. Только не единорогу, а зашторенному окну, выходящему на замок. Слегка поморщилась, услышав неприятный крик, принадлежавший одной из тех тварей, что пытались сожрать белого коняшку, а потом уселась на пол, положила пальцы на перевёрнутое блюдце с нарисованной на фарфоре стрелкой и выдохнула, выгоняя лишние мысли из головы. Глаза примостившегося на коврике единорога стали больше и удивлённее, однако я отвлекаться не собиралась. Проблем и так хватало – ведь для полноценного спиритического сеанса нужны минимум двое, а я была одна. Зато это был реальный шанс! Ведь живые помогать повелительнице света не собирались… А если живых помощников нет, самое время обратиться к мёртвым. Вспомнив девчачьи посиделки из школьного времени, я прикрыла глаза и произнесла размеренным голосом: – Дух Александра Сергеевича Пушкина, приди! Повторила формулу ещё дважды и замерла, прислушиваясь к окружающему миру и собственным ощущениям. Потом приоткрыла один глаз и поинтересовалась: – Ты здесь? Блюдце плавно сдвинулось с места и выписало слово «нет». Кто как, а лично я улыбнулась. А ещё покачала головой, сильно сочувствуя этому гениальному человеку. Вроде умер стопятьсот лет назад, а до сих пор является самой востребованной личностью. Кто виноват? – Пушкин! Кто будет это делать? – Пушкин! Кого на спиритическом сеансе вызвать? – Пушкина. Ну или Пиковую Даму на крайняк. В общем, сложно быть классиком. Упаси бог от такой судьбы. – Так ты здесь или не здесь? – продолжила улыбаться я. «Не здесь», – выписало блюдце. – А ты Пушкин Александр Сергеевич? «М-п-р-ф-р». – А… И вот тут я сообразила, что Александр Сергеевич тоже Алекс, а раз так, то может подыграть моему противнику из солидарности. Улыбаться сразу расхотелось, глаза прищурились… – Александр Сергеевич, знаете… «Да не я это!» – перебило блюдце. – А кто? – последовал логичный вопрос. Блюдце плавно сместилось в центр круга и замерло, а я нахмурилась и поджала губы. Следующие несколько секунд ничего не происходило, а потом свечи резко погасли, погрузив спальню во тьму. По спине сразу побежал холодок, вслед за ним мелькнула мысль о том, что идея была не из лучших. Ведь я вообще-то в фэнтези, а волшебные миры населены призраками под завязку, и фиг знает, какая тварь может прийти на зов. Новая порция холода, бег пугливых мурашек, и я всё-таки взяла себя в руки. – Ты кто? – повторила строго и решительно. Ещё несколько секунд, и свечи вновь зажглись. Лишь теперь я заметила, что в порыве страха сняла пальцы с блюдца, но оно всё равно поехало. Ну а я прочла: «Это важно?» Мм-м… Важно ли? И да, и нет. Объективно мне без разницы, только бы неведомый кто-то помог. Но кроме здравого смысла есть ещё любопытство, поэтому я кивнула и заявила вслух: – Не так чтобы очень, но знать бы хотелось. «В-т-п-р-к…» – ответило блюдце. Эта абракадабра воспринялась как вздох. Спустя ещё секунду воздух в нескольких шагах от меня дрогнул. Тьма собралась в тугой комок и начала светлеть, обретая человеческие черты. То есть сперва я увидела фигуру, а потом эта фигура стала превращаться в плечистого полупрозрачного мужчину приятной наружности. Призрак был одет в латы, а за его спиной висел огромный, просто нереальный меч. Крестовина, которая выглядывала из-за плеча, была настолько внушительной, что я сглотнула. А потом вздрогнула, потому что призрак поклонился, очень натурально громыхнув латами, и заявил уже без всяких спиритических досок: – Сэр Ариматим. Не сразу поняла, что он представился, а сообразив, вскочила и спешно присела в реверансе. Тут же расцвела очаровательной улыбкой и, протянув руку для поцелуя, тоже назвала имя: – Мария. – Очень приятно, – ответил призрак. Покосился на руку, затем на меня, и я догадалась… – Ах, вы же не материальны. – Угу. – Сэр Ариматим шумно и печально вздохнул. Я убрала конечность за спину и улыбнулась шире. О дрожи, которая охватила коленки, старалась не думать, и вообще. – Так кто же вы? – спросила доброжелательно. – Рыцарь Тёмного Ока. Миг на осознание и… бли-ин. – То есть вы – тёмный? – Естественно. Это было логично, мы же на стороне мрака, но я всё равно расстроилась. – Что-то не так? – поинтересовался мужчина. – А светлых нет? На повелительницу посмотрели скептически, и она, ну то есть я, немного сдулась. – А в тёмных что не устраивает? – спросил рыцарь. Чуть не ответила, что всё. Но всё-таки взяла себя в руки, вздохнула и… – А Александра Сергеевича точно нет? Мужчина отрицательно качнул головой, однако вопроса, кто это такой, не прозвучало. Это стало поводом уточнить: – А вы его знаете? – Конечно. – А… – Я здешний аналог вашего Пушкина, – пояснил рыцарь. – Тоже призывают все кому не лень. В его голосе прозвучало раздражение, и я слегка поёжилась. Но не отступила! Выкрутила выключатель собственного обаяния на максимум и, сделав жалобные глазки, произнесла: – Мне очень нужна помощь. – В чём? Он не спросил. Он буркнул! Ещё и закованные в латы ручищи на груди сложил. Жест сопровождался настолько громким и неприятным лязгом, что я поёжилась опять, а спустя ещё миг вздрогнула. Просто в дверь спальни постучали, и с той стороны донеслось встревоженно-заинтересованное, женским голосом: – Госпожа? Я повернулась ровно в тот момент, когда дверная ручка дёрнулась, но я же умница, я на щеколду закрылась. – Госпожа, – повторила… ну, видимо, одна из тёток. Что, уже проспались? – С вами всё в порядке? Новый взгляд на призрака – выдавать свои планы не хотелось, однако было понятно, что просто так тётки не отстанут. Пришлось послать сэру просящую улыбку и пересечь комнату, чтобы отодвинуть щеколду и, подставив ногу в качестве упора, приоткрыть дверь. В неширокую щель сразу влез нос старшей, только я не дрогнула и внутрь шпионку не пустила. – Что вы хотели? – спросила ласково. – Мм-м… – ответила тётка, увиливая от ответа. – У вас всё хорошо? Я оптимистично клацнула зубами, а старшая подалась вперёд, пытаясь оттеснить и всё-таки пробиться в спальню, но я опять не дрогнула! Тоже подалась вперёд, одновременно наваливаясь на дверь и намекая – если кто-то продолжит, но носа у него не будет! Прищемлю и отдавлю! – А что там у вас? – не пожелала отстать шпионка. И огорошила: – Что там у вас громыхает? Э-э-э… Громыхает? То есть они слышали телодвижения сэра? Это что-то новенькое. В смысле призраки же обычно бесшумные. То есть не слышны никому, кроме того, с кем говорят. Однако признаваться повелительница опять-таки не собиралась. – Гремит? Правда? – Я сделала честные глаза. – Быть не может. У меня всё тихо. – Мм-м… – повторила тётка. Теперь она извивалась, пытаясь вглядеться в пространство, но я обзор загораживала. – А почему у вас так темно? И этот запах… – Медитирую! – рявкнула одна попаданка, не выдержав. – И свечи жгу! Лишь теперь старшая вспомнила о субординации – о том, что я вообще-то главная, и лезть через голову не стоит. Она тут же отодвинулась и сказала, скромно потупившись: – Мы вас на ужин ждём. Я поджала губы, а потом выдохнула примиряюще: – Ешьте без меня. – Нет, ну что вы! – шпионка вновь упёрлась. – Как же без вас? Без вас невозможно! И невежливо. – Тогда ждите дальше, – подсказала, подумав. – Как долго? Блин! Приставучая, как насморк в период эпидемии ОРВИ! – Не знаю, – я продолжила гнуть линию вежливости, – как получится. Степень медитативной продуктивности не от меня зависит. – Э-э-э… Степень чего? – нахмурилась старшая. Я сама не очень-то поняла, что сказала, но повторила: – Медитативной продуктивности. – И добавила: – Скорости достижения Нирваны. Познания себя в Пустоте и Пустоты в себе. Тётка округлила глаза в явно безуспешной попытке переварить информацию, и я этим ступором воспользовалась. Сладко улыбнувшись, прикрыла дверь и снова применила щеколду. Фух. Пронесло. Затем был крутой разворот, обворожительная улыбка в адрес призрака и просительное: – Вы могли бы громыхать потише? Местный аналог Александра Сергеевича нахмурился, а я сделала новый глубокий вдох и, порхнув обратно к свечам, заговорила: – Помогите, а? Тёмный Властелин заблокировал мои способности и издевается, а я не знаю, что делать. И обратиться не к кому, кругом одни враги и шпионы. А я такая слабая… Такая… Тут я вспомнила про грудь и про ноги, которые действуют безотказно на всех особей мужского пола, и… нет, это секретное оружие не применила. – Так какой помощи ты хочешь? – спросил сэр. – Мне нужна информация. Просто ответьте честно – я единственная светлая в этом мире? – Ну, допустим, нет, – выдержав паузу, скептично заявил призрак. – А как снять наложенный Алексом блок? Ариматим склонил голову набок, словно стремясь разглядеть получше, а мои глаза стали – жалобнее не бывает. Подумав, я ещё и ладошки лодочкой сложила – мол, не прошу. Молю! – Хм… – заявил призрак. И латами громыхнул так, что я невольно обронила ругательство. – Действительно не понимаешь? Это ведь так просто. Просто? Он шутит? Впрочем, неважно. – Нет, не понимаю. Скажете? – Хм… Меня окинули новым изучающим взглядом, а ответ призрачного сэра… – Я подумаю, – заявил этот негодяй. Что-что? Я выпучила глазки, приподняла бровки, демонстрируя высшую степень недоумения, а собеседник усмехнулся и начал таять. Потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что он сваливает, и… – Подождите! – воскликнула я. Подождал. Ну то есть процесс растворения в воздухе прекратился, а сэр уставился с выражением «да-да, внимательно тебя слушаю». – Скажите! – потребовала я почти истерично. А он… – Я подумаю. Мимолётная ухмылка, и всё. То есть он таки ушел, а я осталась. В окружении мускусных свечей и без стратегических знаний. – Козёл, – буркнула одна попаданка после паузы. – Впрочем, чего ещё от тёмных ждать? К ужину, на который столь настойчиво звали, я спустилась в дурном настроении и в новом платье. Светлый полупрозрачный шифон струился по телу, выгодно подчёркивая все прелести и совершенно не скрывая белоснежное кружевное бельё. Я была прекрасна, только образ был не завершен – дробовика не хватало. И перевязи с патронами. И мачете. И… пожалуй, танка. – О! Машуня! – ворвался в мысли голос Алекса. – А мы уже решили, что ты не придёшь. Властелин плавно поднялся из кресла, установленного в углу гостиной, через которую я проходила, и расплылся в улыбке. Отсутствие дробовика сразу перешло из категории «досадная мелочь» в категорию «трагедия», а я раздраженно прищурилась – Волков-то тут зачем? – Соскучился, – словно прочитав мысли, сказал Алекс, и я вспомнила о подозрениях насчёт телепатии. Так! Не думать! Пусть оглохнет от царящей в моей голове тишины и сгрызёт все ногти от любопытства. – Соскучился, – повторил властелин, – и решил составить вам компанию. – А как же массажистки и поклонницы театра? – съязвила я, не сдержавшись. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/anna-gavrilova-3/masha-i-temnyy-vlastelin/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.